Фактор США в энергетических отношениях России и Европейского Союза



страница7/12
Дата11.10.2016
Размер1,16 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Глава 3. Оценка, перспективы развития

3.1 Общее направление развития отношений между ЕС и РФ в сфере нефтегазовой энергетики


Зависимость ЕС от российских поставок энергоресурсов достаточно высока по подсчетам аналитиков доля РФ в 2006-2013гг. составляла около 1/3 от общего импорта.145 При этом, несмотря на декларируемые попытки сокращения энергетической зависимости от РФ с целью повысить энергетическую безопасность, в реальности, начиная с 2010г., наблюдался рост российской доли. Так в 2013 году поставки российского газа в Западную Европу увеличились на 20%, в Восточную и Центральную Европу – на 4,3%.146 При этом доля российского газа в импорте Латвии, Литвы, Эстонии, Украины, Белоруссии, Финляндии, Болгарии, Чехии, Словакии около 100% , а в Греции, и Венгрии — около  40-45%.147



Зависимость от российской нефти также велика. Чуть меньше половины импорта нефти зависит ЕС от России, чья доля составляет порядка 90% от общего импорта из стран прикаспийского региона (Казахстан, Азербайджан, Туркменистан, Россия).148

В связи с этим проблемы с поставками в связи с теми или иными событиями угрожают энергетической безопасности Евросоюза и его экономике в целом. Произойдет рост цен на энергоресурсы, остановка электростанций, перебои в энергоснабжении приведут к проблемам в промышленности и ударят по населению. Таким образом, отказ от российских энергоресурсов на данный момент невозможен, поскольку ЕС зависит от них в среднем на 40%.

Энергетические отношения между Россией и Европейским Союзом в рамках рассматриваемого временного промежутка можно разделить на два этапа: первый период с начала 2000х годов, и вплоть до 2007г. В этот временной отрезок решались наиболее острые вопросы энергетических отношений, такие как стратегия развития энергетических отношений, строительство новых газопроводов, стыковка европейских и постсоветских энергосистем. Сам диалог не был целостным с точки зрения стратегии и представлял собой «лоскутное одеяло».149 Перед обеими сторонами стояли достаточно конкретные цели, однако совместного стратегического планирования в рамках энергодиалога не наблюдалось. В этот период для взаимодействия было характерно значительное «дружелюбие», проект России получил трансъевропейский статус, Х. Солана делал упор на упрочение и увеличение объема сотрудничества с Россией. Достаточно активно обсуждался ДЭХ, развивался «энергодиалог», инициированный в 2000г., с подачи Европейского Союза Россия приняла участие в Киотском протоколе. Влияние США на энергетические отношения России и ЕС заключалось в активном лоббировании проектов в обход России. В качестве примера можно назвать нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, которым активно занимался Мэтью Брайза и параллельный ему газопровод Баку-Тбилиси-Эрзерум в реализации которого принял активное участие Ричард Морнингстар. Активность членов Администрации в лоббировании проектов в обход России говорит нам о непосредственной заинтересованности руководства США в этих проектах.

Безусловно, наличие альтернативных источников нефти и вариативность поставок газа повлияла на отношения РФ-ЕС, так как Россия утратила статус монополиста в смысле экспорта энергоносителей из постсоветских стран прикаспийского региона. Однако поддерживая эти проекты, Европейский Союз активно подчеркивал заинтересованность в упрочении сотрудничества с Россией. И к середине 2000-х гг. весь газ и почти вся нефть из России шли в европейский регион, включая Турцию.150

В этот период влияние США на отношения ЕС и РФ в сфере энергетики выражались в поддержке сокращения влияния России на Европейском пространстве. Это сочеталось с общим курсом Соединенных Штатов по отношению к России. Геополитической задачей Администрации при Дж. Буше было сокращение общего геополитического влияния РФ.

Кризис 2006г. активно освещался США, множество американских политиков высказал точку зрения о том, что необходимо срочно сократить влияние РФ путем диверсификации поставщиков Евросоюза. Соединенные Штаты начали активно лоббировать проект «Набукко» на европейском уровне, и первоначальные результаты были достаточно успешными. Разделяли точку зрения США относительно необходимости сокращения влияния РФ и их партнеры по Североатлантическому альянсу. Страны четвертого и пятого расширения (Польша, Чехия, Латвия, Литва, Эстония) активно лоббировали антироссийскую направленность энергетической политики на уровне ЕК.

Второй этап начался в 2007г. и длится до настоящего момента. Его выделяют на основе изменения повестки дня, что было отражено в докладе о прогрессе Энергодиалога 2007г., в этом же году сформировалось намерение трансформировать институциональные модальности взаимодействия, однако процесс изменений повестки дня начался в 2005-2006гг.151

Начало периода можно приурочить к появлению «третьего энергетического пакета», который стал результатом дискуссий 2005-2006гг. Особенное место в отношения стали занимать транзитные отношения,152 - именно в 2007г. сформировались первые последствия энергетического конфликта 2006г. Значительное влияние политики на энергетические отношения было отмечено уже в январе 2007г. Со стороны Евросоюза «локомотивами» выступали отдельные страны из «новичков».153 Та же Польша, активно участвовавшая в диалоге, поддерживала позицию США и призывала максимально сократить долю российских энергоносителей.

Вопрос либерализации энергорынка и задача диверсификации ресурсов заняли ключевое место в европейском нарративе. Либерализация поставок энергоресурсов начала обсуждаться в Европейском Союзе еще в конце 90х годах, однако политизация вопроса произошла в результате первого газового конфликта и в 2009г. Наиболее убыточный для России вариант либерализационных мер поддерживали Балтийские страны, участвующие в НАТО.

В рамках данного периода политика США по сокращению влияния России в Евразии была продолжена. Существует точка зрения о том, что Б. Обама, в результате перезагрузки отношений, смягчил позицию по отношению к РФ. Однако это не совсем верно. Изменился нарратив со стороны президента, однако действия Администрации остались теми же. США сократили «военную конфронтацию» с РФ, предпочтя использовать экономические средства ослабления влияние России. Активное продвижение проектов, связанных с путями обхода Российской территории при транзите энергоресурсов это подтверждает. Инициативы по поставке энергоресурсов в Европу, возникшие еще в 2011г. следует относить к политическим методам воздействия на Россию, поскольку ни тогда, ни на настоящий момент реальных интересов с точки зрения стратегических поставок энергоресурсов из Европы у Соединенных Штатов нет.154

Что касается либерализации газового рынка, то в данном смысле энергетические интересы США заключаются в конкуренции с российскими концернами. С точки зрения К. Йебзена: «на мировых рынках нефтегазовых ресурсов конкурируют, прежде всего, американские и российские концерны».155 Его точка зрения приобретает дополнительное подтверждение, если рассматривать стратегические цели США – одной из них является завоевание лидерства по добыче и экспорте газа в мире до 2030г.156

Последние события в Крыму явно демонстрируют, как США влияют на позицию Евросоюза.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница