100 великих некрополей москва



страница17/17
Дата24.08.2017
Размер5,82 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17

Весь комплекс зданий находится на земле, приобретенной Епархиальным управлением, и является русской собственностью. Территория же самого кладбища, выросшего со дня своего основания в два раза, принадлежит местной муниципальной власти, и русским кладбище можно назвать условно. В настоящее время, когда предместье Сент-Женевьев-дю-Буа из рабочего поселка превратилось в город, потребность в местах для погребений увеличилась, и теперь среди русских могил можно увидеть и французские захоронения. Местные жители строго контролируют погребения православных на Сент-Женевьев-дю-Буа. Если раньше места для погребений продавались сроком на 100 лет и даже навечно, то теперь это правило отменено

Название «Сент-Женевьев-дю-Буа» обычно переводится как «Святая Женевьева Лесная». Давным-давно тут были леса, а теперь шелестят под французским небом почти белоствольные и почти русские березы эмигрантского русского кладбища. Когда-то люди с ужасом говорили, что страшно умереть на чужбине: жить здесь и то тяжко, а вот быть зарытым в чужую землю — это уж совсем горестная судьба. Здесь, на кладбище Сент-Женевьев-дю-Буа, покоится прах многих русских людей; на обелисках, именах, стелах высечены имена тех, кто составляет цвет отечественной культуры, работавших

СЕНТ-ЖЕНЕВЬЕВ-ДЮ-БУА

445

во славу ее, даже оказавшись вне родины. Писатели и поэты И. Бунин, 3. Гиппиус, Д. Мережковский, Б. Зайцев, Г. Иванов, художник К. Коровин, С. Лифарь и многие-многие другие... Волей судьбы они оказались за границей, но не растворились на чужбине, потому что всех их объединяла великая русская культура, которую они хранили в своих сердцах и которой продолжали служить и вдали от родины. Историк и богослов И. Федотов назвал служение русской культуре самой важной частью жизни эмигрантов: «Быть может, никогда ни одна эмиграция не получила столь повелительного наказа — нести наследие русской культуры. Он дается фактом исхода, вольного или невольного, значительной части ее активной интеллигенции... И вот мы здесь, за рубежом, для того... чтобы восстановить полифоническую ценность русского духа».



Популярной и любимой в среде русских эмигрантов была «Зеленая лампа» — литературно-философское общество, созданное 3. Гиппиус и Д. Мережковским. Из старшего поколения его охотно и часто посещали писатели И. Бунин, М. Алданов, М. Цейтлин, философы Л. Шестов, Н. Бердяев, С. Франк, Н. Лосский и другие.

Многие десятки тысяч русских нагрянули во Францию изможденные революцией и потерями, и с ними — испуганные и захиревшие дети. Надо было поправлять здоровье и скорее учить их. В Париже оказались и молодые солдаты, юнкеры и офицеры, которые не успели получить образования в России, уйдя на фронты Гражданской войны из-за парты. И тогда представители «беженской России» со всей самоотверженностью взялись в первые же годы изгнания за дело просвещения молодого поколения, совершив этим великий подвиг. Первая волна русской эмиграции не только выжила, но сумела в этой потерянности и бедности вырастить хороших детей, дать им образование и сохранить в их душе, памяти и в языке великую Россию.

Во французской столице действовали различные школы, курсы, русские гимназии, кадетский корпус, консерватория, институты и т.д. Например, только русская гимназия, принадлежавшая Обществу помощи детям русских эмигрантов, до своего закрытия в 1961 году выпустила около 1000 юношей и девушек. Среди них были и те, кто в годы Второй мировой войны сражался в отрядах французского Сопротивления.

Особое чувство вызывает участок кладбища, где похоронены участники Белого движения. И как пронзительно справедливы слова князя СЕ. Трубецкого из воспоминаний, написанных им в эмиграции: «Будет ли наш прах покоится в родной земле или на чужбине — я не знаю, но пусть помнят

446

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



наши дети, что где бы ни были наши могилы — это будут русские могилы и они будут призывать их к любви и верности России». На каждой из них установлен какой-нибудь символ: Андреевский флаг из голубых и белых цветов, изображение русского ордена, восьмиугольный крест с крышей и золотыми куполами-луковками.

На Сент-Женевьев-дю-Буа расположены полковые участки алексеевцев, корниловцев, казаков, моряков, которые лежат в могилах плечом друг к другу, как когда-то шли в боях. А еще есть участки тех, кто хотел, чтобы их вспоминали как кадетов, и потому на каждой могильной плите здесь лежит погон кадетского корпуса, сделанный из цветного фарфора. Дроздовцы из 1-й бригады русских добровольцев, созданной генерал М.Г. Дроздовским на Румынском фронте, Добровольческой армии, носили на своих малиновых погонах вензель. В марте 1918 года отряд выступил из города Яссы на соединение с Добровольческой армией Л.Г. Корнилова и прошел 1200 верст с боями и сражениями, лишениями, опасностями и невзгодами.

Сам генерал-майор М.Г. Дроздовский в бою под Ставрополем был ранен и 14января 1919года умер от заражения крови в ростовском госпитале. Тело его было перевезено в Екатеринодар и похоронено в Войсковом соборе. В марте 1920 года в город, уже занятый красными войсками, ворвался отряд дроздовцев и вывез гроб своего командира, чтобы над ним не совершилось надругательство. Тело М.Г. Дроздовского морем переправили из Новороссийска в Севастополь и похоронили в сокровенном месте, которого теперь уже никто не знает...

А уцелевшие в Гражданскую войну дроздовцы и на чужбине сохранили верность своему полковому братству: все они похоронены рядом. Сначала над их могилами возвышалась трехарочная звонница, но к 1987 году она обветшала, и ее заменили новым памятником. Однако, как и прежде, на нем выделяется бело-малиновый крест с вензелем дроздовцев и надписью «Яссы». Все долгое парижское лето могилы «дроздов», как они сами себя называли, украшают белые и малиновые флоксы.

В центре Галлиполийского участка кладбища возвышается памятник, подобный тому, который некогда стоял неподалеку от Галлиполи — небольшого турецкого порта в Дарданеллах, где после эвакуации из Крыма разместились части Добровольческой армии П.Н. Врангеля. Здоровье людей, высаженных в буквальном смысле слова на голом месте, было

СЕНТ-ЖЕНЕВЬЕВ-ДЮ-БУА

447

подорвано перенесенными тяготами, лишениями и неизбывной тоской по родине, и потому на местном кладбище со временем стали появляться русские могилы. Их становилось все больше и больше, и русских изгнанников стали хоронить на месте старого армянского кладбища, где (по преданию) хоронили пленных запорожских казаков и русских солдат Крымской войны.



У обитателей галлиполийского лагеря возникла мысль увековечить память своих соотечественников, умерших на чужбине, и решено было соорудить им памятник. Автором проекта и одновременно строителем стал Н.Н. Акатьев, подпоручик Технического полка. Для сооружения памятника по приказу генерала А.П. Кутепова каждый должен был принести хотя бы один камень. И потекла «бесконечная вереница людей, согнувшихся под своей добровольной ношей, в том числе седых стариков и малых детей, с тихими и серьезными лицами приходивших на кладбище». Было принесено 24 000 камней.

Памятник, торжественно открытый в середине июля 1921 года, напоминал одновременно и древний курган, и шапку Мономаха, увенчанную крестом. Но через 28 лет землетрясение разрушило памятник, и его уменьшенную копию как дань памяти всем участникам Белого движения в России было решено установить на русском кладбище Сент-Женевьев-дю-Буа. И как когда-то камни, на этот раз деньги были собраны русскими людьми, уже рассеянными по всему миру. Проект воссоздания Галлиполийского памятника бесплатно выполнили супруги Бенуа — Альберт Александрович и Маргарита Александровна.

Памятник был торжественно открыт воскресным днем 2 июля 1961 года в присутствии множества людей. На мраморной доске была сделана надпись: «Памяти наших вождей и соратников». Другая мраморная доска с краткой историей памятника прикрывала замурованную нишу, куда были вложены списки «в рассеянии скончавшихся» участников Белого движения. А по восьмиугольному цоколю памятника шли посвящения генералу Л.Г. Корнилову и всем воинам корни-ловских частей, адмиралу А.В. Колчаку и всем морякам российским, генералу Маркову и марковцам, казакам, генералу М.Г. Дроздовскому и дроздовцам, генералу А.И. Деникину и первым добровольцам, генералу М.В Алексееву и алексеев-цам, генералу П.Н. Врангелю и чинам конницы и конной артиллерии...

Ни один из вождей Белого движения, чьи имена увековечены на памятнике, не нашел на кладбище Сент-Женевьев-

448

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



дю-Буа своего последнего места упокоения. Некоторые из них приняли смерть в России и остались там без могил и крестов. Прах М.В. Алексеева, умершего в Екатеринодаре, удалось перевезти в Сербию, а А.И. Деникин и П.Н. Врангель были погребены далеко от парижского кладбища. Здесь же стражем могил русских воинов возвышается только Галлиполийский памятник.

Расширяться русскому кладбищу некуда, ведь вокруг — не своя земля, и тогда новопреставленных хоронят в чужих могилах. Так, Александра Галича и его жену Александру Николаевну захоронили в могиле некоей Магдалины Голубицкой. В чужой могиле сначала был похоронен и кинорежиссер Андрей Тарковский, но потом французское правительство купило отдельное место для его могилы, в которой он теперь и покоится.

Похоронен на Сент-Женевьев-дю-Буа и полковник русского генерального штаба Б.И. Дуров — потомок знаменитой героини 1812 года кавалерист-девицы Надежды Дуровой. Б.М. Носик в своей книге «Привет эмигранта, свободный Париж!» рассказывает, как встретил генерала еще при жизни на кладбище Сент-Женевьев-дю-Буа у заранее заготовленной могилки, где тот читал какую-то рукопись. Почтенный старичок, которому было уже далеко за 90, отвел писателя в Русский дом, где доживали свой век очень старые люди.

На Сент-Женевьев-дю-Буа существует специальный участок, который называется «Мемориал российских военных моряков», а также на кладбище выявлено 21 захоронение русских военных летчиков.

КОЛОКОЛА ХАТЫНИ

Директива германского верховного главнокомандования от 16 декабря 1941 года гласила: «Войска имеют право и обязаны применять... любые средства без ограничения, также против женщин и детей, если только это способствует успеху». Немецкие захватчики выполняли эту директиву повсеместно на всех оккупированных ими территориях: в чехословацкой деревне Лидице, во французской деревне Орадур и многих других.

Страшная трагедия в белорусской Хатыни совершилась 22 марта 1943 года. Это была тихая лесная деревня, ягодный и грибной уголок; уже от самого названия деревни веяло теплом жилья и запахом свежего хлеба, человеческой добротой

КОЛОКОЛА ХАТЫНИ

449

и щедростью земли. В этот день шумному и веселому приходу весны радовались поля и луга, леса и птицы, а белоствольные березы набухали молодым соком. Но уже во внешних звуках и запахах первого весеннего месяца чувствовалась какая-то тревога, словно неуловимый признак беды навис над Хатынью, до жителей которой уже доходили слухи о сожженных вокруг деревнях и селах. И тоскливо в то мартовское утро было в деревне, у многих тревожилось сердце, и душа была не на месте.



Все люди были тогда в деревне, не успели еще разойтись по делам своим, когда в Хатынь на машинах ворвались фашисты. Около 300 карателей было в банде лютого эсэсовца Оскара Дирлевангера, вся деятельность которого сводилась к грабежам и убийствам и руки которого давно уже были по локоть в крови. Он набрал свою команду из ¦: ;, .;««^ сидевших в тюрьмах головорезов и даже по отношению к ним отличался необузданной жестокостью, не говоря уже о мирном населении. Тех подручных, кто ему не нравился, снова отправляли в тюрьму или они каким-то образом становились жертвами команды «вознесения на небеса».

В Хатыни он приказал выгнать всех жителей из домов на улицу, и вооруженные автоматами, гранатами и пулеметами солдаты в рогатых касках затопали, загремели своими тяжелыми сапогами по дворам, хатам, амбарам и сараям. Заглядывали в каждый угол, в каждую щель, в каждый закуток и всех выгоняли на улицу — мужчин, стариков, детей, больных и

Памятник жертвам Хатыни

450


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

слабых старух. Кто-то успел обуться, а кого выгнали и босиком; тех, кто еще и ходить не умел, — несли на руках...*

Потом фашисты загнали всех в овин, а там под крышей голуби летают или воркуют в своих гнездышках, и завидовали люди птицам, которые могут вылететь в отличие от них — запертых в ловушке, из которой не выбраться на волю. Тесно и душно сделалось в старом овине, а потом проскрипели и затворились снаружи его ворота. И вдруг запахло дымом, с крыши посыпались искры, и вскоре пламя просочилось через ее солому... Люди бросились в ворота, стали колотить руками и ногами, плечами навалились, и распахнулись старые ворота старого овина. Свежим воздухом повеяло на людей, но тут же их встретил свинцовый ливень автоматных и пулеметных очередей. Они ринулись назад, а на них уже падали охапки горящей соломы, дышавшие огнем стропила и жерди...

Догорала жизнь в Хатыни, а каратели еще расхаживали по дворам, выгоняли коров и свиней и грузили их на машины. Из хат вытаскивали велосипеды, швейные машинки, вышитые скатерти и полотенца, кружева, подушки, самовары, кадушки с салом... А когда до ниточки, до шерстинки, до зернышка очистили каждую хату, подожгли и саму деревню, и потянулись в небо над Хатынью черные и желтые столбы дыма. Пожар заглатывал все живое и неживое, солнце закрылось тучей, птицы старались улететь подальше от этого страшного ада.

Несколько дней горела Хатынь, а потом не стало и ее — только дымились головешки да блестели в горячей золе красные угли. Там, где когда-то стоял деревенский овин, в серой золе чернели обгоревшие людские кости. Зола и пепел, головешки и человеческие останки, обугленные бревна и обезображенные трупы — вот что осталось от Хатыни. 149 душ поглотило лютое пламя, и долгое время даже над остывшим пепелищем стоял тяжелый запах сгоревшей человеческой плоти*. И закаркало воронье, кружа над пепелищем...

Весной 1943 года прилетели в Хатынь аисты, которые испокон веков гнездились здесь. Прилетели аисты — и не нашли деревни: нет высоких лип и берез, нет старых колес на крышах, нет и самих крыш... Негде отдохнуть аистам после долгой дороги, покружились птицы над черным пепелищем, покружились и улетели...

* По дороге в овин только трем детям удалось скрыться Володе Яс-кевичу, его сестре Соне и Саше Желобковичу.

** Выжили тогда только три человека Виктор Желобкович, Антон Барановский и Иосиф Каминский

КОЛОКОЛА ХАТЫНИ

451


После войны по решению ЦК Коммунистической партии Белоруссии и правительства республики на месте Хатыни был сооружен мемориальный комплекс — вечный памятник погибшим советским людям и сотням сел и деревень, сожженным и стертым с лица земли немецкими оккупантами.

На длинных вытянутых руках человек держит перед собой такого же, как и он сам, черного, обугленного мальчика. Голова его запрокинута, ноги свисают до колен высокого, сутулого старика, в облике которого узнаются черты работящего колхозного кузнеца Иосифа Каминского, чудом выбравшегося в тот страшный день из горящего овина.

Бронзовый исполин с мертвым мальчиком на руках в скорбном молчании глядит на обступивших его людей, которые смотрят на человека, воскресшего из мертвых. Часто и сам Иосиф Каминский останавливался возле бронзовой фигуры, качал седой головой и тихо говорил: «Люди, дорогие мои люди... Это — я, а это — мой сын, мой Адасик», — и умолкал, не в силах говорить дальше, поведать о той жуткой трагедии и поделиться своим горем. А потом, собравшись с силами, прерывистым голосом продолжал: «На мне горит одежда, тело горит, сам я весь в крови.. Я к сыну, к Адасику моему, еще как-то подполз, поднял — а у него живот пулями перерезан. Умирает Адасик, прямо на руках и умер сынок... Вот так я его тогда держал на руках, а меня сбили с ног злодеи, затоптали в кровавый снег, стукнули прикладом... А потом пошли жечь Хатынь».

Вот эту страшную трагедию сумел точно и тонко передать в бронзе талантливый белорусский скульптор Сергей Сели-ханов, создавший суровую и скорбную фигуру старика с мальчиком на руках. За спиной старика черные и серые, словно подернутые пеплом и припорошенные сажей фундаменты, венцы срубов и потрескавшиеся печные трубы, опаленные огнем... На тех местах, где когда-то стояли хатынские хаты, теперь высятся 26 стел и столько же бетонных срубов, которые никогда не поднимутся выше одного венца... Внутри сруба — тревожный силуэт обелиска-трубы, увенчанного колоколом, на обелиске — мемориальная плита с фамилиями и именами заживо сожженных хатынцев.

Бетонные дорожки проложены сегодня там, где были когда-то деревенские улочки. Но никто не вырастит на хатынских двориках сада, не поставит улья под яблоней, не прибьет скворечник на дерево. Там, где возле хат стояли лавочки, они стоят и теперь — только не деревянные, а из черного бетона. И не сядет сюда влюбленная парочка, и никогда не будут гулять в Хатыни веселые свадьбы, не раздастся крик малыша,

452


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

не будут здесь играть на гармошке, не зазвучат скрипки и цимбалы, не послышится песня... Никто и никогда не зачерпнет воду из колодца, потому что Хатынь сегодня — это бронза и камень: есть здесь и калитки, но тоже из черного бетона, а на месте сожженного бревенчатого овина стоит другой — из черного мрамора... Хатынь — это безмерная людская скорбь, это памятник всем пепелищам Великой Отечественной войны и символ людского мужества...

Более 900 белорусских сел и деревень разделило судьбу Хатыни. Из них пепел и землю с огненных братских могил привезли в Хатынь, и урны с той землей легли под камни-памятники на Кладбище деревень. Ходят здесь люди, свои деревни и села отыскивают: Старица, Новоселки, Смуга, Зеленый Лог, Белая Лужа, Ладеево... Вдоль мемориала возвышается Стена памяти, которая расскажет о лагерях смерти, созданных гитлеровцами в Белоруссии. Ниши в этой стене вызывают в памяти зарешеченные окна тюремных казематов, в которых мучались и гибли сотни тысяч советских людей. Но окна эти напоминают и грозные бойницы: люди погибали, но не сдавались и не становились на колени, не предавали ни свою совесть, ни свои души. Об этом и звонят скорбные колокола Хатыни. Удары их надтреснутые, короткие, как зажатая в груди боль, — это стонет сама земля, принявшая муки, кровь и смерть 149 жителей Хатыни. Их останки покоятся в братской могиле, а над могильным холмом установлен Венец памяти из белого мрамора. На нем вырезаны слова восставших из пепла хатынцев к живущим:

Люди добрые, помните: любили мы жизнь, и Родину нашу, и вас, дорогие.

Мы сгорели живыми в огне.

Наша просьба ко всем: пусть скорбь и печаль обернутся в мужество ваше и силу, чтобы смогли вы утвердить навечно мир и покой на земле.

Чтобы отныне нигде и никогда в вихре пожара жизнь не умирала!

И наш ответ погибшим:

Вы не покорились фашистским убийцам в черные дни лихолетья.

Вы приняли смерть, но пламя любви вашей к Родине нашей советской вовек не погаснет.

Память о вас в народе бессмертна, как вечна земля и вечно яркое солнце над нею.

НА ПОГОСТЕ СКУГСЧУРКУГОРДЕН

453

Над этой вечной землей и вечным солнцем, над Кладбищем деревень, в которых не осталось ни одной человеческой души, раздается звон колоколов, который бередит души человеческие.



Слышали вы в Хатыни Траурный перезвон? Кровь от ужаса стынет, Только раздастся он. Кажется, ты в пустыне, Выжжено все дотла — В той, военной, Хатыни Плачут колокола.

НА ПОГОСТЕ СКУГСЧУРКУГОРДЕН

Исход русских из большевистской России не обошел стороной и Швецию, хотя число эмигрировавших сюда лиц было относительно небольшим. Многие отдавали предпочтение соседней Финляндии, так как она была ближе и доступнее, к тому же у многих петербуржцев были дачи на Карельском пе-

Часть русских эмигрантов осела в Швеции

454

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



решейке. Да и сама эмиграция поначалу воспринималась как вынужденное и временное явление, поэтому, надеясь на скорое возвращение, уезжать далеко от России русские не хотели. В Швецию бежали в основном те, кто хотел перебраться дальше, в Западную Европу.

Второй поток эмигрантов был вызван Русско-финляндской войной 1939—1940 годов и Второй мировой войной, и в основном это были беженцы из Финляндии, Прибалтики и Германии. Среди них — небольшая группа бывших русских офицеров, покинувших Финляндию из опасения быть выданными Советскому Союзу.

Приток беженцев из России в несколько десятков раз увеличил приход Преображенской церкви — единственный православный приход в Швеции. Его возглавлял отец Стефан Тимченко, в прошлом русский офицер, участвовавший в Белом движении на Юге России, а впоследствии закончивший юридический факультет Парижского университета и Духовную академию в Париже.

Свое последнее прибежище многие русские эмигранты нашли на погосте Скугсчуркугорден (Лесном кладбище) шведской столицы. Это единственное городское кладбище Стокг гольма, на котором есть отдельные православные участки. Возникло оно в 1912 году, после того как муниципалитет Стокгольма приобрел в южном пригороде обширный участок земли площадью в 85 гектаров для устройства нового городского кладбища94. Вскоре был проведен международный конкурс на лучшую его планировку, причем одним из условий было максимальное использование ландшафтных особенностей участка. Победителями конкурса стали шведские архитекторы Г. Асплунд и С Леверентц.

Работы по устройству кладбища начались в 1917 году, а уже через три года были освящены и само кладбище, и возведенная на нем живописная часовня с высокой кровлей. Но часовня оказалась слишком маленькой, и уже в 1925 году в неоклассическом стиле возвели более просторную Воскресенскую часовню. В 1930-е годы руками безработных Стокгольма вокруг Лесного кладбища была сложена ограда.

Православный участок кладбища состоит из двух частей, и хоронить на нем стали еще в 1920-е годы. Рядом с русскими здесь покоятся православные эстонцы, румыны, финны и греки. Православный крест из серого камня сделали высоким, и потому он виден издали. Сооружен он был на средства россиянки В.Г. Викандер, в молодости — жены знаменитого одессита Сергея Уточкина, который одним из первых русских авиаторов совершал дерзкие полеты на аэропланах,

НА ПОГОСТЕ СКУГСЧУРКУГОРДЕН

455


вызывая всеобщий восторг публики. В Веру Георгиевну, приехав в Россию по делам, влюбился богатый шведский коммерсант Яльмар Викандер. И когда она овдовела, увез ее к себе в Стокгольм. С тех пор заботы о Свято-Преображенском храме, одном из старейших очагов русского православия в Западной Европе, наполнили всю ее жизнь.

К холму, на котором установлен крест, ведет дорожка, по обе стороны которой — березы, сосны и могилы. Здесь нет помпезных монументов и памятников, все очень скромно, и на надгробиях можно прочитать имена как знаменитые, так и безвестные.

Слева от креста покоится Ф.Л. Броссе — последний генеральный консул царской России в Стокгольме. После октября 1917 года он принимал самое живое участие в организации в шведской столице школы для русских детей, много сил отдавал церкви, помогал ей и деньгами. Сам он был лютеранином, но входил в совет Свято-Преображенского храма и на старости лет перешел в православие.

В нескольких десятках метров от могилы Ф.Л. Броссе обрел вечный покой и его оппонент при жизни — князь А.В. Оболенский. Он был женат на Ольге Прозоровой, происходившей из богатой купеческой семьи. У Прозоровых было в Финляндии имение Иматра, а когда стало ясно, что оно окажется на отходящей к СССР территории, семья переехала в Стокгольм. В эмиграции князь А.В. Оболенский написал мемуары, касающиеся лишь дореволюционного периода жизни семьи, поскольку, по его собственным словам, «последующая жизнь вне России не представляет общественного интереса». На этом кладбище похоронена и супруга князя — княгиня Ольга Алексеевна Оболенская, которая была замужем первым браком за богатым царскосельским гусаром Асташевым. У них родился сын, и жена сына, Евдокия Асташева, похоронена тоже в Стокгольме. Она была сестрой милосердия в Белой армии, прошла вместе с ней, как говорится, все огни и воды, а умерла прямо в Свято-Преображенском храме, когда во время богослужения ей вдруг стало плохо.

Неподалеку находится надгробие князя Григория Волконского, который в Стокгольм приехал из Эстонии с женой Тамарой. Служил в турецком посольстве в Стокгольме, составляя там газетные обзоры.

На одном из серых могильных столбиков — надпись: «Павел Сапожников», бывший моряк, которого занесло на чужбину сразу после прихода к власти большевиков. Все его близкие и родные остались в России, и боль от разлуки с ними он смягчал вином. Его очень любил отец Николая Гедды —

456

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



знаменитого шведского оперного певца. П. Сапожников работал в Стокгольме на одной из фабрик, учил маленького Колю математике и был в этой семье своим человеком.

Неподалеку от его могилы упокоилась Антонина Гедда — бабушка знаменитого певца. Шведский предок певца углядел ее в России и женился на ней, а в Стокгольм вернулся уже после Октябрьской революции — вместе с женой и детьми.

В Стокгольме похоронен и Михаил Дмитриевич Приклон-ский, до революции служивший в Министерстве иностранных дел. Он был камергером у государя-императора, а потом его назначили министром-резидентом в Будапешт. Когда началась Первая мировая война, М.Д. Приклонский вернулся в Петербург, а потом А.Ф. Керенский назначил его посланником в Стокгольм. После революции он с женой и детьми остался в шведской столице. Дочь вышла замуж за шведа, у них было много детей, но потом швед скоропостижно скончался, и вдова с детьми стала жить у своего брата — Петра Михайловича, который работал инженером в известном электротехническом концерне «Л.'М. Эриксон» и был одним из вице-председателей антисоветской организации РНОШ.

В Стокгольме есть могила и Павла Веселова (Петра Боля-хова) — одного из активистов этой организации. Эпитафия на его могильной доске гласит: «Писателю, философу, великому борцу против коммунизма от друзей».

На сером православном кресте над другой могилой выбито: «Нина Зайцевская и капитан Игорь Зайцевский». Имена эти связаны с деятельностью русской «Лиги за восстановление Российской Империи», которая ставила своей целью задачу борьбы с советской властью всеми возможными средствами, в том числе и методами террора.

Под ветвями плакучей березы — могила русской певицы Аделаиды Андреевой-Скилондз, ученицы А. Лядова, Н. Римского-Корсакова и А. Глазунова. Она создала в Швеции свою оперную школу, а двери ее дома с подлинно русским гостеприимством были открыты каждому. В свое время дом Мадам (так называли жилище А. Андреевой-Скилондз) был центром культурной жизни Стокгольма, в котором встречались писатели, художники, композиторы... В конце января 1962 года, в день ее 80-летия, в шведской королевской опере собралось 600 человек — цвет шведского общества. Сам король наградил русскую певицу памятной золотой медалью, а она передала в дар Шведской королевской опере бесценную реликвию — собственный портрет кисти И.Е. Репина. Портрет женщины в розовом с тех пор висит в фойе этого театра.

ПАРК МИРА В ХИРОСИМЕ

457


Покоится на Скугсчуркугорден и прах владыки Стефана Тимченко, много сделавшего для того, чтобы могилы соотечественников содержались в образцовом порядке.

На кладбище Стокгольма покоится прах великого человека Михаила фон Эссена, в равной степени блестяще владевшего пером литератора и кистью живописца. Капитан Григорий Майорчик, гвардии полковник Владимир Матвеев, гвардии капитан Федор Орлянский, инженер-полковник Леонид Иванов, ротмистр Дмитрий Каменский, капитан Валентин Толмачев... Октябрь 1917 года они встретили в расцвете молодости и сил, а затем, после Гражданской войны, навсегда покинули родину. И вот теперь захоронены на чужбине.

ПАРК МИРА В ХИРОСИМЕ

6 августа 1945 года небо над Хиросимой было ясным и безоблачным. Над городом, славившимся своей красотой, светило солнце, и жители даже не догадывались об уготованной им участи. Понедельник начинался так же, как и другие дни войны. Первый сигнал тревоги прозвучал еще в полночь — с 5 на 6 августа. Тогда появилась большая эскадрилья американских самолетов, но город они не бомбили. Около восьми часов утра в небе были замечены три самолета, но японские наблюдатели решили, что это разведчики, и тревогу не объявили.

Люди продолжали заниматься своими обыденными делами, а в это время самолет «Энола Гэй» с бомбой, носившей ласковое имя «Малыш», уже отправился в полет, навсегда изменивший историю человечества. В 8 часов 16 минут по японскому времени взорвался атомный заряд, а потом появился невиданный до тех пор гриб. Беззвучная вспышка расколола небо и превратила Хиросиму в пылающее нутро доменной печи. На расстоянии до 300 метров от эпицентра люди буквально испарились, превратившись в тень на мосту, на стене, на асфальте... Они сгорали и испарялись, даже не успев упасть. Возникшая после взрыва огненная буря сожгла все на площади в 10 квадратных километров, и Хиросима превратилась в город мук и страданий, где днем и ночью ни на минуту не прекращались крики и стоны беспомощно копошащихся людей.

А через три дня, около 10 часов утра 10 августа, атомная бомба была сброшена на город Нагасаки, в котором люди тоже погибали в страшных мучениях. Радиация проникала в кост-

458

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



ный мозг, и у людей, на вид совершенно здоровых, даже через несколько лет после этой страшной катастрофы неожиданно выпадали волосы, начинали кровоточить десны, кожа покрывалась темными пятнами... И потом они умирали.

После войны жители Хиросимы заново отстроили свой город, лишь в эпицентре атомного взрыва оставили невосстановленным остов разрушенного здания с опаленным куполом и пустыми глазницами окон. Это было здание Торгово-промышленной палаты Хиросимы, теперь оно называется Атомным домом. Он был свидетелем того, как 6 августа 1945 года над Хиросимой вспыхнуло атомное солнце, превратившее город в горячий пепел.

Теперь от первых лучей солнца яркими бликами загорается стеклянный фасад Мемориального музея, замыкающий площадь перед входом в парк Мира. Сейчас здесь суетятся и весело переговариваются торговцы, подкатившие свой товар, ведь скоро придут туристы, которые охотно купят и сувениры, и наборы открыток с изображением этого памятного места. А в августе 1945 года это место было обугленным кладбищем, где среди бесконечных руин стоял лишь этот почерневший Атомный дом и ползали обожженные атомным солнцем люди, моля о глотке воды рядом с полноводной Отой.

Автором Мемориального музея является выдающийся японский архитектор Кэндзо Тангэ, который сначала задумывал его как своеобразный памятник жертвам атомной бомбардировки. Но парк Мира в Хиросиме во многом изменил традиционное представление о памятных местах. Теперь сюда ежегодно, в начале августа, со всех концов страны сходятся колонны участников общенационального марша мира. Вместе с ним идут борцы за мир из других стран, которым тоже дорог призыв: «Хиросима не должна повториться!»

Ласковы солнечные лучи над нынешней Хиросимой, но у колонны Мемориального музея и сегодня можно увидеть расположившихся на соломенных циновках пожилых, скромно

~ JK?


Один из памятников

жертвам атомной

бомбардировки

ПАРК МИРА В ХИРОСИМЕ

459

одетых японцев. На их головах — белые повязки с иероглифами «хибакуся», написанными красными чернилами. Так в Японии называют тех, кто пережил ужас американских атомных бомбардировок, от которых пострадало более 300 000 человек. Бесстрастные лица «хибакуся» туго обтянуты желтой, словно древний пергамент, кожей. Они собираются здесь, чтобы обратить внимание властей на свое положение, ведь им долгое время пришлось лечиться от радиации, а потом трудно было устроиться на работу. А если их где-то и брали, то платили меньше, чем здоровым людям.



В парке Мира установлены многочисленные стенды с фотографиями лиц обгоревших женщин и детей и макетами, воспроизводящими картину того страшного августовского утра. Оплавленные куски железа и черепицы, искореженные часы — наручные, будильники, настенные... И на всех стрелки прикипели к циферблату на 8 часах 15 минутах, когда город был превращен в геенну огненную, по которой брели оставшиеся в живых люди. Так мог выглядеть только конец света, когда человечество как будто уничтожило само себя, а выжившие казались самоубийцами-неудачниками. На многих фотографиях снова и снова вздымается ввысь страшный смертоносный гриб...

Памятник в центре парка задуман так, чтобы человек, стоящий перед ним, как бы заглядывал в прошлое. Под сводом виден лишь вечный огонь, полыхающий позади памятника, а дальше — в струях горячего воздуха — зыбко колышется, словно изгибаясь от жары, оголенный Атомный дом. На его мраморных ступенях осталась тень человека, испарившегося под лучами сверхъяркого солнца почти 60 лет назад. Более 200 000 жизней (половину населения Хиросимы) унесла тогда атомная бомба, но она продолжала убивать и после. Поэтому каждый год 6 августа в Памятник жертвам хиросимской трагедии закладывают список с именами новых жертв. И вскоре после создания памятника возник вопрос о создании нового монумента, так как внутренняя камера прежнего уже не вмещала списки погибших.

Бой городских часов Хиросимы напоминает тревожный набат колокола. И раздается он над парком Мира не в полдень, а в 8 часов 15 минут — в память о страданиях и смерти и как предупреждение будущим поколениям об ответственности за мир на земле.

Вокруг памятника детям, погибшим от атомной бомбы, лежат тысячи бумажных журавликов. Их приносят сюда дети-паломники в память о маленькой девочке по имени Садако, которая надеялась, что если она смастерит 1000 таких журавликов, то поправится и будет жить. Но она умерла от радиа-

460

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



ции: когда пришла смерть, у Садако было 964 журавлика, и теперь дети всего мира приносят сюда свои скромные дары в память о девочке, которой так хотелось жить...

ГРАНИТНЫЕ ОБЕЛИСКИ НОРВЕГИИ

Грини — знаменитое место в окрестностях Осло. Здесь за колючей проволокой во время Второй мировой войны были построены бараки, где несколько лет томились более 6000 норвежцев: политические деятели, ученые, спортсмены, священники, рядовые участники движения Сопротивления. Многих из них, наиболее «опасных», переправляли потом в концлагеря Германии.

После освобождения страны от немецкой оккупации в Норвегии был создан «Грини-клуб», председателем которого в 1970-е годы стал Ф. Легвамб — бывший узник лагеря. Фашисты подозревали, что он ведет нелегальную работу в бараках, где содержались заключённые женщины, и немцы подослали к нему провокатора, который попросил передать в женский барак письмо. Ф. Легвамб согласился, его схватили и сильно избили, перебив переносицу.

В Грини была и русская девушка Галина Петрова, угнанная немцами в Германию на работу. Из трудового лагеря она попала в лагерь для военнопленных, которых гитлеровцы переправляли в Норвегию, и бежала оттуда в Швецию. Ее поймали почти у самой границы и отправили уже не к военнопленным, а в концлагерь «политических преступников» в Грини. Освободили Галину Петрову только после капитуляции Германии.

Были в лагере и простые норвежские крестьяне, попавшие за помощь русским при побегах. Например, к старому Таросену из Брумендаля однажды пришли трое русских: он накормил их, пустил переночевать, а наутро указал кратчайший путь в горы и дал на дорогу кусок сыру, краюху хлеба и удочки, чтобы при случае они могли наловить рыбы. Через несколько часов в поисках беглецов к Таросену пришли немцы, сильно били его, а он только повторял: «Если бы и вы пришли ко мне за милосердием, я оказал бы его вам». Об этом же старый норвежец постоянно твердил и в лагере, откуда ему выйти не довелось.

Бараки теперь в Грини снесены, и ничто как будто не напоминает в этой мирной цветущей долине о том, сколько мук приняли здесь люди. Если бы не серый гранитный памятник над братской могилой, где погребены узники Грини, расстрелянные 21 июня 1944 года. Чуть поодаль — гранитный обе-

ГРАНИТНЫЕ ОБЕЛИСКИ НОРВЕГИИ

461

Один из мемориалов Норвегии



лиск, воздвигнутый на том месте, где стояло дерево, у которого фашисты расстреливали норвежских патриотов. На одной из граней обелиска начертаны имена расстрелянных, и среди норвежских фамилий встречается имя Якоба Палкина, давно жившего в Норвегии. Еще в 1910 году он сбежал из архангельской ссылки на рыбацком боте, в годы войны был связан с подпольной печатью. Немцы нашли у него радиопередатчик, и в Грини он попал вместе с двумя своими сыновьями. Перед расстрелом Якоба Палкина зверски пытали, но он никого не выдал. Эти гранитные обелиски сооружены на средства, которые собирал доктор — сам бывший узник*.

На карте Норвегии отмечены и захоронения советских военнопленных, погибших в фашистских концлагерях, а на узкой полоске земли у Норвежского моря просто не найти «живого» места. В годы Второй мировой войны более чем в 200 немецких концлагерях Норвегии содержалось 100 000 советских военнопленных, из которых 15 000 погибли и были похоронены в чужой земле. К 1945 году в стране насчитывалось 204 братские могилы. Простые норвежцы запоминали места, где фашисты буквально сваливали в ямы расстрелянных и умерших красноармейцев. В середине 1950-х годов по решению норвежского правительства было произведено захоронение останков бывших узников. Сейчас в Норвегии существу-

* В Норвегии издан четырехтомный биографический «Словарь узников Грини».

462


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

ют 62 братские могилы, а самое большое захоронение советских военнопленных находится в городе Тьетта. На всех кладбищах воздвигнуты величественные монументы, и ухаживают норвежцы за братскими могилами, как за могилами своих близких родственников. Для них сохранить захоронения советских солдат — долг чести, и потому норвежцы никогда не обращались за финансовой помощью ни к советским, ни к российским властям.

Красноречива надпись на памятнике советским воинам, установленном на братской могиле Вестре-Гравлунн в Осло: «Норвегия благодарит вас», хотя здесь похоронены только военнопленные (349 человек), а не павшие в боях за освобождение страны. И тем не менее им выражены слова благодарности; подобной надписи нет ни на одной мемориальной доске над братскими могилами военнопленных из других стран. Обелиск из серого гранита изображает красноармейца в каске, с автоматом в руках. У подножия обелиска всегда живые цветы...

В годы войны в Норвегии погибли 12 000 немецких солдат. Немцы хоронили своих погибших в живописных местах, ставили им памятники, и немецких могил в Норвегии после войны были сотни. Одно из кладбищ немцы устроили в Эке-берге — уникальном по красоте пригороде Осло — на горе, с которой открывается восхитительный вид на норвежскую столицу. После войны все немецкие кладбища в стране были ликвидированы, и сейчас останки немецких солдат покоятся только в пяти могилах.

Норвежцы задались целью установить и увековечить имена всех 30 000 иностранных граждан, погибших и похороненных на территории их страны. Всех до единого — будь то узник концлагеря или солдат союзнической армии, павший на поле боя. За несколько лет работы, пользуясь данными архивов многих государств, Э.И. Турхейм (представитель министерства просвещения, которое занимается этим делом) собрал имена всех погибших и похороненных в Норвегии граждан ФРГ, Польши, Голландии, Швеции и Югославии, и отдельными книгами издал поименно*. Нет только книги со списком имен наших граждан, так как к 1995 году удалось установить имена только 3000 советских солдат. А остальные имена известны лишь по их лагерным номерам, да и те в одной из норвежских картотек сохранились по чистой случайности.

1

МАВЗОЛЕЙ МАО ЦЗЭДУНА



463

На стенах рабочего кабинета Э.Й. Турхейма висят в рамочках официальные послания, полученные им из разных стран. В них — признание его деятельности, благодарность за поиск имен погибших и сохранение их захоронений. Из Англии, например, послание пришло из Букингемского дворца, из Германии подобное письмо получили за подписью президента ФРГ...

МАВЗОЛЕЙ МАО ЦЗЭЛУНА

Всего три месяца не дожил до своего 83-летия Мао Цзэ-дун, скончавшийся в ночь на 9 сентября 1976 года. Прощались с «великим кормчим» в большом зале Дома народных собраний: из руководителей Поднебесной тогда только Дэн Сяопин и Вань Ли не почтили память умершего, но по уважительной причине — оба находились под домашним арестом.

Мавзолей Мао Цзэдуна построен в небывало короткие сроки. Первый его камень был заложен 24 ноября 1976 года, работа шла днем и ночью, и к 25 маю следующего года «Дом памяти председателя Мао» (так официально называется мавзолей) был уже сооружен. Всего за 6 месяцев китайцы возвели величественное здание высотой более 30 метров и площадью свыше 28 000 квадратных метров, проделав колоссальные железобетонные работы и использовав небывалое в истории Китая количество мрамора и гранита. Со всей страны были доставлены лучшие мастера и самые ценные строительные материалы, военные выделили 11 инженерных и строительных полков, а на основных объектах трудились 1600 бойцов и командиров китайской армии. Всего же к работам по сооружению мавзолея «великому кормчему» было привлечено 700 000 человек.

Официальное открытие «Дома памяти председателя Мао» состоялось 9 сентября 1977 года — в первую годовщину его смерти. В этот день 10 000 посетителей были допущены лицезреть усопшего вождя, а потом была организована семидневная церемония прощания с телом усопшего.

«Дом памяти» органично вписался в архитектурный ансамбль, сложившийся на площади Тяньаньмэнь. Монумент сооружен в форме куба высотой 33,6 метра; это всего на 10 сантиметров ниже «Башни Ворот небесного спокойствия, ведущей в Гугун — Запретный город китайских императоров*.

* Книги эти можно получить в любой публичной библиотеке Норвегии.

* По древним канонам нельзя возводить здания, высота которых превышала бы императорские сооружения.

464


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

Мавзолей Мао Цзэдуна

Основанием мавзолея Мао Цзэдуна служит двухъярусный постамент из темно-красного гранита, возвышающийся на 4 метра над поверхностью земли. Оба яруса окружены балюстрадой, сложенной из плит белого мрамора, а весь мавзолей окружен 44 восьмигранными колоннами белого гранита высотой 17,5 метра. Карнизы двухъярусной крыши украшены желтой глазурованной черепицей, а стены — художественным орнаментом.

Весь мавзолейный комплекс занимает площадь почти в 6 гектаров и озеленен кипарисами, ивами, боярышником и другими растениями и цветами. Перед фронтоном здания посажено 13 сосен, символизирующих число лет, проведенных Мао Цзэдуном на революционной базе в Яньани. Эти сосны отбирали из множества деревьев в провинции Шаньси 30 поисковых групп общей численностью 200 человек.

По бокам от входа в мавзолей сооружены две мемориальные скульптурные композиции длиной 15 и высотой 3,5 метра: они славят революционную борьбу и строительство в стране социализма под руководством Мао Цзэдуна и коммунистической партии Китая. У выхода из мавзолея находятся еще две скульптурные группы, символизирующие продолжение дела павших борцов, четыре модернизации и непоколебимую волю народа сделать Китай великой державой.

Посетителей мавзолея, среди которых очень много приезжих, предварительно выстраивают в колонну по четыре и лишь после этого ведут к главному входу. Охрана, рассредо-

МАВЗОЛЕЙ МАО ЦЗЭДУНА

465


точенная вдоль очереди и стоящая у нескольких контрольных кордонов, внимательно следит за мерами безопасности.

Всего в «Доме памяти» 10 залов, но публику пускают не во все. Сначала посетители поднимаются по лестнице в большой северный зал, освещаемый с потолка ПО яркими лампочками, сделанными в форме соцветий подсолнечника. Здесь их взору открывается изваяние из белого мрамора высотой 3,45 метра, изображающее Мао Цзэдуна, с отеческой улыбкой сидящего в кресле. Вокруг скульптуры расположены горшки с цветами, одну из стен украшает ковер небывалых размеров (23,74x6,6 м), общей площадью 157 квадратных метров. На ковре, который был соткан всего за три месяца мастерицами из города Яньтая, изображены горы и реки, олицетворяющие просторы Китая.

Из первого зала общая очередь, разделившись на 2 потока, направляется через две двери в центральный зал. Посреди его на высоком постаменте из черного гранита стоит хрустальный саркофаг. Гранит для постамента был привезен со священной горы Тайшань, находящейся неподалеку от родины китайского философа Конфуция, на которую восходили многие великие китайцы, в том числе и Мао Цзэдун.

Спереди постамента изображен партийный герб — серп и молот, с левой стороны — герб Китайской Народной Республики, с правой — эмблема армии, а на задней стенке указаны годы жизни «великого кормчего» — 1893—1976. Тело Мао Цзэдуна, одетого в серый штатский френч, покрыто алым флагом с желтыми серпом и молотом. В фарфоровых чашках, поставленных на полу вокруг саркофага, — оранжевые орхидеи сорта «благородный человек».

У изголовья стоит караул из двух-четырех человек с пистолетными кобурами на боку. На белой мраморной стене смонтирована надпись из 17 иероглифов: «Вечная память великому вождю и учителю председателю Мао Цзэдуну». От посетителей усопший вождь отгорожен высокой стенкой из толстого зеленоватого стекла, само же тело, помещенное в прозрачный гроб, находится в газообразной и жидкостной среде. Так как рецепты сохранения останков В.И. Ленина и Хо Ши Мина держались в большом секрете, то китайцам пришлось идти своим путем, и для сохранения останков «председателя Мао» они использовали не только достижения современной науки, но и опыт бальзамирования эпохи Западная Хань. По словам китайских профессоров, методы сохранения тела Мао Цзэдуна уникальны и не имеют аналогов в мире.

Ошеломленные всем увиденным, посетители быстро проходят к выходу через большой южный зал, на стене которого

466

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



в каллиграфии Мао Цзэдуна написан стих, посвященный Го Можо — крупнейшему деятелю науки и культуры Китая, удостоенному в 1951 году Сталинской премии.

Создатели мавзолея продумали все до мелочей, чтобы каждый элемент мемориального комплекса демонстрировал величие председателя Мао и связь его судьбы с историей и будущим Китая. По замыслу китайских руководителей, стоявших у власти в те годы, это сооружение должно было «воспитывать и воодушевлять рабочих, крестьян и солдат, всех трудящихся КНР на выполнение заветов товарища Мао Цзэдуна, отстаивание идей марксизма-ленинизма и идей Мао, доведение до конца дела пролетарской революции».

Помимо основной очереди с левой стороны от входа в мавзолей, есть очередь справа. Здесь проходят спецгруппы с рекомендательными письмами и иностранцы. Их могут провести по мавзолею как коротким путем, так и по полной схеме (причем в сопровождении гида и переводчика), включающей посещение мемориальных комнат, где демонстрируются различные реликвии главных революционных деятелей Китая. На втором этаже есть кинозал, где для избранной публики крутят 15-минутный фильм о жизни и деятельности «революционной четверки» — Мао, Чжой, Лю и Чжу. А в одном из залов «Дома памяти» хранится необычное творение — 100 каменных плиток, на которых один народный художник из провинции Фуцзянь в течение года и трех месяцев вырезал текст первого тома «Избранных произведений» Мао Цзэдуна — более 1 млн иероглифов...

МЕМОРИАЛ НА ПИСКАРЕВСКОМ КЛАДБИЩЕ

Ноябрь 1941 — январь 1944 годов — это 900 блокадных дней Ленинграда, каждый из которых был наполнен страданиями... Люди жили почти без еды, без воды, без света и без тепла, но голодные и измученные, едва передвигавшие от слабости ноги, они находили в себе силы делать оружие, варить сталь, ремонтировать танки, тушить пожары, бороться... И даже умирали победителями, так и не пропустив рвавшихся в город гитлеровцев. Решение о возведении мемориального ансамбля, посвященного героическим жителям блокадного Ленинграда, погибавшим от вражеских бомб и снарядов, от голода и холода, но остававшимся на своем посту, возникло уже в первые послевоенные годы.

Конкурсы на возведение мемориала проводились уже с 1945 года, но наиболее значительным по замыслу был про-

МЕМОРИАЛ НА ПИСКАРЕВСКОМ КЛАДБИЩЕ

467


ект архитектора А.В. Васильева. По окончании конкурса именно ему и Е.А. Левинсону, члену-корреспонденту Академии архитектуры СССР, поручили дальнейшую работу над проектом мемориального ансамбля. Творцы его сознавали всю сложность возведения такого памятника в Ленинграде — городе с архитектурными традициями, складывавшимися на протяжении столетий... В городе, прославленном своими прекрасными ансамблями, созданными великими К. Росси, Д. Кваренги, В. Растрелли и другими зодчими.

Место для мемориала было отведено на Пискаревском кладбище, которое во время войны стало основным местом погребения погибших ленинградцев. Почти на всех ленинградских кладбищах есть блокадные могилы, но на Пискаревском их больше всего: здесь похоронено 470 000 человек. В своем дневнике руководитель работ Е. Левинсон записывал: «Первый взгляд на место захоронения не мог с достаточной убедительностью наметить средства выражения темы. Перед нами была печальная картина. Братские могилы были неравномерно разбросаны по территории, на месте бывшего песчаного карьера образовался пруд, небольшие кустарники были разбросаны по большому пространству кладбища». По мнению зодчего, открытое всем ветрам пространство не давало возможности сосредоточиться и предаться скорбным воспоминаниям, а на первых порах именно такую задачу ставили

Пискаревский мемориал

468


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

перед собой создатели ансамбля. И тогда возникла идея возвести мемориал в виде замкнутого дворика (подобного римскому атриуму), изолированного от окружающего его пространства приземистой массивной стеной.

За первыми эскизами последовали другие, А. Васильев и Е. Левинсон испробовали множество вариантов, на которых глухая замкнутая стена постепенно размыкалась, отходила в глубину территории, и в ее разрыве поднялся стройный обелиск с выбитой на его постаменте медалью «За оборону Ленинграда». Обелиск предполагалось сделать из хрустального стекла, чтобы он был легким, прозрачным и в любую погоду воспринимал цвет неба. Однако в первые послевоенные годы не было возможности технически претворить этот замысел в действительность, поэтому смысловым и композиционным центром всего мемориала стала статуя Родины-Матери, установленная на фоне памятной стены, замыкающей перспективу ансамбля.

Вход на Пискаревское кладбище открывается строгими пропилеями (воротами), стены которых выложены из светлого доломита, привезенного с эстонского острова Сааремаа. Фасад каждого павильона пропилеи оформлен четырьмя пилонами — массивными прямоугольными столбами, за которыми расположились неглубокие лоджии. Фризы пропилеи выполнены из белого мрамора, и на коричневатом фоне они ярко выделяются своими светлыми лентами с памятными текстами, написанными поэтом М. Дудиным.

Внутри павильонов, облицованных цветным мрамором, расположены 2 мемориальных зала, в которых размещена экспозиция о героической обороне Ленинграда: аэростаты над городом, горящие дома, колонны ополченцев, работа под обстрелом в заводских цехах... В залах сделаны лаконичные надписи (соответственно): «Погибло от артиллерийских обстрелов и воздушных налетов 16 747 мирных жителей» и «Умерло от голода 632 253 мирных жителя».

На потолке первого зала — лепной венок с круговой надписью: «Слава отдавшим жизнь свою за город-герой Ленинград». Композиция второго павильона посвящена второму периоду блокады города — вплоть до ее прорыва.

Между павильонами открывается обширная терраса, выложенная плитами. По сторонам ее посажены деревья, а в центре колышется пламя Вечного огня в траурном обрамлении из черного гранита. Слева за деревьями устроен небольшой бассейн, сквозь воду которого проглядывают мозаичные изображения горящего факела, выложенные на мраморных плитах дна. Факел оплетен дубовой ветвью и красными лен-

МЕМОРИАЛ НАПИСКАРЕВСКОМ КЛАДБИЩЕ

469

тами. С террасы видна центральная часть всего некрополя, а дальше начинается спуск к ней.



Главная аллея длиной 300 метров, газонами разделенная на ленты гранитных плит, тянется вдоль братских могил. На стенах могил, обращенных к аллее, выбиты серп и молот, если под ними покоятся мирные жители; на могилах воинов выбиты пятиконечные звезды.

Аллея ведет к центральной статуе Родины-Матери, которая сначала задумывалась как образ величественной женщины, стоящей на месте. При работе над эскизами скульптор В.В. Исаева сумела придать фигуре легкий наклон вперед, благодаря чему статуя, отлитая из тяжелого металла, как бы теряла свой вес. Но М.М. Исаевой не довелось самой до конца довести эту работу, и фигуру Родины-Матери в натуральную величину (6 м) изваял ее постоянный помощник Р.К. Таурит.

Скульптура Родины-Матери поставлена на террасу, которая приподнята над землей на полтора метра и к которой ведут гранитные лестницы. Статуя очень выразительна и на расстоянии, а по мере приближения к ней эта выразительность еще больше усиливается. Родина-Мать в длинной одежде, скрывающей ноги, и с гирляндой из дубовых и лавровых листьев в вытянутых руках будто бы увенчивает тех, кто отдал жизнь за родной город. И как будто бы плавно движется навстречу всем, кто пришел почтить память павших героев. Она словно парит над захоронениями и видна от самого входа — мудрая и полная просветленной печали.

Фоном скульптуре служит мощная гранитная стена: на гладкой плоскости ее центральной части начертан текст, написанной поэтессой О. Берггольц:

Здесь лежат ленинградцы,

Здесь горожане — мужчины,

женщины, дети.

Рядом с ними солдаты —

красноармейцы.

Всею жизнью своею

Они защищали тебя, Ленинград,

Колыбель революции...

Их имен благородных мы здесь перечислить

не можем,

Так их много под вечной охраной гранита.

Но знай, внимающий этим камням,

Никто не забыт и ничто не забыто.

470


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

По краям стены — шесть барельефных композиций, в обобщенных формах выражающих суровые и величественные дни блокады: ленинградцы отдают последний долг погибшему товарищу, стоят под обстрелом, поддерживают сраженного вражеским осколком солдата. На торцах стены — склоненные знамена, большие венки, внутри которых высечены обращенные пламенем вниз факелы, а справа и слева от каждого венка — фигуры людей: рабочего и работницы, солдата и матроса, в скорби преклонивших колена. Силуэты людей поэтически обобщены: движения их собранны и решительны, лица мужественны. Скульпторы намеренно пытались избежать подробной детализации, чтобы сосредоточить внимание на главном, поэтому даже шероховатая фактура камня подчеркивает суровость образов.

Работа над созданием мемориального ансамбля длилась около четырех лет, и его торжественное открытие состоялось 9 мая 1960 года — в 15-ю годовщину Победы советского народа в Великой Отечественной войне. В день открытия впервые вспыхнуло пламя Вечного огня, доставленного на Пискарев-ский мемориал с Марсова поля. Под звуки траурной мелодии нескончаемый людской поток двинулся вдоль братских могил, тысячи цветов легли на весеннюю землю, и с тех пор в любое время года на Пискаревском мемориальном кладбище лежат живые цветы.

В ДОЛИНЕ ЛАМБАЕКЕ

Многие крестьяне, живущие в долине Ламбаеке на севере Перу, испокон веков занимались своего рода любительской археологией. Уборка урожая сахарного тростника — работа сезонная, и местные жители неустанно перекапывают располагающиеся по соседству террасы, сложенные из древних кирпичей. Руины пирамид на севере современного Перу — наследие некогда населявших эти края индейцев, создавших культуру Мочика с центром Моче. Они обитали на территории между Андами и Тихим океаном в начале нашей эры, и к VII веку их культура достигла своего наивысшего расцвета. Из обожженных на солнце кирпичей они воздвигали прекрасные храмы и гигантские мавзолеи, а своих покойников буквально осыпали золотом. Вот крестьяне и надеются найти в земле что-нибудь ценное — найти и продать. Полиция же, пытаясь вернуть государству расхищаемые ценности, часто прибегает к оружию...

В ДОЛИНЕ ЛАМБАЕКЕ

471

Так было и осенью 1987 года, когда очередные искатели кладов при раскопке одной из старых террас обнаружили золотые предметы. Жители деревни успели продать золото американцам, прежде чем властям стало известно об этой сделке. Узнав о находке, полиция потребовала очистить место захоронения, которое сразу же было оцеплено. Деревню окружили, все дома обыскали... В музей в Ламбаеке были переданы две изумительные маски из золота и много других драгоценных украшений. А потом попросили прислать специалиста. Однако ночью крестьяне из поселка Сипан попытались проникнуть за оцепление, полицейские начали стрелять, и один из жителей был смертельно ранен.



Известие о том, что в захоронении обнаружены золотые предметы, 37-летний доктор археологии Вальтер Альва, директор музея Брюнинга, воспринял довольно скептически. Ему уже не раз приходилось приезжать по подобным вызовам, и всегда он заставал лишь развороченную землю да отвратительную мешанину из обломков человеческих костей и мусора. Но на этот раз мечта ученого обернулась явью, как будто судьба сжалилась над наукой и щедрой рукой восполнила многие потери и разочарования. В. Альва первым из ученых убедился в том, что внутри перуанских пирамид (а их в долине Ламбаеке было 26) помещены склепы.

Сдерживая нетерпение, археологи работали очень осторожно и более года раскапывали могилу «повелителя Сипана». Чтобы проникнуть в глубь террасы, высота которой равнялась 30 метрам, им пришлось извлечь тонны песка, глины и мусора. Боясь повредить возможные находки, они действовали совками, небольшими лопатками и кисточками. Работы велись под круглосуточной охраной полиции, так как обнаруженное в гробнице золото вызвало в округе «золотую лихорадку».

В. Альва, его коллеги и помощники говорили, что работают как хирурги, ведь от точно-

Раскопки захоронений в долине Ламбаеке

All

100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ



сти и ловкости их рук зависело — будет жить замечательная находка или исчезнет навсегда. Одну за другой вносили они в свой каталог драгоценные находки, и уже через год была составлена наиболее полная коллекция предметов доколум-бовой поры — древней и таинственной культуры Мочика. Причем это были подлинные произведения искусства, ни в чем не уступавшие тем, что были найдены в Старом Свете.

Ученые предположили, что найденная гробница принадлежит правителю страны, который одновременно объединял и функции главного жреца и военачальника. Здесь же были обнаружены еще несколько захоронений, по-видимому, свиты покойного правителя — «телохранителя» в воинских доспехах. По левую и правую руку от царственного покойника были захоронены еще два мужчины, причем один из них (может быть, посыльный или егерь) был погребен вместе с собакой. Возможно, это была одна из тех пятнистых охотничьих собак, которые встречаются на рисунках той поры, изображающих царскую охоту на оленей. «Телохранитель» лежал на четырехметровой глубине у входа в погребальную камеру — как бы продолжал нести свою вахту, охраняя загробный покой повелителя.

Продолжив раскопки, археологи заметили следы каких-то деревянных балок — по всей вероятности, опор, некогда подпиравших потолок погребальной камеры. А еще глубже появились массивные медные шарниры и отпечатки толстых досок — гроб правителя, которому, как потом определили ученые, было не более 30 лет. По его останкам было установлено, что умер он своей смертью, так как специалисты обнаружили у него артрит в начальной стадии и кариес одного из зубов. Но этих данных, конечно же, недостаточно, чтобы строить какие-то гипотезы... Загадкой остается и то обстоятельство, что в скелете «телохранителя» отсутствуют обе ступни, а у другого мужчины недостает одной ступни.

В изголовье и у ног правителя покоились останки двух молодых женщин (примерно 20-летних), возможно, это были его жены или наложницы. У обеих женщин тоже недостает по одной ступне, и ученые предположили, что, возможно, это входило в ритуал похорон: умертвив близких повелителя, им отрубали ступни, чтобы в загробном мире они не смогли его покинуть.

Раскопки гробницы правителя Сипана помогли ученым более полно взглянуть на культуру Мочика. По всей вероятности, эти люди не создали своей империи, однако владычество их распространялось на довольно большую территорию. Подобно древним шумерам Месопотамии, они использовали орошаемое земледелие и создали хитроумную систему оросительных

В ДОЛИНЕ ЛАМБАЕКЕ

473

каналов, благодаря чему превратили свои неплодородные земли в маленький оазис изобилия. Плодами его кормились свыше 50 000 человек — гораздо больше, чем в настоящее время. По уровню ткачества индейцы моче не уступали знаменитым инкам, которые появились на исторической арене спустя 1200 лет. Моче строили пирамиды и достигли потрясающего искусства в обработке металлов. Но особенно интересной оказалась обнаруженная в гробнице керамика. Свыше 1000 горшков, мисок, кувшинов и кувшинчиков внесли археологи в свой каталог, и каждый из них был произведением искусства. Некоторые сосуды были причудливо разрисованы, причем красная и оливковая краски на них хорошо сохранились. На первый взгляд, рисунок росписи показался ученым каким-то непривычным орнаментом, но, присмотревшись, исследователи увидели определенные, часто повторяющиеся и вполне реалистичные мотивы. Вот, например, сцена похорон: двое мужчин с видимым усилием спускают на веревках в яму длинный, похожий на гроб предмет. Часто изображаются воины, горбуны, связанные пленники с искаженными от боли лицами, рожающие детей женщины, эротические сцены, охота...



Много встретилось ученым горшочков, вылепленных из красной глины, но не расписанных и выглядевших проще. Однако и они были сделаны наподобие маленьких скульптур — целая армия глиняных горшочков-гномов! Многие из этих скульптурных сосудов явно воспроизводят одни и те же образы — сидящих, стоящих и коленопреклоненных пленников с веревочными ошейниками, обнимающихся влюбленных и лиц, посылающих им воздушные поцелуи.

Известный путешественник Тур Хейердал, приглашенный В. Альвой посетить Сипан, отмечал огромное мастерство и тонкий вкус мастеров, выполнивших фигурки людей с большими круглыми дисками в длинных мочках ушей. Почти все они были заняты рыболовством или другой деятельностью, но все равно связанной с морем. Больше всего Т. Хейердала поразил материал, с которым работали древние мастера: инкрустированные глаза масок были сделаны из драгоценного лазурита. Это обстоятельство удивило путешественника, ведь поблизости находились богатые золотые россыпи, да и месторождение в Андах отсюда не так далеко. А лазурит можно было добыть только в Чили — примерно в 2000 километрах отсюда. Зубы тех же масок были сделаны из розовых раковин моллюска «спондилюс», который тоже водился в сотнях километрах отсюда — в водах Панамы и Эквадора.

В ювелирных украшениях щедро использовалась бирюза, которую доставляли, очевидно, из далекой Аргентины или южных

474


100 ВЕЛИКИХ НЕКРОПОЛЕЙ

НА МОГИЛЕ ВАНГИ

475

областей Северной Америки. Красочные перья великолепных плащей, лежавших в захоронениях правителей Сипана, принадлежали птицам лесов по ту сторону Анд или из Эквадора. И Тур Хейердал делает вывод, что, судя по всему, вся Южная Америка было доступна и хорошо известна народу, который обосновался в долине Ламбаеке и соорудил здесь пирамиды.



Но к X веку культура Мочика уже устарела, по мнению некоторых ученых, она была уничтожена в результате вторжения с запада воинственных горных племен. Другие исследователи полагают, что происходило совершенно мирное, но длительное проникновение чуждых народов с юга, которые постепенно ассимилировались с индейцами моче. Раскопанная в Сипане гробница пока еще не дала окончательного ответа на вопрос, что стало причиной заката культуры Мочика, но ценность ее открытия неизмерима — как для археологической науки, так и для расширения наших знаний о прошлом человечества. По мнению специалистов, за всю историю перуанской археологии подобных находок еще не было, и такое событие можно сравнить разве что с открытием американскими историками горной цитадели Мачу Пикчу.

НА МОГИЛЕ ВАНГИ

О болгарской пророчице, целительнице и ясновидящей Ванге знает, наверное, весь мир, но феномен ее не разгадан до сих пор ни наукой, ни религией. Вангелия Гущерова жила в Петриче — самом южном болгарском городе, расположенном у подножия Белясицы. Она родилась в январе 1911 года, в 12 лет попала в страшный смерч: ураган сначала поднял девочку на воздух, а потом проволок по полю. Выжила она чудом, но потеряла зрение, и с этого же времени у нее появился дар ясновидения.

Более 50 лет слепая Ванга оставалась надеждой для сотен людей, которые ежедневно толпились у порога ее дома, с благоговением ожидая встречи с неведомым чудом. Когда слава о ней перешагнула границы Болгарии, в Петрич стали приезжать со всего света, и никто не уходил разочарованным. Каждого Ванга врачевала либо от телесной, либо от душевной боли и давала советы для благоприятного разрешения сложившейся ситуации. Было время, когда за год она принимала по 100—120 тысяч человек, и с кем только она не встречалась! С одними вела долгие беседы, другим говорила всего лишь два-три слова... Она проникала в прошлое людей, заглядывая в затаенные уголки

их душ, угадывала самые сокровенные желания и потаенные мысли, знала о существующих болезнях и подстерегающих человечество в будущем. Зародился в ней этот дар в детстве, когда она увидела во сне и известные, и не знакомые ей лекарственные растения, которые потом рекомендовала всем страждущим для лечения от различных болезней. Снились ей и события, связанные с жизнью семьи, которые потом сбывались с поразительной точностью.

Сновидения и пророчества Ванги с особой силой проявились во Вторую мировую войну, точную дату начала которой она в свое время назвала односельчанам. А когда смерть и жестокость, разрушения и болезни, страх и ужас сеяли среди людей отчаяние и почти полную безнадежность, своими прорицаниями она давала отчаявшимся людям надежду, растерявшимся — уверенность в себе, больным — исцеление. Задолго до переживаемых ныне напастей Ванга предупредила человечество об экологической катастрофе и о страшном вирусе.

Зная обо всех все (о себе, конечно, тоже), она позволяла лечить себя, только когда поднимались температура и давление, особенно досаждавшие ей в последние годы жизни. Свою же серьезную болезнь, как рассказывает целительница Людмила Ким, она не позволяла лечить никому, так как считала, что любая болезнь для человека — лишь способ исполнить предначертанное.

Дотошные специалисты подсчитали, что из пяти пророчеств Ванги сбывались четыре, но, может быть, они просто не умели растолковать смысла ее слов. Порой она и сама затруднялась истолковать их суть — Истина приходила к Ванге неведомыми даже ей путями... По ее мнению, секрет будущего земной цивилизации хранят египетские пирамиды, именно в них оставлен нам ключ к Абсолютному Знанию. Недаром арабы, покорившие Египет в середине первого тысячелетия нашей эры, говорили: «Все на свете боится времени, но само время боится пирамид». По расчетам ученых, пирамиды могут без видимого ущерба пережить и ядерный



У могилы Ванги
СОДЕРЖАНИЕ
ВСТУПЛЕНИЕ

ПЕРВЫЕ ПОГРЕБЕНИЯ ДРЕВНИХ ЕГИПТЯН; СТУПЕНЧАТАЯ ПИРАМИДА ФАРАОНА ДЖОСЕРА; ВЕЛИКИЕ ПИРАМИДЫ ГИЗЫ; НЕКРОПОЛЬ МЕМФИСА; ГРОБНИЦА ТУТАНХАМОНА; ЦАРСКИЙ НЕКРОПОЛЬ В МИКЕНАХ; МАВЗОЛЕЙ В ГАЛИКАРНАСЕ; СПОРЫ ВОКРУГ МОГИЛЫ ЦАРЯ ДАВИДА; ГРОБНИЦЫ ЦАРЕЙ ИУДЕЙСКИХ; ЗОРОАСТРИЙСКИЕ «БАШНИ МОЛЧАНИЯ»; ГРОБНИЦА ФИЛИППА II; САРКОФАГ АЛЕКСАНДРА МАКЕДОНСКОГО; СВЕШТАРСКИЙ КУРГАН В БОЛГАРИИ; СКИФСКИЕ КУРГАНЫ; ПОСЛАНИЕ ИЗ ГРОБНИЦЫ КИТАЙСКОГО ИМПЕРАТОРА; В КЕДРОНСКОЙ ДОЛИНЕ; ГРОБНИЦА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ; «ГРОБНИЦА ХРИСТИАНКИ»; РИМСКИЕ КАТАКОМБЫ; ХРАМ ГРОБА ГОСПОДНЯ; СКЛЕП ДЕМЕТРЫ; СМЕРТЬ ПРОРОКА МУХАММЕДА ПО; ГРОБНИЦА, САРКОФАГ И МАСКА ИЗ ПАЛЕНКЕ; МАВЗОЛЕЙ ИМАМА ХУСЕЙНА; МЕЧЕТЬ ОМЕЙЯДОВ В ДАМАСКЕ; «КОЛОДЕЦ СМЕРТИ» В ЧИЧЕН-ИЦЕ; АСКОЛЬДОВА МОГИЛА В КИЕВЕ; ГИННОМСКИЙ НЕКРОПОЛЬ И ГАКЕЛЬДАМА; МАВЗОЛЕИ БУХАРЫ; В СЛАВНОМ ГОРОДЕ ВЕРОНА; СОФИЙСКИЙ СОБОР В КИЕВЕ; ВЕЛИКАЯ ЦЕРКОВЬ КИЕВО-ПЕЧЕРСКОЙ ЛАВРЫ; БЛИЖНИЕ ПЕЩЕРЫ КИЕВО ПЕЧЕРСКОЙ ЛАВРЫ; ДАЛЬНИЕ ПЕЩЕРЫ КИЕВО-ПЕЧЕРСКОЙ ЛАВРЫ; УЛИЦА МАВЗОЛЕЕВ В САМАРКАНДЕ; ВЕСТМИНСТЕРСКОЕ АББАТСТВО; УСЫПАЛЬНИЦЫ ГЕРАТА; УСЫПАЛЬНИЦА КИТАЙСКОГО ПОЛКОВОДЦА ЮЭ ФЭЯ; В АББАТСТВЕ СЕН-ДЕНИ; МОГИЛА ЧИНГИСХАНА; ПОД ГОЛУБЫМИ КУПОЛАМИ ШИРАЗА; УСЫПАЛЬНИЦА ДАТСКИХ КОРОЛЕЙ В РОСКИЛЛЕ; ВЕЛИКОКНЯЖЕСКАЯ УСЫПАЛЬНИЦА В КРЕМЛЕ; ТРОИЦЕ-СЕРГИЕВА ЛАВРА ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЕ ПОГРЕБЕНИЯ РУССКИХ КНЯГИНЬ, ЦАРИЦ И ЦАРЕВЕН; В КАФЕДРАЛЬНОМ СОБОРЕ НА ВАВЕЛЬСКОМ ХОЛМЕ; МЕЧЕТИ СТАМБУЛА; УСЫПАЛЬНИЦА В СМОЛЕНСКОМ СОБОРЕ НОВОДЕВИЧЬЕГО МОНАСТЫРЯ; УСЫПАЛЬНИЦА ТИМУРИДОВ В САМАРКАНДЕ; НОВОДЕВИЧИЙ МЕМОРИАЛ; БАШНЯ СЮЮМБЕКИ В КАЗАНИ; МАВЗОЛЕЙ ХУМАЮНА В ДЕЛИ; УСЫПАЛЬНИЦА ИСПАНСКИХ КОРОЛЕЙ; ЗАХОРОНЕНИЯ МАЛЬТИЙСКИХ РЫЦАРЕЙ; ГРОБНИЦЫ ИВАНА ГРОЗНОГО И ЕГО СЫНОВЕЙ; ГДЕ ПОХОРОНЕН ШЕКСПИР; ТАДЖ-МАХАЛ; В СВЯЩЕННЫХ ЛЕСАХ МАХАФАЛИ; В ЛОНДОНСКОМ СОБОРЕ СВЯТОГО ПАВЛА; КОВЧЕГ И РАКА АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО; ЦЕРКОВЬ ШВЕДСКОГО ДВОРЯНСТВА НА ОСТРОВЕ РИДДАРХОЛЬМ; ВОЗДУШНЫЕ КЛАДБИЩА ТОРАДЖЕЙ; СУДЬБА СТАРОГО ПЕТЕРБУРГСКОГО НЕКРОПОЛЯ; АЛЕКСАНДРО-НЕВСКАЯ ЛАВРА; УСЫПАЛЬНИЦА РУССКИХ ИМПЕРАТОРОВ; МОСКОВСКИЙ НЕКРОПОЛЬ; СМОЛЕНСКОЕ КЛАДБИЩЕ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ; ВОЛКОВО КЛАДБИЩЕ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ; ПАРИЖСКИЙ ПАНТЕОН; РОГОЖСКОЕ СТАРООБРЯДЧЕСКОЕ КЛАДБИЩЕ; ВАГАНЬКОВСКОЕ КЛАДБИЩЕ В МОСКВЕ; «ИМПЕРИЯ СМЕРТИ» ПОД ПАРИЖЕМ; ПАРИЖСКОЕ КЛАДБИЩЕ ПЕР-ЛАШЕЗ; НА МОНМАРТРСКОМ ХОЛМЕ; МОНПАРНАС; МАВЗОЛЕЙ В ШАРЛОТТЕНБУРГЕ; КЛАДБИЩА РИМА; МОГИЛА М И КУТУЗОВА В КАЗАНСКОМ СОБОРЕ; РУССКИЕ ЗАХОРОНЕНИЯ В СТОКГОЛЬМЕ; КЛАДБИЩЕ РЕКОЛЕТА В БУЭНОС АЙРЕСЕ; МОГИЛА НАПОЛЕОНА В ДОМЕ ИНВАЛИДОВ; НА ГОРЕ МТАЦМИНДА; МАВЗОЛЕЙ ПЕТРА НЕГОША; НАЦИОНАЛЬНОЕ КЛАДБИЩЕ США; КЛАДБИЩЕ ОЛЬШАНЫ В ПРАГЕ; КЛАДБИЩЕ БРАТСТВА СВЯТОГО КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА В ТЕГЕЛЕ; В «ВОЗДАЯНИЕ ГЕРОЙСТВА ПАВШИХ »; «ЖИЗНЬ СВОЮ ПОЛОЖИВШИМ »; БРАТСКОЕ КЛАДБИЩЕ МОСКВЫ; «МИР ОБ ЭТОМ НИКОГДА НЕ УЗНАЕТ»; МАВЗОЛЕЙ В И ЛЕНИНА; СЕНТ-ЖЕНЕВЬЕВ-ДЮ-БУА; КОЛОКОЛА ХАТЫНИ; НА ПОГОСТЕ СКУГСЧУРКУГОРДЕН; ПАРК МИРА В ХИРОСИМЕ; ГРАНИТНЫЕ ОБЕЛИСКИ НОРВЕГИИ; МАВЗОЛЕЙ МАО ЦЗЭДУНА; МЕМОРИАЛ НА ПИСКАРЁВСКОМ КЛАДБИЩЕ; В ДОЛИНЕ ЛАМБАЕК ;НА МОГИЛЕ ВАНГИ.

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница