Адыгская интеллигенция: формирование и деятельность в исторической динамике конца ХIХ в. Начала 30-х гг. ХХ в



страница1/6
Дата18.10.2016
Размер0,9 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4   5   6


На правах рукописи

Емтыль Зарема Январбиевна


АДЫГСКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ:

ФОРМИРОВАНИЕ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В ИСТОРИЧЕСКОЙ

ДИНАМИКЕ КОНЦА ХIХ в. – НАЧАЛА 30-х гг. ХХ в.

Специальность 07.00.02 – отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Майкоп


2010

Диссертация выполнена на кафедре Отечественной истории

Адыгейского государственного университета
Научный консультант: доктор исторических наук,

профессор Э.А. Шеуджен


Официальные оппоненты: доктор исторических наук,

профессор Н.Д. Мининков


доктор исторических наук,

профессор Б.А.Трехбратов


доктор исторических наук,

профессор А.Ю. Чирг




Ведущая организация: ГОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова»

Защита состоится «8» ___апреля ______________ 2011 г. в 11.00_____

на заседании Диссертационного совета ДМ 212.001.08 по историческим наукам при Адыгейском государственном университете по адресу: 385000, Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. Университетская, 208. Конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Адыгейского государственного университета.


Реферат разослан «____»_______________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук,

доцент В.Н. Мальцев



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследуемой проблемы. Принципиально значимые изменения, происходящие в теоретико – методологических основаниях современного исторического знания, поиск новых способов изучения сложных социокультурных объектов, к которым относится интеллигенция, делает актуальным создание наряду со ставшими уже традиционными исследовательскими моделями изучения интеллигенции новых, позволяющих расширить границы научного поиска и обеспечивающих глубину научного познания.

Одним из перспективных направлений углубления отечественной историографии интеллигенции является раскрытие ее многообразия и сложного устройства. В этой связи изучение истории интеллигенции отдельных регионов и национальных групп приобретает особое научное значение. Исследование процесса формирования и деятельности адыгской интеллигенции в особой исторической ситуации, связанной с резкими изменениями среды функционирования, позволяет выявить типологию явления, задающую в историческом познании параметры специальной модели развития интеллигенции, свойственной численно незначительным этносам, существующим в рамках полиэтнических, поликонфессиональных государственных образований.

Диссертационная работа представляет первое системное исследование адыгской интеллигенции, предполагающее ее рассмотрение не только как некой целостной качественной определенности со своими элементами и способами функционирования, но и во взаимодействии с политическими, социально-экономическими, культурными процессами в стране и регионе. Такой подход к изучению проблемы способен отразить сложность интеллигенции как явления общественной жизни, выступающего одновременно в роли объекта и субъекта социальной реальности, и тем самым расширить научное видение проблемы, осуществить комплексную реконструкцию сложной истории адыгской интеллигенции.

Проведенное исследование имеет и историографическую значимость. Для современного этапа развития исторического знания характерен поворот в историографии, связанный с развитием интеллектуальной истории, что создает объективные условия для отхода от традиционных подходов к изучению интеллигенции и концентрации внимания не столько на истории развития интеллигенции, выявлении ее социального, профессионального состава, сколько на движении идей в среде интеллигенции, влияющих на интеллектуальное состояние общества.

Актуальность изучения истории адыгской интеллигенции, опыта ее общественной деятельности обуславливается и этнокультурной ситуацией на Северном Кавказе, характеризующейся обострением национального самосознания северокавказских народов, активным поиском ими форм национальной и культурной идентичности в условиях существования в рамках полиэтнического российского государства, что предъявляет новые требования к интеллигенции, далеко выходящие за ее профессиональные или культурно-образовательные функции. Перед интеллигенцией встает задача переоценки ценностей, духовного синтеза, способствующего осознанию народом не только своего этнокультурного своеобразия, но и специфичности национальных потребностей и интересов. Именно на национальную интеллигенцию ложится задача определения места и роли своего народа как в системе глобальной, так и общероссийской совокупности народов.

Разработка темы работы имеет практическое значение. В связи с происходящими на протяжении последних двух десятилетий процессами трансформации во всех сферах общественной жизни, обнаруживается стремление переосмыслить социальную роль и место интеллигенции в обществе, понять масштабы последствий, связанных со сведением функций интеллигенции к удовлетворению профессионально-кадровых и пропагандистских запросов власти.



Степень изученности проблемы. Учитывая значимость проблемы и специфику ее изучения, историографическому анализу посвящен специальный раздел работы. Во введении обозначаются лишь его основные результаты. В частности, отмечается, что отечественная историческая наука накопила значительный опыт изучения истории интеллигенции: процесса ее формирования, методов подготовки профессиональных кадров, социального и профессионального состава интеллигенции, ее участия в революционно-демократическом движении. Однако, исходя из развития теоретико-методологических оснований современного научного познания, этого явно недостаточно для воссоздания сложной, многогранной, временами противоречивой истории отечественной интеллигенции.

В работе подчеркивается, что история адыгской интеллигенции в хронологических рамках конца ХIХ в. – начала 30-х гг. ХХ в. не являлась предметом специального изучения. В то же время отдельные ее составляющие нашли отражение в работах по самому широкому кругу проблем истории и культуры адыгов, что привело к фрагментарности и отсутствию целостности сложившихся представлений. Современное состояние историографии адыгской интеллигенции, как и северокавказской в целом, обнаруживает настоятельную потребность в преодолении сложившегося положения, согласно которому национальная интеллигенция исследовалась, главным образом, как объект, а не субъект социального действия.



Объектом диссертационного исследования является история России конца ХIХ в. – начала 30-х гг. ХХ в. с ее сложными трансформационными процессами, кардинальным образом отразившимися на историческом развитии адыгов.

Предметом исследования является процесс формирования и деятельности адыгской интеллигенции в исторической динамике конца ХIХ в.– начала 30-х гг. ХХ в., характеризовавшейся трансформацией всей системы общественных связей, обусловленной интеграцией адыгов в состав Российской империи, а затем Советской России.

Географические границы исследования носят условный, этнически ориентированный характер. Учитывая изменение форм этнического сознания адыгов начиная со второй половины ХIХ в., усиление их территориальной и административной обособленности, в данной работе исследуется интеллигенция, чья деятельность имела непосредственное отношение к общественной жизни адыгов Кубанской и Терской областей в дореволюционный период, Адыгейской, Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской автономных областей в постреволюционный. В ее число была включена как национальная интеллигенция, проживавшая на территории обозначенных административно-территориальных образований, так и за их пределами – в российских городах и эмиграции.

Хронологические рамки диссертационной работы обусловлены эволюционным характером предмета исследования. Конец ХIХ в. – начало 30-х гг. ХХ в., несмотря на всю сложность и противоречивость, представляет собой период формирования национальной интеллигенции. Его нижняя граница связана с постепенным выделением из среды адыгского общества новой социокультурной группы, по своим характеристикам соответствующей понятию «интеллигенция». В начале 30-х гг. ХХ в., обозначенных в качестве верхней хронологической границы исследования, завершается формирование интеллигенции как преемственной социокультурной группы. К этому времени «старая» интеллигенция «вытесняется» из всех сфер общественной жизни и складывается социальный, идейно-политический, духовный «облик» «новой» адыгской интеллигенции.

В работе подчеркивается, что характер проведенного исследования в некоторых случаях предполагал выход за обозначенные хронологические рамки с целью выявления истоков сложных социальных, политических и культурных процессов, определивших формирование и содержание общественной деятельности адыгской интеллигенции.



Целью работы является исследование процесса формирования и деятельности адыгской интеллигенции в исторической динамике конца ХIХ – начала 30-х гг. ХХ в.

Для реализации данной цели ставились следующие задачи:

– выработать теоретические подходы к разработке истории адыгской интеллигенции в общей концепции российской интеллигенции;

– проанализировать историографический уровень исследования проблемы с целью выявления степени ее разработанности и определения круга проблем, нуждающихся в дальнейшем изучении;

– провести источниковедческий анализ сформированного корпуса исторических и историографических источников, определив их информативность;

– исследовать процесс формирования адыгской интеллигенции в условиях трансформации системы общественных связей, связанной с интеграцией адыгов в состав Российской империи, а затем Советской России;

– проанализировать роль интеллигенции в развитии этнического сознания адыгов как «связующую» проблему;

– определить характер изменений социокультурного «облика» национальной интеллигенции, обусловленных установлением советской власти на Северном Кавказе.

– изучить направленность, содержание и формы общественно-политической деятельности интеллигенции;

– исследовать роль адыгской интеллигенции в культурно-образовательной сфере и определить ее влияние на изменение интеллектуальной среды;

– проанализировать творческое наследие интеллигенции с точки зрения вклада в постановку и разработку важных вопросов историко-культурного развития адыгского народа.

Источниковую базу исследования составили источники различной видовой принадлежности. Обширный фактический материал, позволяющий реконструировать процесс формирования и деятельности адыгской интеллигенции бы выявлен в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ)1, Государственном Архиве Российской Федерации (ГАРФ)2, Центре документации новейшей истории Ростовской области (ЦДНИРО)3, Государственном архиве Ростовской области4, Государственном архиве Краснодарского края (ГАКК)5, Центре документации новейшей истории Краснодарского края6, Государственном учреждении «Национальный архив Республики Адыгея» (ГУНАРА)7, архиве Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований (АРИГИ)8, Центральном государственном архиве Кабардино-Балкарской республики (ЦГА КБР)9, Центре документации новейшей истории Кабардино-Балкарской республики (ЦДНИ КБР)10, фондах Национального музея республики Адыгея 11. В данные архивные коллекции вошли документы, отличающиеся по видам, происхождению, уровню достоверности и информативности, что потребовало применение комплекса исследовательских методов.

Важная часть источников была извлечена из сборников документов. Особо следует отметить тематические сборники документов по истории культурного строительства12, сыгравшие позитивную роль с точки зрения возможности извлечения информации из собраний материалов, уже находящихся в научном обороте.

Использованные в работе источники разделены на несколько групп. Наиболее важную из них представляют официальные документы высших и местных органов власти и должностных лиц13. К ним относятся декреты, постановления, обращения, распоряжения, циркуляры, которые служат важной документальной основой анализа процессов, связанных с формированием и деятельностью интеллигенции, позволяют определить роль российской и советской государственной политики. Отмечается, что особенно рельефно она прослеживается в официальных документах советского периода, так как политика в отношении интеллигенции являлась одним из важнейших направлений внутренней политики советской власти, а также составной частью культурной революции, естественным образом широко отразившейся в официальных документах органов власти различных уровней.

Большое значение для разработки темы исследования имел анализ материалов партийных съездов и конференций большевиков14. Они позволили осмыслить не только сущность и динамику развития политики советской власти в отношении интеллигенции в рассматриваемый исторический период, но и выявить четко обозначившийся национальный аспект.

В отдельную группу источников в работе выделены документы политических организаций и партий, в создании и деятельности которых активное участие принимали представители адыгской интеллигенции. Они позволили проанализировать содержание и направление развития общественно-политических взглядов национальной интеллигенции во всем их многообразии15.

Значительным числом представлена делопроизводственная документация16. Она составляет обширную базу для исследования политики властей по формированию среди горцев Северного Кавказа слоя образованных людей, ее практических результатов, реакции горцев на эту политику, социальной основы формировавшейся интеллигенции, ее общественных устремлений и умонастроения.

Важную группу источников составили материалы периодики17. Их изучение позволило в хронологической последовательности восстановить ход событий, «почувствовать дыхание времени». Следует отметить, что использованные публикации различаются как по своей информативной отдаче, так и по характеру содержащейся информации. Так, группа информативных материалов позволила установить отдельные факты, проясняющие данные о формах участия интеллигенции в общественной жизни, восполнить пробелы в персоналиях, уточнить отношение к проблемам социально-политического, культурного характера. В работе подчеркивается, что не менее значима роль периодики в исследовании условий формирования и политики официальных властей в отношении просвещения адыгов, вовлечения их в российское культурное пространство, формирования национальных кадров специалистов по различным отраслям народного хозяйства. Особенно большая информативная отдача по последней группе вопросов содержится в публикациях 20-х – начала 30-х гг. ХХ в., отражавших проблемы культурно-просветительской работы, подготовки новых кадров специалистов, как в Северокавказском крае, так и в его национальных автономиях.

Большое значение для разработки темы диссертационного исследования имела центральная и региональная отраслевая периодика по вопросам просвещения и культуры18. Статьи и обозрения, помещенные на страницах этих изданий, дали возможность проследить изменения в целях и направленности политики советской власти в отношении отдельных категорий интеллигенции: «старой» и «новой» советской.

Особенно благодатный материал по данным вопросам содержится в публикациях конца 20-х гг. К этому времени относится рост внимания специально ориентированных изданий к проблеме интеллигенции, к методам ее использования в советском государстве, выработке «правильного» отношения к интеллигенции на местах. Разноплановые материалы позволили проследить политику вытеснения «старой» интеллигенции и «решительной замены этого кадра советским молодняком», борьбы с мусульманской интеллигенцией, включая ее прогрессивную часть, и окончательного «избавления от существующих легально и нелегально религиозных школ»19.

В диссертации отмечено, что в последние годы исследователи стали активно обращаться к материалам отраслевой периодики. Однако содержащийся в ней обширный материал, отражающий политику советской власти в отношении интеллигенции вообще и северокавказской в частности, не подвергался историографической и источниковедческой обработке.

Совокупность перечисленных документов различается по своей информативной отдаче. В ходе исследования предпринимались попытки ее повышения. В результате путем установления «диалоговых» отношений и усиления логических связей удалось выявить взаимосвязь и взаимодействие отдельных «составляющих» политики царского правительства и советской власти в сфере просвещения горцев Северного Кавказа, восполнить сведения биографического и событийного характера.

Учитывая тот факт, что часть вопросов в главах диссертационного исследования рассматривается в историографическом плане, в отдельную группу историографических источников выделены многочисленные публикации, авторами которых были представители адыгской интеллигенции. Данная группа источников объемна и разнохарактерна и позволяет проанализировать взгляды и позиции интеллигенции, содержание ее творческой и общественно-политической деятельности.

Исходя из тематической и жанровой направленности публикаций, в работе они разделены на несколько типов. Наибольшим числом представлены публицистические статьи. Среди них четко выделяются два тематических направления: статьи по вопросам социально-политического развития адыгов, в которых нашли отражение проблемы гражданского, социально-экономи-ческого, правового положения адыгов, как проживавших на Северном Кавказе, так и оказавшихся за пределами исторической родины,20 и статьи, направленные на освещение и решение основных просветительских задач 21. Данный тип публикаций позволил проанализировать систему взглядов интеллигенции, многообразие ее общественных позиций, а также процессы, происходившие внутри данного социокультурного слоя.

Другой тип публикаций представлен историко-этнографическими очерками22 и фольклорными материалами23. Эти публикации позволили выявить роль интеллигенции в постановке и разработке важных вопросов истории и культуры адыгов, определить научное и общественное значение ее творчества.

Сформированный корпус источников представляется адекватным исследуемой теме. Их объем и содержание позволили рассмотреть основные блоки проблем: условия, способствовавшие появлению в общественной жизни адыгов нового социокультурного слоя; основные направления общественной деятельности интеллигенции; взгляды интеллигенции на историко-культурные процессы, происходившие в адыгском обществе; реакция интеллигенции на революционные преобразования и процесс трансформации национальной интеллигенции в постреволюционных условиях.

Методологическую основу диссертационной работы составили современные представления о гносеологических возможностях применения принципов и методов при проведении исторического исследования24.

Основополагающее значение в проведении исследования имело следование принципу научности. Его соблюдение потребовало формирование адекватного корпуса источников по истории адыгской интеллигенции, являвшегося достаточным основанием для осуществления выводов и обобщений, которые позволили выйти на концептуальный уровень осмысления темы исследования.

Так как целью всякого научного исследования является получение истинных, объективных знаний диссертационная работа основывалась на стремлении реализовать принцип объективности. Осознавая тот факт, что процесс научного познания является субъективным, осуществляемым посредством «упорядочения» и систематизации действительности на основе субъективных по своей природе категорий, диссертант стремился реализовать принцип объективности за счет привлечения обширной многоплановой источниковой базы и специально организованного исследовательского процесса, предполагающего всесторонний охват исторических фактов, событий и процессов, связанных с формированием и деятельностью адыгской интеллигенции, а также за счет опоры на достигнутый уровень научных знаний в разработке проблем подобного порядка.

Важную роль в исследовании, организующую всю структуру работы, выступил принцип историзма, который позволил объединить все уровни исторического исследования от эмпирических фактов до теоретических конструкций и рассмотреть историю адыгской интеллигенции в генезисе и развитии. Он дал возможность исследовать не только условия становления адыгской интеллигенции, но и динамику ее деятельности и изменений в их связи с конкретными историческими условиями.

Большое значение при исследовании таких сложных и многогранных явлений, которым является интеллигенция, приобретает применение системного подхода. Несмотря на то, что адыгская интеллигенция была дифференцирована идейно - политически, социально и культурно диссертант исходил из понимания необходимости рассмотрения адыгской интеллигенции как некой целостной качественной определенности, выявления и раскрытия ее элементов, многообразных «механизмов» формирования и функционирования, сведения их в «единую картину». Системный подход создал возможность не только осуществления комплексного исследования адыгской интеллигенции как некой самодостаточной целостности, но и во взаимосвязи с политическими, социально-экономическими, культурными процессами в регионе и стране.

Для реализации обозначенных диссертантом исследовательских целей и задач большое значение имело применение ценностного подхода. Он позволил не только выработать определенное отношение, дать оценку исследуемому явлению и связанным с ним процессам, задать «точку зрения», позволяющую определенным ценностным образом «маркировать» историческое событие, используя такие научные категории, как «значение», «роль», «положительный эффект», «негативное значение» и т.д.,25 но и, что представляется не менее важным, выделить его индивидуальные особенности, что, безусловно, связано с разделяемой исследователем системой ценностей.

Исследование многогранной, порой противоречивой истории адыгской интеллигенции, необходимость придания логической и структурной целостности диссертационной работе обусловило широкое применения проблемно-хронологического метода. С его помощью был изучен исходный уровень разработки темы работы, выявлены ее составляющие и определены направления разработки и структура диссертации.

Изучение истории формирования и деятельности адыгской интеллигенции не представлялось возможным без использования историко-генетического метода. Он позволил установить «генетические связи», обусловленность формирования адыгской интеллигенции, ее качественных и количественных характеристик, содержательного аспекта деятельности на каждом из рассматриваемых этапов существования.

Необходимость последовательного проникновения в историческое прошлое, реконструкции различных этапов в развитии адыгской интеллигенции с целью более глубокого познания сущности исследуемых процессов, раскрытия их причин и содержания определила широкое применение ретроспективного метода. Он дал возможность глубже вникнуть в исследуемые процессы, установить причинно-следственные связи.

Осознание того факта, что интеллигенция представляет собой универсальное явление социокультурной жизни различных народов и государств на определенных стадиях их исторического развития, создало большие возможности для применения историко-сравнительного метода. Учитывая, что интеллигенция у различных народов возникает и функционирует не в статичной, раз и навсегда заданной форме, а вполне определенном, конкретном проявлении, сочетающем в себе многообразие общего и единичного историко-сравнительный метод дал возможность установить специфику формирования и деятельности адыгской интеллигенции в исторических условиях существования общества в конкретном времени.





Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал