Что я думаю о детях: образование и воспитание в меняющемся мире



Скачать 472,63 Kb.
страница1/7
Дата02.07.2017
Размер472,63 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7


Что я думаю о детях: образование и воспитание в меняющемся мире

Оглавление


Что я думаю о детях: образование и воспитание в меняющемся мире 1

Оглавление 1

Глава 1. Об образовании 2

Об особенностях современного образования 2

О новых образовательных стандартах 6

Каким в «идеале» видит учащегося «Новая» школа 8

О вариативном образовании и школе «выбора» 10

О школе неопределенности 13

О педагогике сотрудничества 15

О формировании культуры толерантности 19

Глава 2. Об особенностях современных детей и о воспитании 24

О современных детях 24

Одаренные дети — какова их судьба? 27

От диагностики отбора к диагностике развития 31

О выученной беспомощности 32

К проблеме нарушения поведения 35

Почему я так люблю сказки 38


Глава 1. Об образовании


Об особенностях современного образования


Когда я думаю об образовании, я вспоминаю слова одного из своих учителей, Александра Романовича Лурия — великого психолога, нейропсихолога, друга и соратника Выготского. На вопрос: «Чем определяется величие учёного?» — он отвечал: «Величие учёного определяется тем, насколько он задержал развитие своей науки».

В мире образования эта парадоксальная фраза относится к гению, который был уникальным духовным лидером, — я имею в виду Яна Амоса Коменского. Этот епископ из моравского братства, бывший еретиком во времена бушующих войн гугенотов с католиками, пришёл для того, чтобы создать уникальную социальную фабрику — фабрику передачи знаний. В её рамках мы живём до сих пор.

Неотъемлемой частью этой фабрики, а лучше сказать системы религиозной дидактики Яна Амоса Коменского, является урок, и нам иногда кажется, что последний как единица передачи и накопления знаний останется в образовании всегда, как, скажем, цвет волос или глаз человека.

Очень давно я попробовал провести простой эксперимент. Я спрашивал у людей на улице Горького: «Какая сегодня в Бразилии погода?» Как вы думаете, какая была реакция? Удивление — это мягко сказано. А теперь представьте, что вы — великий человек по имени Первоклашка. Этот человек приходит в школу, никого и ни о чём не спрашивает, усаживается за парту. Затем появляетесь вы и спрашиваете его, какая сегодня в Бразилии погода. В чём сложность нашего образования, заданного Яном Амосом Коменским? Его диагноз дал не психолог, не педагог, а гениальный писатель Самуил Яковлевич Маршак:



Он взрослых изводил вопросом «Почему?»,

Его прозвали «маленький философ».

Но только он подрос, как начали ему

Преподносить ответы без вопросов.

И с этих пор он больше никому

Не досаждал вопросом «Почему?»

Вдумайтесь в эти точные диагностичные строки, касающиеся самой технологии обучения. Вы никого и ни о чём не спрашиваете — вам предлагают знания. Социальная технология «ответы без вопросов» — одна из характерных технологий передачи знаний, которая была заложена Яном Амосом Коменским.

Что такое урок с точки зрения этой технологии? Урок — это форма монологического общения, когда учитель ведёт монолог от своего лица. Такая форма названа культурологами инструктированием.

Более того, урок, каким мы его привыкли воспринимать, — это не просто монолог, это авторитарный монолог. Это авторитарная форма передачи знаний. Но вместе с тем мы должны всегда помнить, что реальная наука начинается там, где кончаются ссылки на авторитеты, где идёт поиск, проектирование и где возможен не монолог, а диалог. У нас очень трудно, и не только в школе или вузе, выпрыгнуть из пространства монолога. К примеру, наши телепередачи. Присутствующим предлагают принять участие в работе круглых столов. Садятся пять — семь «говорящих голов», и каждый начинает свой монолог. При этом уникальное глухариное восприятие, то есть люди не слышат друг друга. В итоге получается, что наши круглые столы — трансляция монологического, авторитарного общения.

Итак, мы имеем три характеристики современного урока: дискретная форма знаний (ответы без вопросов), монологические формы общения и авторитарные формы общения. Эти три формы трансляции знаний от поколения к поколению сыграли свою роль в истории культуры.

Первая форма трансляции называлась «традиция». Мы имеем по отношению к традиции ощущение, что мир неизменен, стационарен, стабилен и вечен. В настоящее время этот способ передачи знаний мы находим в традиционных культурах некоторых регионов Австралии, Южной Америки и Африки, находящихся на определённой стадии эволюционного развития. Никто не отменял традиции и в нашей культуре. Другое дело, что она не является главным способом передачи информации.

Две другие формы трансляции находятся в оппозиции друг к другу. Одна из них — система, которая вырастает на общих опытах платоников, ведёт, по сути дела, к исходному значению слова «школа» — досуг. Кто сегодня помнит, что школа — это досуговое общение? Как Аристотель, Платон, Сократ общались со своими учениками? Это было другое общение: сидел отец всех наук Аристотель, а рядом его нескромный ученик по имени Александр Македонский. Это был не урок. Они не ждали, когда прозвенит звонок, они говорили, и это было общение душ, была передача смыслов — трансляция понимания, а не трансляция знаний. И в страшном сне не мог привидится специалист-инспектор со своим главным вопросом: «Сколько детей в классе — 25 или 30?»

И вот Коменский создал систему уроков, фабрику среднего ученика, которая существует и ныне. Были попытки критики, борьбы с этой моделью, однако стандарт урока остался. Но что происходит сегодня? Пришло время перемены мира, и не потому, что появился новатор, который предложил всё сделать по-другому.

Нынешний век наиболее правильно назвать информационным, а до этого наш век ещё называли постиндустриальным, и это тоже правильно (ведь нельзя пытаться дать сложному феномену одномерную характеристику). Наш век и постиндустриальный, и информационный, но появилась ещё одна характеристика, которая ворвалась в наше сознание буквально полтора года назад.

Наш век назван сетевым столетием. А тем самым образование в сетевом столетии становится массовой системой коммуникации. Таких скоростных изменений, с которыми мы сейчас имеем дело, не было никогда. Сегодняшние дети — дети сетевого столетия, приобщающиеся к информационной социализации.

Понятие социализации нельзя понимать однобоко: родился — пошёл социализироваться. Социализация — это пространство, в котором ребёнок живет. Социализация — это приобщение к миру ценностей. И образование — это не инструмент, а уникальный, один из важнейших институтов социализации. Он находится в постоянных, сложных отношениях с другими институтами. В первую очередь с институтом семьи. Но наряду с последним образование находится в конкурентных, а иногда и синергичных отношениях с институтами религии, культуры. И во что превращается школа, когда образование вырывается из института семьи, института средств массовой коммуникации? В козла отпущения за все грехи других институтов.

В этой ситуации необходимо понять следующую простую вещь: школа находится не просто в поле партнёрства, но и в поле постоянной конкуренции. Сотрудничество и конкуренция идут параллельно с самого начала. Но сегодня школа имеет дело с другим поколением — поколением информационных акселератов. Кто хочет понять весь трагизм ситуации необратимых изменений, тот должен чётко усвоить следующее: грядущее поколение действительно на грани разрыва времён. Шекспировские слова о том, что распалась связь времен, относятся и к нашим детям.

Каждый ребёнок проверяет родителей на толерантность, на право быть иным, непохожим. Ключевое слово здесь –толерантность. Это школа жизни с непохожими людьми: необходимо суметь принять другого. Существуют иные люди, и мир иной — разнообразный и неопределённый. Именно поэтому я убежден, что одна из ключевых компетенций современного человека, которую должна формировать сегодня школа –это искусство общения с непохожими людьми.

Второе, на что необходимо обратить внимание. Какая компетентность нужна в нашем мобильном мире, начиная с дошкольного образования и до конца жизни? Это прежде всего компетентность к обновлению компетенций. Поэтому в стандарт, было введено понятие «универсальные учебные действия». Овладение ими будет требоваться и от дошкольника, и от учащегося вуза.

Говоря об этом, хочу привести такой пример: в нашем мире больших скоростей в техническом вузе студент получает знания бакалавра, которые устаревают ко времени получения звания магистра. Более того, никто не знает, что будет с рынком труда через пять-семь лет. Занятость сегодня неполная, и это ключевая характеристика. Сколько раз в жизни мы меняем профессию! И сегодня — это нормальная ситуация для мобильного образования в мобильном мире!

Что такое модернизация? Модернизация — появление совершенно новых способов производства, которых не было раньше. А новые способы производства приводят к тому, что одну и ту же вещь, благодаря инновационным характеристикам, могут сделать уже не сто человек, а только пятнадцать. И в результате мы имеем лишних людей. Инновационная экономика связана с тем, что появляются уникальные подходы, которые называются креативными. Именно поэтому, сегодня спрос на людей, которые решают творческие задачи — задачи с неопределённостью, изменчивостью, как никогда велик.

Решение всех вышеперечисленных выше задач предусмотрено в новом образовательном стандарте, о котором надо специально поговорить.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница