Федеральное государственное автономное образовательное



страница3/10
Дата10.12.2017
Размер1,06 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


1.3 Политические системы и причины коррупции


Поскольку коррупция является девиацией легально-рациональной модели демократического и бюрократического правления, введенной М. Вебером (коррупция является следствием нарушения «кодекса чести» чиновника, сводит к минимуму эффективность государственного управления),35 исследователи поставили под сомнение несколько традиционную точку зрения политической науки на формальные институты. Некоторые политические дискуссии о легитимности, представительстве и участии были сведены, в основном, к дебатам о роли гражданского общества. Но и модели, заимствованные из социальной антропологии и социологии также стали служить для объяснения причин коррупции.36

В традиционной политологии причины коррупции кроются в недостатках политической системы, а именно - в «дефиците демократии».37 Иначе говоря, коррупция появляется в политических системах, которые испытывают дефицит в механизмах демократичного распределения власти, плохом функционировании системы сдержек и противовесов, подотчетных и прозрачных институтов.38 Притом, взаимосвязь между демократией и коррупцией понимается как сугубо отрицательная: чем меньше демократии, тем больше коррупции.

«Закон демократизации», в котором говорится о том, что степень коррупции изменяется обратно пропорционально степени консенсуальности власти, также подтверждает мысль о том, что коррупция может быть приостановлена ​​путем демократизации государства.39

Большая часть политологической литературы, таким образом, сосредоточена на вопросах демократизации. В рамках такого «демократизационного» подхода исследователи предложили несколько основных механизмов, которые могли бы уменьшить уровень коррупции. К ним относится: укрепление демократических институтов (парламента, судебных органов и специализированных органов политического участия, контроля и управления), укрепление гражданского общества (в том числе СМИ) и реформирование публичного сектора.40

Внутри недемократических систем корреляция между авторитарными режимами правления и высоким уровнем коррупции кажется уже доказанной.41 Однако исследователи указывают на одно очень важное разграничение между контролируемыми системами и неконтролируемыми, тесно связанное с различием между прогнозируемыми и непрогнозируемыми, функциональными и нефункциональными режимами.42 Основным моментом здесь является то, что авторитарный контроль над политикой и экономикой также предполагает строгий контроль за уровнем коррупции и механизмами распределения, так что контролируемая коррупция экономически менее разрушительна. В менее контролируемых недемократических системах коррупция является децентрализованной, непредсказуемой и губительной для инвестиций и предпринимательства.

В группе авторитарных режимов наблюдается еще одно различие: между «ориентированными на развитие» политическими элитами/ «доброжелательными диктаторами» и «клептократами», с другой стороны. Первый тип все-таки будет стремиться к достижению максимального общественного блага и будет ориентирован на развитие, в то время как второй будет увлечен только своим богатством и будет ориентирован на развитие только в той степени, чтобы это служило его собственным интересам.43

Политологические исследования коррупции могут в некоторой степени быть классифицированы в соответствии с их акцентом на формальные или неформальные аспекты власти. Политическая наука традиционно была сосредоточена на изучении формальных ​​институтов, и большинство исследований коррупции проходили в рамках модернизационного подхода. Модернизация означала своего рода государственное строительство и институциональную инженерию, и институты были в значительной степени ориентированы на экономическую политику. Коррупция тогда рассматривалась как следствие неполного или незавершенного процесса модернизации, или как оставшийся «традиционализм» в случае модернизированных стран.44

В отличие от модернизационной теории, неомарксизм утверждает, что зависимое, периферическое положение стран Третьего Мира, а также роль локальных элит – марионеток в руках многонациональных корпораций и правительств Запада – способствует сохранению авторитаризма и политической отсталости, в том числе и коррупции.45 Решением проблемы может послужить радикальный разрыв с капиталистическим миром.

Другой, менее радикальный подход к исследованию коррупции имеет ярко выраженный акцент на неформальных практиках. Это «неопатримониальный» подход, который возник в конце 1980-х внутри французской академической среды с основным упором на исследования Африканского региона, где формирование современных политических институтов сопряжено с неким синтезом традиционного и современного. Подчеркивая радикальное отличие африканской политики от какой-либо другой, этот подход близок традиционной теории политического развития, демократизации и формальных институтов.46 Представители этой школы считали, что государство является лишь фасадом, который маскирует реалии глубоко персонализированных политических отношений, клиентелизма и политической коррупции.47 Некоторые ученые называют неопатримониализм режимом «личной власти», «пребендализмом»48 и «клептократией». Его основными характеристиками являются личные отношения как основа политической системы, клиентелизм (иногда непотизм), президентализм и очень слабые различия между государственным и частным. Все эти факторы подрывают формальные правила и институты и открывают путь для политической коррупции.

Согласно радикальной версии нео-патримониализма, формальные государственные институты – это пустая оболочка, а политические беспорядки и деинституционализация есть преднамеренные и выгодные политические стратегии, проводимые африканскими лидерами. Коррупция, по их мнению, является одним из ключевых аспектов африканского функционального расстройства; это легитимная, практичная и «привычная» часть повседневной жизни, ожидаемый элемент каждой социальной трансакции.49

Достаточно большое число теоретиков считают, что уровень коррупции уменьшается с уровнем демократии, но другие утверждают, что это отношение не линейно, а имеет форму отрицательной параболы.50 Наиболее авторитарные (тоталитарные) системы способны контролировать степень коррупции и, таким образом, держать ее на экономически обоснованном уровне (например, «контролируемая коррупция» в Юго-Восточной Азии), в то время как страны, находящиеся в состоянии политической и экономической трансформации, являются более коррумпированными. Когда авторитарный контроль разрушается посредством экономической либерализации и политической демократизации, но еще не заменен окончательно системой сдержек и противовесов, а также легитимными и подотчетными институтами, уровень коррупции будет увеличиваться и достигнет пика, прежде чем она уменьшится с увеличением уровня демократического управления.51

Таким образом, общая взаимосвязь между типом режима и уровнем и типом коррупции обсуждается научным сообществом довольно интенсивно. При проверке гипотезы об отрицательной зависимости между демократией и коррупцией недавние исследования влияния типа режима на уровень коррупции, использующие Индекс восприятия коррупции Трансперенси Интернешнл и рейтинг Freedom House, выявили отрицательную связь между демократизацией и коррупцией, но эта корреляция не очень сильна.52

Коррупция вызывает серьезные проблемы развития. Она подрывает ценности демократии и справедливости, искажая формальные процессы, и ставит под угрозу устойчивое развитие и верховенство закона.53 Коррупция в избирательном процессе и законодательных органах снижает подотчетность и представительство в разработке политики; коррупция в судебной системе нарушает принцип верховенства права; коррупция в государственном управлении приводит к неэффективности и невосприимчивости в обеспечении общественных благ и услуг. Коррупция подрывает легитимность правительства и демократических ценностей, таких как доверие и толерантность.54 Коррупция также порождает значительные искажения и неэффективность и тормозит экономический рост.55

Однако некоторые исследователи утверждают, что коррупция может иметь и определенные преимущества в развивающихся странах. То есть, коррупция в развивающихся странах способствует национальному строительству и росту ВВП.56 В частности, российский исследователь Максим Миронов показал, что «коррупция, которая не коррелирует с характеристиками управления, находится в прямой зависимости от роста ВВП в странах с плохими институтами».57

Фрагментация политической власти и подотчетность были предложены в качестве потенциальной стратегии борьбы с коррупцией.58 Однако мы понимаем, что простые институциональные механизмы вовсе не гарантируют полное решение проблемы. Антикоррупционная стратегия должна строиться на идее «гражданского общества» - широком спектре организаций, которые находятся вне институциональных структур власти; не являются первоочередно коммерческими; самоуправляемы, открыты и основаны на добровольной поддержке.59

Стратегии гражданского общества по борьбе с коррупцией должны быть разнообразны в вопросах реагирования на различные причины и формы коррупционных проявлений.

В связи с многосложной природой коррупции и большим числом акторов, участвующих в противодействии ей, на настоящей момент не выработано какое-либо единое решение или механизм по борьбе с коррупцией. Совершенно ясно, что один и тот же механизм, который с успехом был применен в одной стране, может привести к полному провалу в другой.

Тем не менее, С. Миллер и его коллеги60 выделили два основных типа антикоррупционных программ: реактивные и превентивные. Реактивная система действует, когда коррупционное действие уже произошло. Миллер и соавторы утверждают, что «логическое обоснование реактивного ответа заключается в трех аспектах: правонарушители привлечены к ответственности за свои действия; правонарушители получают по заслугам, и отпугивают потенциальных правонарушителей от правонарушений в будущем».61 Превентивная система по существу направлена на предотвращение коррупции. Ее использование можно также обосновать тремя аспектами: содействие созданию среды, в которой интеграция высоко ценится; выработка механизмов, ограничивающих возможности для коррупционного поведения и действующих для разоблачения коррупционных действий.

М. Джонстон утверждает, что антикоррупционные программы требуют более долгосрочной социальной основы, наряду с повышением прозрачности и подотчетности в государственных учреждениях. Он считает, что это может быть достигнуто посредством использования социальных прав граждан, которые включают в себя укрепление гражданского общества, дабы обеспечить себе возможность экономического и политического участия в принятии решений.62

Акторы, участвующие в противодействии коррупции

Международные организации

Такие международные организации как Всемирный Банк, Международный Валютный Фонд, Организация Объединенных Наций и Организация экономического сотрудничества и развития первыми обратили внимание на коррупцию и поставили этот вопрос на международную повестку.

Некоторые ученые считают, что Всемирный Банк и ООН наиболее всего заинтересованы в противодействии коррупции, так как она оказывает влияние на процессы развития.63 Другие указывают на то, что антикоррупционные программы международных организаций склонны фокусировать внимание, в основном, на государственном секторе, что нашло отражение в трактовке коррупции, предложенной Всемирным Банком.64 Кроме того, в зарубежной литературе часто встречается замечание об особом месте так называемого «хорошего управления» в международной повестке дня по вопросам борьбы с коррупцией. Исследователи описывают противодействие коррупции как «естественного союзника демократии», говоря о международных программах «хорошего управления».65 Некоторые из них считают, что «кампании по борьбе с коррупцией есть кампании по формированию определенного представления о «хорошем управлении» - это основной тренд в противодействии коррупции.66

Государство

Вопросам коррупции и ее противодействия на правительственном уровне посвящен обильный пласт литературы, которая, в основном, подчеркивает слабую политическую конкуренцию, неразвитость гражданского общества, отсутствие этики и честности на государственной службе и слабые демократические структуры – недостатки, связанные с коррупцией.67

Огромное значение в антикоррупционной повестке дня на международном уровне придается прозрачности государственных институтов.68 Содействие прозрачности можно рассматривать в качестве превентивной меры по борьбе с коррупцией. Согласно такому подходу, «полностью функционирующая парламентская система играет центральную роль в сдерживании коррупции в государственном секторе, так как государственные чиновники обязаны проходить через доскональный и строгий процесс в отношении расходования государственных денежных средств и осуществления ими полномочий, возложенных на них в соответствии с государственными должностями, которые они занимают».69 Прозрачность, по существу, обеспечивается через управляющие институты, и тем самым, особое значение опять-таки уделяется «хорошему управлению».

Неправительственные организации

Многочисленные некоммерческие организации также активно вовлекаются в процесс противодействия коррупции. Самой известной и крупной неправительственной организацией, деятельность которой полностью сфокусирована на борьбе с коррупцией, является, безусловно, Transparency International. Некоторые исследователи утверждают, что инициируя локальные исследования, направленные на противодействие коррупции, которые стимулируют работу на низовом уровне, TI становится более эффективным актором, нежели международные организации вроде Всемирного Банка или МВФ.



Частный сектор

В последнее время роль частного сектора все чаще подчеркивается в научной литературе.70 Это особо заметно в связи с неолиберальным уклоном антикоррупционной повестки, которая на первый план выводит большую роль рыночных механизмов. С. Роуз-Акерман утверждает, что есть две стороны, которые вовлечены в коррупцию (например, взяткодатели и взяточники), и что крупные транснациональные корпорации имеют свои этические обязательства, будучи ключевыми участниками глобального рынка и в обществах, где они инвестируют.71 Хансен Г. считает, что наблюдается растущее участие частного актора, вовлеченного в противодействие коррупции, путем имплементации корпоративной антикоррупционной политики, коллективных антикоррупционных инициатив и новых возможностей для бизнеса по отношению к созданию и распространению антикоррупционных экспертиз и инструментов.72 Кроме того, он предполагает, что компании стали рассматривать коррупцию как дополнительный риск, которым нужно управлять. Хансен Г. говорит, что такое понимание ситуации поднимает на поверхность этическую сторону поведения бизнеса, а противодействие коррупции стало неотъемлемой частью корпоративной социальной ответственности (КСО).73



СМИ

Средства массовой информации не только способствуют повышению информированности общественности, но и проводят расследование и сообщают о случаях коррупции. Все исследователи сходятся на том, что эффективные медиа являются одним из важнейших элементов борьбы с коррупцией, потому что независимые журналисты имеют «сильный стимул, чтобы расследовать и раскрывать случаи правонарушений».74 Сразу стоит оговориться, что речь идет только о независимых СМИ, которые не обслуживают потребности государства.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница