А. А. Кокошин Реальный суверенитет в современной мирополитической системе Москва



страница7/8
Дата23.11.2017
Размер1,49 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8
Китай для России – партнер или соперник? Пресс-выпуск ВЦИОМ № 268 // http://www.wciom.ru/?pt=598&article=1607 .

45 В бушевской «Стратегии национальной безопасности США» (от 15 сентября 2002 г.) в разделе «отношения с основными центрами глобальной мощи и влияния» применительно к отдельным государствам речь идет только о России, Китае и Индии (хотя ритуально данный раздел начинается с Канады и Европы, с НАТО как органа для обеспечения «трансатлантической и внутриевропейской безопасности» и с Евросоюза как «партнера в обеспечении большей открытости мировой торговли»).

Россия как центр силы обозначена в этом документе впереди Индии и Китая. При этом подчеркиваются изменения (они отмечаются в предыдущем разделе данного документа) в отношениях между США и Россией от «конфронтации к сотрудничеству», окончание «баланса страха», «историческое сокращение ядерных арсеналов обеих стран», «сотрудничество в таких сферах, как контртерроризм и противоракетная оборона». Авторы доклада пишут: «Мы стимулируем вступление России в ВТО». Относительно дальнейших перспектив американо-российского сотрудничества в «Стратегии национальной безопасности США» делается важная оговорка: «Российская неясная приверженность базовым ценностям свободнорыночной демократии и сомнительного рекорда в борьбе с распространением оружия массового поражения остается предметом огромной озабоченности».

Применительно к Индии отмечается, что «мы (США и Индия - А. К.) являемся двумя крупнейшими демократиями», которые обеспечивают «политические свободы, защищенные представительным правительством». Говорится, что «сегодня мы исходим из того, что Индия является растущей мировой державой, с которой у нас имеются общие стратегические интересы». Далее авторы «Стратегии национальной безопасности США» пишут, что «посредством сильного партнерства с Индией мы сможем лучше иметь дело с нашими различиями в подходах и определять облик будущего».

Отмечая существующие противоречия между Индией и США, авторы «Стратегии национальной безопасности США» указывают на индийские «ядерную и ракетную программы» и на путь проведения экономических реформ в Индии. (Можно с высокой степенью вероятности предполагать, что, как и прежде, эти замечания Вашингтона в целом будут проигнорированы Индией.)

Относительно КНР в этом американском документе говорится, что «мы приветствуем рост сильного, мирного и процветающего Китая». При этом замечается, что «демократическое развитие Китая является критически важным для его будущего»; авторы этого документа акцентируют внимание на то, что после более чем четверти века с начала процесса реформ «лидеры Китая еще не сделали следующую серию фундаментальных выборов относительно характера их государства».

Важные оговорки сделаны относительно развития военной мощи Китая: «Развивая передовые военные возможности, которые угрожают его соседям в Азиатско-Тихоокеанском регионе, Китай следует устаревшей модели поведения, которая в конечном итоге будет воздействовать против его .собственного национального величия». Этот тезис был крайне негативно встречен в КНР. где его рассматривают как отказ в праве КНР добиваться военно-политического статуса в мировых делах, аналогичному тому, которым обладают США.

В «Стратегии национальной безопасности США» скромно говорится о том, что «США добиваются конструктивных отношений с меняющимся Китаем». «Конструктивные отношения» - это не «стратегическое партнерство» с Китаем, которое декларировала администрация Б.Клинтона – предшественница администрации Дж.Буша-мл.; но это и не отношения «соперничества», о которых говорил министр обороны США Д.Рамсфелд применительно к КНР в начале деятельности данной администрации (в начале 2001 г.).

В преамбуле к «Стратегии национальной безопасности США» Президент США Дж.Буш-мл. пишет: «США исходят из убеждения, что ни одна страна не сможет построить более безопасный, лучший мир в одиночку. Союзы и многосторонние институты могут мультиплицировать силу свободолюбивых государств». При этом подтверждена «приверженность» США ООН, ВТО, ОАГ, НАТО. – The National Security Strategy of the United States. Washington, D.C. September 2002. P. 13, 25–28.



46 Ежегодник СИПРИ 2004. Вооружение, разоружение и международная безопасность / Ред. колл. Н.А.Симония, В.А.Мартынов, А.Г.Арбатов, В.Г.Барановский, А.А.Пикаев, А.Н.Калядин, А.Г.Лисов. Пер. с англ. М.: Наука, 2005. С. 237.

47 См.: Чугров С. Почему обостряются антияпонские настроения в Китае и Южной Корее? // Мировая экономика и международные отношения, № 11, 2005. С. 29.

48 См. перепечатку из «Майничи Шимбун» в Far Eastern Economic Review, Vol.168, № 10, Nov. 2005, p.58–59.

49 Far Eastern Economic Reviow. Vol 168, № 10, Nov. 2005. P.12–13.

50 В Организацию стран – экспортеров нефти (ОПЕК), созданную в 1960 г., входит 11 стран: Саудовская Аравия, Иран, Ирак, Кувейт, Катар, ОАЭ, Ливия, Алжир, Нигерия, Индонезия, Венесуэла. ОПЕК была создана как объединение для защиты общих экономических интересов в отношениях с международным картелем крупных нефтяных компаний. Члены ОПЕК образовали официальную международную организацию, в рамках которой они объединили усилия для того, чтобы добиться повышения среднемировых цен и увеличения доходов от продажи нефти, что явилось началом глобального противостояния производителей и потребителей энергоресурсов. ОПЕК положила начало межгосударственному регулированию в энергетической сфере применительно к мировому нефтяному рынку.

Среди главный целей ОПЕК – координация и унификация политики; определение наилучших способов защиты индивидуальных и общих интересов; поиски путей и средств стабилизации цен на мировом рынке; обеспечение эффективного и регулярного снабжения стран-потребителей и обеспечение достаточных доходов от инвестиций в нефтяную промышленность.

Членом ОПЕК может стать любая страна со значительным экспортом нефти, имеющая схожие интересы с другими странами-членами, при условии согласия большинства в ¾ голосов полноправных членов ОПЕК, включая все страны-учредители (Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия и Венесуэла). Таким образом, страны-учредители обладают в ОПЕК особыми правами.

Высшим органом организации является Конференция ОПЕК, созываемая не реже двух раз в год. В ней обычно участвуют министры нефти или энергетики стран-членов. Конференция образует Совет управляющих (по одному от страны, как правило – это министры нефти), выбирает президента и назначает генерального секретаря. – См.: Жизнин С.З. Энергетическая дипломатия. Россия и страны мира на рубеже XXI века. Баланс и конфликт интересов. М.: Наука, 1999. С. 152–153.

Регулирование мирового рынка нефти странами – членами ОПЕК осуществляется путем установления, как правило, поквартального, суммарного лимита добычи нефти для стран-членов, кор­ректировки этого лимита с учетом положения на мировом рынке, распреде­ления общего лимита странами-членами и контроля за соблюдением квот. Страны-члены ОПЕК не всегда подчиняются «квотовой» дисциплине организации и нередко идут на их превышения, что приводит к серьезным дебатам и разбирательствам во время регу­лярных встреч министров в Вене (Жизнин С.З. Указ. соч. С. 154).

Анализ динамики мировых цен на нефть с начала 1970-х гг. показывает определенную связь среднемировых цен с уровнем добычи нефти странами-членами ОПЕК. В начале 1970-х гг. цена на нефть составляла около 5-6 долл. за баррель при загрузке производственных мощностей на 85%; в 1973-74 гг., когда страны ОПЕК использовали нефтяное эмбарго арабских стран в отно­шении Запада, произошло резкое повышение цен до 28-30 долл. за баррель при снижении загрузки до 70-75%; в 1981-83 гг. после событий в Иране страны ОПЕК добились повышения цен до 40-45 долл. путем снижения за­грузки до 55-60%; затем влияние ОПЕК на мировой рынок стало падать, во многом благодаря скоординированной политике стран-потребителей в рамках МЭА, а также увеличению добычи нефти странами, которые не являются членами ОПЕК. При росте загрузки до 85% произошло снижение цены на нефть до 17-20 долл., которая держалась до 1997 г. (Жизнин С.З. Там же).

Одной из причин резкого снижения цен на нефть до 11-13 долл. за баррель в 1997-98 гг. считают решение министерской встречи ОПЕК в ноябре 1997 г. поднять официальные квоты добычи нефти, что соот­ветственно привело к дальнейшему увеличению загрузки добывающих мощностей (Жизнин С.З. Там же).

В 1990-е годы заметно увеличивается доля стран ОПЕК (Катар, ОАЭ, Индонезия, Нигерия) в экспорте СПГ. По­скольку СПГ не подпадает под квоты, устанавливаемые ОПЕК в отношении нефти и газового конденсата, это дает возможность получать дополнитель­ные доходы, не увеличивая добычи нефти. В то же время Секретариат ОПЕК иногда поднимает вопрос о том, чтобы страны ОПЕК не увлекались экспортом СПГ, поскольку это может привести к снижению цен на нефть (Жизнин С.З. Указ. соч. С. 155).

Ряд стран – членов ОПЕК, благополучных в экономическом отношении и об­ладающих к тому же крупными запасами нефти, не всегда заинтересованы к наращивании уровня добычи. К ним в первую голову относятся Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар, в определенной степени Кувейт. Эти страны имеют весьма тесные связи с США, которое, используя двусторонние отношения с ними, в первою очередь с Саудовской Аравией и Кувейтом, влияют на их по­зиции в ОПЕК. В то же время ряд членов ОПЕК крайне заинтересованы в увеличении добычи для улучшения своего экономического положения (Там же).

ОПЕК сотрудничает с созданной в 1988 г. рядом нефтедобывающих стран, входящих в неформальную группу стран – независимых экспортеров нефти, … (ИПЕК). Это сотрудничество связано со стремлением ОПЕК и независимых экспортеров взаимодейство­вать в целях сохранения стабильности и предсказуемости мировых рынков нефти. В работе ИПЕК участвуют 12 стран: Ангола, Бруней, Египет, Йемен, Казахстан, Китай, Колумбия, Малайзия, Мексика, Норвегия, Оман и Россия. ИПЕК не оформлена как организация, не имеет устава и проводит свои совещания поочередно в странах-участницах (хотя США и Канада не входят в ИПЕК, представители американских штатов Техас и Аляски, а также канадской провинции Альберта регулярно участвуют в ее совещаниях). Основная цель ИПЕК – это содействие поддержанию стабильного положения на мировом рынке нефти (посредством обмена информацией, а также диалога между потребителями и производителями нефти) (Жизнин С.З. Указ. соч. С. 157).



51 Саудовская Аравия обладает крупнейшими запасами нефти в мире, доказанные запасы которых в середине 90-х гг. составляли около 36 млрд. т, или 26% мировых, а газа – 5,4 трлн. куб. м, или около 4% общемировых. Страна ежегодно добывает около 430 млн. т нефти, что составляет 12,8% ее мировой добычи (Жизнин С.З. Указ. соч. С. 108). Страна расходует значительные средства на социально-экономические цели, развитие инфраструктуры, оборону и различные программы распространения исламского фундаментализма (Там же).

По своему государственному устройству Саудовская Аравия является абсолютной монархией, признанной в исламском мире в качестве хранитель­ницы и стража святых мест исламской религии, находящихся на ее территории Религиозный фактор играет важную роль во внутренней и внешней по­литике страны. В этой связи модернизация страны и ее социально-экономические программы осуществляются с постоянной оглядкой на базовые религиозно-культурные ценности ислама, чтобы избежать конфликтов и противо­речии.

Монарх как глава королевского семейства является фактическим ко­ординатором саудовской энергетической политики, которая в основном связана с использованием нефтяного потенциала не только для социально-экономического развития страны, но и в достижении важных внешнеполитических целей.

Основные задачи энергетической политики на внутреннем направлении связаны с планами поддержки необходимого для обеспечения экспортных потребностей уровня нефтедобывающей промышленности, развития электроэнергетического комплекса, а также нефтехимической индустрии, в том числе в целях экспортной поставки продукции нефтехимии (Жизнин С.З. Указ. соч. С. 108).



52 В мировой энергетической индустрии в настоящее время действуют два основных типа хозяйствующих субъектов – частные (акционерные) нефтяные холдинги и национальные нефтедобывающие компании, владельцами которых являются ведущие нефтяные государства. Именно они формируют основную конкурентную группу, ведущую борьбу за разработку новых месторождений в наиболее перспективных проектах. Среди зарубежных энергетических компаний, действующих нефтегазовой сфере выделяют 8 частных (ExxonMobil, British Petroleum, Royal Dutch/Shell, ChevronTexaco, ConocoPhilips, Total, ENI; Repsol YPF) и 7 государственных нефтегазовых компаний (Saudi Aramco, National Iranian Oil Company (NIOC), Petroleos de Venezuela (PDV), Pemex (Мексика), Китайская национальная нефтяная компания (CNOOC), Kuwait Petroleum (KPC), национальная компания ОАЭ Adnoc), которые занимают ключевые позиции на энергетическом рынке. По данным международного агентства «Энерджи Интеллидженс», приводимым П.Карпусом и Д.Бочаровым, на долю этих компаний приходится 57 % всех доказанных запасов нефти и более 45 % общего объема добычи углеводородов (Карпус П., Бочаров Д. Стратегия не может быть казенной // Мировая энергетика № 11. Ноябрь 2005. С.24). По оценке бывшего министра энергетика США Дж.Шлессинджера, практически все дополнительные возможности по наращиванию добычи нефти сосредоточены у национальных (госдуарственных) компаний (Schlessinger J. Thinking Seriously Future // The National Interest, Number 82, Winter 2005/2006. P. 20).

53 Правительство Саудовской Аравии (в нем ключевые посты занимают члены королевской семьи) является владельцем всех минеральных ре­сурсов страны, сохраняет монопольное положение принадлежащих им компаний. Министерство нефти и минеральных ресурсов страны играет основную роль в проведении внешней нефтяной политики, определенной монар­хом; основными целями этой политики являются стабилизация цен на нефть, а также развитие сильной и конкурентоспособной нефтяной промышленно­сти с высокой степенью вертикальной и горизонтальной интеграции в стране и за рубежом с тем, чтобы гарантировать более стабильные доходы в бюджет страны. Среди основных компаний страны выделяется "Арамко", которая является самой крупной нефтяной компанией в мире по ресурсно-сырьевому обеспечению и добыче. Компания была образована в конце 30-х гг. как Арабо-американская нефтяная компания ("Арамко"), в которой ведущую роль играли американские ТНК "Шеврон", "Тексако" и другие. В соответствии с королевским указом 1988 г. она была преобразована в Сау­довскую нефтяную компанию "Арамко". Среди других саудовских государ­ственных компаний можно отметить "Петромин", занятую реализацией неко­торых нефтяных проектов в стране, "Вела Марин Интернэшнл", специализи­рующуюся на транспортировке саудовской нефти и некоторые другие. Саудовская Аравия поддерживает тесное сотрудничество с бывшими партнерами по "Арамко", в основном американскими компаниями, по вопросам экспертизы, нефтегазового сервиса, финансам, менеджменту, маркетингу и др.

У нефтяного комплекса Садовской Аравии низкая себестоимость добычи нефти. Она составляет несколько выше 1 долл. за баррель. Что касается участия иностранных компаний в освоении нефтегазовых месторождений, то Саудов­ская Аравия предпочитает обходиться без них, отвергая концессии, СРП и т.п. (Жизнин С.З. Указ. соч. С. 111).



54 В марте 2006 г. Министр экономического развития и торговли РФ Г.О.Греф в качестве ориетира на лижайшие годы назвал цену в 40 долл. за баррель.

55 В последнее время начала устанавливаться система институализированного взаимодействия между ОПЕК и Россией. На состоявшейся в Москве 26 декабря 2005 г. встрече делегаций, возглавляемых Министром топлива и энергетики России Виктором Христенко и Президентом Конференции ОПЕК, Министром энергетики Кувейта Шейхом Ахмедом Фахдом Аль-Ахмедом Аль-Джабером Аль-Сабахом, были установлены рамки энергетического диалога Россия-ОПЕК, определяющие его цели, масштабы, схемы, график и общую структуру. Принято решение проводить ежегодные встречи на министерством уровне, а также вести технические обмены, семинары, совместные исследования и разработки. – Официальный сайт Министерства промышленности и энергетики РФ. – http://www.minprom.gov.ru.

56 В целом ряде стран – нетто-экспортеров нефти руководители энергетического сектора экономики эксперты, политики говорят о том, что превышение определенного уровня мировых цен на нефть приведет к более интенсивной разработке альтернативных источников энергии; представляется, что для России это не представляет проблемы такого же масштаба, т.к. обладая значительным научно-техническим потенциалом, она сама способна быть среди наиболее значимых стран по разработке альтернативных источников энергии. Однако для этого в свою очередь потребуется глубоко продуманная стратегия НИР и ОКР и значительные капиталовложения, тщательно отработанная система кооперационных связей с различными странами.

57 См.: Кокошин А.А. О явлениях и тенденциях, изменяющих характер международных отношений в первом десятилетии ХХ1 века. Оценки, размышления, рекомендации. М.: ИПМБ РАН, 2003. С. 3–6.

58 Одним из важнейших компонентов такой политики должно быть умелое управление (совместно с другими государствами, готовыми быть равноправными партнерами России в обеспечении международной безопасности) политическими рисками в мировой энергетике. Можно выделить следующие типы политических рисков, наглядно проявившие себя на протяжении десятилетий: внутренняя политическая нестабильность, выливающаяся в беспорядки (вплоть до гражданских войн, вооруженных межэтнических конфликтов), способные нарушить добычу или транспортировку нефти, газа; войны и вооруженные конфликты межгосударственного характера в районах нефтедобычи и добычи природного газа и транспортировки; террористические акции в отношении районов (ред.) добычи нефти, газа, трубопроводов, заводов СПГ, танкеров и т.п.

Особенно опасными для мировой экономики, внутренней стабильности отдельных стран представляются ситуации, когда могут возникнуть одновременно в тех или иных районах мира две кризисных ситуации такого рода (имеющие отношение к мировой энергетике). Очевидно, что для того, чтобы иметь дело с острыми кризисными ситуациями в международной энергетической сфере, ради предотвращения спадов в мировой экономике необходимо заблаговременно отрабатывать международную систему кризисного управления, которая имела бы легитимный характер, выглядела бы приемлемой для всех основных «действующих лиц» в этой сфере. Немаловажным опытом в этом плане обладает парижское Международное энергетическое агентство; однако оно функционирует как орган группы развитых стран – нетто-импортеров углеводородов и воспринимается во многих случаях в странах – нетто-экспортерах этого сырья как организация, отражающая почти исключительно интересы именно упомянутой группы этих стран.

Политические риски в международной энергетической сфере связаны не только с добычей и транспортировкой углеводородов. Они связаны также с потенциальным проведением террористических акций в отношении объектов электроэнергетики, особенно АЭС (а также в результате военных действий). Многими государствами в последние годы предприняты значительные меры по повышению степени защищенности такого рода объектов, что усиливает эффект сдерживания в отношении террористов, однако следует иметь в виду, что постоянно совершенствуются методы действий террористов. (Ряд авторитетных авторов указывают на то, что даже в США, где после трагических событий 11 сентября 2001 г. были предприняты дополнительные масштабные меры по защите АЭС; меры по их охране не являются адекватными перед лицом не снижающейся террористической угрозы.)

Применительно к ядерной энергетике все более важной темой становится недопущение получения экстремистами, использующими террористические методы, расщепляющихся материалов, которые могут быть использованы для создания ядерного боезаряда или «грязной бомбы» (в условиях резкого возрастания мировой цены на нефть в ближайшее время мы можем наблюдать очередной цикл экспансии атомной энергетики, увеличения ее веса в энергобалансе многих стран).

Минимизация такого рода рисков, развитие соответствующей системы управления рисками и может рассматриваться как один из важнейших компонентов обеспечения международной энергетической безопасности (многими специалистами степень безопасности определяется в категориях вероятности соответствующих инцидентов (увеличивающих политические риски) – чем выше такая вероятность, тем ниже уровень безопасности. – См., например: Exploration of Future Risks of the Global Market for Oil, Coal and Uranium. http://www.oxfordenergy.org/pdfs/SP16.pdf ).

Управление рисками имеет как экономическое значение, так и политическое. В экономическом измерении – снижение издержек для экономики конкретных стран, в политическом – предотвращение социально-политических кризисов внутри отдельных стран и предотвращение конфликтов между отдельными странами (можно иметь в виду несколько типов таких конфликтов – между нетто-экспортерами и нетто-импортерами; между самими странами – нетто-экспортерами и внутри группы нетто-импортеров).



59 Современный политологический словарь. М.: Издательский дом Nota Bene, 2000. С. 862.

60 Энциклопедический словарь. СПб.: акц. об-во «Издательское дело», Брокгауз-Ефрон, 1901. Т. XXXI А (62). С. 893.

61 Большая советская энциклопедия / Гл. ред. А.М.Прохоров. М.: Изд. «Советская энциклопедия», 1976. Т. 25. С. 26.

62 Современный политологический словарь. С. 862.

63 Заслуживает внимания анализ взглядов Бодена, представленный в работе: Дегтярева М.И. Разработка понятия суверенитет Жаном Боденом // Полис. 2000. № 3.

64 Boden J. On Sovereignty: Four Chapters from Six Books of the Commonwealth. Cambridge: Cambridge University Press, 1992. P. 124-125.

65 Об общественном договоре // Руссо Ж.-Ж. Трактаты / Пер. с франц. А.Хаютина, В.Алексеева-Попова. Послесл. А.Филиппова. Коммент. В.Алексеева-Попова, Л.Борщевского. М.: ТЕРРА – Книжный клуб; КАНОН – пресс – Ц., 2000. С. 216.

66 Там же.

67 Там же. С. 217.

68 Там же. С. 221.

69 Валлерстайн И. Указ.соч. С. 83.

70 Современный политологический словарь. С. 862.

71 Там же.

72 Лютер Мартин. 95 тезисов / Сост., вступит. статья, примеч. и комментарии И.Фокина. СПб.: Роза мира, 2002. С. 41–42.

73 Там же. С. 81.

74 Вестфальский мир одновременно означал возвышение Швеции, оказавшейся в числе главных победителей Тридцатилетней войны. Швеция, помимо контрибуции в 5 млн. талеров, получила от Священной Римской империи остров Рюген, всю Западную и часть Восточной Померании с городами Штеттин и Висмар, а также секуляризованное епископство Бремен и епископство Верден; в ее владения вошел целый ряд важнейших гаваней не только Балтийского, но и Северного моря. Швеция как владелица германских княжеств стала членом империи, получила право посылать своих депутатов на имперские сеймы. Наряду с Францией она была объявлена одним из двух главных гарантов выполнения Вестфальского мира.

75 См.: История дипломатии /Под ред. П. Потемкина. М.: ОГИЗ-ГСЭИ, 1941. Т. 1. С. 210–212.

76 Энциклопедический словарь. С. 893.

77 Там же.

78 Большая советская энциклопедия. М.: Издат. БСЭ , 1976. Т. 25. С. 25, 26.

79 Новая философская энциклопедия. М.: Мысль, 2003. С. 546.

80 См.: Популярный юридический энциклопедический словарь / Ред. колл. О.Е.Кутафин, В.А.Туманов, И.В.Шмаров. М.: Изд-во «Большая Российская энциклопедия», 2000. С. 203.

81 Лавров С.В. Демократия, международное управление и будущее мироустройство // Россия в глобальной политике. 2004. Т. 2. № 6 (ноябрь-декабрь). С. 15.

82 Цыганков П.А. Теория международных отношений. М.: Гардарика, 2004. С. 312.

83 Там же. С. 313.

84 Хрусталев М.А. Политология и политический анализ // Богатуров А.Д., Косолапов Н.А., Хрусталев М.А. Очерки теории и политического анализа международных отношений. М.: НОФМО, 2002. С. 25–26.

85 Там же. С. 26.

86 Там же.

87 Примаков Е.М. ООН: вызовы времени. Новые и традиционные угрозы безопасности людей и страны // Россия в глобальной политике. 2004. Т. 2. № 5 (сентябрь-октябрь). С. 62.

88 См. подробнее: Кокошин А.А. (рук. колл.), Герасев М.И., Давыдов А.Ю., Ивантер В.В., Ксенофонтов М.И., Лисс А.В., Масюк К.В. и др. Промышленная политика и национальная безопасность России. М.: ИПМБ РАН – МИРИ, 2001.

89 Выступление главного редактора журнала «Эксперт», директора Института общественного проектирования В.А.Фадеева на Экономической конференции «Модернизация России. Развитие Сибири и Дальнего Востока» в Красноярске 25 ноября 2005 года. С. 7.

90 Россия в нарождающейся глобальной экономике занимает весьма специфическое место. Страна участвует вместе с наиболее развитыми государствами в освоении космоса. Российская культура продолжает вносить большой и достойный вклад в развитие мировой цивилизации. Российская наука сохраняет немалый потенциал и способность к возрождению в качестве мощной силы экономического развития страны. Вместе с тем по степени освоения рыночных принципов хозяйственной жизни, институтов и механизмов рынка, правил цивилизованной конкуренции, эффективности партнерского взаимодействия государства, бизнеса и населения Россия находится еще в начале пути, который развитые страны проходили столетиями и который нашей стране надо суметь пройти за какой-то один-полтора десятка лет. Многие социально-экономические проблемы России приходится решать, как говорится на марше, во время движения к рыночной экономике и демократическому обществу. Политическим деятелям, испытывающим постоянное давление неотложных проблем, и населению, вынужденному вести борьбу с жизненными трудностями, предоставляется мало возможностей, чтобы, как говорил поэт, «остановиться, оглянуться...», взвесить предполагаемые решения и их последствия. – Промышленная политика и национальная безопасность. С. 20.

Эксперты российской Лиги содействия оборонным предприятиям отмечают, что за время существования СССР был создан научно-технический потенциал мирового класса и развитая сеть научных и конструкторских организаций, практически полностью обеспечивавших потребности страны. На конец 1988 г. в СССР было 5111 научных учреждений различного уровня (включая вузы), в том числе 3250 НИИ, их филиалов и отделений. Считалось, что научными исследованиями занималось свыше 1500 тысяч высококвалифицированных специалистов, среди них 50 тысяч докторов наук и более 490 тысяч кандидатов. В 1989 г. в стране законченное высшее образование имели 23 млн. человек (из них работало 20,2 млн.), среднее специальное образование имели 38,6 млн. человек (работало из них 33,1 млн.).

Указанных специалистов готовили более 960 вузов различного профиля, в которых в 1988/1989 годах обучались 5178 тысяч человек, в том числе на дневных отделениях 2991 тысяч человек, на вечерних 282 тысячи человек и заочно обучалось 1126 тысяч человек.

Большая часть научно-технического потенциала страны была сконцентрирована в оборонном комплексе. Так, в 1990 г. из общего объема выполненных в стране НИОКР в размере 23075 млн. руб. на долю оборонного комплекса пришлось 18264 млн. руб. (79%). При этом объем работ непосредственно в интересах обороны составил 12464 млн. руб., т.е., 53% общего объема выполненных в стране НИОКР. Силами оборонного комплекса в интересах гражданской части народного хозяйства страны было выполнено работ на 5800 млн. руб., или около 38% всего объема выполненных комплексом НИОКР.

Конечно, идеализировать картину не следует. В те времена системе подготовки и использования научных и инженерных кадров был свойственен целый ряд существенных недостатков и специфических особенностей, без учета которых приведенные выше цифры и перспективная роль российского «человеческого капитала» в обеспечении экономического роста будут оцениваться не вполне объективно (Там же. С. 71–72).

Россия – не развивающаяся страна, впервые вступающая на путь индустриализации, а держава с многовековым опытом индустриализации, то поиск приемлемых решений в сфере промышленной политики неизбежно требует учета исторического опыта создания этой промышленности и ее современной технологической, экономической и организационно-правовой структуры. Россия унаследовала от СССР чрезвычайно высокую долю промышленности в ВВП и чрезвычайно высокую роль оборонных производств в составе промышленности В 1990 г. доля промышленного производства в ВВП составляла 86%.

Важно отметить и методологические изъяны в расчете ВВП в советской экономике. Считалось, что только материальное производство является созидательным. Деятельность в сфере услуг считалась непроизводительной, а сама эта сфера якобы существовала за счет перераспределения в ее пользу продукта, произведенного в материальном производстве. Поэтому размер ВВП в советской экономике всегда был занижен, так как не включал услуг. С другой стороны, расчетный размер ВВП в те времена был существенно завышен вследствие практики приписок и больших масштабов скрытой инфляции. Наконец, по своему наполнению, из-за высокого уровня содержания продукции военного назначения, показатель ВВП мало отвечал реальной величине произведенной полезной продукции для общества.

В количественных показателях СССР по производству многих видов продукции – в основном сырьевой и продукции первого передела – занимал одно из лидирующих мест в мире. Так, в 1990 г. по производству электроэнергии СССР входил в четверку крупнейших мировых производителей и вырабатывал электроэнергии примерно столько же, сколько Япония или Китай, однако почти втрое меньше, чем США. СССР был крупнейшим производителем газа, угля, чугуна, стали, цемента. СССР производил льна и льноволокна больше, чем все остальные страны вместе взятые (Там же. С. 56–57).



Оставляя в стороне военную сферу развития, можно отметить, что Советский Союз был пионером в мирном освоении атомной энергии, входил в число лидеров в создании гражданской реактивной авиации (Ту-104), в создании судов на подводных крыльях, имел крупные достижения в электроэнергетике, в оптике (в т.ч. в производстве фотоаппаратов в 60-е годы), в точной механике (в т.ч. в производстве наручных часов) и в ряде других сфер. В начале 60-х годов Советский Союз находился на самых передовых рубежах развития электронно-вычислительной техники. Однако позднее были приняты принципиально неверные стратегические решения, в результате которых до сих пор продолжается спад. Но такие достижения, определяющие облик цивилизации последней четверти XX века, как персональные компьютеры, телекоммуникационные сети, копировальные машины, телефаксы, видеокамеры и видеопроигрыватели, электронная почта, оказались созданными практически полностью за пределами СССР (Там же. С. 19).

91 Богатуров А.Д. Стратегия перемалывания во внешней политике США // Богатуров А.Д., Косолапов Н.А., Хрусталев М.А. Очерки теории и политического анализа международных отношений. М.: НОФМО, 2002. С. 367.

92 Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации «О положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики государства». М.: ФГУП «Известия», 2005. С. 6.

93 Среди наиболее интересных публикаций на тему «суверенной демократии» можно прежде всего отметить статью В.Т.Третьякова. – См.: Третьяков В. Суверенная демократия // Независимая газета. 2005. 28 апреля.

http://www.jrg.ru/2005/04/28/tretyakov.html . См. также: Сурков В.Ю. Суверенитет – это политический синоним конкурентоспособности. С. 12.

94 Такого же рода идеологизация проблем демократизации государства, политической системы произошла и во многих других странах постсоветского пространства, что, в частности, весьма рельефно проявилось в 2004-2005 гг. на Украине.

95 В современных условиях России в результате эксцессов в развитии политической демократии в стране в 1990-е годы у значительной части населения само употребление термина демократия стало непопулярным, тем более что она в реальной жизни на деле означает высокую степень ответственности граждан, к чему многие оказались не готовы. Защищая идею демократии, В.Ю.Сурков отмечает: «Необходимость демократии очевидна, ведь только общество, основанное на соревновании и сотрудничестве свободных людей, может быть эффективным и конкурентоспособным. Поэтому если в обществе снижен уровень соревновательности, если оно не воспроизводит все время эффективный лидирующий класс, то у этого общества не получится ничего. Кроме того, немаловажный прагматический момент: если мы не будем открытым демократическим обществом, если мы не будем обществом, интегрированным в мировую экономику, в мировую систему знаний, то мы не получим доступа к современным технологиям Запада… Наконец, мне кажется, в демократическом обществе жить все-таки комфортнее… Мне кажется, оно более приятно для жизни». – Сурков В.Ю. Указ. соч. С. 7.

96 На Россию продолжают оказывать разноплановое воздействие в пользу того, чтобы не происходило возрастание роли государства в экономике. Примером этого можно считать представленное на ежегодном заседании Всемирного экономического форума в Давосе 28 января 2006 г. исследование о возможных вариантах развития России на ближакйшие 20 лет. Эта работа, подготовленная специалистами ВЭФ в сотрудничестве с экспертами из России и других стран, рассматривает три сценария. Мрачная картина нарисована в сценарии, который эксперты условно назвали "Нефтяное проклятие". Согласно ему, Россия продолжает очень сильно полагаться на природные ресурсы. Высокие цены и спрос на нефть приводят к тому, что инвестиции в общественную инфраструктуру игнорируется, в частности, ввиду неэффективного руководства. Результатом были бы замедление роста, бегство капиталов, растущая коррупция, отсутствие долгосрочной социальной политики. На международной арене Россия ощутила бы себя к 2025 году в растущей изоляции. Другой сценарий - "Долгий марш" - носит как бы промежуточный характер. Россия продолжает зависеть от экспорта сырья, что препятствует полноценному развитию других секторов экономики. Происходит, однако, постепенный переход к управлению на основе верховенства права. По этому сценарию, страна может достичь относительного процветания, но не исключено и менее благоприятное развитие ситуации. Впрочем, на международной арен( Россию к 2025 году считали бы стабильным и надежным поставщиком нефти. Третий сценарий, озаглавленный "Возрождение", предполагает продвижение после периода экономического спада и политических неурядиц все более масштабных реформ. Реформы в сфере управления и рыночных отношений обеспечивают рост ВВП и реальных доходов, улучшение качества жизни населения. Государство постепенно уходит из экономики, поощряется диверсификация в сторону развития неэнергетическх секторов, снижаются торговые барьеры (выделено автором. – А.К.). За рубежом Россия позиционирует себя к 2025 году как "двигатель роста" в Евразии и крупная держава, способная выступить противовесом США и Китаю. Представлявшая на форуме сценарий "Возрождение" президент компании "Майкрософт" в России и СНГ Ольга Дергунова заявила корр. ИТАР-ТАСС, что верит в возможность такого будущего для РФ, но считает, что для достижения цели одной веры недостаточно - "необходима каждодневная работа через взаимодействие общества, бизнеса и власти". "Ни один из обсуждавшихся сценариев мне не нравится, – сказал корр. ИТАР-ТАСС председатель совета директоров компании "Тройка Диалог" Рубен Варданян. – Очевидно, что страна сегодня проходит этап взросления и осознания, что капитализм - непростой процесс. Но дискуссии о том, будет ли в России "откат назад", будет ли у нас "тирания" или не будет, мне кажется, все это – неправильная парадигма дискуссии". Нужно искать ответ на вопрос о том, "как сделать так, чтобы Россия была лидером в XXI веке – с точки зрения знаний, технологий, умения, и чтобы эта огромная страна была эффективно управляемой", – считает Варданян (ИТАР-ТАСС. Лента «ТАСС. Мир и мы. 31.01.06). Можно заметить, что действительно в данном исследовании представлена «неверная парадигма»; отход от сырьевой, «углеводородной» экономики в России возможен лишь при активной роли государства.

97 Выступая на VI съезде партии «Единая Россия» в Красноярске, председатель партии Б.В.Грызлов сказал: «Необходимо расширение государственных инвестиций в те сектора, куда мы пока не можем привлечь частный бизнес, – прежде всего в инфраструктуру, наукоемкие и капиталоемкие отрасли. При этом государственные расходы должны быть ориентированы на привлечение средств из других источников, являясь гарантией последовательности инвестиционной политики. Должны быть определены и объемы финансирования отраслей, куда мы не планируем допускать негосударственных инвесторов». – Грызлов Б.В. От стабилизации к развитию: политические приоритеты партии «Единая Россия». 26.11.2005. Официальный сайт партии «Единая Россия». С. 11. http://www.edinoros.ru/news.html?id=109233 .

98 Выступление президента Российской Федерации В.В.Путина на заседании Совета безопасности РФ 22.12.05. http://president.kremlin.ru/text/appears\2005/12/99294.shtm ; Интервью министра промышленности и энергетики Виктора Христенко - «Итоги», 12 декабря 2005. С. 15.

99 Zweiy D., Jianhai B. China’s Global Hunt for Energy. // Foreign Affairs, September/October 2005. Vol. 84. No. 5. P. 26–27.

100 Одной из наиболее острых проблем для России в деле перехода к другой структуре экономики, предполагающей более высокую долю обрабатывающей (и прежде всего наукоемкой) промышленности, является дефицит достаточно качественно отработанных проектов, бизнес-планов.

101 В информационно-технологический комплекс включают, в частности, полупроводниковую промышленность, электронно-вычислительное машиностроение, производство конторского оборудования и техники связи, а также компьютерные услуги и услуги связи. В 1990 годы эти отрасли стали мощной движущей силой экономического роста и потеснили традиционные отрасли, определяющие циклы развития экономики.

Исследования последних 10-12 лет выявили тенденцию к постепенному переходу от трехсекторной модели хозяйства (cфера услуг, промышленность и сельское хозяйство) к четырехсекторной предусматривающей выделение дополнительного информационного сектора, объединяющего занятых обработкой и передачей информации.



102 «Цель государственного участия – конкурентоспособность на мировом рынке, а не включение государства в конкуренцию с бизнесом внутри страны. Государственное участие в экономике должно обеспечить национальную конкурентоспособность, должно поддержать экспорт высокотехнологичной продукции и продуктов переработки сырья; поддержать производства, в том числе сельскохозяйственные, способные конкурировать с импортом», – говорил в своем докладе на VI съезде партии «Единая Россия» ее председатель Б.В.Грызлов (Грызлов Б.В. Указ. соч. С. 12). Б.В.Грызлов отметил, что использование средств Инвестиционного фонда в 2006 г. должно стать «своего рода пилотным проектом, с учетом итогов которого мы будем планировать дальнейшие, более масштабные действия» (Там же).

103 Каждое государство, соответствующее общество одновременно существует в нескольких пространственно-временных системах координат, что особенно наглядно проявляется в условиях глобализации. Во-первых, это общемировая глобальная система координат; во-вторых, это система координат, специфичная для определенного региона, в котором находится данная страна; в-третьих, это пространственно-временные координаты для конкретной страны. При рассмотрении положения страны в современном мире следует учитывать каждую из таких систем координат, присущее им разное историческое время.

104 Успех послевоенных преобразований в ряде стран Западной Европы, а вслед за этим, с интервалом в два-три десятилетия – в группе стран развивающегося мира, был обеспечен в первую очередь, благодаря их собственным усилиям по реконструкции экономики, созданию и ускоренному развитию передовой промышленности. Эти страны проводили активную промышленную политику, направленную на ускоренное развитие критически важных для экономики отраслей промышленности, модернизацию национального хозяйства и повышение на этой основе благосостояния населения. Именно собственные усилия данных стран служили основой привлечения внешнего содействия (в том числе в виде «плана Маршалла») и гарантией того, что это содействие будет использовано эффективным образом (См.: Промышленная политика и национальная безопасность. С. 21).

В свое время Япония, а затем Южная Корея сделали упор в своем развитии на сталелитейное производство, развитие гражданского судостроения (особенно на производство супертанкеров), затем автомобилей, а затем уже современной бытовой электротехники, электроники, отчасти средств связи; все это происходило при активной поддержке государства и отражалось в пропорциях предоставлявшихся государством ведущим компаниям и отраслям льготных кредитов, в пропорциях выделявшихся государством средств на НИОКР; результатами научно-технических достижений лидеров затем активно пользовался свободно частный сектор (См.: Промышленная политика и национальная безопасность. С. 20).



105 Успех Японии в coздании за короткий исторический срок совершенной и конкурентоспособной промышленной структуры стал выдающимся примером в мировой истории. Своей эффективной промышленной политикой Япония бросила вызов историческому опыту других западных стран. Истоки успеха, достигнутого Японией, могут быть отнесены к послевоенному периоду правления американской военной администрации. Покровительство победителей дало возможности побежденным построить эффективную экономическую политику на основе анализа сильных и слабых сторон каждой отрасли японской экономики в сравнении с мировыми достижениями.

Группа талантливых администраторов в Исследовательском управлении МИД Японии сразу после войны начала широкое обсуждение путей и методов восстановлении и перестройки экономики. Она правильно предугадала основные направления и принципы послевоенного экономического развития. Группа выпустила подробный доклад, в котором утверждалось, что все страны, даже Великобритания и США, в той или иной степени будут вынуждены планировать свое экономическое развитие в будущем. Чтобы обеспечить достойное положение Японии в мире, основными целями нации должны стать повышение уровня жизни и стимулирование международной торговли. Несмотря на потерю многих территорий, отсутствие сырья, большую зависимость от внешней торговли, феодальных условий труда, Япония обладала и сильными сторонами для своего развития, в первую очередь – человеческими ресурсами. Япония выбрала такое направление промышленной стратегии, которое основывалось на сочетании централизованного планирования и частной собственности в ключевых секторах экономики при условии демократического контроля над частным бизнесом.

Характеризуя стиль экономического развития Японии, известный экономист, лауреат Нобелевской премии В.ВЛеонтьев относил ее к лучшим в мире образцам оптимального сочетания частного предпринимательства и государства. По словам Леонтьева, «в Японии есть частная инициатива, но и государство играет большую роль, влияя на развитие экономики в лучшем направлении. Из всех капиталистических стран, у которых можно в настоящее время чему-то поучиться, я бы выбрал не США, а Японию» (Промышленная политика и национальная безопасность. С. 27).

После войны Япония постоянно разрабатывала планы развития промышленности. Целью промышленной политики правительства в растущих секторах экономики ставилась задача усилить сигналы и стимулы, создаваемые самим рынком. Соответственно японское правительство активно поддерживает научные исследования и разработки, инвестиции и экспорт и при этом не вмешивается в конкурентную 6орьбу между компаниями на внутреннем рынке. Финансовая поддержка промышленного прогресса обеспечивается через знаменитое Министерство внешней торговли и промышленности, Министерство финансов, через Японский банк развития, Промышленный банк Японии, а также косвенно через коммерческие банки. Кроме того, Министерство внешней торговли и промышленности часто помогало выборочно, поддерживая некоторые проекты НИР и технологий, из числа тех, которые предлагаются крупными компаниями приоритетных секторов промышленности. Один проект мог получить сотни миллионов долларов на несколько лет. Правительство также обеспечивало налоговые льготы и льготные кредиты. По планам на 1970-е и 1980-е гг. государство поддерживало более 20 отраслей промышленности.

Реализация промышленной политики в Японии осуществлялась с помощью общих для всех стран инструментов: льготных займов, субсидий, прямого вмешательства государства в экономику (например, путем поддержки перспективных НИОКР). Но при этом Япония использовала все эти инструменты таким образом, что частному бизнесу было достаточно ясно, к каким конечным результатам стремится правительство, какие факторы оно при этом учитывает и какие допущения делает, в том числе по развитию ситуации на мировом рынке.

Несмотря на большой объем работы государственных чиновников и большое влияние правительственной бюрократии на экономику, самих бюрократов насчитывается не так уж много. В правительственных учреждениях работает только миллион сотрудников, а также три миллиона на уровне префектур. На тысячу человек занятого населения доля чиновников составляет в Японии 17,1% против 20,2% в Великобритании и 22,5% в США. Среди министерств, ведающих экономикой и управлением, в Японии длительное время ведущую роль играли Министерство финансов и Министерство внешней торговли и промышленности (МВТП). В обоих министерствах работали широко признанные эксперты, и поэтому репутация их аппарата в целом была весьма высокая. Фактически успех государственной промышленной политики (вплоть до начала 90-х годов, когда темпы роста Японии резко упали в связи с исчерпанием возможностей тех факторов, которые действовали в предыдущие десятилетия) во многом определялся интеллектуальным превосходством аналитических подразделений госаппарата над частнопредпринимательским сектором.

Специфика действий японских министерств заключается в том, что, как правило, министерство финансов придерживается более либеральной и менее протекционистской позиции, в то время как МВТП стало почти синонимом протекционизма и квот. МВТП к тому же проводит курс на активное вмешательство государства в экономические вопросы, и в силу его особой роли в разработке и формировании промышленной политики оно в большей степени фокусирует внимание на стратегии отдельных отраслей. Министерство финансов имеет и более широкий взгляд на потребности развития общества и предпочитает действия общего экономического характера. – См.: Промышленная политика и национальная безопасность. С. 27–29.


106 В промышленной политике Южной Кореи на протяжении двух десятилетий после начала реформ четко выделяются четыре этапа:1962-1964 гг., 1965-1973 гг., и период с 1980 г. до кризиса 1998 года. На первом этапе страна осуществляла политику замены импорта внутренним производством. Инвестиции были направлены а такие отрасли, как производство цемента и удобрений и нефтепереработка. Ежегодный прирост составлял в среднем 6,9%, но сопровождался значительной инфляцией. Вскоре, уже в начале 60-х гг., эта политика исчерпала себя из-за сравнительно небольшого размера внутреннего рынка, значительных потребностей в капитале и ограничений в области валютных операций на конвертацию отечественной валюты, а также в результате уменьшения американской помощи. В значительной степени под давлением этих обстоятельств Южная Корея приняла промышленную стратегию, ориентированную на внешние рынке, которая во многом действовала и на протяжении последующих этапов.

Еще в 1961-1963 гг. в Южной Кореи были создана три суперминистерства, занятых вопросами экономики. Первым ведомством стал Совет экономического планирования, который отвечал не только за разработку плана, но также и за его выполнение через распределение бюджетных средств, координацию мероприятий, связанных с иностранной помощью, стимулирование иностранных инвестиций. Позднее этот Совет стал также заниматься всеми основными государственными и частными проектами, на которые могли быть отпущены государственные средства. Руководителем Совета был вице-премьер, курировавший работу всех остальных экономических министерств. Таким образом, сам премьер-министр практически был освобожден от непосредственного руководства промышленным развитием. Фактически вице-премьер и аппарат президента являлись основным и прямым каналом управления промышленностью страны.

Одним из ведущих государственных ведомств стало Министерство торговли и промышленности, во многом подобное японскому МВТП; первоначально его роль была определена стратегической важностью внешней торговли и индустриализации. С течением времени, когда процесс индустриализации пошел успешно, стали образовываться управления и новые министерства, в том числе министерство энергетики и ресурсов, отпочковавшееся от Министерства торговли и промышленности. Образовывалось множество квази-государственных организаций, ответственных перед Министерством торговли и промышленности и занимавшихся вопросами торговли и промышленного развития.

Важное значение имело Министерство строительства, созданное в 1983 г. Оно разрабатывало планы развития производства строительных материалов и инфраструктуры, в том числе промышленных объектов, городов, жилищного строительства, дорог, портов и т.д., за исключением железных дорог. Учитывая привлечение огромных средств на создание и поддержание инфраструктуры, это министерство вскоре превратилось в один из главных институтов экономического развития.

Следует отметить, что количество правительственных чиновников не увеличивалось, несмотря на усложнение процесса экономических реформ и промышленного развития. Это привело к тому, что повышалась роль квази-правительственных организаций, которые непосредственно взаимодействовали с Министерством торговли и промышленности. Квази-правительственные организации обеспечивали постоянную связь между государством и бизнесом. В качестве неотъемлемой части перестройки экономики правительство распорядилось, чтобы все зарегистрированные фирмы объединялись в такие деловые организации.

Среди ведущих квази-правительственных в Южной Корее следует выделить несколько главных.



Корейская корпорация поддержки торговли (ККПТ), созданная в 1962 г. и сыгравшая исключительную роль в первоначальном развитии южнокорейского экспорта. Ее представители при тесном сотрудничестве с посольствами т консульствами страны ездили по всему миру и изучали потенциальные рынки для существующей продукции. Они также давали рекомендации отечественным производителям о товарах, которые следовало разрабатывать и производить. Эта организация оказала значительную помощь в обучении торговых работников страны, в том числе иностранным торговым законам и правилам.

Корейская ассоциация торговцев (КАТ) была создана как частная организация промышленников-экспортеров, в отличие от ККПТ, которая напрямую подчиняется Министерству торговли и промышленности. Но затем с 1961 г. у нее настолько развились связи с правительством, что она получила право получать для своих нужд 0,55 процента стоимости импорта. Взамен она должна финансировать деятельность ККПТ и быстро расширять ее представительство за рубежом. Разумеется, возможность иметь такие большие средства привела к значительному усилению мощи и влияния ассоциации, которая также обеспечивает своих членов услугами в сфере информации, страхования, экспертных рекомендаций. Ассоциация организует встречи своих компаний – членов для обсуждения общих проблем и затем дает соответствующие рекомендации министерству торговли и промышленности другим организациям. Она также имеет полномочия выдавать сертификаты на торговлю, импортно-экспортные лицензии и т.д. Правительство Южной Кореи рассматривает ассоциацию как один из своих органов. Вместе с тем, представляя взгляды своих членов, она так же, как и другие подобные ассоциации, является форумом частного бизнеса. – (См.: Промышленная политика и национальная безопасность. С. 35, 38-40).

107 Фадеев В.А. Указ соч. С. 16–17.

108 Основные характеристики российского природно-ресурсного потенциала можно определить долей России в мировых запасах важнейших ископаемых: нефть–13%; природный газ – 35%; уголь – 12%; железо и олово – более 27%; медь – 11%; свинец – 12%; цинк – 10%; никель – 30%; кобальт – 20%; металлы платиновой группы – 40% (См.: Рундквист Д.В. Природные национальные богатства России и их использование. Доклад в Миннауки РФ 8 февраля 2000 г. М.: Изд. Миннауки, 2000. Приложение. С. 1, 2).

На добыче и разведке полезных ископаемых в России занято около двух миллионов человек, производится не менее 25% ВВП, обеспечивается около 59% валютной выручки от внешней торговли. Население России – 3% от мирового населения; Россия занимает 12,5% территории суши в мире, имеет 22% мировых лесных ресурсов, 20% мировых ресурсов пресной воды (поверхностные и подземные воды), 30% площади мировых шельфов. В России сосредоточено также 14% урана, 11% мировых гидроресурсов. – Рундквист Д.В. Указ.соч. С. 2; Некрасов А.С. Экономические проблемы и перспективы российской энергетики. Доклад на общем собрании РАН 20 декабря 2005 г. С. 5.



109 В 2004-2005 гг. у России стала формироваться все более рельефная политика по обеспечению национальной и международной безопасности в энергетической сфере, ориентированная на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Среди основных компонентов этой политики: (1) усиление национального контроля за использованием недр, содержащих углеводороды (в рамках нового подхода к использованию недр в целом); (2) формирование нескольких российских энергетических компаний как глобальных компаний (прежде всего «Газпрома» как глобальной диверсифицированной энергетической (нефтегазовой) компании); (3) диверсификация путей транспортировки добываемой в России и других странах СНГ нефти и газа на внешние рынки практически «по всем азимутам»; (4) содействие обеспечению стабильности и безопасности в районах за пределами России, связанных с добычей и транспортировкой нефти, в первую очередь на постсоветском пространстве (в том числе за счет деятельности ОДКБ, ШОС, ряда структур СНГ); (5) расширение сотрудничества по стабилизации мировых цен на нефть как с нетто-экспортерами, так и нетто-импортерами углеводородов; (6) активный выход «Газпрома» на мировой рынок сжиженного природного газа (СПГ) с приоритетом североамериканского рынка; (7) переход на мировые цены на углеводороды с теми постсоветскими странами, правительства которых не планируют полномасштабного участия в интеграционных объединениях с участием России.

110 Приоритетность этого направления обозначена в резолюции VI съезда партии «Единая Россия», проходившего в ноябре 2005 г. – См.: Материалы VI съезда партии «Единая Россия». http://www.edinoros.ru/news.html?id=109233 .

111 См.: Пресс-конференция Президента РФ В.В.Путина для российских и иностранных журналистов, 31 января 2006 г. – www.kremlin.ru .

112 Россия, вместе с CШA и Китаем, входит в число трех первых в мире стран по производству и потреблению первичных энергетических ресурсов. Но только Россия одновременно является первым по газу и вторым по нефти экспортером энергетических ресурсов. Топливно-энергетический комплекс РФ в значительной степени ориентирован на экспорт своей продукции. По ряду оценок, в 2005 г. Россия направляла за рубеж более половины добытой сырой нефти, свыше 2/5 произведенных нефтепродуктов, около 1/3 газа и 1/4 угля. Валютная выручка от товаров ТЭК в 2004 г. составила свыше половины стоимости экспорта страны. При том основными источниками валютных поступлений являются нефть, газ и нефтепродукты.

Возрастанию роли России в мировой энергетике способствует изменяющаяся роль природного газа за счет быстрого совершенствования комплекса технологий производства и транспортировки сжиженного газа, в результате чего природный газ, как отмечалось выше, все больше становится столь же «мобильным видом» топлива, что и нефть.

К середине первого десятилетия XXI века Россия в 90% по нефти и 100% по газу замкнута на одном рынке – европейском. Причем на ряде сегментов этого рынка, в частности, в Восточной Европе, из-за несправедливых торговых скидок российские компании теряют порядка 6-7 млрд. долларов ежегодно, продавая нефть с дисконтом. По ряду оценок, переориентация поставки нефти марки URALS из России и других стран СНГ на азиатские рынки может довести цену этой марки нефти до уровня цены на нефть марки Brent. В целом в России сложилось четкое понимание того, что ориентация на Европу как на единственного потребителя себя исчерпала.

В целом ряде районов добычи нефти и газа, прохождения нефтепроводов в России остро стоят проблемы экологии. В частности, в связи с серьезными экологическими соображениями в России на протяжении ряда лет активно дебатируется вопрос о трассе ВСТО (особенно о прохождении ее к югу от Байкала) (Голубева С. Ловушка по имени ВСТО. – Сайт журнала «Мировая энергетика». http://worldenergy.ru/mode (декабрь 2005); см. также сайт RUSENERGY. http://www.rusenergy.com/projects/a2912005.htm ).

В 2003 г. Правительство Российской Федерации одобрило «Энергетическую стратегию России до 2020 г.». По этому документу предусматривалось, что при благоприятной ситуации на рынках и цене на нефть 22 – 26 дол. за баррель  добыча нефти достигнет к 2010 г. - 490 млн т, к 2020 г. – 520 млн т., добыча газа достигнет - 665 млрд м3 в 2010 г. и 730 млрд м3 в 2020 г. (См.: Осокина И. (заместитель министра экономического развития и торговли РФ). Доклад на конференция "СERA-2004", Хьюстон, Техас, США, 10 февраля 2004). По ряду официальных оценок, до 2013 – 2015 г. эти уровни добычи углеводородов могут быть полностью обеспечены на открытых и разведанных на начало XXI века месторождениях.

Россия – производитель не только углеводородов, но и страна развитой электроэнергетики, в том числе атомной энергетики, производящая соответствующее оборудование не только для себя, но и на экспорт (Доля основных первичных источников энергии в энергетическом балансе России выглядит следующим образом (по состоянию на 2003 г.): природный газ – 46%, нефть – 34%, уголь – 14%, Гидроэнергетика – 4%, атомная энергетика – 2%. (Фортов В.Е., Шпильрайн Э.Э. Энергия и энергетика. М.: Букос, 2004. С. 24). В энергогенерации доля АЭС в России составляет 16-17%.

Для развития АЭС в России имеется солидная база в прикладной и фундаментальной науке. В том числе имеется значительный задел по развитию ядерной энергетики будущего – реакторов на быстрых нейтронах с замкнутым топливным циклом. В России имеется огромный опыт эксплуатации крупнейших в мире по протяженности, сложности энергетическим систем – Газпром, РАО ЕЭС.

Особенностью России является то, что российская система газоснабжения, которой оперирует «Газпром», была изначально спроектирована как единая система на огромном евроазиатском пространстве, причем в значительной степени под влиянием потребностей внешнего рынка (Центральная, Восточная и Западная Европа). По оценкам экспертов, надежность такого рода единой системы выше, чем та, которая формируется в рамках ЕС и отдельных национальных систем транспортировки газа по трубопроводам. У этой системы, в том числе, имеется большое число подземных хранилищ, что повышает устойчивость всей системы; она позволяет в том числе осуществлять маневр газовыми ресурсами. В последние годы «Газпром» предпринял ряд важных усилий по развитию этой системы, доставшейся в наследство от Советского Союза.

В России имеются также богатые традиции геологоразведки, собственной геологической науки, минералогии. Все это позволяет сравнительно быстро осваивать соответствующие новейшие технологии, позволяющие увеличивать разведанные запасы, повышать отдачу от скважин (в отношении чего в России имеется значительный потенциал, особенно на месторождения Западной Сибири) и т.п.

Следует отметить высокую энергоемкость многих сегментов российской экономики – промышленности, транспорта, коммунального сектора; соответственно в России имеется большой резерв энергосбережения, в результате чего могут быть высвобождены значительные ресурсы углеводородов для их поставок на мировые рынки.



Проблемы развития ТЭК России можно суммировать следующим образом: низкими остаются объемы геологоразведочных работ; отстает от потребностей российского ТЭК перевооружение его технологической базы; низкая отдача скважин на большинстве месторождений (См.: Интервью министра промышленности и энергетики Виктора Христенко // «Итоги». 12 декабря 2005. С. 18); недостаточны вложения в развитие альтернативных источников энергии. ТЭК России нуждается, соответственно, в крупных инвестициях. В современных условиях они могут поступать как с Запада, так и с Востока, в том числе из Китая и Индии. ТЭК не только дает значительные доходы в бюджет, но и фактически субсидирует российскую экономику (в первую очередь это относится к «Газпрому», обеспечивающему значительно более низкие внутренние цены на природный газ, чем цены на его экспорт).

113 В соответствии с методикой Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), промышленная продукция по уровню наукоемкости делится на четыре группы:


  1. Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница