Адмирал макаров мореплаватель, ученый и флотоводец



Скачать 134,64 Kb.
Дата06.05.2018
Размер134,64 Kb.
АДМИРАЛ МАКАРОВ – МОРЕПЛАВАТЕЛЬ, УЧЕНЫЙ И ФЛОТОВОДЕЦ

Имя вице-адмирала Степана Осиповича Макарова неразрывно связано с историей развития отечественного флота. С.О. Макаров был наиболее талантливым представителем русского военно-морского флота второй половины XIX и начала XX века.

С.О. Макаров родился 27 декабря 1848 г. в г. Николаеве, в семье прапорщика. В 1858 г. отец Макарова переехал со своей семьей в Николаевск-на-Амуре. В том же году его 10-летний сын был принят в Николаевское морское училища, которое готовило офицеров корпуса флотских штурманов; хорошими способностями и исключительно примерным поведением юный Макаров обратил на себя внимание своих прямых начальников и преподавателей. С 1861 г. будучи кадетом, начал плавание на кораблях Сибирской флотилии, а затем на кораблях эскадры Тихого океана – клипере «Абрек» и корвете «Богатырь».

В 1865 г. Макаров, отлично выдержав выпускные экзамены в училище, получил назначение на пароход «Америка». Прежде чем стать офицером, он в течение четырех лет прошел трудную службу гардемарина, плавая на различных кораблях. Только в 1869 г., служа на фрегате «Дмитрий Донской», Макаров был произведен в мичманы.

Офицерскую службу С.О. Макаров начал на броненосной лодке «Русалка» в эскадре адмирала Г.И. Бутакова. В одном из плаваний этот корабль получил в балтийских шхерах пробоину и едва не погиб из-за отсутствия водоотливных средств и отсутствия организованной борьбы за живучесть корабля. Изучив причины аварии «русалки» и ряда других кораблей, С.О. Макаров произвел необходимые расчеты и результаты своего исследования опубликовал в 1870 г. в журнале «Морской сборник», где высказал ряд предложений по созданию системы непотопляемости судов, предложив ряд новых технических устройств, в том числе и специальный пластырь для заделки пробоин (т.н. «макаровский пластырь»).

Адмирал Г.И. Бутаков поддержал новаторские предложения своего мичмана и оценил их значение для флота. С.О. Макаров положил начало научному обоснованию и практической организации борьбы за живучесть корабля, которые в дальнейшем были развиты академиком А.Н. Крыловым. Вскоре эти идеи Макарова проникли за границу и были использованы в других флотах.

В 1872 г. С.О. Макаров был привлечен к дальнейшей разработке вопросов непотопляемости кораблей адмиралом А.А. Поповым и, проработав над этой темой четыре года, проявил себя талантливым ученым.

Он внес ряд ценных предложений по обеспечению непотопляемости кораблей, следил за их реализацией, учил личный состав кораблей использованию средств борьбы за живучесть корабля, читал лекции, писал статьи в журналы. «Надо, чтобы люди видели, что такое пробоина, как вода бьет через плохо закрытые двери, почему необходимо должным образом задраивать горловины и пр. До сих пор мы учим трюмному делу рассказом; пора, однако, начать учить показом», – писал С.О. Макаров. Несколько аварий, происшедших в те годы, подтвердили правильность идей и конкретных предложений Макарова.

С начала русско-турецкой войны 1877–1878 гг. С.О. Макаров, добившись «высочайшего» разрешения, получил возможность выйти в море для осуществления задуманного им плана уничтожения неприятельских кораблей с помощью минных катеров, которые базировались на вооруженном пароходе «Великий князь Константин». Первая атака, проведенная 30 апреля 1877 г. на батумском рейде, оказалась неудачной. Хорошо подведенная к турецкому сторожевому судну мина не взорвалась из-за неисправности запала. Но следующая атака, проведенная 29 мая в устье Дуная, принесла серьезный успех – был подорван турецкий сторожевой корабль «Иджалие». Не менее блестящей была атака катерами турецкого броненосца на сухумском рейде 12 августа; броненосец «Ассари Шевкет» получил от взрыва трех мин пробоину и ряд других повреждений и сел на грунт.

Кроме того, в результате минных атак, проведенных С.О. Макаровым во время крейсерства парохода «Константин» у турецких и кавказских берегов, было сожжено большое число торговых судов. Геройские действия, инициатива и энергия Макарова получили всеобщее признание. В сентябре 1877 г. Макаров был произведен в капитан-лейтенанты, а через три месяца – в капитаны 2 ранга. В декабре 1877 г. и в январе 1878 г. под руководством и при личном участии С.О. Макарова были впервые использованы в боевых действиях против турецких кораблей в Батуме самодвижущиеся мины.

Предложенная С.О. Макаровым идея возимых на быстроходном пароходе минных катеров полностью себя оправдала. Пароход «Великий князь Константин» явился прообразом плавучих баз торпедных катеров и малых подводных лодок. С.О. Макаров первый использовал мину как грозное наступательное оружие. Впервые в мире в русском флоте была испытана в боевых условиях и самодвижущаяся мина.

После окончания русско-турецкой войны С.О. Макаров получил назначение на должность командира парохода «Тамань», стоявшего в Константинополе в распоряжении русского посла, Макаров занялся работой по исследованию течений в Босфоре. Построив по своим чертежам ряд необходимых приборов, он провел большую исследовательскую работу и после обработки всех наблюдений написал научный труд «Об обмене вод Черного и Средиземного морей». Труд имел большое научное и военное значение, т.к. доказывал возможность использования мин для блокады Босфора в случае начала боевых действий с Турцией. Макарова не только доказал наличие подводного течения в Босфоре, но и объяснил причину данного явления, определил скорость течения на разных глубинах, температуру и плотность воды. В 1880 г. С.О. Макаров за свой научный труд был награжден Малой золотой медалью Русского Географического общества

В 1885 г. С.О. Макаров был назначен командиром корвета «Витязь». Во время кругосветного плавания «Витязь» посетил ряд портов Европы, Америки и Японии и 8 июня 1887 г. пришел во Владивосток. Проплавав 1887–1888 гг. в водах Тихого океана, корвет 20 мая 1889 г. вернулся в Кронштадт. Все плавание продолжалось 993 дня. За это время корвет прошел 33 412 миль под парами и 25 856 под парусами. За время плавания были проведены ценнейшие гидрологические наблюдения над температурой и удельным весом воды, над течениями и грунтами. Вместе с тем С.О. Макаров внес много усовершенствований в использование оружия, в организацию службы на корабле и т.д. В итоге своего плавания С.О. Макаров представил «Замечания командира корвета флигель-адъютанта Макарова по всем частям, по окончании кругосветного плавания 1886 –1889 гг.». В этой работе были отражены самые разнообразные вопросы судовой жизни: она включала предложения о введении нумерации орудий, котлов, отсеков, шпангоутов, о постановке мин и стрельбе самоходными минами, о быстрой разводке паров, о приготовлении корабля к бою, о вопросах непотопляемости. По возвращении из кругосветного плавания Макаров написал новый капитальный труд – «Витязь» и «Тихий океан», удостоенный также премии Академии Наук и золотой медали Географического общества.

В 1890 г. контр-адмирал С.О. Макаров был назначен младшим флагманом Балтийского флота, а затем и главного инспектора морской артиллерии. Вскоре работа Макарова на посту главного инспектора морской артиллерии увенчалась успехом и принесла ему широкую известность как артиллеристу. Он изобрел для бронебойных снарядов названные его именем «макаровские колпаки» из мягкой стали, намного увеличившие пробивную силу снарядов. К сожалению, секрет этого важного изобретения не был сохранен, и «макаровские колпаки» очень скоро появились во всех иностранных флотах. Составляют они неотъемлемую принадлежность бронебойных снарядов и сегодня. Кроме «колпаков», С.О. Макаров разработал правила снаряжения, окраски и хранения боевого запаса. Разрешение всех этих технических вопросов в те дни имело весьма большое значение.

В ноябре 1894 г. С.О. Макаров был назначен командующим эскадрой Средиземного моря, стоявшей в греческом порту Пирее. Вскоре, в связи с ухудшением отношений с Японией, эскадра была направлена на Дальний Восток, пришла в Нагасаки и, соединившись с отрядом кораблей Тихого океана, поступила в подчинение вице-адмирала С.П. Тыртова.

Эскадра С.О. Макарова прибыла на Дальний Восток в самый критический период переговоров с Японией. Российское правительство, опасаясь усиления Японии на Востоке, направило туда свой флот, чтобы оказать влияние на дипломатические переговоры с Японией и Китаем. То же сделали Англия и Германия.

Как это ни покажется сегодня странным, но на тот момент никакого боевого устава или разработанных тактических положений о ведении морского боя в российском флоте просто не было. Поэтому С.П. Тыртов поручил С.О. Макарову написать приказ о том, как необходимо приготовлять корабли к бою и как вести самбой. Составленный С.О. Макаровым приказ № 21 содержал исчерпывающие указания по существу вопроса и был подписан вице-адмиралом С.П. Тыртовым без изменений.

Выполнение этого задания навело Макарова на мысль, что во флоте совершенно не разработана тактика морского боя. С присущей ему увлеченностью он написал свою фундаментальную работу «Рассуждения по вопросам морской тактики», которая после ее издания была переведена и опубликована за рубежом.

К 1896 г. напряженная военно-политическая обстановка на Дальнем Востоке разрядилась. Соединенные эскадры были расформированы и С.О. Макаров возвратился в Кронштадт, где был назначен старшим флагманом 1-й флотской дивизии.

К этому периоду относится осуществление Макаровым идеи постройки мощного ледокола «Ермак». До этого ни в России, ни в других странах мощных ледоколов не было. С.О. Макаров сам разработал проект ледокола и, добившись его постройки, создал самый мощный в мире ледокол, обеспечив и в этой области приоритет русской научной мысли.

Идея покорения полярных льдов мощным ледоколом и достижения на нем Северного полюса, освобождение берега и устья рек Сибири от вечных льдов зародилась у Макарова еще в 1892 г.

Из всех идей, предлагавшихся С.О. Макаровым, идея постройки ледокола вызвала наибольшее противодействие самых руководящих кругов России как военных, так финансовых и научных. Лишь убедительные доводы Макарова заставили правительство обратить внимание на его предложение. С.О. Макарова поддержал Д.И. Менделеев, после чего был составлен специальный доклад министру финансов. Но прежде чем начать строительство ледокола, С.О. Макарову было поручить провести рекогносцировку Карского и других полярных морей. Лишь после его поездки, убедившись в экономической целесообразности постройки ледокола, правительство утвердило проект Макарова, и в начале декабря 1897 г. был заключен договор о постройке ледокола. С.О. Макаров лично наблюдал за постройкой корабля и внес ряд предложений и усовершенствований в его конструкцию.

Весною 1899 г. ледокол пришел в Кронштадт, свободно форсировав все льды Финского залива. С апреля началось приготовление ледокола к арктическим плаваниям.

При первом выходе в Арктику, состоявшемся 29 мая 1899 г., ледокол дал небольшую течь в корпусе, что потребовало производства подкреплений корпуса. При втором выходе 14 июля, ледокол при форсировании льдов получил небольшую пробоину и вынужден был зайти в Англию на ремонт. Этих двух неудач недоброжелатели Макарова подняли голос, доказывая неосуществимость его идей. Была организована правительственная комиссия для изучения всех причин аварий ледокола и выяснения его пригодности к плаванию в Арктике.

Комиссия пришла к выводу, что ледокол к плаванию в полярных льдах не пригоден и может быть использован только для обеспечения мореплавания в Финском заливе. Не согласившись с выводами комиссии, С.О. Макаров продолжал добиваться посылки ледокола к Новой Земле, чтобы обойти ее с севера и придти к устью Енисея. В конце концов, ему было разрешено возглавить эту экспедицию. В начале мая 1901 г. «Ермак» вышел из Кронштадта, но обойти Новую Землю с севера из-за тяжелых льдов ему не удалось. Собрав богатый научный материал, Макаров в сентябре того же года вернулся в Кронштадт.

Эта последняя неудача послужила окончательным поводом для решения в правительственных кругах оставить «Ермак» в Балтийском море для проводки судов. На этом и прекратились всякие попытки освоить Северный морской путь.

В последние годы своей жизни вице-адмирал С.О. Макаров являлся главным командиром Кронштадтского порта. Наиболее крупными научными трудами, созданными им в то время, являются: «Разбор элементов, составляющих боевую силу судов» (1894 г.) и «Рассуждения по вопросам морской тактики» (1897 г.). Работа С.О. Макарова «Рассуждения по вопросам морской тактики» явилась капитальным трудом по морской тактике парового флота, принесшим автору мировую славу. Весьма интересна была и высказанная в данной работе мысль С.О. Макарова о влиянии характера боевого маневрирования корабля на пробиваемость его борта и палубы. Эта мысль, развитая впервые Макаровым, позволила в дальнейшем разработать построение диаграмм пробиваемости борта и палубы корабля при разных курсовых углах и дистанциях. Большое место в рассматриваемом труде было отведено разбору нравственного элемента, которому С.О. Макаров придавал особо важное значение. «...Бодрость духа на кораблях по преимуществу находится в руках строевых чинов, а потому изучение способов, как достигнуть успеха в этом направлении, составляет их прямую обязанность». С.О. Макаров писал: «...люди так различны по складу своего ума и характера, что один и тот же совет не годится для двух различных лиц. Одного следует удерживать, другого надо поощрить и лишь обоим следует не мешать».

Не менее интересны мысли вице-адмирала С.О. Макарова, высказанные им в статье «В защиту старых броненосцев и новых усовершенствований», помещенной в журнале «Морской сборник» № 3 за 1886 г. С.О. Макаров писал: «Мое правило: если вы встретите слабейшее судно – нападайте, если равное себе – нападайте, если сильнее себя – тоже нападайте... Не гонитесь за неприятелем, который далеко, если перед вами находится другой близко». В другой своей статье «Броненосцы или безбронные суда?», помещенной в № 4 журнала «Морской сборник» за 1903 г., С.О. Макаров дал замечательный прогноз развития подводного флота, боевых возможностей подводных лодок вплоть до их участия в морском бою.

С началом русско-японской войны 1904–1905 гг. вице-адмирал С.О. Макаров был назначен командующим Тихоокеанским флотом и отправился в Порт-Артур.

При этом С.О. Макаров требовал срочной посылки в Порт-Артур миноносцев с Балтики, настаивал на их отправке по железной дороге в разобранном виде, но ему было отказано. Помимо этого он просил заказать и срочно доставить на Дальний Восток 40 малых миноносок по 20 тонн, но решение и этого вопроса так затянулось, что миноноски были готовы лишь после войны. Наконец, Макаров просил, чтобы отряд кораблей, вышедший из Балтики на Дальний Восток еще до начала войны в составе броненосца, двух крейсеров и семи миноносцев, не возвращался обратно, а шел на усиление флота в Порт-Артур. Но и эта просьба командующего флотом также не была удовлетворена.

24 февраля Макаров прибыл в Порт-Артур. Имя вице-адмирала Макарова было настолько известно во флоте, что самый факт его прибытия давал нашим морякам надежду на то, что флот окрепнет и перейдет к активным действиям. Обстановка в Порт-Артуре к моменту прибытия туда Макарова, была крайне тяжелая. Некоторые корабли были уже выведенными из строя.

С.О. Макаров в первые же дни посетил все корабли, беседовал с офицерами, матросами и портовыми рабочими, стараясь вселить в них бодрость духа и веру и силу своего оружия.

Уже через день по прибытии в Порт-Артур, он выслал в море на разведку два миноносца, выход которых закончился встречей с японскими миноносцами и гибелью миноносца «Стерегущий». Узнав о тяжелом положении миноносца, С.О. Макаров немедленно перешел на быстроходный крейсер «Новик» и вместе с крейсером «Баян» направился на выручку «Стерегущего» и заставил японцев отступить. Смелый выход командующего флотом на слабо бронированном легком крейсере для выручки погибавшего корабля произвел сильное впечатление на офицеров и матросов эскадры.

При каждом случае появления противника в районе Порт-Артура С.О. Макаров немедленно выходил со своей эскадрой в море. Миноносцы днем и ночью он регулярно высылал в разведку. На подходах к базе была организована дозорная служба, выставлены минные заграждения, корабли постоянно проводили практические стрельбы, было организовано траление фарватеров и рейдов перед выходом эскадры. Большой заслугой Макарова явилась организация перекидной стрельбы с внутреннего рейда через мыс Ляотешань по японским кораблям при их приближении к крепости, а также установка дополнительных береговых батарей при входе в гавань. С.О. Макаров сам разработал таблицу однофлажных боевых сигналов, инструкцию для действий миноносцев в разведке и. в атаке, инструкцию для боя эскадры, инструкцию по управлению огнем в бою на ходу. Проведенные мероприятия сразу же дали эффект. Так, уже в начале марта японская эскадра, подошедшая к Порт-Артуру для очередной его бомбардировки, была встречена метким огнем русских кораблей из гавани, а после выхода эскадры японцы вынуждены были отойти.

30 марта 1904 г. вице-адмирал Макаров послал миноносцы в ночной поиск к о. Эллиот с задачей атаковать обнаруженные корабли противника. Инструктируя командиров отрядов миноносцев, командующий флотом потребовал, чтобы во всех случаях возвращения в Порт-Артур миноносцы не подходили в темное время к крепости, а входили в гавань лишь с рассветом. По намеченному плану, для обеспечения их возвращения, на рассвете навстречу миноносцам должен был выйти из Порт-Артура крейсер «Баян». Выслав миноносцы в море, С.О. Макаров в ночь на 31 марта перешел на дежурный крейсер «Диана», стоявший на внешнем рейде. Командующий флотом опасался повторения попытки японцев закупорить брандерами вход в порт и по примеру многих прошлых ночей решил лично быть в центре отражения возможной атаки. Ночь была тревожной, с крейсера и береговых постов не один раз наблюдались какие-то силуэты судов и огни, державшиеся почти на одном месте. Когда у, С.О. Макарова спросили разрешения открыть огонь, он категорически запретил, высказав предположение, что это были огни русских миноносцев, возвращавшихся в Порт-Артур из-за плохой погоды. В 4 часа 30 мин. С.О. Макаров перешел на «Петропавловск». Как было установлено позже, обнаруженные этой ночью силуэты принадлежали кораблям противника, ставившим мины на путях обычного движения русской эскадры при ее выходах. Когда с рассветом из Порт-Артура вышел крейсер «Баян» и командующий флотом получил сведения о подходе эскадры противника, он приказал трем крейсерам выходить для поддержки миноносцев, сам же в 7 часов утра вышел, как всегда, навстречу противнику на броненосце «Петропавловск» с эскадрой. Узнав уже на рейде, что миноносец «Страшный» погиб в бою, и обнаружив на горизонте всю японскую эскадру, Макаров решил отойти на внешний рейд, подтянуть все свои броненосцы и под прикрытием батарей вступить в бой с противником. Траления на выходах из базы и на внешнем рейде проведено не было.

Во время этого маневра 31 марта в 9 час. 30 мин. в двух милях от маяка на Тигровом полуострове броненосец «Петропавловск» подорвался на минах, поставленных минувшей ночью японскими кораблями, и затонул. Вместе с ним и большей частью экипажа погиб и вице-адмирал С.О. Макаров.

Японский поэт Исикава Такубоку откликнулся на известие о гибели Макарова следующими строками:

Друзья и недруги, отбросьте прочь мечи,

Не наносите яростных ударов,

Замрите со склоненной головой

При звуках имени его: Макаров.

Его я славлю в час вражды слепой

Сквозь грозный рев потопа и пожаров.

В морской пучине, там где вал кипит,

Защитник Порт-Артура ныне спит.

В 2006 г. китайскими водолазами, обследовавшими погибшие корабли около Порт-Артура, были найдены останки нескольких тел, на одном из которых были частично сохраненные адмиральские знаки различия. Останки были переданы китайским властям, которые захоронили их в братской могиле, на месте укреплений Литеры Б.

Русский флот в лице Макарова понес тяжелую утрату. За короткое время (36 дней) командования Тихоокеанской эскадрой он сумел сделать очень многое. Прежде всего он привел эскадру в надлежащее боевое состояние, поднял дух личного состава и подготовил флот к активным боевым действиям, организовал регулярную разведку. Макаров принял активные меры для ускорения ввода в строй поврежденных кораблей, усилил оборону крепости с моря, создал систему обороны внешнего рейда. Он лично руководил отражением атак японских миноносцев, выходами своей эскадры навстречу противнику, не допускал безнаказанного обстрела флота и крепости, заставлял японцев каждый раз уклоняться от боя с русской эскадрой.

Вице-адмирал С.О. Макаров вошел в историю отечественного флота, как ученый-географ, новатор и изобретатель в артиллерии, минно-торпедном деле и в кораблестроении, как талантливый педагог, как создатель основ теории живучести и непотопляемости кораблей, и, наконец, как теоретик и практик военно-морского искусства.

В честь С.О. Макарова названа одна из котловин Мирового океана. Имя С.О. Макарова носят город в Сахалинской области, улицы в различных городах России Государственный университет морского и речного флота в Санкт-Петербурге, Национальный университет кораблестроения в Николаеве и Тихоокеанский военно-морской институт во Владивостоке.

В июне 1913 г. в Кронштадте был открыт воздвигнутый на добровольные пожертвования памятник С.О. Макарову с надписью на постаменте: «Помни войну!». Памятники С.О. Макарову установлены в Николаеве, во Владивостоке и в Смоленске.



В настоящее время имя «Адмирал Макаров» присвоено новейшему сторожевому кораблю Черноморского флота проекта 11356.
В. Шигин

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница