Фактор США в энергетических отношениях России и Европейского Союза



страница2/12
Дата11.10.2016
Размер1,16 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Глава 1 Теоретические основы


Отношения России и Европейского Союза включают в себя различные сферы. В данной работе будет рассматриваться энергетический аспект взаимодействия акторов и влияние на него США. Для этого применяется несколько теорий: концепция «секьюритизации», созданная Копенгагенской школой, теория реализма, а также родственное им направление геополитики.

Комплексный подход применяется, поскольку он позволяет проанализировать роль энергетики в международных отношениях, и определить воздействует ли в реальности фактор США на энергетические отношения России и ЕС. Концепция секьюритизации позволяет нам изучить роль США в формировании восприятия энергетического вопроса в Европейском Союзе, в частности отношение ЕС к зависимости от нефтегазового экспорта из России. Теория реализма и геополитика помогают взглянуть на проблему энергетических поставок и энергетической зависимости с точки зрения соперничества между государствами. Энергетические вопросы таким образом рассматриваются в качестве одного из инструментов политического воздействия как на поставщика ресурсов, так и на импортера. Для ЕС и России проблема поставки нефти и газа коррелирует с безопасностью: для РФ это справедливо, поскольку значительная часть бюджета составляет экспорт энергоресурсов, а для Евросоюза, поскольку прекращение поставок грозит обширным кризисом в большинстве стран.


1.1 Концепция «Секьюритизации»


Изучать фактор США в энергетических отношения между Россией и Евросоюзом с точки зрения теории секьюритизации нам позволяет то, что существующая энергетическая зависимость воспринимается в качестве угрозы.3 Вывод об этом нам позволяют сделать высказывания представителей Соединенных и Европейского Союза. В научном сообществе эта проблема4 стала актуальной в 90х, а на политическом уровне актуализировалась в 2000х. Обострение в политической сфере было связано с энергетическим кризисом 2006г. Москву тогда обвинили в «энергетическом империализме» и использовании энергетических ресурсов для давления на соседние государства - то есть в фактической политизации энергетики. И сегодня ряд аспектов энергетической сферы сохраняет признаки «секьюритизации».5

Копенгагенская Школа определила вопросы безопасности приоритетными для своих научных исследований. Основные теоретики школы, на работах которых построено данное исследование, - это Барри Бузан, Оли Уэивер и Я. де Вильд.

Копенгагенская школа позиционирует себя как отдельное направление и избегает ассоциаций с одним из теоретических направлений МО.6 Однако считается, что данная концепция имеет значительное количество черт, присущих реализму, как например анархичный характер взаимодействия акторов и важность безопасности. Последнее стоит в основе концепта «секьюритизации», как видно из названия.

В отличие от реализма, воспринимающего проблему безопасности в терминах угрозы и ответа на нее (оборонительная и наступательная безопасность), представители Копенгагенской школы предлагают иное понимание проблемы. Б. Бузан определил безопасность, как «свободу от угрозы и возможность государств и обществ оставаться независимыми и не поддаваться изменениям, которые они воспринимают как враждебные».7То есть понятие безопасности расширяется, включая в себя не только военные угрозы. Безопасность рассматривается не как прямое следствие существования угрозы, но как результат ее политической интерпретации. Как было сформулировано Оле Уэивером: «проблема секьюритизирована, в том момент, когда она воспринимается в качестве угрозы».8 Таким образом, «процессом секьюритизации» можно назвать политическую интерпретацию угрозы, вхождение какой либо проблемы в дискурс в этом качестве. А самой «секьюритизацией» - придание международной или внутренней проблеме статуса «особый», относящейся к высокой категории безопасности, или легитимизация применения для ее решения специальных мер, выходящих за границы обычного политического процесса.9Например, энергетические отношения ЕС и России до кризиса 2006г. значительно отличались от взаимодействия после. До газовой войны РФ и Украины в ЕС существовало понимание того, что, теоретически, в случае конфликта между странами Евросоюз может пострадать. Произошедшие события и их подача резко секьюритизировали вопрос энергетических отношений между странами в глазах общества, перенеся в значительной степени экономическую проблему в политическую сферу. ЕС, при активной поддержке США, сформулировал зависимость от России как угрозу, и призвал максимально диверсифицировать поставщиков нефти и газа. Таким образом, существовавшая и ранее проблема превратилась в вызов безопасности, который был жестко артикулирован органами Европейского Союза и большинством видных политиков. После кризиса, произошедшего в 2009г., когда не сработал разработанный механизм «раннего предупреждения», вопрос энергобезопасности и диверсификации энергетических поставок был определен как одна из основных проблем Евросоюза, например, глава Европарламента Ежи Бузек назвал энергетические вопросы «самыми актуальными вопросами в ЕС».10Используя терминологию Б. Бузана, «референтным объектом» - то есть объектом, в отношении которого было утверждено существование угрозы, стал ЕС, а «агрессором», экзистенциональной угрозой, выступила Россия, и ее энергетическая политика, названная в 2009г. «энергетическим шантажом».

Б. Бузан выделяет 5 секторов безопасности, которые связаны между собой в сеть11: политический, военный, общественный, экономический и сектор окружающей среды.


  • Политический сектор отвечает за внешнюю и внутреннюю стабильность государства,

  • военный – за оборонительно-наступательные возможности,

  • общественная безопасность означают стабильность культурной идентичности (например, национальной, религиозной),

  • экономическая безопасность относится к доступу к ресурсам и рынкам,

  • безопасность окружающей среды определяется как защита экологической биосферы.12

Деление на сектора в принципе достаточно условно, поскольку например политические и военные проблемы могут в значительной степени пересекаться. Все сектора связаны между собой, но значительное внимание Бузан уделяет связи экономической и военной безопасности, поскольку последняя зависит от бюджетных ограничений. Экономическая безопасность в значительной степени определяет безопасность общей государства, поскольку от нее зависит безопасность граждан и возможности государства в других сферах. Если сравнивать развитые и развивающиеся страны, становится ясно, что если обеспечена экономическая безопасность, другие уровни реализуются проще.13 А попытки секьюритизировать экономические вопросы являются по существу частью политически-идеологических стратегических дебатов.14 Военный сектор, как наиболее «старый» максимально институциализирован, его цель – защита государственной территории и суверенитета. Референтным объектом выступает государство. Считается, что военный сектор все еще остается во власти региональной динамики безопасности, и для него остается действительной логика классической теории безопасности.15 Сектор безопасности окружающей среды работает с проблемами глобального потепления, загрязнения окружающей среды. Его «ширина» зависит от уровня рассмотрения. При этом доминирует системный, поскольку большинство организаций по защите природы работает именно на этом уровне, что вероятнее всего связано с тем, что удобнее решать местные проблемы на региональном уровне. Политическая безопасность связана с проблемами независимости и суверенитета страны.


Копенгагенская школа не выделяет энергетическую безопасность в качестве отдельного сектора. Однако она де-факто присутствует во всех секторах. В политическом секторе энергетические вопросы проявляются из-за анархичности межгосударственных отношений, в результате чего страны стремятся к самодостаточности; в военном энергетические ресурсы необходимы как топливо для существующих видов вооружения; энергоресурсы необходимы экономике для того, чтобы поддерживать статус-кво и развиваться. Дополнительные проблемы создает уже упомянутая анархичная структура взаимоотношений государств, которая заставляет страны максимально секьюритизировать энергетику в условия децентрализованной капиталистической экономики16.

Безопасность окружающей среды в значительной степени зависит от качества энергетической инфраструктуры. Увеличение потребления энергетики влечет за собой не только увеличение объема перевозок, что может привести к негативным экологическим последствиям, но также и истощение ресурсной базы. Увеличение потребление энергоресурсов также ведет к увеличению выбросов CO2 и иных вредных веществ, что негативно сказывается на климате земли и экологии в целом.

Значительную роль в концепции «секьюритизации» играют государства, поскольку они занимают важное место в актуализации проблем, выступая в качестве референтного объекта угрозы.Восприятием «проблемы, как угрозы» в государстве занимался О. Уэивер: он уделял значительное внимание роли элиты в этом вопросе, что крайне актуально в условиях рассмотрение секьюритизации энергетической проблемыв ЕС.

Б. Бузан в своей работе «People, States and Fear: an agenda for international security studies in the post- cold war era» выделяет три уровня анализа секьюритизации: уровень индивидов (или общества), уровень государств и уровень международных систем. Региональная система объединяет в себе группу государств, объединенных географическим фактором, при этом они должны быть связаны проблемами безопасности так, чтобы их национальная безопасность не могла существовать отдельно от других государств региона.17Рассматривая проблему энергетики в отношениях РФ-ЕС, мы действуем на уровне подсистемы Европа. Связи в ней достаточно налажены и отношения имеют значительную историческую базу. Однако для того, чтобы проанализировать влияние США на энергетические отношения России и Европейского Союза, что и является целью работы, следует обратиться к уровню системы.

В анализе систем на международном уровне в книге «People, States and Fear: an agenda for international security studies in the post- cold war era» Бузан предлагает рассматривать проблемы безопасности исходя из понятия «дружбы и вражды между государствами». Они могут варьироваться от неприятия, до союзнических отношений. Приэтом отношения зависят не столько от баланса сил, сколько от культурных, исторических, идеологических и других «общественных» факторов. Поэтому отношения между государствами в широком смысле этого слова – то есть официальный диалог, позиция чиновников, дискурс отражают, вызывает ли взаимозависимость негативную реакцию.

Международная система – это глобальный уровень проблем безопасности, который включает в себя и проблему энергетических отношений. США, как одна из стран, значительно зависящих от импорта энергетики, не может оставаться в стороне. Претендуя на лидирующую роль в глобальном устройстве, Соединенные Штаты, безусловно, стремятся иметь возможность влиять на распределение и цены на энергоресурсы, поскольку без них ни одно государство не может существовать. Энергетическая безопасность не существует сама по себе, а напрямую связана с более широкими отношениями между государствами и способами их взаимодействия друг с другом,18 поэтому политизация вопроса, в условиях недостаточной законодательной базы, является неизбежной. Исторически сложные отношения между США и РФ, несмотря на произошедшую десекьюритизацию после окончания Холодной Войны, усиливают «напряженность» энергетического вопроса. ЕС является основным союзником США, и зависимость от импорта энергоресурсов из России, который важен, как для РФ, так и для Евросоюза, создает почву для «политических игр». Секьюритизация энергетики позволяет перенести вопрос энергетических поставок из экономической в политическую сферу. Это дает возможность реализации экономически невыгодных, но политически обоснованных действий. Важность того или иного проекта в результате секьюритизации энергетической отрасли подтверждается политическими причинами. Постепенно вопросы, относящиеся к энергоресурсам, оказываются в центре внимания таких организаций, как НАТО, которые уже играет критически важную роль в сфере энергетической безопасности, защищая важнейшие объекты инфраструктуры и транзита. Более того в рамках организации североатлантического договора «распространяются специализированные знания о новых вызовах и о тех вызовах энергетической безопасности, которым не уделялось должное внимание».19 Таким образом, США с помощью НАТО секьюритизирует энергетические вопросы на уровне ЕС. На данный момент Соединенные Штаты достигли значительных успехов, учитывая тот факт, что большая часть стран-участниц Европейского союза состоит в Североатлантическом Альянсе.

Также при рассмотрении фактора США в отношениях ЕС и РФ в сфере энергоресурсов, не следует забывать, что Соединенные Штаты являются одной из наиболее развитых стран, и считаются ключевым партнером ЕС20, как в экономической, так и политической сфере. Между Евросоюзом и США существует особая близость, в том числе благодаря историческим связям, и следует говорить о будущем укреплении отношений из-за процесса создания ЗСТ



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница