«Большое видится на расстоянии»


Глава 9. Флотилии вступают в бой



страница10/18
Дата17.10.2016
Размер5.17 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   18
Глава 9.

Флотилии вступают в бой

О морских, речных, озерных флотилиях в трудах историков сказано незаслуженно мало. В то же время наличие флотилий в Военно-морском флоте показывает, какое значение придавал нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов их совместным действиям с сухопутными частями в случае войны.

В предвоенные годы адмирал Н. Г. Кузнецов обращал внимание всех служб Наркомата ВМФ, Главного морского штаба, Военно-морской академии и военно-морских училищ на изучение боевого опыта флотилий в Гражданскую войну и во время конфликта на КВЖД. К этому времени уже вышло несколько книг по изучению опыта военных действий речных флотилий. В 1927 году в серии «Библиотека командира» была издана монография А. Саковича «Речные и озерные флотилии», в которой освещалась тактика действий речных сил. В 1928 году в той же серии вышла книга К. Шильдбаха «Борьба на реках», в которой исследованы способы действий речных флотилий. Автор подробно высказал свое мнение о форсировании речных преград. Этой же проблеме была посвящена монография В. Булашева «Речные военные флотилии», вышедшая в 1934 году.

В 1939 году Главный морской штаб подготовил временное Наставление по боевой деятельности речных флотилий (НРФ-39), в котором изучались требования, предъявляемые к подготовке и ведению боевых действий речными силами.

Накануне Великой Отечественной войны в составе ВМФ уже имелись Амурская Краснознаменная военная флотилия (база Хабаровск), Дунайская военная флотилия (база Измаил), Пинская военная флотилия (база Пинск) и Каспийская военная флотилия (база Баку).

В первые же месяцы войны Наркомат ВМФ формирует Ладожскую военную флотилию (25 июня 1941 года), усиливает Чудскую и Днепровскую озерные флотилии (22 июня 1941 года), воссоздает Азовскую флотилию, вновь создает Ильменскую озерную флотилию (28 июля 1941 года), за ней Волжскую (27 октября 1941 года) и Беломорскую (2 августа 1941 года). Все русские реки и озера включатся в войну.

Ладожская военная флотилия обеспечивала перевозки грузов через Ладожское озеро для осажденного Ленинграда. Так родилась Дорога жизни (водная магистраль летом и ледовая — зимой), сыгравшая важную политическую и стратегическую роль в Великой Отечественной войне. Моряки переправили по Дороге жизни более 1 миллиона человек и доставили 1 миллион 690 тысяч тонн грузов.

Азовская флотилия формировалась за счет судов Черноморского и Азовского морских пароходств. Нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов издал директиву от 5 июля 1941 года, в которой требовал быть готовыми по решению правительства к образованию Азовской флотилии, с главной базой в Мариуполе и с маневренными базами в Ейске, Ахтари, Керчи, Ростове и Азове. Задача флотилии — прикрыть плавание по Азовскому морю от авиации и мин. Для решения этой задачи были вьшелены суда Азовского пароходства: ледокол № 4, «Перванш», «Штурман», «Мариуполь», «Воинов». Черноморское морское пароходство направило в состав флотилии суда «Рот Фронт» и «Спартаковец», выделялся также СКР ТЩ «Севастополь».

Утром 22 июня 1941 года корабли Дунайской флотилии ответили сильным огнем на артиллерийские залпы с румынского берега. Потерь в кораблях и боевой технике в этот день не было.

Больше того, моряки-дунайцы перешли в наступление и высадили первые десанты на территории противника, овладев румынским побережьем Дуная на протяжении 70 километров. И только в связи с отходом наших войск корабли флотилии вынуждены были перебазироваться в Одессу. Отход прикрывали корабли Черноморского флота — лидер «Харьков» и эсминец «Бодрый». Через три дня резко осложнилась обстановка на юго-западном направлении, и нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов отдал приказ о переброске кораблей Дунайской военной флотилии в район Херсонеса и Николаева, где они будут взаимодействовать с войсками Южного фронта.

Дунайская флотилия была сформирована в июне 1940 года во время освобождения Бессарабии и Южной Буковины. К началу войны в ее состав входили: дивизион мониторов (5 единиц), дивизион бронекатеров (22 единицы), отряд катеров-тральщиков (7 единиц), дивизия сторожевых катеров, авиаэскадрилья, 6 батарей береговой обороны, отдельный зенитный артиллерийский дивизион.

В первый день войны фашистская авиация нанесла мощный бомбовый удар на советские погранзаставы, Брестскую крепость и корабли Пинской флотилии, которые шли Днепровско-Бугским каналом на помощь 4-й армии Западного фронта. Бойцы Красной армии с ожесточенными боями отступали от Бреста. Немецкая авиация разбомбила шлюзы канала, и командующий Пинской речной флотилии контр-адмирал Д. Д. Рогачев принял решение вывести корабли на реку Припять. В результате этого перехода Пинская флотилия оказалась на стыке двух крупных групп немецких армий — «Юг» и «Центр», наступавших вдоль берегов Припяти. Пинская флотилия представляла собой внушительную силу. В ее состав входили современные мониторы, канонерские лодки, сторожевые корабли и бронекатера, вооруженные морскими орудиями и крупнокалиберными пулеметами. Сосредоточившись в Мозыре, корабли флотилии помогали переправлять сухопутные части через реку, прикрывали свои переправы и разрушали вражеские, высаживали десанты. Во второй половине июля фашистские части вышли к Днепру. В эти дни флотилия провела замечательную боевую операцию — ночной поход на позиции противника в районе села Гребени, где враг стянул большие свои силы и готовился форсировать Днепр. 3 августа 1941 года монитор «Левачев», плавучая база «Белоруссия» и два бронекатера под командой капитана 1-го ранга И. Л. Кравца скрытно приблизились к селу и открыли шквальный огонь по противнику из орудий и пулеметов. В свете пожаров было видно, как метались по селу застигнутые врасплох фашисты. При огневой поддержке кораблей флотилии бойцы сухопутных войск овладели селом Гребени. «Дали пить немцам из Днепра!» — шутили потом моряки. Более шестисот убитых и раненых гитлеровцев, автомашины с боеприпасами, мотоциклы, понтоны для переправы — таков итог совместной операции моряков и сухопутных войск на Днепре.

В конце августа немецко-фашистские войска подошли к Киеву. Моряки помогали нашим сухопутным войскам при переправе на левый берег Днепра севернее Клева. 15–19 сентября 1941 года Пинская флотилия вела свои последние бои под Киевом. Четыре монитора и катера расстреливали немецкие войска на переправе. Когда закончились все снаряды, моряки взорвали боевые корабли, подняв на них сигналы «Погибаю, но не сдаюсь!». Свыше шестисот моряков в районе Нежина в сухопутных боях обеспечивали отход 37-й армии. К 13 сентября в отряде осталось несколько десятков героических моряков. «С особым чувством перечитываешь строки приказа Военного совета Юго-Западного фронта от 10 сентября 1941 года, — писал в своих мемуарах адмирал Н. Г. Кузнецов, — что Пинская флотилия в борьбе с немецкими фашистами показала образцы мужества и отваги, не щадя ни крови, ни самой жизни…»

5 октября 1941 года нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов подписал приказ о расформировании Пинской флотилии. Тогда еще никто не предполагал, что героическая флотилия будет воссоздана и проявит себя достойно в победе над врагом.

В июле 1941 года адмирал Н. Г. Кузнецов внес в Государственный Комитет Обороны предложение сформировать на Волге учебный отряд, который готовил бы личный состав для воюющих флотов. В дни наступления немцев на Москву этот отряд преобразовали в Волжскую военную флотилию, которая готовилась к боевым действиям в бассейне Волги. В состав флотилии вошли семь канонерских лодок, переоборудованных из речных судов, 15 бронекатеров, около 30 тральщиков и две плавучие батареи. Своевременность и обоснованность решения наркома ВМФ подтвердили дальнейшие события. В 1942 году противник предпринял крупное наступление на Волге. Волжская флотилия сыграла огромную роль в организации движения судов на главной речной магистрали страны, а затем и в битве за Сталинград.

За сравнительно короткое время немцы сбросили в Волгу до 350 мин. Возникла серьезная угроза для судоходства. Новые электромагнитные мины требовали особых средств борьбы с ними. Самым напряженным месяцем для Волжской флотилии стал август 1942 года. Пятьсот постов наблюдения, десятки вооруженных судов и катеров вели почти круглосуточное траление мин, а выбор обходных фарватеров с трудом обеспечивал судоходство на реке.

Особенно трудные задачи приходилось решать заместителю командующего флотилией контр-адмиралу Б. В. Хорошхину. Ему поручили возглавить бригаду тральщиков, которая работала на самых опасных участках. Когда ниже Сталинграда образовалась «пробка», Хорошхин направил свой бронекатер именно туда. При подходе к местечку Никольское раздался сильный взрыв, и объятый пламенем бронекатер исчез в воде. Погибла вся команда вместе с отважным адмиралом. По существу, битва за Сталинград не была бы выиграна без Волжской флотилии «смертников».

В потоке самых различных грузов, транспортировавшихся по Волге, нефтепродукты занимали самое важное место. От них зависела боеспособность фронтов.

…В кабинете Верховного главнокомандующего И. В. Сталина собрались члены Государственного Комитета Обороны и Генерального штаба. Разбирался вопрос «О значении Волги и перевозок по ней». Серьезной критике подверглась деятельность Волжской флотилии. Новым командующим флотилии был назначен контр-адмирал Ю. А. Пантелеев, а «водным» наркомам Н. Г. Кузнецову и 3. А. Шашкову было предложено срочно вылететь на Волгу, чтобы на месте принять необходимые меры. Для надежного обеспечения движения судов было необходимо увеличить количество тральщиков. Нарком речного флота З. А. Шашков выделил все пригодные для этой цели суда, и вскоре флотилия имела уже более 200 тральщиков. Для усиления противовоздушной обороны речных караванов сформировали 200 отдельных взводов, на берегах реки появилось дополнительно свыше 400 наблюдательных постов. Такая совместная работа двух наркоматов дала хорошие результаты.

Решением ГКО все волжские речные пароходства со всеми судами и службами временно перешли в оперативное подчинение командующего флотилией контр-адмирала Ю. А. Пантелеева. Только за лето 1943 года по реке прошло восемь тысяч судов, доставивших Красной армии более семи миллионов тонн нефтепродуктов. Нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов еще дважды летал на Волгу, а в августе 1943 года он отчитывался за свою работу в Ставке Верховного главнокомандования. Маршал И. В. Сталин похвалил моряков. «В победе под Курском есть и их вклад, — отметил он. — Но темпы перевозок горючего не снижать!..»

Вернемся назад. К периоду 1942 года, когда решалась судьба Сталинграда.

В августе того года Государственный Комитет Обороны направил В. А. Малышева в Сталинград. Это было критическое время для города на Волге: ожесточенные воздушные атаки на центр города, прорыв фашистских танков к тракторному заводу. За рычаги непокрашенных танков садились рабочие, способные водить танки, и под их управлением прямо из цехов выскакивали грузные машины навстречу врагу. В это время на заводе находился нарком танкопрома В. А. Малышев. Позже в Сталинградском обкоме партии он увидел могучую фигуру с запоминающейся огненно-рыжей копной волос, — это был Зосима Алексеевич Шашков, народный комиссар речного флота СССР. Они считали себя земляками. В. А. Малышев родился в Усть-Сысольске, где жили его родители. Отец Александр Николаевич Малышев — бывший новгородский мещанин, после окончания Петербургского учительского института был направлен учительствовать в старейший северный город Яренск, в прошлом первую столицу Печорского края. Здесь он познакомился с Еленой Константиновной Поповой, дочерью местного мещанина и земского служащего К. Н. Попова. В 1892 году Александр Николаевич Малышев женился на Елене Константиновне Поповой, и семья переехала в Усть-Сысольское городское училище, где глава семьи работал сначала преподавателем, а затем учителем-инспектором. Здесь в столице коми-народа родились шесть братьев и сестер будущего наркома промышленности.

Знакомство их состоялось еще до войны, когда В. А. Малышев работал директором Коломенского машиностроительного завода, одного из крупнейших предприятий Советского Союза, а 3. А. Шашков — наркомом водного транспорта СССР. Самый молодой нарком рассказал о своей юности, когда он плавал матросом, боцманом, помощником капитана, а затем капитаном на северных реках Сысоле, Вычегде, Двине. В 1927 году 3. А. Шашков возглавил Управление речного пароходства, которое размещалось в Усть-Сысольске. Узнав об этих фактах, В. А. Малышев признал в 3. А. Шашкове своего земляка…

И еще об одном важном обстоятельстве следует рассказать, прежде всего молодому читателю. В конце 30-х годов прошлого века на места директоров заводов, начальников главков, главных инженеров, наркомов, объявленных вредителями, врагами народа, арестованных, сосланных или расстрелянных, выдвигались совсем молодые люди, вчерашние студенты. Выдвиженец — типичное выражение из словаря той эпохи.

Среди этой плеяды множество легендарных наркомовских имен: Б. Ванников, А. Ефремов, А. Косыгин, А. Шахурин, В. Малышев, М. Первухин, Д. Устинов. Самому старшему из них, Борису Львовичу Ванникову, было 42 года, Малышеву — 36, ровесникам адмирала Н. Г. Кузнецова — Косыгину, Шахурину, Первухину, Ефремову — 35. Устинову — 31, в 33, как и 3. А. Шашков, он станет наркомом вооружений. Этим хозяйственникам, командирам отраслей надо было заниматься конкретным делом — создавать станки, самолеты и танки, осваивать выпуск новых видов вооружения, одевать страну… А как они работали? Какая ответственность выпала на их плечи? Да, это были достойные сыны своей Родины и работали они за идею и Победу.

В завершение первой главы этой книги мы обещали рассказать о Зосиме Алексеевиче Шашкове подробнее. Думаю, уместно сделать это сейчас. Мало кто из читателей знает, что в 1939 году были назначены почти одновременно 34-летний Н. Г. Кузнецов наркомом Военно-морского флота и 33-летний 3. А. Шашков наркомом водного транспорта. Интересно, что оба они — уроженцы Котласского района Архангельской области.

Я долго размышлял: почему два земляка, два наркома, практически ровесники, не оставили воспоминаний о своих взаимоотношениях по службе? Как эти отношения складывались? Кто из вождей способствовал их столь стремительной карьере? Многое для меня прояснилось после очередного посещения города Котласа. В научных фондах городского краеведческого музея и архиве штаба школьников «Товарищ», носящего имя Н. Г. Кузнецова, я ознакомился с автобиографией, письмами, фотографиями и другими документами 3. А. Шашкова, которые дают вполне исчерпывающие ответы на поставленные мною вопросы.

Начну по порядку. Зосима Шашков родился 30 апреля 1905 года в крестьянской многодетной семье (шесть братьев и две сестры). «Лично я знал Николая Герасимовича еще с детских лет, — рассказывает в письме от 24 февраля 1977 года ребятам из штаба „Товарищ“ 3. А. Шашков. — Он уроженец Вотложемской волости деревни Медведки, а я родился и жил в деревне Новинки Приводинской волости. Расстояние — 6 километров, и в детстве мы часто встречались…»

В тринадцатилетнем возрасте Зосима Алексеевич начал свою трудовую деятельность на Северной Двине вначале бакенщиком, а затем матросом, штурвальным, боцманом… Два старших брата 3. А. Шашкова служили вместе с Н. Г. Кузнецовым в годы Гражданской войны в Северо-Двинской флотилии и дружили с ним. 3. А. Шашкову запомнилась встреча друзей, военморов-северодвинцев, которая состоялась в 1920 году в Котласе. Фрагмент из письма Зосимы Алексеевича, в котором рассказывается о приезде Кузнецова в Котлас, мы приводили в главе, посвященной детству и юности будущего наркома ВМФ.

С 1922 по 1926 год 3. А. Шашков учился в техникуме водных путей сообщения и по окончании его получил звание штурмана 1-го разряда. В 1929 году он поступил в Московский институт инженеров водного транспорта, а после перевода водного факультета в Ленинград с отличием окончил его. Затем последовали учеба в аспирантуре, работа доцентом, заведующим лабораторией, деканом факультета. В 1937 году его назначают директором Горьковского института водного транспорта, а уже через год 3. А. Шашков стал заместителем наркома водного транспорта. Возглавлял тогда этот наркомат бывший руководитель НКВД Н. И. Ежов, с именем которого связаны массовые репрессии неповинных людей. В 1939 году Н. И. Ежов был осужден и расстрелян, а наркомом водного транспорта стал 3. А. Шашков. Надо полагать, что продвижению его по службе способствовал секретарь ЦК ВКП(б) А. А. Жданов, речник по образованию, многие годы работавший на партийно-советской работе в Горьковской области.

Более двадцати лет 3. А. Шашков как нарком, а затем как министр руководил работой речного транспорта страны. Не много было в нашей истории таких министров-«долгожителей». Он неоднократно избирался депутатом Верховного Совета СССР, а на XIX (1952) и XX (1956) съездах партии — кандидатом в члены ЦК КПСС. Зосима Алексеевич награжден тремя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, пятью медалями. Таков «скромный» послужной список 3. А. Шашкова, прожившего долгую и достойную жизнь. Умер он 14 июля 1984 года в возрасте 79 лет.

Вернемся к письмам легендарного наркома водного транспорта 3. А. Шашкова: «Позже я встретился с Николаем Герасимовичем в 1939 году, когда после возвращения из Испании (он там был нашим военпредом) он был назначен в Наркомат Военно-морского флота, а я тогда работал наркомом водного транспорта СССР. Н. Г. Кузнецов тогда проявил очень много внимания в части установления деловых контактов двух наркоматов. С начала войны встреч было много…» Испокон веков морской флот в России начинался с речного, и они всегда существовали и воевали в единой связке.

Член транспортного отдела при Государственном Комитете Обороны З. А. Шашков выполнял все задания по обеспечению транспортных потребностей страны. Заметим, что председателем Транспортного отдела ГКО, далеко не почетного, но весьма трудоемкого и хлопотного органа был И. В. Сталин. И нужно полагать, что под его руководством члены транспортного отдела чувствовали «сильную руку», а это налагало особую ответственность за выполнение всех решений. Как нарком речного флота СССР 3. А. Шашков своим приказом передал для нужд обороны около тысячи транспортных судов, многие буксиры и другие плавсредства, которые послужили основой для создания речных флотилий. Особенно тесные деловые отношения сложились у руководства речного флота с Наркоматом ВМФ. 18 мая 1942 года наркомы Кузнецов и Шашков издали совместный приказ о мероприятиях по обеспечению противоминной защиты перевозок по Волге, а 3 июня ввели в действие «Положение об организации безопасности плавания и стоянки судов и объектов от плавающих мин на участке реки Волга от Астрахани до Саратова». Речники также получили «Инструкцию капитанам, судоводителям самоходных и несамоходных судов в условиях минной опасности» и «Инструкцию по приготовлению к постановке противоминного боносетевого заграждения…». Эти задания начальник Волжского бассейнового управления пути и командующий флотилией выполнили. В помощь речникам Н. Г. Кузнецов направил на Волгу специалистов во главе с начальником минно-торпедного управления Н. И. Шибаевым. В последний июльский день 1942 года наркомы Кузнецов и Шашков отдали приказ о военизации речных судов. На Волгу направлялись 75 офицеров в качестве военных помощников капитанов-речников, а также 258 старшин и краснофлотцев-артиллеристов. Для обеспечения противоминной обороны Волги на участке Замьяны — Астрахань в подчинение командующего Волжской флотилии контр-адмирала Ю. А. Пантелеева переходила Астраханская военно-морская база Каспийской военной флотилии. Благодаря этим и другим мерам повышалась безопасность доставки бакинской нефти по всей речной магистрали. На Волге также формировался отряд дымомаскировки и дегазации.

К осени 1943 года волжские фарватеры стали вполне надежными. За это время по Волге прошло около восьми тысяч различных судов. Было перевезено более шести миллионов тонн жидкого топлива, и, как отмечал Ю. А. Пантелеев, «ни одна баржа с топливом не подорвалась на мине».

Высокую оценку действиям моряков дал в своей книге «Начало пути» Маршал Советского Союза В. И. Чуйков, командовавший во время Сталинградской битвы 62-й армией: «О роли моряков флотилии, об их подвигах скажу кратко: если бы их не было, возможно, 62-я армия погибла бы без боеприпасов и без продовольствия и не выполнила бы своей задачи».

Вместе с воинами 62-й армии Сталинград защищали моряки 42-й и 92-й отдельных бригад, в числе которых были и архангелогородцы В. П. Переломов, Г. М. Зайцев, М. Т. Новиков, П. Е. Тюкин, Л. И. Митин, В. М. Душин и многие другие. В войсках Сталинградского фронта воевали портовики Архангельска — И. К. Лихарев, П. М. Попов, Е. В. Иванов, К. А. Карельский и другие.

На Волге в ходе боев и транспортных перевозок были подготовлены замечательные кадры моряков-речников. В конце лета 1943 года именно отсюда черпали кадры для вновь создаваемой Днепровской флотилии. Причем моряки уходили на Днепр со своими кораблями и вооружением, погруженными на платформы, и доставлялись по железной дороге к месту новой службы. Много волжских бронекатеров воевало в Азовской флотилии. Они участвовали в Керченско-Эльтигенской десантной операции, а затем действовали на Дунае.

В июне 1944 года нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов расформировал Волжскую флотилию.

В одном из писем котласским школьникам 3. А. Шашков рассказывал: «Назову два крупнейших события периода войны, где мне приходилось бок о бок работать вместе (с Н. Г. Кузнецовым. — В. Б.). Это 1941 и 1942 годы. Организация Ладожских переправ, завоз грузов блокадному Ленинграду (известная „Дорога жизни“), где Военно-морской флот и лично нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов оказывали речному флоту большую помощь по охране судов, идущих с продовольствием для Ленинграда…»

В исторической и художественной литературе Дорогу жизни зачастую отождествляют с ледовой трассой. Объясняется это тем, что летние перевозки Ладожской военной флотилии и Северо-Западного речного пароходства считались обычным делом, хотя и трудным. Это неправильное суждение. Только ледовую трассу и водную коммуникацию можно по праву считать Дорогой жизни для Ленинграда. Только с 12 сентября по 1 декабря 1941 года моряки и речники перебросили через Ладогу 40 тысяч бойцов и более 60 тонн грузов. «Понимая огромное значение Дороги жизни, — написал в своих мемуарах адмирал Н. Г. Кузнецов, — фашисты ожесточенно бомбили корабли и суда, порты погрузки и разгрузки. Героически защищая ладожскую коммуникацию, в первую военную навигацию погибли канонерская лодка „Олекма“, тральщик „ТЩ-122“ и спасательный корабль „Водолаз“».

В октябре-ноябре 1941 года обострилась обстановка на Волховском фронте. Пал Тихвин. Возникла угроза Волховстрою. По решению Ставки из Ленинграда на Волховский фронт через Ладогу моряки и речники срочно переправили две стрелковые дивизии и бригаду морской пехоты. Им пришлось с ходу вступить в бой. Волховстрой был спасен.

В конце ноября плавающий лед стал мешать движению по озеру, но ладожцы стойко несли свою боевую вахту. Вплоть до 29 ноября отдельные речные суда продолжали упорно пробиваться в Осиповец, хотя уже параллельно начала действовать ледовая трасса.

Едва появился первый лед, как моряки-гидрографы вместе с бойцами дорожно-эксплуатационного полка принялись прокладывать основную ледовую трассу через озеро. Вскоре по ней пошли сани с хлебом. Дорога жизни по льду стала единственной для блокадного Ленинграда.

Борясь за коммуникации на Ладоге, немцы и финны попытались высадить десант на остров Сухо, который прикрывал восточную часть Дороги жизни. На рассвете 22 октября более двадцати военных судов, вооруженных артиллерией и крупнокалиберными пулеметами, под прикрытием самолетов были обнаружены на подходе к нашему побережью.

По вражескому десанту ударили советские самолеты, корабли Ладожской флотилии с ходу вступили в бой. Меткий огонь по фашистским десантникам вела береговая артиллерия с острова Сухо.

Вскоре нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов получил донесение с Балтики об успешном отражении десанта противника, а уже вечером 22 октября 1942 года он сообщил в Ставку Верховного главнокомандования: «Десант разгромлен».

Героизму защитников блокадного Ленинграда, совместной работе моряков и речников посвятил немало страниц в своих воспоминаниях адмирал Н. Г. Кузнецов: «Ледовая трасса зимой 1942 года сыграла огромную, возможно, решающую роль в спасении блокированного Ленинграда, но водные перевозки, начавшиеся весной, были не менее важны. К ним всю зиму готовились военные моряки и речники Ладоги. В труднейших условиях они отремонтировали 130 боевых и транспортных судов… За лето и осень было переброшено огромное количество грузов. Войска фронта и флот получили более 300 тысяч человек пополнения, около 780 тысяч тонн продовольствия и боеприпасов… Ледовая и водная трассы через Ладогу, дополняя друг друга, помогли Ленинграду вьщержать блокаду и внесли свой вклад в прорыв вражеского кольца».

В июне 1943 года на Ладогу были доставлены две малые подводные лодки «М-77» и «М-79». Моряки-подводники установили наблюдение за подходами к базам и портам, за коммуникациями, побережьем и островами. Командование Ладожской флотилии получило возможность значительно расширить круг сведений о противнике.

За кампанию 1943 года кораблями Ладожской флотилии было перевезено 240 416 тонн разных грузов, из них более 120 тысяч тонн продовольствия, 855 700 кубометров лесоматериалов. С июня основной поток грузов пошел по железной дороге через Шлиссельбург и по Ново-Ладожскому каналу. На западный берег было переправлено свыше 162 тысяч человек.

В июле 1944 года за мужество и героизм, проявленный моряками, Ладожская флотилия была награждена орденом Красного Знамени. Забегая вперед, сообщим читателю, что 24 июля 1965 года Председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин, вручая второй орден Красного Знамени Балтийскому флоту, в состав которого в годы войны входила и Ладожская флотилия, специально подчеркнул: «Много сделали моряки и для того, чтобы в неимоверно трудных условиях наладить связь осажденного города со страной, чтобы жила и действовала проходящая через Ладогу „Дорога жизни“, как ее тогда называли ленинградцы». Достойная оценка нашего правительства ратному труду моряков и речников.

Онежская флотилия была сформирована осенью 1941 года. Ее задачей являлись поддержка фланга частей Красной армии, обеспечение перевозок войск, боеприпасов и эвакуация раненых. Вот как описал в своей книге «Курсом к победе» адмирал Н. Г. Кузнецов: «В начале августа 1941 года мой заместитель адмирал И. С. Исаков, находившийся в Ленинграде, поднял вопрос о формировании военной флотилии на Онежском озере.

А где возьмем корабли? — спросил я.

Поставим пушки на гражданские суда».

Нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов ответил согласием. Командующим флотилии был назначен капитан 2-го ранга А. П. Дьяконов. Формирование флотилии, вооружение кораблей, комплектование команд проходили в Петрозаводске. Адмирал Н. Г. Кузнецов, его штаб и службы наркомата оказали действенную помощь в создании новой боевой флотской структуры на Онежском озере. Враг подходил к столице Карелии, флотилию временно перевели в Девятино, недалеко от Вытегры. Там находились мастерские и моряки, зимой продолжали вооружать орудиями и пулеметами буксиры, шаланды, прогулочные катера, а многие вчерашние речники надели военную форму.

Ладожская, а также Онежская военные флотилии успешно действовали совместно во время наступательных операций. В июле 1944 года корабли этих флотилий перевезли передовые отряды наступающих войск на северный берег Свири, где с захваченного плацдарма войска Карельского фронта впоследствии развернули стремительное наступление.

Капитан 1-го ранга Н. В. Антонов, который командовал Онежской флотилией, решил не дожидаться подхода сухопутных войск и высадил десант в районе Петрозаводска. Морские пехотинцы двинулись к городу по шоссе. Это стало большим риском, так как количество десантников было невелико. Но риск полностью оправдался. Молниеносный удар парализовал сопротивление, и моряки освободили столицу Карелии, а Онежская флотилия была отмечена в приказе Верховного главнокомандующего и носила почетное наименование Петрозаводской.

В дальнейшем Н. В. Антонов уже в звании контр-адмирала командовал Амурской флотилией, а за храбрость и решительность в боях с японцами был удостоен звания Героя Советского Союза. 28 ноября 1941 года Онежская военная флотилия была расформирована. 31 декабря 1942 года было создано 2-е формирование Онежской флотилии.

В 1944 году по приказу наркома ВМФ Н. Г. Кузнецова была создана флотилия на Чудском озере. На льду этого знаменитого озера русские воины Александра Невского били псов-рыцарей. В годы Великой Отечественной войны моряки на Чудском озере умножили славу своих предков.

13 июня 1944 года два советских бронекатера находились в дозоре в северной части Чудского озера, а ночью обнаружили четыре немецких катера. Несмотря на превосходство врага, командир бронекатера № 322 лейтенант Волкотруб врезался в строй противника и открыл огонь. Командир другого бронекатера под командованием бронекатера лейтенанта Смирнова пошел на таран. Поврежденный немецкий катер сразу пошел ко дну. Подобрав из воды шестерых пленных, советские катера благополучно вернулись на базу.

Корабли возрожденной Днепровской флотилии вошли в освобожденный Пинск. За успешные действия при освобождении Пинска и в Бобруйской операции Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 июля 1944 года Днепровская флотилия была награждена орденом Красного Знамени. Десять участников десанта удостоились звания Героя Советского Союза. Затем корабли Днепровской флотилии двинулись дальше — на Вислу и Одер. Три бригады речных кораблей и бригады траления помогали нашим сухопутным частям до самого окончания войны — до штурма Берлина. За успешные действия на берлинском направлении Краснознаменная Днепровская флотилия была награждена орденом Ушакова 1-й степени.

В апреле 1944 года по решению Ставки нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов издал приказ о формировании Дунайской военной флотилии, которую возглавил контр-адмирал С. Г. Горшков.

Следует отметить исключительно активный характер боевых действий Дунайской военной флотилии. Она участвовала в сражениях и оказывала большую помощь в наступательных операциях войскам 2-го и 3-го Украинских фронтов в 1944–1945 годах, высадила более двух десятков десантов, успешно осуществляла артиллерийскую поддержку флангов сухопутных войск, обеспечивала переброску по Дунаю частей Красной армии, боевой техники и боеприпасов.

В сентябре-октябре 1944 года Дунайская флотилия участвовала в Белградской операции. Только через Дунай были переправлены войска 57-й армии 3-го Украинского фронта и 46-й армии 2-го Украинского фронта, всего более 170 тысяч бойцов и офицеров, много вооружения и боеприпасов.

Моряки Дунайской флотилии участвовали в Будапештской операции, в освобождении Вены. За успешные военные действия Дунайская флотилия одиннадцать раз отмечалась в приказах Верховного главнокомандующего, была награждена орденами Красного Знамени, Нахимова 1-й степени и Кутузова 2-й степени. Более семи тысяч моряков флотилии удостоились высоких правительственных наград.

Речные флотилии, созданные до войны, были лучше оснащены и имели специальные речные мониторы и катера.

Озерные флотилии уже создавались в ходе войны, были вооружены слабее, а боевыми кораблями стали наспех переоборудованные гражданские суда, которые внесли свой вклад в разгром врага.

В конце января 1943 года нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов поднял в Ставке вопрос о целесообразности воссоздания Азовской флотилии. К этому времени северные берега Азовского моря уже находились в наших руках. Южный фронт готовился наступать на Мариуполь и далее на Перекоп, а Северо-Кавказский фронт готовился к освобождению Таманского полуострова. В этих освободительных боях оказалась кстати помощь моряков.

3 февраля 1943 года, заручившись поддержкой Верховного главнокомандования, адмирал Н. Г. Кузнецов подписал соответствующий приказ, согласно которому вновь воссоздаваемой флотилии возвращались все ранее входившие в нее корабли. Возглавил флотилию ее бывший командующий контр-адмирал С. Г. Горшков.

В Ейске началось формирование флотилии. По железной дороге перебрасывались катера, орудия береговых батарей и другая техника. По существу, флотилия формировалась в тылу врага, а фашистская авиация не раз бомбила порт и корабли флотилии.

О боевых действиях этой флотилии мы более подробно рассказали в главе «Черноморская эпопея».

На заключительном этапе Второй мировой войны четыре бригады речных кораблей и две бригады Амурской флотилии бронекатеров активно участвовали в разгроме милитаристской Японии. Корабли и бронекатера заходили далеко в тыл врага, обеспечивали переправы сухопутных войск, высаживали десанты, оказывали им огневую поддержку.

Фашистские генералы и адмиралы в своих мемуарах всегда признавали, что флотилии русских на внутренних морях, реках и озерах действовали активно и успешно. Западный историк Ю. Майтер специально подчеркнул, что «советское командование речных и озерных флотилий успешнее справилось со своими задачами», чем немецко-фашистское командование…






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   18


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал