100 великих некрополей москва



страница15/17
Дата24.08.2017
Размер5,82 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Подмена, по утверждению Ж.Р. де ла Бретонна, была совершена в 1828 году, когда губернатор острова Г. Лоу был переведен на Цейлон. Однако он приезжал на остров Святой Елены с какой-то таинственной целью, после чего отплыл в Англию. Как предполагает французский историк, Г. Лоу перевозил останки Наполеона, которыми англичане всегда стремились завладеть, хоть и утверждали обратное. Открыто это сделать они не могли, опасаясь взрыва возмущения во Франции, но всегда ждали удобного случая.

А дерзкий план мог возникнуть у англичан еще в 1821 году, когда через 42 часа после смерти Наполеона английский врач Бертон снимал с лица умершего слепок для маски. Сделал он это с большим трудом, т.к. мускулы покойного стали быстро разлагаться. Таким образом, маска отразила бы образ Наполеона уже постаревшего, опухшего и была бы очень отталкивающей. Французы из свиты императора не хотели, чтобы именно такая маска была показана публике и тем более рас-

390


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

пространена в многочисленных копиях. И они похитили слепок, но Бертон стал требовать его возвращения и даже обратился за помощью к властям своей страны. Но, к своему великому изумлению, поддержки не получил: ему ответили, что слепок является собственностью французов. Англичане знали, что французы сделали слепок с лица другого человека, умершего за 3 года до Наполеона. Этот человек был на 10 лет моложе французского императора, но энергичные черты его лица несколько напоминали черты лица Наполеона. Вот эта маска и была представлена как маска Наполеона, а англичане воспользовались обстоятельством: подмена маски навела их на мысль о подмене останков, что они и сделали. Из могилы на острове Святой Елены было извлечено тело Ф. Чип-риани, которым подменили тело французского императора. Ф. Чиприани был домоправителем ссыльного Наполеона, который давно знал этого человека, еще на Корсике воспитывавшегося в их семье, и потому питал к нему особое доверие. Но тот оказался предателем и все то время, что провел на острове Святой Елены, шпионил в пользу англичан. Когда французы разоблачили его, Ф. Чиприани принял крысиный яд и через несколько часов умер. До этого он был совершенно здоров, что задержало разложение тела и дало возможность снять с лица слепок спустя длительное время после смерти...*

НА ГОРЕ МТАЦМИНДА

Ощетинившись скалистым гребнем, с запада над Тбилиси нависает святая гора Мтацминда — крутая, обрывистая, с резко обнажившимися пластами песчаников и сланцев. Гора эта известна еще и под названием Давидовой (или Давидовс-кой), и связано это с именем инока Давида, прибывшего из Сирии для распространения в Грузии христианства. На искусственной террасе у подножия склона сооружена церковь Мамадавити. В VI веке это место было облюбовано святым Давидом — одним из тринадцати отцов-миссионеров, но сна-

* Излагая данную версию, Ж.Р. де ла Бретонн при всей категоричности своих утверждений не ссылается на какие-либо конкретные исторические источники. На основании документов его предположения попытался проанализировать советский ученый Э.А. Натансон, о чем читатель может подробнее узнать в журнале «Вопр. истории» (1969, № 8). Рекомендуем прочитать работу этого же автора «Двойники Наполеона» (Вопр. лит-ры. 1966, № 10).

НА ГОРЕ МТАЦМИНДА

391

Пантеон на горе Мтацминда



чала на месте церкви находилась лишь часовня монаха-подвижника. Потом здесь воздвигли небольшой храм, однако в эпоху средневековых войн он был разрушен. Нынешняя купольная церковь Святого Давида возводилась в течение Шлет— с 1861 по 1871 год. С церковным родником, вытекающим из расселины скалы, связано одно старинное поверье: женщине, загадавшей сокровенное желание, надо смочить в родниковой воде камушек и приложить его к церковной ограде. Если камушек удержится, значит, Всевышний услышал молитву счастливицы и желание ее исполнится.

Второе название — Мтацминда (Святая гора) относится к IX веку. В феодальную эпоху на склонах ее уже существовало кладбище, на котором хоронили наиболее выдающихся людей.

Площадка, на которой размещаются церковь и Пантеон грузинских писателей и общественных деятелей, где похоронены

392


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

великие люди Грузии, образовалась еще в незапамятные времена в результате обвала горы. Со временем масса отвалившейся земли укрепилась, а потом люди образовали здесь уступ с грунтом, на котором удобно было возводить памятники.

Свое официальное название Пантеон грузинских писателей и общественных деятелей получил в 1929 году, когда отмечалось 100-летие со дня гибели А.С. Грибоедова. Пантеон размещается на двух террасах, расположенных на разной высоте: на нижней находится небольшой грот с каменной аркой, верхняя площадка располагается вокруг храма. Осмотр Пантеона начинается с грота А.С. Грибоедова — гениального русского писателя, поэта, драматурга, музыканта, дипломата и общественного деятеля. На стене грота с каменной аркой вьется вечнозеленый плющ, на фасаде грота сделана надпись на грузинском языке: «Здесь покоится прах Грибоедова — памятник этот сооружен его женой Ниной, дочерью князя Александра Чавчавадзе в 1832 г.». Со временем надпись эта стерлась, но в 1955 году ее восстановили по редкому снимку из коллекции историка П. Иоселиани. Благодаря фотографии были восстановлены и пришедшие в ветхость фасад и внутренний вид грота, что придало ему первоначальный вид.

Сам А.С. Грибоедов называл гору Давида «пиитической принадлежностью Тифлиса», любил эту гору и еще при жизни не раз просил жену: «Не оставляй костей моих в Персии; если умру там, похорони меня в Тифлисе, в монастыре Святого Давида». Над могилой поэта застыла бронзовая скульптура плачущей женщины, прижавшейся лбом к кресту. У ног ее — две книги: на корешке одной сделана надпись — «Горе от ума», на другой изображена лира. На пьедестале статуи изображен барельеф А.С. Грибоедова, а под ним сделана надпись:

Александръ Сергеевичъ

ГРИБОЕДОВЪ

родился 1795 года генваря 4 дня,

убить в Тегеране 1829 г. генваря 30 д

Слева на пьедестале вырезаны другие слова: «Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, Но для чего пережила тебя любовь моя!»; справа — «Незабвенному его Нина».

Рядом с А.С. Грибоедовым впоследствии была похоронена и его супруга, за памятником на ее могиле лежит маленький надгробный камень Нине Николаи — племяннице Нины Чавчавадзе и дочери А.П. Николаи, министра народного просвещения. С севера покоится прах племянника Нины Александровны — Николая Астафьева, который, как и Нина Николаи, умер в младенческом возрасте.

НА ГОРЕ МТАЦМИНДА

393


Русский поэт Я.П. Полонский, в середине XIX века живший в Тбилиси и часто посещавший эти места, так выразил свое впечатление от памятника А.С. Грибоедову:

Там в темном гроте — мавзолей И скромный дар вдовы, Лампадка светит в полутьме, Чтоб прочитали вы Ту надпись, и чтоб вам она Напомнила сама — Два горе от любви И горе от ума

Справа от грота А.С. Грибоедова расположена лестница, по которой можно подняться к могильному памятнику выдающемуся грузинскому поэту Николозу Мелитоновичу Бараташвили. Памятник сооружен в виде колонны, которую венчает лира, установленная на квадратном постаменте. На каждой стороне памятника — выдержки из произведений поэта, например на одной — строки из поэмы «Судьба Грузии», касающейся вопроса о присоединении Грузии к России при царе Ираклии II.

Н.М. Бараташвили скончался в Гандже (Азербайджан) в 1845 году. Почти через 50 лет по инициативе фузинской общественности прах Н.М. Бараташвили перевезли в Дидубе (в Тбилиси) и в 1905 году на его могиле установили памятник. В 1938 году останки поэта перенесли на гору Мтацминда, а вместе с ними и памятник.

Неподалеку от этого памятника виднеется надгробный камень, на котором значится фамилия Семена Николаевича Джанашиа — заслуженного деятеля науки Грузии, выдающегося историка, лингвиста, археолога и этнографа. По прямой линии за его надгробным камнем расположился памятник Д.И. Кипиани — общественному деятелю Грузии, литератору и публицисту, переводчику произведений Ж.Б. Мольера, В. Гюго и В. Шекспира на грузинский язык. Он был и одним из организаторов грузинского профессионального театра, основателем первой публичной библиотеки, а также Общества распространения грамотности среди грузин За открытое выступление против тогдашнего экзарха Грузии Павла, небрежно отозвавшегося в одной из своих проповедей о грузинском народе, Д.И. Кипиани сослали в Ставрополь, где в 1887 году он был злодейски убит. Останки его перевезли в Тбилиси и захоронили на горе Мтацминда; во время их погребения траурную речь произнес поэт Акакий Церетели, вскоре после

394


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

этого написавший стихотворение «Рассвет над Мтацминда», в котором воспел память Д.И. Кипиани.

На прямой линии с памятником Д.И. Кипиани расположились надгробные памятники на могилах двух крупнейших государственных деятелей Грузии — Миха Цхакая и Филиппа Махарадзе. Рядом с ними установлен памятник В.З. Бар-нову (Барнавели) — автору исторических романов «Разрушение Армази», «Поблекший Нимб», «Мученическая любовь», «Царица Византии» и др. Неподалеку от него покоится скульптор Я,И. Николадзе, на могиле которого установлен памятник с его бюстом, выполненный скульптором Окропиридзе и отлитый мастером С. Хадури.

Дальше размещается памятник-бюст драматургу Р.Д. Эри-стави. Внизу лицевой стороны памятника из камня вырезан герб рода Эристави, а над гербом — на отдельном свитке — слова в честь поэта, сказанные во время его похорон А. Церетели: «В дар и память вечную, как на этом, так и на том свете, достойнейший сын народа сам Эристави для родины поставил «Родину». Этими словами А.Церетели отметил и подчеркнул значение пьесы Р.Д. Эристави «Самшобло» («Родина»), в которой показана героическая борьба грузинского народа против полчищ Шах-Аббаса.

Чуть в стороне от этого памятника расположилась надгробная плита на могиле книгоиздателя Захария Чичинадзе, а слева от нее — памятник выдающемуся деятелю народного образования и классику грузинской педагогики Я.С. Гогебаш-вили. Дальше стоит памятник старому большевику и переводчику произведений Демьяна Бедного на грузинский язык С. Тодрия.

Одним из самых замечательных произведений монументального искусства на Мтацминда — как по идее, так и по его художественному воплощению — является памятник писателю, поэту и общественному деятелю И.Г. Чавчавадзе, трагически погибшему у села Цицамури в конце августа 1907 года*. В ограде у центральной ниши, на фоне красного камня, эффектно выделяется бронзовая женская фигура, держащая в руке лавровую ветвь. У ног этой символической фигуры сделана в две строки краткая надпись на грузинском языке: «Илья Чавчавадзе. 1837—1907 гг.».

Памятник на могиле И.Г. Чавчавадзе называется «Скорбящая Грузия», оплакивающая своего великого сына. Бронзовая фигура женщины была отлита в Париже в 1911 году

* На месте злодейского убийства И Г Чавчавадзе был установлен обелиск с барельефом поэта

НА ГОРЕ МТАЦМИНДА

395


известным скульптором Я.И. Николадзе, архитектурная часть памятника и орнаменты исполнены архитектором П.Г. Мам-радзе. Рядом с И.Г. Чавчавадзе похоронена жена и верный спутник жизни поэта Ольга Фадеевна Гурамишвили.

Проход за церковью Святого Давида ведет в южную часть Пантеона, и здесь, с правой стороны, первым стоит памятник писателю Д.С. Клдиашвили — выдающемуся представителю грузинского критического реализма рубежа XIX— XX веков. Рядом установлен памятник Васо Абашидзе — крупному деятелю грузинского театра, замечательному комедийному актеру, которого называли «чародеем здорового смеха». Неподалеку лежит памятный камень на могиле Анастасии Михайловны Туманишвили-Церетели — известной детской писательницы и общественной деятельницы, переводчицы ряда книг с французского языка на грузинский. Дальше находится могила выдающегося грузинского поэта Акакия Рос-томовича Церетели, скончавшегося там же, где он и родился. Десятки тысяч людей провожали его прах из села Схвитори до Тбилиси, где потом на горе Мтацминда поэту был установлен выполненный из черного Лабрадора памятник в виде четырех плит. Наверху лицевой стороны памятника изображена эмблема, указывающая на связь поэзии с музыкой, внизу на светлом фоне черные буквы обозначают короткое имя — «АКАКИЙ», столь любимое грузинским народом.

Оригинальным и своеобразным является и памятник певцу гор, поэту Важа Пшавела. Памятник, представляющий собой необработанную каменную глыбу, которую привезли с родины поэта, был сооружен в 1935 году ко дню 20-й годовщины со дня смерти В. Пшавела.

В Пантеоне грузинских поэтов и общественных деятелей похоронены и другие выдающиеся люди Грузии: замечательные поэты Галактион Табидзе (поэмы «Джон Рид», «Эпоха», «Революционная Грузия и др.), Г.Н Леонидзе — автор исто-рико-патриотических поэм «Самгори» и «Портохала», И.Г. Гришашвили (сборники стихов «Фантазия», «Хрустальная улыбка» и др.), Симон Чиковани — автор сборников стихов «»Раздумья у берегов Куры», «Колхидские вечера», «Новые дневники» и поэм); писатель, драматург и общественный деятель Ш.Н. Дадиани — автор пьес «В подземелье», «Когда они пировали», «В самое сердце» и других; писатель Л.М. Ки-ачели (романы «Тариэл Голуа», «Гвади Бигва», «Кровь», «Человек гор»), дирижер и композитор З.П. Палиашвили, замечательный актер Серго Закариадзе, гениально сыгравший в фильмах «День первый, день последний», «Отец солдата»...

396

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



МАВЗОЛЕИ ПЕТРА НЕГОША

Историческая судьба народа Черногории, часто уходившего в горы, чтобы сохранить свою свободу, с давних пор была тесно связана с Россией. Черногорский владыка Данила побывал в загадочной для иностранцев России, где встречался Петром I. Долгим и оживленным был разговор двух монархов, и владыка Данила нашел у русского царя моральную, материальную и военную поддержку. Шли годы, и в свой предсмертный час черногорский владыка завещал народу крепить дружбу с Россией и грозил страшной карой тем, кто нарушит его заповедь.

Остался верен этому завету и другой правитель Черногории — поэт и архиерей Петр Негош, необычность судьбы которого заключалась в том, что ему выпала доля быть светским и духовным правителем государства, причем и государства необычного. Крохотная Черногория, сильно урезанная в своих границах, единственная на Балканах выдержала натиск Османской империи, перед которой не устояла ни одна страна Юго-Восточной Европы.

В социальном отношении Черногория, оторванная от внешнего мира, была одним из самых отсталых государств. Жители ее обитали в скалистых труднопроходимых горах, где основным их занятием было пастушество. В конце XV века

Мавзолей Негоша на вершине Ловчен

МАВЗОЛЕЙ ПЕТРА НЕГОША

397

Джюрадж Черноевич, правитель Черногории, покинул страну, и в ней установилась теократическая система правления. Православная церковь взяла на себя роль связующего центра, владыки избирались на совете племенных старейшин, а затем их утверждала всенародная скупщина. Они заботились не только о душе своей паствы, но также вершили суд, поддерживали связи с другими государствами, и частенько вместо креста и посоха им приходилось брать в руки меч и вести свой народ в сражение.



Черногорские митрополиты, не имея прямого потомства, еще при жизни готовили себе преемников (обычно племянников), которых народ в свое время должен был облечь властью. Перед такой необходимостью встал и владыка Петр I (1747—1830), четвертый подряд представитель семьи Петровичей, выбранный главой страны. Семья жила в селе Негу-ши у подножия Ловчена — самого высокого горного массива Черногории.

Выбрать преемника Петру I удалось лишь с третьей попытки. Старший племянник неожиданно умер; средний, Георгий, по традиции был отправлен на учение в Санкт-Петербург, но надежд не оправдал. От духовного звания он отказался и подался в гусары, наделал долгов, и совестливый черногорский владыка постеснялся отправлять на учение в Россию следующего кандидата — младшего племянника Радивоя, которому было тогда 12 лет. Он был неграмотным мальчиком и пас овец на склонах Ловчена, но в 1825 году владыка призвал его в Цетинье, где находился монастырь, с XV века являвшийся духовным и государственным центром Черногории. Через 5 лет Раде предстояло взять на себя нелегкую ношу черногорского владыки.

В Цетинском монастыре он провел полгода, быстро научился читать и писать, и успехи его в учении радовали владыку, который любил повторять: «Этот мальчишка, если Бог даст, вырастет отменным юнаком и умным человеком. Вот было бы счастье, если бы я послал его учиться в Петербург». Сам владыка был человеком незаурядным и ярким примером того, как черногорские митрополиты «умели примирить мантию, крест и сверкающий ятаган». Почти 50 лет правил он Черногорией, боролся с внутренними врагами, воевал с турками, добился независимости страны, одержав победу над Мехмед-пашой Бушатлией, сражался с французами в 1813— 1814 годах и, поддержанный русским флотом под командованием адмирала Д.Н. Сенявина, освободил Черногорское приморье. Французский генерал Мормон отзывался о своем противнике самым лестным образом, а сам владыка, когда однаж-

398


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

ды в беседе генерал неодобрительно отозвался о русских, тут же перебил его: «Прошу, генерал, не трогать моей святыни и знаменитой славы величайшего народа, которого и я тоже — верный сын. Русские — не враги наши, но единоверные и единоплеменные нам братья».

В его доме в Цетинье вырубленные в скале комнаты были похожи на монашеские кельи, на стенах — пистолеты, сабли и ятаганы с выложенными серебром рукоятками. Тут же, сверкая, свисает крест священнослужителя, который, вероятно, напоминал Петру Негошу о том дне, когда его торжественно принимали в Венеции и служитель собора протянул для целования не сам крест, а цепь от него. Наклонился было владыка, но тут же отпрянул, вскинув гневный взгляд: «Черногорцы цепи не целуют!»

Под стеклом рабочего стола хранится письмо в «Общество русской истории и древностей российских», избравшее Петра Негоша своим почетным членом:

Благодарю Москву за внимание и за то, что она вспомнила о своем искреннем поклоннике, обитающем на краю славянского мира; за то, что не забыла атома, но атома, который ей принадлежит по всему, — атома, который ураганом времени занесен на страдания, в среду чужих! О, сколь Москва восхищает меня1.. Как усладительно внимание Москвы для души, пылающей пламенем величия и гордости славянской! Я — ее преданный сын, я— ее поклонник ..

Через полгода владыка отправил племянника в Приморье — в школу монаха Саввинского монастыря Иосифа Тро-повича, который готовил послушников к принятию сана. Через полтора года юноша превзошел в науке своих учителей и в начале 1827 года вернулся к дяде в Цетинье со множеством книг самой разнообразной тематики и неуемной жаждой к учению В Цетинье он помогает владыке в составлении писем, а вскоре находится для него новый учитель — известный сербский поэт Сима Милутинович-Сарайлия, приехавший в Черногорию осенью 1827 года. Он становится секретарем владыки и одновременно учителем Радивоя, однако «университеты» последнего закончились 31 октября 1830 года. В этот день владыка Петр I умер со словами: «Молись Богу и держись России».

Над гробом усопшего старейшины черногорских племен дали клятву верности Радивою Петровичу и тут же посвятили его в архидиаконы. В январе 1831 года он принимает постриг и становится архимандритом Петром II Новому владыке

МАВЗОЛЕЙ ПЕТРА НЕГОША

399

Черногории было тогда 17 лет, и сам он чувствовал себя «недозревшим и неподготовленным» для управления страной, в которой к тому времени сложилась трудная обстановка. Племенная рознь в Черногории достигла такого накала, что владыка Петр I еще перед смертью своей заклинал народ хотя бы на полгода забыть все распри. И надо отметить, что все было исполнено в точности, однако уже в первый день по истечении назначенного срока молодому владыке с риском для жизни пришлось разнимать соотечественников, готовых поубивать друг друга.



Самой главной Петр II счел задачу объединения и укрепления государства и по примеру своих предшественников стал искать опоры в России. А в 1833 году он и сам едет в далекую страну, где «молодого, стройного и красивого черногорца», 20-летнего владыку, первым из черногорских владык посвящают в архиереи. На торжественной церемонии посвящения присутствовал император Николай I Петр II Негош знакомится со многими высшими русскими сановниками, а сама поездка укрепила его положение в собственной стране.

Вернувшись домой, владыка с головой погружается в государственные дела' он объезжает племена, организует сбор подати, который в ряде мест вызывает недовольство и сопротивление Выполняя рекомендации русской дипломатии, пытается урегулировать отношения с соседями — турками и австрийцами, установить с ними четкие границы, удерживает соотечественников от пограничных конфликтов Не оставляла его идея и о приобщении своего народа к культуре и просвещению, которая еще больше окрепла после возвращения владыки из России, откуда он привез типографию. Вслед за ним прибыл из России багаж — 11 сундуков с книгами Наряду с церковной и учебной литературой, в багаже были произведения М М. Хераскова, М.В Ломоносова, Г. Р. Державина, В.А Жуковского, А.С Пушкина, М Ю Лермонтова, а также сочинения античных и западноевропейских авторов

Владыка Петр II Негош и сам был отмечен поэтическим даром, и в его собственных сочинениях часто встречались русские слова, которыми он хотел обогатить язык черногорцев. В 1834 году владыка выпустил свои первые книги — «Отшельник цетинский» и «Лекарство от ярости турецкой», написанные под впечатлением поездки в Россию. Но над головой владыки к этому времени начали сгущаться тучи. Его крутые государственные реформы у многих вызывали недовольство, особенно у жителей пограничных областей. К тому же лето 1836 года выдалось неурожайным и надо было просить помощи, чтобы спасти народ от голода

400


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

Вторая поездка Петра II Негоша в Россию оказалась более драматичной, чем первая, хотя в Петербурге к проблемам Черногории отнеслись доброжелательно. И даже увеличили ежегодную субсидию с 1000 до 9000 червонцев. Ободренный и полный новых замыслов, возвращался владыка на родину. Возросшее пособие позволяло повысить жалованье государственным служащим, открыть в Цетинье еще одну школу, отменить подати, поправить главные дороги страны, построить пороховой завод и склады для хранения хлеба на случай неурожайных лет.

Единственным отвлечением владыки от государственных дел были занятия поэзией, вызывавшие недовольство его ближайшего окружения. Секретарь, например, уверенно заявлял, что «если бы владыка менее занимался поэзией, он бы еще больше добра сделал для Черногории».

В конце 1830 — начале 1840-х годов Петр II Негош почти ничего не пишет. Это время углубленного самообразования, творческого созревания и подготовки к поэме «Свет микрокосма» и драматическим произведениям «Горный венец» и «Самозванец Степан Малый»,. Одновременно он ищет истину и на земле, но надежды, что революционные события 1848— 1849 годов в Европе приведут к освобождению южных славян от иноземного ига, оказались тщетными и принесли только горечь и разочарование

А тем временем подкралась и чахотка. Петр II Негош лечится в Италии и Вене, но безуспешно. Он возвращается на родину и 31 октября 1851 года умирает — в тот самый день, в какой 21 год назад взял на свои плечи судьбы родины и народа. Владыка Петр II Негош умер в возрасте 38 лет, и последними его словами были: «Любите Черногорию и свободу». Еще при жизни на одной из вершин Ловчена, с которой открывалась вся Черногория, поставил он небольшую часовенку, в которой завещал похоронить себя. Но в дни его смерти в горах бушевали неистовые грозы, снег завалил все склоны и занес дороги, и черногорцы похоронили своего владыку в Цетинье. Но впоследствии, выполняя волю усопшего, перенесли его останки на вершину Ловчена.

НАЦИОНАЛЬНОЕ КЛАДБИЩЕ США

22 ноября 1963 года в городе Далласе (штат Техас) раздались выстрелы, которые смертельно ранили Джона Кеннеди — 35-го президента Соединенных Штатов Америки. Через полчаса после выстрелов президент скончался, и потрясенная

НАЦИОНАЛЬНОЕ КЛАДБИЩЕ США

401

Америка погрузилась в глубокий траур Тело Джона Кеннеди перевезли в Вашингтон, а потом гроб поставили на тот же самый орудийный лафет, на котором в 1945 году совершил своей последний путь Франклин Делано Рузвельт, и под суровую дробь барабанов перевезли из Белого дома в Капитолий. День и ночь через Ротонда Холл нескончаемым потоком шли сюда люди — конгрессмены и фермеры, рабочие и домохозяйки, студенты и служащие... У гроба, задрапированного звездным флагом, застыли жена покойного президента с сыном и дочерью, родственники и новый президент США — Линдон Джонсон.



Через три дня состоялись похороны Джона Кеннеди. Впереди траурной процессии шагал взвод морской пехоты, шесть лошадей везли лафет с гробом, за которым шли Жаклин Кеннеди, братья покойного президента и высокопоставленные представители из разных стран Глухо звонили колокола, и сотни тысяч людей склоняли головы в скорбном молчании.

Последним прибежищем Джона Кеннеди стало Арлинг-тонское кладбище, расположенное в Вашингтоне на другой стороне реки Потомак. Президента похоронили на склоне холма — прямо против массивных кладбищенских ворот, а над могилой его зажгли Вечный огонь

История Арлингтонского кладбища своими корнями восходит к временам, предшествующим гражданской войне в США. Землю, на которой оно сейчас расположено, в 1778 году купил Джон Парк Кастис — приемный сын Джорджа Вашингтона, будущего первого президента США. На своей плантации площадью в 1100 акров он построил дом с шестью тяжелыми колоннами, назвал его Арлингтон-хауз и устроил в нем мемориал, в котором разместил самое большое в мире собрание экспонатов, имеющих отношение к Джорджу Вашингтону Через три года Джон Парк Кастис умер, и Джордж Вашингтон принял младших из его четверых детей' сына и дочь

Мальчик получил имя Джордж Вашингтон Парк Кастис. От него и родилась Мэри Энн Рэндолф Кастис, оказавшаяся впоследствии наследницей поместья Арлингтон-хауз. Она вышла замуж за генерала Арлингтонское кладбище

402

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



Роберта Ли и прожила с ним в имении более 30 лет. Когда угроза гражданской войны стала неминуемой, семейство Ли покинуло поместье. Союз американских штатов захватил Арлингтон-хауз, так как, гранича с Вашингтоном, он имел стратегически выгодное положение. Бригадный генерал Монтгомери Мейгс, командующий войсками юнионистов в районе Арлингтона, имел большой зуб на южан, к тому же ему спешно требовалось место для захоронения своих погибших солдат. Он убедил федеральное правительство выделить 200 акров земли поместья Ли под кладбище, и вскоре в усадьбе начали хоронить раненых, умиравших в соседнем военном госпитале. Говорят, что первым на Арлингтонском кладбище в 1864 году был похоронен солдат конфедерации*. В том же году федеральное правительство конфисковало землю и официально передало ее военным под кладбище, а генерал Монтгомери Мейгс распорядился производить захоронения возле самого дома, чтобы после войны прежние хозяева не смогли сюда вернуться.

Для конфискации земли нашлась весьма любопытная причина: во время гражданской войны был придуман закон, согласно которому владельцы поместий на территориях мятежных штатов, оккупированных северянами, должны были лично являться для уплаты налогов. Вашингтоны-Ли не являлись и налогов не платили. Неизвестно, насколько широко вообще применялся этот закон, но в данном случае решение о конфискации Арлингтон-хауза было принято по инициативе министра обороны.

После войны генерал Роберт Ли, командовавший в гражданскую войну армией южан, с женой и семью детьми оказался без средств к существованию и принял должность президента колледжа Вашингтона в городе Лексингтон. Гипотетические права на поместье Кастисов перешли к его старшему сыну Джорджу Вашингтону Кастису Ли, который тоже участвовал в гражданской войне на стороне Юга. Он обвинил федеральное правительство в незаконном вторжении на его землю и выиграл процесс в Верховном суде. После этого, в 1883 году, он согласился продать национальное военное кладбище родной стране за 150 000 долларов и отказался от мысли поселиться в Арлингтон-хаузе**.

* В 1868 году с галереи Арлингтон-хауза был впервые объявлен День поминовения.

** До 1955 года в доме, который построил Джон Вашингтон Парк Кастис, располагались кладбищенские конторы, а сейчас в нем разместился Мемориал генералу Роберту Ли.

НАЦИОНАЛЬНОЕ КЛАДБИЩЕ США

403

Если после гражданской войны на Арлингтонском кладбище хоронили только бедняков и неизвестных лиц, то сейчас оно превратилось в почетное место захоронения ветеранов и членов их семей. Не будучи ни старейшим, ни крупнейшим, оно тем не менее является самым известным мемориальным комплексом США. Здесь на 612 акрах земли захоронено 230 000 американских ветеранов и членов их семей. Начиная с Пьера Ланфана, адъютанта Джорджа Вашингтона, и заканчивая военнослужащими, погибшими в ходе операции «Буря в пустыне», на Арлингтонском мемориальном кладбище покоятся останки ветеранов всех военных конфликтов, в которых США принимали участие.



На национальном кладбище США могут быть захоронены только те, кто погиб во время военных действий, имеет 20-летний военный стаж или определенные военные награды, а также их супруги и члены семей. Почетный караул несет гроб, накрытый государственным флагом, а при погребении производится салют из ружей и горнист трубит отбой*.

Однако долгое время американцы не хоронили на Арлингтонском кладбище своих чернокожих героев. Только через 80 лет после Первой мировой войны командование американской армии все же решило воздать почести чернокожему солдату, который своим героизмом заслужил место на национальном кладбище страны.

369-й пехотный полк, состоявший из чернокожих солдат, был передан американцами, посчитавшими, что «Воины ада из Гарлема» позорят американскую армию, в подчинение французскому командованию. В мае 1918 года сержант Генри Джонсон отразил атаку 24 германских солдат, напавших на передовой наблюдательный пост. У него были лишь гранаты, винтовка и самодельный мачете, но он спас своего боевого товарища Н. Робер-тса, на которого напали трое немцев, и заставил отступить остальных вражеских солдат.

За проявленную отвагу Генри Джонсон был награжден французским Военным крестом за отвагу, но в США из-за цвета своей кожи он так и не был представлен к награде. Американская нация не признала подвига сержанта Г. Джонсона, и в 1929 году он умер в нищете. Даже сейчас армейское командование не хочет наградить его высшим знаком отличия — Почетной медалью конгресса. Когда выяснилось, что Генри Джонсон похоронен на Арлингтонском кладбище, американские политики (в том числе

* Ветераны, ушедшие в отставку, и члены их семей могут претендовать лишь на захоронение в Арлингтонском колумбарии

404


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

сенатор Хиллари Клинтон) развернули кампанию за то, чтобы храбрый сержант хотя бы посмертно был награжден Почетной медалью конгресса. Но Пентагон согласился наградить его лишь крестом «За выдающиеся заслуги».

Многочисленные ветеранские и гражданские организации и группы проводят мемориальные службы в мраморном амфитеатре кладбища. Время от времени на кладбище воздвигаются новые монументы в память об особых категориях военнослужащих и ветеранов, похороненных здесь. Однако мемориальные памятники воздвигаются на Арлингтонском кладбище не только в честь солдат, участвовавших в боевых действиях. 1 февраля 2003 года при входе в атмосферу Земли потерпел катастрофу американский многоразовый космический корабль «Колумбия». Все семеро членов экипажа погибли, и хотя расследование этой трагедии еще далеко от завершения, но Америка уже решила увековечить память своих героев. Администратор NASA Шон О'Кифи заявил: «Мемориал в столице нашей родины будет служить напоминанием об идеалах экипажа «Колумбии»: честности, отваге и духе первооткрывателей».

Мемориал в их честь был установлен неподалеку от монумента, посвященного памяти погибшего экипажа космического челнока «Челленджер». Эта катастрофа, произошедшая в 1986 году, унесла жизни семи американских астронавтов.

Около четырех миллионов человек в год посещают Арлин-гтонское мемориальное кладбище, где у Могилы неизвестного солдата постоянно несет вахту караул, сменяющийся каждый час. Торжественная церемония основания Могилы неизвестного солдата была проведена в 1921 году президентом Хардин-гом. Каменная гробница с телом неопознанного солдата Первой мировой войны, захороненного в День ветеранов в 1921 году, — это только видимая часть мемориала. А под плитами, прилегающими к гробнице, находятся захоронения неизвестных американских солдат, погибших во время Второй мировой, корейской и вьетнамской войн. Дважды в год, в День поминовения и День ветеранов, к Могиле неизвестного солдата возлагается венок от президента США.

КЛАДБИЩЕ ОЛЬШАНЫ В ПРАГЕ

Возникновение Ольшанского кладбища часто связывают с русской эмиграцией, а на самом деле этот некрополь возник задолго до появления в Чехословакии первых русских бежен-

КЛАДБИЩЕ ОЛЬШАНЫ В ПРАГЕ

405

цев. Еще в 1870 году в Праге был образован православный приход, и, вероятно, примерно в то же время возникло и православное кладбище. В старой части Ольшан, неподалеку от капеллы Святого Роха, до нашего времени сохранилось несколько захоронений того времени. А в 1906 году Н. Рыжков, настоятель пражской православной церкви Святого Николая, выхлопотал у городских властей довольно большой участок земли на Ольшанском кладбище для погребения лиц православного исповедания. Сюда и перенесли с упраздненного воинского кладбища в Карлине останки 45 «храбрых российских офицеров», которые от полученных ими ран в сражении под Дрезденом и Кульмом в августе 1813 года в городе Праге померли»*.



Однако вскоре выделенного участка не стало хватать, и в годы Первой мировой войны из-за недостатка места для общих захоронений три четверти его территории были заняты под могилы людей других исповеданий. А когда в Прагу после Октябрьской революции хлынул поток русских эмигрантов (в основном представителей интеллигенции), оставшаяся четверть территории тоже стала быстро заполняться. Чехословацкое правительство охотно принимало русских беженцев: для них была организована целая сеть средних и высших учебных заведений, им помогали с устройством на работу, и в довольно короткое время Прага стала одним из крупнейших центров русской эмиграции. Однако не

Прага богата памятниками и мемориалами

* После Второй мировой войны останки русских воинов были еще раз перенесены, и теперь они покоятся рядом с советским воинским мемориалом.

406


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

все прожили на чужбине долгую жизнь, и очень скоро на оль-шанском участке мест для погребения уже не стало, так что в 1923 и 1927 годах для захоронения православных людей были выделены еще участки.

Для совершения погребений по русским православным обрядам нужна была православная часовня, и идею о ее возведении активно поддержал протоиерей М. Црвчачин — инспектор воинских могил Королевства сербов, хорватов и словенцев в Чехословакии. От своего правительства он обеспечил сумму в 30 000 крон при условии, что проектируемая часовня будет служить надгробием сербским православным воинам, погибшим во время Первой мировой войны и похороненным в Праге. Неоценимую помощь оказали и К.П. Кра-марж (первый премьер-министр Чехословацкой республики) и его жена. Помимо крупного денежного вклада, они передали еще 30 000 крон от лица, пожелавшего остаться неизвестным. Со временем благодаря многочисленным пожертвованиям была возведена не скромная часовня, а небольшой храм, закладка которого состоялась 11 сентября 1924 года.

Проект храма бесплатно выполнили русские архитекторы В.А. Брандт, Н.П. Пашковский и С.Г. Клодт. Инженеры A.M. Миркович, С.А. Величкин и П.П. Находкин безвозмездно руководили строительными работами, а чешская строительная фирма архитектора Я. Воднярука, совершенно отказавшись от всякой прибыли, выполнила все работы по себестоимости. Земельные и другие работы, не требовавшие специальной квалификации, выполняли сами русские эмигранты. В качестве зеленых насаждений решено было использовать породы деревьев, которые растут в северо-западной полосе России.

Храм Успения Пресвятой Богородицы был освящен в ноябре 1925 года. Возвели его в псковско-новгородском стиле: венчает храм один купол и фонарный тамбур, на левой стороне храма расположен прямоугольный ризолит колокольни. Храм является одновременно и мемориалом: лепная церков-но-славянская надпись приводит имена всех участников его создания, включая доктора К. Крамаржа и его русскую супругу Надежду Николаевну (урожденную Хлудову). На южной стене храма установлена мемориальная доска с надписью:

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ!

Русским, украинцам, представителям других народов Российской империи, в 1917 году отвергнувшим коммунистическую утопию и в рядах Добровольческой Армии отстаивавшим мир от большевистского террора и которые в двадцатых годах нашли дом в демократической Чехословацкой республи-

КЛАДБИЩЕ ОЛЫПАНЫ В ПРАГЕ

407

ке. А спустя четверть века стали первыми жертвами послевоенного прокоммунистического оппортунизма, который допустил похищение их в 1945 году в советские тюрьмы и концлагеря, где многие погибли и без вести исчезли, и лишь после долгих лет горсточке дозволено было вернуться умереть к своим семьям домой, в Чехословакию.



Наиболее видных и уважаемых представителей русской колонии в Праге хоронили в крипте Успенского храма, где также упокоились останки русских и сербских воинов, погибших в годы Первой мировой войны. Здесь похоронены супруги Крамарж, академик Н.П. Кондаков — крупнейший историк византийского и древнерусского искусства, генерал Н.Н. Шиллинг — один из ближайших сподвижников А.И. Деникина, инженер Н.Н. Ипатьев, в доме которого расстреляли последнего русского царя и членов его семьи. Здесь также упокоились:

Доктор медицины Н.А. Келин — из казаков станицы Клетс-кой области Войска Донского. Окончив Усть-Медведицкое реальное училище, он в 1913 году поступил в Лесной институт в Санкт-Петербурге, в 1914году проходил срочные курсы в Кон-стантиновском артиллерийском училище и в качестве командира батареи ушел на фронт. Во время революции, когда фронт развалился, перебрался на родной Дон и стал участником борьбы против большевиков. После отступления Белой армии на Кавказ болел тифом, потом вместе с армией эвакуировался, в ноябре 1920 года перебрался в Константинополь, а затем на остров Лемнос. Позже переехал в Чехословакию, закончил медицинский факультет Карлова университета и стал сельским врачом в селе Желив (юго-восточная Чехия). Писал стихи, в Праге (в 1937и 1939 гг.) вышли сборники его поэтических произведений, а в Москве в 1996году книга «Казачья исповедь».

Е.А. Шапиловская — сестра милосердия и врач Дроздовской дивизии. Скончалась в 1939 году. Ее муж, В.П. Шапиловский — потомственный дворянин, воспитывался в Нижегородском кадетском корпусе и окончил два курса Константиновского артиллерийского училища В августе 1914 года был призван на службу и назначен в 624-ю Томскую дружину, позже командирован в Омск. В составе Сибирского армейского корпуса участвовал в боях под Митавой и Бауском. Инвалид— потерял ступню и часть голени. Награжден орденами Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» и Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом. В 1937году в чине полковника был заместителем председателя Союза русских военных инвалидов в Чехословакии.

408


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

Вместе с супругами Шипиловскими похоронена В.А. Фридман — сестра милосердия в годы Первой мировой войны, а в Гражданскую — сестра милосердия в Дроздовской дивизии. В Прагу приехала со своим супругом А. К. Фридманом — полковником Дроздовской армии, работала воспитательницей в русском детском саду, скончалась в 1961 году.

Генерал-лейтенант С.А. Воронин— начальник 23-й пехотной дивизии, награжденный орденами Святого Станислава 1-й степени, Святой Анны 1-й степени и Святого Владимира 2-й степени. В эмиграции жил в Праге, но большого участия в общественной жизни русской колонии не принимал. Материально жил с семьей тяжело.

Потомки русских эмигрантов неподалеку от хр"ама Успения возвели небольшую часовню, в которой под стеклом хранится книга с именами русских людей, умерших в Праге, но которых по каким-то причинам не смогли похоронить на Оль-шанах. А рядом с часовней, почти напротив входа в крипту посреди небольшой полянки5 несколько лет назад был воздвигнут памятный крест, увенчанный терновым венком из колючей проволоки, с надписью: «РОА. Мы погибли за нашу и вашу свободу». Это братская могила 198 солдат и офицеров 1-й дивизии РОА*, первыми пришедших в мае 1945 года на помощь восставшей Праге, а потом убитых вошедшими в город советскими войсками...

На северном участке, расположенном наискосок от входа в крипту, по другую сторону заасфальтированной дорожки находятся могилы нескольких русских генералов. Внимание всех посетителей неизменно привлекает прекрасное надгробие, увенчанное бюстом военного с пышными усами.

Это могилы членов семьи генерала Я. Червинки — чеха, прожившего 40лет в России, участвовавшего в нескольких войнах и дослужившегося до чина дивизионного генерала Российской императорской армии. Здесь же похоронены его сыновья — тоже русские офицеры, но достигшие высоких воинских чинов и в чехословацкой армии в эпоху Первой республики.

Рядом с ними похоронен генерал от инфантерии Н.А. Ходоро-вич, возглавлявший в Праге отделение РОВСа, и другие. Среди могил русских военных выделяется надгробие инженера A.M. Бе-лянского, скончавшегося в Праге в 1950году. Надгробный камень на его могиле отмечен галлиполийским крестом, и, чтобы не

* РОА — Русская Освободительная Армия

КЛАДБИЩЕ ОЛЫНАНЫ В ПРАГЕ

409


возникало никаких сомнений, сделана надпись по-русски: «Гал-липпполи. 1920—1921 гг.».

Мичман Е.М. Арнаутов, в марте 1917года окончивший с серебряной медалью Александровскую гимназию в Мариуполе и осенью того же года зачисленный в Отдельные гардемаринские классы в Петрограде. Вначале октября гардемарины под командованием капитана 1-го ранга М.А. Катицина были отправлены на Дальний Восток для учебного заграничного плавания на крейсере «Орел». Впоследствии они участвовали в боевых сражениях Гражданской войны и продолжали занятия в Морском училище, которое в 1919 году во Владивостоке организовал М.А. Катицин.

В октябре 1920года команда корабельных гардемаринов прибыла на «Якуте» в Крым и приказом барона П.Н. Врангеля часть из них были произведены в мичманы. Остальные были произведены в этот чин уже в Бизерте.

В 1924—1925 годы некоторые из находившихся в Бизерте морских офицеров и гардемарин смогли отправиться в высшие учебные заведения Европы, в основном в Чехословакию. Среди них был и A.M. Арнаутов, потом служивший в государственном банке.

Н.В. Брусилова — вдова А.А. Брусилова, верховного главнокомандующего.

Генерал-лейтенант А.А. Долгов; ИМ. Кашкадамов — участник Белого движения на Юге России; Л.В. Копецкий — участник Первой мировой и Гражданской войн, на Юге России воевал в составе Корниловской ударной дивизии; его брат П. В. Копецкий, полковники М.М. Лисунов и С.А. Серно-Соловьевич...

На южном участке Ольшанского кладбища, расположенного между южной стеной Успенского храма и оградой еврейского кладбища, захоронено более полутора десятка русских воинов, включая единственного русского адмирала Г. Маль-гинова и единственного гвардейца — штабс-капитана Д. Пет-ранди. Одиночные захоронения русских воинов встречаются и на чешских участках кладбища: в их числе — могилы донского казака И.И. Цапова, кубанского казачьего офицера Н.П. Цветкова, армейского офицера В. Вагнера и других. Здесь также погребены:

Сын знаменитого русского художника В.М. Васнецова — православный священник М.В. Васнецов. Офицером он принял участие в Первой мировой войне, служил в Киеве, где занимался обучением солдат запасных полков и маршевых рот, которых готовили к отправке на фронт. После Октябрьской революции служил в наземных частях военно-вооруженных сил Русской армии барона П.Н. Врангеля. В1920—1921 годах находился в Галлиполи, от-

410

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



туда переехал сначала в Болгарию, а потом в Чехословакию. Жил в Праге, активно участвовал в работе Общества ветеранов Великой войны и Галлиполийского землячества. Вначале 1930-х годов принял сан священника. М.В. Васнецов прославился и как астроном, изучив эту науку еще до Первой мировой войны.

Донской казак А. И. Левицкий, после революции участвовавший в Белом движении на Юге России В ноябре 1920 года эвакуировался в Константинополь, потом находился в казачьем лагере на острове Лемнос, с разрешения командования позже уехал продолжать образование в Чехословакию. Закончил институт по специальности инженер-архитектор, принимал участие в возведении на Ольшанах храма Успения Пресвятой Богородицы.

К деятельности Православного братства органы общественного управления Праги, а также кладбищенская администрация всегда относились доброжелательно. С ними было заключено льготное соглашение об уходе за могилами православных, что дало возможность содержать оставшиеся без родственного надзора, а также бесплатно хоронить неизвестных. Более того, чехословацкая общественность сама выступила с идеей создания памятника «Верному Русскому Воину». Предполагалось, что это будет памятник русским солдатам и офицерам, сражавшимся на Балканах в 1912—1913 годах и во время Первой, мировой войны за свободу всех славянских народов.

Место для памятника было выбрано слева от Успенского храма, и 21 октября 1928 года состоялась его закладка. К этому дню было приурочено перенесение в крипту храма останков 130 воинов с других пражских кладбищ. Намечался также подъем колоколов, пожертвованных храму королем сербов, хорватов и словенцев Александром, супругами Крамарж, русской эмигрантской общиной, митрополитом Евлогием и епископом Сергием. Стоял почетный караул, погибшим воздали воинские почести, однако в дальнейшем по каким-то причинам памятник так и не был возведен, и лишь закладной камень остался сиротливо стоять среди могил.

А кладбище разрослось, и здесь спит вечным покоем «русская Прага». На надгробьях можно прочитать имена тех, кто прочно вошел в трагическую историю XX века, и некоторые из этих имен составляют славу отечественной науки и искусства. Здесь лежат рядом соратники и противники, всех уравняли тенистые аллеи Ольшан — и писателя Е.Н. Чирикова, и В.В. Мягкову — сестру эсера Бориса Савинкова, и В.И Немировича-Данченко, который до революции был более знаменит, чем его брат — основатель МХАТа. А вот могила

КЛАДБИЩЕ ОЛЫПАНЫ В ПРАГЕ

411

Аркадия Аверченко — автора известных всей России юмористических рассказов и фельетонов, редактора журналов «Сатирикон» и «Новый Сатирикон». После Октябрьской революции он написал книгу «Дюжина ножей в спину революции», жил на Украине, где сотрудничал в местных газетах. Потом эвакуировался вместе с армией барона П Н. Врангеля и в Константинополе организовал театр «Гнездо перелетных птиц». В 1922-м перебрался в Прагу, но прожил здесь недолго и умер в 1925 году.



В нескольких шагах от него покоится П.И. Новгородцев — выдающийся ученый, философ и юрист, профессор университета и директор Московского коммерческого института, видный деятель конституционно-демократической партии и депутат 1-й Государственной думы. В Гражданскую войну он оказался в Симферополе, читал лекции в Таврическом университете, летом 1920 года уехал в Берлин, затем в Прагу, где стал основателем и первым деканом Русского юридического факультета — высшего учебного заведения, в котором получили образование сотни молодых русских эмигрантов.

Неподалеку — могила историка А.А. Кизеветтера, члена ЦК партии кадетов, депутата 2-й Государственной думы. Как и большинство старой интеллигенции, он не принял Октябрь 1917 года, что принесло ему множество бед. А.А. Кизеветтера не раз арестовывали, но даже на Лубянке или в Бутырках он старался читать лекции по русской истории своим товарищам по заключению. В 1922 году неугодного профессора в составе большой группы научных работников, ученых и писателей, взгляды и деятельность которых были несовместимы с новой властью, выслали из страны После короткого пребывания в Берлине он переехал в Прагу, где активно занялся преподавательской и научной деятельностью. А.А. Кизеветтер был членом совета Русского заграничного архивного общества и Русского исторического общества; последнее после кончины ученого поставило на его могиле памятник.

Покоятся на Ольшанах и крупные политические деятели: И.И. Петрункевич — один из основателей конституционно-кадетской партии и многолетний председатель ее ЦК; Н.И. Астров — видный кадет и бывший московский городской голова. Вечным сном спят здесь талантливый историк Е.Ф. Максимович, блестящий библиограф СП. Постников, журналист Д И. Мейснер, выдающийся геолог и палеонтолог Н.И Андрусов, изобретатель и крупнейший специалист по паровым котлам и котельным установкам А.С. Ломшаков, которого заводы «Шкода» пригласили на должность технического советника...

412


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

КЛАДБИЩЕ БРАТСТВА СВЯТОГО КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА В ТЕГЕЛЕ

Историческим уголком Берлина является район Тегель, где жили и похоронены ученые — братья Александр и Вильгельм Гумбольдты. Когда-то Тегель располагался довольно далеко от Берлина, и здесь Русским братством во имя святого равноапостольного князя Владимира был куплен участок земли, на котором впоследствии возвели небольшую церковь. Братство было образовано в конце марта 1890 года по инициативе

Церковь Константина и Елены на русском кладбище в Тегеле

КЛАДБИЩЕ БРАТСТВА СВЯТОГО КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА

413


отца А.П. Мальцева, протоиерея церкви русского посольства в Берлине, для религиозных, просветительских и благотворительных целей; оно помогало находившимся в Германии больным и нуждающимся русским людям всех христианских исповеданий, а также православным лицам всех наций. Кроме того, Братство заботилось о духовном просвещении и нуждах русских православных церквей Германии

Братство состояло под августейшим покровительством его императорского высочества — великого князя Владимира Александровича и благодаря поддержке многих добрых и отзывчивых русских людей сделало очень много для выполнения поставленных задач, оказывая моральную и материальную поддержку многим тысячам нуждающихся В Гамбурге, Тегеле, Киссингене, Герберсдорфе на средства Братства были сооружены православные церкви.

Дом Русского братства святого князя Владимира был трехэтажным, на воротах его славянскими буквами была сделана надпись: «В память императора Александра III». В верхних этажах жил протоиерей, нижние сдавались приезжающим, в подвальном помещении расположились прачечная, кладовая и мастерские (свечная и столярная). В саду Братства тянулись бесконечные ряды оранжерей и теплиц, которые уже в то время имели новейшее водяное отопление. В оранжереях росли розы, левкои, хризантемы, гиацинты, фиалки и другие цветы самых оригинальных и причудливых окрасок От цветоводства Братство получало не очень большой, зато постоянный доход, а на выставке цветов в Лигнице и Эгере за свои альпийские фиалки получило золотые медали.

Братство занималось и изготовлением свечей, которые потом отправляли в заграничные церкви — в Копенгаген, Ма-риенбад и даже Стокгольм. Помощь, которую оказывало Братство, в основном была трудовая (оплачиваемый труд): оно брало на работу в свои сады и цветники людей и давало работающим помещения для жилья. Кроме того, Братство поддерживало русские церкви в Германии (в Потсдаме, Гамбурге и др).

Кроме Братского дома, на купленной территории разместились одноэтажный домик для главного садовника, другой домик — для помощника садовника, каменное двухэтажное здание с конюшнями и сараем для экипажей, помещение для газового мотора, прачечная, для рабочих были устроены деревянные помещения и сеновал. . Братский дом и прилегающий к нему сад были окружены каменной оградой, которая с трех сторон имела еще каменные решетки.

414


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

Умерших русских людей вносить для отпевания в церковь при посольстве не полагалось, и приходилось обращаться с просьбами в лютеранские и католические общины, чтобы те разрешили поместить усопших в часовни, и там, под сводами чуждых русскому духу молитвенных мест, отпевать покойников и хоронить их среди иноплеменников. На лютеранских кладбищах можно еще было без особых затруднений и препятствий совершать православный чин погребения, а вот католики разрешали совершать православные обряды лишь иногда, и то шепотом — без каждения и свечей, без сопровождения к могиле со священниками в церковных облачениях и т.д. И порой приходилось русским людям хоронить близкого человека «без ладана, пения и всего остального, чем бывает крепка могила». Бывали даже случаи, когда, например, внезапно скончавшегося в госпитале отпевали... в городском морге, а иногда и в магазине гробовщика, поставлявшего гроб для усопшего. Даже если родственники хотели переправить умершего в Россию, ему надо было где-то находиться в течение 5—7 дней, пока-оформлялись все необходимые документы. И был случай, когда тело одного молодого князя, внезапно скончавшегося в Берлине, увезли в Париж и временно поставили в склеп русской церкви, чтобы затем отправить в Россию.

Вот Братство и занялось устройством в Берлине отдельного русского кладбища, которое расположилось по другую сторону дороги от Братского дома. У далльдорфского крестьянина Роберта Яна было куплено около трех десятин песчаной равнины, получено и соответствующее разрешение от властей на устройство кладбища с небольшой церковью на нем. Землю обнесли деревянным забором, устроили колодец, проложили дорожки и посадили деревья. Проект изящного каменного пятиглавого храма во имя святых равноапостольных Константина и Елены безвозмездно составил опытный строитель А. Бом. Кладбище создавалось в прямом соответствии с задачами Братства — «оказывать помощь русским подданным всех христианских исповеданий и православным всех наций». Оно стало местом вечного упокоения для русских подданных не только православного, но и католического и лютеранского исповеданий, а также для всех православных — не только русских, но и греков, сербов, румын и т.д.

При входе на кладбище высилась звонница, возведенная в русском стиле: на ней была сделана славянская надпись: «Русское кладбище. 1829 г.» и по-немецки — «Russischer Friedhof, Durchgang zum Leben». Могилы известных и неизвестных русских людей приютились в зелени деревьев — под

КЛАДБИЩЕ БРАТСТВА СВЯТОГО КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА

415


живописными группами сосен и елей. На памятниках и крестах значатся имена графа Н.М. Муравьева, останки которого были привезены сюда с лютеранского кладбища; генеральных консулов Д.В. Казаринова и Г.П. Богословского, тайного советника И.И. Ершова, генерала Л.И. Лазарева и других. В стороне, среди сосновой аллеи, возвышается надгробный памятник и бюст М.И. Глинки, скончавшегося в Берлине в 1857 году — вдали от родных и близких.

В немецкой столице М.И. Глинка сильно простудился, и обычно мнительный насчет своего здоровья, на этот раз он почему-то не придал простуде значения. Однако болезнь приняла чрезвычайно быстрый ход, и в ночь со 2 на 3 февраля композитор скончался. Смерть наступила так неожиданно, что родственники и друзья покойного не успели получить известия о его смерти и приехать в Берлин на погребение. Небольшой кружок друзей проводил в последний путь великого композитора, за гробом которого шли Д. Мейербер, З.В. Ден и некоторые другие музыканты, а также кое-кто из русской колонии в Берлине. Похороны не отличались пышностью, и похоронили М.И. Глинку на одном из лютеранских кладбищ. На скромной могиле был поставлен памятник из силезского мрамора с простой надписью:

Michael fon Glinka

Kaiserl. Russ. Capellmeister,

geb. 20 Mai 1804

zu Novo-Spaskoje, Conv. Smolensk,

gest. 15 Febr. 1857 zu Berlin*.

А.П. Мальцев поручил учащейся в Германии русской молодежи разыскивать на местных кладбищах забытые и заброшенные русские могилы, чтобы соединить их воедино в Те-геле.

А.П. Мальцев нашел и дом в Берлине, в котором в 1857году скончался великий русский композитор, объяснил владельцу дома значение М.И. Глинки в России и добился от него разрешения установить на доме памятные доски с соответствующими надпи-

* Впоследствии родные и друзья М.И. Глинки приложили много сил и хлопот, чтобы перевезти дорогой прах на родину. В мае 1857 года Людмила Ивановна Шестакова, сестра композитора, и несколько близких друзей встретили в Кронштадте пароход с гробом, и в конце месяца гроб с останками великого русского композитора опустили в родную землю Александро-Невской лавры.

416

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



т

сями по-русски и по-немецки. Под влиянием речей протоиерея немецкий домовладелец так расчувствовался, что пожелал и со своей стороны увековечить память русского композитора. И поставил на доме бюст М.И. Глинки и фигуры персонажей «Руслана и Людмилы»...

В «ВОЗДАЯНИЕ ГЕРОЙСТВА ПАВШИХ...»

Первый памятник павшим защитникам Порт-Артура был сооружен японским правительством на свои средства уже в 1908 году. Японская комиссия по сохранению русских могил была учреждена 7 августа 1905 года — во время работы Портсмутской конференции, хотя договор о мире был подписан только 23 августа. По этому договору Порт-Артур и все прилегающие к нему территории вместе с арендными правами на них отходили к Японии. Согласно пятому пункту договора, Япония приобретала и права на все «общественные сооружения и имущество» в районе Порт-Артура — Дальний. В дальнейшем этот пункт послужил основанием для отчуждения русского гражданского кладбища в Порт-Артуре и преобразования его в мемориал памяти русских солдат, погибших при защите города.

В «ВОЗДАЯНИЕ ГЕРОЙСТВА ПАВШИХ...»

417


Русское кладбище в Люйшуне (Порт-Артуре)

Героизм русских солдат настолько поразил японцев, что Комиссия по сохранению русских могил, которую возглавлял генерал Ацуфими Сайсио — комендант Порт-Артура, решила построить для увековечения памяти воинский мемориал. При этом решено в равной степени воздать почести солдатам обеих сторон и, кроме воинских кладбищ, построить еще отдельные обелиски на вершинах тех сопок, где шли наиболее кровопролитные сражения. "

Сразу же после падения Порт-Артура со всех фортов, батарей и временных кладбищ были собраны останки погибших. Для японских солдат памятный мемориал возвели на Перепелиной горе, для захоронения русских солдат использовали прежнее русское кладбище у подножия горы Саперной. Пользуясь правом победителей, японцы в три раза уменьшили площадь русского кладбища и обнесли его новой оградой. Памятный мемориал в нем возвели по инициативе генерала Ошимы — губернатора Квантунской области. На кладбище устроили 12 братских могил: под белыми крестами расположились офицерские захоронения, под чугунными — солдатские. Всего в братских и отдельных могилах тогда захоронили 14 361 человека — русских защитников Порт-Артура. Центром мемориала стала православная часовня высотой 15 метров, возведенная из гранита и мрамора. На лицевом фасаде часовни была сделана надпись: «Здесь покоятся бренные останки доблестных героев, павших при защите крепости Порт-Артур. Памятник сей поставлен японским правительством в 1907 году».



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница