Индикаторы «зеленой» экономики для решения глобальных проблем



Скачать 167,23 Kb.
Дата16.07.2017
Размер167,23 Kb.
Бобылев С.Н.

д.э.н., Заслуженный деятель науки РФ, профессор МГУ



snbobylev@yandex.ru

Соловьева С.В.

к.э.н., в.н.с. МГУ



solovyevasv@gmail.com
ИНДИКАТОРЫ «ЗЕЛЕНОЙ» ЭКОНОМИКИ ДЛЯ РЕШЕНИЯ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ1
Обострение глобальных экологических проблем (изменение климата, дефицит водных ресурсов, обезлесение, деградация биоразнообразия и экосистем, аридизация и др.) ставят под угрозу само существование человеческой цивилизации. Человечество пытается найти новые пути развития экономики для решения этих проблем. Еще в конце 1980-х – начале 1990-х гг. в рамках структур ООН родились новые концептуальные подходы к развитию общества и экономики, в частности, две новые теории, оказавшие огромное влияние на обсуждение новых моделей: устойчивое развитие (sustainable development) и развитие человеческого потенциала (human development). К сожалению, хотя эти концепции и стали общепринятыми, прогресс в их практической реализации незначителен. Одной из причин сохранения традиционного типа экономического развития с его слабой чувствительностью к социальным и экологическим проблемам стало незначительное внимание экономики и ее теории к этим проблемам. Экономический «мейнстрим» явно находится в рамках традиционной парадигмы экономического роста, которая хорошо прослеживается в программах развития подавляющего большинства стран мира, в том числе и России.

Усиление экологических ограничений привело к осознанию и в теории, и на практике необходимости формирования нового типа экономического развития в мире, выработки нового «зеленого» экономического курса. Контуры такого курса предложены в инициативах ООН по переходу к «зеленой» экономике (green economy), программах «зеленого» роста (green growth) стран ОЭСР (2008-2013)2. Вопросы перехода к «зеленой» экономике стали центральными на конференции ООН в Рио-де-Жанейро в 2012 г. В международных документах все шире используются термины «зеленая промышленность» (green industry), «зеленые рынки» (green markets), зеленая занятость (green jobs) и другие термины с прилагательным «зеленый». Все чаще говорят о «зеленых инновациях», под которыми подразумеваются новые технологии с минимальным воздействием на окружающую среду (альтернативная энергетика, электротранспорт, биотопливо и т.д.).

По определению, данному в докладах ЮНЕП, «зеленая» экономика определяется как экономика, которая повышает благосостояние людей и обеспечивает социальную справедливость, и при этом существенно снижает риски для окружающей среды и ее деградации1. Важными чертами такой экономики являются:


  • Эффективное использование природных ресурсов;

  • Сохранение и увеличение природного капитала;

  • Уменьшение загрязнения;

  • Низкие углеродные выбросы;

  • Предотвращение утраты экосистемных услуг и биоразнообразия;

  • Рост доходов и занятости.

Переход к «зеленой» экономике в разных странах будет происходить по-разному, поскольку он зависит от специфики природного, человеческого и физического капиталов каждой страны, уровня ее развития и социально-экономических приоритетов, экологической культуры общества. В заключительном документе Конференции ООН в Рио-де-Жанейро «Будущее, которое мы хотим» (2012) подчеркивается, что в переходе к «зеленой» экономике каждая страна может выбирать подход в соответствии со своими национальными планами, стратегиями и приоритетами устойчивого развития, здесь не должно быть жесткого набора правил.

Абсолютизация чисто экономических и финансовых показателей, игнорирование в них экологического и социального факторов указывает на необходимость радикальной коррекции традиционной для рыночной системы парадигмы развития и поиска адекватных индикаторов для нового пути. Для многих стран мира, в том числе и России, такой подход чрезвычайно актуален: невозможно обеспечить устойчивое развитие на базе эксплуатации природного капитала, прежде всего невозобновимых энергетических ресурсов.

Переход к устойчивому развитию и «зеленой» экономике делает необходимым включение экологического фактора в систему основных социально-экономических показателей развития. Недоучет экологического фактора при принятии решений во многом связан с отсутствием в традиционных показателях развития стоимостного отражения природного капитала и деградации окружающей среды. Имеющиеся сейчас в этой сфере традиционные макроэкономические показатели (ВВП, ВНД, доход на душу населения и пр.) игнорируют экологическую деградацию. Рост этих показателей в мире сегодня базируется на техногенном природоемком развитии. Тем самым создается возможность резкого ухудшения экономических показателей в будущем в случае истощения природных ресурсов и загрязнения окружающей среды.

Для многих стран мира ориентация на традиционные экономические показатели в ближайшей перспективе может иметь самые негативные последствия. Несколько утрируя, быстрее всего роста этих показателей (тем самым формально добиться прогресса в социально-экономическом развитии) можно добиться, быстро выкачав из недр нефть, газ, добывая руду и уголь поверхностным способом, вырубив леса, увеличивая нагрузку на землю, используя дешевые "грязные" технологии и пр., что, к сожалению, в определенной степени сейчас и происходит. Многие энергетические программы, увеличение добычи полезных ископаемых и пр. позволяют увеличить ВВП. Однако очевидны и чрезвычайно негативные экологические последствия такого курса.

Необходимость новых подходов к оценке прогресса, связанных с устойчивостью, подчеркивают и два лауреата Нобелевской премии по экономике Дж.Стиглиц и А.Сен в своем Докладе «Об измерении экономического развития и социального прогресса» (2009).1 В частности, они отмечают, что растет понимание и признание того факта, что ВВП не является идеальным показателем для измерения благосостояния, так как он не охватывает различные социальные процессы, изменения в окружающей среде, некоторые явления, которые принято называть «устойчивостью» развития. Акцент на ВВП создает известное противоречие: от политических лидеров требуют его максимального роста, тогда как граждане также требуют, чтобы большее внимание уделялось вопросам безопасности, уменьшению загрязненности воздуха и воды, уменьшению шума, что может привести к сокращению роста ВВП.

Для мониторинга процесса перехода к устойчивому развитию и «зеленой» экономике в мире и отдельных странах необходимо разработать свою систему индикаторов. Требуется оценить «правильность» направления развития. Одно из важных решений Конференции ООН «Рио+20» – необходимость разработки целей устойчивого развития, охватывающих приоритетные направления, и соответствующих показателей для оценки процесса достижения данных целей2. Правительства должны стимулировать процессы такой разработки для своих стран.

Рассмотрим индикаторы устойчивого развития более подробно. В мире активно идет разработка критериев и показателей устойчивого развития, содержащих нередко весьма сложную систему показателей. Этим занимаются ведущие международные организации: ООН (Цели развития тысячелетия (Millennium Development Goals), Система интегрированных экологических и экономических счетов (Integrated Enviromental and Economic Accounting), индекс человеческого развития (Human Development Index)); Всемирный Банк (индекс скорректированных чистых накоплений (Adjusted Net Savings)); ОЭСР (система экологических индикаторов), Европейское сообщество (проекты GARP1, GARP2, TEPI)1 и др. Принципиальным моментом в этих подходах является попытка учесть ущерб от загрязнения среды и истощения природных ресурсов на макроэкономическом уровне, экологически скорректировать основные экономические показатели развития.

Среди чисто экологических интегральных индикаторов наиболее методологически и статистически продвинутыми являются разработки Всемирного фонда дикой природы (ВВФ)2.

Для стран с большим природным капиталом показатели Всемирного Банка и ООН важны тем, что они показывает необходимость компенсации истощения природного капитала за счет роста инвестиций в человеческий и физический капиталы.

Требуется экологическая корректировка показателей экономического развития и прогресса. Нужно повысить "конкурентоспособность" природы в борьбе с техногенными решениями. На конференциях ООН были приняты важные решения, в соответствии с которыми страны-участницы должны совершенствовать национальную статистику для учета экологического и социального факторов, формировать сателлитные системы учета природных ресурсов.

Обобщая имеющийся мировой опыт в области разработки индикаторов устойчивого развития, можно выделить два подхода:


  1. построение интегрального, агрегированного индикатора, на основе которого можно судить о степени устойчивости социально-экономического развития. Агрегирование обычно осуществляется на основе трех групп показателей:

  • эколого-экономических,

  • эколого-социально-экономических,

  • собственно экологических.

  1. построение системы индикаторов, каждый из которых отражает отдельные аспекты устойчивого развития. Чаще всего в рамках общей системы выделяются следующие подсистемы показателей:

  • экономические,

  • экологические,

  • социальные,

  • институциональные.

Наряду с скорректированными с учетом экологического фактора макроэкономическими показателями, для оценки эколого-экономической эффективности макроэкономической политики важным показателем является природоемкость. Практически во всех системах индикаторов международных организаций, отдельных стран различные модификации этого показателя широко представлены. Среди эколого-экономических критериев уменьшение природоемкости экономики в динамике является одним из эффективных критериев устойчивого развития и перехода к «зеленой» экономике. Можно выделить два типа показателей природоемкости:

  • удельные затраты природных ресурсов в расчете на единицу конечного результата (конечной продукции). (Часто этот показатель определяется как собственно показатель природоемкости). Здесь величина природоемкости зависит от эффективности использования природных ресурсов во всей цепи, соединяющей первичные природные ресурсы, продукцию, получаемую на их основе, и непосредственно конечные стадии технологических процессов, связанных с преобразованием природного вещества;

  • удельные величины загрязнений в расчете на единицу конечного результата (конечной продукции). (Здесь также используется термин интенсивность загрязнения). В качестве загрязнений могут быть взяты различные загрязняющие вещества, газы, отходы. Величина этого показателя во многом зависит от уровня «безотходности» технологии, эффективности очистных сооружений и пр.

Сами по себе показатели природоемкости мало что говорят. Главные их достоинства проявляются при их измерении в динамике или при сравнении с другими странами, экономическими структурами, технологиями и пр. В настоящее время экономики развивающихся стран и стран с переходной экономикой чрезвычайно природоемки и требуют значительно большего удельного расхода природных ресурсов (объемов загрязнений) на производство продукции по сравнению с уже имеющимися экономическими структурами других стран и современными технологиями.

Например, сравнения природоемкости российской экономики и развитых стран дают показательные результаты. Так, энергетические затраты (энергоемкость) на единицу конечной продукции в России больше по сравнению с развитыми странами в 2-4 раза. Конечно, Россия северная страна, и расход энергии должен быть выше, чем в более южных странах. Однако такой разрыв в показателях энергоемкости нельзя объяснить только географическим местоположением, здесь существенную роль играет технологическое отставание.

Чрезвычайно велик разрыв в показателях природоемкости развитых стран и России и для загрязняющих воздух веществ. Так, удельные выбросы окислов серы, которые приводят к кислотным дождям и деградации больших площадей лесов и земель, в стране в 20 раз выше, чем в Японии и Норвегии, и примерно в 6-7 раз - чем в Германии и Франции. Производимая двуокись углерода, главный парниковый газ, приводящий к глобальному изменению климата, превышает показатели развитых стран на единицу ВВП в 3-4 раза.

Среди интегральных индикаторов, по-видимому, наиболее проработанным в теоретическом плане, имеющим хорошую статистическую базу и возможности расчета на страновом и региональном уровнях, является индекс «скорректированных чистых накоплений» (Adjusted Net Savings) (иногда его называют индексом истинных сбережений), методика расчета которого была предложена английскими учеными (Д.Пирсом и Дж.Аткинсон) и в дальнейшем получившим свою теоретическую и практическую разработку специалистами Всемирного Банка (К.Гамильтон, Д.Диксон и др.). С точки зрения устойчивого развития принципиально важным является коррекция традиционного показателя валовых сбережений – из них вычитается истощение природного капитала (энергетические и минеральные ресурсы, а также сальдо по лесным ресурсам) и ущерб от загрязнения окружающей среды, в том числе здоровью человека (выбросы СО2 и твердых частиц). Важным преимуществом «скорректированных чистых накоплений» как агрегированного индикатора экологически устойчивого развития является его ежегодный расчет для всех стран мира и публикация в справочниках Всемирного Банка «Индикаторы мирового развития». Этот индикатор уже используется некоторыми странами в качестве официальных показателей на макроуровне.

Например, опубликованные Всемирным Банком на основе методики скорректированных чистых накоплений расчеты для всех стран мира показали значительное расхождение традиционных экономических показателей и экологически скорректированных. Так, если с традиционно-экономических позиций 2006 г. был одним из самых успешных годов для российской экономики – рост ВВП составил 7,4%, то скорректированные чистые накопления были отрицательными (-13,8%) – главным образом за счет истощения энергетических ресурсов.1

В 2012 г. в рамках проекта Всемирного фонда дикой природы России и РИА Новости с участием авторов был разработан и рассчитан эколого-экономический индекс регионов России, базирующийся на концепции и методике расчета индекса чистых скорректированных накоплений Всемирного Банка2. Регионы с большим уровнем истощения природного капитала (прежде всего энергетических ресурсов) имеют невысокий эколого-экономический индекс.

Широкое официальное признание в мире получил Индекс человеческого развития (Human Development Index) (ИЧР), интегрирующий показатели долголетия, образования и дохода населения. Он отражает, прежде всего, социальный аспект устойчивого развития. Одна из его компонент, связанная с ожидаемой продолжительностью жизни, тесно связана с экологической ситуацией. По оценкам медиков-экологов вклад загрязненной окружающей среды в смертность населения может доходить до 20%. Экологически обусловленные заболеваемость и смертность актуальны для многих регионов России с неблагоприятным состоянием окружающей среды.

ИЧР рассчитывается ежегодно с 1990 года в рамках Программы развития ООН (UNDP) и включается в мировой Доклад о человеческом развитии (UNDP Human Development Report). Сейчас более 100 стран мира издают подобные доклады с использованием ИЧР.

В таблице 1 представлен рейтинг стран по ИЧР. Компоненты индекса хорошо показывают преимущества и недостатки России в области человеческого развития.
Таблица 1

Индекс человеческого развития в отдельных странах



Рейтинг

Страны

Ожидаемая продолжительность жизни

(в годах)

ВВП на душу населения

(ППС

в долл. США)

Средняя

продолжительность

обучения

(лет)


Ожидаемая

продолжительность обучения

(в годах)

ИЧР


1

Норвегия

81,1

47557

12,6

17,3

0,943

2

Австралия

81,9

34431

12,0

18,0

0,929

3

Нидерланды

80,7

36402

11,6

16,8

0,910

…50

Румыния

74,0

11046

10,4

14,9

0,781

…61

Малайзия

74,2

13685

9,5

12,6

0,761

…66

РОССИЯ

68,8

14561

9,8

14,1

0,755

Источник: Human Development Report 2011. Sustainability and Equity: A Better Future for All / UNDP. – N.Y., 2011.
Все последние годы ИЧР страны рос, и Россия вошла в число стран с высоким уровнем индекса. Но имея высокие уровни образования и душевого дохода, страна существенно отстает по показателю ожидаемой продолжительности жизни. Это отбрасывает Россию на 66-ю позицию в рейтинге ООН. В результате страны с более низким уровнем благосостояния и образования (например, Румыния и Малайзия в таблице 1) оказываются выше нашей страны по ИЧР. Главная причина такого негативного тренда – низкий российский показатель ожидаемой продолжительности жизни на фоне роста долголетия в подавляющем большинстве стран.

Довольно активно в мире предпринимаются попытки рассчитать интегральные индикаторы устойчивого развития, базирующиеся прежде всего на экологических параметрах. Здесь следует отметить конструктивный индекс "экологический след" (давление на природу) (ЭС), который рассчитывается и публикуется в глобальном Докладе WWF. «Экологический след» отражает оценку площади биопродуктивных земель на планете и измерения потребностей человечества в этих биопродуктивных землях. «Экологический след» выражается в глобальных гектарах (глобальных гектарах на душу населения) и показывает количество условных гектаров территории, необходимых для обеспечения жизни человека с текущим уровнем потребления и утилизации отходов его жизнедеятельности.

Расчеты ЭС показывают критическую для биосферы «неустойчивость» развития человечества и глобальной экономики – сейчас этот индекс превышает биоемкость планеты более чем на 50%1. С 1961 г. показатель «экологического следа» устойчиво возрастал и в середине 70-х гг. XX века превысил ассимиляционную способность биосферы. В этот период более чем в 2 раза уменьшился биопотенциал в мире. Сейчас для полного воспроизводства возобновляемых ресурсов, потребляемых человечеством за год, планете требуется полтора года.

«Экологический след» России (4,4 га на человека) существенно меньше, чем в развитых странах, где этот индекс колеблется в среднем от 5 до 8 га на человека. Особенно большое воздействие на биосферу оказывают США (8 га). Другие страны БРИКС оказывают меньшее по сравнению с Россией экологическое воздействие (примерно 1-3 га на человека). Следует также отметить превышение российского индекса над мировым (2,7 га) в 1,6 раза, что связано прежде всего со значительным выбросом страной парниковых газов.

О роли страны как экологического донора мира свидетельствует вклад России в ассимиляционный потенциал биосферы. Биопотенциал страны составляет 6,6 глобальных га на душу населения, что в 3,7 раза превышает среднемировой уровень – 1,78 га. Превышение биопотенциала России по сравнению с мировым уровнем особенно значительно по лесным массивам (4,22 против 0,76 глобальных га на душу населения).

В рамках второго подхода, который базируется на построении системы индикаторов, каждый из которых отражает отдельные аспекты устойчивого развития, следует отметить систему Цели развития тысячелетия ООН (ЦРТ) (2000). Она хорошо методически проработана и относительно проста в практическом использовании. В этой системе, адаптированной к России, Цель 7 призвана обеспечить экологическую устойчивость нашей планеты и отдельных стран1. Эта цель, ее задачи и показатели отражают необходимость решения двух главных проблем для обеспечения экологической устойчивости:



  • снизить воздействие человека на окружающую среду и исчерпание им природных ресурсов;

  • улучшить экологические условия для развития человека, уменьшить экологические угрозы для его безопасности, здоровья и проживания.

Как уже отмечалось, следует отметить важность решения второй проблемы, связанной с экологическими условиями для человека, его здоровья. Данная проблема часто выпадает при рассмотрении вопросов устойчивого развития, которые концентрируются только на охране окружающей среды и использовании природных ресурсов. Для России рост загрязнений за счет токсичных отходов и достаточно высокое загрязнение воды и воздуха по сравнению с мировыми стандартами представляет опасность для здоровья населения. Критической национальной проблемой стала низкая продолжительность жизни населения, особенно у мужчин. Особенно актуальна эта проблема в регионах старого промышленного освоения.

Для России обеспечение экологической устойчивости предполагает решение трех задач (задачи 1, 2 и 3 из ЦРТ):



  • Включить принципы устойчивого развития в страновые стратегии и программы и предотвращать потери природных ресурсов;

  • Обеспечить население чистой питьевой водой;

  • Обеспечить улучшение качества жилищных условий населения.

Последние две задачи связаны с развитием человеческого потенциала и обеспечением его здоровья.

В качестве показателей прогресса предлагается восемь индикаторов: 1. Процент территории с лесным покровом; 2. Процент охраняемой территории для поддержания биоразнообразия наземной среды; 3. Энергоемкость; 4. Выбросы двуокиси углерода (тонн); 5. Численность населения, проживающего в особо загрязненных городах; 6. Доля жилищного фонда, обеспеченного водопроводом (город, село); 7. Доля городского и сельского населения, имеющего доступ к канализации; 8. Доля ветхого и аварийного жилищного фонда.



В целом в России процесс разработки индикаторов устойчивости и «зеленой» экономики развивается, хотя темпы и масштабы этого процесса еще явно недостаточны. Тем не менее, можно выделить целый ряд российских проектов на федеральном и региональном уровнях, посвященных собственно индикаторам устойчивого развития. Интересный конструктивный опыт по разработке индикаторов устойчивого развития в 2002-2013 гг. накоплен в проектах, в которых участвовали авторы, в регионах страны: Томской, Воронежской, Кемеровской и Самарской областях, Республике Чувашия, г. Москве.

1 Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта №13-02-00112.

2 См., например, Будущее, которого мы хотим. Итоговый документ Конференции ООН. - Рио-де-Жанейро. 19 июня 2012; Declaration on Green Growth. OECD, 25 June 2009; Green Growth: Overcoming the Crisis and Beyond / OECD. 2009; Sustainable Development and Eco-innovation: Towards a Green Economy. OECD Policy Brief, June 2009; Promotion of Green Industry for Green Growth / UN ESCAP. Background Paper. August 2009; Навстречу «зеленой» экономике: пути к устойчивому развитию и искоренению бедности — обобщающий доклад для представителей властных структур. ЮНЕП, 2011 и др.

1 Навстречу «зеленой экономике»: пути к устойчивому развитию и искоренению бедности / ЮНЕП. 2011.

1 Report by the Commission on the Measurement of Economic Performance and Social Progress. J.E.Stiglitz, A.Sen and J-P.Fitoussi. - www.stiglitz-sen-fitoussi.fr.

2 Будущее, которого мы хотим. Итоговый документ Конференции ООН. Рио-де-Жанейро. 19 июня 2012.

1 Indicators of Sustainable Development: Framework and Methodologies. Backgroud Paper N 3 / UN Commission on Sustainable Development. – N.Y., 2001; Integrated Environmental and Economic Accounting an Operational Manual // Studies in Methods. Handbook of National Accounting / UN. – N.Y., 2000; Hamilton K. Genuine Savings as a Sustainable Indicator / The World Bank. - Washington (DC), 2000; Expanding the Measure of Wealth: Indicators of Environmentally Sustainable Development / The World Bank. - Washington (DC), 1997; OECD Environmental Indicators. Development, Measurement and Use / OECD. - Paris, 2002; Green Accounting in Europe - Four Case Studies / Ed. by A. Markandya, M. Pavan. - London, 1999.

2 World Wide Fund for Nature. Living Planet Report. 2012.

1 World Development Indicators 2008 / World Bank. - Washington (DC), 2008.

2 Бобылев С.Н., Минаков В.С., Соловьева С.В., Третьяков В.В. Эколого-экономический индекс регионов РФ. Методика и показатели расчета / Под ред. Резниченко А.Я., Шварца Е.А., Постновой А.И. - М.: WWF России, РИА Новости, 2012.

1 Живая планета 2012. Биоразнообразие, биоемкость и ответственные решения. Международный секретариат WWF. Global Footprint Network. Institute of Zoology. European Space Agency.

1 Подробно эта Цель и ее индикаторы адаптированы к России и рассмотрены автором в главе «Обеспечение экологической устойчивости» в «Докладе о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации за 2010 год» / Под общей ред. С.Н.Бобылева. - М.: ПРООН, 2010.



Каталог: wp-content -> uploads -> 2014
2014 -> Программа факультативных занятий для учащихся 7-8 классов общеобразовательных учреждений с 12-летним сроком обучения
2014 -> Выводы по результатам международного сравнительного исследования коэффициентов «рождаемости» и «смертности» фирм Июнь 2014 г. «Рсм интернэшнел»
2014 -> Программа и задания вступительного экзамена для phd докторантуры по специальности 6D070700 Горное дело
2014 -> Обзор рынка легковых и грузовых автомобилей Ирана
2014 -> Читайте на сайте "Мое Седово"


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал