Доклад «О нарушении прав граждан частными собственниками \"приватизированных общежитий\" 1»



страница1/4
Дата24.10.2016
Размер0,84 Mb.
ТипДоклад
  1   2   3   4

уполномоченный

по правам человека в Волгоградской области





400131, г.Волгоград, ул.Пушкина, 14 тел./факс 38-83-62; тел. 38-83-60

№ 9-11-002


«05» ноября 2008 года




СПЕЦИАЛЬНЫЙ ДОКЛАД
«О нарушении прав граждан частными собственниками "приватизированных общежитий"1»
Начало 90-х годов XX века в Российской Федерации характеризуется значительными переменами во всех сферах жизни общества, особенно в экономике и социальных вопросах. Изменения экономической системы сопровождались развитием рыночных отношений, появлением частной собственности, в том числе и на средства производства, отказом государства от функции контроля за экономическими процессами в стране. Существенное значение в преобразовании экономики сыграла приватизация государственных предприятий. К сожалению, результаты этого процесса перераспределения собственности, проведенного не в интересах большинства населения, продолжают самым отрицательным образом сказываться на развитии нашего Отечества, прежде всего в социальной сфере.

Среди самых острых социальных проблем – нарушение прав граждан, проживающих в жилых домах, которые ранее являлись общежитиями, использовались для жилищного обустройства отдельных категорий граждан, не имеющих другого жилья, и находились в хозяйственном ведении государственных предприятий, но в ходе приватизации были переданы в уставный капитал создаваемых коммерческих юридических лиц, чьей целью является извлечение прибыли, а не обеспечение жильем нуждающихся в нем граждан.

Переход общежитий в собственность тех, кто заинтересован в их коммерческом использовании и не хочет нести убытки от эксплуатации в случае сохранения социальной функции общежития, отсутствие у проживающих граждан другого жилья и доходов, достаточных для его приобретения, объективно ведут к конфликту между частными собственниками общежития и жильцами, который нередко сопровождается нарушением жилищных и иных прав людей.

Настоящий специальный доклад подготовлен с целью проанализировать нарушения прав волгоградцев, проживающих в приватизированных общежитиях, выявить их истоки и причины, привлечь внимание властей различного уровня к существующим проблемам, инициировать принятие решений в интересах данной категории граждан, в том числе предлагая собственные варианты действий.

Количество жалоб по указанной тематике, поступивших главным образом за последние три года, невелико, так как, к счастью, большая часть приватизированных в свое время общежитий к настоящему времени перешла в собственность муниципальных образований, но в них содержалась информация о различных нарушениях прав значительного числа жителей общежитий.

Во-первых, установление собственником платы за жилье и коммунальные услуги, заметно превышающей плату у граждан, проживающих в жилых помещениях, находящихся в государственной или муниципальной собственности.
Так, в 2005 году ОАО «Российские железные дороги», бывшее в тот момент собственником общежития в доме №7 по ул. Республиканской г. Волгограда (вх.963 от 29.08.2006г.), установило различную плату за жилье для своих работников и для других лиц. Работникам общества плата исчислялась по себестоимости, а другим – с рентабельностью, исходя из рыночных условий (то есть она была заметно больше)1. В результате проведенной по обращению жителя дома – Д. проверки Волгоградской транспортной прокуратурой выявили отдельные нарушения при расчетах платы за жилье. Но различия в уровне оплаты для работников собственника и иных жителей были признаны правомерными2.

Такая же проблема была и в другом общежитии ОАО «Российские железные дороги», находящемся в доме №56 по ул. Сологубова г. Волгограда (вх.105 от 07.02.2006г.). Как сообщал гражданин Ф., в личном разговоре с представителями администрации общежития те отвечали, что они добиваются освобождения Ф. и другими жильцами занимаемого жилья.


С помощью прокуратуры района люди добились установления платы за коммунальные услуги в пределах, принятых администрацией г. Волгограда.

Таким образом, органы прокуратуры давали различную оценку аналогичных ситуаций, что свидетельствует об отсутствии единообразия в их работе.

Жалоба жителей общежития по ул. 2-ая Штурманская, 19 г. Волгограда (вх.453 от 07.04.2008г., вх.828 от 24.07.2008г.) также начиналась с изложения указанного вопроса.

С серьезным увеличением платы за проживание пришлось столкнуться живущим в общежитии в доме №7 по ул. Спортивная р.п. Городище Городищенского района Волгоградской области (собственник – ОАО «Связьстрой-1») (вх.45 от 25.01.2007г. и вх.669 от 05.07.2007г.). Одной из причин стало то, что коммунальные услуги, потребляемые гражданами, отпускались по тарифам, установленным для организаций. Решением Городищенского районного суда от 20 апреля 2005 года (судья Любченко А.А.) по иску граждан были признаны незаконными действия администрации филиала ПМК-114 ОАО «Связьстрой-1» по применению тарифов при оплате жильцами общежития коммунальных услуг, как для прочих потребителей, а не как для населения. Администрация филиала ПМК-114 ОАО «Связьстрой-1» была обязана взимать деньги по оплате жилищно-коммунальных услуг согласно тарифов, установленных для населения Городищенского района. В дальнейшем администрация Городищенского района приняла решение об отпуске коммунальных услуг для жителей общежития по ценам для граждан.


Во-вторых, ухудшение условий проживания, вызванное ненадлежащим исполнением собственником жилья своих обязанностей по эксплуатации и обслуживанию здания.
Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 07 июля 2005 года ОАО «Волгоградский моторный завод», ставшее собственником общежития в доме №2 по
ул. Рионской г. Волгограда
(вх.379 от 10.04.2006г., вх.1442 от 04.12.2007г., вх.45 от 18.01.2008г.) в ходе приватизации, признали банкротом. Уже тогда, в 2005 году, граждане столкнулись с существенным ухудшением условий жизни. Горячая вода была отключена, лифт в девятиэтажном здании не работал, уволили обслуживающий персонал (вахтеры и уборщики), текущий ремонт и содержание здания и его придомовой территории ОАО «Волгоградский моторный завод» не осуществляло. Жильцы при этом продолжали платить заводу за проживание и пользование коммунальными услугами.

12 апреля 2006 года общежитие было продано с торгов, проведенных в форме аукциона, гражданину Х.

08 июня 2006 года ООО «РЭС-Энергосбыт» информировало граждан об отсутствии между собственником общежития и ЗАО «Региональная энергетическая служба» договора на питьевую воду и стоки и ограничении в связи с этим подачи питьевой воды в общежитие с 15 июня 2006 года. Кроме того было предупреждение об отключении электричества также из-за отсутствия соответствующего договора.

Люди обращались по этому вопросу в разные инстанции: органы прокуратуры, администрацию г. Волгограда и энергетическую службу, а также к Уполномоченному по правам человека в Волгоградской области. Только вмешательство Уполномоченного позволило разрешить сложившуюся проблему и не допустить отключения дома от воды и света. Благодаря пониманию органов местного самоуправления, разрешивших необходимые вопросы, было продолжено снабжение дома теплом.

Таким образом, новый собственник общежития – гражданин Х. не обеспечивал надлежащую эксплуатацию общежития. Но ООО «Альянс», которое представлялось как юридическое лицо, с которым он заключил договор на организацию эксплуатации общежития, не имея даже договоров с поставщиками коммунальных услуг, требовало от граждан внесения платы за жилье в полном объеме.

В связи с вступлением в законную силу решения Дзержинского районного суда от


27 февраля 2007 года, которым были удовлетворены требования администрации
г. Волгограда о признании договора купли-продажи общежития недействительным и признании права муниципальной собственности на жилые помещения в нем, Муниципальное учреждение «ЖКХ Дзержинского района г. Волгограда» приняло с
01 сентября 2007 года жилой дом на временное техническое обслуживание в части оказания услуг по водоснабжению и водоотведению, санитарному содержанию и текущему ремонту, отоплению и горячему водоснабжению.

По сообщению граждан до настоящего времени обслуживание дома в действительности обеспечивает не собственник, а Муниципальное учреждение «ЖКХ Дзержинского района г. Волгограда». Положение сегодня лучше, чем в 2006 году. Работает лифт, есть горячая и холодная вода, электроснабжение, осуществляется уборка лестничных пролетов. В то же время полноценным обслуживание дома назвать нельзя. Жильцов беспокоит, что текущий ремонт здания не проводился уже довольно длительное время. Состояние электропроводки плохое. Остальные помещения, кроме лестниц, не убираются. Проблемы сохраняются из-за того, что право собственности муниципального образования город Волгоград оставалось неоформленным в связи с последующей отменой вышеназванного судебного решения

Еще один пример – общежитие АООТ «Фирма «Машстрой», находящееся в доме №2 по ул. Савкина г. Волгограда (вх.357 от 18.03.2008г.). 06 февраля 2001 года собственник общежития был признан банкротом и в отношении него возбуждено конкурсное производство. Назначенный судом конкурсный управляющий Н.М. Попов надлежащих мер по обеспечению эксплуатации и сохранности общежития не принял. С мая 2001 года были уволены работники службы жилищно-коммунального хозяйства АООТ, что привело к прекращению сбора с жителей платы за пользование жилым помещением и коммунальными услугами.

В апреле 2002 года в общежитии отключили электричество.

20 мая 2002 года распоряжением администрации г. Волгограда МУ ЖКХ Дзержинского района было обязано принять общежитие на временное техническое обслуживание до рассмотрения вопроса в суде по существу. Причиной такого решения стало неисполнение конкурсным управляющим обязанностей по надлежащей эксплуатации здания. Но и после этого техническое обслуживание дома оставалось неудовлетворительным. В 2001-2006 годах текущий ремонт дома не проводился. В 2006 году произошло отключение горячей воды.

В марте 2008 года в общежитии на месяц отключили газ. Имели место длительные и систематические отключения холодной воды. Дом находился в плохом техническом состоянии, трубы и кровля текли, распространялся грибок. Были выявлены нарушения практически всех элементов конструкции здания.

Государственной жилищной инспекцией Волгоградской области общежитие было признано пригодным для проживания только при условии проведения капитального ремонта с заменой инженерного оборудования. Но конкурсный управляющий ремонт дома не проводил.

Администрация г. Волгограда сообщила, что для технического обслуживания дома привлечена подрядная организация ООО «Ренессанс», после чего стали выполняться работы по санитарной уборке придомовой территории и лестничных клеток, вывозу мусора, обслуживанию общих инженерных коммуникаций, технических устройств и помещений жилого дома. В 2007 году выполнили работы по ремонту кровли с восстановлением водосточных труб, отмостки и фасада. В 2008 году планировалось проведение дополнительных работ в рамках текущего ремонта1. Но из жалобы граждан следовало, что эти работы были недостаточны для создания нормальных условий проживания.


В-третьих, предъявление частным собственником жилого помещения требований о заключении срочного договора коммерческого найма жилья (нередко на срок до одного года) несмотря на то, что при вселении граждан в занимаемые помещения каких-либо ограничений по сроку проживания не было. Нередко людям, отказавшимся подписать такой договор, не выдавали справки о составе семьи, необходимые для реализации социальных прав граждан.
Руководство действующего в Волгоградской области филиала ОАО «Росжелдорстрой» – собственника общежития в доме №7 по ул. Республиканская
г. Волгограда
стало требовать от проживающих граждан подписания договора коммерческого найма жилого помещения сроком менее одного года. Люди расценили предложенный договор, как крайне невыгодный для них и противоречащий тем условиям, на которых они вселялись (без ограничения времени проживания каким-либо сроком и без заключения договоров на предоставляемое жилье). При ознакомлении с проектом договора было обращено внимание на то, что это был договор краткосрочного найма, при котором не действуют отдельные положения Гражданского кодекса РФ о найме жилого помещения. Так, например, не действовали нормы о преимущественном праве нанимателя на заключение договора на новый срок. Это предоставляло собственнику право по истечении срока действия договора отказать гражданам в продлении найма жилого помещения и требовать их выселения.

Волгоградская транспортная прокуратура требования о заключении предложенного договора найма жилья признала правомерными1.

В похожем положении оказались жители общежитий по ул. Сологубова, дом 56 в
г. Волгограде
и по ул. Спортивная, дом 7 в р.п. Городище Городищенского района Волгоградской области.
В-четвертых, выселение граждан по различным мотивам (от неисполнения обязанностей по оплате жилья, что зачастую было вызвано повышением платы и невыдачей жильцам документов, необходимых для получения субсидий, отказа граждан заключать договор коммерческого найма на определенный срок, до отсутствия желания собственника общежития сдавать жилье в найм в дальнейшем или необходимости размещения в нем своих работников). Соответствующие иски новых собственников нередко удовлетворяются.
Такая ситуация сложилась в общежитии по ул. Республиканской дом 7
г. Волгограда
, ранее находившимся в ведении ФГУП «Дорстройтрест Приволжской железной дороги», вошедшем в 2003 году в результате приватизации в уставный капитал ОАО «Российские железные дороги». Проживающие там люди вселялись на основании ордеров на служебные жилые помещения. По информации, поступившей от граждан, они проживали в общежитии уже более 10 лет и с согласия собственника были зарегистрированы в нем, как по месту постоянного жительства.

ОАО «Российские железные дороги» в свою очередь создало дочернее общество – ОАО «Росжелдорстрой», в уставный капитал которого и передало указанное общежитие. Полномочия собственника жилого дома осуществляло Строительное управление №4 п.с.п. СМТ№8 – филиал ОАО «Росжелдорстрой» (далее по тексту – Строительное управление).

Строительное управление грозило выселить людей без предоставления другого жилья в судебном порядке в случае их отказа подписать до 01 ноября 2006 года договор краткосрочного коммерческого найма жилого помещения. В качестве правового основания для выселения назывались статьи 102 и 103 Жилищного кодекса РФ2.

Уполномоченный по правам человека в Волгоградской области обратился к начальнику Строительного управления, генеральному директору ОАО «Росжелдорстрой», президенту ОАО «Российские железные дороги» и прокурору Волгоградской области.


В своих обращениях Уполномоченный указывал на необоснованность требований о выселении граждан на основании статей 102 и 103 Жилищного кодекса РФ, так как содержащиеся в них нормы регулируют найм жилых помещений специализированного жилищного фонда, к которым могли относиться только жилые помещения государственного и муниципального жилищного фонда. А указанное общежитие в 2006 году формально находилось в частной собственности ОАО «Росжелдорстрой», а до него – в частной собственности ОАО «Российские железные дороги». Поэтому применять нормы о прекращении договора найма специализированного жилого помещения из-за смены собственника в данном случае было невозможно. Более того, статья 675 Гражданского кодекса РФ предусматривает сохранение договора найма жилого помещения при переходе права собственности на жилое помещение.

Кроме того, часть граждан заселились в общежитие еще в период существования ФГУП «Дорстройтрест Приволжской железной дороги» во время действия Жилищного кодекса РСФСР и проживали там длительное время. Поэтому Уполномоченный по правам человека обратил внимание на существующие ограничения по выселению без предоставления другого жилья тех из них, кто имеет право стоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, и чье выселение не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса РФ1.

Уполномоченный по правам человека в Волгоградской области предлагал принять меры по недопущению нарушения жилищных прав граждан.

ОАО «Российские железные дороги»2 и ОАО «Росжелдорстрой»3 в целом не поддержали позицию Уполномоченного относительно статуса жильцов дома, правомерности требований заключения с ними договора коммерческого найма жилья и возможности их выселения. Но несмотря на это, генеральный директор ОАО «Российские железные дороги» рекомендовал ОАО «Росжелдорстрой» передать дом в собственность государства или муниципального образования, мотивируя свою позицию положениями статьи 13 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса РФ», незаконностью выселения граждан на основании статей 102 и 103 Жилищного кодекса РФ и существенные трудовые и материальные затраты, которые необходимо будет понести в случае судебных разбирательств по выселению граждан по другим основаниям4.

Ответ из прокуратуры Волгоградской области так и не поступил. Уполномоченным было получено только письмо Волгоградского транспортного прокурора, который сообщал о направлении нашего письма прокурору Дзержинского района г. Волгограда для рассмотрения по поднадзорности5. Других ответов от органов прокуратуры по данной ситуации Уполномоченный не получал.

Новых обращений жителей общежития к Уполномоченному об их выселении не поступало.

Но в общежитии по ул. Сологубова, 56 г. Волгограда, также вошедшем в уставный капитал ОАО «Российские железные дороги», судебные разбирательства по выселению граждан все же имели место.

Гражданин Ф. заселился в общежитие в 1993 году по ордеру от Бекетовского предприятия промышленного железнодорожного транспорта, входившего в состав Министерства путей сообщений РФ. Положение Ф., как жильца, было таким же, как и у лиц, непосредственно работавших на железнодорожном транспорте.

При приватизации имущества предприятий железнодорожного транспорта путем передачи его вновь созданному ОАО «Российские железные дороги» предприятие, на котором работал заявитель Ф., не вошло в состав общества, что сначала не повлияло на его положение в общежитии.

Но в ноябре 2005 года после отказа Ф. и других жильцов от заключения срочных договоров найма жилья, они получили уведомления о выселении до 31 декабря 2005 года


из-за отсутствия трудовых отношений с ОАО «Российские железные дороги». А 11 января 2006 года ОАО «Российские железные дороги» подало исковое заявление о выселении Ф., мотивируя свои требования тем, что жилое помещение предоставлялось ему на период трудовых отношений с прежним собственником, а трудовых отношений между ОАО «Российские железные дороги» и Ф. не было1. Защитить свои права Ф. и другие граждане смогли, только оспорив включение общежития в уставный капитал ОАО «Российские железные дороги» и получив положительное решение суда по этому вопросу.

В судебном порядке требовал выселения людей и собственник общежития в доме №7 по ул. Спортивная р.п. Городище Городищенского района Волгоградской области – ОАО «Связьстрой-1».

Большинство жильцов вселилось в общежитие еще в 1992 – 1997 годах. Все они не были работниками собственника жилого дома и вселялись по ходатайствам сторонних организаций, с которыми были связаны трудовыми отношениями (администрации Городищенского района и р.п. Гордище, районный узел связи, школы, ОАО «Птицефабрика им. 62 Армии», УВД Дзержинского района г. Волгограда). Граждане вселялись без ограничения времени проживания каким-либо сроком и без заключения договоров на предоставляемое жилье. Они имели регистрацию в занимаемых жилых помещениях как по месту жительства, некоторые уже более 10 лет стояли в очереди на улучшение жилищных условий.

В 2005 году начинается активная деятельность собственника здания – ОАО «Связьстрой-1» по выселению жильцов общежития. Соответствующие исковые требования мотивировались необходимостью проживания в здании работников предприятия и отказом граждан подписать договор найма жилья на условиях, предлагаемых акционерным обществом, в том числе с условием об ограничении проживания сроком меньше 1 года. Решения по этим искам принимались различные.

Так, рассматривая иск о выселении Т., Городищенский районный суд неоднократно отказывал в удовлетворении исковых требований2, мотивируя свое решение статьей 13 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса РФ», нахождением Т. в очереди на получение жилья на условиях социального найма из муниципального жилищного фонда и невозможностью ее выселения во время действия Жилищного кодекса РСФСР.
В других случаях судом принимались решения о выселении граждан.
Отдельно хотелось бы отметить ситуацию в общежитии по ул. 2-ая Штурманская, 19 г. Волгограда, так как в этом случае ограничение срока проживания граждан было введено соглашением, заключенным между собственником жилого дома и администрацией г. Волгограда без учета мнения самих жителей. В дальнейшем это стало одним из аргументов, на основании которых в суд направлялся иск о выселении человека без предоставления другого жилья.
01 августа 2006 года конкурсный управляющий ОАО «Волгоградский сталепроволочноканатный завод» заключил договор купли-продажи здания общежития с индивидуальным предпринимателем Л. Но в нарушение гражданского законодательства3 в договоре отсутствовал перечень лиц, сохраняющих право пользования занимаемыми жилыми помещениями после их приобретения покупателем, с указанием их прав на пользование жилыми помещениями.

В октябре 2006 года администрация г. Волгограда обратилась в Арбитражный суд Волгоградской области с исковым заявлением к ОАО «Волгоградский сталепроволочноканатный завод», конкурсному управляющему акционерного общества Михалеву В.В., индивидуальному предпринимателю Л., Управлению Федеральной регистрационной службы по Волгоградской области и Территориальному управлению Росимущества по Волгоградской области об истребовании общежития у предпринимателя Л. и обязании передать здание муниципальному образованию г. Волгограду. В ходе производства по этому делу администрация и покупатель заключили мировое соглашение на следующих условиях. Граждане, зарегистрированные в комнатах общежития, как по месту жительства, продолжают проживать в них, заключив договор найма на срок 5 лет и имея право на его продление неограниченное количество раз. Лица, зарегистрированные в общежитии по месту пребывания, сохраняют право проживать в жилых помещениях на условиях договора найма сроком не менее срока регистрации.

Таким образом, согласно мировому соглашению право проживания и условия пользования гражданами жилыми помещениями в общежитии были обусловлены только одним – фактом регистрации по месту жительства или по месту пребывания, то есть административным актом. Между тем имеются сомнения в правомерности такого соглашения, так как регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан1. Кроме того, не понятно, какие права сохраняются за лицами, которые хотя и не были зарегистрированы в общежитии, но реально проживали в нем.

Фактически администрация г. Волгограда и предприниматель Л., заключив мировое соглашение, заново определили права проживающих в общежитии граждан на занимаемые жилые помещения. Но сами граждане, чьи права были таким образом определены, к участию в процессе обсуждения не привлекались, их отношение к такому мировому соглашению не выяснялось, что невозможно расценить иначе, как нарушение процессуальных прав жильцов общежития. Органы прокуратуры отказались обжаловать определение арбитражного суда о мировом соглашении в связи с тем, что не являются участником процесса.

Гражданка П. проживала в общежитии, будучи зарегистрированной в одной из комнат, как по месту пребывания. Последний срок регистрации – с 18 октября 2006года до 20 апреля 2007года. До продажи здания общежития Л. регистрация женщины в занимаемой комнате, как по месту пребывания, постоянно продлевалась. Но после истечения последнего срока ей было отказано в регистрации на новый промежуток времени. Также ей отказали в заключении договора найма комнаты. 18 сентября 2007 года П. была снята с регистрационного учета, хотя комната в общежитии является единственным местом жительства П. и ее семьи.

В дальнейшем индивидуальный предприниматель Л. подает иск о выселении П., мотивируя свои требования тем, что жилье находится у него в собственности, регистрация П. в спорной комнате была временной, плату за жилое помещение она не вносит, согласия на заключение договора найма не дает. Между тем П. утверждала, что до февраля 2007 года оплачивала все необходимые платежи. Долг за март объяснялся возникшим трудным материальным положением. А с апреля 2007 года администрация общежития уже не принимала у П. плату в связи с отсутствием у нее регистрации в занимаемом жилом помещении, одновременно отказывая ей в оформлении регистрации по месту пребывания на новый срок.

Решением Красноармейского районного суда г. Волгограда от 22 января 2008 года (судья Потапова О.В.) предпринимателю Л. отказали в выселении П. по следующим причинам. Суд установил, что между заводом и П. был договор найма, который сохранился на тех же условиях и после продажи общежития. Также суд определил, что занимаемая П. комната в общежитии является ее постоянным местом жительства, а не местом ее пребывания. Суд посчитал неверным определять статус П., исходя только из данных регистрационного учета. Было обращено внимание на то, что регистрация не входит в понятие места жительства, раскрываемое статьей 20 Гражданского кодекса РФ как место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. Отсутствие регистрации по месту жительства не исключает установление судом места жительства на основании других данных, исходящих не от органа регистрационного учета граждан. Кроме того, регистрация или ее отсутствие не может быть основанием ограничения или условием реализации права гражданина. Как установил суд, постоянно проживая в комнате, П. приобрела право пользования комнатой даже в отсутствие регистрации в ней.

П. подала иск о признании права пользования жилым помещением, который удовлетворяется Красноармейским районным судом г. Волгограда. Но теперь собственник Л. отказывает в оформлении договора найма, ссылаясь на то, что уже продал комнату П. После этого к П. стали приходить люди, представлявшиеся покупателями комнаты, которые высказывали угрозы заявительнице и ее детям. По данному поводу Уполномоченный обратился в РУВД по Красноармейскому району г. Волгограда. Но Красноармейское РУВД не приняло надлежащих мер, сообщив об отсутствии состава преступления в отказе Л. зарегистрировать П. в занимаемой комнате по месту жительства, ни словом не обмолвившись, чем закончилась проверка утверждения о поступающих угрозах жизни человека1.

Уполномоченный по правам человека был вынужден направить обращение по данному вопросу в ГУВД Волгоградской области. В результате проведенной проверки в возбуждении уголовного дела отказали2, но после этого какие-либо угрозы в отношении П. прекратились.

Уполномоченный обращался также к главе Волгограда с предложением направить в Арбитражный суд Волгоградской области заявление о разъяснении решения суда в части, касающейся П., а также лиц, которые не были зарегистрированы, но реально проживали на момент продажи здания общежития новому собственнику Л. Администрация г. Волгограда отказалась подавать такое заявление в связи с тем, что согласно определению Арбитражного суда Волгоградской области об утверждении мирового соглашения П. указана в перечне граждан, зарегистрированных по месту пребывания, и какой-либо неопределенности в отношении нее нет3.

Между тем факт продажи собственником Л. комнат, занятых гражданами, зарегистрированными в них, как по месту пребывания, был подтвержден заявительницей, представившей договор продажи занимаемой ею комнаты, зарегистрированный 08 мая
2008 года. Сегодня П. вынуждена отстаивать свои права в суде, заявляя требования о недействительности договора купли-продажи занимаемой ею комнаты от 08 мая 2008 года и обязывая Л. заключить с ней договор найма жилья.
В-пятых, неудовлетворительная организация собственником общежития учетно-регистрационной работы. В первую очередь это выражается в невыдаче жильцам справок о проживании в общежитии и о составе семьи, которые нужны для получения и обмена паспорта, регистрации по месту жительства, а также нередко требуются для реализации права на получение социальной поддержки от государства в различной форме. Зачастую условием получения указанных документов становится подписание гражданином договора коммерческого найма жилья или внесение установленной собственником платы за жилье.
Конкурсный управляющий АООТ «Фирма «Машстрой» – собственника общежития в доме №2 по ул. Савкина г. Волгограда отказывал гражданам, проживавшим в нем, в регистрации по месту жительства, даже временной. При этом одновременно почему-то появились новые жители с постоянной регистрацией. Вследствие ненадлежащей организации учетно-регистрационной работы в общежитии у людей возникали трудности при устройстве на работу, получении денежных выплат и пособий, пенсий, постановке на воинский учет, оформлении и замене паспортов.

Гражданину Х., ставшему собственником общежития в доме №2 по ул. Рионской


г. Волгограда
, в результате торгов, проведенных конкурсным управляющим ОАО «Волгоградский моторный завод», были переданы карточки учета лиц, проживающих в общежитии, которые подтверждают место проживания и постоянной регистрации граждан. По сообщениям жителей, они не могли получить от Х. документы о месте жительства и о составе семьи, необходимые для:

− обмена или получения паспортов;

− оформления регистрации по месту жительства в случае, если удалось получить или обменять паспорт;

− прописки новорожденных детей;

− обмена медицинских полисов;

− решения вопросов, связанных с нахождением в очереди на получение жилого помещения по договору социального найма;

− предъявления в учебные и дошкольные учреждения;

− предъявления в органы социальной защиты населения при оформлении субсидий по оплате жилья, детских пособий и других выплат;

− оформления пенсии.

По данному вопросу люди обращались в различные инстанции. Прокуратурой Дзержинского района г. Волгограда принимались меры по защите прав граждан. Так, в ноябре 2006 года руководителю ООО «Альянс», представлявшемуся в качестве организации, с которой Х. заключил договор об обслуживании здании общежития, было объявлено предостережение о недопустимости нарушения закона1. Также районной прокуратурой приняты меры по защите прав К., которая не могла получить документы, необходимые для выделения ей жилищного сертификата, как военнослужащей2. Но необходимый результат – полноценная организация учетно-регистрационной работы достигнут не был, информация о невозможности получения справок продолжала поступать от проживающих в общежитии.

Управление Федеральной миграционной службы России по Волгоградской области сообщало, что необходимые справки, подтверждающие место проживания граждан, выдаются на основании поквартирных карточек и карточек регистрации, находящихся у собственника общежития. Также указывалось, что участились случаи обращения от жителей дома №2 по ул. Рионской по данной проблеме. Управление обратилось в прокуратуру Дзержинского района г. Волгограда с просьбой оказать воздействие на собственника – Х. и обязать использовать имеющиеся у него документы надлежащим образом или обязать его передать их в отдел Управления Федеральной миграционной службы России по Волгоградской области в Дзержинском районе г. Волгограда3.

Прокуратурой Дзержинского района г. Волгограда в ответе на жалобу одной из жительниц общежития, со ссылкой на информацию, полученную от ООО «Альянс», представляющегося в качестве эксплуатирующей дом организации, было указано, что справки с места жительства выдаются с декабря 2006 года1. В другом ответе гражданам сообщалось, что основания для передачи поквартирных карточек МУ «ЖКХ Дзержинского района г. Волгограда» отсутствуют2.

Но обращения жителей дома №2 по ул. Рионской о ненадлежащей регистрационно-учетной работе продолжались. В связи с изложенным Уполномоченный по правам человека обратился к прокурору г. Волгограда. В полученном из прокуратуры г. Волгограда ответе гражданам рекомендовалось обращаться за защитой своих прав в суд3.

Уполномоченному по правам человека совместно с Управлением Федеральной миграционной службы России по Волгоградской области удалось частично решить вопросы с подтверждением факта регистрации жильцов в общежитии. Соответствующая информация имеется в адресном бюро, на основании данных которого гражданам стали ставить штампы о месте регистрации при выдаче и обмене паспорта. Но полностью проблема так и остается нерешенной, так как на основании указанных данных люди не могут получить справку о составе семьи.

Жители общежития в доме №7 по ул. Спортивная р.п. Городище Городищенского района Волгоградской области в ответ на просьбы о выдаче на основании карточек учета лиц, проживающих в общежитии, справок, необходимых для замены паспорта, оформления субсидии на оплату жилья, единовременного пособия на детей, слышали встречное требование о подписании договора коммерческого найма жилья на условиях, сформулированных ОАО «Связьстрой-1».

Показателен случай с гражданином Б., когда на его неоднократные, продолжающиеся в течение двух лет просьбы о выдаче справки для замены паспорта, ему предложили отдать документы администрации общежития, уверяя, что все оформят самостоятельно. Но при получении нового паспорта Б. обратил внимание, что в нем поставлена отметка о снятии его с регистрационного учета в общежитии. Снова зарегистрировать Б. собственник общежития отказывался. Данный спор стал предметом судебного разбирательства.


В-шестых, с 2005 года стало актуальным еще одно обстоятельство.
В соответствии со статьей 7 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса РФ» к отношениям по пользованию жилыми помещениями, которые находились в жилых домах, принадлежавших государственным или муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям и использовавшихся в качестве общежитий, и переданных в ведение органов местного самоуправления, применяются нормы Жилищного кодекса Российской Федерации о договоре социального найма. Фактически, это позволило лицам, проживающим в таких «общежитиях», если оно поступило в собственность органов местного самоуправления, приватизировать занимаемые жилые помещения. Но часть общежитий при приватизации не была передана в муниципальную собственность, а в нарушение закона внесена в уставный капитал созданных юридических лиц и являлась объектом частной собственности, что затрудняет приватизацию гражданами своих комнат. Также приватизации гражданами жилых помещений в этих общежитиях препятствует их продажа во время банкротства указанных юридических лиц вместо передачи в собственность муниципального образования (например, общежитие в г. Волгограде,
ул. Рионская, дом 2
).

По мнению Уполномоченного, сложившаяся ситуация стала возможной из-за пробелов и противоречий в законодательстве о приватизации, его слабой социальной направленности, а нередко и в результате прямых нарушений российских законов.

Когда в конце 1991 года началась массовая приватизация государственных предприятий, имеющиеся общежития необходимо было оставить в собственности государства или передать муниципальным образованиям (местным властям), так как они всегда использовались в социальных целях – обеспечение жильем определенных категорий граждан.
И законодательство о приватизации государственных и муниципальных предприятий изначально не предусматривало возможность приватизации жилищного фонда, находившегося в ведении юридических лиц. Пункт 6 статьи 2 Закона Российской Федерации «О приватизации государственных и муниципальных предприятий» от 03 июля 1991 года №1531-1 четко указывал, что положения этого нормативного акта не регулируют приватизацию жилищного фонда1. Специально оговаривалось, что данные вопросы должны разрешаться иными законами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. И такие законодательные акты на федеральном уровне были приняты.

Так, Закон Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» от 04 июля 1991 года №1541-1 установил и продолжает сохранять запрет на приватизацию жилых помещений в общежитиях (статья 4).

В этом же законе есть статья 18, которая неоднократно изменялась.
В первоначальной редакции предусматривалось, что жилищный фонд, закрепленный за предприятиями на праве полного хозяйственного ведения, либо переданный учреждениям в оперативное управление, в случае приватизации этих предприятий, учреждений подлежит приватизации совместно с ними на условиях, установленных законодательством, либо передаче соответствующему Совету народных депутатов, на территории которого находится. Однако, условия, на которых жилищный фонд подлежал приватизации совместно с предприятиями и учреждениями, не были утверждены, что, фактически, исключало возможность приватизации жилищного фонда вместе с предприятием.

В дальнейшем указом Президента РФ «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества» от 01 июля 1992 года №721 был более подробно урегулирован такой способ приватизации, как преобразование государственного или муниципального предприятия в акционерное общество с последующей продажей долей (акций) государства в их капитале. Для этого указом утверждалось Положение о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа.

Пунктом 5 Положения о коммерциализации… предусматривалась передача вновь создаваемому при приватизации акционерному обществу объектов социально–культурного, коммунально–бытового назначения и иных объектов, для которых законодательством устанавливались ограничение или особый режим приватизации. К таким объектам, согласно пункту 5 статьи 2 Закона Российской Федерации «О приватизации государственных и муниципальных предприятий» от 03 июля 1991 года №1531-11, относился и жилищный фонд. Но при этом стоимость указанных объектов не должна была включаться в уставный капитал акционерного общества, то есть не допускалась передача их в собственность создаваемого акционерного общества2. Порядок их дальнейшего использования определялся планом приватизации. Перечень таких объектов, передаваемых акционерному обществу, должен был утверждаться соответствующим комитетом по управлению государственным имуществом.

Позже аналогичная позиция была закреплена и в Законе Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» от


04 июля 1991 года №1541-1. Законом Российской Федерации от 23 декабря 1992 года №4199-1 в статью 18 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» от 04 июля 1991 года №1541-1 внесли изменения. В новой редакции она прямо предусматривала, что в случае перехода государственных или муниципальных предприятий, учреждений в иную форму собственности либо при их ликвидации, жилищный фонд не мог перейти в частную собственность. Он мог быть передан:

1) в ведение органов местного самоуправления;

2) правопреемникам этих предприятий, учреждений (если они определены), иным юридическим лицам, но только в полное хозяйственное ведение или оперативное управление. Важно, что передача жилищного фонда указанным организациям во владение на ином праве, например, на праве собственности, не предусматривалась. Следовательно, жилищный фонд должен был оставаться в собственности государства и не мог оказаться в частной собственности создаваемых при приватизации коммерческих юридических лиц, в том числе и в качестве вклада в их уставный капитал.

При этом в новой редакции статьи 18 особо указывалось, что жилищный фонд передается «…с сохранением всех жилищных прав граждан, в том числе права на приватизацию жилья». Это означает, что независимо от того, кому передали жилое помещение, у лица, проживающего в нем, сохранялись все ранее приобретенные жилищные права, в том числе условия, на которых он может проживать в своем жилище.

В дальнейшем статья 18 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» от 04 июля 1991 года №1541-1 изменялась редакционно, без изменения существа нормы. Так, Федеральным законом от 20 мая 2002 года было уточнено, что жилищный фонд мог перейти не в «полное хозяйственное ведение», а в «хозяйственное ведение» правопреемников, что соответствовало положениям части первой Гражданского кодекса РФ. Также была исключена возможность передачи жилищного фонда приватизируемого предприятия или учреждения иным юридическим лицам, которые не являются правопреемниками предприятия или учреждения. А Федеральным законом от 22 августа 2004 года №122-ФЗ добавили, что жилищный фонд приватизируемого предприятия может быть передан органам местного самоуправления поселений, но не муниципального района, что объяснялось реформой местного самоуправления.

Норма, аналогичная содержащейся в статье 18 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» от


04 июля 1991 года №1541-1, была также закреплена и в статье 9 Закона РФ
«Об основах федеральной жилищной политики» от 24 декабря 1992 года №4218-11, которая оставалась неизменной вплоть до момента прекращения действия данного закона 01 марта 2005 года2. Кроме того, согласно части 3 статьи 1 и части 3 статьи 12 указанного закона государственные общежития относились к специализированным домам, в которых не допускалась приватизация жилых помещений.

10 января 1993 года Президентом РФ издается указ №8 «Об использовании объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения приватизируемых предприятий». Пункт 1 названного указа допускал по решению трудовых коллективов включение в состав приватизируемого имущества при приватизации предприятий, находящихся в федеральной (государственной) собственности, объектов социально-культурного назначения (здравоохранения, образования, культуры и спорта) и коммунально-бытового назначения (бани, прачечные, парикмахерские и другие объекты) с обязательным сохранением их профиля. Однако, в отношении жилищного фонда и обслуживающих его жилищно-эксплуатационных и ремонтно-строительных подразделений предприятий и организаций было сделано исключение. Они должны были оставаться в федеральной (государственной) собственности и находиться в ведении администрации по месту расположения объекта до проведения процедуры разграничения собственности.

Таким образом, принятое в начале 1990-х годов законодательство о приватизации не предусматривало возможность приватизации жилищного фонда предприятий путем передачи его в уставный капитал создаваемого юридического лица. Первоначально оно не содержало прямого запрета, но отсутствовала и норма, которая это допускала. Вскоре этот пробел ликвидировали, и были приняты положения, исключавшие возможность указанного способа приватизации жилья. Однако, именно первой половиной 1990-х годов датируется большинство случаев приватизации общежитий в составе имущества предприятия, передаваемого в уставный капитал учреждаемых акционерных обществ. Анализ сообщений, полученных от руководителей администраций городов и наиболее крупных населенных пунктов Волгоградской области, показывает, что основная масса подобных случаев имела место в г. Волгограде.

Изучение материалов поступивших жалоб, опубликованной в электронных справочных правовых системах судебной практики позволяет утверждать, что в не малой степени этому способствовала противоречивая позиция федеральных органов исполнительной власти. Так, давая разъяснения указанным положениям, Государственный комитет РФ по управлению государственным имуществом издал Инструкцию по заполнению типового плана приватизации, в пункте 9 которой указывалось следующее:


«В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 1 июля 1992 г. N 721 (Раздел 1, Параграф 5) объекты социального назначения могут быть переданы на баланс новому акционерному обществу. Их стоимость утверждается соответствующими органами ГКИ, однако, она не включается в уставный капитал акционерного общества.

Укажите, как Вы планируете использовать и финансировать объекты социально - культурного и социально - бытового назначения. Например: Если у Вас на балансе находятся детский сад или жилой дом, планируете ли Вы передать его местному совету, оставить на своем балансе и продолжить финансирование их работы и т.д.».

Из этих разъяснений следует, что жилой дом не мог быть приватизирован при приватизации предприятия.

В то же время в отдельных случаях правомерность включения общежитий в уставный капитал юридических лиц при приватизации обосновывалась ссылками на телеграмму Госкомимущества России
№ОК-ПМ/8052 от 27 октября 1992 года, предписывающую республиканским, краевым, областным комитетам по управлению имуществом включать общежития в уставные капиталы приватизируемых предприятий1.
В качестве примера можно привести общежитие в доме №7 по ул. Спортивная
р.п. Городище
Городищенского района Волгоградской области.

На основании решения №1227 Комитета по управлению государственным имуществом Воронежской области от 21 декабря 1992 года государственное предприятие «Связьстрой-1» было преобразовано в ОАО «Связьстрой-1». Согласно утвержденному плану приватизации здание общежития включили в уставный капитал ОАО «Связьстрой-1». Такое решение обосновывалось разъяснениями Госкомимущества РФ от 23 ноября 1992 года1.

Защищаясь от требований ОАО «Связьстрой-1» о подписании краткосрочных договоров найма жилья либо выселении, а также не соглашаясь с высокой платой за жилье, люди стали интересоваться правомерностью включения здания общежития в уставный капитал акционерного общества при приватизации государственного предприятия «Связьстрой-1». Из государственных органов они получили разъяснения о незаконности приватизации общежития. В частности, к такому решению пришел Комитет жилищно-коммунального хозяйства администрации Волгоградской области2. Некоторые жители обратились в Городищенский районный суд Волгоградской области с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки путем возврата здания общежития в федеральную собственность.

Решением Городищенского районного суда от 05 марта 2004 года (судья Любченко А.А.) исковые требования граждан были удовлетворены. При этом суд мотивировал свое решение тем, что Закон РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации» не распространялся на отношения по приватизации государственного или муниципального жилищного фонда. Общежитие на момент приватизации государственного предприятия «Связьстрой-1» относилось к жилищному фонду3. Также указано на то, что включение здания общежития в уставный капитал создаваемого ОАО «Связьстрой-1» нарушало пункт 5 Положения о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа, утвержденного указом Президента РФ от 01 июля 1992 года №721 и действовавшего на момент проведения приватизации.

Но по жалобе ОАО «Связьстрой-1» Судебная коллегия по гражданским делам Волгоградского областного суда кассационным определением от 05 августа 2004 года указанное решение отменила и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, посчитав, что Городищенский районный суд принял решение с нарушением закона. Мотивы, изложенные кассационной инстанцией Волгоградского областного суда в обоснование решения, заключались в следующем. Во-первых, согласно статье 168 Гражданского кодекса РФ «сделка, не соответствующая требованиям закона или правовым актам, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима.

Сделка признается ничтожной в том случае, если ее совершение прямо запрещено.

Применение ст.168 ГК РФ к данному спору ошибочно, поскольку стороны по договору вправе ее оспорить»4.

Во-вторых, «из дела следует, что общежитие по ул. Спортивная, 7 в р.п. Городище было построено за счет средств ПМК-114.



Постановлением КУГИ Воронежской области от 21.12.1992 года №127 утвержден план приватизации имущества, общежитие является собственностью филиала ПМК-114 ОАО «Связьстрой». Истцы по делу проживают в общежитии, включенном акционерным обществом в его Уставный капитал.

Указанное обстоятельство, дающее основания для определения правового статуса жилого помещения, в котором проживают истцы, имеющие правовое значение, судом не принято во внимание, что привело к вынесению незаконного решения»1.

В-третьих, было указано, что согласно Закону РФ «Об основах федеральной жилищной политики» недвижимость в жилищной сфере может переходить из одной формы собственности в другую только в установленном законодательством порядке. Кассационная инстанция посчитала, что районный суд своим решением изменил статус общежития, изъяв его из собственности ОАО «Связьстрой-1» и передав его в федеральную собственность, что суд делать не вправе2.

Решением Городищенского районного суда от 12 апреля 2005 года (судья Хачатурова Л.В.) гражданам отказано в удовлетворении исковых требований. Мотивируя принятое решение, суд указал, что Закон РФ «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ», а также Государственная программа приватизации государственных и муниципальных предприятий РФ на 1992 год не содержали запрета на приватизацию общежитий3. Оценка сделки приватизации на предмет ее несоответствия пункту 5 Положения о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа, утвержденного указом Президента РФ от 01 июля 1992 года №721 судом не производилась вообще, хотя и указывалось на то, что приватизация проходила в соответствии с этим нормативным актом. Также суд указал на отсутствие нарушения прав граждан в связи с тем, что на момент приватизации они в общежитии не проживали.

Кассационным определением Судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 14 июля 2005 года указанное решение было оставлено в силе. При этом областной суд дополнительно указал, что решением Арбитражного суда Волгоградской области от 27 декабря 2004 года администрации Городищенского района было отказано в удовлетворении требований о признании незаконным включения в уставный капитал ОАО «Связьстрой-1» спорного здания общежития.

Между тем органы исполнительной власти продолжали настаивать на незаконности приватизации общежития путем включения его в уставный капитал ОАО «Связьстрой-1». Такую позицию заняли Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом1, администрация Волгоградской области2 и Государственная жилищная инспекция Волгоградской области3. Областные органы исполнительной власти неоднократно обращались в прокуратуру с просьбой принять меры по восстановлению законности в данной ситуации. Соответствующие письма направлялись как в прокуратуру Воронежской области по месту принятия решения о приватизации государственного предприятия «Связьстрой-1», так и в прокуратуру Волгоградской области и Генеральную прокуратуру РФ. Но все обращения раз за разом оказывались в прокуратуре Воронежской области, которая неоднократно давала ответы о законности приватизации общежития в связи с тем, что это было сделано в соответствии с разъяснениями Госкомимущества РФ от 23 ноября 1992 года. Такая аргументация сомнительна, так как разъяснения не являются нормативно-правовым актом, регулирующим общественные отношения.

Администрация Городищенского района Волгоградской области тоже обращалась в прокуратуру Волгоградской области и прокуратуру Воронежской области по данному вопросу, но в поступивших ответах говорилось, что прокуратура не наделена полномочиями по обращению в судебные органы по данной категории дел. Также указывалось на пропуск трехлетнего срока исковой давности применения последствий недействительности ничтожной сделки4.


Дальнейшее изменение законодательства о приватизации государственного и муниципального имущества каких-либо изменений в регулирование рассматриваемых отношений не внесло. Так, с 02 августа
1997 года вступил в силу Федеральный закон «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества РФ» от 21 июля 1997 года №123-ФЗ, в статье 3 которого также указывалось, что приватизация государственного и муниципального жилищного фонда является предметом регулирования специальных законов.

В период действия Федерального закона «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества РФ» от 21 июля 1997 года №123-ФЗ продолжали работать положения:

– статей 4 и 18 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» от 04 июля 1991 года №1541-1;

– пункта 5 Положения о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа, утвержденного указом Президента РФ «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества» от


01 июля 1992 года №721;

– статей 9 и 12 Закона РФ «Об основах федеральной жилищной политики» от 24 декабря 1992 года №4218-1;

– пункта 1 указа Президента РФ «Об использовании объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения приватизируемых предприятий» от 10 января 1993 года №8.

Ныне действующий Федеральный закон «О приватизации государственного и муниципального имущества» от 21 декабря 2001 года №178-ФЗ вступил в силу 26 апреля 2002 года. Он также не регулирует вопросы приватизации государственного и муниципального жилищного фондов (подпункт 3 пункта 1 статьи 3). Кроме того, в него включена норма, не допускающая приватизацию в составе имущественного комплекса унитарного предприятия используемого по назначению жилищного фонда. Жилье подлежало передаче в муниципальную собственность (пункты 1 и 2 статьи 30).

С 29 марта 2003 года после вступления в силу Федерального закона
«О приватизации государственного и муниципального имущества» от
21 декабря 2001 года №178-ФЗ были признаны утратившими силу:

– указ Президента РФ «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества» от 01 июля 1992 года №721 и утвержденное им Положение о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа;

– указ Президента РФ «Об использовании объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения приватизируемых предприятий» от 10 января 1993 года №8.

А с 01 марта 2005 года отменили Закон РФ «Об основах федеральной жилищной политики» от 24 декабря 1992 года №4218-1.

Но на сегодняшний день продолжают действовать статьи 4 и 18 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» от 04 июля 1991 года №1541-1.

Также обращаем внимание и на вступивший силу с 05 марта 2003 года Федеральный закон «Об особенностях управления и распоряжения имуществом железнодорожного транспорта» от 27 февраля 2003 года №29-ФЗ. Пунктом 7 статьи 9 указанного закона были внесены дополнения в статью 43 Федерального закона «О приватизации государственного и муниципального имущества» от 21 декабря 2001 года №178-ФЗ, предусматривающие, что часть 1 статьи 30 указанного закона, исключающая приватизацию в составе имущественного комплекса унитарного предприятия отдельных объектов, используемых по назначению, в том числе жилищного фонда, не применяется при приватизации имущества федерального железнодорожного транспорта.

Со ссылкой на данную норму общежития, ранее находившиеся в ведении государственных предприятий железнодорожного транспорта, были включены в уставный капитал ОАО «Российские железные дороги». Некоторые из них потом так и остались у этого общества. Другие были переданы в собственность иных организаций. Например, это произошло с общежитием, расположенным




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал