100 великих некрополей москва



страница16/17
Дата24.08.2017
Размер5,82 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Русское кладбище было торжественно открыто в июне 1908 года. На церемонию его открытия японское правительство пригласило российских представителей и приняло русскую делегацию с большим почетом. Депутацию возглавили контр-адмирал Матусевич (командир Владивостокского порта) и генерал-лейтенант Гернгросс (командир 1-го Армейского корпуса). Были приглашены также представители Заамурского военного округа во главе с генерал-лейтенантом Чичаговым. Со стороны японцев церемонию открытия мемориала возглавил генерал Ноги, герой взятия Порт-Артура, у которого во время штурма крепости погибли два сына-офицера. Во время церемонии японский генерал прослезился... Воинские почести павшим были отданы полком и флотским отрядом японских войск, над русскими могилами было приспущено японское боевое знамя*.

* В свою очередь и русские с уважением отнеслись к могилам погибших японцев. Когда на Перепелиной горе был открыт памятник японским воинам, к нему были возложены венки от русской армии и флота.

418


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

Позднее, в 1912 году, перед входом на Русское кладбище уже русские мастера установили восьмиметровый христианский крест из белого мрамора. На его лицевой стороне высекли слова: «Вечная память доблестным защитникам Порт-Артура, жизнь свою положившим за Веру, Царя и Отечество. Больше сея любви никто не имать, да кто душу свою положит за други своя».

В 1913 году японские водолазы обследовали на морском дне броненосец «Петропавловск», на котором в марте 1904 года погибли командующий русской эскадрой в Порт-Артуре адмирал СО. Макаров и его друг, художник В.В. Верещагин. На броненосце были найдены останки погибших моряков, гробы с этими останками после отпевания в церкви в Дальнем японский почетный караул доставил в Порт-Артур, где их захоронили на Русском кладбище. От России на этой церемонии присутствовал воинский караул во главе с адмиралом Яковлевым.

Кроме мемориалов своим и русским солдатам, японцы возвели отдельные обелиски на горе Высокой, в форте № 2, на батареях «Орлиное гнездо» и «Литер Б». Обелиски эти представляют собой усеченные четырехгранные пирамиды высотой до 5 метров, сложенные из необтесанных гранитных глыб голубого цвета. Отдельный обелиск из цельной глыбы светло-серого гранита был установлен на развалинах офицерского каземата форта № 2, где погиб генерал Р.И. Кондратенко. Надписи на японском языке гласят, что они поставлены в « ..воздаяние геройства павших».

В 1928 году исполнялось 20 лет со дня издания указа последнего русского императора Николая II об отправке на Дальний Восток особой комиссии для обустройства русских военных кладбищ в Маньчжурии. В этом году русский генерал Ханжин, проживавший в эмиграции в городе Дальнем, основал Попечительский совет по охране и приведению в порядок кладбища в Порт-Артуре. Все памятники и мемориалы начала XX века сохранились в городе и в его окрестностях до наших дней.

После Второй мировой войны район Порт-Артур — Дальний, в соответствии с договором от 14 августа 1945 года, стал использоваться СССР и Китаем как военно-морская база для предотвращения повторной агрессии со стороны Японии. В конце августа Красная армия вступила в Порт-Артур, и на Русском кладбище вновь появились свежие могилы. Первыми здесь были похоронены солдаты, погибшие при освобождении полуострова Ляодун. Всего же на Русском кладбище Порт-Артура за период 1945—1955 годов было захоронено 2030 советских граждан (из них — 140 военнослужащих и 630 их

В «ВОЗДАЯНИЕ ГЕРОЙСТВА ПАВШИХ...»

419


родственников). Кроме того, здесь похоронили 241 советского военнослужащего, погибших в небе Северной Кореи в войне 1950-1953 годов.

В 1950-е годы на Русском кладбище воздвигли памятник военнослужащим, погибшим в Порт-Артуре и на Ляодунском полуострове при его освобождении. Проектировал и выполнил памятник китайский скульптор Ли Хуанди в творческом содружестве с В. Шаховым, сотрудником политотдела военно-морской базы. Памятник представляет собой мраморную колонну на трехступенчатом гранитном основании. По бокам колонны стоят две коленопреклоненные бронзовые фигуры (солдат и матрос) со склоненными знаменами. В нижней части колонны укреплена бронзовая доска с надписью: «Вечная память героям, с честью погибшим за свободу и счастье народов двух стран — СССР и Китая». Фигуры китайский скульптор лепил с портартурцев — солдата В. Павелко и матроса Ю. Костина.

В настоящее время общая площадь Русского кладбища составляет около 5 гектаров, и оно является самым большим мемориальным комплексом России на территории Китая. На нем находится 1600 памятников и скульптур, а за время пребывания советских войск в Порт-Артуре здесь было поставлено еще несколько памятников. Например, в сентябре 1949 года в ознаменование годовщины победы над Японией в городском парке «Дружба» торжественно открыли памятник Советской армии, освободившей Порт-Артур в 1945 году. Высота его 15 метров, а сделан он из светло-серого и красного полированного гранита.

В конце февраля 1955 года был заложен монумент советско-китайской дружбы, а открытие его состоялось в 1958 году совместно с открытием памятника Советской армии, освободившей Ляодун в 1945 году Монумент дружбы представляет собой многогранную колонну из белого гранита, стоящую на трехступенчатом гранитном основании (на верхнюю площадку Монумента ведут 4 широкие лестницы). У основания колонны стоят 12 скульптур из белого камня, символизирующие дружбу двух народов. Общая высота памятника — 25 метров.

Монумент Победы (Освобождение Ляодуна) имеет вид шестигранного столпа, увенчанного граненым шпилем с пятиконечной звездой наверху. В основании столп окружен ажурным постаментом высотой около 10 и диаметром 15 метров, сделанным из розового гранита. Высота всего сооружения — 25 метров.

Сейчас Порт-Артур (Люйшунь) по количеству исторических памятников и реликвий, имеющих отношение к России,

420

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



является уникальным городом. Все они находятся под охраной местных властей и жителей города.

«ЖИЗНЬ СВОЮ ПОЛОЖИВШИМ...»

Русские военнопленные стали прибывать в Японию примерно за полгода до сдачи Порт-Артура. Самый крупный лагерь (японцы называли их «приютами») находился в городе Мацуяма на острове Сикоку, положение в котором, как и в других лагерях, было для военнопленных унизительным и бесправным. От установленных здесь порядков страдали не только нижние чины, но и офицеры всех рангов: жили впроголодь и по-казарменному тесно. Навещать друг друга без разрешения запрещалось, если же изредка такие разрешения и поступали, то при разговоре обязательно присутствовал японец-переводчик, который записывал каждое слово беседы. Самой большой радостью для пленных было прибытие почты из России, но в ответ они могли написать только 2— 3 короткие строчки. К тому же японцы рекомендовали писать на открытках, что было проще для цензуры. И не дай бог, если цензор прочтет даже малейший намек на плохое житье в лагерях — тогда провинившийся сразу же «*" лишается права перепис-к и.

По японским данным, в этом самом большом «приюте» от ран, голода и болезней скончалось

Одно из первых русских захоронений ^8 русских воинов, на caff Мацуяма мом же деле их был0 более

«ЖИЗНЬ СВОЮ ПОЛОЖИВШИМ...»

421

100 человек. Скончавшихся хоронили в пригороде Мацуяма, но обязательно рядом с буддийскими кладбищами.



...Когда «приют» в Мацуяма не стал вмещать всех пленных, японское командование подготовило еще несколько лагерей, и в 1905 году начал функционировать «приют» в Хамадера, где в настоящее время и расположился городок Идзумиоцу В первой партии сюда прибыло 6000 пленных, в марте — еще 6000, а к лету в лагере насчитывалось уже 28 000 человек — по сути четыре дивизии. Если в других лагерях пленных размещали хоть в каких-то помещениях, то в Хамадера их привозили в чистое поле. Самим сначала пришлось оборудовать палаточный городок, а потом строить бараки.

Верующие русские воины твердо исполняли данное землякам и сослуживцам слово: «Не зарывать в басурманскую землю без отпевания». И хоронили своих умерших товарищей как положено, по-православному. Всегда находился кто-нибудь на роль причетника, но не всем это нравилось, и тогда архиепископ Николай прислал в Хамадеру отца Симеона.

На пожертвования муниципальных властей соседнего города Сакаи в лагере были построены три часовни А потом унтер-офицеры Д. Дюганов, А Каминский и П. Незутесин стали хлопотать перед властями Хамадеры о выделении участка земли под воинское кладбище. Они же «пустили шапку по кругу», так как деньги нужны были для облагораживания будущего некрополя. Да и сами пленные приложили свои руки и сноровисто, по-крестьянски взялись за обустройство кладбища. Сострадание и печаль придавали им силы, и все работали без устали и принуждения Местные власти со своей стороны выделили каменотеса, которого звали Ото Дэн-кити. Не владея русским языком, он взялся за самое трудное — по бумажке выбивать имена на могильных плитах

А потом был сооружен памятник — один на всех. Открытие его состоялось незадолго до отъезда на родину последнего пленного. Памятник представлял собой 7-метровую колонну, увенчанную двуглавым орлом; посередине шла надпись — «УМЕРШИМ РУССКИМ ВОИНАМ ОТ ТОВАРИЩЕЙ ПОРТ-АРТУРЦЕВ. 1905». Нижняя часть мраморной колонны упирается в пятигранник, каждая сторона которого имеет краткую эпитафию: «МИР ПРАХУ ТВОЕМУ» (на русском, латыни, арабском, еврейском и польском языках) и культовые знаки-символы пяти конфессий

В устройстве русского кладбища участвовали и местные жители, на пожертвования которых были возведены каменные ворота с чугунной решеткой. Между могилами посадили молодые деревца сакуры и криптомерии, а позже сюда при-

422


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

везли саженцы русских берез...

Таким образом, после поражения России в Русско-японской войне могилы многих русских воинов остались при лагерях военнопленных на Японских островах, на Квантунском полуострове и в Маньчжурии. Спустя четыре года после окончания войны о кладбищах позаботились полковник В К. Самойлов и старший лейтенант А.Н. Воскресенский. Не по казенной надобности, а по совести занимались они осиротевшими на японской земле русскими могилами. Они были людьми чести, и благодаря только им сохранились имена солдат и матросов, которые нашли вечное упокоение в братской могиле на старинном русском кладбище в деревне Инаса близ Нагасаки. Первое русское погребение появилось здесь еще в 1858 году, когда хоронили русского моряка с фрегата «Ас-кольд». В К Самойлов и А.Н. Воскресенский настояли и на том, чтобы не переносить захоронения из городов Мацуяма и Идзумиоцу, где были самые крупные «приюты» русских военнопленных Они прекрасно понимали, что со временем об этих лагерях мало кто вспомнит, другое дело — кладбища. И хотя они тоже угасают и стареют, но вокруг них дышит сама история, и потому они навсегда остаются памятным местом для людей всех наций и верований.

Полковник В К. Самойлов разыскал в Японии 59 русских могил — одиночных и братских. На некоторых еще сохранялись деревянные кресты с полустертыми надписями, но иногда приходилось проводить эксгумацию, чтобы убедиться, что в могилах захоронены русские. Останки погибших в Цусимском сражении моряков перевезли на военно-морскую базу в Сасебо, где уже были приготовлены деревянные гробы. Через некоторые время их погрузили на палубу крейсера «Ива-те» и с почестями отправили в Нагасаки Весь путь из Сасебо крейсер шел с приспущенным национальным флагом Японии, а при появлении «Ивате» на военных и торговых судах, стоявших в гавани Нагасаки, были поставлены во фронт команды и в знак траура приспущены флаги В Нагасаки 81 гроб с останками русских моряков японские матросы аккуратно уложили в склеп, а когда он поднялся над братской могилой, его покрыли дерном. Японские девушки положили на него гирлянды живых цветов, и их было так много, что не видно было надписи на мраморных плитах .

Сначала на территории Японии могилы русских поддерживались самими военнопленными, а после репатриации — на средства Русской духовной миссии Заботу о могилах взял на себя начальник миссии — архиепископ Николай (Касаткин) Его стараниями были выстроены две церкви в память о погиб-

«жизнь свою положившим...»

423

ших воинах, он первый обратил внимание русского правительства на разбросанные на территории чужой страны русские могилы и ходатайствовал о перенесении их в одно место. Большая часть останков в сентябре 1909 года и была перенесена на старинное русское кладбище под Нагасаки, содержавшееся на пожертвования чинов Тихоокеанской флотилии



Время уничтожило или просто стерло из памяти чужие имена . Но хранителями русских могил стали японцы — наши военные противники того времени

После Октябрьской революции советское правительство отказалось от всех обязательств царской России, в том числе и от заботы о кладбищах и могилах соотечественников И они в прямом смысле оказались забытыми, вспомнили о них только в 1945 году например о кладбище в Нагасаки напомнили нам американцы, так как неподалеку были погребены их летчики. Однако никаких практических действий со стороны советского правительства тогда не последовало, со временем могилы приходили в упадок, надписи на табличках стирались и имена уже с трудом можно было прочесть Но русские могилы вновь были сохранены благодаря японцам Несколько лет назад имена на могилах кладбища в Мацуяма были восстановлены японским писателем Токио Сайгами и московским писателем В.Г. Гузановым

А господин Тэрукадзу Тятяни, мэр города Идзумиоцу, однажды внес на заседании городского совета предложение: «На русском некрополе не должно быть безымянных могил».

Много было цветов на кладбище города Мацуока, когда в 1963 году по решению местного муниципалитета вместо деревянных крестов, простоявших почти несколько десятилетий, на каждой могиле было поставлено каменное надгробие с розеткой для цветов. Братское кладбище заново освятили, и на церемонию был приглашен православный священник из Киотской епархии, в которую входит и остров Сикоку В тот день шел сильный дождь, но жители Мацуока приняли участие в траурной церемонии

По сей день центральное место на кладбище занимает обелиск, воздвигнутый капитану 1-го ранга Бойсману Василию Андреевичу — командиру броненосца «Пересвет» Корабль затонул на внутреннем рейде Порт-Артура, когда его командира уже отправили в Японию.

Сослуживцы отмечали, что Василий Андреевич был отчаянным идеалистом Семейного достатка у него никогда не было, хотя он и получил наследство. Не было у него ни клочка собственной земли, ни денег, даже лишнего мундира не было, поэтому ему не

424

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



надо было показывать себя с лучшей стороны никому — даже сановитым чиновникам, от которых зависела карьера... Нижние чины, томившиеся в лагере Мацуяма, мало знали капитана в лицо, но встретили в нем человека отзывчивого и доброжелательного. В.А. Бойсман был и известным гидрографом, в молодости много плавал в водах Тихого океана. Его именем в заливе Петра Великого названы бухта и банка, а в Японском море есть остров Бойсмана...

БРАТСКОЕ КЛАДБИЩЕ МОСКВЫ

На «Соединенном совещании Городской Управы и Комиссии гласных по мероприятиям, вызванным войной 1914 г.» 6 сентября была зачитана телеграмма, поступившая от великой княгини Елизаветы Федоровны:

Не признаете ли возможным отвести на окраине Москвы участок земли под кладбище для у'мерших в московских лазаретах воинов настоящей войны; их родственникам и нам всем утешительно будет знать точное место упокоения павших при защите нашей дорогой родины героев и иметь возможность там помолиться.

Уже через 3 дня СВ. Пучков, главный врач одной из московских больниц и член Комиссии гласных, сообщал, что кладбище

...должно быть во всех отношениях не только благоустроенным, но оно должно служить памятником великих событий, ныне нами переживаемых, а также памятником — дружной объединенной работы общественных сил в деле оказания помощи жертвам войны. Вот почему участок для кладбища должен быть значительного размера и на нем необходимо соорудить храм, по величине и архитектуре отвечающий указанной выше цели.

К тому же, помимо других требований, которые предъявлялись вообще ко всякому общественному кладбищу (расстояние от города, удобные пути сообщения, санитарное состояние и т.д.), в данном случае предъявлялось и особое требование — чтобы местность была красивой и живописной.

Вместе с тем СВ. Пучков заявлял, что на кладбище должно быть отведено место и для погребения умерших сестер милосердия московских общин, которые самоотверженно уха-

БРАТСКОЕ КЛАДБИЩЕ МОСКВЫ

425


Эскиз храма во имя Преображения Господня. Архитектор А.В. Щусев

живали за ранеными и в мирное, и в военное время и часто умирали на своем посту от заразной болезни и неприятельской пули. Перед входом на кладбище предполагалось начертать слова Спасителя: «Более сия любви никто же имать, да кто душу свою положит за други своя». С открытием кладбища следовало поторопиться, чтобы не упустить главную цель его создания — служить местом погребения воинов, скончавшихся от ран Первой мировой войны, которая к тому времени шла уже около месяца.

Территория кладбища должна была быть не менее 10 десятин, но свободных участков, удовлетворявших бы всем этим требованиям, поблизости от Москвы было очень мало. Поэтому для привлечения возможно большего числа предложений во всех московских газетах были помещены соответствующие объявления. В результате развернувшихся поисков от частных лиц было получено 16 предложений земельных угодий. Однако не все они оказались подходящими, и от большинства предложений пришлось отказаться.

К тому же Московская городская управа не располагала денежными средствами, и решено было организовать «одно-

426

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



дневный кружечный сбор». СВ. Пучков надеялся, что «на это святое дело горячо откликнутся великодушные граждане нашей родины и прежде всего — население города Москвы». Благодаря его стараниям и усилиям в конце ноября 1914 года за 271 000 рублей был куплен земельный участок площадью в 11 десятин, принадлежавший А.Н. Голубицкой, владения которой представляли собой старинную дворянскую усадьбу под названием «Сад села Всехсвятского». Усадьба эта в старые времена принадлежала императорскому дому, потом императрица Анна Иоанновна пожаловала ее царям Грузинским, а впоследствии царевич Георгий Вахтангович вновь отдал ее в дар царскому дому России. В дальнейшем усадьба сменила еще несколько владельцев, пока хозяйкой ее не стала Анна Николаевна Голубицкая.

Владение «Сад села Всехсвятского» находилось в 5 верстах от Тверской заставы по Петроградскому шоссе — при селе Всехсвятском — и представляло собой вековой парк, преимущественно липовый, но с примесью берез и крупных пород сосны и ели. 10 декабря, во время пребывания Николая II, назначенный попечителем кладбища СВ. Пучков докладывал императору об идее создания Братского городского кладбища, и все предложения были приняты царем благосклонно.

Купив имение, Московская городская управа немедленно приступила к составлению детального плана приобретенного участка, на который наносились даже все древесные насаждения и производилась распланировка отдельных могил. Инженер С.С. Шестаков отнесся со всей ответственностью и любовью к порученному ему делу и даже ездил в Ригу, Петроград и Севастополь, чтобы познакомиться с братскими кладбищами этих городов.

СВ. Пучков наблюдал за благоустройством кладбища и всячески содействовал родственникам, желавшим именно здесь похоронить своих погибших близких.

Московское Братское кладбище должно было представлять собой один величественный всероссийский памятник — Пантеон самоотверженным героям. Кроме того, гласный комитета Р.И. Клейн предложил на кладбище, в отдельных музеях «по возможности собрать все, что относилось бы к событиям Первой мировой войны, переживаемым страной», и представляло бы исторический интерес для уяснения общего хода событий, отдельных эпизодов войны и характера лиц, в ней участвовавших. По его мнению, по обеим сторонам будущего храма галереями в виде крыльев можно было бы устроить здания двух музеев, из которых один предназначался для литературы, рассказывающей о событиях тех времен,

БРАТСКОЕ КЛАДБИЩЕ МОСКВЫ

427

а другой — для военных трофеев, взятие которых, может быть, было связано с подвигами погребенных на кладбище героев. Характер убранства самого кладбища тоже должен был отвечать тому, что его создало: вокруг памятников предполагалось поставить неприятельские орудия и устроить подобие фортов, а сами могилы сделать в форме окопов.



15 февраля 1915 года состоялось открытие Братского городского кладбища и временной часовни, и было совершено первое погребение. В этот день в церкви Сергиево-Елизаветинс-кого убежища преосвященный Димитрий, епископ Можайский, отслужил литургию с хором воспитанников, одетых в солдатскую форму. Когда богослужение окончилось, великая княгиня Елизавета Федоровна и другие лица вместе с духовенством проследовали на новое кладбище. К этому времени на средней площадке были уже вырыты могилы и квадратом расположены войска Московского гарнизона — от всех воинских частей по одному взводу, а также юнкера с оркестром. В средней части кладбища располагалась и временная часовня, в которой находились Распятие и иконы, пожертвованные великой княгиней Елизаветой Федоровной. Перед Распятием на катафалке помещались 5 гробов с прахом погибших на поле брани воинов:

— сотника В.И. Прянишникова, бывшего воспитанника Московского Алексеевского военного училища, убитого в сражении под Сарыкамышем;

— Ф.И. Папкова;

— старшего унтер-офицера А.И. Анохина;

— ефрейтора Е.И. Гутенко;

— рядового Я.Д. Салова.

Все гробы были обиты белым глазетом и покрыты ценными покровами, колонны часовни были перевиты черной материей. В часовне тоже был совершен молебен с водоосвящением, а потом и кладбище окропили святой водой.

Первый гроб несли к могиле Георгиевские кавалеры, второй — консулы союзных государств, третий и четвертый — городские гласные, а гроб сотника В.И. Прянишникова — командующий войсками А.Г. Сандецкий, граф Н.Л. Муравьев и другие. В могилы гробы были опущены при троекратном оружейном залпе и пушечной пальбе. На могильных холмиках поставили временные памятники с именами погребенных.

При устройстве кладбища решено было возвести и церковь, в которой родственники и друзья погибших героев могли бы помолиться за упокой их души, но средств на сооружение храма не было, и строительство его отодвигалось на неопределенные сроки. Тогда отозвались «два великодушных граж-

428


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

данина» — A.M. и М.В. Катковы, потерявшие на этой войне своих сыновей. Они взяли на себя изыскание средств на возведение храма во имя Преображения Господня с приделами во имя архангела Михаила и апостола Андрея Первозванного. Закладка храма, по их просьбе, должна была состояться 6 августа 1915 года — в годовщину смерти их сыновей Михаила и Андрея.

В этот же день был открыт и участок для погребения сестер милосердия. Первой похоронена была умершая от тифа А.П. Нагибина, над гробом которой в присутствии великой княгини Елизаветы Федоровны и начальствующих лиц панихида была отслужена тем же епископом Можайским Димитрием. На этом участке находится и могила сестры милосердия 1-го Сибирского передового отряда Всероссийского союза городов Ольги Иннокентьевны Шишмаревой, убитой на передовых позициях. На ее похороны к началу панихиды на Братское кладбище прибыла великая княгиня Елизавета Федоровна. После панихиды гроб с телом покойной вынесли из часовни на руках, впереди траурной процессии несли венки, среди которых были — лавровый крест с белыми живыми цветами от великой княгини Елизаветы Федоровны, венок от Всероссийского союза городов — «безвременно погибшей сестре», от главного комитета городского совета — «юной жертве долга милосердия и мужества» и от многих других организаций.

С наступлением весны все могильные холмики обложили дерном, окружили живописной изгородью из сирени и жасмина, посадили цветы

Погребали на Братском кладбище всех воинов — от рядового до генерала, и места под могилы отводились бесплатно. Здесь был похоронен генерал В.Н. Токарев, отличившийся во многих боях. Он ходил в штыковые атаки вместе со своими солдатами, все время был под огнем и не получил ни одного ранения. Его повысили в звании, генерал сдал свой полк и готовился уезжать на новое место службы, причем более опасное. Но в последний день, когда он был еще со своим полком, напали немцы, и генерал захотел в последний раз сам повести в бой своих испытанных воинов. Для него самого этот бой действительно стал последним, так как в самом начале стычки он был убит.

При устройстве кладбища не были забыты и воины других вероисповеданий: для них были выделены отдельные участки. Разделенные верой, все погребенные были объединены одной родиной и тем, что отдали за нее жизнь.

На Братском кладбище хоронили, видимо, и умерших в лазаретах красноармейцев и командиров времен Гражданской

«МИР ОБ ЭТОМ НИКОГДА НЕ УЗНАЕТ»

429

войны. Но после Октябрьской революции это первое и единственное Братское кладбище, как и многие другие в Москве, исчезло. Оно хирело и угасало постепенно и незаметно: в 1930-е годы его территорию сначала значительно сократили, а через десятилетие, в связи с застройкой Песчаных улиц кладбище вообще ликвидировали. Только чудом сохранилась могила поручика Шлихтера — сына старого большевика, друга В.И. Ленина. На могильной плите усопшего написано: «Жертва империалистической войны». Сохранилась и могила Я.С. Макеева — заведующего городским Братским кладбищем со дня его открытия до 1919 года.



В настоящее время создан Общественный совет по возведению часовни на месте бывшего Братского кладбища. На этой часовне будут написаны имена воинов, «положивших души свои за други своя». А прах предков, который здесь обнаружится, обретет вечное упокоение в подклети новой часовни.

«МИР ОБ ЭТОМ НИКОГДА НЕ УЗНАЕТ»

Слова, вынесенные в название этой главы, принадлежат П.Л. Войкову, ответившему так на заданный ему однажды вопрос: «Почему так усиленно скрываются подробности смерти Николая Второго?» Гибель последнего русского императора и членов его семьи до сих пор остается «загадкой XX века». А слухов о том, как погибла и где была захоронена царская семья, ходило и до сих пор ходит очень много. В частности, говорили, что «сначала вырыли одну яму, фальшивую, для отвода глаз, а рядом вырыли уже настоящую, в которой и похоронили, залив всех цементом». Или еще так. «Сначала побросали всех в одну яму, а потом развезли по разным местам...»

Участник кровавого злодеяния в Ипатьевском доме П.Л. Войков (Пинхус Вайнер), будучи уже советским послом в Варшаве, под новый, 1927 год под влиянием выпитого как-то рассказал своему собеседнику Бесодовскому жуткую историю: «Мы все, участники, были прямо-таки подавлены этим кошмаром. Даже Юровский и тот под конец не вытерпел и сказал, что еще несколько таких дней — и он бы сошел с ума». Говоря это, П.Л. Войков держал в руках перстень с рубином, переливающимся цветом крови, который он снял с одной из жертв... И речь шла не о расстреле, который продолжался несколько минут, а об уничтожении трупов, необходимости разрубать их на части, а потом сжигать эти части, и продолжалось это не менее двух дней и ночей.

430

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



Монастырь во имя святых Царственных Страстотерпцев в урочище Ганина Яма

Да и небольшая комната, в которой произошло злодейское убийство, представляла собой страшную картину: на полу стояли лужи крови, стены и анфилада комнат, ведущих к выходу, тоже были забрызганы кровью. Пьяные, мечущиеся убийцы с окровавленными руками и в одежде, запачканной кровью... Надо заметать следы, и на это дело бросают всех, кроме уехавших хоронить трупы.

Место, куда увезли тела расстрелянных членов семьи последнего русского императора, находилось в далекой глуши. От переезда железнодорожной линии по густому лесу шла узкая конная дорога, которая возле урочища «Четырех братьев» раздваивалась, а потом снова соединялась, ограничивая большую территорию, называвшуюся «Ганина яма». Общая протяженность ее составляла около 5 верст, и примерно в середине этого района имелся маленький прудик, именно он, собственно, и назывался «Ганина яма». Утром 17 июля сюда и привезли тела членов царской семьи: на поляне убийцы развели костер, раздели женщин и начали копаться в их белье, а потом сбросили все тела в шахту и засыпали ее гранатами.

«МИР ОБ ЭТОМ НИКОГДА НЕ УЗНАЕТ»

431

О захоронении членов царской семьи оставили воспоминания несколько свидетелей, считавших, что это место находится именно в Ганиной яме. Например, у П. Быкова, одного из большевистских руководителей, сказано, что трупы ночью были отвезены на грузовиках по большой Коптяковской дороге в район старых рудников. «Здесь, вблизи заброшенных шахт «Ганиной ямы», трупы были частично сожжены... Остатки трупов были отвезены в сторону и закопаны в болоте».



О том же пишет А.А. Стрекотин, один из подручных караульной команды, аналогичную версию приводит и М. Кас-винов в своей книге «Двадцать три ступени вниз». Целую «повесть» о первом захоронении членов царской семьи оставил П.З. Ермаков.

Около часу ночи автомобиль с трупами направился по направлению дороги Коптяки, где мною было выбрано место для зары-тия трупов, но я заранее учел момент, что зарывать не следует, ибо я не один, а со мной есть еще товарищи. Я вообще мало мог кому доверить это дело и тем паче, что я отвечал за все... я заранее решил их сжечь, для этого приготовил серную кислоту и керосин... Я велел всех раздеть, чтобы одежду сжечь, и так было сделано. Когда стали снимать у них платье, то у самой императрицы и дочерей были найдены медальоны, в которые вставлена голова Распутина, далее под платьем на теле были приспособлены лифчики двойные... где были уложены драгоценные камни... Все это было передано члену Уралсовета Юровскому. Что там было, я вообще не поинтересовался на месте, ибо было некогда, одежду тут же сжег, а трупы отнесли около 50метров и спустили в шахту, она была неглубокая, около 6сажень...

Когда все это было закончено, то уже был полный рассвет, около 4-х часов утра... Когда все уезжали, то я остался в лесу, об этом никто не знал. С17на 18 июля я вновь прибыл в лес, привез веревку, меня спустили в шахту, я стал каждого по отдельности привязывать, по двое ребята вытаскивали. Когда всех вытащили, то я велел класть на двуколку, отвезли от шахты в сторону, разложили на три группы дрова, облили керосином, а самих — серной кислотой. Трупы горели до пепла, и пепел был зарыт...

Как относиться к этой части воспоминаний П.З. Ермакова? Как к пьяному бреду или как к легенде, кем-то придуманной и спланированной? А были ведь воспоминания и других свидетелей последних дней жизни членов семьи Николая II, например чекист Г.И. Сухоруков писал:

432

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



«МИР ОБ ЭТОМ НИКОГДА НЕ УЗНАЕТ»

433


18 или 19 июля нас выбирают 12 человек и говорят: товарищи, вам вверяется тайна государственной важности, с этой тайной вы должны умереть, горе будет тому, кто не оправдает доверия. Мы говорим, что готовы на все, и тогда председатель Уральского областного ЧКговорит: сегодня мы должны ехать хоронить семью Николая Романова... Ночью же выехали в сторону В. Исетского завода.

Приехали утром к шахтам, где были трупы, около шахты пепел... Братва начала рыться, догадавшись, что здесь сжигали царскую одежду. Кое-кому попало изрядно, например, Поспелов нашел 2 крупных бриллианта, оправленные платиной; Суне-гин нашел бриллиантовое кольцо и т.д.

Время шло, работа ударная, нужно было приступать к извлечению трупов, кругом расставили конных и пеших патрулей и приступили к работе. Первым спустился в шахту Сунегин Вл. И начал извлекать сначала дрова, цельными плахами, потом работа показалась длинной и нудной, и решили взяться прямо за трупы... На подмогу Сунегину спустился я, и первая же попавшаяся нога оказалась Николая последнего, который благополучно и был извлечен на свет божий, а за ним и все остальные. Для точности можно отметить, что все были голыми, за исключением наследника, который был в одной матроске нательной, но без штанов. По извлечении трупы сложили недалеко от шахты и закрыли палатками... Сначала решили вырыть яму прямо на дороге, закопать и сильно снова заездить, но грунт оказался каменистым и эту работу бросили...

Вечером пришли грузовые автомобили, трупы были уже положены на повозки, и мы с повозок снова перегрузили их на автомобили и поехали. Недалеко была мочажина, настланная шпалами, в виде моста, и здесь задний грузовик, почти проехавши, застрял. Все наши усилия ни к чему не привели и решили шпалы снять, выкопать яму, сложить трупы, залить серной кислотой, закопать и снова положить шпалы. Так и было сделано. Чтобы белые, даже если бы и нашли эти трупы, не догадались по количеству, что это царская семья, мы решили штуки две сжечь на костре, что мы и сделали. На наш жертвенник первым попал наследник, и второй — младшая дочь Анастасия. После того, как трупы были сожжены, мы разобрали костер, насередине вырыли яму, все оставшееся недогорелое сгребали туда, и на том же месте снова развели костер, и там закончили работу.

В то время, когда могильщики занимались своей страшной работой, прилегавшие к Ганиной яме леса были оцеплены красноармейским отрядом, и, как уже говорилось выше, были приняты все меры, чтобы замести следы этого гнусно-

го деяния. Но местные мужики, пришедшие к шахте сразу после ухода красных войск, нашли в траве — среди пепла и грязи — прекрасные драгоценные вещи и другие предметы, избежавшие огня. Потом они дали показания и честно сдали все найденные драгоценности.

Когда армия Колчака заняла Урал, по делу об убийстве царской семьи было начато расследование. Возле Ганиной ямы еще хорошо сохранялись следы двух кострищ: одни — у шахты, другие — на лесной дороге, под березой. В пепелище были обнаружены корсетные планшетки, множество пуговиц и крючков, военная пряжка небольшого размера, обгоревший изумрудный крест и бриллиант. В кустах и траве тоже были найдены мелкие вещи, принадлежавшие членам царской семьи, а около шахты — разорванные страницы анатомического трактата на немецком языке и немецкая газета. Следователь Н.А. Соколов и его помощники нашли 66 предметов, указывавших, что трупы членов царской семьи уничтожили именно около Ганиной ямы. На это указывали и следы кострищ, земля под которыми была пропитана застывшим человеческим жиром...

Из шахты откачали воду, подняли со дна землю, просеяли ее и промыли, и обнаружили жемчужную серьгу, застежку для галстука и много других предметов туалета членов царской семьи, а также и вставную челюсть доктора Е.С. Боткина. Однако, несмотря на самое тщательное обследование местности, ни самих тел, ни каких-либо останков обнаружено не было. Следователь по особо важным делам Н.А. Соколов и генерал М.К. Дитерихс, проводившие судебное расследование, пришли к одинаковому выводу: вся царская семья погибла, тела всех предварительно разрубили на куски, облили серной кислотой и бензином, а потом сожгли до пепла*. На месте кострищ были собраны куски разрубленных и обгорелых частей тел, участки кожи, отрубленный палец... Показания свидетелей, допрошенных в те годы, подтвердили эти заключения. Головы отрезали и увезли в Москву.

Следственной комиссии удалось установить, что 19 июля 1918 года Ш. Голощекин выехал в Москву в отдельном ваго-

* При расследовании обстоятельств гибели царской семьи с Н А Соколовым был тесно связан Р А Вильтон — корреспондент газеты «Тайме» в Петербурге Он вникал во все подробности следствия и участвовал в таких действиях, к которым следователь допускал особо доверенных лиц Р А Вильтон сделал снимки многих мест и вещей, касавшихся преступления, и сберег с опасностью для жизни один из экземпляров следственного дела

434

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



не, и с ним было «три тяжелых не по объему ящика», перевязанных веревкой. Всем любопытствующим он отвечал, что везет образцы артиллерийских снарядов для Путиловского завода. В Москве вместе с ящиками Ш. Голощекин отправился в Кремль — на квартиру Я.М. Свердлова...

Что же на самом деле было в этих ящиках? По одной версии, в них перевозили золото и драгоценности царской семьи, по другой — из Екатеринбурга были действительно привезены заспиртованные головы Николая II и членов его семьи. В конце июля 1918 года среди рядовых служащих Совнаркома активно обсуждалась эта страшная, до сих пор не опровергнутая версия...

В июле 1979 года Г. Рябов (сын чекиста, профессиональный следователь и автор сериалов о советской милиции) и геолог А. Авдонин взялись «обнаружить» точное место екатеринбургского могильника, в чем им помогла записка Юровского, неожиданно «появившаяся» сразу в нескольких архивах. Причем они не просто обнаружили захоронение, но и извлекли из него три черепа, которые потом снова закопали*. Тогда и поползли слухи, что один из черепов принадлежит Николаю II, но большого распространения эти слухи тогда не получили.

После незаконного вскрытия могильника остается лишь надеяться, что извлеченные тогда черепа (а может быть, и кости) были действительно снова положены туда. Однако никто тогда ничего не описывал, и никаких принятых в таких случаях актов не составлялось. Новый интерес к «царскому делу» снова возник в конце 1980-х годов, и в июле 1991 года было проведено «официальное» вскрытие захоронения с участием большой группы исследователей, бойцов регионального отряда МВД и представителей местной власти. Священника почему-то не пригласили, и получилось так, что сам факт обретения предполагаемых останков членов царской семьи превратился в простую информацию из раздела криминальной хроники. В тот день шел нескончаемый дождь, но хорошей погоды дожидаться не стали. Археологи-изыскатели поставили над могильником армейскую палатку, и добрая дюжина человек в тесноте втаптывала в мокрую глину человеческие останки. Кроме того, могильник был нарушен: останки, согласно газетным сообщениям, были захоронены в два яруса, и когда извлекали верхний — нижний затаптывали, поэтому была утрачена всякая возможность установить прижизненность тех или иных повреждений.

* А Авдонин попутно закопал в царскую, как он полагал, могилу свой бытовой мусор — старый чайник, ржавый таз и другую рухлядь.

«МИР ОБ ЭТОМ НИКОГДА НЕ УЗНАЕТ»

435

Для изучения вопросов, связанных с исследованием и захоронением останков последнего русского императора и членов его семьи, была создана государственная комиссия. Но лишь 23 июля первым экспертам Института судебной медицины была предоставлена возможность познакомиться с содержимым 12 больших армейских ящиков, в которых находились бесформенные конгломераты человеческих костей, вплавленные в отвердевшую глину. Из них потом было составлено не менее 8 скелетов вместо ожидаемых одиннадцати. Останков царевича Алексея и одной из царевен обнаружено не было, и снова поползли слухи об их возможном спасении.



За 12 дней до расстрела царской семьи внутренняя охрана Ипатьевского дома была полностью заменена не говорившими по-русски латышскими стрелками во главе с Я. Юровским. Его появление вселило в царственных узников страх, хотя держался он с ними холодно и корректно. 14 июля 1918года, когда уже принято было решение о расстреле, приходящая прислуга обратила внимание, что Я. Юровский долго сидел у постели цесаревича и расспрашивал его о здоровье. Через два дня чекисту попался на глаза поваренок Седнев, бывший ровесником цесаревича, — племянник царского повара, к этому времени уже посаженного в тюрьму. Я. Юровский резко сказал ему: «Беги сейчас к своему дяде в тюрьму!» — и мальчика с его сундучком отвели в батальон охраны, где он долго и сильно кричал.

Имея приказ Уральского комитета о расстреле царской семьи, Я. Юровский получил и предупреждение от русской церкви, что за расправу с царственными узниками его самого ждет смерть. И он решился, видимо, на неполное выполнение приказа: расстрелял царскую семью, но под видом поваренка дал возможность скрыться царевичу Алексею...

Работой государственной комиссии многие ученые остались не удовлетворены. Например, доктор юридических наук М.Н. Кузнецов подчеркивал, что в ее работе не было видно стремления установить истину, наоборот, комиссия как будто любой ценой стремилась доказать, что найденные под Екатеринбургом останки принадлежат членам царской семьи, и полностью игнорировала другие версии убийства и сокрытия тел. Некоторые ученые утверждают, что найденные на Коптяковской дороге останки не принадлежат членам семьи Николая II, не имеют вообще никакого отношения к Романовым и что в этом месте была захоронена совсем другая семья. К тому же первые эксперты как-то вдруг были отстранены от исследований, и центр проведения судебно-медицин-

436


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

ской идентификации царских останков незаметно стал перемещаться из России в научно-исследовательские учреждения Америки и Англии. Неудивительно, что у многих возникает закономерный вопрос: «А не было ли при этом утрат и подмены останков?» Поэтому трудно поверить в официальную версию о том, что найденные под Екатеринбургом останки действительно принадлежат членам царской семьи и некоторым другим лицам, разделившим вместе с ними заключение в Ипатьевском доме *. Недаром Русская православная церковь заявила, что факт принадлежности найденных останков царской семье не доказан. Несмотря на мощное давление со стороны власти, Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и все без исключения иерархи отказались от участия в их погребении. Пришлось обращаться к священникам, находящимся вне юрисдикции Русской православной церкви. Но даже и этот священник не стал поминать на панихиде имена членов царской семьи, а похоронил останки как безымянные, пропев: «А имена их, Господи, Ты Сам веси»...

МАВЗОЛЕИ В.И. ЛЕНИНА

Когда В.И. Ленин скончался (21 января 1924 года), была создана Специальная комиссия под председательством Ф.Э. Дзержинского, и члену этой комиссии — В.Д. Бонч-Бру-евичу была поручена организация похорон. Сам В.И. Ленин никаких записей или устных распоряжений на этот счет не оставил, и никто не слышал о его завещании относительно своего захоронения. У тогдашнего руководства страны и мыслей не было о длительном бальзамировании тела В.И. Ленина. Достоверно известно, что после доставки тела покойного из Горок в Кремль патологоанатом академик А.И. Абрикосов провел обычное вскрытие, установил причину смерти и выполнил необходимый объем работ по минимальному бальзамированию, пока тело будет находиться в Колонном зале Дома союзов для церемонии прощания. 25 января ЦИК СССР принял постановление, в котором говорилось:

* За годы советской власти Ипатьевский дом повидал немало хозяев. Сначала в нем разместился музей, а после Великой Отечественной войны в особняке было областное отделение «Союзпечати», затем центр по подготовке учителей из соседнего Челябинска. В ночь с 17 на 18 сентября 1977 года дом снесли, а перед этим там проводил свои репетиции молодежный театр.

МАВЗОЛЕЙ В.И. ЛЕНИНА

437

Мавзолей В.И. Ленина



1. Гроб с телом Владимира Ильича сохранить в склепе, сделав последний доступным для посещения.

2. Склеп соорудить у Кремлевской стены, на Красной площади среди братских могил борцов Октябрьской революции.

Уже на другой день после смерти В.И. Ленина архитектор А.В. Щусев получил задание всего за трое суток спроектировать и построить «склеп» — именно так в официальных документах называлось тогда место захоронения вождя революции. «Склеп» должен был быть таким, чтобы туда могли пройти все, кто захочет проститься с Владимиром Ильичей. Желающих было очень много, и, несмотря на сильные морозы, длинный людской потом не уменьшался, а потом стали прибывать и представители со всех концов СССР и из-за рубежа.

Как только было выделено место у Кремлевской стены, перед могилой Я.М. Свердлова — на месте сооруженной в 1922 году кирпичной трибуны, и сделана разметка, сразу приступили к рытью котлована. Но земля была такой мерзлой, что ее не брали ни лом, ни кирка, и тогда на помощь призвали военных саперов. Взрывники так точно расположили снаряды, что после маломощных направленных взрывов ос-

438

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



новная масса грунта была выброшена в сторону площади и не повредила рельефа на Сенатской башне, могилы Я.М. Свердлова и фигуры рабочего, установленного к 5-летию Октябрьской революции правее Сенатской башни. К э-тому времени и А.В. Щусев определился со своим проектом, задумав возвести на фоне Кремлевской стены с ее зубцами и башнями склеп-мавзолей в виде ступенчатой пирамиды.

К рассвету 26 января котлован для склепа был готов, и строители приступили к его сооружению. Работы велись днем и ночью при свете прожекторов и при 30-градусном морозе. На строительстве Мавзолея самоотверженно трудились и многие добровольцы, в том числе революционеры-эмигранты: австрийцы, венгры, поляки, финны и др.

Но к вечеру того же дня на Красной площади уже завершались работы по сооружению первого Мавзолея, который по своему внешнему виду ничего общего не имел с современным. Основание его было почти кубической формы (высота около 3 м), а над ним возвышались еще три ступени небольшой пирамиды. Мавзолей был деревянный, справа от него располагалась постройка (тоже деревянная) — вход в подземный траурный зал, слева — такая же постройка для выхода из него. Наружная поверхность Мавзолея была обшита вагонкой в «елку» и имела светло-коричневую окраску. И только по углам доски были выкрашены в черный цвет, образуя траурную рамку. На фасаде Мавзолея выделялись крупные рельефные буквы «ЛЕНИН», выкрашенные в черный цвет.

Утром 27 января из Колонного зала Дома союзов траурная процессия с телом В.И. Ленина направилась на Красную площадь. Гроб был установлен для прощания на постаменте, а потом ближайшие соратники Владимира Ильича опустили его в Траурный зал, находившийся на глубине трех метров. Оформлен он был в черный и красный цвета, как было задумано художником И.И. Нивинским. Затем гроб с телом В.И. Ленина установили в саркофаг, накрытый стеклянной пирамидальной крышкой (работа К.С. Мельникова). У входа и выхода впервые встали на Пост №1 часовые.

Уже в феврале 1924 года, когда первый деревянный Мавзолей был открыт для посещения, началась подготовка к созданию нового монументального сооружения. Первый «склеп» считался временным, а для вождя революции нужен был более монументальный Мавзолей. Его тоже решили построить из дерева и с максимальным использованием конструкций уже существующего сооружения. А.В. Щусеву поручили создать новый проект, согласно которому предполагалось объединить склеп и боковые вход и выход. К тому же архитектору надо

МАВЗОЛЕЙ В.И.ЛЕНИНА

439

было учесть предложения, который поступали от соратников вождя. Например, Л.Б. Красин, один из первых советских дипломатов, предложил придать Мавзолею форму народной трибуны. Его поддержал и А.В. Луначарский. Так появился проект второго Мавзолея, который сочетал в себе ступенчатую пирамиду, усыпальницу, памятник и трибуну. Размеры второго Мавзолея, по сравнению с центральным объемом первого, увеличились более чем в два раза.



Этот Мавзолей в общих чертах был уже похож на современный, и хотя он тоже был сделан из дерева, но ступеней у него было больше. Центральный вход находился в середине фасада Мавзолея, а слева и справа от него размещались боковые трибуны, куда вели две лестницы. Дубовая обшивка второго Мавзолея была покрыта лаком, и общий цвет всего сооружения был светло-коричневым, а на нем контрастно выделялись сделанные из черного дуба колонны портика, двери, фриз над нижним объемом и т.д.

В конце 1924 года комиссия по увековечению памяти В.И. Ленина обсуждала доклад А.В. Луначарского и Л.Б. Красина «О постоянном Мавзолее». В ходе обсуждения комиссия сформулировала ряд принципиальных предложений, которые затем вошли в программу объявленного конкурса. Основным помещением Мавзолея должен был стать зал, в центре которого будет установлен саркофаг; кроме того, предусматривались подсобные помещения и залы, а также «большие залы ожидания», которые «могут находиться и в верхнем этаже, то есть над землей, и составлять главное содержание самого корпуса здания». Стены внутренних помещений должны были быть украшены фресками, изображающими «главные этапы мировой революции, в особенности рабочего движения, и социалистического служения ему Владимира Ильича». Кроме того, «в композицию всего сооружения должна была входить трибуна, как центр Красной площади. Трибуна должна быть рассчитана на вмещение президиума всего народного собрания... с самостоятельно выдвинутой кафедрой для оратора».

К составлению проекта решено было привлечь лучших советских и зарубежных архитекторов, и на конкурс поступило много интересных проектов. Например, Ф.О. Шехтель представил композицию, отдаленно напоминавшую Мавзолей в Га-ликарнасе: прорезанный арками стилобат, на котором стоит колоннада, поддерживающая высокую пирамиду, облицованную камнем.

В конкурсе приняли участие не только профессиональные архитекторы, но и люди самых разных профессий — рабочие, крестьяне, служащие, студенты... И если их самодеятельные

440

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



проекты с архитектурной точки зрения были несовершенны, то тексты к ним представляют большой интерес как подлинные документы эпохи и свидетельствуют об отношении народа к идее увековечения памяти В.И. Ленина. Например, в проекте под девизом «Пролетарское единство» монумент изображен в виде трибуны-винта (с лозунгами на витках резьбы) с двумя гайками и скульптурной группы «Ленин среди представителей III Интернационала». В пояснительной записке автор проекта писал: «Жизнь и деятельность Ильича так многообразны, что отражают собой целую эпоху: вождь и борец, гуманист и реформатор в одинаковой мере выступает на первый план, превращая жизнь в легенду, а личность в миф». По мнению автора, «...в памятнике В.И. Ленину должен был найти отражение тот факт, что вождь революции уделял большое внимание индустрии, символом которой могут служить колесо, рычаг и винт».

Проект под девизом «Декабристы» представлял монумент в виде корабля с названием «Октябрь», на капитанском мостике которого должна был стоять фигура В.И. Ленина, указывающего путь. В проекте под девизом «Центр мира» предлагалось возвести на Красной площади огромное сооружение в виде пятиконечной звезды. Трибуны размещаются со стороны всех фасадов здания, что давало возможность одновременно выступать нескольким ораторам.

После второго бальзамирования тела В.И. Ленина за его состоянием и соблюдением нужной температуры и влажности в Траурном зале установили тщательное наблюдение. Теперь этим занималась специальная комиссия Мавзолея, которая к 1929 году установила, что тело покойного можно сохранять и более длительное время, поэтому решено было построить каменный Мавзолей из отечественных материалов. Работа была поручена все тому же архитектору А. В Щусеву, а помогали ему архитекторы И.А. Француз и Г.К. Яковлев.

Сохранилось большое количество чертежей, которые свидетельствуют о кропотливой работе над проектом, о том, как от варианта к варианту проект каменного Мавзолея все дальше отходил от своего деревянного прототипа и приобретал все более крупные масштабы. И хотя постоянный Мавзолей в основном сохранил все формы деревянного, но пропорции его существенно изменились.

А.В. Щусев побывал в каменоломнях страны и сам отобрал камни необходимых пород и расцветок (мрамор, гранит, Лабрадор, порфир и др.). Самый крупный монолит серо-черного Лабрадора с васильково-черными прожилками был добыт в Головинском карьере под Житомиром. Сначала эту 60-тон-

СЕНТ-ЖЕНЕВЬЕВ-ДЮ-БУА

441

ную громадину везли на восьмиколесной телеге до железной дороги, а потом — на специальной платформе, в Первую мировую войну перевозившей подводные лодки. На этом монолите, занявшем в Мавзолее место над центральным входом, разместилось имя «ЛЕНИН». Буквы были изготовлены из полированного красного кварцита, добытого на берегу Онежского озера. Строительные работы по сооружению Мавзолея продолжались 16 месяцев и были закончены в октябре 1930 года.



СЕНТ-ЖЕНЕВЬЕВ-ДЮ-БУА

После Октябрьской революции Россию покинули более миллиона наших соотечественников, и в политическом отношении в изгнании оказались представители всех дореволюционных партий — от крайне правых до крайне левых. Возникали и новые организации, например Русский национальный комитет, в президиум которого входили и богослов Карташов, и журналист Бурцев, и П. Струве, и один из князей Долгоруковых. Создавались в эмиграции и военные организации: Русский общевоинский союз со всеми его корпусами и дивизиями, союзами офицеров, Георгиевских кавалеров, гвардейцев и офицеров Генерального штаба; Фонд спасения родины, Зарубежный союз инвалидов и другие, а также земляческие и профессиональные объединения... Значительная часть творческой и научной интеллигенции в Париже, Берлине, Риме и других западноевропейских городах не просто вела борьбу за существование, но и пыталась служить какой-то идее. Одни, особенно в первые годы после революции, призывали к «крестовому походу против большевиков», другие считали себя чуть ли не наследниками герценовского «Колокола» — реальной оппозицией коммунистической власти. Но во все времена лучшие представители русской эмиграции видели свою задачу «в служении России, независимо от существовавшей в ней политической системы», и потому оставили по себе добрую память.

В Париже русские эмигранты довоенного времени создали самый большой и самый богатый центр русского расселения. После революции оказалась за границей и княгиня Вера Кирилловна Мещерская. В поисках заработка она открыла в Париже пансион, в котором обучали хорошим манерам девушек из богатых американских семей. Среди ее воспитанниц была некая мисс Дороти Пэджей, оказавшаяся не только бога-

442


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

той, но и доброй девушкой. Она стала допытываться у В.К. Мещерской, чем можно помочь и что могут сделать ее деньги. И княгиня рассказала своей американской пансионерке о тяжелом положении стариков-эмигрантов и престарелых людей, не имеющих семьи и родных. И тогда мисс Д. Пэджей в местечке Сент-Женевьев-дю-Буа, располагавшемся в 30 километрах от Парижа, купила прекрасный особняк с флигелями, службами и садом, ранее принадлежавший одному из наполеоновских маршалов. Здесь княгиня В.К. Мещерская организовала так называемый Русский дом, который вместе с флигелями сразу же заполнился постояльцами. Из бывшего посольства Российской империи в Русский дом привезли портреты государей и государынь и даже тронооб-разное кресло, в котором однажды когда-то сидел последний русский император.

Мисс Д. Пэджей заботилась о своих подопечных как могла, например, присылала из Америки подарки, а на Рождество — гусей и индеек. Однажды она приехала из-за океана и в день взятия Бастилии решила порадовать русских старичков. На грузовиках, с немалым риском для их хрупкого здоровья, она повезла всех — 250 человек — в Париж смотреть фейерверк на Сене.

В столице накупила шампанского и всякого угощения, сняла виллу с видом на Сену, чтобы салют был хорошо виден, так ей хотелось «дать обедневшим русским аристократам, хоть на один день, иллюзию

Успенская церковь на русском их былой привольной и

кладбище Сент-Женевьев-дю-Буа богатой жизни».

СЕНТ-ЖЕНЕВЬЕВ-ДЮ-БУА

443


Когда Русский дом перестал вмещать всех желающих, они стали селиться на квартирах поблизости от него. Постепенно Сент-Женевьев-дю-Буа обрусел, как и некоторые другие пригороды Парижа. Рядом с Русским домом находилось сельское французское кладбище, на котором с левой стороны от входа был отведен участок земли для захоронения русских. Первые русские могилы появились здесь в 1927 году, а впоследствии возникла необходимость в церкви, и общими усилиями был приобретен участок земли рядом с кладбищем. Проект церкви в честь Успения Божьей Матери, возводимой в традициях новгородско-псковского зодчества XVI века на общественные пожертвования, выполнил архитектор и художник А.А. Бенуа. Внутреннее убранство храма тоже сделано в русском стиле. Церковь расписывали сам художник и его жена, принимал участие в росписи храма и граф Шереметев, который в то время служил при храме в скромной должности псаломщика. Строгий двухъярусный иконостас расписан художниками-прихожанами Львовой и Федоровым. Небольшая белая церковь была торжественно освящена митрополитом Ев-логием в 1939 году.

Митрополит Евлогий (Василий Семенович Георгиевский) родился в селе Сомове Тульской губернии в семье священника. Получил высшее богословское образование, после революции жил и работал в Сербии и Германии, служил архиепископом Волынским. В апреле 1921 года он был возведен в сан митрополита и до конца своей жизни возглавлял православную церковь в Западной Европе. С осени 1922 года митрополит Евлогий жил во Франции, содействовал созданию Русского православного богословского института, мечтал вернуться со своей паствой на родину, но умер на чужбине и был похоронен на кладбище Сент-Женевьев-дю-Буа.

В склепе храма впоследствии упокоились А.А. Бенуа с супругой, протоиерей Д. Троицкий, принимавший участие в строительстве церкви, а также архиепископ Кассиан, ректор Русского православного богословского института в Париже, и другие.

Справа от храма, в зелени кустов и деревьев, расположилась звонница с маленьким куполом над двумя аркадами. В них разместилось 6 колоколов: в правой — один большой, в левой — пять других, разных размеров, размещены в две высоты.

Храм в честь Успения Божьей Матери был первой кладбищенской церковью на русской земле. Позже в этой церкви стали отпевать и на этом кладбище хоронить умерших не толь-

444


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

ко из Сент-Женевьев-дю-Буа, но и из Парижа и более отдаленных мест Франции. При храме долгое время действовало Попечительство русского кладбища, объединявшее родственников и друзей тех, кому дорога русская культура. Основой деятельности Попечительства были забота о кладбище, могилах и сохранение памяти о погребенных в них. А церковь не прекращала совершать молитвенные поминания об усопших — панихиды, простые заупокойные службы и торжественные поминовения.

В тяжелые годы Второй мировой войны церковь и Попечительство возвели вокруг кладбища каменную ограду и ворота церковного участка. После войны был построен домик, в котором могут разместиться на отдых прибывшие паломники. На стенах домика — изображения последнего русского императора и членов его семьи, фотографии зарубежных владык Русской православной церкви, архитектора А.А. Бенуа, а также литографии с видами Москвы и Санкт-Петербурга и изображением коронации императора Николая II; в углу — икона Николая Чудотворца, перед которой всегда горит лампада. У входа в домик укреплены две мраморные доски, на одной из которых сделана надпись: «Отдохните, укройтесь от непогоды и молитвенно вспомяните подумавшего о Вас».



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница