Алексеев В. В. Кпсс в последние годы своего существования



Скачать 79,01 Kb.
Дата23.10.2016
Размер79,01 Kb.

Алексеев В.В.



КПСС В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ СВОЕГО СУЩЕСТВОВАНИЯ


(взгляд мемуариста)
Процесс возникновения новой российской государственности особенно на начальном этапе ее строительства 1990-1991 гг. не был простым и заранее предопределенным. Данное обстоятельство побуждает более пристально вглядываться в события тех лет и предшествующего периода для того чтобы лучше понять – почему? и как? - это произошло. В связи с этим немаловажным представляется анализ того что из себя представляла Коммунистическая партия Советского Союза в последние годы своего существования поскольку именно она была костяком краеугольным камнем всей советской системы.

После прихода в апреле 1985 г. к власти М.С. Горбачева высшие и средние эшелоны партийного руководства были существенно обновлены. К началу 1987 г. было заменено 70% членов Политбюро 60% секретарей областных парторганизаций 40% членов ЦК КПСС с 1986 по 1988 г. на уровне горкомов и райкомов также на 70% обновился состав руководителей. В сочетании с провозглашенным курсом на перестройку и прочими мероприятиями это в немалой степени укрепило авторитет КПСС. Свидетельством тому служит тот факт что к XXVII съезду партия насчитывала в своих рядах почти 19 млн. человек. Казалось бы это гарантировало ей прочное существование в будущем. Но однако после провала путча предпринятого ГКЧП в августе 1991 г. КПСС в очень сжатые сроки сошла с политической арены. Фактически никто – ни ее руководители ни рядовые члены – не выступили в ее защиту когда победители во главе с лидером новой России Б.Н. Ельциным заняли здания и помещения партийных структур. В немалой степени ответ на вопрос почему КПСС оказалась бессильной противостоять своей ликвидации содержится в мемуарной литературе.

В этом плане большой интерес представляют воспоминания А.В. Бузгалина в которых он попытался осмыслить причины проигрыша КПСС.2 Они были изданы вскоре после развала Советского Союза и ценны именно незначительной временной дистанцией от описываемых событий. Автор мемуаров являлся представителем достаточно молодого поколения партийцев (тогда ему было 35 лет) который вступил в партию в 1989 г. искренне уверовав в идеи перестройки. Он стал одним из организаторов так называемой «Марксистской платформы» от которой на XVIII съезде был избран в Центральный Комитет КПСС. Таким образом А.В. Бузгалин мог изнутри наблюдать многие процессы происходящие в партии вообще и в ее верхушке в частности. Цель своих записок он видел в попытке «проследить взяв за исходный пункт личностную оценку происходившего закономерности разложения находившейся уже к тому времени в глубоком кризисе бюрократической партийно-государственной верхушки и процесс зарождения и упрочения демократической социалистической оппозиции внутри КПСС и в обществе».3

Основательность его наблюдениям придает предшествующий опыт аналитической научной деятельности т.к. до избрания в ЦК КПСС он работал доцентом Московского государственного университета и занимался политэкономией. Безусловно мемуарист не скрывает своей пристрастности к описываемым явлениям достаточно явственен налет публицистичности в его записках. Но автор достаточно самокритичен а отсутствие попыток замаскировать свои идейные позиции позволяет довольно легко выявлять субъективные предпочтения и отделять зерна истины от плевел публицистики.

Главнейшей предпосылкой кризиса Бузгалин и в этом с ним нельзя не согласиться считал то что КПСС не была партией в точном политологическом смысле. В самом деле партаппарат неразрывно был сращен с государственным и хозяйственным управлением. В результате Центральный комитет партии занимался не столько политической работой сколько решал организационные и хозяйственные вопросы стремился контролировать все сферы экономической и социальной жизни направлять военное строительство вырабатывать направления международной и внутренней политики и т.д. Налицо была явная перегрузка партии не свойственными ей как политическому институту функциями. Результатом стало обюрокрачивание КПСС неповоротливость и медлительность в принятии решений неспособность к адекватному отображению реальности.

Эти негативные стороны многократно усиливались тем что в условиях директивно-командных методов руководства существовало пусть латентное но реальное «противоречие между бюрократической всевластной элитой … и «рядовыми коммунистами» – пассивным фундаментом на который опиралось непогрешимо-мудрое «ленинское Политбюро ЦК КПСС».4

В силу этого когда на политическую арену вышел М.С. Горбачев со своей командой в обстановке глубокого социально-экономического кризиса середины 1980-х годов КПСС стала как бы центром кристаллизации противоречий советского общества.5

Автор мемуаров не уделяет особого внимания первичным мероприятиям по обновлению партийной жизни предпринятых Горбачевым. Однако насколько можно судить он довольно критически оценивает их называя «бюрократической борьбой с бюрократизмом». Поэтому считает он: «попытки поверхностных реформ по мере их продвижения вперед и вглубь обнажали всю гнилость системы и невозможность ее частичного реформирования».6


Преимущественно мемуарист сосредотачивается на анализе расстановки сил внутри партии. Прежде всего он констатирует хорошо известный факт что к рубежу 1989/90 гг. существовало два крыла высшей партийной номенклатуры: 1) реформисты-горбачевцы – те интеллектуалы которые понимали что дальше по-старому жить нельзя; и 2) консерваторы-лигачевцы опиравшиеся основном на партхозноменклатуру. При этом «в партии сохранялась огромная пассивная масса «рядовых» членов ошеломленная противоречиями «перестройки» не имеющая своей четкой позиции и главное по-прежнему чрезвычайно инертная и неспособная к самоорганизации».7 Немалая часть простых партийцев все еще искренне верили в коммунистические идеи. Но сформированные многими десятилетиями излишне слепое доверие к руководству безропотное послушание указаниям сверху продолжали продуцировать конформизм в качестве линии поведения.

Оживление внутрипартийной жизни началось после XIX партконференции когда развернулась борьба за реальную демократизацию партии. Споры по этому поводу привели к тому что в канун XVIII съезда (зима 1989/90 гг.) в КПСС и вокруг нее стали возникать довольно влиятельные внутренние течения составившие разноликую оппозицию: Демократическая платформа Объединенный фронт трудящихся Ленинградский инициативный съезд коммунистов России неосталинистская организация «Единство» Марксистская платформа и др. КПСС стремительно стала превращаться в конгломерат самых различных политических тенденций. По формальным признакам Бузгалин классифицирует новые общественно-политические силы следующим образом.8 Во-первых это буржуазно-либеральное направление; во-вторых социал-демократическое течение; в-третьих демократическое движение; в-четвертых консервативно-бюрократическое течение; наконец ортодоксальное т.е. те кто продолжал питать иллюзию о возможности восстановления прежней модели социализма. Таким образом в рамках внешне еще единой КПСС действовали политики с разнонаправленными устремлениями – правые либералы Б.Н. Ельцин Г. Х. Попов Ю.Н. Афанасьев умеренные социал-демократы - П. Абовин-Егидес Б. Кагарлицкий ортодоксы-коммунисты Н. Андреева М. Попов и др. Логика политического противостояния в конечном итоге привела к тому что «борьба оппозиции и КПСС очень быстро стала тяготеть к схватке за власть двух крыльев номенклатуры и обслуживавших ее в недавнем прошлом идеологов. В этом на мой взгляд ключ к пониманию многих внешне необъяснимых «перевертываний» в лагере бывших партийных руководителей».9


В данной обстановке признает Бузгалин требовалось как можно быстрее отказаться от существующей модели КПСС преобразовать ее «из государственно-хозяйственного органа в политическую организацию на марксистской идейной основе выступающую за социалистический выбор и коммунистическую перспективу; организацию которая объединяет на добровольных началах членов общества разделяющих программные цели партии и практически участвующих в их реализации».10 Казалось надежда на переустройство партии была реальной поскольку различие между Горбачевым и прочими «реформаторами» состояло в степени радикальности реформ и темпов их осуществления. Тогда еще «Горбачев и Яковлев были символами необратимости демократических перемен слома тоталитарного государства и неясной но светлой перспективы…».11 Вот почему«не выкорчеванная к тому времени окончательно вера в мудрость руководства толкнула многих демократов социалистического толка в объятия горбачевских демагогов».12 Однако Демократическая и Марксистская платформы ратовавшие за преображение КПСС на основе сохранения коммунистической доктрины сами оказались неоднородными и организационно слабыми.


Совершенно неожиданным для обновленцев на XVIII съезде КПСС и после него несмотря на некоторое допущение их в верхние эшелоны партийного руководства стало единение «горбачевцев» и «лигачевцев» в борьбе против фрондеров из различных внутрипартийных оппозиций. Более искушенные в политической интриге и гораздо более жесткие в борьбе за сохранение своей власти представители традиционной партноменклатуры выхолащивали и сводили на нет все усилия политиков нового толка.13 Скованный бюрократическим формализмом состоящий из идейно несовместимых членов ЦК КПСС в качестве коллективного органа стал абсолютно неработоспособным т.к. не мог выработать сколько-нибудь конструктивную единую линию. «В результате этого разумный компромисс основанный на балансе сил и готовности пойдя на уступки совместно защищать общую позицию был невозможен ибо некому и не с кем было договариваться».14 Результатом была «полная дезориентация партийных организаций которые никак не могли добиться от своих лидеров что и как им следует делать чтобы оставаться партией а не разрозненными группками активистов».15 Таким образом механизм партийной власти оказался дезорганизованным. КПСС катастрофически теряла свое влияние переставала быть реальной силой чем незамедлительно воспользовались ее политические антагонисты. Наоборот бурными темпами упрочивала свое положение команда Б.Н. Ельцина.

В результате кризис партии в последние годы ее существования нарастал неумолимо. В значительной степени он определялся неспособностью КПСС к



самообновлению и коренному изменению характера своей деятельности поскольку остался практически неизменным неповоротливо-бюрократический механизм ее функционирования. Наличие в недрах партии разнородных по своим карьерным и идейным взглядам группировок сделали невозможным выработку четкой политической линии и ясной удовлетворяющей всех программы действий.

 История России XX – начала XXI века /Под ред. Л.В. Милова. –М. 2006. С. 762.

2 Бузгалин А.В. Белая ворона (последний год жизни ЦК КПСС: взгляд изнутри) – М. 1993.

3 Бузгалин В.В. Указ. Соч. С. 4.

4 Там же. С. 16.

5 Там же. С. 17-18.

6 Там же. С. 15.

7 Там же. С. 21.

8 Там же. С. 42-43.

9 Там же. С. 22.

10 Там же. С. 47.

11 Там же. С. 22.

12 Там же. С. 37.

13 Там же. С. 73 80.

14 Там же. С. 81.

15 Там же. С. 82.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница