Дорогие друзья!



Скачать 170,08 Kb.
Дата28.10.2016
Размер170,08 Kb.
Дорогие друзья!

Беру на себя инициативу первого шага в обсуждении наших планов на осень. Понимаю, что времени (и оперативной памяти) сейчас ни у кого нет, но  надо начинать... 

Как я понял из наших последних писем в ноябре - рабочая версия "греческий проект" .

 

Правда фотографии не пришли и поэтому рассказ о 2010 пока прежде всего "вербальный"



Зато П.А.  начал создавать  мастерскую по Греческому проекту и выложил много материалов.

 

Мне кажется проще начать с формальных моментов:



 - сроки - 15-16 октября? Это всех устраивает? Или сдвигаем на 8-9? День Учителя в этом году не ясно когда: первая суббота октября - 1 октября. Может это и есть праздник? Может не рисковать и все-таки ехать 15-16.

Нам надо определиться.

- Номенклатура секций. В.В. в последнем письме предлагал: "четыре больших тематических блока, в рамках которых будет строиться работа: исторический и социокультурный фон «греческого проекта»; идеологическое и социокультурное содержание «греческого проекта»; связанные с «греческим проектом» литературные тексты; «невербальные тексты», созданные в рамках греческого проекта.

Мы оставляем этот набор? Корректируем? Кто руководит секциями?

- другое его предложение: "Мы предлагаем школьникам темы исследовательских работ в рамках этих блоков, которыми они занимаются в течение календарного года до конференции (желательно, начиная с января)" нам в 1505 выполнить пока не удалось. Темы работ утверждаются у нас в начале учебного года. Правда есть работы по античной истории и археологии, которые можно попытаться вписать в сюжет. Кроме того мы в марте устроили "погружение" в греко-персидские войны. Но все равно - конференция детей  это вопрос. 

 - Хронологические рамки. Когда мы устанавливаем дату  начала "греческого проекта"? Следы понятно уходят в рубеж XVII-XVIII вв. ("арап Петра Великого"). Очевидно, что к концу 60-ых уже все было на слуху. С другой стороны - верхний

рубеж? Греческое восстание, Байрон и "внук Ганнибала"?

- Участие внешних гостей ( специалисты по проблеме из Греции, греческий культурный центр в России и т.д.)  

Мне кажется надо переписываться, а потом встретиться. Когда-то и где-то...

ЛН

 



Здравствуйте, коллеги!

1. Я согласен с Л.А., что оптимальные сроки - 15-16 октября.

2. Я бы оставил четыре базовых тематических блока. Сразу должен сказать, что пока не знаю, смогу ли я сам поехать на конференцию в октябре (это выяснится в конце августа), но я мог бы вместе с Петром Мазаевым вести блок по описанию исторического и социокультурного фона "греческого проекта" и один из нас - руководить работающей в его рамках группой на месте.

3. Я думаю, что предложение об исследовательской конференции уже не имеет смысла, потому что мы в нашей школе тоже не нашли ресурса в дополнение к обычным курсовым подготовить исследования по тематике "греческого проекта".

4. Если говорить о социокультурной основе, то греческий проект представляет собой довольно эклектичное и диффузное, меняющееся от автора к автору образование, в котором отчетливо выделяются три составляющих: представление о России как наследнице Византии ("Москва - третий Рим"), изменение отношения к античности в XVIII веке, начиная с Петра (не язычество, а колыбель культуры - ярко это передано, например, в рассказанном Голиковым анекдоте  о Петре и святителе Митрофане Воронежском, в центре которого - "наивное" и "просвещенное" отношение к статуям античных богов) и "имперская идея", тоже ключевая для XVIII века. Для корректного понимания социокультурных координат "греческого проекта" надо описывать три эти сюжета, что задает и социокультурные хронологические рамки. Если же говорить не о контексте, а о содержании, то это, наверное, как и предлагает Л.А., конец 1760-х гг. - конец 1820-х.

5. Участие внешних гостей (специалистов из Греции или отечественных ученых, занимающихся данным сюжетом), мне кажется, украсило бы конференцию (если мы, разумеется, сможем сделать их полноценными участниками, а не ритуальными фигурами).

В.Г.

Доброе утро, коллеги!


Позволю себе высказать некоторые суждения по предмету обсуждения и не только.
1. Согласен с датой 15-16 октября.
2. Предлагаю определить хронологические рамки примерно веком: середина XVIII - середина XIX вв. (археологически 1837 г. от 1850 г. трудно отделим). Внутри можно выделить более четкие даты 1768 (начало русско-турецкой войны) и 1821 (начало греческой революции) - но там еще Байрон и Наварин и много чего еще интересного, так что, думаю. полезно все-таки до 1853 или 1856 года.
Думаю, полезно внутри любой мастерской обращать внимание на динамику процессов, чему вполне способствует широта хронологических рамок. 
3. Как мне видится мастерская археологии (на наличии коей я настаиваю). За этот период происходят несколько разных сдвигов: 
- археология превращается  из пред-науки в молодую науку: интересны античные
- Россия обзаводится "своей" античностью и своими археологическим памятниками
- происходит специализация (медленно, но уверенно): военные перестают быть "археологами"-любителями, а археология перестают быть военными

- конечно, важен вопрос и про "новодел-оригинал" и про "остатки". 


Но мне важно говорить об остатках и в ином ключе: мы знакомимся с остатками, а не с явлением напрямую: что-то явно выпадает из поля зрения и не оставляет после себя материальных следов, привлекая тексты, надо восполнять пробелы и выяснять, какие "следы" сохранялись и почему: что было, но утрачено, от чего следы не остаются  и т.п.

В свете этого хотелось бы сохранить внутри мастерской по археологии раздел, посвященный "археологии современности" - наблюдение за обитателями и посетителями Царского села, возможно с учетом отношения к античному или квазиантичному культурному наследию (тут вероятны также изучение роли античного наследия в ментальной "карте памяти" и т.п. (есть недавний хороший сборничек по визуальной антропологии, где кое-что интересное в плане методики можно постараться позаимствовать).


4. Чем мне важен и интересен "Греческий проект": в прошлом году я попал в Царское Село, имея в голове совсем иные интересы (по-прежнему настаиваю на конференции по "Гибели империи") - меня, тем не менее, лично крайне цепко захватил "Греческий проект"  ("...начал читать книги - оказалось увлекательное занятие!"). До этого времени я реально не представлял себе масштабов того, насколько "своим" античное прошлое было для наших соотечественников два с половиной столетия назад. Я их в этом отношении недооценивал. 
И - что особенно важно - удивительно то, насколько массовый характер носило это "античное помешательство". Все это глиптотеки, кабинеты медалей, насыпные Парнасы, Музы, лиры на ветках, анакреонтика, вакханки, триумфы, амазонки и т.п. - все это я знал и долгое время считал банальным и ненастоящим. Морейская колонна, Архипелагское княжество и Ионическая республика семи островов заставляют меня пересмотреть все это. Затем был год, посвященный Кипру - там мы тоже распутываем "русский след". 
Важная тема - археология как аспект государственной внешней политики: это было нормально для западных держав, чтобы археологи были связаны с разведкой, спецслужбами и военными, но, оказывается, такая же практика имела место и в царской России. 
Много чего тут можно нанаблюдать: Каподистрию, Ипсиланти, Сильвио, Фемистоклюса и Алкида и т.п.  и т. д.
С течением времени акценты меняются - меняются по разным направлениям. Классическое наследие и классическая составляющая в русском образовании имела огромное значение и в начале XIX в., и и середине, и при Д. А. Толстом, и при Баксте - но все, тем не менее, по-разному. Увидеть эти трансформации, сформулировать их, постараться "нащупать", как оно происходит - вот, на мой взгляд, сверхзадача.

5. Могут приехать 2 девочки с Кипра (из Русской школы в Лимассоле), они  с нашей подачи тоже занялись "греческим проектом", их участие переводит тему "проекта" в плоскость современных политических реалий: позиция России в отношении Турции и "Кипрского вопроса" (долгоиграющий отголосок "Восточного вопроса")

6. Нашим "Проектом" заинтересовался Греческий культурный центр в Москве. Они просят разрешения отражать ход проекта на своем сайте: нам надо им написать какой-то там релиз или типа того. С их подачи к конференции может присоединиться специалист из Греции, который занимается исследованием феномена филэллинизма. 
Надо иметь в виду, что этот год - юбилейный для Греческой революции. Пышные торжества прошли по всей эллинской ойкумене 25 марта. Наше действо в Царском Селе должно быть поставлено в один ряд этими торжествами.
Вот как-то так
Евдокимов

Доброе утро!

 

В время майских праздников у меня было некоторое время поразмышлять о содержании нашей работы в октябре. 



По сути ведь нам надо (мне кажется) не просто изучать "греческий проект", а попытаться "привязать" эту работу к тому месту, где  мы находимся.

 

Я бы конкретизировал темы для мастерских. 



Например, я бы предусмотрел специальное исследование, посвященное военно-политическому контексту. В Царском много мемориалов боевой славы". Вряд ли все хорошо понимают  каким событиям и людям они посвящены. Мне кажется это надо "реконструировать"

С другой стороны - важный момент: имена. Какие античные имена/образы  (мифологические герои, философы и т.п.) представлены в топонимике, скульптуре  и т.п.Царского Села. То есть, что конкретно означала античность для обитателей Царского: какие сюжеты имелись ввиду? Почему именно эти?

Археология. Как соотносилось в Царском древность и "новодел"? Почему именно так? Какие смыслы это отражало и порождало?

Литература....

Наверное список можно продолжить...

Короче мне кажется надо понять, как именно  происходило соединение "античности" и "современности" в сознании людей этой эпохи. Какие именно образы, сюжеты, смыслы он брали из антчиного наследие и какие именно события и смыслы современности связывали с ними. Самостоятельный вопрос: "остатки". Что из античного прошлого (известного в XVIII в.) осталось "не востребовано", и какие события  и духовные явления современности не удалось связать с античностью (не стали связывать?)

Сами названия можно оставить такими же, можно тоже скорректировать.

Кто и за что взялся бы?

ЛН

 

Всем привет!



Согласен с Леней по все пунктам!

Кроме того, может быть интересен сюжет о переводах на русский язык античных авторов в течение XVIII века, и как апофеоз - перевод Гнедича.

Как это связано с Царским?

Важен  и сюжет о контексте южных грекоподобных названий: Мариуполя, Мелитополя, Одессы, Севастополя и т.п. Как, по чьему предложению и когда были подписаны конкретные указы?

Третий сюжет - о греко-итальянской колонизации Тавриды в XVIII - начале XIX в. как относились к "эллинизму" Потемкин и Воронцов? Как это связано с Царским?

И, наконец, каким образом весь этот  "эллинизм" влиял на русское просвещение - от Елизаветы - до Александра? И следы этого влияния в Царском?

Вообще - хайрете гетайрой!

М. Л.


Дорогие друзья!
Позвольте присоединиться к обсуждению всех волнующей проблемы, точнее проблем.
1. Мы солидарны с тем, что середина октября - наиболее удобное для конференции время. Однако предлагаем подумать над возможностями (организационной, финансовой и т.д.) расширить сроки проведения до трех дней. Скажем, 14 - 16 октября. По ощущениям от предыдущей конференции не вполне хватило времени для реализации исследовательской части конференции: работа носила скорее ознакомительный характер (что для старта было, впрочем, вполне оправдано). Дополнительный день, на наш взгляд, можно было бы посвятить знакомству с Царским селом (тем более, как выяснилось, для большинства прошлогодних участников-детей это была первая поездка в Пушкин), ориентировке на местности, а два последующих - исследовательской работе и подведению итогов. Давайте выясним, насколько подобное изменение допустимо для каждой из участвующих школ.
2. С нашей точки зрения, разговор о хронологических рамках в данном формате не является принципиальным, поскольку их расширение или сужение не уводит нас в сторону от основной проблематики. Так что представляется логичным принять в качестве рабочей версии предложение П.А.: середина XVII - середина XIX века.
3. Говоря о мастерских, мы предполагаем, что готовы взять на себя руководство искусствоведческим направлением. Причем нам было бы интересно работать над проблемой утопичности/реальности "греческого проекта". На наш взгляд, помимо традиционных памятников Царского села, нереализованность проекта отражает недостроенный город София (сейчас - район г.Пушкина), который мыслился как продолжение Царского села и одновременно как архитектурное воплощение "греческого проекта". Здесь есть немало тем для изучения и обсуждения. В частности, соотношение реальности проекта и утопии; модель Просвещения как основа формирования культурной идентичности имперского типа (Афины - Константинополь - Царское село (Петербург) и т.д.
4. Коллеги, мы думаем, что пришла пора встречаться, чтобы обсудить принципиально важные содержательные и организационные вопросы:
- общий замысел,
- список участников и критерии отбора (о которых шла речь в рамках подведения итогов прошлой конференции),
- сроки,
- окончательный перечень мастерских и поля их интеграции (мыслится, что эта проблема оказалась вне поля нашего внимания ранее),
- и традиционно открытым остается вопрос финала.

Ваши
МА и АИ

P.S. Низкий поклон М.В.Левиту за высоко художественное поздравление! (Долго пытался сочинить ответ в том же стиле, но тягаться с Левитом мне оказалось не под силу)

АИ

Как не странно, мне кажется, важно обсудить ожидаемый итог нашей работы. Прошлая поездка имела такой итог. Предполагался ответ на вопрос «И что нам Царское Село». То есть по итогам работы в октябре 2010, мы должны были определиться с перспективами. Мы определились: в 2011 мы работаем по теме «греческий проект». А дальше? Какой следующий шаг? Кажется, что мы должны придти к этому выводу по итогам предстоящей конференции...



Попробую пояснить свою мысль. Конечно, я не думаю, что весь смысл нашей работы – только определить следующий шаг. Это можно было бы сделать и в Москве…

Однако, читая материалы коллег и обдумывая план и результат работы мастерской «История», я сделал ряд неожиданных (для себя) наблюдений.

Очевидно, что в традиционной русской культуре допетровского периода было определенное понимание того, что такое «греческое», «эллинское» и т.д. Очевидно также, что в XVIII в. это представление было трансформировано под влияние эпохи Просвещения (и европеизации в широком смысле этого слова).  Понятно также, что предметом нашей работы будет как раз изучение этого синтеза (или эклектичного соединения?).

Вместе с тем полноценный описание того, как именно переплетались эти тенденции в конце XVIII – начале XIX в. и к каким это привело результатам потребует от нас:

а) более подробного изучения  византийской традиции (точнее того соединения «античного» и «средневекового», которое характерно и для  Византии; и для Руси;

 б) рассмотрения дальнейшей судьбы идей, художественных образов, научных исследований и политических решений, которые  возникли в контексте «греческого проекта».

 

Поясню свою мысль на примере.

Известно, что еще в XV (после падения Царьграда) на Руси появились первые предположения (откровения) о том, что в будущем Константинополь будет освобожден при участии русских. См. например, "Русий же род съ прежде создателнымивсего Измаилта побѣдять и Седмохолмаго приимуть с прежде законными его ив нем въцесарятся..."

На первый взгляд  «греческий проект» – «светская калька» этой же идеи. Вместе с тем без специального исследования трудно утверждать, что Екатерина II, А.Орлов или Г.Потемкин не только руководствовались этим пророчеством (пусть и преломляя его в своем сознании), но просто знали об этих идеях.

С другой стороны мы хорошо знаем о борьбе Николая I, Александра IIb Николая IIза черноморские проливы. По мнению ряда исследователей, эта борьба была одной из причин революции (мы выходим таким образом в тему «Гибель Империи» и «Феодоровский городок»).  Вместе с тем, без дополнительного исследования трудно утверждать, что политика Николая Павловича и Николая Александровича – прямое продолжение «греческого проекта».

Еще соображение. Исследователи византийской культуры говорят, что «возвращение к античности» - своеобразная традиции для этой цивилизации. Подобное настроение овладевало  частью культурной элиты Византии. До какой степени Россия получила этот вектор  «по наследству»?

В поисках ответов мы можем как «углубиться» в прошлое, так и «приблизиться» к современности (в XIX в? вXX в.?). Мне кажется, «выбор следующего шага» – один из важнейших результатов нашей работы в этом году.

ЛН
Уважаемые коллеги!

 

Хотелось бы высказаться насчет вопроса о развитии сюжета наших конференций.

Кажется, что все таки мы в той модели работы, что у нас сейчас существует должны опираться на связь сюжета с местом, в котором происходит конференция. Вряд ли мы сможем мы сможем внятно привязать вопрос о Византии к Царскому селу для всех мастерских. Особенно много проблем возникнет у литераторов. Мне представляется, куда более интересным посмотреть на то, как усиливается интерес к Византии во 2/2 XIX - начале ХХ вв. Привязка к ЦС здесь будет скорее личностная и событийная, чем локальная, зато здесь есть сюжеты и для археологов (рождение христианской (читай: византийской) археологии), и для искусствоведов (официозный византийский стиль, все эти бесконечные реставрации в Киеве, Владимире, Москве, византинизм в модерне и проч.), и для культурологов (преломление идеи империи в византийском ключе с одной стороны и включение византийского контекста в сферу светской культуры), и для историков (как раз то, о чем говорил ЛА).

-- 

Пётр Мазаев

Политика и "культурные механизмы"

«Русский флот покинул Морею, в сущности не добившись особенных результатов. Казалось бы, планы восстановления Греции и тем более представления о греках как о потомках античных героев, которые старательно поддерживал в Екатерине Вольтер, должны были хотя бы на время угаснуть. Однако в действительности именно в эти годы происходит прямо обратное. Дело в том, что запущенные морейской экспедицией культурные механизмы начали работать самостоятельно и уже почти не зависели от сиюминутной военной и политической конъюнктуры».

(Андрей Зорин. Русская ода конца 1760-х — начала 1770-х годов, Вольтер и «греческий проект» Екатерины II).

 

На самом деле это наблюдение Зорина представляется даже еще более  точным и приводит нас к еще более неожиданным выводам.

Посмотрим на политическую ситуацию, скажем так, со «скептической» точки зрения.

Русско-турецкая война 1768-1775 гг. была неожиданной для России.  Отчаянно смелый бросок флота в Средиземноморье преследовал нанести удар в тыл Турции. Задача освобождения Греции от турецкого господства не была решена во время войны, да, видимо, и не могла быть решена.  Это были, в лучшем случае, только благие намерения.

Затем в середине 70ых гг.  императрица поддержала т.н. «восточную систему» (война против Турции в союзе с Австрией) Потемкина, против «северной системы» (союз России с Пруссией и Англией) графа Панина. Однако, что было основным мотивом Екатерины: стремление подорвать влияние «партии великого князя  Павла Петровича» (Панина) или понимание значения союза с Австрией? Кажется, что мы имеем дело с банальной дворцовой интригой.

Есть серьезные основания считать, что «греческий проект», выдвинутый Екатериной в переписке с австрийским императором был просто попыткой закамуфлировать реальные планы по аннексии Крыма. Это была просто дезинформация.

Однако все эти конъюктурные (и скажем резче – случайные) заявления действительно «запустили культурные механизмы».

И здесь возникает следующие вопросы:

- что такое «культурные механизмы»? Что означает это словосочетание?

- насколько велика значимость порожденного ими культурного «продукта»?

 

Зорин рассказывает о придворной оде. Действительно трудно удивляться тому, что придворные поэты внимательно следят за всеми изменениями настроения императрицы и пытаются угадать ее мысли...

Что-то еще родилось в результате «запуска культурных механизмов»? И если родилось то что именно? Но самое главное – как? Что это за «культурные механизмы»?

 

Мне кажется, что

Мне кажется, что в приведенной цитате Зорин допускает принципиальную методологическую ошибку. Культурные механизмы, которые имеет в виду Зорин, были запущены довольно давно и активно работали ко времени появления "греческого проекта". Я хотел бы здесь повторить то, что я писал в апреле, когда мы обсуждали концепцию конференции: "греческий проект представляет собой довольно эклектичное и диффузное, меняющееся от автора к автору образование, в котором отчетливо выделяются три составляющих: представление о России как наследнице Византии ("Москва - третий Рим"), изменение отношения к античности в XVIII веке, начиная с Петра (не язычество, а колыбель культуры - ярко это передано, например, в рассказанном Голиковым анекдоте о Петре и святителе Митрофане Воронежском, в центре которого - "наивное" и "просвещенное" отношение к статуям античных богов) и "имперская идея", тоже ключевая для XVIII века. Для корректного понимания социокультурных координат "греческого проекта" надо описывать три эти сюжета, что задает и социокультурные хронологические рамки". Весьма эклектичная и обладающая размытыми границами идеологическая комбинация, носящая название "греческий проект", возникает на описанном выше культурном фундаменте и ничего не запускает, а лишь до определенной степени трансформирует уже сложившееся и активно развивающееся культурное поле. Степень этой трансформации и обратного влияния "греческого проекта" на это поле - серьезная научная проблема, требующая, прежде всего, адекватного методологического инструментария (как измерить?). 



Методологически важно, мне кажется, зафиксировать, что во всех этих сюжетах слово "греки" имеет разный смысл, за ним стоят разные культурные модели. В первом случае, греки - это византийцы, православные христиане, и появившиеся после падения Константинополя откровения, о которых упоминает Л.А, отсылают к этому контексту. Во втором случае, это философия, поэзия, и, странным, образом, греческие политические институты. В третьем - Римская империя и, как вторичный сюжет, Александр Македонский. Очевидно, что идеологические и культурные коннотации первого сюжета во-многом противоречат культурным смыслам, стоящим за вторым сюжетом и т.д. Но именно эта неопределенность и внутренняя противоречивость конструкции делала ее удобной для идеологического манипулирования (в зависимости от ситуации можно было выдвигать на первый план те или иные элементы)  и превращала ее в качественную идеологическую заготовку.

 Мне кажется надо точнее

Мне кажется надо точнее определить исходные термины.  Мне сейчас кажется, что термин «греческий проект» все-таки правильнее употреблять в «узком смысле». Это политический проект освобождения Греции. Я согласен с Зориным в том, что «новизна» «екатерининского проекта» в одном – это именно Освобождение Греции, а не изгнание турок и присоединение Константинополя к России.

То о чем пишет В.В., мне кажется, точнее описывается термином «эллинофильство». Если такой термин допустим.

Вместе с тем, вопрос, конечно, не в словах.  «Эллинофильство»  действительно широкое, диффузное и эклектичное умонастроение  XVIIIв. «Греческий проект» (в трактовке 1770 г. или 1782 г.) – конкретный политический план. Принятые русским правительством решения повлияли на это диффузное и эклектичное настроение и придали ему конкретные черты (это то, что В.В. называет «обратным влиянием»).

Я вижу два «механизма» того, как это могло быть.  Первый – то на что намекает  Зорин. Придворное искусство. Императрица самопрезентовала себя  миру в греческих «ролях», что катализировало процесс осмысления своего места в мире у многих мыслящих людей того времени.  Заставлял как-то отнестись.  Стимулировало культурные процессы. Но это лишь контуры «гипотезы». Ее можно «нарастить» содержанием?

Второй – люди. Из двенадцати тысяч русских участников экспедиции «в Средиземье» вернулось две трети («туда и обратно»). Еще несколько тысяч греков приехало в Россию, спасаясь от мести турок. Все эти люди были живыми носителями идеи «проекта» (хотя субъективно могли относиться к нему по-разному).

Их присутствие действительно повлияло на культурные процессы? Прошло незамеченным? Не знаю…

Это мои вопросы к коллегам.

Вернемся на поле мастерской История. Зайдем с другой стороны. « А если бы…».  Если бы правительство принимало другие решения? Победил бы Панин, а не Потемкин? Павел стал императором (или просто стал бы оказывать  активное влияние на политику) на десять лет раньше? И т.п.

Честно говоря я не думаю, что стратегически  ситуация отличалась бы. Да, произошло бы некоторое перераспределение внимания правительства  и ресурсов империи. В результате Варшава и Финлядндия стали бы русскими на 10 лет раньше. А Крым и Грузия на 10 лет позже. Все равно в 1815 г. мы вышли бы с тем же результатом.  В конце концов Ушакова в Средиземное море отправил именно Павел и конституция Ионических островов возникла именно при нем.

Однако, возможно, что роль масонской (или мальтийской?) мистики в полуофициальной идеологии была бы выше. А «эллинофильство» оказалось бы «оппозиционным»? Вместо «Любовь к Славе и Отечеству» будет «Не нам, не нам, а Имени Твоему»?

Это значит, что не было бы Лицея?



ЛН

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница