Доклад №2 по мониторингу избирательной кампании 8 сентября 2013 итоги регистрации кандидатов



страница1/6
Дата17.10.2016
Размер0,99 Mb.
  1   2   3   4   5   6
КОМИТЕТ ГРАЖДАНСКИХ ИНИЦИАТИВ

ДОКЛАД №2 ПО МОНИТОРИНГУ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ 8 СЕНТЯБРЯ 2013
ИТОГИ РЕГИСТРАЦИИ КАНДИДАТОВ

НА ВЫБОРАХ 8 СЕНТЯБРЯ 2013:

МЕЖДУ БОРЬБОЙ ЗА ЛЕГИТИМНОСТЬ

И СТРАХОМ УТРАТЫ КОНТРОЛЯ

Основные тенденции регистрации кандидатов и партийных списков
Данный доклад подводит итоги регистрации кандидатов и партийных списков и подготовлен в рамках проекта мониторинга избирательной кампании по региональным и местным выборам, назначенным на 8 сентября 2013 года, экспертами Комитета Гражданских Инициатив. При подготовке использованы данные официальных публикаций избирательных комиссий, а также материалы, полученные с помощью сформированной КГИ корреспондентской сети в 30 регионах России. Всего 8 сентября 2013 года состоятся 8 прямых выборов глав регионов, 16 выборов региональных парламентов, 8 прямых выборов глав региональных центров, 12 выборов представительных органов власти региональных центров (из них в 5 случаях новые депутаты изберут затем главу города и наймут по контракту главу администрации), а также множество иных муниципальных выборов и довыборы в региональные парламенты на отдельные вакантные мандаты.

Итоги этапа регистрации подтвердили выводы, которые были изложены нами в предыдущем докладе по мониторингу выборов, посвященному выдвижению кандидатов и партийных списков «Партийная система: начало перезагрузки». Нами было отмечено:



  • «изменение формата партийной системы и количества зарегистрированных партий, очевидно, уже начали приводить и к качественным изменениям, которые, по нашему убеждению, будут усиливаться…

  • началось постепенное разрушение искусственных конгломератов элитных групп и личных клиентел конкретных политиков, которые возникали под формальными партийными вывесками в условиях ограниченной конкуренции и управляемой партийности…

  • Анализ выдвижения кандидатов и партийных списков показывает, что начался отток представителей региональных и местных элит из практически всех «системных» (то есть представленных в Государственной думе) партий. Кандидаты перемещаются как между «системными» партиями, так все чаще переходят и в новые партии».

Как показал дальнейший ход событий, осознание динамики этого процесса, угрожающего доминирующему положению системных партий, в первую очередь партии «Единая Россия», привело к росту напряженности среди административно-управленческих элит, тесно связанных с партией власти, и резкой активизации давления на иные партии и кандидатов, выразившегося в существенном увеличении попыток недопуска на выборы альтернативных партий и кандидатов по сравнению с выборами, проходившими в 2012 году после массовых акций протеста 2011/2012 годов. Увеличение количества предвыборных скандалов, случаев отстранения популярных кандидатов и партийных списков стало происходить вопреки изменениям федерального законодательства, формально облегчившего регистрацию кандидатов от политических партий (освобождение их от сбора подписей избирателей на большинстве выборов) и регистрацию самих партий. Данный электоральный регресс во многом выглядит как возвращение в части регионов к электоральным практикам, доминировавшим до 2009 года, когда в 2004-2009 гг. отстранение от выборов популярных, но оппонирующих власти, партий и кандидатов было массовым явлением. По нашему убеждению, массовое и системное злоупотребление административным ресурсом стало одной из причин снижения доверия граждан к избирательной системе страны и послужило одной из предпосылок массовых акций протеста конца 2011 – начала 2012 годов.

Этот регресс при регистрации партсписков и кандидатов стал наблюдаться, несмотря на публичные заявления представителей власти о стремлении обеспечить свободные конкурентные выборы1.

Фактически возник диссонанс между двумя стратегиями: стремлением повысить общественную легитимность выборов и устойчивость власти (что, впрочем, находится в стратегическом противоречии с самим фактом переноса выборов на начало сентября и введением единого дня голосования), с одной стороны, и страхом утраты доминирующего положения и ослабления электорального контроля, с другой стороны.

Стремление к росту конкурентности и легитимности выборов при его последовательной реализации не может не снижать объемы электорального доминирования представителей одной конкретной партии и усиливать диверсификацию политического представительства, предполагает неизбежность побед представителей политической оппозиции на региональных и местных выборах и готовность федеральной власти работать с этими победителями в конструктивном стиле без давления и запугивания.

Можно предположить, что после осознания перспектив ухудшения электоральных результатов потребность в электоральном контроле возобладала у власти над соображениями повышения общественной легитимности выборов применительно к значительной части российских территорий. Это говорит о крайней инерционности стремления к управляемой и ограниченной политической конкуренции. Сам тот факт, что для восстановления избирательных прав конкретных партий и кандидатов в отдельных регионах требуется появление федерального информационного скандала и прямое вмешательство федерального центра в режиме «ручного управления» говорит о том, что избирательная система в стране не работает должным образом и зиждется на правилах и процедурах, не столько обеспечивающих свободную политическую конкуренцию, сколько делающих возможными политическое манипулирование и электоральное давление.

В результате противоречий двух названных стратегий (ставки на более конкурентные и общественно легитимные выборы даже ценой одновременного снижения формального процента партий и кандидатов-лидеров, с одной стороны, и попытки добиться нужного результата любой ценой даже через полную дискредитацию выборов, с другой стороны) регионы предстоящих выборов по итогам регистрации партсписков и кандидатов можно разделить на три основных группы:



Первая группа – регионы, где наблюдается минимизация скандалов при регистрации и даже готовность власти демонстративно содействовать регистрации наиболее публично заметных оппонирующих списков и кандидатов (хотя и в этих регионах содействие оказывалось далеко не всем оппонирующим кандидатам, с частью из них, очевидно, велись определенные переговоры с целью не участия в предстоящей кампании – к примеру на выборах в Москве и Московской области не получил содействия при сборе подписей муниципальных депутатов явно имевший финансовые возможности провести масштабную агитационную кампанию лидер партии «Альянс зеленых-Народная партия» Г.Фетисов, в Москве не стала выдвигать кандидата в мэры партия «Гражданская платформа», на выборах мэра Екатеринбурга не стал выдвигать свою кандидатуру заместитель главы администрации города А.Высокинский и т.д.). К данной группе можно отнести выборы мэра Москвы, губернатора Московской области. Все или почти все выдвинутые партийные списки были зарегистрированы на выборах региональных парламентов в Бурятии, Калмыкии, Архангельской, Смоленской, Ульяновской областях, мэра и городской думы Екатеринбурга.

Вторая группа – регионы, где регистрация прошла с масштабными скандалами и сопровождалась недопуском под сомнительными поводами или при сомнительных обстоятельствах популярных списков и кандидатов, заметных оппозиционных политиков. Характерно, что отказы получили не только отдельные кандидаты, но и многие конкурентоспособные партийные списки. Причем применительно к регистрации парламентских партий просматривается своего рода неформальная льгота (им, по сложившейся традиции, в регистрации обычно не отказывают). Зато в наиболее сложном положении оказалась партии «Гражданская платформа» и РПР-ПАРНАС (выразившемся как в отказах партиям и их знаковым представителям, так и в арестах лидеров партийных списков). Наиболее скандальная ситуация сложилась на выборах Ярославской областной думы с отказом в регистрации партийного списка «Гражданской платформы» во главе с арестованным мэром Ярославля Евгением Урлашовым по причине не создания избирательного фонда. . Многочисленными скандалами отмечены выборы Городской думы Рязани, Верховного Совета Хакасии и Городской думы Абакана, существенное число отказов в регистрации отмечено на выборах Городской думы Тюмени.

Третья группа – регионы, где власти выбрали промежуточный вариант между двумя данными стратегиями. В этих регионах, с одной стороны, все ведущие списки и кандидаты были зарегистрированы, но, с другой стороны, из состава партсписков и/или кандидатов партий по мажоритарным округам был исключен ряд заметных и имеющих существенные шансы на избрание кандидатов, что существенно ослабило данные списки, ухудшило их электоральные перспективы, могло демотивировать партийную организацию и дезорганизовать ее избирательную кампанию. Данная стратегия отмечена на выборах Законодательного собрания Владимирской области, Госсобрания Якутии. На выборах Городской думы Рязани данная стратегия комбинировалась со стратегией №2. В Ивановской области суд Октябрьского района г. Иваново поместил под домашний арест до 12 сентября номер 2 списка партии «Гражданская платформа» в облдуму Д.Сиганова, обвиняемого в мошенничестве. Он будет находиться в деревне Хребтово Ивановского района, где постоянно проживает.

Кроме того, в четвертую группу можно отнести регионы, отличающиеся крайней электоральной управляемостью, и в которых формальное число зарегистрированных кандидатов обычно почти не влияет на результаты выборов и их математическую достоверность (Чеченская Республика, Кемеровская область).



Федеральный центр пытается в ряде случаев реагировать на административные перегибы на местах, однако данная реакция касается лишь случаев, имеющих общественный резонанс и не всегда в полной мере обеспечивает восстановление прав кандидатов/партий (так, в Хакасии списку РПР-ПАРНАС повторно отказали даже после постановления ЦИК РФ, фактически воспроизведя основные тезисы прежнего постановления об отказе; во Владимирской области вместе с восстановлением кандидатов в списках-фаворитах одновременно восстановили и дополнительных спойлеров, при этом исполнение решений ЦИК РФ на местах нередко затягивается, тем самым партии и кандидаты лишаются времени на проведение агиткампании). Сомнительными выглядят шансы на восстановление на выборах ряда наиболее важных списков и кандидатов (в частности, «Гражданской платформы» в Ярославской области). Таким образом, формальные политические декларации о необходимости проведения реально свободных и конкурентных выборов оказываются в определенном противоречии с политической практикой. Это ощущение усиливают и странные результаты жеребьевок мест в бюллетенях на региональных выборах, где «Единая Россия» вновь, вопреки математической вероятности выигрывает первые места в значительной части случаев. Данная практика была широко распространена с весны 2006 до конца 2011 года и после массовых акций протеста 2011-2012 гг. она прекратилась, теперь же мы видим возврат к этой практике, что является очень тревожным индикатором. По мнению экспертов, первое место в бюллетене может приносить партиям дополнительный бонус (известен пример, когда на выборах Госдумы РФ 2003 года занимавшая первое место в бюллетене малоизвестная Концептуальная партия «Единение» получила 1,17% голосов) за счет неопределившихся и запутавшихся избирателей. В новых условиях неравномерность распределения первых мест в бюллетенях может быть более опасной, чем в 2006-2011 гг., так как резко выросло число партий, включенных в бюллетень, что повышает риск избирателя запутаться и сделать случайный выбор. Очевидное противоречие результатов жеребьевок здравому смыслу ставит под сомнение беспристрастность избирательных комиссий и может быть сигналом психологической готовности к возможности более опасных нарушений при голосовании и подсчете.

I. ВЫБОРЫ РЕГИОНАЛЬНОГО УРОВНЯ
1. 1. Выборы губернаторов: итоги регистрации
В большинстве регионов конкуренция за пост главы изначально была невысокой: во Владимирской области выдвинулось 9 кандидатов, в Хакасии – 7, в Забайкальском крае – 6, в Хабаровской крае, Магаданской области и Чукотском АО – по 5. Лишь в Московской области выдвинулось 16 кандидатов, а в Москве, где существует возможность самовыдвижения, – 40. Вероятно, большинство выдвиженцев в этих двух регионах осознавали, что не имеют шансов на регистрацию, а использовали выдвижение как способ заявить о себе, поскольку этим регионам пресса и общество по понятным причинам уделяют повышенное внимание. В Москве большая часть кандидатов (26) выдвинулись, но затем вообще не представили документы на регистрацию, в Московской области таких оказалась половина (8). В Забайкальском крае, Владимирской, Магаданской областях и Чукотском АО не подали документы на регистрацию по одному кандидату.

Отметим, что сами нормы законодательства о выборах глав регионов ограничивают конкуренцию даже чисто формально. Так, если требуется собрать 10% подписей (как в Хакасии, Магаданской области и Чукотском АО), то, учитывая запрет ставить подписи более чем за одного кандидата, математически невозможно зарегистрировать более 10 кандидатов. При 8% подписей (как в Забайкальском, Хабаровском краях и Владимирской области) не может быть более 12 кандидатов, при 7% (как в Московской области) – более 14 кандидатов. Что касается Москвы, то анализ показал, что здесь более четверти муниципальных образований имеют всего 10 депутатов. Это означает, что, учитывая требование сбора подписей не менее чем в ¾ муниципальных образований, математически невозможно зарегистрировать более 10 кандидатов.



В результате из 55 кандидатов, подавших документы на регистрацию, зарегистрировано 40, а 15 получили отказы. Из них 8 в Москве – это маргинальные кандидаты, не пытавшиеся выполнить требования закона. Остальные 7 – О. Иванов в Хакасии, А. Громов в Хабаровском крае (кандидаты от РПР-ПАРНАС), А. Кошелев в Забайкальском крае, А. Филиппов во Владимирской области (кандидаты от «Гражданской Платформы»), В. Кретов в Чукотском АО (кандидат от КПРФ), Н. Дижур (кандидат от партии «Коммунисты России») и А. Звягин (кандидат от партии «Родина») в Московской области; здесь есть основания подозревать политическую подоплеку отказа. Так, бывшему заместителю председателя Правительства Забайкальского края А.Кошелеву отказано в регистрации сразу по двум основаниям: 1) 26 подписей  не засчитаны в силу того, что проставившие подписи лица поддержали также выдвижение другого кандидата и подписи в поддержку другого кандидата были проставлены по времени раньше (при этом Кошелев утверждал, что подписи в поддержку другого кандидата были оформлены задним числом); 2) четыре из восьми участников собрания регионального отделения партии «Гражданская Платформа» по его выдвижению были сочтены членами других партий (ЛДПР и «Единой России»). Второе основание краевой суд снял, однако оно симптоматично и вновь свидетельствует о неурегулированности в законе о политических партиях вопросов, связанных с переходом граждан из одной партии в другую.

Что касается кандидатов, успешно прошедших процедуру регистрации, то, как это и предсказывалось заранее, подавляющее большинство из них смогло зарегистрироваться благодаря подписям муниципальных депутатов, избранных от «Единой России». В предыдущем обзоре мы приводили расчеты по кандидатам в мэры Москвы. Однако особенностью Москвы является то, что почти все единороссы прошли в муниципальные депутаты как самовыдвиженцы. В других регионах значительная часть муниципальных депутатов верхнего уровня (т.е. городских округов и муниципальных районов) выдвигались от «Единой России». В таблице 1 для шести регионов, где «Единая Россия» выдвигала своего кандидата, представлены данные о структуре подписей глав и депутатов городских округов и муниципальных районов в поддержку кандидатов, которые были зарегистрированы. Видно, что только кандидаты от КПРФ в Хакасии и Владимирской области (и, возможно, в Московской области) могли бы обойтись без подписей депутатов-единороссов. Аналогичная ситуация была и на выборах, прошедших в октябре 2012 года. Таким образом, благодаря муниципальному фильтру «Единая Россия» имеет возможность решать, кого допустить в качестве конкурентов для выдвигаемых ею кандидатов.

Таблица 1



Структура подписей глав и депутатов городских округов и муниципальных районов в поддержку выдвижения кандидатов на должность глав регионов

Регион

Кандидат

Партия

Число подписантов, избранных

от ЕР

от своей партии

от других партий

как само-выдвиженцы

Республика Хакасия

Бразаускас Д.В.

КР

16

0

2

10

Быков В.Н.

ПР

19

0

0

10

Дудко Н.М.

СР

17

5

0

8

Соболев В.В.

ЛДПР

15

5

0

8

Чунчель И.В.

КПРФ

5

21

0

10

Хабаровский край

Постников В.М.

КПРФ

7

3

0

19

Фургал С.И.

ЛДПР

14

0

1

14

Ящук С.А.

СР

18

0

0

11

Владимирская область

Анчугин Б.А.

КПСС

32

0

2

5

Бобров А.В.

КПРФ

3

30

3

3

Картухин В.Ю.

Гр. Позиц.

25

0

4

10

Колесников А.Ю.

ПД

33

0

2

4

Сипягин В.В.

ЛДПР

26

5

3

5

Шубников И.П.

ПР

30

0

4

5

Магаданская область

Иваницкий С.П.

КПРФ

13

1

1

2

Плотников С.А.

ЛДПР

16

0

0

1

Шуберт Э.Е.

СР

12

2

0

3

Московская область1

Гудков Г.В.

«Яблоко»

55

1

6

29

Корнеева Н.А.

ПР

60

2

4

26

Романович А.Л.

СР

31

37

1

24

Черемисов К.Н.

КПРФ

11

60

2

21

Шингаркин М.А.

ЛДПР

54

22

0

15

Чукотский АО

Васина О.В.

ЛДПР

6

2

0

5

Черненький П.С.

СР

7

0

0

5

1 Данные по Московской области неполные, поскольку на портале ЦИК России отсутствует информация о выборах Советов депутатов нескольких муниципальных районов области.
В среднем конкуренция составляет 5 кандидатов на одно место. При этом во Владимирской области 7 кандидатов, в Москве, Московской области и Хакасии – 6, в Магаданской области, Забайкальской и Хабаровском краях – 4, а в Чукотском АО – только 3 кандидата.

Во всех восьми регионах зарегистрированы только кандидаты от ЛДПР. Кандидаты от КПРФ и «Справедливой России» зарегистрированы в семи регионах, от «Единой России» – в шести (кроме Москвы, где и.о. мэра С. Собянин баллотируется как самовыдвиженец, и Забайкальского края, где и.о. губернатора К. Ильковский выдвинут «Справедливой Россией»). В трех регионах баллотируются кандидаты от «Патриотов России», в двух – от РОДП «ЯБЛОКО», по одному участию у «Правого дела», РПР-ПАРНАС, «Коммунистов России», «Гражданской Позиции», КПСС и «Гражданской Силы».



Итоги регистрации кандидатов в губернаторы показывают, что нормой при действующих «трехслойных» правилах (от 5% до 10% всех депутатов и/или избираемых население глав МСУ от 5 до 10% депутатов муниципальных районов и городских округов; необходимость представительства среди подписантов 75% районов и городских округов) при самостоятельном сборе подписей без административной поддержки является отказ в регистрации и исключением – успешное преодоление данной процедуры. Уже выборы 2012 года показали, что даже имеющие шансы на избрание многие потенциальные кандидаты в таких условиях в итоге решили не выдвигаться, выборы 2013 году эту тенденцию подтвердили. Примером подобных фактических предварительных агиткампаний и отсутствия итогового выдвижения кандидатов являются Хабаровский край и Владимирская область (это было изложено в предыдущем докладе - "Партийная система: начало перезагрузки").

В нынешнем виде т.н. «муниципальный фильтр» фактически непреодолим: фактическое отсутствие административного содействия при сборе подписей почти гарантирует неудачу кандидата при сборе подписей. Чтобы кандидат не был зарегистрирован, власти ему нужно даже не мешать, а можно всего лишь просто не помогать. Именно так произошло с Г.Фетисовым в Москве и Московской области («Альянс зеленых-Народная партия»), О.Ивановым в Хакасии (РПР-ПАРНАС), А.Кошелевым в Забайкальском крае и А.Филипповым во Владимирской области (оба - «Гражданская платформа»), которые не пользовались в процессе сбора подписей административным содействием. В результате даже собрав подписи, А.Кошелев и А.Филиппов оказались не зарегистрированы, так как процедура сбора подписей не позволяет, например, кандидату заранее выяснить, не подписался ли конкретный депутат ранее за кого-либо еще из кандидатов.

На заседании ЦИК России 7 августа 2013 года заместитель председателя Комиссии Л. Ивлев и руководители московского областного и городского избиркомов И. Вильданов и В. Горбунов высказались в том плане, что «муниципальный фильтр доказал свою эффективность»2. Мы же считаем, что муниципальный фильтр доказал свою антидемократичность, поскольку вынуждает оппозиционных кандидатов получать разрешение на участие в выборах от «партии власти». Отметим также, что жесткие запретительные нормы законодательства о выборах глав регионов (запрет самовыдвижения, запрет партиям выдвигать членов других партий, запрет депутатам ставить подписи в поддержку более одного кандидата) исходят из модели партийного противостояния, и эта модель полностью противоречит практике, когда депутаты, избранные от одной партии, поддерживают своими подписями кандидатов от других партий.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница