Е. Ю. Борисенок ЦК вкп(б) и украинское партийное руководство



Скачать 126,23 Kb.
Дата13.06.2018
Размер126,23 Kb.
Е.Ю. Борисенок
ЦК ВКП(б) и украинское партийное руководство

(середина 1920-х – середина 1930-х гг.)


Взаимоотношения между центральным (союзным) и украинским республиканским руководством в середине 1920-х – середине 1930-х годов складывались в условиях формирования и развития советской политической системы, для которой было характерно, в числе прочих параметров, сочетание высокого уровня централизации власти и национального принципа в построении государства. Для советского периода была характерна особая практика элитообразования: сочетание номенклатурного принципа с его жесткой регламентацией карьерного продвижения, последовательностью иерархических ступеней и т.п., с национальным подходом к подбору партийных и советских кадров. Это особенно отчетливо проявилось уже к 1923 году, в решениях XII съезда партии. Именно на этом партийном форуме была закреплена как практика номенклатурного назначения в противовес выборности в специальной резолюции «По организационному вопросу». На съезде было принято решение о расширении полномочий Учетно-распределительного отдела ЦК, занимавшимся вопросами назначения и перемещения руководящих работников. Этому отделу, говорилось в резолюции, надлежало сыграть важную роль в «правильном распределении сил», дабы обеспечить за партией действительное руководство во всех без исключения областях управления. В результате предпринятых ЦК в 1923-1924 гг. усилий, под контролем Учраспредотдела оказались почти все административно-управленческие кадры, начиная с предприятий и кончая центральными ведомствами1.

Заявление И.В. Сталина на XII съезде о необходимости создания четой системы в кадровом вопросе (чтобы «на известные посты ставились люди, способные понять наши директивы, способные провести их честно»2) было подкреплено важнейшим решением по национальному вопросу. Съезд провозгласил так называемую коренизацию партийного и советского аппарата в республиках, т.е. указал на необходимость привлечения на руководящие должности представителей «коренной национальности». Курс на коренизацию (применительно к Украине – украинизацию) сыграл важную роль в становлении в республиках советской национальной элиты, включавшей как партийных функционеров и управленцев, так и представителей научной и творческой интеллигенции.

В условиях коренизации национальная принадлежность стала одним из условий успешной карьеры. Изменилась мотивация использования национального языка: если раньше она носила в основном культурный характер, то теперь присутствовал и политический аспект. Чтобы занять определенную должность или положение, следовало знать национальный язык, а еще лучше, быть «представителем коренной национальности». Все это приводило к тому, что формирование низшего и среднего звена республиканского аппарата управления фактически приобрело национальный характер.

На Украине основы для формирования республиканской партийно-советской элиты были заложены в 1925-1928 гг., т.е. в период, когда украинскую парторганизацию возглавлял Л.М. Каганович3. Сменив на посту Э.И. Квиринга, уделявшего мало внимания украинизации, Каганович весьма активно взялся за претворение в жизнь решений партии по национальному вопросу. При этом следует помнить, что, будучи верным сторонником Сталина, Каганович способствовал расширению на Украине рядов верных приверженцев генсека. Делалось это двумя способами: нейтрализацией сторонников Троцкого, Зиновьева и Каменева, с одной стороны, и активным выдвижением на руководящие должности новых украинских кадров, с другой. Так, с трибуны объединенного пленума ЦК и ЦКК 9 апреля 1928 г. Лазарь Моисеевич заявил: «Мы к делу подбора людей, к делу подбора работников в значительной мере подходили под политическим углом зрения, обеспечивающим единство партии, обеспечивающим правильную политическую линию»4. Действительно, низовой партийный аппарат при Кагановиче значительно обновился. Так, если в 1926 г. среди секретарей окружных партийных комитетов было только 26 % украинцев, то в 1927 г. их было уже 46 %, а в 1928 г. - 55 %; среди секретарей районных партийных комитетов в 1927 г. было 48 % украинцев, а через год - уже 60 %5. Если накануне официального принятия курса на коренизацию доля украинцев среди служащих составляла лишь 35 %, а государственный аппарат функционировал исключительно по-русски, то в 1926 г. – уже 54 % государственных служащих были украинцами.

Республиканская советская элита, формируемая большевиками, включала в себя, помимо партийных и советских функционеров, также и советскую интеллигенцию. В данной связи следует также добавить, что большевистская программа по национальному вопросу предусматривала развитие национальных языков и культуры, что, в свою очередь, требовало большого количества специалистов. Коренизация, по замыслу ее творцов, должна была способствовать росту национального, но при этом непременно советского образованного слоя. В 1920-х годах специалистов, знающий украинский язык, не хватало, и поэтому использовались старые кадры, доказавшие свое лояльное отношение к новой власти, так и воспитывать новое поколение украинских ученых, писателей, художников и т.д. В УССР привлекались выходцы из Галиции, причем их количество было довольно существенным. В одном из писем М.С. Грушевский писал, что в УССР из Галиции переехало около 50 тыс. человек, некоторые с женами и семьями, молодые люди, мужчины. Много галичан работало в аппарате Наркомпроса Украины. Немало их было и среди писателей, художников, артистов. Активно работал Союз революционных писателей «Западная Украина», объединивший около 50 литераторов и художников, выходцев из этого региона.

Постепенно вырастало и новое поколение. Уже по данным переписи 1926 г. национальный состав интеллигенции Украины распределялся следующим образом: Среди работников культуры и просвещения украинцы составили 69,2 %, среди работников суда, прокуратуры и адвокатуры – 43,6 %, среди технических специалистов – 47, 6 %. В медицине 56,7 % составляли евреи. Доля же русских нигде не составила и половины общей численности интеллигенции. Больше всего их было среди технических специалистов (35,1 %) и художников (30,2 %). В то же время среди руководителей в промышленности места среди русских, украинцев и евреев распределились почти поровну и составляли соответственно 31,5, 30, 7 и 25,8 %. Среди руководящего состава в сельском хозяйстве преобладали со значительным отрывом украинцы – 62,3 % (русские составили 15,8 %, евреи – 9,6 %)6.

Конечно, нарождающаяся этническая республиканская элита вообще, и украинская партийно-советская бюрократия в частности, была объективно заинтересована в укреплении украинской государственности, поскольку это соответствовало ее личным интересам. Наметилось определенное противоречие между интересами союзного и республиканского руководства. На Украине союзное руководство ориентировалось на централизаторские методы управления, вторые – на бóльшую самостоятельность Украины, на расширение ее прав в союзном государстве.

Настроения последних выразил глава украинского Наркомпроса (1924-1927 гг.) А.Я. Шумский. Шумский считал, что генеральный секретарь КП(б)У уделяет этому вопросу незаслуженно мало внимания, придает украинизации формальный характер. Шумский считал необходимым украинизировать пролетариат в целях «смычки» его с крестьянством и нейтрализации воздействия на эти массы «буржуазной интеллигенции». Кроме того, Шумский считал явно недостаточными темпы украинизации партии, обращая внимание прежде всего на низкую численность украинцев в партии. Исправить положение Шумский предлагал с помощью кадровых перестановок. Он считал необходимым заменить главу украинских коммунистов, назначив вместо Кагановича В.Я. Чубаря.

Впрочем, преувеличивать децентрализаторские тенденции среди украинского партийно-советского руководства не стоит: речь об отделении Украины от Союза ССР не шла, подобная идея не находила поддержки ни среди партийной элиты, ни среди широких слоев населения. В качестве примера можно привести взгляды украинского экономиста М.С. Волобуева. Волобуев был недоволен положением Украины в составе СССР и поднимал вопрос о целостности украинского национально-хозяйственного пространства и о характере руководства промышленностью УССР. Волобуев считал, что следует раз и навсегда признать целостность украинского национально-хозяйственного пространства. Рассматривать экономику Союза как единое целое, без деления на отдельные национальные народнохозяйственные комплексы неверно, поскольку в будущем, когда победит мировая революция, национально-хозяйственные комплексы войдут в состав мирового хозяйства в соответствии с мировым разделением труда7. Волобуев, таким образом, поднимал вопрос о положении Украины в Советском Союзе и его можно было бы упрекнуть в попытке конфедерализации Союза ССР, а не в его развале.

Украинская партийно-советская элита, хотя и делала попытки расширить свои полномочия, однако действовала в рамках советской системы. Требуя расширения прав Украины, она не противопоставляла себя Советскому Союзу. Вряд ли есть основания говорить о конфликтности взаимоотношений союзного и республиканского руководства, поскольку предметом спора было распределение ресурсов, фондов, кадров. Украинские руководители были заинтересованы в увеличении капиталовложений, тогда как центр выступал за минимальные объемы капиталовложений при максимальных темпах производства.

Сходные процессы шли и в среде украинской интеллигенции. Прямая директивная правительственная поддержка национального языка, литературы привела к тому, что украинский язык стали проникать в те области, в которых ранее доминирующее положение занимал русский. Украинская интеллигенция, используя предоставленные ей большевистским коренизационным курсом возможности, стремилась к укреплению собственных позиций, вытеснению «конкурента» - русской интеллигенции – и ускорению темпов украинизации. Начались всевозможные дискуссии, обсуждавшие пути развития украинской культуры. Ярким примером может служить литературная дискуссия 1925-1928 гг., в ходе которой новая культурная украинская элита, взращиваемая большевиками, пыталась определить свое место в едином культурном советском пространстве и свое место в мире. Н. Хвылевой, один из самых активных участников дискуссии, был убежден, что украинской литературе не следовало ориентироваться на русскую литературу, которая не только «тяготела» над украинской «в веках», но к тому же в условиях НЭПа стала синонимом мещанства. Однако Хвылевой отнюдь не ставил знак равенства между русской революцией и русской культурой. Он подчеркивал, что советская власть сделала для Украины столько, сколько ни одна власть на свете. Речь у Хвылевого шла о недооценке роли украинской интеллигенции, а между тем украинской культуре, по его мнению, суждено великое будущее в деле пробуждения западноевропейского пролетариата для грядущей мировой революции8.

Сталинская позиция в отношении украинской элиты обуславливалась его установками на укрепление жесткой вертикали власти, абсолютном подчинении региональных структур центру в сложных экономических и внешнеполитических условиях: разруха после гражданской войны, падение производства, территориальные и демографические потери, дефицит ресурсов, внешнеполитическая изоляция.

На претензии Шумского Сталин отреагировал письмом «Л.М. Кагановичу и другим членам политбюро ЦК КП(б)У» (26 апреля 1926 года). Сталин подверг резкой критике его позицию, особенно требование украинизировать пролетариат, поскольку это противоречило принципу свободного развития национальностей. Сталин предупреждал членов политбюро ЦК КП(б)У, что увлекаться украинизацией нельзя и что она должна носить большевистский, советский характер и указывал на опасность националистических крайностей, имея в виду творчество Хвылевого. Вскоре, в июне 1926 г., состоялся пленум ЦК КП(б)У, на котором Каганович особо подчеркнул приоритет классового принципа. Хотя «Украина должна служить образцом и примером разрешения пролетариатом проблемы национального освобождения угнетенных масс», тем не менее «основной нашей задачей является строительство социализма и укрепление диктатуры рабочего класса...»9 Позиция Шумского подверглась ожесточенной критике.

Однако вышеуказанное письмо Сталина отнюдь не означало, что украинизация закончилась. О необходимости ее проведения по-прежнему говорилось на всех партийных форумах. Во второй половине 1920-х гг. украинизационная политика связана с именем Н.А. Скрыпника, возглавлявшего с 1927 г. Наркомпрос Украины. Нарком просвещения считал развитие украинской культуры важным элементом построения социалистического общества. При этом Скрыпник не сомневался в опасности противопоставления Украины остальному Советскому Союзу. Критикуя позиции Хвылевого, Шумского и Волобуева, он указывал, что коммунист не должен противопоставлять интересы СССР и интересы УССР.

В борьбе республиканских и союзных интересов верх вполне закономерно взяло сталинское руководство. Оно сумело полностью подчинить себе все процессы внутри КП(б)У и советских структур УССР, применяя при этом весьма жесткие меры воздействия. Впрочем, репрессивная политика не носила избирательный характер и не была направлена лишь на носителей «националистического уклона». В этом плане перед Кремлем были все равны – украинцы и русские, рабочие и «спецы», крестьяне и представители творческой интеллигенции. Не избежали репрессий конца 1930-х гг. и партийные вожди Украины, внесшие решающий вклад в свертывание украинизации – П.П. Постышев и С.В. Косиор.

Культурная и социально-экономическая составляющая большевистской политики по национальному вопросу была направлена, в конечном счете, на формирование советской украинской элиты. Обеспечив путем коренизации устойчивые условия для ее развития, на рубеже 1920-1930-х годов сталинское руководство приступило к ликвидации ставших ненужными буржуазных - «социально-чуждых» элементов.

Появление нового – советского - поколения украинской интеллигенции привело к тому, что отпала необходимость использования старой украинской интеллигенции. В стране были «раскрыты» ряд дел о вредительстве «спецов» и антисоветских буржуазных партий, направленных против остатков дореволюционной интеллигенции – прежде всего технической и научной. Стоит вспомнить «Шахтинское дело», распространившееся и на украинскую часть Донбасса, раскрытие «Союза освобождения Украины» 1929 года (по этому делу приговоры были вынесены 45-ти представителям украинской интеллигенции, в том числе академику Ефремову). В 1930-е годы процесс ликвидации старой, «буржуазной», интеллигенции, дополнился процессом унификации системы управления наукой и культурой в соответствии с «принципами социалистического строительства и потребностями трудящихся масс»: унификации всех ступеней образования в СССР, Академии Наук СССР и союзных республик, системы творческих союзов и т.п.

Следующий удар был направлен на местное партийно-советское руководство. Сталин был заинтересован в установлении жесткой вертикали власти и создание такое же вертикали послушных исполнителей, между тем местные украинские чиновники проявили, по выражению «преступно-легкомысленное отношение к делу», не выполнив спущенный сверху хлебозаготовительный план 1931-1932 гг. Более того, возмущался Сталин, в двух областях Украины около 50-ти райкомов высказались против плана хлебозаготовок, признав его нереальным10. Сталин решил «исправить ситуацию», примерно наказав виновных. Виновными же были названы проникнувшие в руководство колхозов и совхозов, партийные ряды, руководство различного рода организациями «петлюровские элементы», причем проникли они туда в результате неправильного проведения украинизации. «Неправильное проведение украинизации» в данном случае было упомянуто не случайно. Сталин рассматривал ситуацию 1932 г. как проявление децентрализаторской тенденции, с которой следовало бороться.

Сталинское руководство, стремившееся к построению жесткой вертикали власти, приступило к развертыванию широкой кампании против националистических элементов, проникших в партийные, государственные органы, научные и культурные учреждения вследствие недостатков украинизации. Следует подчеркнуть, что, применительно к 1930-м годам следует говорить о победе не русификаторских, а централизаторских тенденций, и уже в данном ракурсе рассматривать всевозможные «чистки» и «репрессии».

Русский же язык в условиях централизации становился языком межнационального общения, что объективно соответствовало интересам СССР. В данном плане не стоит удивляться введению с 1 сентября 1938 г. русского языка как предмета преподавания во всех нерусских школах Украины. Нельзя однозначно утверждать, что централизация угрожала существованию украинской идентичности. Напротив, закрепляя достигнутые в процессе коренизации успехи, центральное руководство ввело с 1935 г. новую форму учета номенклатурных кадров в аппарате ЦК ВКП(б) с графой «национальность». Сведения о национальности учитывались во всех областях жизни. Графа «национальность» присутствовала в паспорте гражданина СССР, причем с 1938 года в паспорте и других официальных документах национальность указывалась в соответствии с национальностью одного из родителей.

Рассматривая позицию украинского руководства в середине 20-х – середине 30-х гг., следует подчеркнуть, что формирующаяся благодаря национальной политике большевиков республиканская элита не просто была советской, но формировалась как составная часть советской элиты вообще. К тому же к началу 1930-х годов украинские коммунисты шли в фарватере сталинского руководства. Вероятность превращения руководства УССР из красного в желто-синее в указанный период была ничтожно мала. Речь об отделении Украины от Союза ССР не шла, подобная идея не находила поддержки ни среди партийной элиты, ни среди широких слоев населения. Конечно, Сталин заявлял о возможном влиянии Польши на советскую Украину и особенно пограничные области. Однако Сталин отнюдь не желал «перебить» всех украинцев из-за возможной польской угрозы (верить Хрущеву в этом отношении никак нельзя), а наоборот, как раз разворачивал украинизацию с целью оказать давление на украинское население Польши, продемонстрировав решение национального вопроса в СССР. Недаром коренизационный курс был объявлен весной 1923 года, когда Совет Послов Антанты признал юридические права Польши на Восточную Галицию. Украинизация отвечала геополитическим интересам СССР, поскольку создавала притягательный образ для западных украинцев, утративших надежды на создание в Восточной Галиции независимого государства.

В конечном итоге, сталинская политика способствовала становлению украинской советской элиты путем образования слоя советской интеллигенции и партийно-советской бюрократии, что существенно изменили облик Украины. Путем умелой кадровой политики сталинскому руководству удалось сформировать лояльную верховной власти и безупречную, с точки зрения исполнительской дисциплины, номенклатуру. Старая же украинская интеллигенция была фактически заменена новой, воспитанной при советской власти и в целом преданной идеям социализма. Выработка внутри- и внешнеполитического курса было монополизировано центральной властью, тогда как прерогативой подчиненной высшему партийному центру партийно-советской структуры было исполнение принятых решений и осуществление административно-хозяйственных функций. Номенклатурный принцип назначения руководящих кадров и применение жестоких репрессивных мер в отношении инакомыслящих препятствовали сплочению республиканской элиты, обеспечивая сталинскому руководству эффективный контроль за состоянием дел на местах.





1 Подробнее см. Гимпельсон Е.Г. НЭП и советская политическая система. 20-е годы. М., 2000. С. 326-354.

2 Сталин И.В. Соч. Т.5. С. 211.

3 Подробнее см. Борисенок Е.Ю. Феномен советской украинизации. М., 2006.

4 РГАСПИ. Ф. 81. Оп. 3. Д. 18. Л. 103.

5 Там же. Д. 115. Л. 160.

6 Рубльов О.С., Черченко Ю.А. Сталінщина й доля західноукраїнської інтелігенції 20-50 –ті роки ХХ ст. Київ, 1994. С. 173; Кульчицький С.В. Україна мiж двомя вiйнами (1921-1939 рр.). Київ, 1999. С. 120.

7 Волобуєв М. До проблеми української економіки // Більшовик України. 1928 № 3 С. 44-61.

8 См. Микола Хвильовий. Новели, оповiдання «Повiсть про санаторiйну зону», «Вальдшнепи». Роман. Поэтичнi твори. Памфлети. Вступ. Ст., упоряд. i примiт. В.П.Агеєвої. Київ, Наук. Думка, 1995.

9 Цит. по: РГАСПИ. Ф. 81. Оп. 3. Д. 135. Л. 2-4.

10 См.И.В.Сталин и Л.М.Каганович. Переписка. 1931-1936 гг. М., 2001. С. 210, 225, 273-274, 283.





Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница