Борьба за небо. Современные знания и верования о космосе Пуденко С. П



Скачать 418,89 Kb.
страница1/3
Дата26.10.2016
Размер418,89 Kb.
  1   2   3
Борьба за небо. Современные знания и верования о космосе

Пуденко С.П.
Астрономическое знание в современной науке и образовании 1

Характеристики астрономического знания 6

Что такое вера и как она соотносится с знанием и разумом 10

Насущные проблемы в науках о космосе 22
Астрономическое знание в современной науке и образовании

Астрономическое знание имеет свое заметное место в общем фронте наук и в настоящее время быстро развивается. Это связано с ситуацией в экспериментальных и фундаментальных исследованиях рубежа 21 века. Исторически оно в последние десятилетия тесно связано с физическими знаниями, а астрофизика как крупнейшая астрономическая дисциплина стала одним из передовых фронтов эксперимента и теории.

Из Нобелевских премий по физике последних десятилетий значительное количество прямо связано с астрономическими исследованиями и фактически являются таковыми именно по астрономии (отдельной премии по этой науке не бывает). К примеру, это две премии за открытие реликтового фонового излучения, обнаружение солнечных нейтрино и совсем недавняя –(2011г) премия за обнаружение ускоряющегося расширения видимой части Вселенной по наблюдениями сверхновых звезд. Каждая из них носила этапный характер для физики и науки в целом. Первая означала признание состоятельности прямого доказательства существовавшей в прошлом фазы горячей Вселенной непосредственно после Большого взрыва и первое подтверждение модели БВ в целом. Вторая - признание состоятельности основной модели излучения Солнца за счет термоядерных реакций и, стало быть, прямое подтверждение давно выдвинутой теории о механизме излучения звезд вообще. Хотя премия за собственно теорию звездного излучения (Альфвен) была присуждена уже ранее, требовался решающий эксперимент по регистрации нейтрино, и его пришлось ждать еще несколько десятилетий. Третья премия является признанием первого доказанного свидетельства расширения Вселенной, причем происходящим с непредвиденным стандартными моделями ускорением. Это означает, что в существующих сегодня моделях такого расширения должна присутствовать компонента, за которую ответственна не освоенная еще теоретической физикой так называемая «темная энергия». Последняя является одной из фундаментальных проблем современной физики ( с потенциальной возможностью кардинального пересмотра существующих в теорфизике основных моделей и идеализаций), и ее концептуализация является фактически проверкой на прочность всей конструкции современного физического знания. Здесь зафиксирована ситуация, когда (астрономический) эксперимент обогнал (физическую) теорию и ставит рамки для будущих теорий, точнее, предъявляет вызов теории. Такая ситуация вполне типична для всей современной астрономии, где в последние десятилетия происходит революция, и экспериментальные данные высвечивают фронты и ограничения для еще не доказанных теорий. Астрономические наблюдения стали «критическим оселком» для их состоятельности

Следующими этапными открытиями в астрономии, которые ожидаются в ближайшее десятилетие, должны стать обнаружение ( в смысле прямого экспериментального подтверждения) черных дыр в ядрах галактик (в нашей Галактике или другой) и обнаружение экзопланет земного типа, которые удовлетворяют условиями существования на них жизни, а также экспериментальные доказательства существования внеземной жизни. В списках главных, первоочередных проблем современной физики, например, в списке проблем В.Л.Гинзбурга, астрономические и астрофизические составляют почти треть от их общего числа . Со времени появления этого списка, проблема обнаружения солнечных нейтрино была решена ( и соответственно премирована).

В связи с масштабным фронтом исследований, в последние десятилетия резко и значительно расширяется материальная база науки, проектируются, строятся , запускаются в космос все более сложные и весьма дорогостоящие инструменты и установки. По размерам и стоимости они впервые за историю исследований достигли уровня крупнейших приборов и установок в физике, энергетике и вообще в науке и технике, таких как термоядерный реактор ИТЕР или лазерные установки. Несмотря на некоторые ограничения, связанные со сложной экономической ситуацией в мире в последние годы, крупнейшие мировые игроки - в кооперации или сами — соревнуются во вводе все новых наземных факторий астрономического оборудования (телескопов разного рода и назначения) и космических аппаратов для наблюдения и исследования ближнего и дальнего космоса. Можно выделить исследования ближнего космоса, которые из ряда астрономических частично переходят в другой разряд науки о космосе - планетологию, геологию и т. п. (в них достигнут ряд больших и выдающихся достижений в различных областях научного знания), в то время как исследования дальнего космоса традиционно относятся к собственно астрономии и астрофизике.

Огромные усилия и средства, вкладываемые в самые последние годы в страновые и международные проекты в астрономии и космонавтике, сами по себе свидетельствуют о возросшей роли наук о космосе. Кооперативным проектом такого рода является Южная Европейская обсерватория (ESO) в Чили, в котором участвуют десятки стран и построены и строятся площадки крупнейших взаимосвязанных оптических телескопов и интерферометров. С их помощью, в частности, европейские ученые надеются в самом скором времени достичь рубежных целей— прямых наблюдений объектов и вещества на самой ранней стадии развития Вселенной , непосредственных наблюдений черных дыр , экзопланет земного типа и т. п. Недавний саммит глав правительств Южной Америки с участием большого круга гостей прошел в этой крупнейшей мировой обсерватории, что подчеркивает общекультурное и цивилизационное значение как науки, так и астрономии как ее передового фронтьера . Ни на коллайдерах, ни на лазерных, ни на термоядерных установках главы стран на неделю пока не собираются.

Конечно, есть и момент приоритета в таких исследованиях — первых, кто совершит упомянутые эпохальные для науки и культуры открытия, ждет заслуженное признание. «Космическая гонка», когда-то стимулировавшая стремительное развитие космонавтики СССР и США, стала фактом в своем новом обличье - как в ближнем, так и в дальнем космосе. Поэтому, в частности, чрезвычайно широко и быстро за последние десятилетия распространились наблюдения на всевозможных частотах и во всех, в том числе ранее недоступных с Земли, областях спектра. Астрономия становится практически «всеволновой», «тотальной». Только в космосе можно наблюдать, например, частицы с сверхвысокими энергиями (недоступными для земных ускорителей, даже и следующего поколения вслед за БАК) и эффекты, связанные с экстремально высокими энергиями и состояниями вещества. Предел возможных размеров наземных установок типа ускорителей частиц, возможно, уже достигнут, а к нужным для физиков-теоретиков энергиям пока так и не удалось подступиться. Вошел в употребление даже термин «сверхэкстремальный» в отношении этих состояний. Современную астрофизику вообще можно коротко охарактеризовать как науку, связанную с наблюдательными и теоретическими исследованиями сверхвысоких и сверхэкстремальных энергий и состояний вещества. Это связано с все более близким приближением к «горизонтам» вроде гравитационного радиуса черных дыр и к начальному состоянию Вселенной сразу после Большого взрыва. Поучительно привести слова С. Б. Пикельнера ( И.С. Шкловский называл С.Б. «астрофизиком номер 1 по Гамбургскому счету») -

«В необычных астрофизических явлениях законы физики предстают перед



исследователями в ином ракурсе, более глубоко раскрывая своё содержание.

По-видимому, здесь кроется одна из причин того, что со 2-й половины 20 в. в области

астрофизики стали работать многие физики. Обогащение астрономии тонкими

физическими методами исследований способствовало существенному продвижению

вперёд в познании природы космических объектов.

В связи с открытием ряда необычных космических тел и процессов (например,

активности ядер галактик) некоторыми учёными были высказаны сомнения в

справедливости основных физических законов (главным образом законов сохранения

энергии и вещества). Однако известно, что определённые физические представления

применимы в ограниченной области физических условий (где они адекватно

отражают физическую реальность). За пределами области применимости физические

представления нуждаются в уточнении и расширении... Для астрофизиков космос



является продолжением физической лаборатории, где углублённо изучаются

важнейшие физические законы, создаются и проверяются новые физические

представления и теории».

В связи с «всеволновым» характером астрономией сначала стали появляться крупнейшие наземные инструменты — радиотелескопы, затем развились интерферометрические технологии( инструменты, разнесенные по базе - например, на разных континентах или на орбите), и наконец астрономические космические аппараты и интерферометры. В отдельную отрасль в последние десятилетия выделились космические исследования с использованием самых разнообразных аппаратов для наблюдений и экспериментов в диапазонах прежде всего высоких энергий и частот. Принципиально этапным стал удачный проект космического телескопа «Хаббл» НАСА (зафиксировавший приоритет и высоко поднявший престиж американской науки — а именно, астрономии и наук о космосе). Однако, он был изначально несколько опрометчиво ориентирован на коротковолновый, ультрафиолетовый диапазон спектра, поскольку именно УФ диапазон сильнее всего поглощается земной атмосферой и наблюдения в нем были невозможны. Интерес в телескопических наблюдениях в силу , к примеру, эффектов «покраснения» спектров галактик при расширении Вселенной, наличия поглощающей ультрафиолет плотной газово-пылевой среды между звездами и галактиками за прошедшие годы переместился в ближнюю инфракрасную и микроволновую область. Новое поколение крупнейших приборов и установок проектируются с учетом подобных сдвигов, приобретенных новых знаний. Россия, являвшаяся когда-то пионером космических исследований, после долгого перерыва в 2011 масштабно вернулась в научный космос, запустив крупный космический аппарат «Радиоастрон». С его помощью, с использованием интерферометрических технологий начались совместные исследования тонкой структуры галактик с предельным разрешением, соответствующим лучшим достигнутым результатам на современном мировом уровне развития техники. Запускаются и планируются и другие все более продвинутые и изощренные аппараты аналогичного назначения, продолжается работа больших научных коллективов. Остается надежда, что наша страна преодолеет наметившееся отставание в космических и астрономических исследованиях, особенно связанных с дальним космосом и астрофизикой.

Волна новых астрономических открытий, которая будет продолжаться еще долго, связана с приобретением и введением в оборот новых знаний , не только физического толка. Астрономия всегда по праву считалась тесно связанной с мировоззрением и культурой, это своего рода самая «мировоззренческая» наука — недаром ранее , еще и в начале 20в, ее называли «мироведением» и т. п. терминами. Астрономическая и космическая тематика , стократ обогащенная достижениями космонавтики и астрономической революции, все плотней входит в ткань культуры, философии, эпистемологии . «Большой взрыв», «расширение Вселенной», «галактики», «черные дыры», «кротовые норы», «внеземная жизнь» , недавние «темная материя» и «темная энергия» являются типичными примерами такого рода общезначимых для всей культуры концептов , присвоенных ею следствий астрономической революции. Присвоенных в основном , увы, на уровне «визуализации» из дешевых боевиков про «войны космических империй» и, как выражаются астрономы, в виде «красивых картинок» с «Хаббла» (pretty pictures). Вводя в оборот новое - усложненное - знание о космосе, его устройстве, об объектах, энергии и веществе с необычайными ( не «сверхъестественными», так «сверхэкстермальными») свойствами, ученые — с необходимостью - стали заводить разговор и о «Космическом Порядке», о тому подобных сугубо «философских» вещах, составляющих единое целое с мировоззрением. Вероятно, на повестке дня после долгого периода засилия европейского «сциентизма» возврат на новой основе к когда-то единому подходу к Макрокосму и микрокосму, который сама европейская наука когда-то утратила.

В свете сказанного, например, введение передового астрономического знания в образование — не с лагом в десятилетия, как было раньше, а практически « с колес», с лагом в год-другой - стало серьезным вызовом для общего образования. Дело осложняется потоком визуальной и популярной информации о космических достижениях в массовой культуре, особенно по телевидению и в Интернете. Нередко итогом становится полупереваренный и опошленный вариант, полузнание и псевдознание о мире , его непростом устройстве, свойствах «экстремальных» объектов и состояний. Вдобавок, как было сказано, теорфизика порой теперь заметно отстает от астрономии, и вряд ли вы сейчас найдете пример корректного, пусть проблемного, «ввода в оборот» идеализаций и концепций той же «темной энергии».

Есть все основания считать, что астрономия уже начала познавать объекты и явления принципиально новой природы, не охватываемые нашей фундаментальной физикой, принадлежащие более глубокому уровню физической реальности и управляемые законами ещё не построенной единой квантово-гравитационной теории материи.

Характеристики астрономического знания

Астрономическое знание имеет свою историю, свою специфику в ряду других, даже близких астрономии, наук — таких как физика и механика, и свой предмет, который сегментируется согласно астрономическим дисциплинам. Как писал И.Алексеев, «Будучи древнейшей наукой о природе, она долгое время являлась наиболее существенным фактором развития науки», «уникальный статус астрономии среди других наук о природе обусловлен, с одной стороны, историческим ходом ее развития, а с другой — спецификой объекта изучения, определяющей ее наблюдательный характер.»

Для ориентира воспользуемся лучшим учебником для вузов и старшей школы, выдержавшим пять изданий вплоть до 1985г и не так давно переизданным в новом варианте в связи с 250-летием МГУ, содержащим изложение сведений об основных методах и главнейших результатах. Это университетский «Курс общей астрономии» Кононовича и Мороза(2005г). По нему обучались и обучаются в нашей стране подавляющее большинство студентов и продвинутых старшеклассников. Автор учился в конце 1960-х именно по нему.

«Астрономия — наука о Вселенной, изучающая движение, строение, происхождение и развитие небесных тел и их систем.». Изучая строение и развитие небесных тел, их положение и движение в пространстве, астрономия в конечном итоге дает нам представление о строении и развитии Вселенной в целом. Она ставит перед собой три основные задачи:

1. Изучение видимых, а затем и действительных положений и движений небесных тел в пространстве, определение их размеров и формы ...

2. Изучение физического строения небесных тел...

3. Решение проблем происхождения и развития, т. е. возможной дальнейшей судьбы отдельных небесных тел и их систем.

«Вопросы первой задачи решаются путем длительных наблюдений, начатых еще в глубокой древности, а также на основе законов механики, известных уже около 300 лет. Поэтому в этой области астрономии мы располагаем наиболее богатой информацией». О физическом строении небесных тел мы знаем гораздо меньше. Решение некоторых вопросов, принадлежащих второй задаче, впервые стало возможным немногим более ста лет назад, а основных проблем — лишь в последние годы. Третья задача сложнее предыдущих. «Для решения ее проблем накопленного наблюдательного материала пока еще далеко не достаточно, и наши знания в этой области астрономии ограничиваются только общими соображениями и рядом более или менее правдоподобных гипотез». (см. издание 1985г).

Подчеркивается особый, мировоззренческий аспект науки — из-за «роли, какую астрономия играет в обществе — астрономические знания всегда лежали в основе мировоззрения людей». «... проф. И. С. Шкловский говорит, что современная астрономия стала насквозь эволюционной. Этим она отличается от физики, законы которой, выражающие основные свойства элементарных частиц и полей, вечны, т. е. не зависят от времени... Принципиально эволюционный характер астрономии роднит се с другими науками о природе — биологией и геологией». «Ясно, что при такой роли астрономии в современной науке знакомство с важнейшими ее идеями необходимо каждому» (1985г).

Наука подразделяется на несколько основных областей. К 2005 г их сгруппировали уже иначе, чем 15-20 лет назад (убрав из их перечня, например, «фундаментальную астрономию» и «космогонию»), выделив четыре — астрометрию, небесную механику, астрофизику, космологию. Последней в издании 1985г отведен всего один крошечный параграф, а в издании 2005 — уже целый полновесный раздел.

Обращает на себя внимание основополагающая и решающая роль, которую авторы отводят наблюдениям (или «наблюдательной базе»), а также нарастанию «материала», «информации» соответственно последовательному многовековому развитию инструментальной (опытной, экспериментальной) базы, и наращиванию «глубины проникновения» в космос, валовому объему опытов, наблюдений, экспериментов. О собственно «знании» упоминается в связи с его «недостатком» (из-за недостаточности полученного объема информации) и его «значении» для мировоззрения в целом. «От пассивноro наблюдения астрономия перешла к активной постановке вопросов ... в самых крупных масштабах нашеro пространства-времени» (2005г). Примем за ориентир, что основой в данной науке в целом считается опытное знание, связанное с наблюдениями (ранее - «пассивными»), а роль теоретического знания и его значение в «науке о Вселенной» подлежит анализу и уточнению.

О специфике и эпистемических особенностях астрознания вообще написано очень мало. Исследований в эпистемологии астрономии буквально единицы, здесь опорными являются работы методологов деятельностного направления — И.С. Алексеева и В.С.Степина. Первое, что следует отметить — не нужно смешивать (как по методу, так и по эпистемическим особенностям) знание в разных отраслях астрономии в один тип. Все они весьма разные. Астрометрия — почти всецело наблюдательная наука, успешно решающая свою задачу благодаря прогрессу в точности измерений положений небесных тел. Неб.мех., являющийся по сути отраслью механики, с самого начала опирался на теоретическую механику, первую и самую развитую из наук Нового времени, долгое время единственную теоретическую науку в подлинном смысле слова. В 20в. он занял особое место благодаря требованиям практического характера в космонавтике и науках о космосе. Астрофизика (неявно включающая в себя и астрохимию) возникла в конце 19века благодаря пересечению прогресса в оптике с изобретением в химии методом спектрального анализа. Она бурно развивалась весь 20в в первую очередь благодаря гонке в атомной и ядерной физике (и выдающимся теоретическим достижениям в них), совершила рывок и переход в теоретическую фазу, в ряд современных физических дисциплин. Ее лидирующая роль отражена в названии одного из ведущих современных изданий — «Астрономи энд Астрофизикс», астрономия и астрофизика. Космология, как верно подметили авторы учебников, по сию пору не является в своей основе теоретической дисциплиной. «Общие соображения», гипотезы и в последние десятилетия — сценарии (а не теоретические концепции) развития Вселенной широко распространились и приобрели популярность и в научно-популярных, и в массовых СМИ. Лишь в последнее время наконец стала развиваться благодаря наблюдениям наиболее удаленных объектов физическая космология. Но со статусом вида знания в ней как теоретического (или другого - спекулятивного, например) есть проблемы. Такое же заключение насчет превалирующей роли сценариев в современной космологии — что бы сами исследователи про свои «теории» не думали - делают и зоркие методологи науки, например, С. Илларионов .

Для преподавания астрономии, согласно учебникам, базисом является изложение «сведений об основных методах и главнейших результатах», достигнутых в науке. Такая формулировка выглядит достаточно деликатной, не акцентирующей ни теоретический, ни опытный характер знаний и концепций в дисциплине, но вполне адекватной нынешнему положению . Еще в начале 20века ее именовали в учебных пособиях для начальных и средних школ «Мироведением», «наукой о мироздании». Вспомним чуть ли не единственное наглядное пособие или прибор, который с конца 19в больше века прослужил в школах для наглядной демонстрации основ этой «науки о мироздании» - теллурий, прибор, изображающий движение Земли и планет вокруг Солнца и суточное вращение Земли вокруг своей оси, а Луны — вокруг Земли. Это маленький глобус, приводимый в движение по круговой орбите вокруг центра (шарик изображал Солнце) посредством поводка, и приводы, содержащие значительное количество шестерен, передвигающих по кругам шарики, изображающие планеты и Луну. Замечательный и сам за себя говорящий образец «устройства всего мироздания» в виде механических часов, в полной мере соответствующий простейшим моделям классической механики и «картины мира» еще 18века.




Понятны как акцент на важнейшей мировоззренческой роли астрономии как науки, так и осознание зазора между заявленным в ней предметом изучения и теоретизации («мироздание», «мир, или Вселенная», в целом) - с реальным уровнем теоретичности знания в ней, содержанием основных моделей и идеализаций. Теоретического знания о Вселенной, ее строении и эволюции, по истечении бурных лет развития, включая начало освоения ближнего Космоса, оказалось не настолько много, чтобы излагать в «Общем курсе» не только «сведения» и «результаты», но и теоретические основы науки и знаний в ней на основе базисных моделей, идеализаций и понятий, как это давно делается в развитых физических дисциплинах. Такой уровень к началу 21в отчасти достигнут в астрофизике .

С позиций деятельностного подхода, как отметил И.Алексеев, развитие теоретического уровня знаний в астрономии сейчас, как и раньше, вовсе не сводится к «процессу обобщения эмпирических данных». Он анализирует в этой связи на конкретных примерах возможность построения исключающих друг друга теорий на одном и том же наблюдательном материале. Ту же особенность подробно рассматривает В.С. Степин. «Большинство наук значительно позже физики вступили в стадию теоретизации, связанную с формированием конкретных теоретических моделей и законов, объясняющих факты. Поэтому при анализе исторической динамики знания в этих науках методолог чаще всего сталкивался с доминированием ситуаций эмпирического поиска, в которых картина реальности берет на себя функции теоретического программирования опыта и развивается под его воздействием. При этом в науке одновременно могут соперничать альтернативные картины реальности, каждая из которых выполняет роль исследовательской программы, предлагая свою постановку исследовательских задач и интерпретацию эмпирического материала».

Самый удобный и доходчивый способ введения астрономического знания – это попытаться развернуто ответить на внешне простые, «детские» вопросы. За ними скрываются проблемы, которые веками транслировались в истории науки и порой в новом обличье остаются остро насущными, решенными лишь частично. Таковы «детские» вопросы – «Почему небо ночью темное?», «Как Солнце влияет на Землю?», «Куда летит Солнечная система?», «Из чего состоит Космос?», «Какого цвета Солнце? а в космосе какого оно цвета?». Чтобы ответить на первый вопрос, В.Решетников только что написал отличную книжку, популярно вводящую в современную космологию и ее историю (как не странно, других подобных отечественных книг нет) - «Почему небо темное, или как устроена Вселенная». Она заслуженно удостоена премии «Просветитель» 2012г.





Что такое вера и как она соотносится с знанием и разумом

Есть задачи, которые еще не решены даже по-крупному и вчерне, вместо их решения используются (порой произвольные и частные) метафоры. К ним относится проблема связи веры и знания. Этой важнейшей методологической задачей заниматься положено философам, методологам, обобщающим наработки конкретных наук и дисциплин последнего времени

Термин «вера» и производные от него (верования, суеверия) многозначны и имеют очень широкий спектр истолкования, поскольку широко употребляются в самых различных контекстах. Для нашей цели важно выяснить, как оно соотносилось со знанием и знаниевыми конструкциями в истории астрономии и представлений о Космосе, как изменялось это соотношение.

Английское слово " belief" в научных текстах, как утверждает хороший переводчик, пришлось переводить в зависимости от контекста ТРЕМЯ разными способами. От "я убежден", через просто « уверен» - до "по моему мнению". Существует также слово faith - более узкое понятие, обозначающее "веру" в смысле религиозного вероисповедания, религиозных верований. Я для себя выбрал из множества попыток толкований термина belief - "вера" его самый общий смысл


Вера - бездоказательное утверждение о чем-либо (акт и его результат) в обстоятельствах, превосходящих способность понимания.
Когда-то знание и верование у людей были тесно объединены в одном ментальном акте и одной организованности, «кентавре». Такими являются народные приметы ( в том числе, например, приметы о погоде и небесных явлениях). Затем они разошлись сообразно полям, в которых работают.

Вера и ее производные организованности (верования) относятся к действенному мировоззрению, к общественному поведению людей в структурированном ими мире. "Сознание" и тем более слова языка имеют тут «оформляющее» значение. Порождающее значение имеют праксис и образ жизни людей. Вера в понимании Антонио Грамши - это практически действенное мировоззрение . При таком широком понимании охватывается и разница между нею и тем, что одни называют "политическими убеждениями", другие скорее - массовыми идеологиями, третьи— религиями. Человек не просто существо, обладающее психикой, индивидуальными ментальными способностями, в том числе - мышлением. Он не живет без (широко понятого) мировоззрения, составляющего базисную сетку структурированной картины мира и ориентации в ней. (Обратите внимание на все более широко употребляемый в науке и философии термин «картина мира», имеющий ясно выраженный— наблюдательно-астрономический, небесный - подтекст). Мировоззрения не обязательно религиозного. Генетически первый вид такого, условно говоря, царя в голове - это слепая вера в свою социальную группу, придатком и члеником которой является квазисамостоятельный "индивид" с его способностью «видеть» мир (Б.Ф.Поршнев). Очень часто слепым может быть как религиозное, так и любое другое верование (например, в поступательный прогресс). Потом оно может укрепляться , упорядочиваться, становиться осознанным, переходя в разряд «убеждений».


Развитое же мировоззрение - совсем другое дело. Оно системно, персонально-личностно, критично, выработано и интериоризировано личностью. Личность и развитое мировоззрение - две стороны одного единства. «Действую так, и не могу иначе» - вот и все, если у человека
развитое систематическое мировоззрение.

Познание же связано с осмыслением закономерности и причинности, с осмыслением закономерности связано понимание необходимости и случайности в процессах действительности. Необходимость эта всегда конкретно-исторична, а не существует


вообще, не абстрактна. Грамши своеобразно, в противовес механицизму с одной
стороны и волюнтаризму с другой, говорит о соотношении "предпосылки" и "действия", а также "предвидения" и "действия".
Необходимость существует тогда, когда и если есть реальная и активная
предпосылка. Осмысление ее людьми (познание) становится фактором действия, направляя
коллективную волю и создавая — уже на ранних стадиях - комплекс, сплав "убеждений и верований, обладающих силой и крепостью народных верований и суеверий"- кодовая у Грамши фраза для характеристики фундаментальной особенности практически-действенного мировоззрения. Вспомним также другую «кодовую фразу» - «идеи становятся материальной силой, когда овладевают массами» (Маркс - разумеется, им тут выстроен оксюморон - «материальная сила») Верное осмысливание предпосылки - залог с одной стороны, верного(правильного) понимания «устройства» действительности, путь к научному познанию, с другой - "перехода от необходимости к свободе" в поведении.





Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница