Дипломная работа Мировая культурная и политическая интеграция Исполнитель:



страница1/3
Дата31.10.2016
Размер0,71 Mb.
  1   2   3
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ

ГБОШИ АО «Школа одарённых детей им. А.П.Гужвина»

Дипломная работа


Мировая культурная

и политическая интеграция

Исполнитель:


ученик 11 класса а

Шимшилашвили М.И.

Научный руководитель:



Пананина Н.В.
Астрахань

2015г.


План:
Введение…………………………………………………………………….…3стр
Глава 1. Цели и методы международной политической и культурной интеграции…………………………………………………………………………..6стр
1.1. Понятия политической и культурной интеграции……………………...6стр
1.2. Международные интеграционные процессы: пути и способы проявления, факторы интеграции и сферы ее деятельности. …………………………….9стр

Глава 2. Реализация политики интеграции на примере стран ЕС и на постсоветском пространстве. ………………………………………………………15стр


2.1 Удачные реализации политической интеграции: феномен Европейского союза. …………………………………………………………………………15стр
2.2 Российский опыт интеграции. …………………………………….……19стр

2.3.Отрицательные последствия интеграции. …………………………..…26стр

Глава 3. Культурная полтика мировых держав. ЮНЕСКО как пример общемировой культурной интеграции. ………………………………………….29стр

3.1. Культурная политика США и ведущих европейских держав ……….29стр

3.2 ЮНЕСко: история, цели, деятельность………………………………..36стр

Заключение …………………………………………………………………..40стр

Список использованной литературы…………………………...…………...42стр



введение.

Сегодня никто не станет подвергать сомнению факт политической, экономической и культурной интеграции, происходящей в процессе глобализации в современном мире. Страны и народы активно взаимодействуют во всех сферах жизни, будь то политика, экономика или культура, на разных уровнях - от личного общения до международных встреч. Процесс глобализации, охвативший сегодня все сферы жизни во всем мире, выявил новые аспекты взаимодействия различных культур. В процессе разнообразных и многоуровневых контактов проблемы культуры приобретают первостепенное значение, ведь она влияет и сама находится под влиянием любого проявления человеческой жизнедеятельности.

 Вся история человечества - это диалог. Диалог пронизывает всю нашу жизнь, являясь по своей сути средством осуществления коммуникационных связей, условием взаимопонимания людей. Взаимодействие культур, их диалог - наиболее благоприятная основа для развития межэтнических, межнациональных отношений. И наоборот, когда в обществе существует межэтническое напряжение и тем более межэтнические конфликты, диалог между культурами затруднен, взаимодействие культур носит ограниченный характер. Процессы взаимодействия культур гораздо более сложные и многогранные, чем простая "перекачка" достижений от более развитой культуры в менее развитую, как было принято считать ранее и что, в свою очередь, логично подводило к выводам о взаимодействии культур как источнике прогресса. 

Многообразие культур - объективная реальность. Единство мировой культуры обусловлено единством исторического процесса, универсальной природой труда и творческой деятельности вообще. Любые национальные культуры выражают всеобщее общечеловеческое содержание. Тем самым теоретически обосновывается необходимость и возможность взаимодействия, диалога культур.

Период вступления мира в новый XXI век характеризуется определенными устойчивыми интеграционными процессами. Трансформируется пространственная организация мира, выделяются регионы с различными формами взаимодействия, вплоть до внедрения наднациональных элементов интеграции, как в политике, так и в экономике. В свете кризисов и обострения глобальных проблем включенность в интеграционную систему приобретает для государств-участников стратегический характер.

Участие в данных процессах России как значимого фактора в мире и на постсоветском пространстве весьма важно. Непосредственно для России решаются вопросы ее статуса, идентификации как европейской и евразийской державы, формы политико-территориального устройства. Эффективная интеграционная политика способствует созданию благоприятного внешнего окружения, необходимого для стабильной внутриполитической ситуации. При этом Россия как федеративное государство, располагающее огромным историческим опытом многонационального сосуществования, обладает хорошими возможностями в плане интеграционного взаимодействия как инструмента рыночных отношений, политического и культурного диалога, оформления единого политического пространства, создания жизнеспособных сложных межгосударственных образований.

Вместе с тем, переплетение политических, экономических и иных объективных и субъективных элементов прошлого и настоящего в политике России, как и других постсоветских государств, приводит к появлению противоречий, напряженности и даже конфликтов. Изначально сдерживающим политическим условием для государств - участников интеграции является необходимость поступиться частью суверенных прав и полномочий, т.е. фактически уменьшить свою власть в пользу общих органов. Это условие ограничения суверенитета значимо как для давно взаимодействующих государств-наций, например в ЕС, так и для новых независимых государств. Это базовое условие достигается, во-первых, лояльностью населения интегрирующихся государств, эффективностью интеграционных объединений, легитимностью наднациональной власти; во-вторых, внутриполитическими изменениями, вызванными нередко использованием идеи интеграции различными политическими силами в качестве инструмента реализации собственных интересов.

Наиболее яркий пример реальной практики политической интеграции являет собой Европейский Союз, представляющий уникальное достижение как политико-правовой теории, так и организационной практики. В политическом отношении данная уникальность проявляется в скоординированной деятельности стран-членов ЕС через единую систему надгосударственных институтов.1



Актуальность темы исследования определяется спецификой интеграционных процессов на постсоветском пространстве и необходимостью оптимизации политики России по отношению к партнерам по Содружеству Независимых Государств.

Своеобразной экспериментальной интеграционной моделью для Российской Федерации предстают российско-белорусские отношения. Первостепенное значение в российско-белорусской интеграции в политической плоскости имеет нахождение максимально возможного легитимного для обеих стран предела сближения, без разрушительного воздействия на их внутреннее устройство.



Объектом исследования является процесс формирования ЕС, СНГ и Союзного государства России и Беларуси как сложноорганизованной политической системы.

Предметом исследования являются механизмы, технологии, средства и инструменты политической и культурной интеграции.

Цель и задачи исследования. Целью данной работы является исследование политических процессов, механизмов и технологий политической интеграции на примерах ЕС, Союзного государства России и Беларуси с учетом формирования и реализации интеграционной политики Российской Федерации.

Целевая установка исследования конкретизируется в следующих задачах:

1. Проанализировать базовые признаки политической интеграции, изучить их содержание и возможности применения.

2. Определить взаимосвязь культурной и политической интеграций, механизмов интеграционного объединения как политической системы.

3. Исследовать характер и динамику интеграционных процессов ЕС, позволяющие определить основные параметры политической интеграции.

4. Изучить условия развития интеграционного взаимодействия на постсоветском пространстве.



глава 1. Цели и методы международной культурной

и политической интеграции

    1. Понятие политической и культурной интеграции

Термин «интеграция» в настоящее время получил достаточное активное распространение в политологическом и экономическом дискурсе. Тем не менее это вовсе не означает, что среди исследователей сложился консенсус относительно понятия «интеграция», позволяющей трактовать ее однозначно. Разнообразные подходы к пониманию данного термина затрудняют изучение явления и, в то же время, свидетельствуют о стремлении исследователей достигнуть некого консенсуса, найти наиболее оптимальное определение.

Предпринимая попытку исследования дефиниции «интеграции» в системе координат политологической науки, следует акцентировать внимание на том, что изменения в мире во второй половине XX - начале XXI века ознаменованы не только распадом колониальной системы, многих политических и экономических союзов, но и процессами, имеющими обратную логику - интеграцией государств в надгосударственные объединения. Результатом этих процессов стало появление на международной арене новых политических субъектов, таких как Европейский Союз, Содружество Независимых Государств, Союзное государство России и Беларуси.

Именно с появлением Европейского Союза возникают первые исследования практики интеграции. В настоящее время понятие «интеграция» находит свое применение для обозначения процессов активного и расширяющегося взаимодействия между государствами в различных регионах мира. Кроме Европейского Союза, существует несколько блоков интеграционного характера, которые могут стать примерами интеграции: НАФТА (Североамериканская ассоциация свободной торговли), МЕРКОСУР (Общий рынок стран Южной Америки), АТЭС (Азиатско-Тихоакеанское экономическое сотрудничество), АСЕАН (Ассоциация стран Юго-Восточной Азии), в том числе и СНГ (Содружество Независимых Государств) и Союзное государство России и Беларуси. Важно отметить, что исследователи интеграционной тематики оказались практически едины в признании следующего факта: интеграция сама по себе рассматривается как положительное явление, обусловленное получением преимуществ всеми участвующими в нем сторонами2. Предполагается, что объединение государств в интеграционную группировку рождает новое качество, которое было бы невозможно получить на индивидуальной основе, и делает ее выгодной как для каждого участника, так и для группировки в целом. Занимая место в каких-либо интеграционных процессах, государства-участники имеют возможность получения значительно больших материальных, интеллектуальных и иных средств, чем в одиночку. Более того, процессы интеграции рассматриваются как положительные с точки зрения их способности решить такие проблемы современности, как обеспечение бесконфликтного сосуществования государств, развитие эффективного экономического сотрудничества, а также вопросы функционирования современного государства и взаимодействие политики и экономики.

Таким образом, на сегодняшний день, интеграция является одной из наиболее перспективных организационно-политических технологий и форм оптимизации межгосударственных связей, установления режима конструктивного диалога и сотрудничества в международных отношениях, достижения консенсуса по большинству основных проблем возникающих в «межстрановом» пространстве.3



Исходя из этого, можно вывести определения как политической так и культурной интеграции. Итак, политическая интеграция4 — процесс сближения двух или более политических структур, направленный в сторону взаимного сотрудничества, в более узком смысле это формирование некоторого целостного комплекса политических систем на межгосударственном уровне. А культурная интеграция - глобальный процесс сближения национальных культур и ценностей, укрепления культурных, коммуникационных, цивилизационных связей, в ходе которого достижения науки и искусства, новые формы социальной и политической деятельности быстро распространяются и усваиваются в современном мире, формируя его целостность. 

Анализ «классической» литературы позволяет назвать несколько «обязательных» признаков интеграции, которые признаются таковыми большинством авторов, описывающих «евроинтеграцию». Ожидается, что эти признаки должны так или иначе присутствовать в интеграционных процессах в других частях мира. Как видно, признаков немного и они смущают строгостью:
– наличие наднациональных институтов;

– комплексная природа интеграции: начавшись с экономики, она теоретически должна перелиться в социальную и политическую сферы;
– формирование единого демоса – с общими социокультурными, нормативными, ценностными и политическими ориентациями.
Смущения станет меньше, если задуматься, насколько сам ЕС на деле соответствует заявленным выше критериям. Они были выработаны на европейском материале. Но это не означает, что Европейский Союз в своем нынешнем виде им всецело отвечает.

Профессор Гетеборгского университета (Швеция) Бьёрн Хеттне в одной их своих работ5 об азиатском регионализме дает довольно подробный перечень «достаточных признаков» интеграции, называя среди таковых:
– высокий уровень сотрудничества в культурной, политической, экономической и, в меньшей степени, военной областях;

– наличие эффективных институтов принятия решений;

– наличие институтов, занимающихся обеспечением региональной безопасности, необязательно структурно связанных с институтами экономического профиля;
– частичное и выборочное применение наднациональных методов принятия решений – в основном в сфере внешнеторговой политики;

– способность региональной структуры выступать в качестве консолидированного субъекта международного общения, обладающего легитимностью в глазах других участников мировой политики.

Судя по словоупотреблению в литературе и политических документах, относящихся к развитию преференциальных групповых отношений в Восточной Азии, многие авторы, как и местные политики, иногда предпочитают избегать, по крайней мере, в официальном дискурсе, употребления термина «интеграция». Слово «интеграция» кажется азиатам слишком европейским, дезориентирующим, пугающим ассоциациями с явно неприятным в азиатском историческом и политико-психологическом контексте образом «надгосударства»6.
В Азии не просто не могут построить наднациональную федерацию. Там ее решительно не хотят. На фоне вековых борений за национальный суверенитет в политике сама идея чего-то подобного глубоко неприятна. В Восточной Азии идея ограничения суверенитета, его делегирования на наднациональную ступень связывается с реанимацией колониализма. Идеал Восточной Азии – не универсальная, а избирательная, не максимальная, а дозированная интеграция в экономике под строгим контролем суверенных национальных правительств7. Они готовы понемногу делегировать международным органам некоторые свои экономические полномочия, но никогда, насколько можно пока судить – политическую власть. Загадочным (для ума гражданина ЕС) образом идея регионального сотрудничества вполне совмещается в мышлении жителей восточноазиатских стран с идеей сильного государства. Следует констатировать, что это противоречит логике «перелива» интеграции из экономики в социальную сферу и политику – или, можно сказать, не соответствует логике «тотальной», «сплошной» интеграции европейского типа. Важно, строго говоря, не это. Восточноазиатские страны, несмотря на сомнения в опыте ЕС, упорствуют в стремлении к взаимному экономическому сближению, применяя для его характеристики слово «регионализм». При этом оно употребляется в том же значении, что и слово «интеграция» в применении к ЕС. В обоих случаях имеется в виду преференциальное сближение для достижения общих целей.

Разнится, конечно, потолок (или вектор?) целей развития. Во многом потому, что различным остается политико-институциональный опыт. В европейских странах национальная консолидация завершилась к середине прошлого века, а в азиатских она к тому времени только началась. Неодинаков политико-аффективный опыт8. После двух мировых войн Западная Европа «пресытилась» суверенитетом, осознав его ограниченность и экономическую недостаточность. Азия – все еще на этапе пестования суверенитета. Не совпадают социально-институциональная традиции. В Европе – зрелость политической культуры, политическое сотрудничество общественных групп, формализованные каналы улавливания и формулирования массовых интересов. В Азии – преобладание вертикальных связей, отсутствие дифференциации интересов.

На этом фоне показательна приверженность восточноазиатских стран интеграции, значение которой, впрочем, несколько перекодируется в азиатском контексте. В нем экономическая интеграция выступает как инструмент укрепления политической независимости, ускорения хозяйственного и культурного развития, выживания в условиях глобальной конкуренции через построение групповых защитных механизмов, в том числе на базе коллективного протекционизма. Впрочем, эти цели типологически сближают все региональные варианты интеграции, в том числе западноевропейский вариант.
1.2 Международные интеграционные процессы: пути и способы проявления, факторы интеграции и сферы ее деятельности.

Интеграция в широком смысле - это процесс формирования новой социально-культурной, экономико-политической и природно-биологической (экологической) глобальной среды, а также перерастание национально-региональных проблем в общемировые, а конкретнее - это процесс изменения вышеперечисленных сред и структур в направлении становления единой целостной мировой реальности.

В мировом научной дискуссии «интеграция» употребляется и в контексте «концепции глобализации», и «доктрины глобализации», и «программы глобализации», и т.д., плюрализм трактовки которых можно свести к трем позициям:


  1. апологетическая, объясняющая глобализацию с позиций интересов стран «золотого миллиарда» или интересов отдельной страны, например США;

  2. конструктивная или диалектически сбалансированная, учитывающая плюсы и минусы глобализации и предлагающая конкретные меры по справедливому использованию ее положительных результатов всем мировым сообществом, например, при решении острых социальных проблем;

  3. многовариантная или негативно-критическая позиция - от признания ее объективного характера, но осуждения форм, методов и путей ее реализации, до однозначного неприятия глобализации как таковой, например антиглобализм. Последний также многовариантен как по формам проявления (стихийный и организованный, спонтанный и управляемый, протестный и конструктивный, толерантный и с применением насилия), так и по выдвигаемым и достаточно часто несовпадаемым лозунгам (осуждение глобализации, призывы проводить ее справедливыми способами, выдвижение предложений по налаживанию сотрудничества в сфере глобализации с властями и официальными международными организациями).9

Таким образом, термин «интеграция», из-за своей нейтральности, допускает самые разноречивые, зачастую диаметрально противоположные трактовки, количественное и качественное содержание которых увеличивается из года в год.

Конкретными сферами интеграции являются: научно-технические технологии, нравственно-этические ценности (глобальная этика), новые угрозы международной безопасности и стабильности (международный терроризм, транснациональная преступность, глобальное расползание оружия массового уничтожения) и др.

В качестве объективных факторов интеграции можно выделить: новые качественные тенденции в развитии экономики (включая механизмы накопления капитала и прибыли); возросшую ресурсную и технологическую взаимозависимость мира и интернационализацию всех сторон жизни мирового сообщества; развитие компьютерных технологий, являющих собой вступление человечества в новую стадию технической революции; создание единого, но плюралистичного информационного пространства; «цифровую революцию», преобразующую социальную и экономическую жизнь, индустрию коммуникации и информации и приводящую к небывало высокой коммуникационной интеграции мира; усилившееся взаимодействие материальных и духовных культур; рост транснациональных структур как факторов глобального социального процесса и частичное «разгосударствление» международных отношений; глобализацию новых (социальных, политических, военных, экологических, гуманитарных) угроз миру и стабильности.

Международная интеграция вызвана кардинальными изменениями, происшедшими в мире. В момент создания ООН две трети ее нынешних членов в виде суверенных государств еще не существовали, а их народы находились под гнетом колониализма. За этот период население планеты увеличилось с почти 2,5 до 6 миллиардов человек. На место прочных механизмов движения капитала на национальном уровне и высоких торговых барьеров пришли транснациональные торговые потоки, от которых существенно возросла зависимость соответствующих национальных структур. Объем продаж, осуществляемых многонациональными компаниями, намного превышает объем мирового экспорта. Быстро растущий сегмент мировой торговли составляют внутрифирменные операции. Если в 1973 г. (когда произошло крушение системы финансированных валютных курсов) ежедневный объем валютных операций составлял 15 миллиардов долларов, то ныне он ежедневно составляет 1,5 триллиона долларов. По сравнению с 1950 г. мировой объем экспорта возрос в 10 раз и с учетом даже поправки на инфляцию продолжает расти значительно более быстрыми темпами, чем мировой объем ВВП.[3] Еще более высокими темпами увеличивается объем иностранных инвестиций. До недавнего времени показателем достижений национальной экономики служил годовой объем выплавки стали, в настоящее время таким показателем являются основополагающие технологические достижения. Мощным преобразователем экономической, социальной и других видов деятельности стали информационные технологии. Пятьдесят лет назад даже в научно-фантастической литературе не было упоминаний о киберпространстве, сейчас же мир охвачен «цифровой революцией»: сеть Интернета насчитывает более 50 миллионов страниц (в 1993 г. - 50 страниц), к 2001 г. его пользователями стали 700 миллионов человек (в 1998 г. - 147 миллионов человек), рынок электронной торговли к 2002 г. вырос до 300 миллиардов долларов (в 1956 г. - 2,6 миллиардов долларов).10 Если в момент создания ООН экология представляла собой всего лишь одну из тем учебника по биологии, то ныне она превратилась в крупнейшую глобальную проблему современности и напрямую связана с выживанием человечества.

Плюсы глобализации: ускорение внедрения и распространение технических новшеств и навыков управления, более быстрый экономический рост, новые экономические возможности, как для отдельных лиц, так и для стран, возможности обеспечения более высокого уровня жизни. Негативные стороны глобализации: порождаемое ею неравенство, когда получаемые при этом выгоды и возможности концентрируются в относительно небольшом числе стран и неравномерно распространяются в самих этих странах; «преимущества и риски глобализации распределяются неравномерно, и рост и достаток, которые она несет одним, компенсируется все большей уязвимостью и маргинализацией других» (К. Аннан);11 несоответствие между успешными усилиями по разработке и соблюдению «правил игры», способствующих расширению глобальных рынков, и недостаточной активностью по поддержке столь же важных социальных целей (масштабы нищеты, условия труда, права человека, экологическая среда); возросшая уязвимость от воздействия непредсказуемых сил (азиатский финансовый кризис 1997-1998 гг. с молниеносной скоростью потряс всю экономическую систему); стандартизация, усугубляющая неравноправную конкуренцию в экономической сфере и ведущая к нивелировке духовного многообразия (миром глобализации правит стандарт); возросшие угрозы целостности культур и суверенитету государств. Глобализация вошла в противоречие со сформированными после второй мировой войны институциональными механизмами, основанными на том, что мир состоит из отдельных национальных экономических структур независимых участников международных отношений. Налицо - неспособность даже промышленно развитых стран смягчить негативные внутренние последствия все более широкого открытия рынков; развивающиеся же страны и ранее не обладали такой способностью. Противоречие заключается и в том, что послевоенная многосторонняя система, создавшая условия для формирования и упрочения нового процесса глобализации, под воздействием этой глобализации сама постепенно стала устаревать, а сформированные послевоенные институты международного сообщества под международный мир оказались не готовыми эффективно функционировать в условиях глобализирующегося мира.

В новой исторической реальности изменился характер угроз миру: если в условиях послевоенного международного мира основной угрозой была внешняя агрессия - нападение одного государства на другое (это положение отражено в Уставе ООН), то в последние десятилетия намного больше людей убито в результате внутренних вооруженных конфликтов, гражданских войн, актов геноцида, этнических чисток с использованием легко приобретаемого на мировом рынке оружия. В числе новых угроз - глобальные конгломераты преступных сообществ, занимающихся незаконной деятельностью и использующих по всему миру для незаконной торговли наркотиками, драгоценными металлами и камнями и даже людьми самые современные технологии. Традиционные институциональные меры не дают желаемого эффекта в борьбе с трансграничным загрязнением. Коммулятивное воздействие индустриализации сказывается на изменении глобального климата - в течение последних 50 лет объем выбросов углеродистых соединений увеличился четырехкратно, в результате чего все возрастающими темпами стала нагреваться атмосфера Земли. По прогнозам экспертов ООН в новом столетии средняя температура может повыситься еще на 1,2-3,5 градусов Цельсия, что приведет к таянию ледников и полярных льдов, поднятию уровня моря и создаст угрозы для жителей прибрежных районов и низко лежащих островов.[6] В условиях открытости границ и беспрецедентно высокой мобильности глобальный масштаб приобрел процесс распространения возбудителей заболеваний. Если болезни, распространявшиеся коммерсантами, захватчиками и естественными переносчиками, формировали историю на протяжении тысячелетий, то ВИЧ/СПИД превратился в угрозу всемирного масштаба стремительно, за очень короткий, по историческим меркам, отрезок времени. Новые ожидания, как и новые проблемы, вызвала глобализация средств коммуникации. За всю историю цивилизации Интернет оказался самым быстро растущим и наиболее быстро распространяющимся средством коммуникации. Преобразовательный эффект совокупного воздействия информационной технологии, Интернета и электронной торговли сравним с эффектом промышленной революции. Они позволили перепрыгнуть через существующие барьеры, препятствующие развитию, существенно изменяют мировой экономический ландшафт, способствуют трансформации организационных структур, позволяют вступать в прямой контакт людям, которые и далее могли бы быть разделены расстоянием и расслоением на культурные и экономические группы. Но суть проблемы заключается в том, что многие люди лишены доступа к таким технологиям - из-за отсутствия справедливых механизмов регулирования этим процессом, капитала, необходимой инфраструктуры.



На Саммите тысячелетия получила поддержку программа управления системой международных отношений в условиях глобализации, не имеющая ничего общего со ставшей анахронизмом и пережитком умонастроений XX века централизованной иерархической структурой «мирового правительства». Основные элементы этой системы: более эффективное использование в новую эпоху глобализации уникальной роли ООН с ее универсальным членским составом и всеохватной сферой деятельности, а также общими ценностями, закрепленными в Уставе ООН для поддержания мира и безопасности не только для избранных и привилегированных, а «для каждого человека и повсюду»; выполнение ООН более чем когда бы то ни было роли посредника между государствами, разными по своей мощи, культуре, размерам и интересам, ООН служит форумом для выражения и отстаивания интересов всего человечества; преобразование Совета Безопасности ООН, основанного на распределении сил и блоковых отношений, сложившихся после второй мировой войны, в орган, наиболее полно отвечающий глобализирующемуся миру и отражающий его характер и потребности. Сюда же относится: создание, наряду с принципами и практикой многосторонности, прочного международно-правового режима, позволяющего определить основные правила формирующейся глобальной цивилизации; более глубокое осознание государствами (не существует другого образования, которое конкурировало бы с государством, в том числе и в управлении процессом глобализации) перед своим обществом и народом, а также коллективная ответственность за общую жизнь на планете. В числе важнейших мер - интеграция усилий организаций гражданского общества, парламентариев, местных органов власти, частного сектора, научных объединений, учебных заведений, международных неправительственных организаций и многих других структур для решения в условиях глобализации общих целей. Возрастает необходимость сбалансирования прав глобальных компаний, выросших благодаря международным соглашениям и национальным стратегиям, с их более широкими обязанностями в соответствии с концепцией и практикой «глобального корпоративного гражданства», с необходимостью применять «добропорядочные методы», исключающие использование ради своей выгоды неравных переговорных позиций или более слабых систем регулирования. Особую значимость приобретают: повышение степени целостности политики и заполнения серьезных пробелов в условиях интегрированной глобальной ситуации; более тесная согласованность макроэкономической политики, торговой политики, политики оказания помощи, финансовой политики и экологической политики с целью умножения благотворных результатов глобализации. Как никогда необходима более эффективная интеграция стратегий предотвращения конфликтов, постконфликтного миростроительства, оказания гуманитарной помощи и помощи в целях развития. Наряду с формальными организационными структурами, которым зачастую недостает широты охвата, скорости и информационного потенциала в условиях быстро меняющейся глобальной ситуации, важна поддержка неформальных «коалиций за перемены», способных формировать нежесткие и непостоянные глобальные сети по вопросам политики, не знающей национальных, институциональных и секторальных границ. Приоритетные стратегические области нынешнего этапа глобализации сведены в три широкие категории: две из них представляют собой основополагающие цели ООН, достичь которые еще не удалось, – это избавление от нищеты, невежества и болезней; избавление от насилия и террора; третья задача, о которой в Уставе ООН в период его написания не было даже упоминания, – обеспечение для последующих поколений экологически устойчивого будущего. В повестку дня поставлена задача формирования новой этики глобального управления.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница