Анастасия Гнеушева, «11»Б» класс, мбоу – лицей №18 г. Орла, член Совета музея «Зеркало истории»



Скачать 103,28 Kb.
Дата20.10.2016
Размер103,28 Kb.
Анастасия Гнеушева, «11»Б» класс,

МБОУ – лицей №18 г. Орла,

член Совета музея «Зеркало истории»
«Камни преткновения» Гюнтера Демнига

Шагая по булыжной мостовой,


Видавшей виды и войны и мира,
Я натыкаюсь неожиданно душой,
На Светлой Памяти ориентиры...

То камни преткновения блестят, 


Как будто накатившиеся  слёзы,
О тех, кто жил тут много лет назад,
Кого искать бессмысленно и поздно.

Игорь Оржех

«Преткновение души»

Проходя по улицам нашего города, можно заметить встроенные в мостовые квадратные плитки золотистого цвета. Всмотревшись в выбитые на них надписи, понимаешь, что эта памятные знаки, где указаны данные людей,  которые проживали неподалеку и были замучены и убиты в дни, когда Орёл был оккупирован фашистами.

Маленькие каменные квадратики площадью 10 на 10 см, окованные латунью, вмонтированные в мостовую призваны напоминать людям о судьбах жертв нацизма. За каждым из них – человеческая судьба, уместившаяся в четыре строчки. Это - «камни преткновения».



Почему такое название? Ведь никто не спотыкается об эти камни – да они и не камни вовсе, так, небольшие латунные пластинки с самым простым текстом: «Здесь жил...» – далее имя и фамилия. Дата рождения и дата смерти. Всё. Более ничего. Они никому не мешают, о них никто не спотыкается. Люди часто проходят мимо и даже не замечают их. Зато спотыкается душа. Если она чиста. И сердце. Если не очерствело.

Многие, увидев камни, испытывают глубокое волнение, так как упомянутые на них люди и их драматические судьбы оказываются вдруг совсем рядом. Многие инстинктивно делают большой шаг над маленьким камнем, чтобы не наступить на него. Латунь отсвечивает на солнце, и прохожие невольно наклоняются, чтобы рассмотреть, что это, и прочесть, что написано.

Идея увековечить в камне память погибших в годы нацистского режима принадлежит немцам. Этот мемориальный проект разработал и воплотил в жизнь художник, скульптор и гравёр Гюнтер Демниг.

«Человек забыт лишь тогда, когда забыто его имя», – говорится в Талмуде, одной из важнейших книг иудаизма.

Против такого забвения и выступает Гунтер Демниг.

    Художник и его два партнера, Ута Франке и Михаэль Фридрих, четверть века работают над проектом, и каждый установленный камень представляет архивное исследование по истории семей или еврейских общин плюс кропотливая работа - резьба по металлу.

Гюнтер Демниг начал свой проект в декабре 1992 года. В память о 50-й годовщине депортации кёльнских цыган в концентрационные лагеря рейха он заложил в брусчатку перед зданием Ратуши в Кёльне первый «камень преткновения».

В 1995 году, при поддержке пастора кельнской общины ордена антонитов, Демниг без официального разрешения властей выкладывает на мостовые Кельна несколько «камней преткновения».

Позже он получил разрешение на работу в архивах Освенцима – и после берлинской выставки «Художники исследуют архивы Освенцима» на тротуарах Ораниенштрассе Берлина, в одном из бывших еврейских кварталов, появляется 51 латунная пластинка с именами. И снова – без официального разрешения.

Официально первый камень преткновения был положен Демнигом в Австрии, в Зальцбурге, и понадобилось долгих три года, чтобы проект, горячо поддержанный жителями Германии, был утвержден на государственном уровне.

По мысли Демнига, «камни преткновения» должны были напоминать не только о жертвах Холокоста, но и обо всех пострадавших от рук нацистов.

Его камни установлены перед домами евреев, цыган, коммунистов, выступавших против политики Гитлера христиан, вмурованы в тротуар, где люди жили, смеялись и любили, обычно возле жилого дома, иногда магазина или офиса.

Таким образом, камни постоянно напоминают ныне живущим о тех, кто подвергался преследованию нацистами: евреях, цыганах, коммунистах, участниках движения Сопротивления.

По словам художника, камни преткновения - все равно, что небольшие надгробия для тех людей, кого-то фашисты замучили в тюрьмах и концлагерях. У многих даже нет могил. Будто и не жили...

Stolpern переводится как «споткнуться» – художнику важно, чтобы прохожие остановились, задумались, встретились лицом к лицу не с абстрактной трагедией, а с конкретной судьбой. Постепенно его идея переросла в мемориальный проект европейского масштаба, своеобразный мемориал жертвам Холокоста, опутавший следами памяти всю Германию. И не только Германию.

Гюнтер Демниг установил 50000 камней в 1200 городах и населенных пунктах 19 стран Европы. Их можно увидеть в Бельгии и Франции, Хорватии и Венгрии, Чехии и Польше, Норвегии и Дании, Австрии и Италии, Нидерландах и Украине.

В России «камни преткновения» впервые были заложены в нашем городе 30 июля 2013 года накануне празднования 70- летия освобождения Орла от немецко-фашистских захватчиков.

Их изготовили на средства, собранные немецкими гражданами, что является своего рода покаянием нынешнего поколения жителей Германии за действия фашистского руководства.

В Орел Гюнтер Демниг приехал по приглашению Орловской областной общественной организации общества «Знание», которая в партнерстве с Орловским региональным отделением «Проект Кешер» и Общественно-благотворительным центром «Нешер», совместно с некоммерческими обществами «Работа и Жизнь» земли Саксония-Ангальт и «Исторической мастерской Мерзебурга» с 2009 года осуществляет международный проект «Диалог поколений с жертвами нацизма».

Он финансируется немецким Фондом «Память, ответственность и будущее».

Чтобы выбрать тех, чью память увековечили камни преткновения, пришлось немало поработать в архивах.

По примерным подсчетам, на территории Орловщины фашисты замучили и депортировали десять тысяч мирных жителей. Табличек же было всего четыре. http://xn----ftbebqosbgnd.xn--p1ai/uploads/posts/2013-08/1375336506_kamni-pamyati-mg_2064.jpg

Выбор остановили на брате и сестре Аркадии и Белле Рубан, главвраче детской областной больницы Анне Левитиной и главвраче больницы в поселке Кромы Агафье Куренцовой.

В районе улицы 3-ой Курской, д. 35 проживала семья Шлеймы и Енты Рубан. В 1937 году НКВД арестовал Шлейму, а в следующем году – его жену. Малолетних детей Аркадия и Беллу Рубан отправили в детприёмник. Соседкой Рубанов по дому была учительница школы № 8 Татьяна Дмитриевна Семёнова. Своих детей у неё не было, и она взяла на воспитание Беллу и Аркадия, у которой не было своих детей.

Она записала их на себя, и это поначалу помогло Белле и Аркадию избежать страшной участи. В начале оккупации в Орле было создано сыскное отделение тайной полиции, в котором вели досье на евреев.

Согласно архивным документам, к началу войны на территории современной Орловщины проживало около шести тысяч евреев, триста человек - в Орле. Оккупировав город, немцы велели им нашить на одежду шестиконечную звезду, а в паспортах поставили крупную букву «Ж».

Брат и сестра Рубан в досье тайной полиции не попали. Но в 1943 году, незадолго до освобождения Орла, знакомая Татьяны Семеновой, некая Курилова, о которой рассказывает В. Я. Пирогов в очерке «Конец оборотня», ходившая к ней в гости еще до войны и продолжавшая «дружить» в годы оккупации, донесла на детей в гестапо. Пятилетний Аркадий и десятилетняя Белла были арестованы, как дети евреев и доставлены в сыскное отделение.

Несколько дней ходила в русское гестапо обезумевшая от горя учительница Татьяна Дмитриевна Семёнова, носила передачи детям и умоляла вернуть ей Беллу и Аркадия.

Примерно 19 июня 1943 года во двор въехала душегубка. В машину посадили 15 арестованных советских граждан. Взрослые уже были в душегубке. А Белла и Аркадий ещё стояли во дворе. Гестаповец крикнул агентам: – Что вы смотрите на них! Бросайте в машину! Никто из полицаев не решился это сделать. Тогда стоявший рядом фашист с автоматом схватил мальчика и бросил в машину. Следом за ним – и девочку. Захлопнулась железная дверь, заработал мотор, и машина отправилась…

Через несколько часов на склад доставили партию одежды, снятой с уничтоженных людей.

Говорят, что всё прощается, но пролившим невинную кровь не простится никогда!

Камни, установленные двум еврейским детям, являются данью памяти всем погибшим евреям оккупированной в годы Великой Отечественной войны Орловщины.

У стен областной детской клинической больницы на ул. Октябрьской, 4 заложен третий «камень преткновения» в память Левитиной Анны Лазаревны, которая с 1939 по  1941год работала здесь главным врачом. Фашисты вошли в Орёл 3 октября, а накануне Анна Лазаревна попросила родителей забрать из больницы всех детей. Но случилось так, что забрали не всех, а оставить их она не могла. И хотя у неё самой было двое маленьких детей, из города она не уехала. Через несколько дней доктора Левитину арестовали и расстреляли вместе с её родными детьми.

К сожалению, не осталось никаких документов о жизни и подвиге Анны Лазаревны. Ничего нет в Государственном областном архиве и в архиве ЗАГСа, но подвиг её не забыт, подвиг человеческий, подвиг профессиональный.

Рассказала нам о ней Софья Адольфовна Лифшиц – заслуженный врач РСФСР, педиатр, долгие годы работавшая в детской больнице. Она слышала рассказ о ней от своей мамы Марии Аркадьевны (врача с многолетним стажем) и ещё от старых медсестер, с которыми работала вскоре после войны.

Четвертый камень – наш поклон врачу Агафье Ивановне Куренцовой. Он установлен в  посёлке Кромы на Аллея Славы.

Агафья Куренцова родилась в 1897 году в деревне Алексеевка Кромского уезда Орловской губернии. В 1927 году окончила Воронежский мединститут и была назначена врачом в Апальковскую больницу Нижне-Боевской волости Орловского уезда. По её инициативе была открыта участковая больница на хуторе Рыжном Сосковского района, где главврачу Куренцовой отдали бывшую помещичью усадьбу. К Агафье шли больные из всех окрестных деревень и сел. Ей пришлось работать и хирургом, и акушером, и терапевтом, и детским врачом.

Когда началась война, на фронт Агафья не попала: ее оставили в тылу как единственного врача на всю округу. Осенью 1941 года во время оккупации к ней начали приходить первые раненые бойцы, заблудившиеся и случайно наткнувшиеся на здание больницы. Агафья Ивановна даже не подозревала, что вскоре ей придется развернуть настоящий военный госпиталь в тылу врага, отдать советским войскам все свои медицинские знания и опыт.

Солдат и офицеров в больнице переодевали в гражданскую одежду и записывали под чужой фамилией и именем,  придумывали новую биографию.

На территории вокруг больницы медики установили щиты «Осторожно: тиф!», но, несмотря на это, немцы в поисках евреев заинтересовались больными. Избавиться от назойливого внимания Куренцовой помог случай: в госпиталь попал раненый немецкий летчик, которого она буквально вытащила с того света. Немец написал письмо коменданту округа с благодарностью врачу, и больницу на время оставили в покое.

Как полагают исследователи, А. Куренцовой было спасено более 400 человек и не один десяток во время массового угона в Германию, когда врач выдавала фиктивные справки о болезнях.

Летом 1942 года Куренцова решается на отчаянный поступок — уйти вместе с медперсоналом в брянские леса к партизанам. Но этому не суждено было сбыться: среди её персонала находится предатель. 28 августа Агафья Ивановна Куренцова была арестована гестапо, и после жестоких пыток скончалась в Карачевской тюрьме.

Мужество, смелость и доброта Куренцовой вызывают восхищение и преклонение. 

О подпольном госпитале и враче Агафье Куренцовой, отдавшей свою жизнь ради спасения других, рассказала краевед из Кромского района Нина Рождественская. Она более двадцати лет занимается изучением жизни своей героической односельчанки. Нина Рождественская преподает историю в Кромской школе. Её ученики неоднократно выезжали на раскопки к месту, где был госпиталь. Найдены разбитые колбочки, пузырьки и медицинские инструменты, которые, возможно, когда-то держала в руках удивительный доктор.

Кромчане пожелали видеть «камень преткновения» памяти А.Куренцовой на некотором возвышении от асфальта, а не вмурованный в сам асфальт.  Он настолько мал, что не всякий увидит его. Да и ходить по «латунному квадратику» ногами как-то не совсем этично...

На церемонию открытия первых в России «камней преткновения» приезжал сам Демниг, который всегда устанавливает первые мемориальные камни в новом городе собственноручно.

Отныне о трагедии земляков внимательный пешеход сможет вспомнить, глядя себе под ноги.

За свой многолетний самоотверженный труд в 2005 году Гюнтер Демниг награждён орденом «За заслуги перед Федеративной Республикой Германия», ежегодной медалью Отто – Хирша 2011 года, установленной в 1985 году к столетию со дня рождения этого великого еврея, главного организатора спасения более 300 тысяч германских евреев.

В 2008 году молодой режиссер Дерте Франке сняла о проекте одноименный документальный фильм, вышедший в Германии в широкий прокат, а Иоахим Реннепер написал пронзительно-трогательную книгу «Перед моей входной дверью», посвященную этим камням.

Одна из книг, посвященных инициативе Гюнтера, написана искусствоведом Харальдом Штингеле и называется «Штутгартские камни преткновения — следы забытых соседей».

К сожалению, это правда. Сменяются поколения. Стираются даты и имена. Забываются и те, с кем живешь, что называется, через стенку. Но это несправедливо. Ведь они, соседи, часть нашей общей истории. В ней были и ужасные страницы. Думать о Холокосте не хочется, но необходимо. Надо, чтобы трагедия не повторилась. 

Нацисты, к сожалению, есть и сегодня. Встречаются они и в Европе, и в России. И «камни преткновения» не только жест памяти, но и один из способов борьбы с жестокой и неприемлемой в мире политикой. 

В Сети интернет есть несколько сайтов с обновляемыми онлайн-картами уже установленных «камней преткновения», на которых также публикуется информация с мемориальных табличек, а для Мюнхена разработано приложение для мобильных устройств, позволяющее при прогулке по городским улицам видеть виртуальные «камни преткновения» на экране смартфона или планшета.



Чтобы увековечить чью-то память не обязательно ставить в центральном сквере или площади скульптурную группу колоссальной величины. Достаточно таблички 10 на 10 сантиметров.

В год 70-летия Победы издательство «Просвещение» объявило о старте всероссийского школьного проекта «Карта Памяти», где каждый из нас мог рассказать школьникам всей страны о памятниках своего города.

Наш музей «Зеркало истории» выложил на сайт проекта http://memory-map.prosv.ru/, эссе и фотографии «камней преткновения», установленные в нашем регионе.

Я уверена, что время выбрало нас, чтобы мы сделали всё для сохранения памяти, чтобы имена жертв нацизма не растворились во времени, а жили вечно и помогали жить другим.



А вы, приехав в Орёл и увидев на мостовой латунную табличку, остановитесь, прошу вас. Прочтите. Помолчите несколько секунд.

Просто – вспомните.

«Идешь, на меня похожий, Глаза устремляя вниз. Я их опускала – тоже! Прохожий, остановись! Я вечности не приемлю! Зачем меня погребли? Я так не хотела в землю, С любимой моей земли! И кровь приливала к коже, И кудри мои вились... Я тоже была, прохожий! Прохожий, остановись!»

Эти цветаевские строчки как нельзя лучше отражают идею Гюнтера Демнига.
ПРИЛОЖЕНИЕ





Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница