Е. А. Бурдин волжская атлантида: трагедия великой реки



страница1/17
Дата24.10.2016
Размер4,4 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
                                                 
Е.А. Бурдин

ВОЛЖСКАЯ

АТЛАНТИДА:

трагедия великой реки

Ульяновск

(Симбирск)

2008


Автор выражает глубокую признательность за оказанную помощь в создании данной книги:
Александру Ивановичу и Екатерине Александровне Трусовым, уроженцам Спасского района Республики Татарстан, за материальную и моральную поддержку;

Николаю Яковлевичу Мерперту, старейшему сотруднику Института археологии РАН, доктору исторических наук, профессору;

Татьяне Петровне Волошиной, директору Государственного архива Ульяновской области и другим сотрудникам данного архива, а также сотрудникам Центра документации новейшей истории (г. Ульяновск);

Людмиле Васильевне Гороховой, директору Национального архива Республики Татарстан и другим сотрудникам данного архива (г. Казань);

сотрудникам Государственного архива Самарской области (г. Самара);

сотрудникам Центрального Государственного архива Чувашской Республики     (г. Чебоксары);

сотрудникам Государственного архива Республики Марий Эл;



Рузанье Харисовне Низамовой, заведующей архивным отделом ЗАГСа города Болгар Спасского района Республики Татарстан;

Галине Григорьевне Барановой, директору музея истории города (г. Болгар);

Николаю Ивановичу Феоктистову, сотруднику Болгарского государственного историко-архитектурного музея-заповедника;

Юрию Анатольевичу Семыкину кандидату исторических наук (г. Ульяновск);

Людмиле Викторовне Белозёровой, директору Дворца книги (г. Ульяновск);

Владимиру Анатольевичу Токмакову, директору музея ГУФСИН России по Самарской области (г. Самара);

Юрию Николаевичу Мордвинову, краеведу (р.п. Старая Майна, Ульяновская область);

Николаю Викторовичу Марянину, поэту, журналисту и краеведу (г. Ульяновск);

Ольге Григорьевне Горшиной, заведующей отделом исторического краеведения краеведческого музея г. Тольятти;

Дмитрию Васильевичу Фёдорову заведующему отделом экологии областной администрации (г. Ульяновск);

жителям г. Казани: Анастасии Матвеевне Трусовой, Сергею Ивановичу Исаеву;

жителям г. Болгара (Татарстан): Ерёмину Василию Степановичу, Саре Ивановне Меличихиной;

жителям г. Ульяновска: Агафонову Анатолию Семёновичу и Сорокиной Галине Петровне;

жителям с. Крестово Городище (Ульяновская область): Григорию Ивановичу Исакову, Михаилу Осиповичу и Марии Григорьевне Поселенновым.
Отзывы, замечания, пожелания, а также новые сведения по истории Волжской Атлантиды Вы можете  присылать по адресу:

432067 г. Ульяновск, бульвар Фестивальный, 17-95.

                                                        

Издание научно-популярное, дополненное и переработанное.

Содержание:


Недотопленная Россия (вместо предисловия) ...…………………………………………………….

Часть I.

Великая российская река в прошлом и настоящем.

1. Старая Волга: уникальный мир поймы и реки ...............................................................

2. Краткий экскурс в историю гидростроительства на Волге …………………………………..

Часть II.

«Великая стройка коммунизма» на Волге.

1. Проект Куйбышевского гидроузла ………………………………………………………………...

2. Кунеевлаг ……………………………………………………………………………………………….

3. Основные этапы строительства гидроузла …………………………………………………………….



Часть III.

Великий исход: подготовка к затоплению.

1. Введение. Общие сведения ………………………………………………………………………………

2. Переселение населения и перенос строений ………………………………………………………….

3. Судьба Куйбышева татарского и Ставрополя-на-Волге …………………………………………….

4. Лесосводка и лесоочистка …………………………………………………………………………………

5. Прочие мероприятия ……………………………………………………………………………………….

6. Куйбышевская археологическая экспедиция: миссия выполнена ………………………………….

7. Великий потоп: создание Куйбышевского моря …………………………………………………



Часть IV. Последствия.

1. Экологическая катастрофа …………………………………………………………………………………

2. Культурная катастрофа ……………………………………………………………………………………..

3. Совесть нации: писатели о затоплении …………………………………………………………………..

4. Итоги. Что делать? ……………………………………………………………………………………………

Заключение ………………………………………………………………..................................................

Список литературы …………………………………………………………………………………………..

Приложение 1. Из постановления Совета Министров СССР о строительстве Куйбышевской ГЭС на р. Волге ………………………………………………………………………………………………..

Приложение 2. Памятка по проведению переселенческими отделами мероприятий по переселению населения, переносу и восстановлению строений и сооружений в связи со строительством гидроузлов ……………………………………………………………………………………………….

Приложение 3. Временная инструкция по проведению технической инвентаризации строений, сооружений и неиспользованных затрат по зоне Куйбышевского водохранилища на территории ТАССР ……………………………………………………………………………………………………..

Приложение 4. Акт приёмки под затопление зоны водохранилища Куйбышевской гидроэлектростанции до отметки НПГ-53 м в пределах Ульяновской области …………………………………..


Приложение 5. Выписка из «Приказа министра с/х и заготовок СССР от 6 сентября 1953 г. об отводе земельных участков под водохранилище Куйбышевской ГЭС, присланного для руководства» ……………………………………………………………………………………………………

Приложение 6. Памятный список населённых пунктов, затопленных полностью или частично в результате создания Куйбышевского водохранилища, составленный на основании ранее не публиковавшихся архивных источников (публикуется впервые) ……………………………………….

Иллюстрации 1-46 …………………………………………………………………………………………

Посвящается

гибнущей великой российской реке Волге

с надеждой на её возрождение

В истории нет и не бывает мелочей,                                                    ненужных событий и лиц. И мне хочется сказать обо всех и обо всём.

                                                 В. С. Пикуль

Недотопленная Россия

(вместо предисловия)


Я приурочил свою книгу к 50-летию затопления волжской поймы водами Куйбышевского водохранилища. Почему я остановил свой выбор именно на Куйбышевском водохранилище и Куйбышевском гидроузле? Во-первых, они близки мне географически. Во-вторых, Куйбышевское водохранилище - самое большое на Волге, и последствия его создания соответственно были самыми крупными по масштабу. В-третьих, вряд-ли стоило распылять свои силы, так как при создании других крупных гидросооружений происходили схожие процессы. Впрочем, кое-где я привлекал материалы и по истории создания других водохранилищ.

Сначала я хотел назвать книгу «Волжская Атлантида», но, подумав, решил - это название отражает лишь сам факт затопления. Слово «трагедия» по отношению к судьбе Волги, на мой взгляд, раскрывает суть явления, процесса.    В итоге родилось название, которое можно увидеть на обложке. Мы интересуемся египетскими пирамидами, Атлантидой Платона, а до того, что происходит у нас под боком и касается нас непосредственно, часто не доходят руки, настолько мы ленивы и нелюбопытны. Моя книга - это ещё и опыт историко-экологического исследования, ведь на стыке наук рождаются интереснейшие явления.

На наших глазах за какие-то 50 лет неузнаваемо изменилась Волга: исчезла знаменитая, уникальная волжская пойма, вместе с ней под водой оказались сотни сёл, деревень и даже города, тысячи памятников истории и археологии. Возникшее Куйбышевское море неумолимо продолжает разрушительную работу: размывает берега и оставшиеся древние поселения и кладбища, окончательно уничтожая вещественные свидетельства былых веков. Поэтому и возникает ощущение безысходности, трагичности происходящего.

Мы уже приходим к осознанию того, что строительство гигантских гидроузлов на равнинных реках приводит к экологической катастрофе. Но почему-то почти никто не говорит о катастрофе духовной, нравственной, ещё более ужасной. Ведь сотни тысяч людей переселялись  из мест, где жили их предки, теряя духовные корни и память. До сих пор многие места волжских берегов усеяны костьми из размытых кладбищ…



У меня было много причин для написания этой книги. По образованию я историк, долгое время занимался историческим краеведением, написал несколько книг и статей. Я родился на Волге и видел и вижу ситуацию, так сказать, изнутри. Практически каждый год вот уже более 20 лет вместе с друзьями летом езжу в Спасский район Татарстана (кстати, наиболее сильно пострадавший от затопления), в места, где жили мои предки. Маршрут отработан: от исчезающего села Щербеть, частично подтопленного в свое время водохранилищем, на так называемый Спасский остров, где в 2001 году был образован государственный природно-комплексный заказник. В восточной части этого острова до 1955 года находился старинный волжский городок Спасск (с 1935 года Куйбышев), ныне затопленный примерно на одну треть. Свой первый поход в те заповедные места я совершил в 1983 году с отцом и дальним родственником, дядей Колей, когда мне было 13 лет. Заросшие травой и крапивой холмы с выступающими из земли кирпичными фундаментами, старинные надгробия заброшенного кладбища, сохранившиеся до сих пор решётки тюрьмы, западины от домов, развалины здания педучилища, берег Волги с обломками керамики, кирпича, железа, стекла, фарфора, монетами и другими остатками былой человеческой жизни - всё это заворожило меня и запало в душу. Позднее к чувству очарования стариной стало примешиваться ощущение горечи, пустоты, от чего на душе становилось больно и тяжело. Мёртвый, покинутый город вызывал противоречивые чувства… А рядом с ним, в том числе и на островах, осталось множество следов жизни людей прошлых веков, начиная с каменного века и заканчивая временем Казанского ханства, остатков поселений, городищ и могильников. И все эти бесценные свидетельства прежних времён на моих глазах размывались  Куйбышевским водохранилищем… А как же, скажете Вы, неужели профессиональные историки не занимались изучением данного вопроса? Отвечу: занимались, но сколько-нибудь полного, обобщающего исследования, с привлечением архивных материалов, я не видел. Масштабность, общенациональный характер волжской трагедии явно не соответствует масштабу её освещения. Властям об этом говорить нет резона, да и народу спокойнее не знать того, что творилось и творится под боком. Многие люди убеждены, что Куйбышевская ГЭС просто необходима, иначе где же ещё взять энергию? При этом они  просто не знают (потому что им не надо бы это знать), что все электростанции Волжского и Камского каскадов вырабатывают не более 3-4% всей электроэнергии в стране (и 20% от производимой гидроэнергии)!

К счастью, ещё живы люди, хотя им уже по 60, 70 и более лет, которые  помнят старую Волгу и ход переселения из зоны затопления. Поэтому я объехал несколько населённых пунктов вдоль реки, разговаривал со стариками и записывал их воспоминания. В основном, это Ульяновская область (Заволжский район города Ульяновска, рабочий посёлок Старая Майна, село Крестово Городище) и Татарстан (города Казань, Болгар, сёла Спасского района). Конечно же, побывал я и в Тольятти, на набережной, видел место, где находился ныне затопленный город Ставрополь-на-Волге, и осмотрел Куйбышевский гидроузел - шлюзы, плотину и здание ГЭС. Я хотел, чтобы моя книга была основана в первую очередь на первоисточниках, опиралась на подлинные документы, поэтому самостоятельно поработал в ульяновских и казанских архивах, в остальные - самарский, чебоксарский и йошкар-олинский - посылал запросы. Кстати, все найденные мною архивные источники по этой теме впервые вводятся в научный оборот и ранее нигде не публиковались (смотри «Список литературы. Источники»). По возможности я старался собрать как можно больше различных материалов по избранной теме. Надеюсь, мне удалось прочитать почти всю научную и научно-популярную литературу (а это десятки книг) по избранной мною теме. Интересной была работа с периодическими изданиями – газетами, журналами - как 50-х годов 20 века, так и современными, в которых хотя бы немного упоминалось о гидростроительстве. Мне хотелось нарисовать широкую панораму произошедших событий. Я отдавал себе отчёт в том, насколько тема многотрудна и сложна, какие она глобальные вопросы нашего бытия затрагивает. Каждая глава могла бы послужить темой для отдельной книги. Увы, во время сбора материала я часто испытывал информационный голод: так, в одном ульяновском архиве до сих пор (!) засекречены некоторые дела по подготовке ложа для Куйбышевского водохранилища с самой невиннейшей информацией. А труднодоступность редких книг в библиотеках и музеях, длинные очереди там же! Я уже не говорю об обеспечении данных учреждений культуры компьютерами и другой оргтехникой. Мне часто вспоминались впечатления известного исторического писателя Д.М. Балашова о его работе в западных архивах, где он не испытывал никаких затруднений. Были периоды мучительных раздумий и поисков недостающих фрагментов и фактов, были и периоды озарений и вдохновения. Часто возникали сомнения в моей способности донести до людей то, что я хотел им сказать. К счастью, в этой работе мне помогали и многие люди. Одним из них был известный российский археолог Николай Яковлевич Мерперт, в 1950-1957 годах бывший заместителем начальника Куйбышевской археологической экспедиции. Она занималась исследованием археологических памятников, находившихся в зоне затопления Куйбышевского водохранилища. Вот что он писал мне: «Благодарю Вас за письмо и за подлинную человеческую боль за страшную судьбу великой русской реки, превращённой в систему технических бассейнов, изуродовавших огромную территорию, нарушивших природный баланс, бессмысленных и разрушительных. Вы совершенно справедливо подчёркиваете многосторонность бездумного вторжения властных структур нашей страны и в сферу уникальной природы, и в сферу человеческой жизни, как материальной, так и духовной. Задача, которую Вы ставите перед собой, - на примере создания Куйбышевского гидроузла и подлинных его последствий показать пагубность подобного вторжения - очень нелегка, но, безусловно, целесообразна и более того - благородна. И я, прежде всего, хочу от всей души пожелать Вам терпения, отваги и сил на пути её осуществления. Буду рад, если смогу в чём-то Вам способствовать, хоть мне уже девятый десяток, многое ушло из памяти (к сожалению, кроме научной документации, я не вёл регулярных записей). Многое, но не всё».

Всю жизнь мы занимаемся, образно говоря, возведением мостов и разрушением плотин. И прежде чем начать возведение моста, я бы очень хотел разрушить плотину людского равнодушия, непонимания и незнания. Ведь кто-то должен расставить все акценты в национальной трагедии, которая произошла с Волгой, попытаться осмыслить её масштабы, причины, последствия - по крайней мере, поступить так, как велит совесть. Чтобы начать новую страницу истории, надо сначала перевернуть старую, сделав из неё выводы и усвоив уроки на будущее. Пока мы не сделаем этого, мы обречены топтаться на месте и наступать на одни и те же грабли. Но чтобы искренне раскаяться, нужно знать правду.

Мой любимый исторический романист Валентин Саввич Пикуль в своём последнем неоконченном романе «Барбаросса» (о Сталинградской битве) писал: «КОГДА Я ЛИШЬ ПРИНИМАЛСЯ ОСВАИВАТЬ ЭТУ ТЕМУ, МЕНЯ, ЧЕСТНО СКАЖУ, ВОЛНОВАЛ ЛИШЬ ОДИН ВОПРОС - КАК НЕМЦЫ ДОШЛИ ДО   ВОЛГИ?».

Перефразируя Валентина Саввича, хочу сказать так: «КОГДА Я НАЧАЛ СОБИРАТЬ МАТЕРИАЛ ДЛЯ КНИГИ, БОЛЕЕ ВСЕГО МЕНЯ ИНТЕРЕСОВАЛ ВОПРОС - КАК МЫ ДОПУСТИЛИ ТО, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С ВОЛГОЙ?».


Часть I

Великая русская река в прошлом и настоящем


Мы - дети её; кормимся ею. Она - наша

матушка и кормилица. Что-то неизмеримое, вечное, питающее.

                      В.В. Розанов, начало XX в.
1. Старая Волга: уникальный мир поймы и реки
Волжская пойма в нашем районе представляет явление замечательное.

                                   А.П. Шенников, 1930 г.


Старая Волга, волжская пойма… Уже несколько поколений волжан не знают, что это такое. Среди старожилов тоже осталось немного людей, помнящих волжские просторы до их затопления в 1955-1957 годах.

Не скрою, для меня открытие Старой Волги и её поймы было в какой-то степени откровением, даже потрясением. Особенно я был очарован воспоминаниями старых людей. Оказалось, что они до сих пор жалеют о красивейших местах, ныне затопленных. У многих стариков во время рассказов о них на глазах были слёзы…

Передо мной на столе - четыре редчайшие фотографии волжской поймы, сделанные в 1953 году неизвестным фотографом (см. фото на обложке). Слава богу, нашёлся человек, сохранивший для потомков изображение прекрасной природы старой Волги. Сложив эти фотографии в ряд, можно получить панорамное изображение (увы, чёрно-белое) речной поймы. Хорошо видны коренная Волга около высокого правого берега, её рукава, островки, многочисленные озёра, безбрежные заливные луга, мост через Волгу. Картина, разительно отличающаяся от современной… Сейчас на этом месте - Куйбышевское водохранилище, напоминающее море.

Теперь я разворачиваю копии топографических карт генерального штаба Красной Армии 1941 года издания, на которых изображена волжская пойма в Ульяновской области в Ульяновском, Сенгилеевском и Старомайнском районах и в Татарстане в Куйбышевском (ныне Спасском) районе. Прежде всего, поражает небольшая ширина основного русла Волги. Например, около правобережных сёл Криуши и Шиловка (Ульяновская область) она составляла от 720 до 1144 метров, а между сёлами Ундоры и Старая Майна (Ульяновская область) не превышала 1 километра. Около Ульяновска ширина Волги колебалась от 1200 до 2000 метров (см. илл. № 4-7), а у города Тетюши (Татарстан) была не более 900 метров. Глубина же её около Ульяновска составляла 10 метров. Повсюду от коренной Волги ответвлялись многочисленные рукава, порой имевшие поэтические и не очень названия - Княгинька, Артамоновская Воложка, Чертык и другие. И по всему протяжению Волги - множество островов, больших и малых. Многочисленные волжские рукава разобщали пойму, образуя большие, многокилометровые острова, покрытые камышовыми зарослями, кустарником и деревьями различных пород. Некоторые из них имели названия - Середыш, Кустомаш, Попов, Корольков, Ундорский, Кирельский, Чертыковский и другие. Ширина поймы Волги колебалась от 2,2 километров у города Балаково в Саратовской области до 29,9 километров у села Ундоры в Ульяновской области. Наглядное представление о размерах поймы можно получить, посмотрев на современную карту Поволжья - разбухшие от огромных водохранилищ очертания Волги и Камы показывают её точные границы. Широкая волжская пойма вмещала в себя множество больших и малых глубоких озёр с кристально чистой водой. Почти у каждого из них было свое название - Застенный, Утиное, Благая Яма, Красная Воложка, Бабушкино, Щучье, Широкое, Пузырь, Саяны, Кочкарное, Камышовое, Пасынок, Гусиное, Поворотное, Карасёво и другие. Только в Ульяновской области всего в пойме было около 280 промысловых озёр.

В пойме также привольно располагалось множество сёл, деревень, посёлков и прочих населённых пунктов. И, конечно же, нельзя не упомянуть о богатейших заливных лугах и дремучих лесах.

Всё это природное богатство и составляло основу уникальнейшего природного сообщества под названием волжская пойма. До сих пор Волга и её долина (вернее, то, что от них осталось) - крупнейшая в Европе экологическая система. Другое дело, что она на грани катастрофы…

Думаю, имеет смысл сделать небольшую паузу и рассказать читателю хотя бы вкратце о структуре волжской поймы, по большому счёту неизвестной широкому кругу читателей - всех этих воложках, ериках, старицах и надпойменных террасах…

Что такое пойма вообще? По Н.И. Маккавееву (1955), это «приподнятое над  меженным уровнем реки, затопляемое полой водой, покрытое лугами, лесами, болотами и озёрами, в общем равнинное, но рассечённое сложной сетью грив и лощин пространство, образующее на дне долины полосу, нередко в десятки раз более широкую, чем русло реки…» [142]. Речные поймы относятся к природным комплексам, обладающим наиболее высокой биологической продуктивностью, поэтому их первичная продукция обычно в несколько раз превосходит продуктивность окружающих внепойменных земель.

Пойма Волги как типичной равнинной реки состояла из нескольких основных элементов (см. илл. 1). Речную долину окаймляла с одной стороны надпойменная терраса, с другой - коренной «горный» берег высотой от 15 до 40 метров (у Ульяновска его высота достигает 125 метров!), причём в северном полушарии у рек, текущих с севера на юг, под влиянием силы Кориолиса (сила инерции от вращения Земли) более интенсивной сработке подвергался правый берег. В результате этого русло реки постепенно сдвигалось в западном направлении, в конце концов, достигая твёрдых материнских пород. Левый берег постепенно отступал, а долина реки заполнялась пойменным аллювием, состоящим из многолетних наслоений ила, приносимого весенними водами и отличающегося высоким плодородием. Именно за счёт него волжские луга давали высокие урожаи сена - от 40-60 и до 80-100 центнеров с гектара! Они служили кормовой базой для сельского хозяйства всего Поволжья, с давних пор междуречье Волги и Камы особенно славилось отменным сеном, которое специально поставляли для кавалерийских полков. Показательный факт: в 1842 году покосы на островах в Заволжье принесли ¼ часть городского дохода Симбирска - 40 тысяч рублей, огромные по тем временам деньги [198]. На тучных нивах Заволжья выращивали превосходную степную пшеницу сильных и твёрдых сортов. Урожаи её в дореволюционное время и в первые годы советской власти превышали 16 центнеров с гектара. Крестьянин, собравший урожай сам-семь, считался бедняком. И это неудивительно, ибо в Татарстане и Ульяновской области даже водораздел был покрыт слоем чернозёма толщиной до 1,5-1,8 метров!

В результате блуждания русла реки в центральной части волжской долины образовывались многочисленные дюны (бывшие прирусловые валы), старицы (бывшие русла и рукава рек) и луговые террасы.

Интересно писал о волжской пойме и Волге в Ульяновской области А. Клыков: «Прежде за Сенгилеем обе стороны Волги были в мокрых лугах - травянистых, сырых, безлесных. Рос здесь редкий кустарник и торчали обросшие осокой кочки. Светились застои воды, мелькали на прогалинах болотные курочки. На топких местах переливался всеми цветами радуги ржавый настой. От самой реки вся долина покрыта заливными лугами. Костёр, лисохвост, канареечник - каких только нет здесь сочных и мягких трав! Они поднимаются чуть не в рост человека. И тут же следы половодья - болотца, длинные озёрки, обросшие тальником, застои воды - излюбленные места водяных курочек и бекасов. На низких местах, поближе к реке, сплошная осока, а там, где место повыше - кочки с реденьким кустарником. Разливаясь весной по своей низине, заполняя все углубления, Волга-река распадается на боковые рукава. Течёт она короткими протоками, через которые летом легко можно перейти вброд, или длинными и глубокими «воложками». По ним весной, сокращая свой путь, бежали пассажирские пароходы. Когда эти воложки со временем стареют - делаются уже, мельче и сильно зарастают с берегов, - волгари называют их «старицами». Части давно покинутых русел Волги, куда весной ещё заглядывает разлив и вода остаётся в длинных протоках, получили название - «ерики». Низкие, поросшие песчаные берега стариц и ериков почти сплошь покрыты густым, непролазным ивняком. И гораздо реже, да и то по пойменным местам, попадаются «гривы» - возвышенные широкие гряды с пологими склонами, иногда поросшими мелким, не заливаемым водой лесочком» [106]. Кстати, эти гривы были и берёзовыми, и дубовыми и сосновыми. Современный Пальцинский остров напротив Ульяновска - остаток высокого участка соснового бора. В прошлом в пойме повсеместно росли широколиственные леса из дуба, липы, клёна и вязовых. Особенно впечатляющими по своим размерам были осокори (дерево типа ветлы) - их диаметр составлял в среднем 1 метр 20 сантиметров. Почти все пойменные леса были вырублены в 1951-1956 годах перед началом заполнения ложа Куйбышевского водохранилища, а ведь они занимали сотни тысяч гектаров!

Старая Волга обладала уникальной способностью к самоочищению. По данным А. Ромодановского, в естественных условиях (до создания в 1955-1957 годах Куйбышевского водохранилища) Волга проносила со своих верховий в низовья (Астраханскую область) около 25,5 миллионов тонн взвешенных и 45 миллионов тонн химически растворённых в воде веществ  [189]. Около 22 миллионов тонн взвешенных наносов проносила Волга за год у Ульяновска и около 7,5 тонн у Казани. После создания каскада водохранилищ вынос взвешенного материала из-за осаждения уменьшился до 8 миллионов тонн, а растворённого увеличился из-за загрязнения до 65-70 миллионов тонн в год. Сей печальный факт объясняется резким - в 10 раз - снижением скорости течения воды в водохранилищах Волжского каскада по сравнению со старой Волгой. Судите сами: до 1955 года вода добегала от Рыбинска до Волгограда за 50 суток, а в половодье и за 30, а сейчас - за 450-500 суток (1,5 года)!

В старой Волге в изобилии водилась рыба, что подтверждается многочисленными свидетельствами очевидцев. Так, шотландский путешественник и мемуарист Белл Джон в книге о путешествиях по России,  вышедшей в Глазго в 1763 году, писал: «Во время таяния снегов Волга наводняет всю пологую землю на великое расстояние и такое же производит действие, как Нил в Египте. Ил, который она влечёт с собой, столько утучняет земли, что составляющиеся из оного острова, из коих некоторые довольно далеки, покрыты все деревьями и преисполнены наилучшими спаржами. Кроме стерлядей и осетров, коими она весьма изобилует, водится ещё в ней рыба, похожая на лосося, коего тело очень бело и вкусно; почему она и названа белая рыба. Леса наполнены там удивительным множеством дичи, а по наступлении весны прилетают туда с Каспийского моря целые стада речных птиц и кладут тут свои яйца. Говядина, баранина, всякая живность продаются в Казани весьма дешёвою ценою» [94].

Особенно ценилась рыба из семейства осетровых - белуга, осётр, севрюга и стерлядь, а также белорыбица из семейства лососевых (см. илл. 2). Многочисленные стада проходных осетровых и лососевых рыб поднимались из Каспийского моря для нереста далеко вверх по Волге, в места с чистой и проточной водой. Затем молодь спускалась обратно в море. Общие уловы рыбы в Волге в начале 50-х годов XX века составляли 20-25 килограммов с гектара водного зеркала.

Из волжских водных пространств поставлялись лучшие балыки, деликатесные консервы, чёрная икра и, естественно, рыба. Этого богатства хватало на всех, многое из перечисленного импортировалось за границу, принося большие доходы в валюте. В XIX веке волжские рыбные промыслы по размерам своих оборотов достигали нескольких десятков миллионов рублей (в переводе на современные деньги счёт шёл бы на миллиарды рублей!), давая заработки многим тысячам работников. Особенно прибыльным был рыбный, как мы бы сказали сейчас, бизнес на Средней и Нижней Волге. В 1842 году рыбная ловля принесла в городской бюджет Симбирска 1,5 тысячи рублей [198]. Участки Волги тогда сдавались в аренду недорого, за 100 рублей в год. Брали только мерную (взрослую) рыбу, а мелочь выпускали. Поэтому белугам, осетрам, сомам и другой рыбе удавалось дорасти до крупных размеров. Так, в 1915 году около Симбирска поймали белугу весом 25 пудов (400 килограммов). В Тетюшском краеведческом музее (Татарстан) я видел фотографию огромной белуги (см. илл. 3), пойманной в 1921 году бригадой А.И. Страшина. Весил сей экземпляр… 960 килограммов (почти тонна!) - ну чем не акула! В ней оказалось 192 килограмма икры, а в желудке с добрый мешок раков, стерляди и налимов. Поверьте, подобных примеров можно было бы привести множество, но хочу пощадить аппетит читателя, потому что рыбка была - пальчики оближешь, так как имела первоклассные вкусовые качества… Ульяновские старожилы рассказывали, что ещё до 50-х годов XX века у спуска Степана Разина рано утром можно было купить стерлядь. От некоторых жителей села Крестово Городище и других сёл Ульяновской области я не раз слышал рассказы о былом рыбном изобилии, когда рыбу ловили чуть ли не голыми руками, корзинами и штанами. Были и курьёзные случаи. Например, иногда во время весеннего половодья вода затапливала окраину села Крестово Городище, и после её спада местные жители находили в своих сараях рыбу, а однажды - огромного сома.

Бескрайнее луговое пространство с разбросанными по нему зеркалами озёр - именно такая картина волжской поймы, видная с Венца, сохранилась в памяти старожилов Ульяновска. Приведу восторженные воспоминания Н. Игнатьевой: «Вид на Волгу с Симбирской горы в пору моей юности не уступал лучшим видам Швейцарии. А восход солнца на Волге? А жемчужина её, Жигули? Бывало, рано утром причалит местный пароход у маленького городка Ставрополя на Волге. Даст гудок. Выйдешь на палубу и замрёшь от красоты неописуемой. Эхо раздаётся по горам. Курится над ними туман. А в высоком небе парит беркут. На всю жизнь запомнился овеянный легендами и чудо природы Царёв  курган. Жаль, что взорвали  его при строительстве ГЭС. Боже мой, какие  были пляжи! Чистейший речной песок, железистые родники бьют прямо в Волгу, сделаешь ямку поглубже - и пей прямо из пригоршни. Нельзя забыть луга. Сколько озёр! И сколько рыб в них! Сена накашивали прорву. Косили не один, а два раза в год. Кружил аромат луговых трав и цветов. Пьяной становишься. Зачем нам нужен был Кавказ и Крым? Страшно любила ходить в молодости с ночевой на Волгу. Ребята зайдут два раза с бреднем, и есть уха. Да какая - со стерлядкой. На пристанях в Сенгилее и Новодевичьем продавали стерлядь горячего копчения - 10 копеек штука. Ум отъешь. На пристанях в Симбирске  были огромные навесы, под которыми в больших рогожных кулях - вобла.  На солнце просвечивала» [163].

Сенгилеевский старожил С. Осипов так писал о старой Волге в окрестностях города Сенгилея (Ульяновская область): «Против города Сенгилей двумя островами она делилась на три части. От Белого Ключа до Широкого на протяжении 7-8 км тянулся Середыш - песчаный остров, шириною до 300 м. Он удалён был от города примерно на полкилометра. На чистом песке Середыша любила загорать молодёжь, куда добиралась на вёсельных лодках, а смельчаки, преодолевая быстрое течение, добирались вплавь. В водополье Середыш затапливался, как и другие острова. Середыш появлялся после спада весеннего половодья в начале июля. За ним шла меженка - главное русло Волги, шириною от 1,5 до 2 км, с очень сильным течением. В летнее время здесь ходили пароходы. В водополь пристань находилась в самом Сенгилее ниже устья реки Сенгилейка. В начале июля, когда вода спадала, пристань из города уводили к цемзаводу, где находились нефтебаки, так как между Середышем и Сенгилеем образовывались перекаты или шалыги - подводные наносы и островки. За меженкой начинался крутояром большой остров Кустомаш, шириною до 5 км и длиною до 8-9 км. Начинался он против Белого Ключа. К левому берегу от Волги отходил рукав шириною до 40 м. Место это называлось Раково. Рукав впадал в Воложку или Старицу, которая тянулась вдоль высоких Белоярских крутояров. Воложка огибала Кустомаш и сливалась с Волгой в 2 км от Белого Яра. Выше Ракова начинались широкие шиловские пойменные луга не в одну тысячу га. Остров Кустомаш был лесо-луговой. Здесь росли тополя, вязы, вётлы, в два охвата осокори и некоторые другие деревья. Рыбакам и рыболовам хорошо известны большие озера - Гранное, Лебяжье, Утиное и другие, изобиловавшие рыбой и пернатой птицей. Вокруг озер тянулись заросли ежевики, откуда её возили вёдрами, много родилось клубники. В сенокосную пору сенгилеевцы, елаурцы, кротковцы и другие жители района на дощаниках артелями отправлялись на сенокос. После сенокоса на островах оставались тысячи высоких стогов первоклассного сена, которое позволяло держать волжанам большие стада коров и овец. Кроме того, здесь вдоволь было и рыбы и ягод» [184].

Краевед Ю.Н. Мордвинов из рабочего поселка Старая Майна (Ульяновская область) так описывал родные места до затопления: «Основным богатством поймы были луга, где заготавливалось большое количество прекрасного высококачественного сена. Напоенное пойменной водой, сочное разнотравье поднималось местами почти в рост человека, венцом здешнего девственного раздолья считался большой (25 км в длину) остров Середыш, который очень заметно отличался от всей поймы более щедрой растительностью, словно здесь был другой мир. Название Середыш было обобщающим, ибо он состоял из 2 больших островов: верхнего - Малого Середыша или Казинского острова, и нижнего - Большого Середыша или Головкинского острова. Острова разделялись между собой Казинской протокой - Казинкой - длиной около 10 верст. Казинка была сравнительно неглубока, со спокойным течением, в некоторые годы начало и конец её замывало песком, и Казинка становилась просто озером с небольшим вытекающим из неё ручейком. Возможно потому острова, начинавшиеся ниже устья реки Майны и занимавшие значительную среднюю часть волжского русла, в народе часто называли едино - Середыш… При ледоходе потоки воды, расходившиеся по обеим сторонам острова, выбрасывали на косу много льда, который, нагромождаясь, срезал острыми краями льдин верхний песчаный слой, не давая укорениться растительности. За песчаной косой начиналась лесная часть островов. Могучие гиганты осокори в два-три обхвата переплетались вверху густой кроной, пропуская мало солнечных лучей, здесь начинались богатейшие ягодные угодья островов, привлекавшие сюда жителей местных угодий. Нижняя часть Большого Середыша представляла собой луговую, поросшую мелколесьем местность. На острове было много пойменных озёр: Пнёво, Лопатино, Кочкарка, Садок, Старичья Яма и другие. С правой стороны острова, где выходила Казинская протока, образовалась довольно широкая, глубоко врезавшаяся в остров заводина, в которую заходило много волжской рыбы. Каждый раз рыбаки, перегородив неводом её устье и проходя вдоль него, легко отлавливали много разнообразной рыбы, потому удобная для ловли заводина называлась Заманихой. От левого берега оба острова отделялись широкой быстрой протокой - Княгинькой или Головкинской протокой (воложкой) длиною более 25 вёрст» [119].

С какой любовью, отмечая мельчайшие подробности своих родных мест, ныне затопленных, вспоминают старые люди старую Волгу! Во время моих бесед со старожилами многие из них, несмотря на прошедшие 50 лет, с болью и горечью вспоминали свои родные деревни, сёла, рабочие посёлки и города (Ставрополь и Куйбышев татарский), окружавшую их замечательную природу. Старикам до сих пор снятся их родные места…

Старая Волга имела свой гидрологический режим. Осенью она уходила с большой неохотой, ледостав наступал поздно и после продолжительного ледохода. Так, в 1950 году осенний ледоход продолжался 39 дней, а переправа через Волгу началась в последних числах декабря.

Почти ежегодно, иногда в течение всей зимы оставались большие полыньи. Своеобразен был у Волги и уровенный, ледовый и термический режимы, блуждало русло, появлялись и исчезали перекаты.

Долгожданным событием для волгарей был ледоход. При любой погоде люди прибрежных селений выходили на косогоры смотреть на великолепное буйство природы. Лёд шел долго, отличался по цвету и размерам. Бывший житель деревни Большое Пальцино Чердаклинского района Ульяновской области А.С. Агафонов вспоминал: «Прелесть была - весенний ледоход, весь народ собирался на берегу, чтобы посмотреть на это зрелище, из-за ледохода даже были береговые оползни». Видный учёный  А.П. Шенников отнёс ледоход на Волге к числу уникальных явлений и описывал его так: «Первый момент, когда вспучившаяся гигантская река достигает уровня ограничивающих её русло пойменных берегов, оставляет жуткое впечатление. Над поймой, ближе к реке, стоит особый гул-шум мощного потока, стихии, медленно, но неудержимо растущей, освободившейся от прежней связанности. Вот-вот она рванётся в стороны, сметая всё на своем пути. Но этого не бывает. Местные понижения и прорывы берега отводят часть воды в низины, в озёра, в извилистые старицы, в отдалённые части поймы» [148]. Вскрытие реки начиналось 1-6 апреля, ледоход длился около 10 суток.

В конце апреля начиналось половодье, в этот период ширина Волги доходила до 25 километров. Весенний разлив Волги, по образному выражению А.П. Шенникова - «самый торжественный период её ежегодной жизни» [148].

Житель Казани В.К. Завойский вспоминал о ледоходе и наступавшем после него весеннем разливе у Казани: «Все казанцы ездили на Волгу смотреть ледоход. В трамваях вывешивали плакаты:

                                           На Волге тронулся лёд.

                                           На Волге полный ледоход!

В те времена, да и много позже, лёд на реке не взрывали, и ледоход представлял собой грандиозное зрелище. Толстый лёд с треском ломался под напором прибывающей воды. От этого на реке стоял такой сильный грохот, что на берегу невозможно было разговаривать. Плывущие льдины с громадной силой ударялись о кромку ещё не взломанного льда, вздыбливались, громоздились друг на друга, ломались и образовывались горы синеватого льда. То и дело на реке возникали заторы. Вода начинала прибывать, на глазах заливая берег. Через некоторое время под напором воды заторы с пушечным грохотом разрушались, и лёд плыл дальше. Некоторое время по всему зеркалу реки двигались только отдельные льдины, сталкиваясь друг с другом и поворачиваясь. Потом на смену им приплывали новые нагромождения льда, вновь возникали заторы, и опять их с треском проламывала вода. К концу апреля лёд проходил, и Волга разливалась на много верст, затопляя низкий левый берег. Вода в Казанке тоже поднималась и смывала всю грязь, скопившуюся на берегах за зиму. Под весенним солнцем город казался весёлым. Первого мая обычно начинались лодочные катания…» [94].

Ульяновские старожилы вспоминали, что свежая вешняя вода заполняла озёра на  Поповом острове (Шовырино, Карасёво, Студёное, Банное, Чувич и другие), куда заходили косяки рыб.

Высота весеннего подъёма воды у Ульяновска достигала в среднем 10-11 метров. Уровни половодья в разные годы были различны по высоте. Максимальный уровень (1575 сантиметров) зафиксировали в 1926 году. В среднем годовые колебания Волги достигали у Твери 11 метров, ниже Камского устья - 15-17 метров и у Астрахани - 3 метра. После создания каскада водохранилищ колебания уровня в реке резко уменьшились.

В мае вода спадала, и земля, удобренная илом, покрывалась ковром разнотравья. На лугах вырастали высокие травы, дикий лук, таволга, щавель и многие другие. До создания Куйбышевского водохранилища пойма была богата не только разнообразными растениями, но и животными. Обилие пищи и естественное разнообразие жизненных условий - в пойме были леса, поля, луга, болота и озёра, предполагали развитие различных видов фауны и флоры. Например, в лесах жили боровые птицы и звери, росла лесная растительность, в полях соответственно полевая живность и растительность. Многие обычные и распространённые в то время растения сейчас практически утрачены (впрочем, как и животные и птицы), это авран лекарственный, ирис сибирский, молочай болотный и подорожник гигантский. Растительность заливных лугов Волги была особым миром, отличающимся от сухопутного, причём наиболее богатым растительный покров был в конце июня и июле. В июне в пойме начинался сенокос.

Учёные в начале XX века советовали: «Чтобы познакомиться с элементами Волги как реки, надо выбрать время, наиболее удобное для этого. Туристу, изучающему Волгу со стороны ея величия и красоты, желающему видеть то «широкое раздолье», о котором говорят волжские песни, необходимо побывать на Волге в мае месяце, когда она от Твери до Астрахани сплошь судоходна. Величественный вид имеет в это время река, переполненная водой, разлившаяся на несколько вёрст… Но для того, кто желает составить себе всестороннее понятие о Волге,… следует проехать непременно летом, при низком уровне ея вод. Правда, матушка Волга в это время представляется туристу уже не такой нарядной красавицей: от многих сёл и городов (например, Свияжска, Казани, Ставрополя…) она отходит на несколько вёрст; на фарватере ея появляются неприятные, а временами даже опасные для судоходства перекаты, осерёдки, пески; появляются острова; там, где весной на всех парах свободно шёл пароход, остаются иногда жалкие воложки, ерики, отделённые с одной стороны песчаными наносами - затоны или вовсе обособившиеся от реки озёра - ильмени» [135].

Таким образом, естественный режим былой Волги характеризовался весенним половодьем в апреле-июне, малой водностью в период летней и зимней межени и осенними дождевыми паводками в октябре.

Но вновь предоставлю слово жителю Казани В.К. Завойскому: «Поражающей воображение примечательностью Казани была Волга, не теперешняя перегороженная, похожая на ряд озёр, заполненных стоячей, цветущей на мелководьях водой, а прежний мощный поток, стремительно несущийся в своём русле. Такой я запомнил Волгу, когда впервые стал бывать на ней [30-40 годы XX века - Е.А. Бурдин]. Не знаю, как сказать: Волга украшает Казань или Казань придаёт особую прелесть Средней Волге. По-видимому, впечатление создается совокупностью этих великих значимостей, умноженной на преданность людей своему краю. Разумеется, так может думать житель любого волжского селения, но это не умаляет в моих глазах привлекательность места, где я вырос. Достаточно хотя бы раз побывать летом на волжском берегу, покрытом крупным золотым песком, чтобы навсегда запомнить эту великолепную реку. Чуть слышный белый шум, создающий ощущение глубокой тишины, постоянно стоит над ней: то плещется вода, шуршат сыпучие песчинки и дрожат на лёгком ветру узкие листья тальника. Под этот шум забываются все волнения и беды. Напротив города, ближе к тому берегу, был большой остров Маркиз, любимое место летнего отдыха казанцев. Небольшой колёсный пароход «Волгарь», перевозивший через реку людей, подводы, автомобили, по пути приставал к Маркизу. Надёжный труженик, построенный в прошлом веке, он честно служил лет сто. Теперь остров потоплен поднявшейся водой, а «Волгарь», вероятно, пошёл на слом. Хороша была Волга и зимой. В масленицу, когда прочно устанавливался санный путь по льду, начинались катания на тройках. Всё сливалось в единую картину: смех и радостные крики людей, звон бубенцов на дуге коренника, яркие ленты, украшавшие упряжь, неукротимая  мощь лошадей и снежный простор, охватывающий всё. Оптимизма, запасённого на масленой неделе, хватало на весь великий пост. А там, глядишь, весна, и на Волге начинается ледоход» [94].

Величайшая река Европы, начиная с самого отдалённого прошлого, всегда играла важную роль в жизни многочисленных народов, населявших её берега. И народы платили ей горячей любовью, называли матушкой, кормилицей, воспевали в былинах и легендах, в замечательных народных песнях. К сожалению, сейчас бесценные богатства Волги и её поймы - цветущие заливные луга, плодородные чернозёмные пашни, прекрасные грибные и ягодные места, стаи водоплавающей и боровой дичи, изобилие рыбы в протоках и озёрах, запасы торфа, в конце концов, песни и другие проявления духовной культуры народа - всё это погребено водами водохранилищ…

А рождалась река приблизительно 25 миллионов лет назад, в доледниковую эпоху, когда Поволжье покидало обширное и тёплое море. Оно уходило медленно, вслед за ним тянулись реки, образовывались Жигулёвские и Кавказские горы, шли землетрясения. Волга возникала на юго-западном склоне Уральских гор, текла руслами рек Белой и Камы, сворачивала в районе современного города Чистополя на юг в сторону Жигулёвских ворот. В Саратовском Заволжье она отошла от современной Волги на 100 и более километров. Современное Заволжье в то время было дном моря. Нынешняя Волга выше Камы сравнительно молодая река. Значение её выросло в четвертичный период (3,5 миллиона - 700 тысяч лет назад), когда большие массы воды стали поступать от таяния льдов на севере и в центре России. При таянии ледники давали воду и большое количество продуктов разрушения горных пород, определённая их часть оставалась в долине реки. Так постепенно после каждого оледенения у Волги возникали террасы. Современный облик волжской долины сформировался только после Валдайского оледенения, закончившегося около 10 тысяч лет назад. 

Кстати, на территории низменного левобережного Заволжья располагались четыре аллювиальные (наносные) террасы. Справедливости ради добавлю, что в некоторых местах Среднего и Нижнего Поволжья надпойменные террасы были и на правом берегу Волги. По своей структуре террасы левобережья Волги группировались в две резко отличающиеся зоны - зону низких террас и зону высоких террас. В зону низких террас, прилегавшую непосредственно к руслу Волги, входила пойменная терраса (луговая терраса или просто пойма), занятая лугами с многочисленными старицами и озёрами, и низкие надпойменные террасы. Эта зона низких волжских террас в настоящее время, в основном, затоплена Куйбышевским и другими водохранилищами.

Последнее название величайшей европейской реки с 25-миллионнолетней историей - Волга. Переводится оно исследователями по-разному - «бегущая влага», «влага» или «мощное (воловье) движение (га)». Татары издавна называли реку словом «Идел», башкиры - «Идель», чуваши - «Атал» или «Адиль», марийцы - «Юл». Все эти слова в переводе на русский язык означают «великая (большая) река». А ещё Волгу называли Риа, Ранга, Рас-А-рас, Рау, Река Славян, Русская река, Хазарская Река, Болга, Булгар, Буртас, Вога, Волгада, Этал… Всего же учёные насчитывают около 300 названий Волги. Считается, что древнейшим названием реки в её среднем и нижнем течении было индоевропейское слово «Ра». Одни исследователи переводят его как «река солнца» (верховное божество Ра - значит небесный), другие - «спокойная вода», «щедрая» и так далее.

Но пора бы нам вернуться из глубины веков к временам не столь отдалённым. Близился роковой 1955 год. Старая Волга и её пойма доживали последние месяцы, дни и часы… Корреспондент В. Шкотов в газете «Ульяновская правда» от 31 октября 1954 года с оптимизмом писал: «Кто из жителей Ульяновска не любовался с Венца чудесным видом волжской долины! Синеющие вдали горы, зелёные луга, окаймленные жёлтой полоской песка, то голубая, то серебристая Волга, острова, поросшие лесом, прекрасные и в летнем зеленом убранстве, и в осеннем наряде… Эта привычная картина в ближайшем будущем сменится новой, ещё более величественной - во всю ширь, по всему раздолью поймы разольются воды Большой Волги. Переведите взгляд на строящийся мост, на жёлтую подкову дамбы, опоясавшую заволжский район. Они дают убедительное подтверждение: да, всё это будет, и скоро. Скоро пароходы будут приставать в местах, куда раньше и в самое разгульное половодье не заходила волжская вода…» [202].

2. Краткий экскурс в историю гидростроительства

     на Волге

                                                                        Хозяйственная деятельность

человека должна не подавлять

и переиначивать окружающую

среду, а находиться с ней

в гармоничном единстве…

                                   В.В. Докучаев


Вряд ли стоит начинать эту главу с исторического и экономико-географического описания Волги и Великого волжского пути - об этом можно прочитать в любой энциклопедии. 

Впрочем, мне нужно упомянуть о том, что широкие долины водных систем, богатые плодородными землями, травами, рыбой, дичью, промысловыми животными, с глубокой древности привлекали собирателей, охотников, рыболовов, скотоводов и земледельцев. В немалой степени, благодаря обширным биоресурсам, долины крупных рек становились колыбелью известных в истории великих цивилизаций как на юге, так и в зоне лесов и лесостепей. Никто не отрицает: роль рек в жизни цивилизаций огромна, ибо почти все народы формировались в поймах рек. История Волги является ярким подтверждением этого правила. Вода - это жизнь, а все споры о реках - это споры о будущем народов и государств.

Так получилось, что хозяйственная деятельность человека со временем оказывала всё большее влияние на природное окружение - реки, леса, поля и луга. К несчастью, изменяя природу, люди чаще всего не задумывались о последствиях этих изменений, и нередко они приводили к катастрофе. Примеров тому можно привести множество: от древнего междуречья рек Тигра и Евфрата, превратившегося в результате непродуманного ирригационного строительства в пустыню, до средневековой Европы, в которой уже к XV веку стали остро ощущаться последствия повсеместной вырубки лесов. 

В России же активное вторжение в природу началось с правления Петра I, то есть с конца XVII века. «Вернувшись из Голландии, - писал известный историк Л.Н. Гумилёв, - парень решил применить чужой опыт в российских ландшафтах. Итог? По построенному Петром Алексеевичем Беломоро-Балтийскому каналу не прошёл ни один  корабль. Канал пришлось строить заново. Правда, на нём и сейчас судоходство не очень развито. Был у императора и план Волго-Дона - не получилось по военным соображениям: турки выбили Россию из Азова. А если б вышло? Вот пример: устроенное Цимлянское водохранилище аккумулирует весь донской планктон и зацветает, а Азовское море, бывший рыбий заповедник, подпитываясь отцеженной водой, потеряло всю свою рыбу» [91].

Царь Пётр I предпринял попытку соединить Волгу с Доном и Азовским морем путём прорытия канала на месте наибольшего их сближения между верховьями притока Дона реки Иловли и притоком Волги реки Камышинки, где с незапамятных времён существовал волок из бассейна Дона на Волгу. В 1698 году инженеру Беркелю было приказано приступить к работам, но он проворовался и бежал за границу. В конце концов эта попытка каналостроительства окончилась неудачей из-за отсутствия техники и огромного объёма работ. Справедливости ради напомню, что создание канала Волга-Дон намечалось турецким султаном Селимом ещё в начале XVI века с целью провести войска с Дона на Волгу для войны с Ираном и Россией. Но у султана ничего не получилось. Позже, в 20-30-е годы XIX века, русский инженер Н.О. Крафт (1798-1857) при изыскании путей соединения Волги с Доном разработал проект шлюзованного канала между Иловлей и Камышинкой в районе города Камышина (ныне Волгоградская область), но он не был претворён в жизнь.

Также велись работы по соединению Волги с Балтийским морем. В 1703 году началось и в 1709 году завершилось создание Вышневолоцкой системы - первого искусственного водного пути в России. На эту стройку из разных губерний России согнали (хорошее словечко!) 25 тысяч крепостных крестьян. Именно с этого времени в России надолго закрепилась традиция использования дешёвого рабского труда крепостных крестьян, военнопленных и заключённых… Зато появилась возможность перевозить грузы с Волги в Балтийское море! Однако ограниченная пропускная способность Вышневолоцкой системы вынудила искать другие пути соединения бассейна Волги с Балтикой. Для этого в 1810 и в 1811 годах были построены соответственно Мариинская водная система (ныне - Волго-Балтийский водный путь имени В.И. Ленина), соединившая Волгу с Балтийским морем через Шексну, Вытегру, Онежское озеро, Свирь и Ладожское озеро, и Тихвинская водная система через Мологу, Чагодошу, Сясь и Приладожский канал. В 1828 году закончилось строительство Северо-Двинской системы, соединившей бассейны Северной Двины и Волги.

Для чего же создавались эти и позже многие другие каналы? Известный специалист в области гидротехнического строительства А.Б. Авакян считал: «Основными органическими недостатками Волжского торгового пути на протяжении многих веков являлись отсутствие водных соединений с океаном и ступенчатость глубин. Первый недостаток пытались преодолеть организацией волоков» [65]. Добавлю от себя - и строительством, начиная с конца XVII века,  всевозможных каналов, зачастую неоправданным и ненужным. Много я слышал и о планах военного использования каналов: о транспортировке по ним военных грузов и прохождения целых флотилий, например, из Балтийского моря в Белое и наоборот (для чего и строился Беломоро-Балтийский канал). Судя по степени милитаризованности нашей страны, среди причин каналостроительства были не столько хозяйственные, сколько военные соображения.

«В первой половине XIX в., - писал А.Б. Авакян, - начали активно развиваться работы и по преодолению другого крупного недостатка Волжского транспортного пути - ступенчатости глубин. От Твери до Астрахани на Волге насчитывалось более 230 перекатов и мелей» [65]. Далее он привёл цифры, дающие, по его мнению, хорошее представление о ступенчатости глубин и их недостаточности для организации регулярного судоходства на всём протяжении Волги.

В 1820 году на Волге был спущен первый пароход, к 1905 году их число достигло 3700. Естественно, при таком резком росте количества судов и их тоннажа неудобства от мелководий увеличились, поэтому от Твери до Рыбинска плавали небольшие суда, от Рыбинска до Нижнего Новгорода - средние, а на Нижней Волге - крупные. Судоходные глубины, поддерживаемые землечерпанием, не превышали 1-1,2 метров в верховьях Волги и 2-2,2 метров на Средней и Нижней Волге. За изменением дна реки следили лоцманы.

С целью поддержания судоходных глубин на верхнем участке Волги до Твери в её верховьях в 1843 году был построен Верхневолжский бейшлот (реконструирован в 1943 году) - плотина, повысившая уровень четырёх волжских озёр и создававшая таким образом запас воды во время весеннего половодья.

В первой половине XIX века была изобретена гидротурбина, открывшая  перед гидроэнергетикой большие возможности. Во второй половине XIX века изобретение динамо-машины открыло путь к превращению механической энергии текущей воды в электрическую.  Самые первые гидроэнергетические установки использовали живую силу естественных перепадов или пристраивались к  существовавшим плотинам. С начала XX века русская техническая мысль искала пути использования рек для производства электроэнергии. К 1913 году в России насчитывалось около 50 тысяч гидросиловых установок общей мощностью почти 1 миллион лошадиных сил.

В 1881 году начались работы по орошению и обводнению засушливых земель в Поволжье. В 1910-1911 годах уроженец Самары учёный-энергетик Г.М. Кржижановский (1872-1959) предложил проект строительства крупной ГЭС (гидроэлектрической станции) на Волге, в районе Самарской луки с целью получения «дешёвой» гидроэнергии и орошения засушливых земель. Но, как писали в советское время, «в дореволюционной России в условиях частной собственности на землю невозможно было не только решить, но даже и поставить проблему крупного гидротехнического строительства» [87]. Действительно, самарские городские власти, узнав об этом проекте, с негодованием отвергли его, тем самым предотвратив гибель Волги и затопление её поймы.

В Москве, в мемориальном музее Г.М. Кржижановского, имеется любопытнейший документ. Девятого июня 1913 г. епископ Самарский и Ставропольский направил графу Орлову-Давыдову в Италию, в Сорренто, депешу: «Ваше сиятельство! Призываю на Вас Божью благодать, прошу принять архипастырское извещение: на Ваших потомственных исконных землях прожектеры Самарского технического общества совместно с безбожным инженером Кржижановским проектируют построить плотину и большую электростанцию. Явите Божескую милость своим прибытием восстановить Божий мир в Жигулевских владениях и разрушить крамолу в самом зачатии» [205]. Естественно, что граф Орлов-Давыдов, имевший обширные земли вдоль Волги в Самарской и Симбирской губерниях, также воспротивился затоплению плодороднейших земель. В то время ещё существовал здравый смысл и противовес технократической политике государства в виде частных собственников и сильных органов местного самоуправления.

В начале XX века был разработан и другой проект, согласно которому предполагалось сделать Москву портом пяти морей, но при этом избежать гибели Волги и затопления сотен тысяч гектаров земли. В 1913 году на XV съезде русских деятелей по водным путям выступил профессор К. Ласский с докладом о создании Всероссийского водного пути. В нём рассматривались вопросы о работах по развитию и улучшению внутренних водных путей России. Были также обобщены и проанализированы итоги деятельности учёного в Междуведомственной комиссии. Она была образована в 1909 году для работ по улучшению и развитию внутренних водных путей империи. Комиссия составила схему магистральных путей, по которым можно было бы пересечь в разных направлениях водными путями европейскую и азиатскую части России. Была определена степень значения каждого участка пути, очерёдность и сроки экономических и технических исследований. Получается, что энергетическая оценка волжского потока в 30 миллиардов киловатт часов в год и оценка транспортных возможностей реки были сделаны задолго до планирования «великих строек коммунизма».

Проект К. Ласского предоставлял возможность каботажным (каботаж - судоходство между портами одной страны, прибрежное плавание) судам проникать далеко в глубь континента, а также совершать сквозные рейсы из одного моря в другое. Первая мировая война и наступившее смутное время не дали возможности осуществить интересный и экономически выгодный проект. А потом о проекте «забыли», родился новый план «Большая Волга», плоды которого мы теперь пожинаем.

После революции 1917 года и прихода к власти большевиков в Самаре была создана специальная комиссия для обследования этого района с целью выяснения возможности использования гидроэнергетических ресурсов Волги. Председатель Совнаркома В.И. Ленин в 1919 году направил письмо военным властям Самары с просьбой оказывать всяческое содействие небезызвестному нам Г.М. Кржижановскому (член партии с 1893 года) в этом вопросе. Комиссия подтвердила целесообразность устройства плотины через Волгу и возможность получения водной энергии до миллиона лошадиных сил. Однако коммунистам в то горячее время заниматься плотинами и гидроэлектростанциями было некогда: сначала надо было удержать и укрепить свою власть…

В феврале 1920 года по предложению В.И. Ленина ВЦИК принял решение о разработке плана электрификации страны. Председателем Государственной комиссии по электрификации России (ГОЭЛРО) стал Г.М. Кржижановский. Деятельность этого человека во многом определила пути развития отечественной гидроэнергетики, поэтому стоит рассказать о нём подробнее. Родился он в Самаре в семье интеллигента. Получил высшее образование: в 1894 году окончил Петербургский технологический институт. Марксист с 1891 года, вместе с Лениным участвовал в организации Петербургского «Союза борьбы…». После революции 1917 года работал в Москве над восстановлением  и развитием энергохозяйства. С 1925 по 1930 годы - председатель Госплана СССР. В 1929-1939 - вице-президент АН СССР (с 1929 года академик), одновременно в 1930-1932 годах председатель Главэлектро наркомата тяжёлой промышленности СССР. Основал в 1930 году и до конца жизни был директором энергетического института АН СССР.

К работам комиссии было привлечено свыше 200 деятелей науки и техники. План ГОЭЛРО, рассчитанный на 10-15 лет, являлся комплексным планом развития многих отраслей народного хозяйства. В его разделе «Электрификация и водная энергия» был дан обзор гидроэнергетических ресурсов страны, сформулирована идея их комплексного использования: выработка электроэнергии, улучшение судоходства, мелиорация, водоснабжение и так далее. По плану намечалось строительство 10 ГЭС: Волховской, Днепровской, на реке Свирь и других. В декабре 1926 года было завершено строительство первой в СССР Волховской ГЭС, а к 1935 году действовали 11 районных ГЭС. Все они были относительно небольшими.

По сути дела, план ГОЭЛРО стал продолжением и воплощением дореволюционных проектов гидростроительства. Вопрос, - в какой мере?

Мне остаётся только согласиться с мнением А.Б. Авакяна, что «до 30-х гг. нашего века Волга практически использовалась только как транспортный путь и как рыбопромысловый бассейн» [65].

В 1931 году профессор А.В. Чаплыгин предложил построить на Волге 4 ГЭС, мощностью 2,85 миллиона киловатт, а на Каме - 3 ГЭС, мощностью 926 тысяч киловатт. В том же 1931 году Госплан СССР поручил Всесоюзному научно-исследовательскому институту энергетики и электрификации (ВНИИЭЭ) рассмотреть предложения о размещении на Волге подпорных сооружений и разработать гипотезу комплексной схемы использования Волги в энергетических и транспортных целях. Эта схема получила название «Большая Волга». 

При разбивке ВНИИЭЭ падения Волги на ступени нормальные подпорные горизонты назначались в зависимости  от условий регулирования стока и размеров возможного затопления земельных угодий, крупных населённых пунктов, промышленных предприятий и полезных ископаемых. Учитывались также топографические условия, требования водного транспорта, ирригации и расположения гидроузлов по отношению к центрам потребления. Волга разбивалась на 7 ступеней с напорами  8,5-22 метра на каждой ступени. Планируемая общая мощность всех ГЭС - 4, 24-4,59 миллионов киловатт.

Разработкой схемы использования Волги занимались Гидроэнергопроект, Северо-Западное управление изысканий Наркомречфлота, Нижне-Волгопроект, Союзводпроект, Гидропроект и другие научно-исследовательские организации, в основном, системы НКВД (с 1946 года МВД).

Речной сток изучали инженеры Д.И. Кочерин, Б.В. Поляков, профессор Б.Д. Зайков. Учёные-гидростроители Б.Е. Веденеев, С.Я. Жук, Г.О. Графтио и другие решали задачи, связанные со строительством гидротехнических сооружений.

При работе в областном Дворце книги (г. Ульяновск) в отделе периодических изданий я с удивлением обнаружил и прочитал статью «Волга станет иной» в местной газете «Пролетарский путь» от 13 ноября 1931 (!) года: «Волгострой повысит уровень реки на 45-50 м. Недавно горкоммунотдел заключил соглашение с Гипрогором [государственный институт проектирования городов] на составление проекта перепланировки города. Но, учитывая влияние Волгостроя, попросили его составить определённый проект, особенно для Заволжья, - какова горизонталь затопляемости при данном варианте. Предварительные данные, представленные Волгостроем, таковы: первый вариант: при плотине без учёта паводка 1926 г., при котором уровень воды достигал 42,5 м, горизонталь будет достигать 46,56 м (минимум) и 50,50 м (максимум); второй вариант: при плотине и паводке 1926 г. уровень воды достигнет  минимум 50,44 и максимум 54,90 м. Это значит, что средний горизонт при средней воде будет выше на 3-8 м, чем при паводке 1926 г., тогда как такой паводок бывает 1 раз в 250 лет. Таким образом, Заволжский район при Волгострое будет находиться в зоне затопления. Это в корне меняет планировку города и ставит вопрос либо о переносе в ближайшие годы заволжских предприятий, либо о постройке защитных дамб» [154]. Отмечу, что планы Волгостроя были реализованы только к 1957 году, но писали о них уже в 1931 году!

«Научно» обосновала преобразование Волги в систему гидроузлов и водохранилищ, которая существует сегодня, сессия Академии наук СССР «Проблемы Волго-Каспия», проведённая в 1933 году. Сессия провозгласила основы плана «Социалистической реконструкции Волги» и создания «Волжской электропроводной магистрали».

Сигнал для реализации старых и разработки новых планов  реконструкции Волги был дан. На сессии решались и другие вопросы комплексного использования бассейна Волги: рыбного хозяйства, сельского хозяйства и так далее.

Нельзя не сказать о главном: в целом решения сессии АН СССР имели технократическую направленность, что соответствовало духу того времени, хотя проблема взаимодействия экономики и природы всё-таки поднималась. На сессии выражалось серьёзное беспокойство о судьбе «рыбного дела Каспия» в связи с проектируемым гидротехническим строительством (см. илл. № 10), а также сомнения по поводу массированного орошения в Заволжье. Предложение нескольких авторитетных учёных регулировать только притоки Волги, не трогая при этом её русло в среднем и нижнем течении, было отвергнуто. Кто же были эти учёные, нашедшие гражданское мужество заявить о своём несогласии с разрушительными проектами? Это Л.С. Берг (1876-1950) - выпускник Московского университета (1898), видный естествоиспытатель, биолог, географ, ихтиолог, долгое время изучавший рыб семейства осетровых; Н.М. Книпович (1862-1939) - выпускник Петербургского университета (1886), известный зоолог; академик А.А. Рихтер (1871-1947) - физиолог растений, окончил Петербургский университет (1893); академик Н.И. Вавилов (1887-1943) - всемирно известный генетик, растениевод, в то время президент ВАСХНИЛ (Всесоюзной Академии сельскохозяйственных наук им. В.И. Ленина), выпускник Московского сельскохозяйственного института (1911). Подробно изучив биографии и научные интересы этих людей, я понял: они не могли пойти против совести и одобрить схему «Большая Волга». В самом деле, как мог ихтиолог Л.С. Берг желать уничтожения многочисленного семейства осетровых (и не только!), а Н.И. Вавилов и А.А. Рихтер - гибели уникального растительного мира волжской поймы! Уж они-то чётко представляли трагические последствия воплощения плана для экологической системы Поволжья. Но им противостояла мощная тоталитарная технократическая система и технические специалисты - Г.М. Кржижановский, А.В. Чаплыгин, С.Я. Жук (о нём я расскажу подробнее) и многие другие. Рекомендации сессии были впоследствии подкреплены рядом партийно-правительственных постановлений. Сессия приняла схему Волжского каскада, а его создание началось с канала Волга-Москва в комплексе с Иваньковским, Угличским и Рыбинским гидроузлами. Уже в те годы шла речь о слабой обоснованности схемы топографическими и экологическими исследованиями. Не были учтены отрицательные экологические последствия реконструкции волжского бассейна. Соответственно не проводилась и качественная оценка возможных воздействий тотального гидростроительства на природу.

Здесь я хотел бы сделать паузу и ещё раз остановиться на ситуации в науке в 30-е годы.  Академия наук СССР (как и все остальные научные организации) находилась под жёстким контролем партийно-государственного аппарата, фактически превратившись в его служанку и обосновывая все проекты, спускаемые сверху. С 1934 года АН СССР подчинялась непосредственно Совнаркому (с 1946 года Совет Министров) СССР, который решал оперативные, организационные, планово-финансовые и другие вопросы  деятельности АН. Важнейшие же вопросы жизнедеятельности Академии решались только после их одобрения Политбюро ЦК. Оценка деятельности учёных негласно возлагалась на контрольные и карательные органы государства.

В 1929 году начался разгром гуманитарной сферы российской науки, были арестованы и осуждены академики С.Ф. Платонов, Н.П. Лихачёв, М.К. Любавский, Е.В. Тарле и другие. Только что избранный академиком и утвёржденный вице-президентом АН СССР коммунист Г.М. Кржижановский в декабре 1929 года предлагал в решение Политбюро ЦК по вопросу Академии включить  и следующий пункт: «Считать целесообразным провести постепенную ликвидацию 2-го отделения Академии наук (отделения гуманитарных наук) путём: а) незамещения впредь освобождающихся за смертью академиков вакансий; б) организационного слияния с другими научными организациями тех учреждений этого отделения, которые за смертью академиков лишаются руководства, и, наконец, немедленной ликвидации в порядке реорганизации структуры и научной работы академии тех его учреждений, которые вообще не представляют собой значительной научной ценности» [67]. Хотя данный проект не был оформлен официально, но на практике партийно-государственный аппарат в отношении АН руководствовался именно такими принципами. К 1940 году разгром многих гуманитарных направлений в науке был завершён.

В результате невероятно возросла роль технократических тенденций в науке. Упоминавшийся мною Гидропроект к началу 40-х годов стал едва ли не самым мощным в стране проектно-изыскательским и научно-исследовательским институтом. Он находился в ведении НКВД (с 1946 года МВД), а затем Министерства энергетики и электрификации СССР. Всего по его проектам до 1991 года было построено свыше 200 ГЭС, в том числе Волжская имени Ленина, Братская, Красноярская, а также каналы имени Москвы, Волго-Донской, Беломоро-Балтийский и другие. К 1989 году Гидропроект имел отделения в 10 крупнейших городах страны (в том числе в Куйбышеве) и насчитывал 18 тысяч (!) сотрудников. Для сравнения: в единственном институте охраны природы в 1989 году работало около 200 человек. С 1942 года Гидропроект возглавил С.Ю. Жук (1892-1957) - опытный гидротехник, генерал-майор инженерно-технической службы, академик АН СССР (1953), окончивший в 1917 году институт инженеров путей сообщения в Петрограде, член партии с 1942 года. Под его непосредственным руководством проводились изыскательские и научно-исследовательские работы, проектирование и строительство крупнейших гидротехнических сооружений: канала имени Москвы, Волго-Донского комплекса (судоходный канал, Цимлянская ГЭС, орошение земель в Ростовской области), Волго-Балтийского водного пути, ГЭС на Волге - Угличской, Рыбинской, Куйбышевской и других.

Именно под влиянием С.Я. Жука в 30-е годы в научной гидроэнергетике бал стала править безудержная гигантомания. Кандидат биологических наук М. Черкасова писала об этом явлении (1989): «Особое пристрастие Сталина к гидроэнергетике, не прозаически малым ГЭС, а к монументальным, сродни египетским пирамидам, сооружениям, известна. В трагические для страны 30-е годы он отдал гидроэнергетику на откуп НКВД, поставив её тем самым в условия исключительного благоприятствования. Рассказывали, что Сталин самолично корректировал проекты, и под его рукой мощности ГЭС росли сверх допустимого наукой и разумом предела вместе с плотинами, а рукотворные моря разливались всё безбрежнее, побивая мировые рекорды. Тогда и произошёл поворот от эффективных и рациональных проектов, щадящих природные ресурсы и людские судьбы, к циклопическим сооружениям, ошеломляющим грандиозностью показателей, прежде всего энергетическим эффектом любой ценой. Ради незначительного повышения этого эффекта Рыбинское водохранилище, к примеру, длительное время державшее мировое первенство по площади, затопило, по меньшей мере, вдвое больше земли, чем это предполагалось по более рациональному проекту. Под руководством С.Я. Жука, сделавшегося личным консультантом Сталина, «сформировалась своего рода теория массивности в гидроэнергетике, - писал инженер-энергетик с 60-летним стажем Б.С. Успенский. Уже на строительстве канала Москва-Волга было положено начало порочной практике перевыполнения плана работ за счёт снижения их качества… На первый план выдвигались общие физические объёмы работ - миллионы кубометров бетона, сотни миллионов кубометров земли, десятки тысяч тонн металла, сотни квадратных километров зеркала водохранилищ, десятки тысяч переселяемых и их домов. А наша пресса приходила в восторг от этих цифр…» [200].

Об этом же говорил Н. Яковлев, заместитель директора Волжского НИИ гидротехники и мелиорации: «Люди старшего поколения помнят, что при обсуждении строительства крупных ГЭС многие учёные страны высказывались против. Как развивалась энергетика в конце 40-х годов? Большое внимание уделялось использованию энергии малых рек. Строились небольшие ГЭС. Для орошения было удобно использовать воду мелких водохранилищ. Сооружались и ветросиловые установки, которые совместно с малыми ГЭС обеспечивали электроэнергией колхозы и совхозы, сёла и целые районы. Однако победила гигантомания - стали строить мощные ГЭС на Волге, равнинной реке, где для создания даже небольшого напора, необходимого турбинам, потребовалось создать большие водохранилища и затопить огромные площади» [141].

Любопытно, что уже в 1964 году в материалах VI Всесоюзного совещания по охране природы в Минске указывалось: «Чрезмерное увлечение гигантизмом объектов гидроэнергетического строительства, желание пропустить через сооружение ГЭС максимум стока… не только убыточно для народного хозяйства, но и часто ухудшает остальные технико-экономические показатели ГЭС» [200].

После Великой Отечественной войны жёсткий контроль за Академией наук усилился. Как председатель правительства, И.В. Сталин сохранил за собой руководство вопросами Специального комитета, Комитета радиолокации, Комитета реактивной техники, Особого комитета и Валютного комитета. В Политбюро под его руководством решались вопросы Министерства иностранных дел, Министерства внешней торговли, Министерства госбезопасности, Министерства вооружённых сил, денежные и валютные вопросы. Практически все конкретные научно-технические проблемы, связанные с созданием новой техники (в том числе и в гидростроительстве) были сосредоточены в Совмине СССР, прежде всего в его Первом главном управлении (ПГУ), которым до 1953 года руководил Л.П. Берия. 

К великому сожалению, в науке, как и во всём советском обществе, шёл активный отбор послушных и лояльных режиму И.В. Сталина людей. Яркий пример тому - карьера Т.Д. Лысенко (1898-1976), резко критиковавшего классическую генетику во главе с Н.И. Вавиловым и создавшего псевдонаучное «мичуринское учение» в биологии. В 1938 году Т.Д. Лысенко стал президентом ВАСХНИЛ, а Н.И. Вавилов в августе 1940 года был арестован и 26 января 1943 года умер в Саратовской тюрьме… По поводу феномена лысенковщины хорошо высказался выдающийся английский биолог Дж. Г. Хоукс: «Мне кажется, я теперь понял, почему советское правительство такого высокого мнения о Лысенко: он представляет не столько конкретную личность, сколько идею. Из крестьян он поднялся до академика - высшей ступени советской интеллектуальной элиты. Заслуживает ли он этого - это уже другой вопрос. Главное - что при новом режиме человек мог с самых низов подняться до самых высших ступеней благодаря только своим достоинствам. Это, конечно, великое дело, но мне кажется, что выбиравшие Лысенко на высокий пост исполняли чьё-то желание. Вавилов не мог иметь подобных притязаний, ибо он смог получить образование ещё до революции, притом даже и в Англии, и Америке. Вавилов не говорит, как это делает Лысенко, что он обязан всем коммунизму. Вавилов был бы велик при всех обстоятельствах» [201].

Из грандиозных проектов, появившихся после окончания Великой Отечестенной войны, особо отмечу проекты строительства крупных гидроузлов и выдвинутый в 1948 году «Сталинский план преобразования природы». Сей мудрый план предусматривал, среди прочего, создание искусственного моря в Западной Сибири и плотины через Тихий океан, чтобы отвести холодные течения от сибирских берегов. Каковы масштабы! Правда, в них есть что-то параноидальное…

Переустройство Волги и Камы и строительство на них каскадов гидроузлов по схеме «Большая Волга» имело следующие основные задачи:

1. Наиболее полное использование водноэнергетических ресурсов этих рек, создание крупных источников дешёвой энергии.

2. Создание непрерывного глубоководного пути с гарантированными глубинами 3,6-4 метров в пределах основного течения Волги и Камы и их соединение с Балтийским, Азовским и Чёрным морями современными судоходными системами.

3. Реконструкция сельского хозяйства Поволжья и рыбного хозяйства Северного Каспия.

В проектах указывалось, что для решения этих задач необходимо обеспечить:

1. Превращение Волги и Камы в непрерывную цепь подпёртых бьефов (бьеф - часть водоёма или реки, примыкающая к плотине гидроузла и ГЭС), создающее благоприятные условия для сквозного судоходства и энергетического использования рек.

2. Устройство системы регулирующих водохранилищ, позволяющих перераспределять сток по временам года в соответствии с требованиями народного хозяйства.

3. Орошение значительной части территории Поволжья, обеспечивающее резкое увеличение сельскохозяйственного производства и устойчивость его ведения.

4. Прекращение загрязнений рек и проведение мероприятий, необходимых для воспроизводства рыбных запасов и упорядочения рыбного хозяйства.

Ох уж это «громадье планов» переустройства - много слов и вроде бы благих идей. Но если вдуматься… К примеру, взять реконструкцию сельского хозяйства: получается, что его хотели преобразовать… за счёт затопления самых плодородных земель волжской и камской поймы. Или о рыбе - реконструкция и упорядочение (как это?) рыбного хозяйства путём уничтожения осетровых и лососевых рыб из-за антисанитарных условий жизни в водохранилищах. Полный бред… Вот уж действительно полная лысенковщина!

Так вот, читатель, знай - все эти разговоры о комплексном назначении Волжского и Камского каскадов - обман. Более комплексного вреда для этих рек и нашего народа вряд ли можно было придумать даже в страшном сне.

Истинное назначение Волжского и Камского каскадов состояло прежде всего в том, чтобы свести к минимуму имевшийся здесь дефицит электроэнергии экстенсивным путём для создания в глубоком тылу - в Поволжье - мощного военно-промышленного комплекса, ведь «ГЭС бесперебойно отдают энергию независимо от работы угольной промышленности и железнодорожного транспорта - что имеет большое оборонное значение» [87]. В самом деле, во время Великой Отечественной войны ГЭС в ряде случаев оставались единственными источниками энергии. Но времена изменились, и в случае атомной войны ГЭС были способны принести больше вреда, чем пользы. Представьте себе только один из возможных вариантов - атомные бомбы или ракеты уничтожают сооружения Куйбышевского гидроузла, и огромная волна водохранилища высотой в 28 метров уничтожает все низлежащие прибрежные населённые пункты...

Также гидроэлектростанции каскадов должны были покрывать пиковые нагрузки, возникающие в электросети в часы наиболее высокой потребности энергии.

Но что же было сделано практически? Началом планового использования ресурсов Волги стало строительство канала Волга-Москва (ныне канал имени Москвы) для обеспечения водоснабжения столицы. Работы начались в конце 1932 года, а 15 июля 1937 года канал длиной 128 километров был сдан в эксплуатацию.

В результате завершения строительства в 1937 году Иваньковского гидроузла на Волге в Тверской области образовалось Иваньковское водохранилище («Московское море») для водоснабжения Москвы, обеспечения водой судоходного канала имени Москвы и обводнения реки Москвы. В 1935 году началось сооружение Угличского и Рыбинского гидроузлов, главной целью которых было обеспечение выхода из канала имени Москвы в Волгу и регулирование стока в транспортных и энергетических целях. Заполнение Угличского и Рыбинского водохранилищ началось после постройки гидроузлов соответственно в 1939 и 1940 годах, завершившись в 1943 и 1949 годах. Недавно от знакомых я случайно узнал, что где-то на берегу канала имени Москвы (в Московской области), соединяющего Иваньковское водохранилище с Москвой, есть памятник (крест и плита) заключённым, строившим вышеупомянутые каналы и гидроузлы. Многие из них нашли там себе могилу… Вообще говоря, создание Рыбинского и Угличского гидроузлов и водохранилищ соответственно в Ярославской и Тверской областях - одна из самых горьких, трагических и неизвестных страниц нашей истории. В ходе заполнения этих двух водохранилищ было затоплено 958 (!) населённых пунктов и множество памятников истории и культуры [163]. Чего стоит только одна Калязинская (город Калязин, Тверская область) колокольня (см. илл. 45), и по сей день гордо стоящая в воде…

Кстати, в 1937 году правительство приняло решение о строительстве на Волге крупного гидроузла - Куйбышевского (более подробно об этом я расскажу в отдельной главе). Незадолго до войны было начато сооружение Волго-Донского канала, законченного в 1948-1952 годах. В крупном гидростроительстве до 1950 года наступил временный перерыв, связанный с войной.

Но, чувствую, пора прояснить вопрос с понятиями «гидроузел» и «водохранилище», а также «каскад». Очень часто люди называют, например, Куйбышевский гидроузел не гидроузлом, а просто Куйбышевской ГЭС. Дело в том, что гидроузел - это группа гидротехнических сооружений, обычно включающих в себя собственно ГЭС, а также плотину, иногда - судоходные шлюзы, рыбопропуски и так далее. После создания гидроузла выше его подпора появляется водохранилище - искусственный водоём, образованный в долине реки водонапорными сооружениями для накопления и хранения воды. Каскад же - это группа гидроузлов, расположенных по течению водного потока на некотором расстоянии друг от друга и связанных между собой общностью водохозяйственного режима. А теперь угадайте, какой каскад гидроузлов в Европе является самым крупным? Понятное дело - Волжский…

С 1950 года начинается эпоха возведения наиболее крупных гидроузлов на Волге и Каме - Куйбышевского, Сталинградского (Волгоградского), Горьковского, Камского, позже - Воткинского, Саратовского, Нижнекамского и Чебоксарского (см. илл. 9). К 1982 году Волжский и Камский каскады из 12 (в том числе реконструированный Верхневолжский бейшлот) гидроузлов и водохранилищ был создан почти в полном объёме (см. таблицы 1 и 2). Гидростроительством была охвачена вся страна, особенно (кроме Волги и Камы) интенсивно шло сооружение гидроузлов и водохранилищ в Сибири на реках Ангара и Енисей и на Украине - на Днепре и на Дону.

Известный специалист в области гидростроительства А.Б. Авакян в 1970 году указывал на такие плюсы водохранилищ комплексных гидроузлов:

- дают воду для орошения миллиона с лишком га поливных земель;

- облегчают доставку грузов из внутренних районов страны;

- без них не могли бы существовать современные гиганты тепловой энергетики, «выпивающие» в одну секунду 100-200 кубометров воды;

- снимают проблему с водоснабжением городов и промышленных предприятий;

- спасают многие районы страны от наводнений (в том числе Москву);

- доставляют много удовольствия туристам и людям, проводящим свои отпуска в санаториях и домах отдыха, построенных в чудесных местах на берегах водохранилищ [66].

Что ж, о плюсах мы узнали, о минусах поговорим попозже.


Каталог: sites -> default -> files -> review-page
files -> Нормы морфологии и синтаксиси трудные случаи морфологии
files -> Большой зал Детской филармонии Общее количество мест – 500 (+ 4 для людей с офв) На сцене рояль –
files -> Печатная Сб Научно-методическая конференция «Вопросы совершенствования предметных методик в условиях информатизации образования» Славянск на Кубани 2011 0,3
review-page -> 1 Обзор основных источников
review-page -> Е. А. Бурдин волжская атлантида: трагедия великой реки
review-page -> 3 Сравнительный анализ развития экономики, социальной сферы и культуры Самарской области и Республики Мордовия (1940 – 2010) Краткий анализ современного состояния социально-экономической сферы регионов


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал