Доклад о положении с правами человека



страница4/9
Дата20.10.2016
Размер1,77 Mb.
ТипДоклад
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Из приведенных таблиц видно, что наибольшее количество обращений о нарушении прав ребенка на общение с родителями и другими родственниками – 21,5%. Соблюдением прав детей, требующих специальной защиты (детей-сирот, и детей, оставшихся без попечения родителей, детей-инвалидов) озабочено 82 человека, т.е. 15,3% от общего числа обращений.

Жаловались граждане, в основном, на тяжелое материальное положение, трудные условия жизни, жилищные проблемы. Примерно 14% граждан ставят в своих обращениях вопросы об уровне социального обеспечения. Обращения о нарушении жилищных прав составляют 17,4%, прав на образование – 13,5%, имущественных прав – 7,5%, прав на охрану здоровья и медицинскую помощь – 5%.

Следует также отметить достаточно высокий процент обращений по вопросам нарушения прав ребенка органами общественного правопорядка, службой судебных приставов, при этом в 2015 году наблюдается их рост, что составило 15% от общего числа обращений.

К Уполномоченному по правам ребенка поступали жалобы на несогласие с решением судов и ведением судебного процесса (4% от общего числа обращений). В соответствии с федеральным и областным законодательством Уполномоченный не рассматривает жалобы на судебные решения, а разъясняет порядок их обжалования.

Анализ с точки зрения жалоб на действия (бездействия) органов власти различных уровней, подведомственных им организаций показал, что больше всего из них приходится на региональные власти – 48,5%, 26,5% обращений приходится на власти федеральные,16,6% – муниципальные структуры.




  1. ОХРАНА ЗДОРОВЬЯ И ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ

БЕЗОПАСНОСТЬ — ОСНОВОПОЛАГАЮЩИЕ ФАКТОРЫ

ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВА НА ЖИЗНЬ

В общепринятой теории прав человека жизнь рассматривается как фундаментальная основа, предпосылка реализации всех иных прав.

Государство не только не должно посягать на биологическое существование любого индивида, но, напротив, оно обязано предпринимать меры по охране жизни людей от каких бы то ни было неблагоприятных факторов или посягательств.

Поэтому такие показатели, как, к примеру, уровень преступности, степень распространённости тяжких и особо тяжких преступлений (убийство, причинение тяжкого вреда здоровья и т.д.) — весьма важный индикатор. В этой связи не может не беспокоить рост на 13,8 % числа убийств, который наблюдался на территории Астраханской области в 2015 году.

Сохранение и продление жизни как активной формы бытия человека и нормального функционирования всех его органов, зависит от многих составляющих, но в первую очередь — от здравоохранения, соответствующего современному уровню развития, а также от эффективно действующей системы экологической безопасности.

Таким образом, принципиально-важное значение имеет состояние таких конституционных прав, как право на охрану здоровья и медицинскую помощь (статья 41 Конституции РФ) и право на благоприятную окружающую среду (статья 42 Конституции РФ).


Право на жизнь и охрану здоровья

в зеркале статистики заболеваний
Одним из приоритетных направлений деятельности Уполномоченного по правам человека в 2015 году стало целенаправленное изучение положения дел с уровнем защиты права на охрану здоровья. Особое внимание при этом было уделено медицине в сельской местности. В ходе выездов в райцентры для проведения приемов граждан Уполномоченным по правам человека и сотрудниками его аппарата в обязательном порядке проводились посещения различных учреждений здравоохранения. Выводы, полученные на основе обобщения и анализа полученной информации, изложены ниже.

Основными заболеваниями, которые являются причинами смертности в регионе, — это болезни системы кровообращения (50% от всех смертей) и новообразования (соответственно – 15,2%).Отмечается рост количества смертей, связанных с болезнями органов дыхания (пневмония, болезни нижних дыхательных путей) и пищеварения (хроническая болезнь печени, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки), а также инфекционными заболеваниями (прежде всего, речь идёт о туберкулезе).

Распространение последнего растёт пугающими темпами. За 2015 год зарегистрировано 1068 случаев впервые выявленного активного туберкулеза, в том числе у 120 несовершеннолетних лиц (в 2014 году – 959 человек, из них 85 несовершеннолетних). Если в 2014 году показатель заболеваемости составлял 36,35 человек на 100 тыс. человек, то в 2015 году — уже 41,15 человек. Уровень заболеваемости бациллярными формами туберкулеза в 2015 году составил 20,87 человек на 100 тыс. населения, что выше показателя 2014 года на 12%. Рассуждения о том, что эти показатели обусловлены повышением выявляемости, увеличением количества профосмотров, оснащением клиник новым флюорографическим и рентгенологическим оборудованием не делают картину более радужной.

Реальные причины, конечно, иные, причём, не в последнюю очередь — это социальные факторы. Об этом свидетельствуют такие факты: среди впервые выявленных больных, 64,6% —это безработные граждане, 7,2% — лица, освободившиеся из исправительных учреждений, 5,2% — граждане, не имеющие постоянного места жительства. В целом доля «некоренного» населения (в том числе мигранты) среди впервые заболевших составляет — 22,5%.

Нередким стало выявление этого заболевания в благополучных семьях. По сведениям областного минздрава, показатель детской заболеваемости туберкулёзом в регионе в несколько раз превышает среднероссийский показатель.

Заметно повысилось количество выявленных болезней эндокринной системы, нарушения обмена веществ. Не может не беспокоить увеличение количества выявляемых злокачественных образований (лидируют рак кожи, рак молочной железы и рак легких), причем жертвами онкологических заболеваний все чаще становятся молодые люди. Наблюдается также рост числа психических расстройств: за последние 3 года первичная заболеваемость возросла на 36 %. В этой связи обеспечение права граждан на медицинскую помощь приобретает особое значение.


Доступность медицинской помощи
Рассмотрим, прежде всего, как обеспечивается право на медицинскую помощь с точки зрения доступности. При ознакомлении с официальными данными2 может сложиться впечатление, что регион имеет достаточно развитую систему лечебно-профилактических организаций. Однако следует признать, что проблема доступа к медицине существует и требует к себе внимательного отношения.

Наибольшие трудности испытывают люди, проживающие в сельской местности. Как известно, в силу специфических природных факторов многие населенные пункты расположены в дельтовой зоне, а также в пределах зоны пустынь и полупустынь. Вследствие наличия водных преград, из-за отсутствия нормальных дорог людям подчас трудно бывает добраться до пунктов медицинской помощи.

Бесспорно, министерство здравоохранения Астраханской области пытается решить данную проблему. Развивается мобильная медицинская помощь на базе платформ высокой проходимости. Работают 18 передвижных медицинских комплексов3.

Начиная с 2015 года апробацию в регионе проходит новая структурная форма оказания первичной медико-санитарной помощи – домовое хозяйство. Она предусмотрена для населенных пунктов, количество населения в которых менее 100 человек, и удаленных от медицинских организаций более чем на 6 км. Любой гражданин (даже не имеющий специальное медицинское образование), прошедший специальное обучение, обеспечивается сотовой связью, доступом в интернет, базовым набором лекарств и медицинских изделий. Его задача — при возникновении необходимости, оказать больному первичную помощь до приезда квалифицированных медиков. Следует, однако отметить, что в некоторых районах (например, в Красноярском) данная форма практически не прижилась; граждане не склонны брать на себя ответственность за жизнь своих односельчан. Вероятно, играет роль и тот фактор, что данная деятельность не предполагает какого-либо материального вознаграждения.

С точки зрения доступности к медицинской помощи хотелось бы особо остановиться на теме т.н. «оптимизации учреждений здравоохранения». Тенденция здесь прослеживается однозначная — за последние 3 года в Астраханской области количество круглосуточных стационарных коек в медицинских организациях всех форм собственности уменьшилось на 364 единицы (4,4%). Минздрав области обосновывает это как текущими трудностями и соображениями экономии, так и благими намерениями — стремлением улучшить качество медобслуживания, повысить его комфортность.

Нужно прямо признать, что население обычно крайне негативно реагирует на действия, связанные с реорганизацией медицинских учреждений, что вполне естественно. В 2015 году большой общественный резонанс вызвали события вокруг участковой больниц пос. Нижний Баскунчак (Ахтубинский район) и инфекционного отделения участковой больницы с. Мумра (Икрянинский район).

В первом случае больница сменила собственника: из государственного ведения она переходила в структуру ведомственной, т.н. отделенческой больницы ОАО «РЖД» (пос. Верхний Баскунчак). Внешне это сулило людям исключительно «плюсы». Штатную численность персонала участковой больницы руководство ОАО «РЖД» обещало полностью сохранить (надо отметить, что своё обещание пока выполнило). Поскольку отделенческая больница функционирует в системе ОМС, было гарантировано сохранение бесплатной медпомощи. Но негативная реакция людей была не беспочвенной. Дело в том, что их клятвенно уверяли, что за специализированной помощью им отныне придётся ездить не за 50 км в Ахтубинск, а всего за 8 км — в Верхний Баскунчак. На самом же деле отделенческой больнице лишь рекомендовалось оказывать людям первичную медико-санитарную помощь и «обеспечить направление… для оказания специализированной медицинской помощи в Ахтубинскую районную больницу». То есть, получается — нужно приехать из Нижнего Баскунчака в Верхний, а там, возможно, порекомендуют поехать к «узкому специалисту» в Ахтубинск. По сути, отделенческая больница не берет на себя обязательств оказания специализированной и экстренной помощи. Получилось не сокращение пути, а увеличение, причём с туманной перспективой доехать до места назначения. А люди, наученные горьким опытом, к тому же опасаются, что придёт время, и ОАО «РЖД» вообще откажется от больницы как от нецелевого вида деятельности, и тогда они окажутся полностью отрезанными от медицинской помощи.

Что касается инфекционного отделения Мумринской УБ, то областной минздрав аргументировал его ликвидацию тем, что отделение не может оказывать медицинскую помощь «на уровне современных требований из-за низкой материально-технической базы». Мол, сегодня в такого рода подразделениях желательно иметь отделения анестезиологии и реанимации, всякого рода лаборатории (клинико-диагностическую, молекулярно-генетическую, бактериологическую, вирусологическую, иммунологическую). И стоит ли, мол, всё это затевать из-за шести коек?

Но вопрос можно поставить и по-другому — а достаточно ли 6 коек для населенного пункта с 4,5 тыс. человек, который расположен от Астрахани на расстоянии практически 100 км и отделен от областного центра двумя паромными переправами? Паром, к тому же, не работает круглосуточно, не может осуществлять перевозки при сильном ветре, в период ледостава и ледохода. Ликвидация Мумринского инфекционного отделения, по мнению Уполномоченного по правам человека, обострила проблему доступности медицинской помощи для жителей данного населенного пункта и при возникновении случаев острых инфекционных заболеваний вполне может повлечь негативные последствия.

Впрочем, имеются примеры и другого рода. В 2015 году под угрозой сокращения коечного фонда находилось неврологическое отделение участковой больницы вселе Буруны (Наримановский район). Однако с учётом местной специфики, министерство здравоохранения Астраханской области приняло решение о сохранении в данной больнице коек круглосуточного пребывания, поскольку данное учреждение обслуживает жителей близлежащих поселений двух районов – Наримановского и Лиманского.

Бесспорно, материально-техническая база участковых больниц не всегда позволяет оказать качественную помощь пациентам с тяжелыми травмами и патологией. Тем не менее, деятельность по оптимизации медицинских учреждений должна вестись крайне осмотрительно. Иначе – рискну высказать суждение – это не лучшим образом скажется на доступности медицинской помощи.
Право на выбор медицинской организации
Статья 21 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» гарантирует лицу право выбора медицинской организации, вне независимости от привязки к месту проживания.

Но в жизни реализация этого права зачастую наталкивается на различные трудности. Главные из них — фактическое отсутствие медицинских учреждений в шаговой доступности и ограниченное количество узкопрофильных специалистов. Для жителей сельских районов, ввиду отсутствия альтернативных медицинских учреждений, данное право превратилось в фикцию. Руководители учреждений здравоохранения то явно, то скрытно противодействуют реализации данного права гражданами.

К Уполномоченному по правам человека обратилась гр-ка И., которая, в связи с ликвидацией поликлиники, где она ранее наблюдалась, написала заявление о прикреплении её к поликлинике № 8 им. Н.И. Пирогова4. Заведующий поликлиникой ей отказал, мотивируя это тем, что необходимо согласие врача на обслуживание нового пациента. Уполномоченный по правам человека направил руководителю поликлиники своё заключение, после чего гр-ка И. была принята на обслуживание, врач-терапевт был ей назначен. Примечателен тон ответа: из него следует, что рекомендация Уполномоченного учтена в порядке исключения, гр-ке И. сделана чуть ли не «поблажка», признать неправомерность своих действий руководство поликлиники отказалось.

Описанный случай высветил, что само законодательство создаёт трудность для экстерриториальности права на медицинскую помощь — ведь право выбора лечащего врача, возможно только с согласия последнего. Естественно, что выбор учреждения означает и смену врача, а в условиях «голода» на квалифицированные кадры, при наличии значительной нагрузки и отсутствии стимулов врачу совершено не нужна дополнительная нагрузка.



Качество медицинской помощи
Наконец, главный показатель обеспечения права на медицинскую помощь — её качество. Качество медпомощи характеризуется своевременностью её оказания, правильным выбором методов профилактики, диагностики, лечения, реабилитации и конечным результатом— выздоровлением больного.

Как правило, люди редко обращаются к Уполномоченному по правам человека по вопросам качества лечения, что вполне понятно: если право на здоровье нарушено, то восстановление его возможно только в компенсаторном режиме, то есть речь может идти о возмещении вреда, причиненного здоровью, через суд.

Однако определенные выводы можно сделать даже на основе сведений, полученных из министерства здравоохранения Астраханской области и территориального отделения Фонда ОМС, которые, как известно, не склонны критически воспринимать свою деятельность. Так, по данным регионального минздрава, в 2013 году в указанный орган поступило 404 жалобы от граждан, из них порядка 32 % обоснованных. В 2014 году поступило 439 жалоб (т.е. наблюдался рост), из которых обоснованных признано 44 % (опять-таки — рост) за 1 квартал 2015 года жалоб поступило 119 (обоснованными признано — 33).

Нетрудно заметить, что в два предшествующих года среднее количество жалоб в квартал составляло – 101 и 109, а в 2015 году – 109, то есть тенденция налицо: количество претензий населения к медицине явно не уменьшается.

Если обратиться к сведениям регионального Фонда ОМС, то получается, что в 2013 и 2014 гг. общее количество обоснованных жалоб было примерно одинаковым (55 и 54 – соответственно), а 2015 году поступило уже 70 жалоб5. При этом, претензии по качеству медицинской помощи содержались в 2013 году – в 7 жалобах, в 2014 году – в 11 жалобах, а в 2015 года – в 18 жалобах. Опять-таки, «тренд» вполне определенный. Тематика остальных признанных обоснованными жалоб, содержащих претензии населения к организации работы медучреждений, по поводу отказа в бесплатной медицинской помощи или в связи с незаконными поборами денежных средств — это ведь тоже своеобразный индикатор «качества».

Не менее интересную информацию, связанную с качеством медицинской помощи в Астраханской области, представила прокуратура Астраханской области и Следственное Управление Следственного комитета России по Астраханской области.

Начиная с 2012 года в органы прокуратуры по вопросу неоказания медицинской помощи поступило 4 обращения, из которых доводы только одного нашли свое подтверждение, причём поступило оно именно в 2015 году6. За аналогичный период в следственные подразделения СУ СК РФ по Астраханской области поступило 3 сообщения по фактам неоказания гражданам медицинской помощи (все они касались ГБУЗ АО «Городская клиническая больница № 3 им. С.М. Кирова»). Во всех случаях имела место смерть пациентов, однако уголовные дела не были возбуждены в связи с отсутствием состава преступления.

По вопросу ненадлежащего оказания медицинской помощи, повлекшей вред здоровью или смерть, в органы прокуратуры поступило 3 обращения, но из них лишь по одному из них доводы были признаны обоснованными. В ходе проверки вышеуказанного обращения прокуратурой Кировского района г. Астрахани установлено, что ненадлежащее исполнение работником ГБУЗ АО «Областной онкологический диспансер» своих служебных обязанностей повлекло за собой наступление смерти пациента. По результатам рассмотрения материала правоохранительными органами, в январе 2015 года в отношении медицинского работника указанного медучреждения возбуждено уголовное дело, которое к моменту подготовки доклада находилось в стадии расследования.

Вместе с тем, количество жалоб на некачественно оказанную медицинскую помощь, повлекшую вред здоровью граждан или их смерть, поступающих в органы Следственного управления Следственного комитета РФ по Астраханской области — с 2012 года возрастает:


Год

Количество жалоб

2012

16

2013

21

2014

30

2015

41

Как видно из указанной статистики, недовольство граждан оказанной медицинской помощью, заслуживающей, по их мнению, уголовного наказания, растет. Однако количество возбужденных уголовных дел (в 2015 году – 3 уголовных дела) остается крайне незначительным, не говоря уже о числе вынесенных обвинительных приговоров. В прошедшем году имели место случаи амнистии обвиняемых и осужденных по данным категориям дел. Так, в 2015 году по результатам судебного рассмотрения вследствие акта об амнистии прекращено уголовное дело в отношении врача-хирурга ГБУЗ АО «Красноярская районная больница», который в ходе проведения операции ненадлежащим образом исполнил свои профессиональные обязанности — потерпевшая скончалась от большой потери крови, вызванной повреждением правой воротной вены.

О вопиющих фактах, по сути халатного, отношения врачей к пациентам периодически сообщают и местные средства массовой информации. Так, на сайте «Пункт-А» в течение 2015 года появлялись сообщения о смерти людей вследствие непрофессионализма либо равнодушия медиков7.

Ещё один важный источник информации, позволяющий судить о степени качества медицинской помощи — Интернет-ресурс Рrodoctorov («Про докторов»), на котором все желающие могут оставить отзыв о любом медицинском учреждении или конкретном враче. Имеются на нём и отзывы и астраханцев. Вот лишь некоторые из них.

Об «эффективности» лечения.

«Однажды меня безуспешно лечили от ОРЗ 3 недели. И что в итоге? В итоге, я прочитала в своей карточке: «Пациент не принимает назначенные лекарства», - и далее полный, придуманный терапевтом диагноз для галочки, чтобы оправдать себя и свою некомпетентность».

«Папу в обессиленном состоянии положили в урологическое отделение с признаками увеличения селезенки, в час ночи случился инсульт (парализована левая сторона). Перевели в неврологию, пролежал два дня. Никто из врачей не замечал? что с каждым днем ему становилось хуже. На третий день увезли в реанимацию? где он умер на следующий день».

«Моя сестра лежит с подозрением на инсульт два дня в этой больнице. К ней ещё ни разу никто не подошёл и не спросил: «Что у вас?». Никто не взял ни одного анализа».

О записи на специализированные обследования и сроках ожидания медицинской помощи.



«Невозможно записать ребёнка на УЗИ сердца. В течение месяца, каждый понедельник я прихожу к 8:30, стою очередь, но мест нет: «Приходите в следующий понедельник».

«Я записалась на приём к врачу-терапевту 25 апреля, поставили на 13 мая. Пришла к врачу, а он на больничном, перезаписалась на 29 мая. Работа электронной регистратурой не ведётся, не оповещают об изменениях».

«Ужасная, безалаберная работа регистратуры. Постоянно не успеваешь записаться к врачу, потому что приходится ехать, а по телефону запись не производят. В результате невозможно попасть на приём в течение даже полугода!»

Наконец, о профессиональной этике и отношении к пациентам отдельных врачей и представителей медперсонала.



«Поражает невоспитанность наших людей в «белых халатах». При больном обсуждается всё, только не больного. Про него всегда забывают, что он сидит под носом».

«Отношения медперсонала ужасное. И заведующая нашим отделением это поощряет, а жалобы пациентов даже не берёт на заметку».

«Пока стояла в очереди за талонами, в регистратуре нахамили двум женщинам, которые стояли до меня, также и мне досталось, видимо, под горячую руку».

Министерство здравоохранения Астраханской области указывает, что наибольшее количество жалоб в части качество медицинской помощи поступает на Александро-Мариинскую областную клиническую больницу, городскую клиническую больницу № 3 им. С.М. Кирова, поликлиники № 3 и № 5 г. Астрахани, ГБУЗ «Станция скорой медицинской помощи». Такой набор вполне понятен — это наиболее крупные учреждения, в них обслуживается наибольшее количество жителей региона.

Следует отметить, что в 2015 году в адрес Уполномоченного по правам человека поступали жалобы на специалистов поликлиники № 3, причём самые разнообразные: от возмущения в связи с потерей в регистратуре медицинских документов до претензий к некачественной работе врачей.

Имели место также две жалобы от родственников людей, которые умерли до приезда бригады скорой помощи. Так, смерть дочери гр-на Н. последовала из-за острого приступа астмы. Другая заявительница потеряла сестру, у которой был анафилактический шок после сделанной инъекции. В обоих случаях, по утверждению граждан, скорая приехала спустя час и более после вызова. Территориальное отделение Фонда обязательного медицинского страхования, которое в случае с гр-м Н. провело по просьбе Уполномоченного проверку, пришло к выводу, что имела место вина диспетчера, не своевременного отреагировавшего на телефонный вызов8.

В этой связи мы заинтересовались простым, на первый взгляд, вопросом — имеется ли официально установленный, единый норматив времени приезда скорой помощи? На наш запрос в региональный минздрав, вразумительного ответа получено не было. Изучение многостраничных федеральных и региональных программ государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, утверждаемых ежегодно, приводит к выводу, что пресловутый 20-минутный норматив —что-то вроде внутриведомственного статистического показателя. Кажется проблематичным, если кто-то сделает попытку, опираясь на него, взыскать с врачей вред, причиненный здоровью. Поэтому на федеральном уровне необходимо принять документ, в котором бы чётко и недвусмысленно устанавливалось предельное время, в течение которого бригада скорой помощи должна прибыть к пациенту.

Качество медицинской помощи во многом зависит от материально-технического состояния учреждений здравоохранения, а оно зачастую оставляет желать много лучшего. По информации министерства здравоохранения Астраханской области, 50 из 54 медицинских учреждений (т.е. – практически все) нуждаются в текущем или капитальном ремонте. Некоторые ФАПы находятся в столь плачевном, с точки зрения аварийности, состоянии, что «проще» не ремонтировать их, а построить новые. Впрочем, «проще» это, фигура речи: перспективы исправить ситуацию выглядят довольно проблематично с учётом требуемой суммы — 2,2 млрд. рублей.

Поликлиническое отделение Лиманской РБ уже много лет находится в крайне неудовлетворительном состоянии. В 2014 году забрезжил было луч надежды: вышло решение о строительстве нового здания, подготовлен проект, определён подрядчик. Однако в 2015 году было объявлено, что в связи с отсутствием в бюджете денежных средств, строительство не начнётся. Районные власти и региональный минздрав пытаются найти частных инвесторов, но тщетно, желающих — нет.

По сведениям ТО Росздравнадзора, горячее водоснабжение имеется только в 65% больниц и 88% амбулаторий. Автономного электроснабжения нет ни в одном амбулаторно-поликлиническом учреждении. Оно имеется всего в 8 процентах больниц. Настоящей «головной болью» для медицинских организаций в сельских районах являются устаревшие системы инженерной инфраструктуры. Так, Черноярская РБ до сих пор отапливается с помощью мазута, хотя сам райцентр газифицирован. Конечно, строительство газовой котельной требует затрат (только разработка проекта – порядка 17 млн. руб.), но ведь и ежегодные затраты на отопление мазутом составляют не менее 15 млн. рублей (2,5 млн. руб. в месяц). В Володарском районе вплоть до прошлого года 18 фельдшерско-акушерских пункта не имели отопления.

Помимо неудовлетворительного технического, в учреждениях здравоохранения имеют место проблемы санитарно-эпидемиологического состояния. Чаще всего, ТО Роспотребнадзора фиксирует следующие недостатки:1) нарушения при обращении с медицинскими отходами. Подчас они сводятся не просто к формальным недоработкам (отсутствие соответствующих приказов, инструкций и ответственных лиц), но и реальным не соблюдениям требованиям к хранению и утилизации, например: отсутствию контейнеров для отходов и специальных огороженных площадок для них, вентиляции для сбора и хранения отходов класса «Г» (ртутьсодержащие приборы, люминесцентные лампы); 2) переуплотнение в лечебных корпусах больниц. Парадокс в том, что зачастую — это следствие приобретения нового современного диагностического и лечебного оборудования, которое требует значительных отдельных площадей. Приходится «ужиматься» за счёт кабинетов врачей и палат для пациентов.

В ходе проверки Икрянинской РБ специалисты аппарата Уполномоченного по правам человека отметили наличие зловонного запаха канализации. Кроме того, было обнаружено крайне неудовлетворительное состояние пищеблока: трещины на стенах, облупившийся потолок, отпавшая плитка. В результате административного расследования, проведенного ТО Роспотребнадзора по обращению Уполномоченного по правам человека, факты подтвердились, руководству больницы выдано предписание, а также возбуждено дело об административном правонарушении по статье 6.4 КоАП Российской Федерации.


О правах медицинских работников
Обеспечение права на охрану здоровья зависит от наличия и уровня квалификации медицинских кадров. Именно медицинский персонал в конечном счёте обеспечивает результативность и эффективность всей медицинской сферы. Опять-таки внешне всё выглядит более чем благополучно9.Министерство здравоохранения Астраханской области хотя и признаёт наличие кадрового дефицита, но рапортует, что «принимаются меры»: осуществляется мониторинг потребности в медицинских кадрах, проводится профориентационная работа со школьниками, реализуются программы целевой подготовки молодых специалистов и управленческих кадров, внедряется непрерывное медицинское образование и т.д., и т.п.

Однако, похоже, выпускники АГМА и медицинского колледжа крайне неохотно едут работать в сельскую местность, несмотря на «стимулы». Приоритетный национальный проект «Здоровье», как известно, предусматривает для тех, кто после окончания медицинского ВУЗа поедет в село и будет работать там 5 лет, предоставление единовременной компенсационной выплаты в размере 1 млн. рублей. В Астраханской области в целях социальной поддержки молодых специалистов с 2012 года работает программа «Земский доктор». Но вот сведения о количестве медицинских работников, получивших «подъемный миллион», и, как видим, из года в год оно уменьшается.




2012 год

75 человек

2013 год

59 человек

2014 год

49 человек

2015 год

31 человек

Это, конечно, не потому что желающих стало меньше. На получение «подъемного миллиона» тоже образовалась очередь10. Но это лишь одна сторона дела. Те, кто деньги всё же получил, отнюдь не «выбирают деревню на жительство», а чаще всего используют их для строительства или покупки жилья в городе, ведь в законодательстве ограничений нет. Почти 90% врачей вовсе не скрывают, что по прошествии пятилетнего срока обязательной отработки, уволятся и уедут. По их признанию, даже приобретение жилья в селе не является «якорем», способным удержать их от переезда в город. Причины этого вполне очевидны: отсутствие перспектив профессионального роста, несопоставимые, по сравнению с городскими, материально-бытовые условия, качество сервиса, возможности для досуга. Судя по всему, молодых специалистов не смущает даже перспектива возврата полученных денежных средств, в случае нарушения условий контракта.

Ещё хуже ситуация с кадровой наполняемостью медицинских учреждений средними и младшими медицинскими работниками. Как известно, в Астраханской области имела место попытка наладить практику предоставления этим категориям медработников компенсационной выплаты (500 тыс. руб.), однако это произошло только однажды – в 2012 году (выплату получили 182 человека), а затем финансовые трудности заставили отказаться от этой меры.

Считаю необходимым также отметить, что «подъемные» для медиков желательно распространить также на небольшие населенные пункты, являющиеся городами регионального подчинения – ведь, зачастую города они только по названию.

К сожалению, приходится констатировать, что действующая система вознаграждения за труд медицинских работников также не стимулирует к качественной работе, в особенности — в сельской местности. Реальное выполнение Указа Президента Российской Федерации от 07.05.2012 №597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики» в части повышения заработной платы медработников — отдельная тема, но многие из них (на условиях анонимности) сетуют, что размер их денежного содержания снижается. Не говоря уже о снижении реальных доходов.

Один из медицинских работников, который просил не озвучивать его фамилию, заявил, что ранее его оклад составлял – 6600 рублей, теперь – 10305 рублей. Однако надбавка за работу на участке снижена – на 20%, надбавка за стаж снижена – на 10%, надбавка за категорию снижена – на 10%, стимулирующие выплаты не производятся. В итоге до повышения оклада его заработная плата составляла 23630 руб., а после повышения оклада – 15475,5 руб.

В прошедшем году имели место и случаи невыплаты работников медицинских учреждений заработной платы. Так, по результатам рассмотрения обращений работников ФГБУ «Научно-исследовательский институт по изучению Лепры» Минздрава России (т.е. финансируется за счет федерального бюджета) установлены факты несвоевременной оплаты труда, в связи с чем прокуратурой внесены соответствующие представления, 1 должностное лицо привлечено к административной ответственности. Как выяснилось, заработная плата была задержана 81 работнику на общую сумму 1222 млн. рублей. В настоящее время задолженность погашена.

Вместе с тем, судя по высказываниям медработников, повсеместно распространена практика, когда людям предлагают подписать документ, подтверждающий их согласие на уменьшение размера зарплаты на 10%. Не менее распространена практика, когда платежные документы либо не содержат информации о составных частях зарплаты, либо не предоставляются вообще. В 2015 году в ходе проверки прокуратурой ГБУЗ АО «Знаменская городская больница» были выявлены нарушения в сфере оплаты труда, в т.ч. – было обращено внимание на отсутствие прозрачности в расчете заработной платы. Всё это позволяет сделать вывод о том, что в региональной системе здравоохранения нет открытого и доступного информирования работников о размерах заработной платы.

Конечно, об «успешной реализации» майских указов можно будет рапортовать до тех пор, пока повышение окладов будет «компенсироваться» одновременным снижением процентных надбавок за стаж, за работу на участке, за категорию, снижением и даже полным прекращением стимулирующих выплат. Но рано или поздно это упрётся в тупик. И это особенно печально на фоне того, что в сельских районах врачи бьют тревогу — они предупреждают, что большинство медработников находится в пенсионном и предпенсионном возрасте, и через несколько лет ситуация обернётся острейшим кадровым кризисом.


Проблемы обеспечения права на медицинскую

помощь в местах принудительного содержания

(спецучреждения МВД и пенитенциарные учреждения)
Проблема обеспечения защиты права на медицинскую помощь в местах принудительного содержания, подведомственных органам внутренних дел и уголовно-исполнительной системе, заслуживает особо пристального внимания. Это логично вытекает хотя бы из факта регулярности жалоб, адресованных Уполномоченному по правам человека.

Само нахождение человека в ИВС, колонии или СИЗО, естественно, не делает его более здоровым. Не лучшим образом влияют на физическое самочувствие любого, кто имел несчастье угодить за решётку, такие неизбежные факторы, как скученность, отсутствие полноценного питания, повседневное стрессовое состояние.

Усугубляет положение и то, что качество медицины в тюремной камере или «на зоне» по определению хуже, чем «на воле», причём обыденным сознанием это воспринимается как явление не только нормальное, но и вполне справедливое, а профессиональная деформация врачей, имеющих дело с т.н. «спецконтингентом», неизбежно происходит гораздо чаще и быстрее.

К тому же, следует признать, что проверка обоснованности жалоб на состояние медицины в местах принудительного содержания всегда объективно сопряжена с известными трудностями. С одной стороны, сама по себе медицина — удел лиц, обладающих специальными профессиональными познаниями. С другой стороны, здесь имеет место, как правило, ведомственный контроль, объективность которого часто вызывает вопросы.


Изоляторы временного содержания
В 2015 году Уполномоченный по правам человека и сотрудники его аппарата подвергли обстоятельной проверке расположенные на территории региона помещения для административно-задержанных (ПЗЛ) и изоляторы временного содержания. Об их состоянии будет сказано ниже. Здесь остановимся лишь на вопросе обеспечения права на медицинскую помощь.

Прежде всего, отметим такой факт, что на сегодняшний день ни один изолятор временного содержания, действующий на территории области, не имеет лицензию на осуществление медицинской деятельности.

Осмотр поступающих в ИВС граждан, а также приём людей в случае их жалоб на плохое самочувствие, недомогание фельдшер ведёт исключительно в течение своего рабочего дня. В другие часы (в том числе – ночные) осмотр больных производят сотрудники из числа дежурной смены. Период, когда медработник находится в отпуске, становится для руководства ИВС неразрешимой проблемой.

Состояние помещений, предназначенных для оказания медпомощи, как правило, производит крайне убогое впечатление.

Так, кабинет фельдшера в ИВС отдела полиции Лиманского района представляет собой одну комнату площадью 15 м², разделенную аркой, за которой установлена кушетка. Процедурного кабинета и дезинфекционной камеры — нет. Отсутствуют даже столики для медицинского инструментария и стерильного материала. В ИВС отдела полиции Лиманского района в кабинете фельдшера, площадь которого менее 12 м², нет горячей воды. Как таковой комнаты приёма больных и процедурной нет. Изолятор временного содержания в отделе полиции Володарского района вообще не имеет медпункта. Осмотр производится в кабинете на втором здания отдела полиции, которое постоянно используется в качестве рабочего кабинета.

В большинстве медпунктов ИВС отсутствует элементарное медицинское оборудование и инструменты: устройства для искусственного дыхания, тонометры, фонендоскопы, перевязочные материалы (бинты, вата, лейкопластыри, жгуты), ножницы. Во многих медпунктах ИВС отсутствуют самые необходимые лекарства (валидол, обезболивающие), а имеющиеся препараты зачастую имеют просроченный срок годности.


Следственные изоляторы и исправительные колонии
В истекшем году имелось достаточно много обращений с жалобами на недостатки в организации медицинской помощи в следственных изоляторах и исправительных колониях, причём основное количество жалоб – более 60% – поступило из СИЗО-2.

2015 год был ознаменован внешне неприметным событием, которое имеет однако весьма существенные и, по мнению правозащитников, негативные последствия — согласно распоряжению Федеральной службы исполнения наказаний от 02.04.2015 года №44-р медико-санитарные части вновь переданы в подчинение территориальных органов ФСИН. «Независимыми» они пробыли чуть более года. Мощное лобби региональных Управлений ФСИН взяло вверх.

Суть большинства жалоб из следственных изоляторов и исправительных колоний сводятся к тому, что их авторы утверждают — несмотря на неоднократные личные просьбы, ходатайства защитников и родственников, вопреки медицинским заключениям «гражданских» врачей, игнорируя явные болезненные проявления, сотрудники медчастей фактически отказывают в необходимой лечебной помощи, равнодушно относятся к физическим страданиям, а подчас проявляют намеренную жестокость либо циничное отношение.

Виду отсутствия иных альтернатив, Уполномоченный по правам человека вынужден был направлять жалобы в территориальный орган Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения по Астраханской области. Нужно отметить, что из ответов ТО Росздравнадзора невозможно понять — что же в итоге выявлено? какие нарушения конкретно установлены, в чём конкретно они проявлялись? Присылаемые ответы предельно кратки, содержат обтекаемые фразы и самые общие формулировки. Более того, «проверки» ТО Росздравнадзора чаще всего сводятся к тому, что в МСЧ-30 направляется копия жалобы, а дело «берётся на контроль». Тем самым формально проводится как бы собственная проверка – ведь перенаправлена копия, а не оригинал. Но, при этом в уведомлении Уполномоченному неизменно указывается, что итоговый ответ будет дан МСЧ-30, и в этой связи напрашивается вопрос: зачем вообще нужен «контроль», если будущая информация из МСЧ-30 контролерами из Росздравнадзора заведомо признаётся правдивой и обоснованной?

Что касается МСЧ-30, то у этой структуры, особенно после переподчинения её региональным Управлениям ФСИН, судя по всему, вообще всё обстоит благополучно. Ответы, поступающие из МСЧ-30 до унылости стандартны (такое впечатление, что вставляются только новые фамилии и инициалы) и содержат «отработанные» штампы:

«На Ваш исходящий номер…установлено, что (имярек) при поступлении в… согласно требованиям регламентирующих приказов, проведен медицинский осмотр врачами медицинской части… По результатам установлено, что показаний к экстренному оперативному вмешательству нет…В настоящее время состояние здоровья (имярек) расценивается как удовлетворительное, находится под наблюдением медицинского персонала учреждения…Случаев неоказания медицинской помощи (имярек) допущено не было, на всех этапах лечение проводилось своевременно и адекватно, в соответствии с требованиями регламентирующих приказов». Последняя фраза весьма примечательна: не в соответствии с выставленным диагнозом, клинической картиной или реакцией организма человека проводится лечение, а в соответствии с регламентирующими приказами.

Гр-н У., содержащийся в СИЗО-2 в своей жалобе писал (стиль, пунктуация и орфография сохранены): «В течение трёх месяцев я неоднократно в письменной форме обращаюсь на имя начальника МСЧ-30 майора внутренней службы Сафарова М.Ю., а также начальника СИЗО-2 Галиева Р.Р. о приёме меня к врачу-терапевту, так как моё самочувствие резко ухудшилось… Не предпринималось никаких действий до тех пор, пока я не написал обращение на Ваше (т.е. Уполномоченного по правам человека) имя. После этого меня вызвали к терапевту, но когда я говорил о своих проблемах терапевту Зубрицкой Н.А., она стояла и улыбалась. То есть моя головная боль, давление 160 на 120, просьба провести обследование головного мозга, так как у меня было три сотрясения, её рассмешили».

Гр-н Б., отбывающий наказание в ИК-2, и состоящий на учёте в ФКУЗ МСЧ-30 УФСИН России по Астраханской области в связи с наличием у него ряда тяжелых хронических заболеваний, жаловался, в числе прочего, на применение лекарственных препаратов с просроченным сроком годности и хранения. В ответе, данном осужденному врио начальника МСЧ-30 Сергеева Д.А., утверждается, что «препараты с истекшим сроком не применяются», однако Б. утверждал, что предоставлял проверяющим коробки от лекарств, которые ему выдавались в 2015 году, на которых обозначен предельный срок хранения – «2013».


* * *
Обращение гр-на К. выявило следующую проблему, связанную с обеспечением права граждан на жизнь. Как известно, при решении вопросов о смягчении уголовного наказания либо освобождения от уголовной ответственности должно учитываться такое обстоятельство, как состояние здоровья человека. В отношении гр-на К. было возбуждено уголовное дело, но в связи с наличием у него заболевания, исключающего возможность содержания в СИЗО (тяжелая форма сахарного диабета)11, ему было назначена мера пресечения в виде подписки о невыезде. Данное заболевание было диагностировано у К. задолго до привлечения его к уголовной ответственности. Тем не менее, предшествующие заключения «гражданских» клиник во внимание никак не берутся. Подследственный проходит медицинское освидетельствование, которое осуществляет специально созданная врачебная комиссия, и только затем (если подтвердится наличие у него соответствующего тяжёлого заболевания) возможно изменение меры пресечения.

Более того — впоследствии суд может назначить гражданину наказание в виде реального лишения свободы. Так произошло и в данном случае — гр-н К. получил несколько месяцев колонии-поселения. В принципе, его заболевание входит и в перечень, который устанавливает болезни, освобождающие от отбывания наказания12. Однако человека не освобождают из зала суда автоматически сразу после оглашения приговора. Лишь после того, как приговор вступит в законную силу вновь создаётся специальная комиссия, которая должна вынести медицинское заключение о наличии или отсутствии у осужденного соответствующего заболевания.

Между тем, бывают случаи, когда человек находится на пороге жизни и смерти, его недуг находится в «последней стадии», счёт идёт на дни. В этой связи показателен случай с гр-м У., также обратившемуся к Уполномоченному по правам человека, которому диагностировали онкологическое заболевание уже после вынесения приговора судом первой инстанции. При этом медики открыто говорили, что жить больному остаются считанные недели. В данном случае, суд апелляционной инстанции внял ходатайству Уполномоченного по правам человека и, указав на состояние здоровья гр-на У. в качестве смягчающего обстоятельства, назначил ему условное наказание, немедленно освободив из под стражи в зале суда.

В этой связи, возможно, следует подумать о корректировке действующего законодательства в том направлении, чтобы освобождение осужденных, у которых имеются определённые заболевания, производилось в момент постановления приговора.

Целесообразно предусмотреть такую процедуру, чтобы суд, имея информацию о наличии у гражданина в период предварительного следствия соответствующей болезни, незамедлительно после начала рассмотрения дела по существу назначал медицинское освидетельствование на предмет возможности нахождения гражданина в колонии. Полученное медицинское заключение могло бы повлиять на выбор вида наказания или освобождение от наказания.

Все вышеуказанные обстоятельства свидетельствуют о том, что вопрос об обеспечении прав граждан на охрану здоровья в местах принудительного содержания требует особого внимания, и станет одним из приоритетных направлений в деятельности Уполномоченного по правам человека.


Маловодье — экологическая проблема № 1 региона
Переходя к вопросу обеспечения права на благоприятную окружающую среду, нужно, прежде всего, акцентировать внимание на проблеме маловодья. Без преувеличения можно сказать, что в 2015 году маловодье в Нижнем Поволжье приобрело ранее невиданные, катастрофические масштабы.

Достаточно было проехать по территории области, чтобы перед глазами встала картина полностью высохших ериков и ильменей, которые десятилетиями были источниками воды для населенных пунктов. Общественность региона высказывала по этому поводу обоснованную тревогу. Социальные сети были заполнены фотоснимками растрескавшейся почвы на месте бывших водоемов, гниющей молоди рыбы, сопровождаемых негодующими комментариями.

Управление Росприроднадзора констатирует, что маловодье 2015 года, прежде всего — следствие недостаточности сбросов Волжской ГЭС. Сообщается, что весенний спуск воды в 2015 году был значительно ниже, чем в предыдущие два года — он составил 64,46 км³. Для сравнения — в 2014 году было спущено 86,30 км³, а в 2013 году — 125,47 км³ воды.

Кроме того, по информации Волго-Каспийского территориального управления Росрыболовства, подача воды в низовья Волги была осуществлена с большим опозданием, вследствие чего почти на месяц сдвинулись сроки завершения рыбохозяйственного половодья.

В условиях экстремально низкой водности не были обеспечены даже минимальные требования для организации эффективного нереста рыб. Вместо естественных мест нереста – полоев, пересохших в этом году, рыба была вынуждена нереститься в речной системе. В ряде случаев это спровоцировало массовую гибель рыбных ресурсов.

Прямым следствием низкого уровня воды стало возникновение и распространение пожаров. Начиная с августа и по ноябрь включительно жители областного центра и ближайших населенных пунктов буквально задыхались от невыносимого запаха гари. Одной из вызвавших его причин послужило возгорание растительности (тростника) вблизи пересохших водоемов. Так, в августе Главным управлением Министерства чрезвычайных ситуаций по Астраханской области было зарегистрировано 152 пожара. В сентябре их стало ещё больше — 174.С середины августа по конец ноября в региональное Управление Роспотребнадзора поступило 652 письменных обращения по вопросу распространения в атмосферном воздухе запаха гари. В аппарат Уполномоченного по правам человека, как и в другие инстанции, люди звонили по телефону, выражая крайнее возмущение, беспокойство и требуя принять экстренные меры.

Нужно отметить, что стремление чиновников представить ситуацию в «смягченном» виде поистине неистребима. Два года назад, когда из кранов текла водопроводная вода с явно гнилостным запахом, ТО Роспотребнадзора уверял, помнится, астраханцев, что вода вполне пригодна для питья. Теперь же, совершив в течение 4-х месяцев 1482 контрольных выезда для забора проб атмосферного воздуха, специалисты этого надзорного органа обнаружили превышение предельно допустимой концентрации вредных веществ только в 63 случаев (в 4%).

Кстати, эти «обнадёживающие» данные по сравнению с запахами, которые вдыхали люди, настолько разительно «били в нос», что Астраханская межрайонная природоохранная прокуратура внесла представление о необходимости надлежащего исполнения сотрудниками ТО Роспотребнадзора и ФГБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Астраханской области» своих обязанностей по контролю за состоянием окружающей среды. Это косвенно подтверждает сколь «доверчиво» отнеслась природоохранная прокуратура к официально обнародованным данным.

По большому счёту жители региона так и остаются в неведении о подлинных масштабах происшедшего, что, само собой, порождает у людей сомнения в официальных разъяснениях относительно причин, а также последствий загазованности воздуха. Внятных и убедительных объяснений произошедшего, по всеобщему мнению, не последовало. В любом случае, здоровья астраханцам всё это не прибавило.

Пожары, задымление поставили во весь рост и ещё одну серьезную проблему, характерную для нашего региона — многочисленные несанкционированные свалки, а, стало быть, недостатки системы утилизации мусора, отработанного сырья и отходов производства. Вероятно, есть повод задуматься и обактивизации работы по внедрению среди жителей региона экологического сознания.

В 2015 году незаконные мусорные свалки были выявлены в городе Астрахани, Приволжском, Икрянинском, Наримановском, Красноярском районах. Как правило, это не ликвидированные полигоны твердых бытовых отходов (ТБО).Пагубным последствием длительной нерекультивации почвы на месте мусорных свалок является полная потеря ею репродуктивных свойств. Астраханским межрайонным природоохранным прокурором в адрес глав соответствующих муниципалитетов были внесены представления об устранении нарушений природоохранного законодательства. Однако, деятельность по ликвидации свалок, рекультивации земель движется крайне медленно.

Администрация муниципального образования «Икрянинский район» лишь тогда, когда «гром грянул», удосужилась обратиться в Арбитражный суд Астраханской области с соответствующим иском к эксплуатирующей полигон организации — ООО «ТСП Вектор».

А вот МБУ «Дирекция ЖКХ Приволжского района» рекультивировать территорию полигона ТБО не спешит, несмотря на наличие судебного решения, вынесенного в июле 2014 года. Не помогло неоднократное привлечение должностных лиц учреждения к административной ответственности, и даже возбуждение в отношении руководства учреждения уголовное дело по статье 315 Уголовного кодекса РФ (злостное неисполнение вступившего в законную силу решения суда). Неизвестна пока и дальнейшая судьба горевшего в ноябре 2015 года полигона ТБО в селе Рассвет Наримановского района. Остается надеяться, что меры, принятые региональным Управлением Росприроднадзора к эксплуатирующей полигон организации – ЗАО «АПЭК» – побудят ее к рекультивации свалки. Пока речь идет только о привлечении к административной ответственности по статье 8.5 КоАП РФ (сокрытие или искажение экологической информации) и части 1 статьи 8.21 КоАП РФ (выброс вредных веществ в атмосферный воздух или вредное физическое воздействие на него без специального разрешения).

Следует отметить, что невыполнение установленных требований и обязательных мероприятий по улучшению, защите земель и охране почв от ветровой, водной эрозии и предотвращению других процессов и иного негативного воздействия на окружающую среду, ухудшающих качественное состояние земель — составляет административное нарушение, предусмотренное частью 2 статьи 8.7 КоАП РФ. Его совершение юридическим лицом влечет наложение административного штрафа в размере от четырехсот тысяч до семисот тысяч рублей.

Однако, привлечение к ответственности органов местного самоуправления и различных организаций по данной статье случается довольно редко, хотя поводов более чем достаточно. Да и наказания, как правило, весьма «щадящие», хотя речь идёт, в сущности, об экологическом благополучии, а, стало быть, — здоровье и жизни людей. Так, к примеру, в ноябре 2015 года по указанной статье была привлечена к административной ответственности администрация МО «Икрянинский район». Основанием послужило захламление бытовым мусором земельных участков площадью 2000 м², расположенных в районе бугров «Долгий» и «Жилой» МО «Икрянинский сельсовет», а также земельного участка площадью 810 м² в районе сельского кладбища МО «Мумринскийсельсовет». Перечисленные участки использовались для организации свалок без наличия разрешительной документации. Кроме того, часть одной из них площадью 1000 м² пытались незаконно сжечь, что привело к выбросу в атмосферный воздух вредных веществ. И, несмотря на это, Икрянинский районный суд проявил великодушие по своей инициативе снизил наказание «ниже нижнего» – оштрафовал орган местного самоуправления всего на сто тысяч рублей.

Возвращаясь к проблеме маловодья, как основному системному угрозообразующему для региональной экологии фактору, следует отметить следующее. Негативные его последствия для обеспечения права жителей Астраханской области на благоприятную окружающую среду носят двоякий характер — они в равной степени бьют и по благосостоянию, и по здоровью людей.

Из-за беспрецедентного обмеления на Волге по существу было парализовано крупнотоннажное судоходство. Прежнее рыбохозяйственное значение региона снизилось, но даже 211 оставшихся предприятий рыбного комплекса бьются в конвульсиях; сокращаются рабочие места, снижаются заработки. Люди не могут поливать огороды. Терпят убытки фермеры.

По подсчётам учёных, Волга должна приносить в Каспийское море более 8000 м³ воды в год. В последние годы эта цифра сократилась почти на четверть — до 6240 м³. Средний уровень воды в районе Астрахани на 60 см ниже нормы. По оценкам некоторых специалистов, объем притока до 2029 года будет только снижаться. Объемов воды не хватает на то, чтобы промыть все протоки волжской поймы, они зарастают илом и заболачиваются, становясь источником ядовитых газов — неизбежного продуктагниения растений.

По оценкам специалистов, произрастающие в Волго-Ахтубинской пойме и в дельте на 1 гектаре травы и кустарники поглощают в день более тонны углекислого газа и выделяют в атмосферу около 750 килограммов кислорода, однако в последние годы они являются, помимо этого, источником метана.

Дефицит пресной воды приводит к прогрессирующему увеличению минеральных солей в почвах, засолению грунтовых вод. Онкологические заболевания и туберкулёз, ставшие в своё время печальной «визитной карточкой» пересыхавшего Арала, теперь всё больше распространяются в нашем регионе.

Специалисты и экологи с сожалением констатируют, что водохранилища Волжско-Камского каскада работают, в первую очередь, в интересах энергетического комплекса. Сохранение биологического разнообразия уникальной флоры и фауны Астраханской области — наша общая тревога и общая задача. Но решить проблему такого масштаба можно только с участием и при помощи федеральных органов государственной власти.


Каталог: uploads -> file -> Raznoe
file -> Обеспечение образовательного процесса оборудованными учебными кабинетами по основной образовательной программе 12. 03. 04 «Биотехнические системы и технологии»
file -> История образования финансово-промышленных групп
file -> «Большое видится на расстоянии»
file -> «Цифровой измерительный вольтметр»
file -> Актуальность: эта тема актуальна в связи с 65-й годовщиной Победы в Великой Отечественной войне, Победы над германским фашизмом русской Красной Армии
file -> Сгау в пир компании с государственным участием ао «Объединенная авиастроительная корпорация» Общее описание
file -> Итоги деятельности Отделений биологических, медицинских и сельскохозяйственных наук за 2008 – 2010 годы Уфа


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал