А. А. Кокошин Реальный суверенитет в современной мирополитической системе Москва



страница5/8
Дата23.11.2017
Размер1,49 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Сноски и примечания


* В 1990-е годы символом глобализации, ее главными субъектами считались транснациональные корпорации, связанные с информационной сферой, среди которых особое место занимал «Майкрософт». В текущем десятилетии в «мировой табели о рангах» компании информационного профиля во многом оказались потесненными энергетическими (нефтегазовыми) ТНК.

** Как показали события последних лет, это в полной мере относится и к рынкам нефти и нефтепродуктов. Это имеет особое значение для интересов России, о чем подробнее будет сказано далее.


* При этом существует, безусловно, и влияние обратного рода, когда те или иные компании (или группы компаний) оказывают сильное воздействие на политику государства, на поведение тех или иных компонентов государственной машины.

* Акты мегатеррора 11 сентября 2001 г. нанесли глубокую травму национальному сознанию США. Одновременно они позволили мобилизовать огромный эмоциональный и политический, а затем и финансово-экономический ресурс не только на «войну с терроризмом», но и на решение (по представлениям значительной части американской политической элиты) других «классических» задач, свойственных многим великим державам в мировой истории.


* Россия полностью поддерживает суверенитет и территориальную целостность Китая, в том числе по таким важнейшим вопросам, как принадлежность к КНР Тайваня и Тибета. Со стороны КНР имеет место полная поддержка российского суверенитета и территориальной целостности, включая вопрос о Чечне. Это нашло свое отражение в официальных двусторонних документах, подписанных Президентом России В.В.Путиным и Председателем КНР Ху Цзинтао.

*


* Япония, в отличие от Индии и Пакистана, способна скачкообразно стать не региональной, а глобальной ядерной державой, имея ракетные технологии, достаточные для создания и развертывания сразу же не только ракет средней и промежуточной дальности, но и межконтинентальных баллистических ракет, способных поражать цели одновременно на территории США, европейской части России, Индии и даже Западной Европы, не говоря уже о территории соседнего Китая.

* Индонезия в 2005 г. превратилась в нетто-импортера нефти, что ставит под вопрос ее пребывание в составе ОПЕК.

* Здесь Руссо делает подстрочное замечание: «Для того, чтобы воля была общею, не всегда необходимо, чтобы она была единодушна; но необходимо, чтобы были подсчитаны все голоса; любое изъятие нарушает общий характер воли».


* В современной Германии, например, вооруженные силы практически полностью интегрированы в систему НАТО, что, разумеется, весьма серьезно ограничивает реальный суверенитет ФРГ.

* Автор ввел в оборот понятие реальный суверенитет в 1999 г. в серии выступлений и публикаций. В последующем это понятие наполнялось все более конкретным содержанием.

* Известный французский политолог Р.Арон в ряде своих работ справедливо писал о том, что после Второй мировой войны некоторые европейские государства, числившиеся даже и среди победителей, также утратили свою субъектность в мирополитической системе, хотя де-юре и сохранили суверенитет.

* По оценкам ряда экспертов, в результате проведенных по «лучшим западным рекомендациям» реформ польского банковского сектора последний к середине первого десятилетия оказался практически полностью в руках иностранного капитала. Вооруженные силы Польши (полностью интегрированные в НАТО) незначительны даже по сравнению с периодом ее членства в ОВД; ее оборонная промышленность практически перестала быть экономическим и политическим фактором. Это не могло не сказаться на положении в мирополитической системе этого сравнительно крупного европейского государства с точки зрения обеспечения реального суверенитета.

** Экстремальным вариантом обеспечения суверенитета в автаркическом обществе можно считать политику Корейской Народно-Демократической Республики, руководство которой стремилось в максимальной мере обеспечить свою независимость от внешнего мира в ущерб практически всем сегментам своего внутреннего экономического и социального развития. При этом КНДР остается зависимой от внешней продовольственной помощи, от закупок целого ряда жизненно важных товаров, от поставок энергоресурсов и т.п.

* В том числе речь должна идти о создании фактически заново отечественной фармацевтической промышленности, которая обеспечивала бы для России, наших друзей и союзников определенный уровень независимости от внешней турбуленции в условиях растущей вероятности пандемий, потенциальных кризисов, связанных с ними, возможным дефицитом ряда препаратов на мировых рынках.

* Еще раз следует отметить особую роль Китая и Индии как все более важных потребителей энергоресурсов и «игроков» в сфере международной энергетической безопасности. Взаимодействие России с Индией и Китаем по проблемам энергетики осуществляется как на двусторонней основе, так и в рамках Шанхайской организации сотрудничества, которой в январе 2006 г. был создан специальной орган для отработки общей позиции стран, входящих в ШОС, по проблемам мировой энергетики.

* Следует отметить, что одним из пионеров разработки темы «революции в военном деле» в современных условиях является отечественный автор Маршал Советского Союза Н.В.Огарков, что признается в том числе в США (со стороны, например, такого «гуру» политико-военной и военно-стратегической мысли в Соединенных Штатах, как Эндрю Маршалл).

1 См. Keohane R., Nye J.S. (Jr.). Power and Interdependence: World Politics in Transition. Cambridge, Mass.: Harvard Univ. Press, 1977.

2 См.: Кокошин А.А. Ядерные конфликты в ХХ1 веке. Типы, формы, возможные участники. М.: «Медиа-Пресс», 2003.

3 И.Валлерстайн обоснованно пишет о том, что «хотя сегодня стало модным говорить о глобализации как о феномене, относящемся самое раннее к 70-м годам ХХ столетия, на деле транснациональные товарные цепочки хорошо известны с тех времен, когда система лишь зарождалась, и приобрели глобальный характер еще во второй половине Х1Х века». По его мнению, несмотря на значительный прогресс технологий, открывших возможности транспортировки огромных масс товаров на значительные расстояния, «структура и функционирование товарных цепочек не претерпели в ХХ веке кардинальных изменений, и таковые вряд ли произойдут даже под воздействием так называемой информационной революции». – Валлерстайн И. Конец знакомого мира. Социология ХХ1 века. Пер. с англ. под ред. В.Л.Иноземцева. М.: «Логос», 2003, С. 82.

4 Член-корреспондент РАН В.Н.Кузнецов обоснованно говорит о возникновении культуры глобализации, которая может быть определена как «процесс устойчивого и ускоренного соединения локальных проблем (человека, семьи, народа) с общецивилизационными; национальных культур с интернациональной культурной средой» .

5 См.: Портной М.А. Мировой финансовый кризис – испытание для лидеров и их последователей // Современный финансово-экономический кризис: Реакция нарождающихся рынков и центров мировой экономики. М.: ИЛА РАН, 1999. С. 75–93.

6 См.: Кокошин А.А. Путь России в глобальную экономику. М.: Центр проблем национальной безопасности России МГУ им. М.В.Ломоносова, 1999. С. 12.

7 См.: Nye J.S. Bound to Lead. The Changing Nature of American Power. Basic Books, N.Y. 1990. P. 8.

8 См.: Кокошин А.А. Путь России в глобальную экономику. С. 10–11.

9 Внешний долг России в относительно недавнем прошлом достигал весьма внушительного размера – приблизительно 150 млрд. долл. В «Заявлении Правительства РФ и ЦБ РФ об экономической политике на 1999 год», направленном Международному валютному фонду, отмечалось, что объем внешнего долга России составляет 90% от ее ВВП. По некоторым оценкам, исходящим из других расчетов размера ВВП, в 1998 г. он составлял 55% от ВВП, что было сопоставимо с соответствующими показателями Бразилии, Мексики и Аргентины. Из названной суммы 80 млрд. долл. – это принятый на себя Россией долг бывшего СССР, который постепенно реструктуризировался в процессе переговоров с Парижским и Лондонским клубами кредиторов. 70 млрд. долл. – собственно российский долг, из которого 27 млрд. приходились на МВФ и Всемирный банк.

Универсальных показателей, четко определяющих предельно допустимую для страны экономически безопасную величину внешней задолженности, не существует. Все зависит от структуры долга, сроков займов, а главное – от эффективности использования финансовых ресурсов, имеющихся в распоряжении той или иной страны. К сожалению, заемные ресурсы Россия использовала крайне неэффективно. Она относится к категории стран, испытывающих недостаток финансовых ресурсов для поддержания текущей экономической деятельности; именно в этой связи предыдущие правительства России обращались к кредиторам с соответствующими просьбами и заключали соответствующие соглашения. Такие долги породили обязательства, которые нужно было исполнять в определенные сроки, и потребовали постоянных усилий для их урегулирования. С 1999 г. по 2005 г. произошло сокращение внешнего долга по отношению к ВВП с 90% ВВП до 12%. Были полностью погашены долги перед ВМФ и значительная часть долга перед Парижским клубом.



10 Сурков В.Ю. Суверенитет – это политический синоним конкурентоспсобности. 22.02.2006. – http://www.edinoros.ru/news.html?id=111198 .

11 Результаты развития капиталистических отношений в России (и в ряде других стран мира) неоднозначно оцениваются российским общественным мнением. В ходе исследования, проведенного компанией «Глоубскэн» по заказу Мэрилендского университета, 43% россиян выразили согласие с тем, что «свободное предпринимательство и свободная рыночная экономика – это лучшая система, на основе которой следует строить будущее человечества». Не согласны с этим 34% опрошенных. Эти показатели сильно контрастируют с итогами опроса в мире в целом (соответственно 61% и 28%) и в ряде отдельных стран. По данным этого опроса, наибольшей поддержкой капиталистическая система пользуется в… коммунистическом Китае, где ей отдают предпочтение целых 74% опрошенных. Почти такие же высокие показатели в других крупных странах Азии (на Филиппинах, в Южной Корее, Индии и Индонезии), а также в США. В Западной Европе доля позитивных откликов варьируется в пределах примерно 60-65%. Исключение на общем фоне 20 охваченных опросом стран составляет Франция, где предложенный тезис собрал лишь 36% голосов, тогда как половина респондентов его отвергла.

Гораздо более единодушно участники опроса согласились с необходимостью усиления государственного контроля за деятельностью крупных корпораций для защиты окружающей среды, а также прав трудящихся и прав потребителей. В России и Германии с этим солидарны более половины опрошенных, а во всех остальных странах – как минимум две трети. Около 65% респондентов в мире в целом убеждены, что «система свободного предпринимательства… лучше всего работает в интересах общества, когда сопровождается сильным правительственным регулированием» (выделено авт. – А.К.).

В соотношении 66% к 16% россияне поддержали тезис о том, что «крупные компании оказывают слишком большое влияние на наше правительство». В мире в целом эта точка зрения набрала в среднем 73% голосов, а, например, в США ее разделяют целых 85% респондентов.

Комментируя итоги исследования, руководитель социологической программы Мэрилендского университета Стивен Кулл указал на двойственность полученных результатов. «Хотя подавляющее большинство поддерживает свободные рынки, наблюдается также почти единодушное отрицание необузданного капитализма, – заявил он. – Люди по всему миру в подавляющем большинстве ратуют за более активное правительственное регулирование деятельности крупных компаний и за большую защиту трудящихся и потребителей. – Россияне не слишком уверены в преимуществах капитализма (корр. ИТАР-ТАСС Андрей Шитов). Вашингтон, 13 января 2006 // ИТАР-ТАСС. Лента «ТАСС. Мир и мы». 13.01.06, 12:32.



12 Стиглиц Дж. Ревущие девяностые. Семена развала. Пер. с англ. д.п.н. Г.Г.Пирогова. М.: Современная экономика и право, 2005. С. 63.

13 Стиглиц также пишет: «Выступая как носители единственной формулы гарантированного процветания, мы - иногда при содействии других промышленно развитых стран - заставляли остальные страны делать дела по-нашему. Как через нашу собственную экономическую дипломатию, так и через влияние доминируемого американцами Международного валютного фонда, дядя Сэм действовал в обличии доктора Сэма, раздавая свои рецепты остальному миру: сокращайте ваш бюджетный дефицит. Снижайте ваши торговые барьеры. Приватизируйте коммунальные услуги. Подобно некоторым врачам мы были слишком заняты - и, можете быть уверены, самими собой - для того, чтобы выслушивать пациентов, излагавших свои собственные идеи». - Там же. С. 68.

14 Богомолов О.Т., Некипелов А.Д. Экономическая глобализация и кризис мирового хозяйственного порядка // Грани глобализации: Трудные вопросы современного развития / Предисловие и послесловие М.С.Горбачева. М.: Альпина паблишерс, 2003. С. 124.

15 Многоплановый характер использования нефти, технологические особенности индустриальной и постиндустриальной экономики сделали нефть уникальным видом сырья в современной цивилизации, с которым не может сравниться ни один другой вид сырья. Такая роль нефти прогнозируется авторитетными организациями и на обозримую перспективу. По прогнозу Международного энергетического агентства, при неизменных ценах на нефть (Reference Scenario) (по отношению к ценам первой половины 2005 г.) в отсутствии государственной политики (выделено – А.К.) потребность в нефти может к 2030 г. возрасти на 50%; разведанные запасы нефти позволяют это сделать, однако для такого наращивания добычи нефти, по оценкам МЭА, потребуется 17 триллионов долларов инвестиций (в ценах 2004 г.) (World_Energy_Outlook__2005:_Middle_East_and_North_Africa_Insights__(_WEO'>World_Energy_Outlook_2005:_IEA_Projects_Growth_in_Middle_East_and_North_Africa_Oil_and_Natural_Gas_Sectors_through_2030_but_a_Lack_of_Investment_would_Push_up_Prices_and_Depress_GDP_Growth;'>World Energy Outlook 2005: IEA Projects Growth in Middle East and North Africa Oil and Natural Gas Sectors through 2030 but a Lack of Investment would Push up Prices and Depress GDP Growth; http://www.iea.org/Textbase/press/pressdetail.asp?PRESS_REL_ID=163. P. 45). Импорт нефти странами – членами МЭА с Ближнего Востока и из стран Северной Африки будет расти, тем самым увеличивая зависимость от стран этого региона США, Западной Европы, а также Китая и Индии. Доля стран Ближнего Востока и Северной Африки увеличится в производстве нефти с 35% в 2004 г. до 44% в 2030 г. При этом среди стран этого региона увеличится доля таких стран, как Ирак, Кувейт, ОАЭ и Ливия (World Energy Outlook 2005: Middle East and North Africa Insights (WEO-2005). http://www.neftegaz.ru/analit/reviews.php?id=528 P. 47). При этом возрастет и выброс углекислого газа в результате разного рода деятельности, связанной с потреблением углеводородов – к 2030 г. на 52% больше, чем в 2005 г. (World Energy Outlook 2005: Middle East and North Africa Insights (WEO-2005). Такой сценарий считается авторами данного доклада МЭА not sustainable – он не является стабилизирующим ни с точки зрения энергетической безопасности, ни с точки зрения перспектив сохранения экологии (Op. cit.).

В случае реализации другого (при уменьшении объемов инвестиций на 1/3) сценария (Deferred Investment Scenario) цены на нефть сначала будут выше, а затем, в конечном итоге, окажутся ниже в результате замедления темпов роста мировой экономики из-за более низких темпов роста в странах-потребителях (Op. cit. P. 49).

По третьему сценарию МЭА – «мировой альтернативной политики» (World Alternative Policy Scenario) предполагаются значительные усилия по внедрению более чистых источников энергии. При реализации этого сценария потребление нефти (и природного газа – смол) будет ниже в мире, но указанные выше нетто-импортеры углеводородов все равно будут в большей степени, чем сейчас, зависеть от своего импорта из стран Ближнего Востока и Северной Африки.

Основные особенности территориального размещения запасов нефти состоят в том, что, во-первых, нефть отличается сравнительно высокой концентрацией запасов и, во-вторых, на экономически развитые страны приходится менее 20% мировых запасов нефти. Около половины мировых запасов нефти сосредоточено в земной коре Аравийского полуострова.

Среди наиболее рельефных тенденций последних 10-15 лет в развитии мирового энергобаланса отмечается возрастание удельного веса природного газа в силу комплекса экономических, технологических и экологических факторов. Дополнительные рыночные свойства природному газу придает увеличение производства сжиженного газа.

В мировом энергопотреблении по-прежнему значительную роль играет уголь (особенно в производстве электроэнергии во многих странах). Удельный вес атомной энергетики на протяжении длительного времени остается примерно на одинаковом сравнительно невысоком уровне. В значительной мере эти тенденции пролонгируют в большинстве наиболее известных прогнозов и на обозримое будущее. По оценке МЭА, потребление природного газа будет расти быстрее, чем остальных углеводородов (в основном за счет роста его потребления при выработке электроэнергии). Природный газ выйдет на второе место в мире к 2015 г. среди видов топлива, оттеснив уголь на третье место. Производство энергии за счет возобновляемых источников будет расти быстрыми темпами, но оно по-прежнему будет покрывать лишь 2% первичного потребления энергии к 2030 г. (Op. cit. P. 45).

Что касается нефти, то рынок в целом можно считать глобальным; применительно к природному газу сохраняется региональный характер рынков, несмотря на рост доли в его потреблении сжиженного газа (СПГ).

В то же время мировой рынок нефти остается сегментированным (См.: Энергетика в России и мире. Проблемы и перспективы. М.: МАИК «Наука» / ИНТЕРПЕРИОДИКА, 2001. С. 18). Это связано с тем, что нефтеперегонные заводы определенных регионов зависят от нефти из конкретных месторождений**. Диапазон адаптации у многих НПЗ к нефти разных сортов весьма невелик.

Наличие такого рода сегментации в случае возникновения кризиса в той или иной нефтедобывающей стране или провинции способно создавать серьезные локальные дефициты сырья (и соответственно нефтепродуктов) и скачки в ценах на нефтепродукты, дестабилизирующие не только рынки, но социально-политическую обстановку в тех или иных странах. В ряде районов мира значительно отстало от роста потребления развитие нефтеперерабатывающих предприятий (НПЗ); особенно это оказалось характерным для США и стран Евросоюза.

Эксперты отмечают, что строительство нового НПЗ (в США и странах ЕС) требует нескольких лет и 2-3 лет сложных бюрократических процедур, согласований с властями разного уровня. Это создает серьезные трудности для инвесторов. Весьма значительную роль при этом играют разного рода ограничения экологического характера, введенные на протяжении последних 20-25 лет на территории США и Евросюза. (В США к тому же имеются разные требования к качеству нефтепродуктов в различных штатах, что затрудняет маневр ими в условиях кризиса с производством бензина и других видов топлива. Длительное время ни в США, ни в ЕС не было сколько-нибудь значительных инвестиций в НПЗ (Weekly_News_Letter_Politics._Vol._XXXV,_35._September_2005._P._6,_8'>Petroleum Argus. Weekly News Letter Politics. Vol. XXXV, 35. September 2005. P. 6, 8). Отмечается, что в последние годы крупнейшие транснациональные нефтяные компании предпочитали не вкладывать средства в такие объекты, а поглощать другие компании (в результате чего возникли, например, «Би-Пи»-«Амоко», «Экссон-Мобил», «Шеврон-Тексако»).

Для США эта проблема весьма рельефно проявилась, в частности, осенью 2005 г. под воздействием урагана «Катрина», нарушившего на несколько месяцев функционирование значительного сегмента производства нефтепродуктов, что рядом экспертов рассматривается как главный фактор повышения цен на бензин и другие нефтепродукты в США в этот период, значительно более весомый, нежели проблемы с обеспечением поставок сырой нефти. (От «Катрины» пострадало 9 НПЗ, общий объем потребления которых составлял 1,5 млн. баррелей нефти в сутки; в сентябре в США последовал почти двукратный скачок цен на бензин (Сайт oilcapital.ruhttp://www.oilcapital.ru/press_round_up/2006/01/121110_82801.shtml) .

Имеющиеся у США стратегические запасы жидкого топлива – это только нефть (700 млн. баррелей) (потребление сырой нефти в США составляет около 20 млн. баррелей в день (по состоянию на 2005 г.). При этом в США практически нет государственных стратегических запасов бензина, дизельного топлива, которые они могли бы использовать для стабилизации цен для потребителя. (Ряд видных западных предпринимателей и экспертов считают, что производство бензина «ахиллесовой пятой» американской, а следовательно, и мировой экономики (Weekly Oil Data Review. By Hprsnell P., Norris K. / Barkley’s Capital (Research). September 8, 2005. P. 1).



Значительные стратегические запасы как нефти, так и нефтепродуктов (включая бензин) имеются у Японии (по ряду оценок, они эквивалентны потреблению их в Японии в течение 160-180 дней при нынешнем уровне их потребления в этой стране). В Японии доминирует мнение, что эти резервы могут использоваться только в крайне острой ситуации, которая осенью 2005 г., по оценкам японского правительства, еще не наступила. Ряд экспертов при этом считают, что при такой политике японская интервенция на рынке нефтепродуктов может оказаться при обострении ситуации запоздалой и практически бесполезной.

16 Среди факторов, которые актуализировали осуждение проблем международной энергетической безопасности, можно отметить следующие: значительно более быстрый рост потребления энергоресурсов (особенно углеводородов), чем предполагалось, который привел к резкому сокращению наличных резервных мощностей; такое положение дел может сохраняться на сравнительно долгую перспективу (после энергетического кризиса 1973-1974 гг. понадобилось примерно 10 лет, чтобы перевести ситуацию из состояния превышения спроса над предложением на рынке нефти в положение, когда предложение стало опережать спрос. В этот период высокие цены на нефть стимулировали, с одной стороны, внедрение энергосберегающих технологий, а с другой – рост капиталовложений в нефтяную промышленность и в альтернативные источники энергообеспечения. – Клинов В. Мировая конъюнктура первой четверти XXI в. и стратегия развития России / Мировая экономика и международные отношения. № 10. 2005. С. 7); отставание темпов открытия и освоения новых месторождений от роста потребления углеводородов, что связывается политиками и экспертами прежде всего с недостатком соответствующих инвестиций.; сохранение на низком уровне добычи нефти в Ираке; (арабские, американские и западноевропейские бизнесмены и эксперты отмечают, что сколько-нибудь крупных новых инвестиций в иракскую нефтяную промышленность пока нет; условия для ее модернизации крайне тяжелые; для частных западных компаний приход в Ирак затруднен не только непосредственно высоким уровнем насилия, непосредственной опасностью для жизни их сотрудников, но и общей политической неопределенностью в Ираке. По словам одного американского банкира, «у западных нефтяных компаний память лучше, чем у правительств; они хорошо помнят свои огромные потери при национализации имущества «семи сестер» в начале 1970-х годов».); нестабильность в мировых ценах на нефть при их общем высоком уровне (в специальном заявлении лидеров «восьмерки» (G-8) на саммите в июле 2005 «Глобальная экономика и нефть» было отмечено то, что «вызовом» для мирового экономического роста являются высокие и нестабильные цены на нефть. («Сильный глобальный рост, который увеличил потребление энергии, и ограничения на добычу и неопределенности с поставками привели к высоким и нестабильным ценам»; развитие альтернативных источников энергии с технологической и экономической точек зрения явно отстало от темпов роста потребления энергии (Имеются различные оценки относительно перспектив значимого для мирового энергобаланса развития «водородной энергетики»; по оптимистическим оценкам это произойдет в пределах ближайших 10 лет; по более осторожным прогнозам это потребует от 10 до 25 лет (См.:


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница