Анализ международного опыта привлечения иностранных инвестиций в горнодобывающую отрасль и возможности его экстраполяции на национальное законодательство



Скачать 120,55 Kb.
Дата26.10.2016
Размер120,55 Kb.


Анализ международного опыта привлечения иностранных инвестиций в горнодобывающую отрасль и возможности его экстраполяции на национальное законодательство

С позиции международного инвестиционного права первостепенное значение в правовом регулировании зарубежных капиталовложений имеет процедура допуска иностранных инвестиций и обеспечение соответствующих правовых гарантий.

Активно поощряя привлечение иностранных инвестиций в свою экономику, любое государство может в законодательном порядке закреплять определенный порядок допуска инвестиций, запрещать или ограничивать иностранный капитал в определенных сферах деятельности или на определенных территориях, устанавливать специальные условия для осуществления деятельности в определенных случаях. Что касается общего запрета на ввоз иностранных инвестиций, то практически ни в одной стране этого не наблюдается. В последние годы даже такие государства, как КНДР и Куба, становятся на путь привлечения прямых иностранных инвестиций в свою экономику.

Так, по данным Конференции ООН по торговле и развитию, в период 1992 - 2002 гг. всего 6% всех изменений в национальном регулировании иностранных инвестиций в мире были направлены на ужесточение инвестиционного климата, в то время как между 2005 и 2007 гг. эта цифра достигла 21%. В Латинской Америке, например, около 60% всех нормативных изменений в отношении иностранных инвестиций в 2007 году являлись неблагоприятными по отношению к иностранным инвесторам.1

Как известно, в экономически развитых странах нет специального законодательства об иностранных инвестициях, поскольку необходимости в таком законодательстве в этих странах не возникает, потому что правовое регулирование инвестиционных процессов обеспечивается общим законодательством. Объясняется это тем, что в таких странах не требуется создания особых условий и режима для иностранных инвестиций.



Япония в 1946 году, в первый послевоенный год, приняла специальное законодательство об иностранных инвестициях, а затем по мере экономического развития эти законы были отменены.

Канада, идя по пути принятия единого акта в этой сфере, в 1973 году приняла Закон об иностранных инвестициях, который в дальнейшем был заменен Законом об инвестициях в Канаде.

Сейчас в Канаде отсутствуют какие-либо существенные ограничения на иностранные инвестиции или на канадские - за рубежом. Политика в области иностранных инвестиций строится в Канаде с 1985 г. в соответствии с Законом об инвестициях (Investment Canada Act). Указанный закон признает за иностранными инвестициями ведущую роль в развитии экономики и создании новых рабочих мест. Для большинства иностранных инвесторов или фирм, открывающих свое представительство в Канаде, определяется уведомительный порядок регистрации.

В некоторых специфических секторах канадской экономики для иностранных инвесторов канадскими законами установлены специальные правила.

В соответствии с Investment Canada Act и иными нормативными документами канадцы ограничивают новые или значительные по объему иностранные инвестиции в такие сектора экономики, издательство, телекоммуникации, транспорт, кино, музыка, радиовещание и кабельное телевидение. Ряд особенностей для инвесторов имеется и в области горнодобывающей отрасли - иностранцы не могут быть единоличными владельцами урановых шахт.

Западно-европейские государства придерживаются различных модификаций принципа свободного доступа иностранного капитала в их страну.

Наиболее строг режим в отношении иностранных инвестиций во Франции. В ФРГ, наоборот, установлен один из самых либеральных режимов. Никакого одобрения иностранных инвестиций не требуется в таких странах, как Бельгия, ФРГ, Швейцария, Англия и др., хотя это не исключает некоторые официальные процедуры, устанавливаемые либо центральными банками, либо министерствами. При этом степень иностранного участия не ограничивается. Только в Швеции 60 процентов капитала и 80 процентов голосов в компаниях, разрабатывающих природные ресурсы, должны принадлежать шведам, однако и здесь могут быть исключения. Примерно такие же требования действуют и в Финляндии.

В тех странах, где нет специального Закона об иностранных инвестициях, общее законодательство своими нормами регулирует их допуск, поощряет приток капитала извне особыми стимулами и льготами. Характерной особенностью этого законодательства выступает то, что оно практически не содержит прямых ограничений и одновременно осуществляет действенный контроль за иностранными инвестициями. Базовыми законами, регулирующими иностранную инвестиционную деятельность в общем порядке, являются законы об акционерных обществах, законы, действующие на рынке ценных бумаг, а также антимонопольное законодательство.

Что касается стран третьего мира, то, например, во всех странах установлен разрешительный порядок доступа иностранных инвестиций, предусматривающий индивидуальный подход компетентных государственных органов к рассмотрению каждого предложения о капиталовложениях. Решение допустить в экономику страны конкретного инвестора принимается (за редким исключением) на основе либо декрета президента, либо постановления правительства. Инвестиционные законы многих стран классифицируют отрасли экономики, выделяют наиболее важные из них в категорию «одобренных» или «новых».

Речь идет о сферах экономики, в развитии которых государство наиболее заинтересовано. Иностранная инвестиционная деятельность в «одобренных» или «приоритетных» отраслях получает привилегированный режим. Это, прежде всего, горнодобывающая промышленность, а также предприятия по переработке местного сырья, например нефтепродуктов.

Государство, обладая суверенным правом регулировать иностранные инвестиции на национальной территории при соблюдении своих международных обязательств в этой сфере, открывает или закрывает ту или иную сферу экономики, создавая благоприятный или неблагоприятный климат для инвестиций.

Таким образом, обязательным элементом процедуры допуска инвестиций в стратегические отрасли российской экономики также должна стать оценка экономического и социального эффекта таких инвестиций, который по своему значению может уравновесить возможные негативные последствия в сфере национальной безопасности.

Тем не менее, обязательность учета вероятности неблагоприятных последствий иностранных инвестиций (т.е. реальности выявленной угрозы) не предусмотрена законодательством Российской Федерации.



В соответствии со статьей 10 Федерального закона от 29 апреля 2008 года № 57-ФЗ «О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» сведения о возникновении угрозы обороне страны и безопасности государства или об отсутствии такой угрозы в результате совершения соответствующей сделки либо в результате установления контроля иностранного инвестора предоставляются Федеральной службой безопасности. С учетом используемого в законе определения угрозы обороны страны и безопасности государства заключение Федеральной службы безопасности сводится к констатации наличия либо отсутствия факторов и условий, создающих опасность национальным интересам.

Помимо открытых перечней угроз национальной безопасности, приведенных, например, в Стратегии национальной безопасности, Энергетической стратегии России до 2020 г., утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 28 августа 2003 г. № 1234-р, Государственной стратегии экономической безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 29 апреля 1996 г. № 608, российское законодательство не предусматривает ни доступной методики, ни критериев выявления таких угроз.

В целях совершенствования процедуры предварительного согласования сделок или установления контроля иностранного инвестора представляется целесообразным предусмотреть проведение экспертной оценки вероятности реализации выявленных угроз национальным интересам, а также разработать и утвердить на подзаконном уровне методику выявления угроз обороне страны и безопасности государства при совершении сделок либо установления контроля иностранного инвестора над хозяйственными обществами, имеющими стратегическое значение. Методика выявления угроз обороне страны и безопасности государства должна содержать перечень индикативных критериев для уполномоченных органов по образцу ст. 721 (f) поправки Эксона - Флорио, в которой перечисляются основные факторы, учитываемые при определении угрозы национальной безопасности США.

Перечень носит открытый характер и в числе прочего предполагает учет последствий для производства продукции оборонного значения и экспорта продукции и технологий военного назначения в другие страны, влияние на технологическое лидерство страны в сферах, затрагивающих национальную безопасность, влияние на критическую инфраструктуру, включая основные энергетические активы, и т.д.



Необходимо осознавать, что построение эффективной системы обеспечения национальной безопасности в сфере иностранных инвестиций требует применения сбалансированного подхода, позволяющего учитывать как частный интерес иностранного инвестора в применении по отношению к его инвестициям транспарентных и обоснованных критериев допуска в экономику России, так и публичный интерес в проявлении государством разумной гибкости при определении угроз национальной безопасности, требующих ограничения иностранных инвестиций.2

В ходе выступлений на «круглом столе» отмечалось, что основная задача рынков капитала - привлечение долгосрочного финансирования компаниями, правительствами и различными институтами. Одновременно они предоставляют платформу для торговли ценными бумагами. Рынки капитала, ориентированные на геологоразведку и добычу полезных ископаемых, являются составной частью более широкого рынка капитала. Главная цель их существования - привлечение финансирования для геологического изучения и осуществления проектов, связанных с добычей полезных ископаемых. Также они служат площадкой для последующей торговли акциями горнодобывающих компаний на вторичном рынке.



Важнейшим фактором справедливого разделения прибылей и рисков при работе в горнорудном секторе является вступление геологоразведочных и добывающих компаний в соглашения о создании совместных предприятий в форме опционов или дивидендов от добывающей деятельности. В этом контексте методом получения государством причитающейся ему части доходов горнодобывающих компаний является вступление в качестве партнера в проекты по разработке месторождений и получение прибыли в форме дивидендов на свою долю в бизнесе. Примеры такого партнерства несложно найти в самых разных странах. Одним из недавних является вхождение правительства Монголии в проект по разработке месторождения Ойю Толгой. Для компаний доля правительства в проекте означает, что оно претендует не только на часть прибыли, но берет на себя и соответствующие риски. С другой стороны, порой правительства ведут себя достаточно непоследовательно. Они могут потребовать права «полуактивного» участия и в некоторых случаях в одностороннем порядке увеличить свою долю в тот момент, когда всем участникам становится ясно, что проект будет чрезвычайно прибыльным. Правительства также склонны определять долю своего участия отдельно для каждого месторождения, не вырабатывая общей единой политики в отношении всех подобных проектов.

Mногочисленные исследования показывают, что прямые иностранные инвестиции в Латинскую Америку привели к ускорению экономического роста и формированию капитала, принесли новые технологии, включая технологии производства, управления, а также новые средства производства и идеи3. Кроме того, привлечение и рост прямых иностранных инвестиций напрямую зависят от состояния рынков капитала. Развитие фондового рынка, измеряемое как объем капитализации в процентном отношении к ВВП, имеет значительное положительное влияние на прямые иностранные инвестиции, как и объем торгов национального фондового рынка. Чем более развит в стране банковский сектор, тем больше прямых иностранных инвестиций способна привлечь страна. Естественно, имеют значение и другие факторы, такие как открытость экономики для международной торговли, инфраструктура, инфляция, экономическая политика, технологии и т.д.

С 1978 по 2003 год Чили и Боливия привлекли наибольший объем прямых иностранных инвестиций в процентах от ВВП, но если Чили удалось использовать поток иностранных инвестиций для резкого увеличения ВВП, рост которого оказался самым высоким в Латинской Америке, то Боливия не смогла воспользоваться открывавшимися в этом плане возможностями. Мощные финансовые рынки способствуют эффективному распределению капитала и обеспечивают предпринимателям и компаниям доступ к капиталу как для связанных с повышенным риском операций, так и для роста. По показателю рыночной капитализации в процентном отношении к ВВП рынки капитала Чили являются наиболее развитыми на континенте. В стране также одна из наиболее сильных банковских систем в Латинской Америке по объему банковских пассивов, активов и частного кредита в процентном отношении к ВВП.

Для других богатых природными ресурсами стран, таких как Россия, возможность привлечения прямых иностранных инвестиций и развития мощных отечественных рынков капитала зависит от усиления прозрачности и улучшения качества регулирования финансового сектора в целом. Стабильность в этих областях при наличии колоссальных запасов природных ресурсов должна привести к всплеску инвестиций в геологоразведку и добычу полезных ископаемых. Таким образом, необходимость решения вопросов привлечения прямых долгосрочных инвестиций в экономику государства, в том числе и сферу недропользования, являются весьма актуальной.



По большинству позиций лидером глобальных рынков капитала для горнодобывающей отрасли является Канада – с 2005 по 2009 годы 82% всех сделок с акциями горнодобывающих компаний были заключены на площадках канадской биржи (TMX Group Inc.). Большинство сделок были напрямую связаны с привлечением капитала на геологическое изучение как в самой Канаде, так и за границей. В Канаде финансирование для первоначальных высокорисковых изысканий привлекают в первую очередь малые геологоразведочные компании, котирующиеся на бирже TSX Venture Exchange (TSXV). Компании, занимающиеся изысканиями на более поздних стадиях и непосредственно добычей полезных ископаемых, обычно котируются на «старшей по званию» площадке TSX Exchange (TSX) и в первую очередь привлекают финансирование для разработки новых проектов по добыче полезных ископаемых или расширения уже существующих.

В помощь инвесторам, желающим вложить средства в компании горнодобывающей отрасли, в Канаде принят специальный нормативный акт. Он называется National Instrument 43-101 и содержит правила и рекомендации по раскрытию геотехнической информации. National Instrument 43-101 играет особую роль, когда речь идет об отчетности по ресурсам и запасам минерализированных зон, и в значительной мере отличается от принятой в России системы классификации ресурсов и запасов, основывающейся в основном на неизменных технико-экономических параметрах месторождений.



Стандарт определяет, как эмитенты должны раскрывать для широкой публики научную и техническую информацию о своих проектах по добыче минерального сырья. Он гарантирует инвесторам разумный уровень уверенности в том, что предоставляемая информация является максимально достоверной и правдивой. Любая горнодобывающая компания, прошедшая листинг на канадской бирже или торгуемая на внебиржевом рынке, должна отчитываться в соответствии с требованиями NI 43-101 не только в Канаде, но и во всем мире. Данный стандарт отчетности дает инвесторам более высокий уровень уверенности в отношении размещенных на канадских биржах акций и в определенной степени объясняет успех TMX как предпочтительного места для новых размещений и привлечения финансирования.

JORC является еще одной формой отчетности о результатах геологического изучения, минеральных ресурсах и запасах руды, используемой в Австралии и Новой Зеландии. Кодекс JORC создан и поддерживается комитетом «JORC» (The Joint Ore Reserves Committee - Объединенный Комитет по Запасам), который спонсируется австралийской горнодобывающей промышленностью и ее профессиональными организациями.

Цель кодекса JORC состоит в том, чтобы обеспечить минимальные требования к составлению сообщений о результатах геологоразведочных работ, минеральных ресурсах и рудных запасах, гарантируя что данная информация является полной и достаточной для принятия взвешенного решения финансовыми институтами.

Существуют еще две общепризнанные системы классификации минеральных ресурсов и запасов. Это Южно-Африканский кодекс отчетности о результатах геологического изучения, минеральных ресурсах и запасах (Кодекс «SAMREC») и Кодекс отчетности о результатах геологического изучения, минеральных ресурсах и запасах (Европейский кодекс отчетности).

Эти четыре кодекса - National Instrument 43-101, JORC, SAMREC и Европейский кодекс отчетности - в совокупности обычно называются кодексами CRIRSCO. CRIRSCO была организована в 1994 году и представляла собой объединение представителей организаций, ответственных за разработку кодексов и рекомендаций по отчетности в сфере полезных ископаемых в Канаде, Австралии, Чили, Южной Африке, Великобритании, США и Западной Европе. На фондовых биржах этих стран размещено 80% всего акционерного капитала горнорудной отрасли. CRIRSCO разработала общую форму международной отчетности в области ископаемых ресурсов в надежде, что страны, разрабатывающие собственные кодексы, воспользуются ею, и таким образом будет достигнуто определенное единообразие в отчетности горнодобывающих компаний, обеспечивающее более высокий уровень открытости и справедливого отношения к инвесторам.

28 сентября 2010 года ФГУ «Государственная комиссия по запасам полезных ископаемых», Комитет по международным стандартам и отчетности о запасах (CRISCO) и Общество экспертов России по недропользованию подписали протокол о намерениях, в соответствии с которым в целях включения России в мировой горнопромышленный бизнес до конца 2012 года на базе кодексов семейства CRISCO должен быть разработан проект Российского стандарта отчетности о запасах и ресурсах твердых полезных ископаемых.





1 Sauvant, Karl P. Beware of FDI Protectionism // Project Syndicate. 2009

2 Дораев М.Г. Национальная безопасность в контексте правового регулирования иностранных инвестиций// "Предпринимательское право", 2011, N 1

3 Omar M. Al Nasser и Xavier Garza Gomez, Влияет ли качество финансовой системы на приток прямых иностранных инвестиций в Латинской Америке?, EuroJournals Publishing Inc., 2009 г.



Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница