Австралийский союз и новая зеландия во внешней политике японии


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ



страница2/3
Дата17.10.2016
Размер0.85 Mb.
ТипАвтореферат
1   2   3

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во введении обоснована актуальность темы проведенного исследования, определены объект и предмет изучения, обоснованы географические и хронологические рамки, сформулированы цель и задачи диссертации, определены ее научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность, охарактеризована методологическая основа исследования, дан источниковедческий обзор и показана степень научной разработки проблемы.

В первой главе «Австралийский Союз и Новая Зеландия во внешнеполитической практике Японии до середины ХХ века», которая носит вводный характер, даны краткая характеристика и показаны особенности выработки японским руководством геополитического видения послевоенного мира и места и роли в нем Японии. В первом параграфе, исходя из анализа геостратегических характеристик Австралии и Новой Зеландии, сделан вывод, что эти государства, несомненно, обладали, определенным потенциалом, способным привлечь внимание мировых держав в качестве источников сырья, людских ресурсов, рынков сбыта товаров, а также инвестиций. Однако, наличие специфических сложностей в их освоении и британский фактор делали данные страны «зоной интересов» Японии лишь в отдаленной перспективе.

Из содержания второго параграфа следует, что в начальный период второй мировой войны эти государства являлись составной частью нескольких геополитических конструкций, в которых они играли второстепенные роли зависимых от внешних сил стран. В основе каждой из них лежали отличные друг от друга идеи восприятия геополитического пространства политическими элитами названных выше держав. Активного участия в мировой политике никто из них в этот период не принимал, но внутри данного региона каждая из названных стран имела в отношении соседей собственные геополитические планы, реализация которых на практике тормозилась Великобританией. Правящие круги Японии предприняли попытку интеграции их в новую геополитическую конструкцию так называемую «Великую восточноазиатскую сферу совместного процветания». Данная схема предусматривала оккупацию со стороны Японии.

В третьем параграфе показано место Австралийского Союза и Новой Зеландии в планах японской агрессии на Тихом океане. Став на путь экспансии в Азии, японское военно-политическое руководство пыталось решить внутриполитические проблемы и сложности экономического характера, связанные с мировым экономическим кризисом. Австралия и Новая Зеландия не без основания опасались японской экспансии в южной части Тихого океана и поддерживали усилия Великобритании по подталкиванию Японии к продвижению на северном направлении. Однако действия японского руководства показали, что, несмотря на сохранение японскими правящими кругами военных планов в отношении СССР и расчётов осуществить их при определённом развитии событий в ходе второй мировой войны, после поражения в необъявленной войне на Халхин-Голе главный вектор агрессивных устремлений Японии был нацелен на Китай, страны Юго-Восточной Азии и южной части Тихого океана. Развязанная Японией война на Тихом океане завершилась капитуляцией Японии. Поражение Японии в войне, в которой активное участие в сражениях на Тихоокеанском театре военных действий принимали австралийские и новозеландские соединения и части, повлекло за собой резкое изменение в соотношении сил в Азии и на Тихом океане. Япония прекратила существование как мировая держава и активный субъект региональной политики.

В четвертом параграфе анализируется участие Австралии и Новой Зеландии в оккупации Японии. На первом этапе оккупации представители южно-тихоокеанских государств активно принимали участие в работе оккупационных властей. Австралия и Новая Зеландия выступали за «жесткий» курс, целью которого являлось обеспечение безопасности стран, и завоевание выгодного положения в юго-западной части Тихого океана. Одновременно с попытками активно участвовать в органах оккупационной администрации, руководство Австралии и Новой Зеландии предпринимало шаги к установлению отношений с правительством Японии.

Период оккупации Японии завершился в соответствии с договорённостями, достигнутыми на мирной конференции в Сан-Франциско, которая состоялась 4-8 сентября 1951 года. Подписанию мирного договора предшествовала длительная и упорная дипломатическая борьба между США и остальными союзными державами, среди которых были Австралия и Новая Зеландия. Американская дипломатия стремилась к заключению договора, который позволял бы США использовать Японию в собственных целях. Австралия и Новая Зеландия преследовали цель не допустить возрождения японского милитаризма и появления конкурента в экономической сфере. Сан-Францисский мирный договор вступил в силу 28 апреля 1952 года. После этого Япония вернулась в мировое сообщество в новом качестве. В складывавшихся отношениях главными направлениями действий Японии в отношении Австралии и Новой Зеландии являлось политическое и экономическое сотрудничество в рамках международных организаций, развитие и укрепление двусторонних связей, чем и занимались японские миссии в этих странах. А впоследствии дипломатические представительства были подняты до уровня посольств.

Во второй главе «Формирование внешнеполитического курса Японии в отношении Австралии и Новой Зеландии в первые послевоенные десятилетия» на основе анализа становления и развития внешнеполитического курса, значительной активизации и расширения внешнеполитическая деятельность, рассматривается взаимодействие Японии с Австралией и Новой Зеландией на пути достижения основных целей внешней политики: возвращение в новом качестве в международное сообщество, вступление в ООН, восстановление межгосударственных связей, возрождение японской экономики.

Взаимодействие Японии с Австралией и Новой Зеландией на пути возвращения в систему международных отношений анализируется в первом параграфе. Возвращение в новом качестве в международное сообщество потребовало серьезных усилий. В связи с этим необходимо подчеркнуть, что в первой половине 50-х годов Стране восходящего солнца пришлось преодолевать стремление развитых стран-соседей по региону диктовать свою волю японским представителям при решении проблем в различных международных организациях, в том числе и региональных. Австралия и Новая Зеландия также стремились использовать сложившуюся ситуацию для достижения своих целей.

В экономической сфере общее ухудшение мировой капиталистической конъ­юнктуры в первые послевоенные годы привело в Южной и Юго-Восточной Азии к резкому обострению конкурентной борьбы не только между монополиями США, Англии и Японии, но и между монополиями таких государств, как Австралия и Новая Зеландия. Все они стремились использовать свое участие в различных региональных организациях для более выгодного вложения капиталов, а страны этих регионов в качестве лучшего рынка сбыта и источника получения сырья. Япония была солидарна с другими капиталистическими государствами, но стремилась использовать сложившуюся ситуацию в собственных интересах.

Правящие круги Японии были заинтересованы в полном восстановлении дипломатических позиций страны в мире. Немаловажную роль в этом сыграло вступление Японии в ООН, при поддержке, в том числе, Австралийского Союза и Новой Зеландии. Внесение Новой Зеландией резолюции о приеме Японии в члены ООН в декабре 1955 года в немалой степени способствовало тому, что 18 декабря 1956 года Япония стала 80-м членом этой авторитетнейшей международной организации. Вступление страны в Организацию Объединенных Наций стало одним из важнейших мероприятий по восстановле­нию внешнеполитических позиций Японии.

Во втором параграфе исследуется становление внешней политики Японии в отношении Австралии и Новой Зеландии в 50-е – 60-е годы. В истории отношений Японии с Австралией и Новой Зеландией 50-е – 60-е годы XX века явились особым периодом. Именно тогда наблюдался стремительный рост взаимного интереса Японии и южно-тихоокеанских государств. По признанию специалистов в области отношений с Японией, это было время, когда создавалась серьезная основа для взаимного интереса, которая продолжала укрепляться и принимать новые формы.

Японское руководство активно реализовывало стратегию глубокого проникновения в страны Азии и бассейна Тихого океана за счет использования торгово-экономических рычагов. Австралийские и новозеландские лидеры также руководствовались не только политическими, но и экономическими соображениями, особенно необходимостью диверсификации экспорта. Поэтому быстро восстанавливались политические и торгово-экономические связи Японии с Австралией и Новой Зеландией. Отмечалась активизация нового направления в японской внешней политике в 60-е годы – установление и развитие военно-политических контактов с Австралией. Вместе с тем, в Австралии существовали опасения относительно усиления Японии, особенно в военном отношении. Для Японии важнейшей составной частью отношений с Австралией и Новой Зеландией, позволявшей более эффективно проводить внешнюю политику, являлись гуманитарные контакты. В японо-австралийских и японо-новозеландских отношениях рассматриваемого этапа эта составляющая также развивалась в общем русле позитивного поступательного движения.

Период становления внешней политики Японии в отношении Австралии и Новой Зеландии, пришедшийся на 50-е – 60-е годы ХХ века, объективно совпал со временем возвращения Страны восходящего солнца к самостоятельной внешнеполитической деятельности. На основных направлениях японское внешнеполитическое ведомство стремилось к успешному взаимодействию с развитыми южно-тихоокеанскими странами и получало их поддержку. Вступление в ООН, расширение регионального сотрудничества, особенно в Юго-Восточной Азии, где, несмотря на столкновение интересов Японии с интересами Австралии и Новой Зеландии, японские руководители стремились к сглаживанию противоречий и нахождению компромиссов; и особенно укрепление взаимовыгодных двусторонних контактов. Важнейшей сферой, наряду с политическими отношениями, становились гуманитарные контакты. Однако приоритетнейшим направлением сотрудничества японское руководство определило торгово-экономические отношения.

Третий параграф касается экономической сферы деятельности Японии. Объективно, что главной областью экономических отношений, где особенно прояв­лялась активность Японии, была международная торговля. Нет необходимости обосновывать зависимость японской экономики в исключительной степени от состояния её внешней торговли. Японские руководители неоднократно отмечали, что Япония не имеет другой альтернативы для поддержания своей экономики, кроме как полагаться на внешнюю торговлю. Стране требовались поставки из-за рубежа большинства продуктов, необходимых для развития базовых отраслей. Например, в 1968 году зависимость потребления от импорта составляла: по пшенице – 80%, по ячменю – 38 %, сырой нефти – 99%, хлопку, шерсти – 100%, бокситам и никелевой руде – 100%. В таких условиях Япония выступала на мировом рынке как крупнейший покупатель сырьевых продуктов.

Тихоокеанский регион служил ведущей областью участия Японии в процессе интернационализации хозяйственной жизни. А одним из важнейших направлений развития экономического сотрудничества стало создание экономического комплекса на основе сотрудничества с Австралией. Дело в том, что, по мнению японских предпринимателей, Австралия располагала рядом важных преимуществ по сравнению с любой другой страной этого региона. Не говоря об уровне развития и масшта­бах экономики, Австралия была одной из развитых стран. По темпам роста совокупного валового продукта за 1950-1960 годы (3,9% в среднем в год) Австралия занимала восьмое место среди капиталистических стран. Это означало, прежде всего, благоприятный для японских монополий экономический и полити­ческий климат. Но определяющим фактором являлась возможность использовать ее как источник поста­вок сырья. Австралийский потенциал по предоставлению промышленного сырья и сельскохозяйственных продуктов, требовавшихся Японии во всё более возрастающих объемах, дости­гал невероятных размеров. Торговые отношения между Японией и Австралией начали интенсивно развиваться после обмена визитами в 1957 году между премьер-министрами двух стран. Тогда же было заключено двустороннее Соглашение о торговле.

Закономерно, что структура экономики и внешней торговли обеих стран позволяла сделать вывод об их взаимодополняемости. Это отмечалось во многих исследо­ваниях. Такая взаимодополняемость определялась разным характером их участия в международном разделении труда. Это стало особенно заметно с конца 50-х годов. Немаловажным фактором было также стремление укрепившихся японских моно­полий продвинуться дальше ставших уже привычными рынков стран Юго-Восточной Азии. важнейшими объективными предпосылками бурного развития экономических отношений между Японией и Австралией стали характер участия обеих стран в между­народном разделении труда и стремительная интернационализация хозяйственной жизни. Они дополнялись общностью подходов политического руководства двух государств к решению проблем на глобальном и региональном уровнях, в основу чего были положены тесные союзнические связи с США. Все это в комплексе и привело к стремительной интенсификации разви­тия экономических отношений между Японией и Австралией в течение неполных двух десятилетий.

Об активизации торгово-экономических и гуманитарных связях Японии и Новой Зеландии говорится в четвертом параграфе. Предложения об активизации торгово-экономических связей Японии с Новой Зеландии обосновывались значительными темпами роста внешнеторгового оборота последней. К тому же, несмотря на существование различий в структуре экономик двух стран, уровне их развития, имелась политическая воля к развитию двусторонних взаимовыгодных торгово-экономических отношений. Она была подкреплена объективно сложившимися особенностями экономических комплексов Японии и Новой Зеландии, что сделало их взаимодополняемыми, а их торгово-экономические связи – взаимоувязанными, отличающимися весьма высокой степенью взаимозаинтересованности. Этому способствовало совпадение позиций правительства Японии по многим проблемам международной и региональной политики с взглядами новозеландского руководства. «Сейчас нужнее, чем когда-либо, добиться сотрудничества тех тихоокеанских стран, которые имеют далеко идущие интересы в этом регионе. Наше правительство будет тесно сотрудничать с такими тихоокеанскими странами в решении различных проблем в Азии» – заявлял, выступая в парламенте, министр иностранных дел Японии Фукуда Такэо.115

В сентябре 1958 года Япония заключила торговое соглашение с Новой Зеландией, на основании которого стороны взаимно предоставили друг другу статус наиболее благоприятствуемой нации. К концу 60-х годов японо-новозеландские отношения, прежде всего в сфере торгово-экономической, еще более активизировались.

Японское руководство учитывало, что в австралийском и новозеландском общественном мнении оставались сильными стереотипы негативного восприятия Японии, которая рассматривалась, если не как враг, то и не как союзник. Особенно стойкими такие настроения были в Австралии. Поэтому японские партнеры старались создать позитивный имидж своей страны, прежде всего, в Новой Зеландии. Это помогало в расширении внешнеполитических связей на других направлениях. Не случайно важнейшей сферой расширения и углубления японо-новозеландских связей, стала область гуманитарных контактов. Анализ состояния отношений Японии с Новой Зеландией в области торгово-экономических и гуманитарных контактов позволяет констатировать стремление руководителей и государственных учреждений стран не только развивать официальные межгосударственные отношения, но и расширять связи между людьми, прежде всего и напрямую позволяющие укреплять добрые отношения между народами обоих государств.

Третья глава «Эволюция внешней политики Японии по отношению к Австралийскому Союзу и Новой Зеландии в 70-е – 80-е годы ХХ века» посвящена анализу трансформации внешнеполитического курса Японии по отношению к южно-тихоокеанским государствам в 70-е – 80-е годы ХХ века. Начало 70-х годов совпало с переломным моментом в истории японской внешней политики. Это было время, когда, в результате быстрого экономического взлета в послевоенные годы, Япония по уровню экономического потенциала заняла положение одного из трех центров в капиталистическом мире. Перед руководством страны встала задача адаптироваться к новым реальностям, прежде всего, устранить противоречия между резко возросшей экономической мощью и незначительным политическим влиянием в мире. Это потребовало пересмотра старых внешнеполитических концепций и формирования новых, отвечавших изменениям в расстановке сил на мировой арене. Внешняя политика Японии, в этот период, характеризовалась значительным расширением объемов международных связей, приобретением глобального характера.

Перед японским руководством встала проблема изме­нения форм экономической экспансии в развивающиеся страны Азии, а также усиления ее в тех государствах, где репутация Японии пострадала, не так сильно, как в Восточной и Юго-Восточной Азии. В связи с этим развитию и расширению политических, эконо­мических и культурных связей Японии с Австралией отводилось значимое место во внешней политике Японии 70-х – 80-х годов, что анализируется в первом параграфе. Важнейшим направлением сотрудничества являлось расширение и углубление политических отношений на всех уровнях. Испытанной формой японо-австралийского межгосударственного диалога оставались визиты на высшем уровне. В ходе таких визитов решались неотложные вопросы двусторонних отношений. Политическому сближению способствовали и контакты по линии парламентов. Началась разработка документа об общих принципах отношений между Японией и Австралией, ставшего впоследствии базой японо-австралийских отношений на долгие годы. Документ получил название «Основной договор о дружбе и сотрудничестве» и был подписан японским премьер-министром Мики Такэо и австралийским премьер-минист­ром Малколмом Фрейзером в июне 1976 года, во время визита австралийского руководителя в Японию. Договор заложил основу для развития дальнейшего со­трудничества в политической, экономической, социаль­ной, культурной и других областях.

Довольно быстро в сфере экономического сотрудничества Япония стала самым крупным импортером австралийской шерсти, сахара, угля, меди. С экономической точки зрения Япония рассматривалась в Австралии как перспективный рынок для продвижения продукции, которая являлась основой экспорта страны. Очевидно, что уже в начале 70-х годов, при значительном расширении японо-австралийских экономических отношений, торгово-экономические связи вышли за границы простого торгового обмена, практически сформировался японо-австралийский внешнеторговый комплекс. Руководители обеих стран неоднократно признавали, что налицо высокая степень взаимозависимости и взаимодополняемости эко­номик двух стран, а исключительная важность двустороннего экономического сотрудничества диктует настоятельную необходимость его дальнейшего совершенствования.

С другой стороны, заинтересо­ванность в экономическом сближении наталкивалась на взаимные опасе­ния. Японская сторона стремилась избежать чрезмерной зависимости от австралийских поставок ряда основных видов сырья. Австралия испытывала страх перед экономической экспансией японских партнёров. Объективно существовавшей взаимодополняемости экономических структур двух стран противостояло субъективное опасение каждого из партнёров попасть в большую зависимость от другого. заключение договора не ликвидировало экономических противоречий между Японией и Австралией, их сотрудничество получило дополнительный импульс для развития. Для всестороннего расширения японо-австралийских отношений существовали реальные перспективы. В течение последовавших за подписанием договора десятилетий они были реализованы на всех уровнях двусторонних контактов.

Во второй половине 70-х – 80-х годах значительно расширились и укрепились политические связи между Япо­нией и Австралией. Это объяснялось не только экономическими факто­рами, которые способствовали развитию контактов в политической сфере. Успешно развивались культурные и научные связи Японии с Австралией.

Существенно изменилось положени­е обеих стран в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Возрос экономический потенциал Япо­нии, которая начала проводить более самостоятельный курс, особенно в отношениях со странами АТР. И Япония, и Австралия были заинтересованы в осуществлении сов­местных политических акций в Азиатско-Тихоокеанском регионе, особенно учитывая тесное торгово-экономическое сот­рудничество между ними. В конце 70-х годов в правительственных кругах Японии была выдвинута обновленная доктрина «Тихоокеанского сообщества». Курс на открытый военный союз Японии с Соединен­ными Штатами, взятый правительством Накасонэ Ясухиро, создавал основу для дальнейшего укрепления военно-по­литических связей Японии и Австралии, в частности уси­ления военно-политических аспектов в планируемом «Тихоокеанском сообществе».

В целом, политические контакты между Японией и Австралией в 70-е – 80-е годы ХХ века отличались стабильным характером, имели положительную тенденцию к интенсификации и расширению, и объективно сыграли важную роль в поступательном развитии японо-австралийских торгово-экономических связей – приоритетнейшего и наиболее существенного компонента межгосударственных отношений. По мнению японских лидеров японо-австралийское сотрудничество в политико-дипломатической и военной сфере, а также налаженный механизм партнёрства, законодательной базой которого стал Основной договор 1976 года, предполагалось использовать в будущем. Это отражалось на формировании внешнеполитического курса Японии в отношении Австралии.

Во втором параграфе речь идет о непростом пути к взаимовыгодному сотрудничеству в области японо-новозеландских политических отношений. Одним из существенных элементов японской внешней политики в АТР стало развитие и укрепление существовавших двусторонних связей с развитыми капиталистическими странами южной части Тихого океана, в том числе с Новой Зеландией, а также сотрудничество в различных региональных организациях при обеспечении лидирующей роли Японии.

Сближение позиций Японии и Новой Зеландии по многим политическим проблемам было обусловлено стремлением обеих стран адаптироваться к новой обстановке в АТР, создавшейся в результате осуществления США «доктрины Никсона». Это усилило стремление Японии к проведению самостоятельного курса, достижению лидирующей роли в Азии и бассейне Тихого океана. Активизировались попытки новозеландского руководства активно влиять на положение в южной части Тихого океана. Японская сторона придавала большое значение роли Новой Зеландии в деле поддержания взаимодействия между развитыми тихоокеанскими государствами и странами Азии.

Начало 70-х годов стало временем активизации японо-новозеландских отношений. Особенно активно и результативно развивались политические отношения, которые обычно более всего отражают состояние отношений между двумя странами. Двусторонние политические контакты формировались под непосредственным влиянием обстановки в мире в целом и в рамках региона. При этом детерминантом можно считать контакты между руководителями государств, особенно во время визитов на высшем уровне. При формировании двусторонних связей важнейшим моментом было определено проведение регулярных консультаций на высшем уровне и стремление решать все возникающие проблемы рационально и доброжелательно.

В качестве одного из действенных инструментов решения возникающих проблем в двусторонних отношениях Япония использовала политические консультации по линии министерств иностранных дел. Другим динамично развивавшимся в 70-е годы направлением в политических отношениях были японо-новозеландские парламентские связи. Характерной особенностью являлась разноуровневость, разносторонность и регулярность контактов в политической сфере, что, несомненно, создавало более благоприятные условия для развития взаимной заинтересованности в совершенствовании форм и путей сотрудничества в наиболее динамичной сфере – торгово-экономических отношениях, что и отразилось в полной мере в двусторонних связях в 70-е годы.

Приоритетными направлениями сотрудничества в области внешней политики были: сотрудничество со странами АСЕАН, участие в помощи региональным организациям, разоружение, движение за либерализацию внешней торговли и другие. В этом контексте большое внимание было уделено вопросу нераспространения ядерного оружия. Одновременно в конце 70-х – начале 80-х годов активизировались японо-новозеландские контакты в области обороны.

Политические контакты Японии с Новой Зеландией в 70-е – 80-е годы XX века развивались, в значительной степени испытывая влияние как изменений международной обстановки в целом, так и роли каждого из государств в делах в мире и регионе. Общее состояние двусторонних отношений, которые для Японии в некоторых областях были очень важны, находилось под пристальным вниманием руководства страны, что свидетельствовало о стремлении руководителей Японии строить полноценные отношения с Новой Зеландией. Следует отметить способность японских лидеров и возглавляемых ими правительств предпринимать такие внешнеполитические шаги, которые отвечали национальным интересам, и в то же время учитывали приоритеты новозеландских партнеров.

Одной из важных составных частей межгосударственных отношений, позволяющих более полно представить состояние двусторонних связей, являются гуманитарные контакты, то, что часто называют обменами в области культуры и искусства, науки и образования, спорта и межличностного общения. В японо-австралийских и японо-новозеландских отношениях рассматриваемого нами этапа эта составляющая также развивалась в общем русле позитивного поступательного движения, однако имела свои особенности, которые рассматриваются в третьем параграфе.

Взаимное стремление правительственных и негосударственных учреждений Японии, Австралии и Новой Зеландии налаживать активные контакты в сфере науки и культуры позволяло подкреплять сотрудничество в политической и экономической областях, формировать предпосылки к установлению настоящего взаимопонимания на всех направлениях плодотворного взаимодействия между странами.

В четвертой главе «Внешнеполитический курс Японии в АТР: роль торгово-экономических связей с Австралией и Новой Зеландией и взаимодействие в развитии регионального сотрудничества» исследуется региональное сотрудничество Японии и южно-тихоокеанских государств. Япония преодолела проблемы, возникшие в экономике страны после поражения во второй мировой войне. При этом смогла не только восстановить разрушенное войной хозяйство, но и за кратчайший по историческим меркам период к началу 70-х годов занять второе место в капиталистическом мире по объему валового национального продукта. Особое значение во внешней политике Японии придавалось одному из основных направлений – торгово-экономическому сотрудничеству со странами АТР.

Торгово-экономические связи Японии и Австралии, изучению которых посвящен первый параграф, к началу 70-х годов укрепились и продолжали развиваться беспрецедентными темпами. Экономическое взаимодействие являлось доминирующим в отношениях между Австралией и Японией, причем наблю­далась тенденция к его постоянному расширению. Япония превратилась в главного торгового партнера Австралии, а Австралия — второго по значению партнера Японии (после США). При этом Япония вышла на первое место в экспорте Австралии, а в импорте – на второе место. В то время Австралия была одной из немногих стран-партнеров Японии, у которой отмечался торговый профицит.

О расширявшемся в 70-х – 80-х годах эконо­мическом сотрудничестве между Японией и Австралией свидетельствовало большое количество двусторонних согла­шений в различных областях. Они предусматривали проведение совещаний, заседаний японо-австралийского прави­тельственного комитета, визиты на разных уровнях, всесторонние консультации.

В региональном аспекте в качестве нового направления координации усилий в области экономического сотрудничества наметилось взаимодействие Японии и Австралии в разработке природных богатств Папуа-Новой Гвинеи.

Особенностью японо-австралийских внешнеэкономических связей на протяжении всего периода являлось, несмотря на влияние мировых экономических кризисов, их стабильное поступательное развитие. Увеличивались общие объемы торговли, постоянно росли экспорт и импорт каждой из сторон. Не в последнюю очередь на это влияло состояние международной обстановки, положение в регионе, принадлежность обеих стран к группе развитых капиталистических государств. На некоторых этапах достаточно рельефно проявилась роль лидеров в формировании принципов внешней политики государства.

Торгово-экономические связи между Японией и Австралией постоянно оставались главной сферой двусторонних отношений, а их организационная и юридическая составляющие заметно прогрессировали. Возникавшие проблемы стороны, как правило, решали оперативно и с учетом интересов друг друга, что было характерно и для взаимодействия в международных и региональных экономических и финансовых организациях. Развитие сотрудничества в таких новых для сторон областях взаимодействий, как туризм, защита окружающей среды, регулирование биологического баланса обитателей моря, в значительной степени облегчало процесс знакомства с историей и культурой двух народов, разделенных великим океаном. Это, в свою очередь, давало возможность более уверенно участвовать в набиравших скорость процессах региональной интеграции и всеобщей глобализации международной жизни.

Япония и Австралия являются одними из наиболее активных участников интеграционных процессов, которые в последнее время все более набирают силу в АТР. Это и понятно, если учесть, что именно австралийские и японские политики, учёные, предприниматели сыграли важную роль в становлении интеграционного сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в значительной степени повлияли на ход создания, определение форм и методов работы одной из влиятельнейших на сегодняшний день региональных организаций – АТЭС. Рассмотрение данной проблемы осуществлено в параграфе втором.

Высокие темпы экономического развития ряда стран региона и значительное расширение торгово-экономических отношений между ними, наряду с другими причинами, привели к тому, что с начала 60-х годов появляются идеи о создании региональных экономических группировок стран Азии и бассейна Тихого океана. Во второй половине 60-х годов генерируется идея создания единой региональной экономической организации – «Тихоокеанского сообщества». При этом лидирующие позиции в разработке концепции и определении мер по претворению её в жизнь с самого начала принадлежали политическим руководителям, учёным и деловым кругам Японии и Австралии. Это объяснялось тем, что, учитывая серьезные экономические и социально-политические изменения, происшедшие за два десятилетия после окончания второй мировой войны, увеличение объёма региональной торговли, именно Япония и Австралия были в первую очередь заинтересованы в укреплении своих экономических позиций в регионе. К концу 70-х годов деловые и научные круги ведущих стран региона выработали согласованную позицию по вопросу о целях и характере новой экономической региональной организации.

В начале 80-х годов обсуждение идеи создания «Тихоокеанского сообщества» стало важным элементом консультаций не только на научном, но и на правительственном уровне. Поворотным пунктом на пути реализации идеи можно назвать поездку премьер-министра Японии Охира Масаёси в Австралию и Новую Зеландию в январе 1980 года. Инициатива японского руководителя, предлагавшего особое внимание уделять углублению и расширению регионального экономического и культурного сотрудничества, нашла понимание и поддержку у австралийского и новозеландского лидеров.

Логичным завершением многолетних усилий австралийских и японских политиков, учёных, предпринимателей стало проведение в ноябре 1989 года в Канберре первой конференции министров иностранных дел и торговли 12 государств Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества – АТЭС. По итогам работы конференции впервые на правительственном уровне было принято решение о выработке совместной политики по активизации торгово-экономического сотрудничества в регионе. Представляется обоснованным вывод, что сотрудничество Японии с Австралией на уровне региональных структур и в международных организациях носило взаимовыгодный характер и способствовало улучшению собственно двусторонних отношений во всех областях, росту авторитета каждой из участниц международных отношений.

Проблемы и пути их в японо-новозеландских торгово-экономических отношениях анализируются в параграфе третьем. В 70-е – 80-е годы самым важным критерием при оценке состояния японо-новозеландских отношений в области торговли и экономики являлась динамика роста объемов экспорта и импорта, а также их соотношение. На протяжении двух десятилетий сохранялся стабильный рост объемов двусторонней торговли при одновременном увеличении, как экспорта, так и импорта. Однако если в течение 70-х годов Новая Зеландия имела устойчивый профицит, то с начала 80-х годов он сменился дисбалансом в пользу Японии. Во второй половине 80-х годов положительный баланс имела уже Новая Зеландия, причем максимум почти в 500 млн. долларов был отмечен в 1990 году. Основные позиции экспорта и импорта являлись традиционными как для Японии, так и для Новой Зеландии.

Совпадали не только интересы двух сторон, но и стремление решать возникавшие проблемы взаимовыгодными путями. При этом для Новой Зеландии важнейшей задачей являлось достижение стабильного и долговременного присутствия на японском рынке, а для Японии – расширение круга импортёров продовольствия, что позволяло снизить зависимость от изменений международной обстановки и колебаний конъюнктуры рынка. Однако политика японского правительства, проводимая в интересах стабилизации собственного сельского хозяйства, создавала иногда напряженность в японо-новозеландских внешнеэкономических отношениях. Новозеландские руководители понимали, что как страна, имеющая одну из наиболее динамичных и наиболее мощных экономик в некоммунистическом мире, Япония очень влиятельна в АТР, столь значимом для Новой Зеландии. А будущее экономики Новой Зеландии может быть напрямую связано с тем, что Япония делает, либо не делает.

Торгово-экономические связи играли важнейшую роль в двусторонних японо-новозеландских отношениях. На встречах разного уровня декларировалась взаимная заинтересованность в развитии торговли. В Японии Новую Зеландию рассматривали как поставщика высококачественных продуктов питания, а впоследствии и промышленной продукции, как государство, имеющее богатые морские ресурсы. Впоследствии к этому добавились туризм и отдых.

Первостепенное значение имело также экономическое сотрудничество, размещение в Новой Зеландии японских инвестиций, технологий бытовых товаров. С течением времени в дополнение к официальным контактам странам-партнерам удалось создать целую систему правительственных и коммерческих организаций, проводящих консультации и мероприятия, что способствовало достаточно быстрому разрешению конфликтных ситуаций. Поэтому постоянно увеличивались общие объемы торговли, росли экспорт и импорт каждой из сторон. Именно благодаря этому развивалось сотрудничество в таких новых областях взаимодействий как туризм, защита окружающей среды, взаимодействие в международных организациях.

Четвертый параграф отведен рассмотрению вопросов сотрудничества Японии и Новой Зеландии в международных и региональных организациях. Само собой разумеется, что такое сотрудничество в первые послевоенные десятилетия детерминировалось особыми отношениями для обеих стран с США, а для Новой Зеландии ещё и с Великобританией. В 60-е годы Новая Зеландия постепенно переориентировалась на США, так как осознание себя частью Азиатско-Тихоокеанского региона потребовало решить принципиальный вопрос о приоритетах во внешней политике.

С начала семидесятых годов в международном сотрудничестве Япония и Новая Зеландия начали проявлять больше самостоятельности в определении целей и выборе способов их достижения, что иногда встречало негативную реакцию в США. Однако, по большому счёту, это не были принципиальные разногласия.

Вопросы международного сотрудничества всегда находились в поле внимания глав правительств, обсуждались на переговорах на уровне министров. Новая Зеландия поддерживала стремление Японии стать постоянным членом Совета Безопасности ООН. Несмотря на некоторые различия в подходе к вопросам о торговых тарифах, представители Японии и Новой Зеландии вместе работали в ГАТТ (хотя первоначально Новая Зеландия воспротивилась членству Японии в этой организации) и с момента создания в ВТО. Обе страны являлись активными членами Организации экономического сотрудничества и развития.

Именно в 70-е – 80-е годы японо-новозеландское взаимодействие на региональном уровне и в международных организациях стало характеризоваться большей самостоятельностью в определении целей и приоритетов, включать в себя элементы не только экономического, но и политического, культурного и научного характера, сочетать не только двустороннюю и блоковую, но и многостороннюю направленность, что отражало происходившие в регионе и в мире интеграционные процессы глобализации и интернационализации. Сотрудничество Японии и Новой Зеландии на уровне региональных структур и в международных организациях носило взаимовыгодный характер и способствовало улучшению собственно двусторонних отношений во всех областях, росту авторитета каждой из участниц международных отношений.

По итогам исследования были сделаны следующие выводы.

Характер внешней политики Японии и особенности её положения в регионе во многом способствовали закреплению за Австралийским Союзом и Новой Зеландией особого места во внешнеполитической практике Страны восходящего солнца. В 50-е – 80-е годы внешняя политика Японии прошла путь, начиная с возвращения в международное сообщество в качестве полноправного самостоятельного актора в послевоенном миропорядке до завершения «холодной войны», когда начала принципиально перестраиваться вся существовавшая система международных отношений, детерминированная биполярной конфронтацией. К окончанию данного периода Япония выдвинулась на ведущие роли в мировых экономических и региональных политических отношениях в сложившемся биполярном мире, стремилась привести в соответствие политическую и экономическую роль и ответственность. На протяжении всего периода во внешней политике Японии значительное внимание уделялось взаимодействию с Австралийским Союзом и Новой Зеландией. Место и роль этих стран во внешнеполитической практике Японии существенно трансформировались, исходя из концептуальных положений внешней политики страны, поиска новых способов её осуществления, изменявшихся приоритетов.

В 50-е – 60-е годы XX века японо-австралийские и японо-новозеландские отношения прошли путь обновления. Австралия и Новая Зеландия, несмотря на негативное наследие противостояния с Японией во Второй мировой войне, стали государствами, не без помощи которых Страна восходящего солнца смогла активно включиться в послевоенный миропорядок в качестве самостоятельного, равноправного субъекта, сотрудничающего во всех сферах отношений. В политической области положение стран-победителей и побежденного государства сменилось на статус союзников. В сфере экономики Япония рассматривала Австралию и Новую Зеландию как важнейших партнеров. Наметилась тенденция к вхождению этих стран в сферу японского экономического влияния в качестве основных компонентов. На состояние отношений влияли элементы различного характера, а их воздействие зависело от особенностей конкретного этапа и внешнеполитических приоритетов Японии и южно-тихоокеанских государств. Австралия и Новая Зеландия превратились для Японии в партнеров с общими стратегическими интересами, высокой степенью взаимозависимости и взаимодополняемости эко­номик, для которых исключительная важность межгосударственного экономического сотрудничества, несмотря на существовавшие проблемы, диктовала настоятельную необходимость дальнейшего совершенствования взаимодействия. Новой Зеландии во внешней политике Японии отводилась особая роль. Именно с ней японские лидеры достигали политические и экономические договоренности, которые служили пробным камнем в развитии контактов с более осторожным, но и таким значительно более важным военно-политическим и торгово-экономическим партнером, как Австралийский Союз. Правомерно утверждать, что в 50-е – 60-е годы во внешнеполитической практике Японии по отношению к Австралии и Новой Зеландии стали временем достижения первых больших результатов во всех областях сотрудничества. В итоге была сформирована основа для развития многостороннего взаимовыгодного партнерства.

70-е – 80-е годы явились следующим этапом в японской внешней политике, когда Япония превратилась в одну из индустриально развитых стран, с передовой демократией западного образца, стремящейся соответствовать расширившимся возможностям и ответственности принимаемой на себя роли. Япония стала еще более активной в политической области, во многом самостоятельно определять границы ответственности и принимать решения в отношении своих шагов как в мире в целом, так и в АТР, что встретило понимание Австралии и Новой Зеландии, стремившихся играть роль субрегиональных держав в южной части Тихого океана. Во встречах на самом высоком уровне провозглашалось, что в качестве соседей по АТР, Япония и Австралия с Новой Зеландией «являются дружественными странами, разделяющими ценности идей политической демократии и свободы торговли».116

Внешняя политика Японии, в этот период, характеризовалась значительным расширением объемов международных связей, приобретением глобального характера. Вместе с тем, по влиянию на процессы, происходившие в мире, Япония еще значительно уступала другим великим державам. Естественно, что внешнеполитические концепции и доктрины Японии претерпели серьезную трансформацию. Главной сферой жизненно важных интересов был определен Азиатско-Тихоокеанский регион и развитие полномасштабных и взаимовыгодных связей с такими развитыми странами, входящими в него, как Австралийский Союз и Новая Зеландия. Особое внимание уделялось экономическим путям усиления позиций Японии в мире, в АТР, в развитых государствах юго-западной части Тихоокеанского бассейна. Именно 70-е – 80-е годы стали временем накопления результатов по всем направлениям сотрудничества Японии с Австралией и Новой Зеландией, богатым качественными трансформациями, которые проходили, не всегда ровно, но с общей положительной результирующей.

Для Японии и её южно-тихоокеанских партнеров стали привычными консультации и взаимодействие в международных и региональных организациях. Таких как сессии Генеральной Ассамблеи ООН, АТЭС и многих других, по широкому кругу вопросов: от борьбы за нераспространение ядерного оружия и запрещение ядерных испытаний, создание безъядерной зоны в южной части Тихого океана, до сотрудничества в Антарктике и в области защиты окружающей среды. На этом этапе Япония в области политических связей с Австралией и Новой Зеландией достигла значительных позитивных результатов, накопила опыт решения проблем и ведения дискуссий. Не всегда и не во всем позиции сторон были абсолютно идентичными, но стремление, прежде всего японской стороны, решать возникающие разногласия путем достижения консенсуса, являлось преобладающим.

Между государствами случалось, возникали конфликтные ситуации, дефицит в торговле одной из сторон, либо по какой-то товарной позиции сменялся профицитом и наоборот, но все перевешивало инициированное Японией стремление к достижению позитивного и устраивающего стороны результата. Существовавшая специфика взаимоотношений государств, в разрешении возникавших проблем, не становилась препятствием на пути поиска их взаимовыгодных решений, которые своевременно находились руководством стран при активном участии общественных организаций.

Во второй половине 80-х годов торгово-экономические связи Японии с Австралией и Новой Зеландией продолжали активно развиваться. Этому способствовала не только заинтересованность японских партнёров интенсифицировать связи в определённых направлениях. По оценке японской стороны это было сотрудничество государств, со взаимодополняемой торгово-экономической структурой и взаимоуравниеваемой торговлей, при этом Австралия и Новая Зеландия демонстрировали высокую способность к международной конкуренции. Важнейшей особенностью во внешнеэкономической практике Японии на переговорах по насущным проблемам взаимоотношений с Австралийским Союзом и Новой Зеландией в 80-е годы стало привычным совместное участие в них южно-тихоокеанских государств, выступавших с единых консолидированных позиций.

Руководство Японии подчеркивало, что сотрудничество с Австралией и Новой Зеландией на уровне региональных структур и в международных организациях носило взаимовыгодный характер. Япония и Австралия являлись одними из наиболее активных участников интеграционных процессов, которые все более набирали силу в АТР. Поэтому объединение усилий японских и австралийских политиков, учёных, предпринимателей сыграло важную роль в становлении интеграционного сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в значительной степени повлияло на ход создания, определение форм и методов работы одной из влиятельнейших на сегодняшний день региональных организаций – АТЭС. Взаимодействие Японии и Новой Зеландии также отличалось взаимной выгодой и способствовало как улучшению собственно двусторонних отношений во всех областях, так и росту международного авторитета каждой из участниц отношений. Деятельность государственных и негосударственных структур Японии была направлена на всестороннее совершенствование всего комплекса межгосударственных отношений.

В целом на протяжении исследованного периода внешняя политика Японии была направлена на то, чтобы политические, торгово-экономические и гуманитарные отношения с Австралией и Новой Зеландией приобрели стабильный характер, стали более многообразными, при одновременном их расширении и углублении, и способствовали укреплению взаимодействия во всех сферах межгосударственных связей. Участие Австралийского Союза и Новой Зеландии в интеграционных процессах, происходивших в мире и регионе, сотрудничество между собой и в международных и региональных организациях использовалось японским руководством в национальных интересах, но с учетом приоритетов партнеров, что позволило продвинуться далеко вперед на всех уровнях и во всех сферах взаимодействия.

В конце ХХ – начале XXI веков в условиях незавершен­ности переходного периода формирования нового мирового порядка, возрастание роли АТР в глобальных про­цессах политической и экономической интеграции первоочередной задачей внешней политики Японии, как того требуют национальные интересы, определяет поддержание безопасности, политической стабильности и экономического развития региона. На внешнеполитические установки японского руководства влияют также такие факторы как наличие неурегулированных проблем, в том числе территориальных, с соседями по региону, изменения во внешнеполитической ситуации вокруг Японии, прежде всего усиление экономической и военной мощи Китая, неопределенность перспектив взаимодействия с Россией, новые тенденции в развитии обстановки на Корейском полуострове и другие. Поэтому представляется, что изучение внешней политики Японии в отношении Австралии и Новой Зеландии на новом этапе перспективно в направлении анализа взаимодействия с этими государствами по поддержанию глобальной и региональной безопасности. Это позволит вернуться к рассмотрению межгосударственных отношений с учетом важности изучения и осмысления их опыта активного участия в современных процессах, отмечаемых в международной жизни в Азиатско-Тихоокеанском регионе и мире в целом.


Каталог: science -> boards -> hist5
science -> Локальный классификатор социально-экономических целей (лксэц)
science -> Отчет о научно-исследовательской
science -> Программа конференции российская академия наук российское философское общество
hist5 -> Подготовка офицерских кадров в Восточно-Сибирском генерал-губернаторстве в xiх-начале ХХ вв
hist5 -> Забайкальское казачье войско в военной политике россии в середине xix-начале XX в
hist5 -> Высшая школа в период трансформации российского общества во второй половине 80-х 90-е годы ХХ века
hist5 -> Школьное образование


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал