Елена Глинская: портрет на фоне эпохи



страница1/2
Дата27.10.2016
Размер0,51 Mb.
  1   2

Исследовательская работа по истории России на тему:



«Елена Глинская: портрет на фоне эпохи».
Выполнила:

Ученица 10а класса

Гимназии №524

Московского района

Толдова Татьяна
Руководитель:

Биушкин Владимир Иванович

Санкт-Петербург

2013
Оглавление

Введение……………………………………………………………………...3

I. На пути к власти ……………………………………………………...…5

II. Елена Глинская: вхождение во власть……………………………….11

III. Реформаторская деятельность…………………………………….…16

IV. Тайна смерти Елены Глинской историческая версия……………...24

Заключение………………………………………………………………….26

Список использованной литературы……………………………………...28

Введение
Для России XVI вв. был характерен патриархальный строй, при котором мужчины играли ведущую роль в семейной, хозяйственной и общественной жизни, а женщины были угнетены и притеснены, во главе государства преимущественно находились мужчины.

Подтверждение этому можно найти в «Домострое», где написаны правила, советы и наставления по всем направлениям жизни человека, включая общественные, семейные, хозяйственные и религиозные вопросы. Женщина имела крайне мало прав и много обязанностей.

По древнерусскому праву, дочери не получали наследства, и общество было заинтересованно в том, чтобы они были обеспечены браком еще при жизни содержавших их родителей, в противном случае они оказывались без материальной поддержки и их должна была содержать община или они должны были нищенствовать.

Но существовали некоторые противоречия. Русские женщины часто играли заметную роль и в семейной, и в политической, и в культурной жизни государства. Достаточно вспомнить великую княгиню Ольгу, дочь Ярослава Мудрого – Анну Киевскую, которая стала французской королевой, жену Василия I – великую княгиню Московскую Софью Витовтовну, новгородскую посадницу Марфу Борецкую, возглавившую борьбу Новгорода против Москвы, царевну Софью, дочь царя Алексея Михайловича, правившую при живых братьях, но не сумевшую до конца получить власть в свои руки и закончившую жизнь в заточении.

В XVIII веке некоторые женщины играли большую роль в политике нашего государства, например: Екатерина I, Анна Иоанновна, Елизавета Петровна, княгиня Дашкова – сподвижница будущей императрицы Екатерины II. В сказках образы женщин – это образы воинственных амазонок, Василисы Премудрой, Елены Прекрасной, которые были не только красивы, но и умны, добры, обладали даром предвидения.

Европейских путешественников и дипломатов XVIII – начала ХIХ вв. удивляла высокая степень самостоятельности русских женщин, то, что они имели право владеть собственностью, распоряжаться имениями и т.д. [19].

Тема женщины во власти не теряет актуальности и в наше время. Если женщина обладает умом, жизненным опытом, имеет достаточно силы воли для того чтобы руководить, то она может стать блестящим политиком. И сейчас есть примеры женщин, которые стоят во главе государств, например, Ангела Меркель – видный немецкий политик, Дилма Русеф – президент Бразилии. Сейчас все больше женщин, участвующих в политической жизни государства.

Я считаю, что важно проследить историю появления женщины во власти. В качестве исторического примера я выбрала судьбу Елены Глинской. Эта тема, к сожалению, не так широко освещена сегодня, как она того заслуживает.

Елена Глинская, вторая жена великого князя Василия III и мать Ивана Грозного. Она многого добилась.

После смерти мужа Василия III Елена Глинская стала регентшей при трехлетнем сыне-государе, будущем Иване IV Грозном. Несмотря на протест бояр, она стала соправительницей (случай уникальный в русской средневековой истории), она титуловалась «государыней великой княгиней», ее имя писалось рядом с именем Ивана IV [7].

Однако изначально Елена Глинская не стремилась к власти, после смерти любимого мужа, несмотря на личные переживания и тяжесть своего положения, она всячески пыталась предотвратить разделение власти между боярами и сохранить престол своего сына.

Следовательно, она была вынуждена войти в политическую жизнь, в круговорот интриг.

Цель моей работы: на примере жизни и деятельности Елены Глинской показать роль женщины в политике.

Для этого считаю необходимым:



  • затронуть истоки формирования личности моей героини;

  • охарактеризовать основные направления внутренней и внешней политики Елены Глинской;

  • раскрыть значение ее личности как носителя власти;

  • извлечь уроки из недолгого правления Елены Глинской.



I На пути ко власти
Свое название род Глинских получил от города Глинска, когда-то относящегося к западнорусским землям, к Северскому княжеству — одному из удельных княжеств Черниговской земли. Его центром стал город Новгород-Северский. После монголо-татарского нашествия, ко второй половине XIV в., этот город был уже одним из уделов княжества Литовского.

Род князей Глинских вел свое происхождение от татарского мурзы, который уехал из Орды к великому князю Литовскому Витовту. Летописи называют мурзу Лексадом, а в крещении он принял имя Александр и получил в удел от Витовта город Глинск и Полтаву.

Одна из родовых легенд повествует, что после гибели Мамая, его сыновья бежали в Великое княжество Литовское, крестились там по православному обряду и получили в удел город Глинск. Если доверять этой информации, то Иван Грозный являлся потомком Дмитрия Донского и Мамая, ключевых фигур Куликовской битвы.

Род Глинских угас в начале XVII вв. Другая ветвь князей Глинских существовала в Польше. От нее, согласно родословной, идет дворянский род Глинских, утративших княжеский титул в конце XVII – XVIII вв. [14. С.594].

Елена Васильевна Глинская, была дочерью князя Литовского Василия Львовича Глинского и его жены княгини Анны Глинской, старшей дочери сербского воеводы Стефана Якшича.

Отец Елены Глинской был вынужден перебраться в 1508 г. в Москву вместе со своими братьями Иваном и Михаилом после неудачного мятежа против литовского великого князя и короля польского Сигизмунда. Бра­тья перешли на службу к московскому великому князю Василию Ивановичу и получили щедрые пожалования — вотчины. Своих владений в Литве семья лишилась [3. C.159].

Мать Елены Васильевны - Анна Якшич - была родом из Сербии. Отдельные преставители кшичей обосновались на Украине.рода Отец Анны Стефановны - прадед Ивана Горозного - Стефан Якшич был воеводой в г. Волошено, что расположен южнее Харькова. Анна Стефановна, родная бабка Ивана IV занимала видное место при его дворе [15].

В роду Глинских весьма заметной личностью был дядя Елены Глинской, князь Михаил Львович Глинский, прозванный «Дородным». Он выделялся среди братьев Глинских прекрасным образованием (у него был диплом врача) и авантюрным характером. Михаил Львович воспитывался при дворе германского императора Максимилиана, затем служил Альбрехту Саксонскому. Будучи в Италии, он принял католичество.

В 1490-х гг. князь Михаил вернулся в Литву, где стал служить у литовского великого князя Александра. Михаил Львович стал крупным вельможей: маршалом двора, послом от Литвы во время коронации Александра в Кракове. Но, после смерти великого князя Александра, новый король польский и великий князь литовский Сигизмунд лишил Глинского всех должностей, кроме должности наместника Утенского, так как Глинский стремился образовать отдельное государство из русских, украинских и белорусских земель, входивших в состав Литвы, что, конечно же, вызвало недовольство крупных литовских феодалов.

Вместе с братьями Михаил поднял бунт, однако, потерпел поражение и бежал в Москву. Великий князь Василий III пожаловал ему два города — Малый Ярославец и Боровск, а также села под Москвой.

Михаил Глинский мечтал о большем. Он стремился вернуть свои владения в Литве и доказывал необходимость новой войны с Литвой, которая и вспыхнула в 1512 г.

Михаил Глинский принимал в этом деятельное участие. Сигизмунд заключил договор с крымским ханом Менгли-Гиреем, следствием чего явилось нападение двух царевичей, сыновей хана, на Рязанскую землю, война началась. Глинский был назначен одним из воевод большого полка, а когда Смоленск был взят благодаря содействию Михаила Глинского (1514) и великий князь Московский Василий III вступил в город, Глинский получил в командование отряд, двинувшийся к Орше для обороны Смоленска на случай прихода Сигизмунда. Ранее московский государь обязался передать Смоленск в вотчину Глинскому, но не выполнил обещания. Тогда Глинский затеял секретные переговоры с королем Сигизмундом и посулил ему вернуть город. Слуга князя отправился к королю и запросил охранную грамоту для своего господина. По совету Глинского Сигизмунд направил гетмана К. Острожского с главными силами к Орше. Сам Глинский готовился перейти в королевский лагерь для участия в литовском походе на Смоленск.

В битве под Оршей двое знатных московских воевод — князь Михаил Голица и конюший боярин Иван Андреевич Челяднин — действовали каждый по своему усмотрению и не помогали друг другу. В результате русские понесли большие потери и проиграли сражение.

Успех Острожского ободрил противников Москвы в Смоленске. Местный епископ уведомил литовцев, что откроет им ворота крепости, как только они начнут штурм. Однако заговор не удался. Первым был арестован Глинский, которому так и не удалось добраться до Орши. Затем были взяты под стражу епископ и другие заговорщики.

Участники заговора — смоленские бояре — были повешены на стенах крепости [18].

Война продолжалась, еще долго (до 1522 г.), хотя с обеих сторон делались попытки к примирению. Так, в 1517 г. с этой целью германский император Максимилиан отправил в Москву посольство во главе с Герберштейном. Герберштейн ходатайствовал от имени императора за Глинского, чтобы великий князь отпустил его на службу к Максимилиану, так как он уже довольно наказан заключением. От Василия III последовал ответ, что «Глинский по своим делам заслуживал великого наказания, и мы велели уже его казнить; но он, учась в Италии, по молодости отстал от греческого закона и пристал к римскому, бил челом к митрополиту, чтобы ему опять быть в греческом законе. Митрополит взял его у нас от казни и допытывается, не поневоле ли он приступает к нашей вере; уговаривает его, чтоб подумал хорошенько. Ни в чем другом мы брату нашему не отказали бы, но Глинского нам к нему отпустить нельзя». На дальнейшие ходатайства о Глинском ответа от великого князя не последовало [17].

Михаил Львович Глинский был женат на княжне Елене Ивановне Телепневой-Оболенской – дочери князя Ивана Васильевича Немого-Оболенского и двоюродной племяннице князя Ивана Федоровича Овчины-Телепнева-Оболенского (будущего фаворита Елены Глинской). От брака у него были: сын и дочь, которая стала женой князя Федора Ивановича Троекурова [12].

По традиции, когда великий князь собирался жениться, проходил выбор невесты среди всех дочерей дворян и бояр государства Московского. Во все города и поместья посылались грамоты великого князя со строжайшим наказом, чтобы все вотчинники и помещики немедленно ехали со своими дочерьми-невестами в город на смотр к специально назначенным городовым воеводам, которые должны отобрать кандидаток в невесты великому князю. Особое внимание городовые воеводы обращали на красоту девушки, ее здоровье и добрый нрав. Имена самых красивых девиц после смотра у городового воеводы вносились в особый список («роспись»). Лучшие девицы должны были потом приехать в Москву на следующий отбор невест. Второй смотр невест проходил во дворце, его проводили самые близкие великому князю люди. И, наконец, избранные из избранных попадали на смотрины к самому жениху, который и выбирал себе невесту.

Васили III был женат на Соломонии Сабуровой, выбранной когда-то им из полутора тысяч дворянских и боярских дочерей. После двадцати лет совместной жизни, бездетная государева супруга Соломония была насильственно пострижена в монахини. А Василий III второй раз женился на молодой княгине Елене Глинской из знатного рода Великого княжества Литовского. Никакого традиционного выбора невесты не было. Это говорит о том, что великий князь уже давно решился жениться на Елене,

21 января 1526 г. юная княжна Елена Васильевна Глинская вышла замуж за 47-летнего великого князя Василия III Ивановича. Венчал их в Успенском соборе Московского Кремля митрополит Даниил. По традиции Елена Глинская должна была принять веру мужа – православие.

Василий Иванович резко отрицательно относился к своим; младшим братьям — удельным князьям Юрию Дмитриевскому и Андрею Старицкому, претендовавшим на управление государством на равных с ним правах. По сути, младшие братья великого князя стремились реставрировать порядки времен феодальной раздробленности. Василий Иванович же стремился устранить эти притязания и низвести своих братьев до положения подданных.

Далеко не все подданные поддержали желание великого князя развестись с первой женой Сабуровой. Монах Вассиан, происходивший из рода князей Патрикеевых, и афонский монах Максим Грек выступили против этого, говоря, что своим примером великий князь вводит в соблазн своих подданных. Разгневанный Василий Иванович велел судить их обоих и, обвиненные в церковных преступлениях, они были заточены в дальние монастыри.

Развод и второй брак Василия Ивановича вызвал недовольство в русском обществе. Прежде всего, были недовольны его младшие братья. Свадьба великого князя резко уменьшала их шансы достичь власти легальным путем — через наследование московского престола.

Была недовольна и княжеско-боярская знать насильственным пострижением в монахини Соломонии Сабуровой и тем, что новая жена великого князя не была избрана им из среды русских княжеских или боярских ро­дов, как это было традиционно принято, а была иноземкой. К тому же она и ее родственники происходили из владений главного противника Москвы – Литвы.

Спустя два месяца после развода, Василий Иванович женился вновь. Обычно перед свадьбой невесту великого князя торжественно вводили в особо отведенные ей великокняжеские хоромы и оставляли на попечение боярынь и «постельниц». Среди них первое место тотчас же занимала ближайшая родня невесты — обычно ее родная мать или тетка, другие родственницы. Возле Василия III тотчас же появились новые люди – прежде всего родственники, друзья и подруги его юной жены, веселые, молодые, совсем непохожие на степенных, молчаливых, скучных бояр, окружавших его недавно – старых, бородатых, одетых в длиннополые одежды. Теперь около великого князя были братья Елены – Михаил и Иван, их жены – Аксинья и Ксения, и другие приближенные молодой княгини.

Ближе всех к Елене Глинской была Челяднина - родная сестра князя Ивана Федоровича Овчины-Телепнёва-Оболенского - красавца, храбреца и прекрасного военачальника, украдкой бросавшего влюбленные взоры на молодую великую княгиню [1].

Василий III взял себе вторую молодую жену Елену Глинскую, во-первых, желая, иметь от нее детей; во-вторых, из-за того, что по матери вела она род от сербского православного рода Петровичей. Род этот был в ту пору магнатским венгерским родом, переселившимся из Сербии в Трансильванию и игравшим первые роли при короле Яноше Заполяи. И в-третьих, потому, что дядей Елены был Михаил Глинский - опытный дипломат и выдающийся полководец, который смог бы лучше других защитить своих внучатых племянников, если бы возникла такая необходимость [1].

Елена Глинская была довольно высокого, по средневековым меркам, роста - примерно 165 см - и гармонично сложена. Лицо княгини отличалось мягкими чертами. Реконструкция внешности Елены Глинской высветила ее прибалтийский типаж. В захоронении сохранились и остатки волос Елены Глинской рыжеватого цвета. Она была молода и воспитана в соответствии с европейскими устоями.

Елена Глинская была хороша собой и, видимо, умела нравиться мужчинам. Несомненно, она усвоила через своих родственников западноевропейские понятия и обычаи, чем резко выделялась из среды русских женщин. Это было новым для великого князя и, вероятно, пленило его.

Василий Иванович был настолько увлечен молодой женой, что не побоялся нарушить обычаи старины ради нравившейся ей западноевропейской моды. Он сбрил бороду, сменил традиционное московское одеяние на модный польский кафтан и стал носить красные сафьяновые сапоги с загнутыми вверх носками. Все это виделось современникам нарушением вековых русских традиций; в нарушениях винили новую жену царя, считая такое поведение царя непристойным и даже греховным [22].

Обычно на иконах с изображением сцен Страшного суда по правую руку от Христа были представлены праведники с бородами, а по левую — еретики и басурмане, безбородые, только с одними усами, «как коты или псы», как говорили с омерзением благочестивые люди.

Отношения между супругами были нежными. Известно, что великий князь полюбил Елену за ее красоту, юность и нравственные качества. О теплых отношениях между супругами свидетельствуют пять писем великого князя к Елене.

Спустя год после свадьбы молодая жена выхлопотала у великого князя свободу дяде – князю Михаилу Глинскому. За него поручилось много бояр. Они обязались, в случае бегства Михаила, заплатить в казну 5 тыс. рублей. И в 1530 г. он уже был воеводой в коннице под Казанью.

Дети у великокняжеской четы появились не сразу, только через несколько лет. Были даже опасения, что молодая великая княгиня так же, как и Соломония, бесплодна. Вместе с ней Василий Иванович постоянно ездил по монастырям, раздавал милостыню. Во всех церквях молились о даровании великому князю наследника.

25 августа 1530 года у великокняжеской четы появился на свет первенец, которого назвали Иваном в честь Иоанна Крестителя (ко времени его рождения был ближайшим праздник Усекновения главы Иоанна Предтечи) и в честь деда, Ивана III. Впоследствии он стал царем Иваном IV (Грозным). По легенде, при его появлении на свет земля содрогнулась от страшного удара грома, молния ярко осветила великокняжеские хоромы.

Рождение сына решило для великого князя Василия Ивановича проблему престолонаследия, и его братья окончатель­но лишились возможности наследовать престол.

На радостях счастливый отец простил находившихся в опале дворян и перевел бывшую жену Соломонию Сабурову, получившую после пострига имя Софья, из далекого северного Каргополя в Покровский монастырь в Суздале.

Василий III дозволил жениться своим братьям, Дмитриевскому князю Юрию и старицкому князю Андрею — раньше он запрещал им иметь се­мью, опасаясь осложнения династической ситуации в стране.

Появление долгожданного наследника было отмечено сооружением в 1531 г. в центре Москвы по обету деревянного храма. В следующем, 1532 г., была возведена каменная шатровая церковь Вознесения Господня в подмосковном селе Коломенское.

30 октября 1532 г., почти через два года, Елена Глинская родила второго сына Юрия (Георгия). К сожалению, Юрий оказался умственно неполноценным и глухонемым. Об этом великий князь Василий III не узнал, так как он умер раньше.

С самого начала супружеской жизни Елена Глинская старалась ненавязчиво вникать в государственные дела.

Но что происходило во времена правления Василия III (1505-1533 гг.)?

История России первой трети XVI вв. – это борьба за объединение русских земель в рамках единого государства. Василия III продолжил начинания своего отца Ивана III. Происходила постепенная ликвидация удельных княжеств, которая сочеталась с хорошо продуманной внешней политикой. Все это привело к росту престижа России на международном уровне и осуществлению важных внешнеполитических планов русской власти. В результате этого первая треть XVI столетия была временем экономического и политического подъема страны. Все это происходило при Василии III.

В правление Василия III Русь не подвергалась разорительным вторжениям иноземцев (за исключением опустошительного, но кратковременного набега Мухаммеда-Гирея в 1521 г.). Правительство не вело изнурительных войн. Усиление налогового гнета не достигло той степени, которая характерна для середины XVI вв. и периода опричнины. Все это не замедлило сказаться на экономике страны. Росли города, увеличивалось их население, возводились каменные здания (церковные сооружения). Осваивались новые земли внутри страны, увеличивалось число сельских поселений на севере, в ранее необжитых районах. В то же время новые налоги, вводившиеся правительством, растущие барщина и оброки, это цена, которую платил народ за экономический подъем и политическую сплоченность страны. Среди народных масс росло недовольство. Каждодневная борьба крестьянства против феодального гнета охватывала различные районы России. С особой силой скажется это позднее – в годы реформ Ивана IV, когда обострились до крайности все противоречия в стране, только еще начавшиеся в России первой трети XVI вв. [15 С.256].

Большой вес в жизни страны имела церковь. Три знаменитых иерарха русской церкви XVI столетия, были проникнуты одним национально – религиозным духом, это Иосиф Санин и два митрополита – Даниил и Макарий. Они сменяли друг друга с конца XV столетия до середины XVI, эти три общественные деятеля поочередно передавали друг другу защиту идеи, возникшей в начале этого времени и осуществленной в конце его, - идеи национальной и государственной церкви.

Иосиф, Даниил и Макарий – типичные представители русской образованности и русского благочестия XVI века. Главная задача, поставленная Иосифом и в последствии проводившаяся Даниилом, - это тесный союз церкви с государством. Поддерживать государственную власть и за это самим пользоваться ее поддержкой – таковы были задачи «осифлян». (Осифляне – представители церкви, выражавшие интересы воинствующей церкви в конце 15-16 вв. [12. С.559]). Во главе церкви стоял осифлянин митрополит Даниил, одобривший расторжение первого брака Василия III, и вероломное поведение московского государя в некрасивой истории с новгород-северским князем Василием Ивановичем Шемячичем (Василий III гарантировал своему тезке безопасность, но, когда тот приехал в Москву по приглашению великого князя, последний нарушил обещание, арестовал удельного правителя и прибрал к рукам его владения, до той поры лишь формально зависевшие от Москвы) [4 С.58].

Итак, несмотря на значительные успехи, достигнутые в деле укрепления центральной власти во время своего правления, Иван III и Василий III не смогли окончательно преодолеть феодальную раздробленность в стране, поскольку развитие социально-экономических отношений ещё не подготовило для этого реальной почвы. Но, тем не менее, Московский князь Василий III назван в истории «последним собирателем земли русской». Именно он покончил с бесчисленными удельными княжествами и соединил все раздробленные вотчины под свою единодержавную власть.

Елена Глинская - умная, образованная, заботливая, внимательная жена и мать, перенявшая от своего дяди целеустремленность и умение добиваться своего, всегда старалась найти пути решения проблем.



II. Елена Глинская: вхождение во власть
В сентябре 1533 г. великий князь Василий Иванович с женою и с детьми отправился в Троицкий монастырь к празднику чудотворца Сергия. Он поехал в Волок Дамский, чтобы потешиться любимой охотой. Во время охоты он тяжело заболел и вскоре умер. При нем был в то время Михаил Глинский – дядя Елены Глинской.

Современные врачи пришли к выводу, что причина смерти пожилого, по средневековым меркам, мужчины (он умер на пятьдесят пятом году жизни) было воспаление надкостницы, или периостит (сильное нагноение ноги, жар).

Двадцативосьмилетнее княжение Василия III было временем укрепления и развития Русского государства. Он боролся с силами враждебными централизованному государству – боярско-княжескими кругами, с которыми сталкивался не раз.

Когда смертельный исход болезни стал более чем вероятен, Василий Иванович поспешил принять срочные меры, которые должны были обеспечить после его смерти переход власти к трехлетнему сыну Ивану.

Он также стремился ликвидировать претензии на московский престол со стороны своих братьев, удельных князей Андрея Старицкого и Юрия Дмитровского, которые могли вести открытую борьбу за великокняжеский престол при соответствующей благоприятной обстановке.

В октябре 1533 г. великий князь приступил к составлению духовной грамоты. Согласно завещанию, текст которого сохранился только в отрывках в составе духовной Ивана Грозного, Василий III передавал великое княжество своему трехлетнему сыну Ивану, который был назначен великим князем.

Своим предсмертным распоряжением Василий III поручил управление государством до возмужания сына, своей жене, великой княгине Елене Васильевне. В летописях нет точной юридической формулировки, но ясно то, что бояре обязывались приходить к ней с докладами.

Пытаясь разъединить коалицию удельных князей, Василий III завещал брату – князю Андрею Ивановичу выморочный Волоцкий удел (оставшийся без наследника, после смерти владельца) в качестве своеобразного выкупа за отказ старицкого князя от всяких претензий на московский великокняжеский престол.

В своих предсмертных распоряжениях великий князь, обращаясь к боярам, просил их не обижать князя Михаила Глинского, как родственника его жены, принимать его за своего, не за пришельца.

Он назначил Михаила Глинского в советники Елене и просил его, чтобы тот защищал интересы великой княгини и ее сыновей, даже ценой своей жизни, если это вдруг понадобится.

Василий III перед смертью определил круг тех лиц, которые должны были осуществлять управление государством от имени малолетнего великого князя. В этот совет бояр вошли князья Иван Васильевич и Василий Васильевич Шуйские, Михаил Юрьевич Захарьин, Михаил Семенович Воронцов, Михаил Васильевич Тучков, Михаил Львович Глинский, а также Петр Иванович Головин, тверской дворецкий Иван Юрьевич Шигона-Поджогин и дьяки Федор Мишурин и М. Путятин.

3 декабря 1533 г. великий князь Василий Иванович умер. После его смерти митрополит Даниил пошел к Елене утешать ее. Елена, видя идущих к ней митрополита, братьев мужа и бояр, упала на землю, как мертвая, и пролежала два часа, с трудом очнувшись. Смерть великого князя была большим горем для нее.

Василия III похоронили в Архангельском соборе Московского Кремля, который был усыпальницей московских великих князей, а впоследствии и русских царей до эпохи Петра I.

Боярские дети вынесли великую княгиню Елену Васильевну из ее хором на похороны мужа на санях. Изображение великой княгини на похоронах, которую несут на санях, сохранилось на миниатюре Лицевого летописного свода XVI вв.

Уже в ближайшие месяцы после смерти Василия III подтвердились его опасения за судьбу московского великокняжеского престола. Сторонников у молодой вдовы было немного. Как и следовало ожидать, борьбу против малолетнего великого князя Ивана возглавили его дяди, братья Василия III.

Николай Михайлович Карамзин в своем сочинении «История государства Российского» дает такую характеристику отношения народа к Елене Глинской:

…“не только искренняя любовь к Василию производила общее сетование о безвременной кончине его; но и страх, что будет с государством? – никогда Россия не имела столь малолетнего властителя; никогда – если исключим древнюю, почти баснословную Ольгу, - не видала своего кормила государственного в руках юной женщины и чужеземки, литовского ненавистного рода. На троне не бывает предателей: опасались Елениной неопытности, естественных слабостей, пристрастия к Глинским, коих имя напоминало измену. Хотя лесть придворная славила добродетели великой княгини, ее боголюбие, милость, справедливость, мужество сердца, проницание ума и явное сходство с бессмертной супругой Игоря”… [9 C.190].

Первым выступил против наследника Юрий Дмитриевский, который объявил, что его присяга Ивану не имеет силы, поскольку была взята насильственно. На его стороне были князья Шуйские. Юрий собирался низложить Ивана и взойти на московский престол.

11 декабря 1533 гг., через неделю после смерти Василия Ш, согласно решению, принятому Боярской думой, поймали князя Юрия Ивановича, который вместе с Андреем Шуйским был брошен в 1534 г. темницу, где и умер. С князя Андрея Старицкого была взята присяга на верность Ивану IV.

На сороковой день после смерти Василия (на поминальные « сорочины») Андрей, ссылаясь на духовную Василия III, потребовал увеличения своего надела — судя по всему, ему нужен был Волоцкий удел. Однако Волоцкий удел не был передан старицкому князю, так как это не соответствовало всей политической линии правительства Елены Глинской, направленной на ограничение удельно-княжеского сепаратизма.

После заточения князя Юрия правительство Елены Глинской поспешило укрепить свое влияние в бывшем уделе этого князя (Дмитрове, Рузе, Звенигороде и Кашине) путем выдачи грамот духовным феодалам, владевшим землями в этом уделе. Андрей Старицкий, боясь усиления дмитровского князя, на данном этапе поддержал Елену Глинскую и малолетнего племянника.

В 1534 г. правительство оказалось перед лицом еще одного заговора, более опасного. Во главе его был дядя великой княгини, князь Михаил Львович Глинский. В отличие от выступлений князей Юрия Дмитровского и Андрей Старицкого, претендентов на великокняжеский престол, заговор Глинского ставил целью устранить от власти тех лиц, которые осуществляли управление государством от имени малолетнего великого князя по предсмертному распоряжению Василия III.

Михаил Глинский был ближайшим родственником по материнской линии великого князя Ивана и был непосредственно заинтересован в утверждении династических прав на великокняжеский престол сына своей племянницы. Однако Михаил Львович хотел сам играть ведущую роль в управлении государством от имени малолетнего наследника.

Несмотря на предсмертную просьбу великого князя Василия Ивановича к боярам, лояльность к князю Михаилу Глинскому как боярского совета, так и всего боярства была весьма сомнительна. Для русских бояр Михаил Глинский так на всю жизнь и остался немцем, равно как немкой для них была и его племянница Елена Глинская. Удивительно, но у русских всегда было так: кто любит порядок и умеет работать — тот немец [13].

К тому же, кроме бояр — членов регентского совета — была еще одна боярская группировка, отстраненная от управления государством и использовавшаяся для несения службы по охране границ русского государства. К ним относились три князя: Дмитрий Вельский, Федор Мстиславский и Иван Овчина-Телепнев-Оболенский.

Возможно, они были удалены из Москвы для того, чтобы лишить их возможности вмешиваться в управление государственными делами. Однако это явно не устраивало князей. Со слов некоего Войтеха – польского солдата пехотинца, взятого под Смоленском в плен и бежавшего из Москвы к Сигизмунду, раздор между князьями и боярами-членами регентского совета был таков, что несколько раз дело чуть не доходило до ножей.

Ведущее положение в правительстве занимала сама великая княгиня Елена Васильевна. Это было также определено предсмертным распоряжением Василия III. Санкция великой княгини являлась обязательным моментом в деятельности бояр-правителей при решении государственных дел.

Князь Иван Федорович Овчина-Телепнев-Оболенский стал ее фаворитом. Он еще раньше отличился на военном поприще. В походах начала 30-х годов князь командовал передовым полком. А служба воеводой передового полка была лучшим свидетельством воинской доблести.

Василий III оценил заслуги князя и приблизил его к себе. К тому же родная сестра Овчины-Телепнева-Оболенского, боярыня Аграфена Челяднина, была мамкой малолетнего наследника Ивана. Это объясняет, почему он впоследствии смог сойтись с Еленой.

Князь Овчина-Телепнев-Оболенский, человек крутого нрава, был прямо заинтересован в укреплении позиций малолетнего великого князя Ивана и его матери, но вместе с тем стремился занять первенствующее положение в правительстве.

Положение фаворита давало князю все возможности для достижения этой цели. Уже к январю 1534 г. Елена Глинская добилась для него звания боярина и конюшего (придворный чин, который давался близким, заслуженным людям), первого боярина по чину и чести. «Его одного слушалась правительница, ему одному позволяла делать все, что он находил нужным для государства. Такую милость и доверенность Телепнев заслужил не отличными достоинствами, не любовью к отечеству, не преданностью к государю, но красивой наружностью, привлекательным обращением и искусными ласкательствами и похвалами красоте, уму и сердцу молодой княгине. Он умел говорить так приятно, так убедительно, что Елена, слушая его, верила всем спорам и в самом деле считала себя прекраснее, умнее и добрее всех государынь на свете.

Мы обыкновенно любим, тех, кто нас хвалит, и в легкомыслии своем не рассуждаем, что истинные друзья никогда не будут хвалить нас с пристрастием и что это делают только те люди, которые имеют какую-нибудь нужду в нас. Так было и с великой княгиней. Она не думала, что хитрый Телепнев хвалил ее и угождал всем ее желаниям для собственных выгод: ему надобно было нравиться, чтобы через нее иметь власть над всеми. Желание его исполнилось и эта власть была так велика, что даже родной дядя Елены – князь Михаил Глинский был посажен в темницу и вскоре умерщвлен за то только, что осмелился сказать племяннице, как она дурно исполняет обязанности правительницы и матери государя» [23].

Фаворитство Овчины-Телепнева-Оболенского настраивало против него бояр, оттесняемых на второй план и совершенно не желавших этого, особенно князя Михаила Львовича Глинского. Дядя смело говорил племяннице о неприличии ее отношения к Овчине-Телепневу-Оболенскому, и, несомненно, его волновал не только моральный облик племянницы.

Борьба Глинского против фаворита Елены была борьбой не столько за сохранение нравственных устоев великокняжеского семейства, сколько политической борьбой за власть.

Посол Священной Римской империи Зигмунд Герберштейн писал, что Михаил Глинский обвинял свою племянницу, вдову Василия III, в том, что она позорит царское ложе с боярином по прозвищу Овчина и наставляет ее быть честнее и целомудреннее

Как писал посол, Елена отнеслась к его наставлениям с таким негодованием и нетерпимостью, что вскоре стала придумывать, каким бы образом погубить дядю. Через некоторое время Михаил был обвинен в измене, снова посажен в темницу и, в конце концов, погиб.

Деятельность Михаила Глинского после смерти великого князя Василия III была противоречивой. Он ограничивал свою роль в регентском совете лишь формальным присоединением к решениям бояр-правителей и занимал активную враждебную позицию по отношению к Елене.

Михаил Глинский организовал свой заговор. Князь хотел, чтобы управление государством было сосредоточено в его руках и руках его единомышленника Михаила Семеновича Воронцова. Были у них и другие сторонники. Заговор был раскрыт. Михаил Глинский и некоторые его участники попали в темницу, где и умерли в 1534 г. Другим удалось бежать в Литву.

Перестала существовать и другая боярская группировка — Овчины-Телепнева-Оболенского, часть членов которой приняло участие в заговоре Глинского. А фаворит занял главенствующее положение в правительстве.

Новый мятеж поднял в 1537 г. князь Андрей Старицкий. После первого конфликта он уехал к себе в удел и занял враждебную позицию по отношению к малолетнему Ивану IV и Елене Глинской. Он почти не принимал участия со своими войсками в походах и военных действиях в составе великокняжеского войска (а в 1534-1537 гг. велись активные военные действия с Литвой и Казанью). Наконец он решил бежать со своими вассалами в Новгород, где, используя сепаратистские тенденции в этом городе, собирался поднять мятеж. Однако Старицкий потерпел неудачу.

Большая часть новгородцев восприняла его враждебно. Еще по дороге произошло массовое бегство из войск самого Андрея. Все это дало возможность правительству Елены Глинской схватить Старицкого, заключить его и семью в темницу, где он и умер.

Таким образом, несмотря на то, что у Елены Глинской и ее сына было много врагов, желавших пробиться к престолу, ей все же удалось избавиться от наиболее опасных оппонентов и предотвратить сепаратистские тенденции в государстве. Великая княгиня и ее фаворит Овчина-Телепнев-Оболенский смогли еще на некоторое время продолжить внутриполитический курс Василия III. Правительство продолжало линию на укрепление Русского государства, на централизацию управления страной.

Никогда Россия не была в таком ненадежном состоянии, как после смерти Василия III: государем ее был трехлетний ребенок, опекуншей его и правительницей государства – молодая княгиня из семейства Глинских, памятных изменами и непостоянством. Правда, в духовной покойного великого князя ей приказано было управлять государством не одной, а с Думой боярской, то есть Государственным советом, состоявшим из братьев Василия Иоанновича и двадцати знаменитых бояр. Но так было только приказано, однако так не исполнялось. Главным боярином в Думе, несмотря на старых и почтенных князей, был молодой князь Иван Федорович Телепнев-Оболенский [23].



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница