Информационное обеспечение военных операций в вс США и овс нато



Скачать 469,9 Kb.
страница1/2
Дата06.08.2017
Размер469,9 Kb.
  1   2
Информационное обеспечение военных операций в ВС США и ОВС НАТО.

Полковник В.ЖУКОВ

В связи с ростом активности средств массовой информации (СМИ) по освещению кризисных ситуаций, военных операций и конфликтов в различных регионах мира руководство вооруженных сил (ВС) стран НАТО в последние годы приняло ряд мер по урегулированию взаимоотношений со СМИ.

В наибольшей степени эти вопросы регламентированы в ВС США, где разработаны законодательная и правовая база, сформированы структуры, взявшие на себя эти функции. Общие вопросы информационного обеспечения (ИО) американских вооруженных сил изложены в директиве министра обороны 5122.5, а основные принципы - в наставлениях комитета начальников штабов (КНШ) ВС США <Ведение боевых действий объединенными формированиями вооруженных сил США> и <Доктрина использования службы по связям с общественностью при проведении операций>. Вопросы, определяющие порядок работы представителей СМИ в войсках, наиболее детально рассмотрены в уставах и наставлениях всех видов вооруженных сил, в том числе: FM 100-5, FM 100-6, FM 46-1, FM7-34.

Согласно требованиям, изложенным в указанных документах, основная работа в этой области организуется и проводится службой по связям с общественностью. Она представляет собой систему специальных органов, подразделений и должностных лиц, решающих задачи целенаправленного информационного воздействия на гражданскую и военную аудитории как внутри страны, так и за рубежом в интересах формирования у них позитивного отношения к деятельности американских вооруженных сил. Организует и направляет всю деятельность службы помощник министра обороны по связям с общественностью. В этом ему содействует созданная в ВС США разветвленная информационная структура, в состав которой входят аппарат помощника министра обороны, информационная служба и информационная школа при министерстве обороны (МО).

Помощник министра обороны по связям с общественностью, во-первых, обеспечивает деятельность высшего военного руководства страны путем подготовки заявлений и публичных выступлений министра обороны и официальных представителей Пентагона перед общественностью и в конгрессе, статей для печати в военных и гражданских СМИ. Во вторых, он организует и руководит процессом пропагандистского воздействия на американских военнослужащих, национальную и международную общественность. Специальная информационная служба Пентагона готовит ему рекомендации по вопросам организации информационной деятельности; определяет порядок распространения аудиовизуальной информации и руководства работой службы радио- и телевизионного вещания ВС; обеспечивает подготовку печатных, радио- и телевизионных материалов, а также фильмов для использования в национальных и зарубежных информационных программах.

Виды вооруженных сил располагают собственными службами по связям с общественностью. Их министерства несут ответственность за кадровую и техническую политику в отношении штатных подразделений, занимающихся подобной деятельностью. Министерства обеспечивают потребности объединенных группировок ВС в вопросах организации связи с общественностью за счет предоставления необходимых ресурсов (личного состава, оборудования и техники) из состава штатных подразделений. В учреждениях, соединениях и частях видов вооруженных сил штатом предусмотрены соответствующие аппараты (подразделения) по связям с общественностью.

В рамках МО издаются многочисленные журналы, газеты, брошюры, плакаты и другая печатная продукция, которая распространяется как в войсках, так и среди гражданского населения Соединенных Штатов и тех стран, где дислоцируются соединения и части американских войск (сил). Служба радио- и телевизионного вещания ВС имеет более 200 радио- и около 100 телевизионных станций. На военных кораблях функционирует до 70 теле- и радиостанций. Использование трех спутников связи позволяет вести круглосуточные передачи, ориентированные на военную аудиторию, как в самой стране, так и за рубежом. Министерства видов вооруженных сил выпускают десятки ведомственных газет и журналов (тираж некоторых достигает 100 тыс. экземпляров), готовят и распространяют теле- и радио продукцию.

В составе объединенных командований ВС США в зонах для работы со СМИ на период боевых действий предусматривается развертывание оперативных центров по связям с общественностью (штатная категория начальника центра - подполковник). В отдельных случаях центр может быть создан в объединенном оперативном формировании (армейском корпусе). На этот орган наряду с разработкой мероприятий по информационным операциям, возлагаются следующие задачи: обеспечение информацией представителей СМИ; подготовка и отправка на теле- и радиовещательные студии материалов и репортажей с мест событий; оказание помощи командирам объединений, соединений и частей в подготовке к выступлениям на брифингах и в СМИ.

Для информационного обеспечения боевых действий в тактическом звене (дивизия - бригада) могут создаваться отряды по связям с общественностью, в корпусах - мобильные отряды, в оперативном звене - оперативные отряды вещания. Отряд по связям с общественностью (штатная категория начальника отряда - капитан) привлекается для обеспечения действий дивизии, отдельной бригады (бригадной тактической группы) или отдельного бронекавалерийского полка, а при необходимости подразделений сил специальных операций (ССО). Наряду с информационно-пропагандистской работой на него возложены задачи по обеспечению деятельности представителей СМИ.

Типовая организация службы по связям с общественностью в объединенном оперативном формировании (ООФ) представлена на схеме 1. Подразделения этой службы ООФ оснащаются самой современной цифровой аппаратурой, позволяющей готовить видео и аудиоинформацию, распространять ее в войсках, а также среди гражданского населения через СМИ и глобальную компьютерную сеть Интернет. Информационные бюро и их филиалы являются основными органами, которые непосредственно обеспечивают взаимодействие командования ООФ со СМИ.

В зависимости от масштабов проводимой операции и состава объединенной группировки войск (сил) может создаваться информационное и объединенное информационное бюро, а также коалиционный информационный пресс-центр. Типовая организация объединенного информационного бюро приведена на схеме 2. Его начальник подчиняется непосредственно офицеру по связям с общественностью ООФ и отвечает за организацию работы с представителями СМИ, координирует с оперативным штабом объединенной группировки вопросы, связанные с обеспечением точности и своевременности всех предоставляемых в СМИ данных.

Секция ИО является основным подразделением, которое непосредственно взаимодействует с корреспондентами (журналистами) и обеспечивает их информацией. Она организует интервью и пресс-конференции, занимается подготовкой сообщений для прессы, ответов на запросы журналистов, а кроме того, оказывает содействие командному и оперативному составу в ходе их контактов с представителями СМИ.

Секция технического обеспечения осуществляет аккредитацию журналистов, координирует вопросы обеспечения их связью, транспортом и другими материально-техническими средствами, организует посещение частей и подразделений представителями СМИ. Кроме того, она проводит мероприятия, направленные на подготовку командного и оперативного состава к незапланированным контактам с представителями печати, радио и ТВ.

Представители по связям с общественностью компонентов ООФ решают задачи по уточнению передаваемой в СМИ информации, касающейся деятельности в ходе операции частей и подразделений видов вооруженных сил и родов войск.

Примером организации взаимодействия командования коалиционной группировки войск (сил) со СМИ является структура коалиционных органов по связям со СМИ (схема 3), сформированных в 1996 году одновременно с развертыванием международных сил по выполнению Дейтонских соглашений в Боснии и Герцеговине (ИФОР). В ее состав вошли: службы по связям со СМИ, действовавшие при штабах ИФОР, сил быстрого реагирования (СБР) и группировки ОВС НАТО на Южно-Европейском (ЮЕ) ТВД; службы по связям со СМИ штабов дивизий СБР; офицеры по связям со СМИ отдельных частей и подразделений; коалиционные информационные пресс-центры в городах Сараево и Загреб; специализированные пресс-центры коалиционных сил, развернутые при штабах дивизий СБР в городах Тузла, Баня-Лука и Сараево, штабах и органах управления группировок объединенных сухопутных войск, ОВВС и ОВМС НАТО на ЮЕ ТВД; корреспондентские пункты в основных перевалочных базах, обеспечивавших переброски войск и грузов.

Общее руководство этой структурой было возложено на офицера по связям со СМИ штаба ИФОР. Главными ее элементами являлись службы по связям со СМИ штабов ИФОР и СБР, которые совместно обеспечивали работу развернутого в Сараево коалиционного пресс-центра. Он нес основную информационную нагрузку, поскольку в этом городе были сосредоточены все важные органы управления коалиционной группировкой и представительства СМИ.

Большую роль в организации взаимодействия со СМИ сыграли также пресс-центры, действовавшие при штабах дивизий СБР. Они ежедневно выпускали пресс-релизы, устраивали пресс-конференции, проводили другую информационно-пропагандистскую работу. В общей сложности службы и органы ИО 60-тысячной коалиционной группировки насчитывали в своем составе около 90 военнослужащих.

Основными моментами в работе командования по регулированию информационного освещения в СМИ хода военной операции (конфликта) являются планирование работы со средствами массовой информации, регламентация допуска журналистов и их работы, контроль за содержанием информации.

Планирование информационного обеспечения военной операции (конфликта) начинается с получением боевой задачи и осуществляется параллельно с разработкой ее оперативного плана. При этом уточняются цели и задачи ИО на различных этапах операции, оценивается возможная реакция национальной и международной общественности на предстоящие боевые действия, в обязательном порядке разрабатывается приложение по информационному обеспечению к плану операции, в котором учитываются технические возможности и особенности средств массовой информации.

Особое внимание при планировании работы со СМИ уделяется проведению активной политики в области информирования общественности. Как свидетельствует опыт деятельности сил по выполнению соглашений в Боснии и Герцеговине, она заключалась в организации по инициативе командования ежедневных пресс-конференций, пресс-релизов, интервью с его представителями и организованные посещения журналистами воинских частей. Несмотря на то, что командование имеет ограниченную возможность влиять на характер интерпретации в СМИ происходящих событий, определение порядка допуска журналистов в войска и содержания передаваемой для публикации информации полностью находится в его компетенции.

В ходе военных операций (конфликтов) на деятельность представителей средств массовой информации в войсках накладывается ряд дополнительных ограничений. В частности, им необходимо оформить аккредитацию при информационном бюро (пресс-центре). Ее отсутствие рассматривается как нарушение установленного порядка и влечет за собой высылку журналистов из зоны боевых действий. При аккредитации командование определяет границы зоны боевых действий, в пределах которой представители СМИ обязаны строго соблюдать установленные правила. Журналисты тесно сотрудничают с представителями службы по связям со СМИ, которые организуют брифинги, посещения частей и подразделений, предоставляют при необходимости транспортные средства и охрану (каждый из них закрепляется за тем или иным должностным лицом или подразделением). Они имеют право на получение со стороны офицеров по связям со СМИ квалифицированных разъяснений по поводу происходящих в зоне боевых действий событий. Представители прессы должны отдавать себе отчет в том, что они могут случайно получить доступ к информации, которую нельзя предавать гласности до определенного срока или в полном объеме. Кроме того, им запрещается брать интервью у членов экипажей и боевых расчетов перед выполнением теми боевых заданий.

Журналистам предоставляется право на беспрепятственную передачу подготовленных ими материалов по имеющимся во временном пресс-центре или собственным каналам связи. Вместе с тем, на связную аппаратуру, используемую журналистами и корреспондентами, могут быть наложены ограничения, обусловленные необходимостью соблюдения норм электромагнитной совместимости и маскировки.

Представители СМИ обязаны соблюдать правила безопасности в зоне боевых действий. Им запрещается самостоятельно (без сопровождения представителей командования) перемещаться, использовать осветительную, передающую и иную аппаратуру в режимах, которые могут привести к демаскировке частей и подразделений, и как результат этого - к потерям личного состава, выводу из строя оборудования и военных объектов. В случае нарушения установленных командованием правил, журналисты лишаются аккредитации и высылаются из зоны боевых действий.

Основная роль в практическом обеспечении деятельности представителей СМИ в войсках возлагается на информационные бюро (пресс-центры), которые являются главным источником информации для СМИ. Необходимость сохранения военной тайны и обеспечения безопасности является основным требованием при работе командования с представителями средств массовой информации. В этих целях может вводиться военная цензура или строго дозированное предоставление им информации. Кроме того, может временно задерживаться публикация материалов, способных повлиять на результат проводимой операции. Один из способов подачи дозированной информации - предоставление СМИ специально отобранных и утвержденных командованием фото- и видеоматериалов о боевой деятельности войск, отснятых военными операторами.

В ходе военной операции могут ограничиваться контакты и строго регламентироваться поведение военнослужащих при общении с представителями СМИ. В этих целях широко практикуется издание специальных инструкций для органов службы по связям с общественностью и памяток для личного состава, в которых определен перечень вопросов для обсуждения с журналистами.

Согласно требованиям руководящих документов ВС США и ОВС НАТО в СМИ при подготовке и проведении операций разрешается передавать сведения, касающиеся:

- сроков прибытия частей и подразделений в районы оперативного предназначения;

- примерной численности и оснащения войск (сил);

- приблизительных потерь в личном составе по видам вооруженных сил, числа захваченных в плен военнослужащих противника;

- несекретной информации об операциях с участием сухопутных войск, ВВС, ВМС и СОО;

- данных о местоположении и характере целей, по которым уже нанесены удары, и о типах использованных боеприпасов;

- сроков и районов проведенных операций и их результатов;

- количества самолето-вылетов американской тактической и палубной авиации, в том числе на боевое патрулирование и ведение воздушной разведки;

- метеоинформации из районов боевых действий;

- участия контингентов ВС союзников, участвующих в операции (типы подразделений сухопутных войск, кораблей, самолетов);

- открытого наименования проводимой операции;

- масштабов участия своих войск (сил) в операции, для чего используются общие термины, например <оперативное соединение ВМС> или <оперативно-тактическая группа много батальонного состава>;

- видов применяемых подразделений и типов боевой техники.

Секретные данные, касающиеся хода проводимой операции, боевых возможностей вооружения и порядка его использования, должны быть надежно защищены от разглашения через СМИ. Последним не рекомендуется также передавать информацию, которая может поставить под сомнение успех боевых действий, повысить степень риска для военнослужащих, затронуть интересы союзников, раскрыть методы и источники получения развеаданньк.

Не подлежат разглашению:

- сведения о боевом составе и численности войск (сил), количестве самолетов, систем оружия, используемого снаряжения и запасах средств материально-технического обеспечения;

- детали разрабатываемых планов будущих операций или ударов, включая отмененные и отложенные;

- дислокация войск (сил), организация охраны и обороны военных объектов;

- порядок боевого применения американских войск (сил);

- источники и методы ведения разведки;

- состав, дислокация, районы развертывания и маневр участвующих в операции сил и средств, включая нумерацию подразделений и частей;

- базы и районы дислокации боевой авиации;

- тактика действий войск (сил) и данные, характеризующие эффективность применения боевых систем;

- сведения о не вернувшихся с боевого задания самолетах или кораблях до завершения поисково-спасательных операций;

- тактика и способы боевого использования, а также данные об оснащении подразделений ССО;

- недостатки в системе оперативного и тылового обеспечения войск (сил);

- темпы проведения операции.

Не подлежат также опубликованию обобщенные данные о потерях войск. В этом вопросе американцы придерживаются принципа доводить до общественности только те сведения о потерях, которые стали известны противнику. Согласно требованиям, изложенным в руководящих документах, передаваемая представителям СМИ информация должна соответствовать плану предстоящей операции, освещать в общих чертах ее цели и задачи, быть направлена на защиту национальных интересов США или выполнение взятых ими на себя международных обязательств.

На практике, однако, через СМИ зачастую распространяются заведомо ложные сведения, ориентированные на дезинформацию противника. Так, с началом подготовки к проведению операции <Буря в пустыне> американское командование, используя их, активно распространяло ложные сведения о боевом составе, состоянии группировок союзных войск, преднамеренно искажая данные об их численности и сроках применения. Кульминацией всей деятельности американского командования по введению противника в заблуждение явилось переданное по телевидению 14 января 1991 года выступление министра обороны США Р. Чейни, в котором он дал понять, что Соединенные Штаты и их союзники пока не готовы к военным действиям против Ирака. Данное заявление сыграло решающую роль в достижении внезапности при нанесении первого удара по Ираку в ночь с 16 на 17 января 1991 года.

По опыту действий ВС США и ОВС НАТО в зоне Персидского залива, в югославских республиках (Босния и Герцеговина, Союзная Республика Югославия) СМИ активно использовались как для освещения хода военных операций, так и для распространения дезинформации на государственном и военном уровне. Для этого, как правило, привлекались проверенные журналисты и средства массовой информации, которые брали на себя обязательства освещать происходящие события в выгодном для военно-политического руководства США и НАТО направлении.

В целом, по оценке военных экспертов США, освещение деятельности вооруженных сил по решению стоящих перед ними задач, особенно в зонах боевых действий, с помощью СМИ является важной составляющей информационного противоборства в ходе вооруженных конфликтов.



«Бескровные войны»: реальность или миф?

А.КРАСНОВ, доктор военных наук, профессор

Неизбежным следствием войн являются жертвы и разрушения, число которых находится в прямой зависимости от средств вооруженной борьбы. На протяжении XX века происходило их стремительное развитие: пехота и конница в Первой мировой войне, механизированные и танковые войска - во Второй мировой войне и, наконец, военно-космические средства, сравнительно недавно появившиеся на вооружении армий ведущих государств мира.

Отмечая, сколь губительны были войны минувшего столетия, какими значительными оказывались потери войск и гражданского населения, военные аналитики, историки и политологи на Западе полагают, что по мере дальнейшего развития средств ведения войн они приобретут еще большие масштабы. Поэтому, по их мнению, "классические" войны перестают быть эффективным средством достижения политических целей.

Зарубежные специалисты высказывают различные гипотезы относительно того, какими могут быть войны в третьем тысячелетии. Одни считают, что они могут привести к глобальным катастрофам и даже гибели цивилизации, а другие придерживаются противоположных взглядов: эти войны могут быть менее разрушительными, если их вести с помощью средств, способных свести к минимуму, а в дальнейшем и полностью исключить физическое уничтожение объектов и людей.

Первым шагом на пути создания таких средств была разработка высокоточного оружия (ВТО), превосходящего по эффективности обычное и занимающего сейчас лидирующее положение среди вооружений армий западных стран. Об этом свидетельствуют приводимые американской прессой данные: в войне во Вьетнаме количество управляемых авиабомб и ракет составило в 1972 году лишь 2 проц. общего числа сброшенных американской авиацией боеприпасов, в войне с Ираком (1991) оно достигло 8 проц., а в ходе агрессии НАТО против Югославии (1999) уже 90 проц.

Постепенно улучшаются точностные характеристики ВТО. Анализируя результаты его применения в югославском конфликте, западные эксперты подчеркивали "ювелирную" точность избирательных ударов даже по таким малоконтрастным на фоне жилых массивов г. Белград целям, как отдельные здания штаба ВВС, МВД и другим точечным объектам. Отмечалось также, что в ходе ликвидации этих объектов практически не было жертв среди населения. Большие же потери связаны главным образом с применением кассетных боеприпасов, предназначенных для поражения войск на обширной площади, и с ошибками экипажей при идентификации целей. Повышению эффективности ВТО способствует и его высокая надежность. По сообщениям из штаб-квартиры НАТО в Брюсселе, из 15 тыс. управляемых авиабомб и ракет, примененных за время конфликта, только у 15 проц. произошли сбои по техническим причинам.

В то же время продолжается поиск других путей решения проблемы - уменьшения материального ущерба и людских потерь. Речь идет не только о дипломатических, экономических, идеологических и иных формах борьбы, позволяющих достигнуть политических целей без огневого поражения противника, известных с незапамятных времен и получивших широкое распространение в период холодной войны (60 - 80-е годы). Усилия зарубежных исследователей и военно-промышленных фирм были направлены на разработку принципиально нового вида оружия, предназначенного для временного вывода из строя систем управления, людей и техники, дезорганизации военно-экономического производства, а также оказывающего мощное морально-психологическое воздействие на войска и население с целью сломить их волю к сопротивлению. В силу таких его особенностей оно получило общее название "несмертельное" или "бескровное" оружие*. К числу его разновидностей относятся в настоящее время информационное, электромагнитное, лазерное, акустическое, биологическое и другие виды. К их числу некоторые западные эксперты относят также экологическое, хотя оно резко отрицательно воздействует на природу и наносит вред здоровью людей.

В наибольшей степени разработанным является информационное оружие (ИО) - средства радиоэлектронного поражения, специального программно-математического, информационно-психологического воздействия и другие. В качестве первоочередных объектов воздействия ИО рассматриваются системы управления войсками, силы и средства ВВС и ПВО, а также ключевые объекты экономики, энергетики, инфраструктуры, элементы государственного и военного управления, транспортные коммуникации, радиосети и телеканалы СМИ. Одним из первых примеров широкого применения такого оружия была информационная агрессия США и их союзников против Ирака в операции "Буря в пустыне" (1991), когда иракская сторона оказалась заблокированной, и удары авиации МНС остались без ответа. В дальнейшем рамки применения ИО значительно расширились.

Близким к практическому применению и в некоторой степени уже реализованным является электромагнитное оружие, нарушающее работу электростанций и высоковольтных ЛЭП. Подчеркивая высокую эффективность этого оружия, военные эксперты обычно ссылаются на опыт его использования в Ираке (операция "Лис пустыни", 1998), а также в ходе боевых действий НАТО в Югославии. Тогда самолеты Североатлантического союза, применяя так называемые графитовые бомбы, вывели из строя на несколько часов 2/3 энергосистемы Сербии (графитовая "начинка", попав на провода, вызывает короткое замыкание). В результате жертв и разрушений практически не было, но был нанесен огромный экономический ущерб. Одна из разновидностей электромагнитного оружия - "i-бомбы", - позволяет создавать мощные электронные импульсы, которые выводят из строя радио- и радиолокационные станции, компьютеры и другие сложные приборы, искажают информацию в банках данных и программное обеспечение.

Большие надежды возлагаются на находящееся еще на стадии разработки лазерное оружие, которое сможет поражать органы зрения и кожные покровы людей, выводить из строя или разрушать оптико-электронные и оптические приборы, а в будущем использоваться также для борьбы с воздушными целями. Как еще более отдаленную перспективу зарубежные исследователи рассматривают акустическое оружие, излучающее волны очень низкой частоты, и "бомбы-вонючки", распространяющие в радиусе нескольких километров нестерпимое зловоние, которое вызывает тошноту, судороги, расстройство желудка, сильную головную боль, отрицательно влияет на умственные способности человека. Не последнее место в этом перечне отводится пенообразующим быстротвердеющим химическим веществам, позволяющим останавливать в движении технику и людей, а также биологическому оружию - модернизированным с помощью генной инженерии микроорганизмам, изменяющим структуру топлива и боеприпасов.

Классификация перечисленных видов оружия на Западе пока отсутствует, так как еще не разработаны категорийный аппарат, а также формы и способы их применения в боях и операциях. Многие из опытных образцов в ходе исследований еще не показали положительных результатов и существуют лишь в лабораторных вариантах. Тем не менее, военные аналитики утверждают, что наличие большого количества этого оружия существенным образом повлияет на масштабы и содержание военных (боевых) действий.

Данное обстоятельство повлекло за собой разработку различных программ, доктрин и концепций "бескровных войн", или, как их еще называют на Западе, "цивилизованных", "гуманных", проводимых без разрушения материальных ценностей и характеризующихся отсутствием огневого противоборства между двумя или несколькими государствами. Однако о сути, природе и характере ведения таких войн военные исследователи высказываются достаточно определенно, полагая, в частности, что они могут вестись в случаях возникновения различных по масштабам конфликтных ситуаций, им будут присущи специфические закономерности и особенности, а также пространственные и временные характеристики, однако противоборство сторон окажется не менее жестким, чем в обычных войнах.

Каким же образом могут развиваться события в "бескровных войнах"? Ратующие за их ведение зарубежные военные эксперты рекомендуют начинать их, как и обычные, в области информации еще до непосредственного развязывания конфликта, чтобы оказать деморализующее давление на противостоящую сторону, оправдать свои политические цели, добиться моральной поддержки населения своей страны и мирового общественного мнения. Если же военные действия начинаются без длительной демонстративной подготовки, роль информационного оружия состоит в немедленном завоевании превосходства над противником в этой области, а с учетом его результатов пропагандистское воздействие может быть осуществлено позже.

Для получения и удержания информационного превосходства необходимо провести информационную операцию, многие аспекты которой отрабатывались в ходе вооруженных конфликтов конца XX столетия. По мнению натовских специалистов, такая операция представляет собой комплекс согласованных и взаимосвязанных по целям и задачам действий группировки сил и средств информационной борьбы, проводимых в течение определенного времени на заданном направлении (в регионе). Кроме того, предусматривается распределение сил группировки, основная часть которых должна причинить противнику максимальный информационный ущерб, а другая призвана обеспечивать устойчивость функционирования собственной системы управления. Для срыва работы системы управления противника и воздействия на его средства программно-математического обеспечения на отдельных участках могут наноситься кратковременные мощные радиоэлектронные и компьютерные удары (внедрение в информационные каналы компьютерных вирусов) по наиболее важным объектам, причем практически сразу после их вскрытия.

В условиях массовой насыщенности войск автоматизированными системами сбора и обработки информации и глобальной компьютеризации вооруженных сил военные аналитики полагают, что ИО будет играть ведущую роль в "бескровных войнах": оно будет охватывать практически все сферы, в том числе и невоенные, широко использоваться на всех этапах вооруженной борьбы и определять эффективность применения всех других видов оружия.

Свою нишу в "бескровных войнах" занимает оружие, действие которого основано на иных физических принципах. При всей многоликости, неадекватности боевых свойств этого оружия и способов доставки его к целям (с помощью оружейных комплексов, самолетов, крылатых ракет и других беспилотных носителей) части и подразделения, его применяющие, должны быть нацелены на выполнение конкретных задач.

В наступательных боях и операциях ставятся следующие задачи: подавить оборону противника в том районе, где планируется нанести главный удар, и нейтрализовать его сопротивление в ходе столкновения передовых частей сторон; в оборонительных - возвести труднопреодолимую полосу заграждения с целью воспрепятствовать просачиванию сквозь нее даже малых подразделений; в других ситуациях - задержать приток резервов, негативно воздействовать на психику противника, внести в его ряды неуверенность и страх, переходящий в панику. Эти задачи должны выполняться на поле боя главным образом с помощью пенообразующих веществ, акустического, лазерного оружия, а против резервов, кроме того, и биологического оружия, чтобы остановить выдвижение колонн бронетехники и транспорта. Завершить разгром противника и закреплять достигнутые успехи, призваны части и соединения сухопутных войск.

Для подрыва военно-экономического потенциала противника необходимо вывести из строя объекты энергетики, военно-промышленные предприятия, нефтехранилища и склады боеприпасов путем одновременного и последовательного воздействия как биологического, так и электромагнитного оружия.

Выполнению перечисленных выше задач может способствовать возможность скрытого сосредоточения запасов этих видов оружия, дистанционного и быстрого их применения, что обеспечит внезапность действий сторон. Очевидно, что для реализации указанных возможностей необходимо иметь хорошо отлаженные системы разведки, целеуказания и управления.

Кроме того, сторонники "бескровных войн" отмечают, что средства их ведения имеют такие преимущества, как невысокую материалоемкость и сравнительно небольшие финансовые затраты, связанные с их производством и боевым применением.

Активным сторонникам "гуманизации" конфликтов возражают оппоненты, пристально следящие за тем, на какой стадии разработки находятся средства неогневого поражения. Не фетишизируя технологические и боевые преимущества нового оружия, они выдвигают следующие контраргументы:

во-первых, ни одно из средств "бескровных войн" не способно нанести противнику необратимый ущерб, невосполнимые потери, поэтому в таких войнах нельзя достигнуть поставленных целей, и, следовательно, они будут малорезультативными и весьма затяжными;

во-вторых, мнение о том, что средства огневого поражения постепенно изживут себя - это утопия, плод фантазии военных обозревателей и журналистов, движимых чувством гуманизма и милосердия; любая "бескровная война" связана с известным риском, поскольку вряд ли можно ожидать полного отказа от применения таких средств стороной, оказавшейся в критическом положении;

в-третьих, применение нового оружия повлечет за собой принятие ответных мер, направленных на его нейтрализацию, обезвреживание или уничтожение носителей, а также на выработку способов и тактических приемов противодействия;

в-четвертых, это оружие, якобы почти безвредное, таит в себе немалую опасность для жизни и здоровья людей (отравление организма, заболевания желудочно-кишечного тракта, потеря зрения, неадекватные психосоматические и другие реакции), экологическое же оружие может иметь и более серьезные отдаленные последствия - нанесение непоправимого ущерба флоре и фауне в районе боевых действий и за его пределами.

В подтверждение этого аргумента экологи, работающие в западных странах, ссылаются на опыт войны во Вьетнаме, где в целях снижения темпов переброски войск ВНА из Северного Вьетнама в Южный инициировалось выпадение ливневых дождей, что приводило к наводнениям, а затем к затоплению не только коммуникаций, но и обширных районов страны. Вместе с тем в результате широкомасштабного применения американской авиацией фитотоксических боевых средств и других химикатов были уничтожены леса, рисовые поля и другие, жизненно важные объекты.

В связи с этим зарубежные эксперты высказывают суждения, что если в результате "бескровных войн" сторонам будет нанесен даже кратковременный ущерб, соизмеримый с потерями от огневых средств, то нет достаточных оснований рассматривать такие войны как альтернативу обычным. Вот почему, несмотря на все ужасы кровопролитных сражений с участием многотысячных армий, бескровные войны вряд ли реальны, и можно лишь удивляться настойчивости их сторонников, упорно пропагандирующих этот миф.

Все эти размышления вызывают упреки со стороны апологетов "бескровных войн", которые считают, что их оппоненты живут устаревшими категориями середины XX века. По их мнению, поражает не малая популярность в военно-научной среде "бескровных войн", а то, что они еще не заняли достойное место в современных военных доктринах и концепциях. Что же касается негативных последствий применения несмертельного оружия, то все зависит от благоразумия противостоящих сторон. Они должны соблюдать моральные обязательства перед народами, жестко контролировать рамки конфликтов, ограничиваясь ведением лишь таких войн.

Впрочем, военно-политическое руководство западных стран больше волнуют проблемы иного плана: как, не противопоставляя несмертельное оружие обычному, использовать его во вполне традиционном духе, то есть в рамках существующих форм и способов военных действий. Эти проблемы, судя по публикациям иностранной военной прессы, могут быть решены путем рационального сочетания огневых и неогневых средств, связанных единством функционирования и выполняемыми задачами на оперативном и тактическом уровнях. При этом неогневые средства станут хотя и не главной, но важной составляющей вооруженной борьбы и смогут в полной мере привлекаться для выполнения вышеперечисленных боевых задач, что позволит значительно повысить мощь наносимых ударов и компенсировать нехватку сил в обычных войнах.

Так же, как при борьбе за информационное превосходство, постановка помех тесно увязывается с огневым воздействием на радиоэлектронные средства противника. Использование липкой пены, акустического и других видов оружия должно сопровождаться огневыми ударами авиации и артиллерии по мобильным, но ставшими малоподвижными объектам. Это оружие может внести существенные изменения в тактику борьбы с террористическими группировками, широко применяться в миротворческих операциях, в условиях отсутствия военных действий, а также при определенных условиях против организованных банд формирований и наркодельцов. Число военных аналитиков на Западе, именно так воспринимающих роль и место бескровного оружия, в последние годы увеличивается.

Таким образом, отвечая на вопрос, возможны ли "бескровные войны" вообще, а если да, то какими они должны быть, большинство военных экспертов и исследователей делают ставку не на сами эти войны, а на использование несмертельного оружия в обычных войнах. Однако так как в целом эта концепция при всей своей значимости и масштабности еще нова, естественно, что поток противоречивой и не всегда достоверной информации вызывает хаос в суждениях, домыслы и путаницу.

 

Военная доктрина Российской Федерации.



Совет безопасности Российской Федерации 21 апреля 2000 года одобрил новую Военную доктрину. Журнал "Зарубежное военное обозрение" помещает на своих страницах те положения документа, в которых дается оценка военно-политической обстановки, сложившейся в последнем десятилетии XX века в мире, угроз военной безопасности России, характера современных войн и вооруженных конфликтов, международного военного сотрудничества.

Военная доктрина носит оборонительный характер, что предопределяется органическим сочетанием в ее положениях последовательной приверженности миру с твердой решимостью защищать национальные интересы, гарантировать военную безопасность Российской Федерации и ее союзников. Правовую основу Военной доктрины составляют Конституция Российской Федерации, федеральные законы и другие нормативные правовые акты Российской Федерации, а также международные договоры Российской Федерации в области обеспечения военной безопасности.

Положения Военной доктрины могут уточняться и дополняться с учетом изменений военно-политической обстановки, характера и содержания военных угроз, условий строительства, развития и применения военной организации государства, а также конкретизироваться в ежегодных посланиях Президента Российской Федерации Федеральному Собранию, в директивах по планированию применения Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, в иных документах по вопросам обеспечения военной безопасности Российской Федерации.

Реализация Военной доктрины достигается за счет централизации государственного и военного управления, осуществления комплекса политических, дипломатических, экономических, социальных, информационных, правовых, военных и других мер, направленных на обеспечение военной безопасности Российской Федерации и ее союзников.



ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА

1. Состояние и перспективы развития современной военно-политической обстановки определяются качественным совершенствованием средств, форм и способов вооруженной борьбы, увеличением ее пространственного размаха и тяжести последствий, распространением на новые сферы. Возможность достижения военно-политических целей непрямыми, неконтактными действиями предопределяет особую опасность современных войн и вооруженных конфликтов для народов и государств, для сохранения международной стабильности и мира, обусловливает жизненную необходимость принятия исчерпывающих мер для их предотвращения, мирного урегулирования противоречий на ранних стадиях их возникновения и развития.

2. Военно-политическая обстановка определяется следующими основными факторами:

- снижение опасности развязывания крупномасштабной войны, в том числе ядерной;

- формирование и укрепление региональных центров силы;

- усиление национального, этнического и религиозного экстремизма; активизация сепаратизма;

- распространение локальных войн и вооруженных конфликтов; усиление региональной гонки вооружений;

- распространение ядерного и других видов оружия массового уничтожения, средств его доставки; обострение информационного противоборства.

3. Дестабилизирующее воздействие на военно-политическую обстановку оказывают:

- попытки ослабить (игнорировать) существующие механизмы обеспечения международной безопасности (прежде всего ООН и ОБСЕ);

- использование военно-силовых акций в качестве средства <гуманитарного вмешательства> без санкции Совета Безопасности ООН, в обход общепризнанных принципов и норм международного права;

- нарушение отдельными государствами международных договоров и соглашений в области ограничения вооружений и разоружения;

- использование субъектами международных отношений информационных и других (в том числе нетрадиционных) средств и технологий в агрессивных (экспансионистских) целях;

- деятельность экстремистских националистических, религиозных, сепаратистских, террористических движений, организаций и структур;

- расширение масштабов организованной преступности, терроризма, незаконного оборота оружия и наркотиков, транснациональный характер этой деятельности.

ОСНОВНЫЕ УГРОЗЫ ВОЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

4. В современных условиях угроза прямой военной агрессии в традиционных формах против Российской Федерации и ее союзников снижена благодаря позитивным изменениям международной обстановки, проведению нашей страной активного миролюбивого внешнеполитического курса, поддержанию на достаточном уровне российского военного потенциала, прежде всего потенциала ядерного сдерживания.

Вместе с тем сохраняются, а на отдельных направлениях усиливаются потенциальные внешние и внутренние угрозы военной безопасности Российской Федерации и ее союзников.

5. Основные внешние угрозы:

- территориальные претензии к Российской Федерации; вмешательство во внутренние дела Российской Федерации;

- попытки игнорировать (ущемлять) интересы Российской Федерации в решении проблем международной безопасности, противодействовать ее укреплению как одного из влиятельных центров многополярного мира;

- наличие очагов вооруженных конфликтов, прежде всего вблизи государственной границы Российской Федерации и границ ее союзников;

- создание (наращивание) группировок войск (сил), ведущее к нарушению сложившегося баланса сил, вблизи государственной границы Российской Федерации и границ ее союзников, а также на прилегающих к их территориям морях;

- расширение военных блоков и союзов в ущерб военной безопасности Российской Федерации;

- ввод иностранных войск в нарушение Устава ООН на территории сопредельных с Российской Федерацией и дружественных ей государств;

- создание, оснащение и подготовка на территориях других государств вооруженных формирований и групп в целях их переброски для действий на территориях Российской Федерации и ее союзников;

- нападения (вооруженные провокации) на военные объекты Российской Федерации, расположенные на территориях иностранных государств, а также на объекты и сооружения на государственной границе Российской Федерации, границах ее союзников и в Мировом океане;

- действия, направленные на подрыв глобальной и региональной стабильности, в том числе путем воспрепятствования работе российских систем государственного и военного управления, на нарушение функционирования стратегических ядерных сил, систем предупреждения о ракетном нападении, противоракетной обороны, контроля космического пространства и обеспечения их боевой устойчивости, объектов хранения ядерных боеприпасов, атомной энергетики, атомной и химической промышленности, других потенциально опасных объектов;

- враждебные, наносящие ущерб военной безопасности Российской Федерации и ее союзников информационные (информационно-технические, информационно-психологические) действия;

- дискриминация, подавление прав, свобод и законных интересов граждан Российской Федерации в иностранных государствах;

- международный терроризм.

6. Основные внутренние угрозы:

- попытка насильственного свержения конституционного строя;

- противоправная деятельность экстремистских националистических, религиозных, сепаратистских и террористических движений, организаций и структур, направленная на нарушение единства и территориальной целостности Российской Федерации, дестабилизацию внутриполитической обстановки в стране;

- планирование, подготовка и осуществление действий, направленных на дезорганизацию функционирования федеральных органов государственной власти, нападения на государственные, хозяйственные, военные объекты, объекты жизнеобеспечения и информационной инфраструктуры;

- создание, оснащение, подготовка и функционирование незаконных вооруженных формирований;

- незаконное распространение (оборот) на территории Российской Федерации оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и других средств, которые могут быть использованы для осуществления диверсий, террористических актов, иных противоправных действий;

- организованная преступность, терроризм, контрабандная и иная противозаконная деятельность в масштабах, угрожающих военной безопасности Российской Федерации.

ХАРАКТЕР ВОЙН И ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТОВ

1. Российская Федерация поддерживает готовность к ведению войн и участию в вооруженных конфликтах исключительно в целях предотвращения и отражения агрессии, защиты целостности и неприкосновенности своей территории, обеспечения военной безопасности Российской Федерации, а также ее союзников в соответствии с международными договорами.

2. Характер современных войн (вооруженных конфликтов) определяется их военно-политическими целями, средствами достижения этих целей и масштабами военных действий. В соответствии с этим современная война (вооруженный конфликт) может быть:

- по военно-политическим целям - справедливой (не противоречащей Уставу ООН, основополагающим нормам и принципам международного права, ведущейся в порядке самообороны стороной, подвергшейся агрессии); несправедливой (противоречащей Уставу ООН, основополагающим нормам и принципам международного права, подпадающей под определение агрессии и ведущейся стороной, предпринявшей вооруженное нападение);

- по применяемым средствам - с применением ядерного и других видов оружия массового уничтожения; с применением только обычных средств поражения;

- по масштабам - локальной, региональной, крупномасштабной.

3. Основные общие черты современной воины:

- влияние на все сферы жизнедеятельности человечества;

- коалиционный характер;

- широкое использование непрямых, неконтактных и других (в том числе нетрадиционных) форм и способов действий, дальнего огневого и электронного поражения;

- активное информационное противоборство, дезориентация общественного мнения в отдельных государствах и мирового сообщества в целом;

- стремление сторон к дезорганизации системы государственного и военного управления;

- применение новейших высокоэффективных (в том числе основанных на новых физических принципах) систем вооружения и военной техники;

- маневренные действия войск (сил) на разрозненных направлениях с широким применением аэромобильных сил, десантов и войск специального назначения;

- поражение войск (сил), объектов тыла, экономики, коммуникаций на всей территории каждой из противоборствующих сторон;

- проведение воздушных кампаний и операций; катастрофические последствия поражения (разрушения) предприятий энергетики (прежде всего атомной), химических и других опасных производств, инфраструктуры, коммуникаций, объектов жизнеобеспечения;

- высокая вероятность вовлечения в войну новых государств, эскалации вооруженной борьбы, расширения масштабов и спектра применяемых средств, включая оружие массового уничтожения;

- участие в войне наряду с регулярными нерегулярных вооруженных формирований.

4. Вооруженный конфликт может возникнуть в форме вооруженного инцидента, вооруженной акции и других вооруженных столкновений ограниченного масштаба и стать следствием попытки разрешить национальные, этнические, религиозные и иные противоречия с помощью средств вооруженной борьбы. Особой формой вооруженного конфликта является приграничный конфликт. Вооруженный конфликт может иметь международный характер (с участием двух или нескольких государств) или не международный, внутренний характер (с ведением вооруженного противоборства в пределах территории одного государства).

5. Вооруженный конфликт характеризуется:

- высокой вовлеченностью в него и уязвимостью местного населения;

- применением нерегулярных вооруженных формирований;

- широким использованием диверсионных и террористических методов;

- сложностью морально-психологической обстановки, в которой действуют войска;

- вынужденным отвлечением значительных сил и средств на обеспечение безопасности маршрутов передвижения, районов и мест расположения войск (сил);

- опасностью трансформации в локальную (международный вооруженный конфликт) или гражданскую (внутренний вооруженный конфликт) войну.

6. Для решения задач во внутреннем вооруженном конфликте могут создаваться объединенные (разноведомственные) группировки войск (сил) и органы управления ими.

7. Локальная война может вестись группировками войск (сил), развернутыми в районе конфликта, с усилением их при необходимости за счет переброски войск, сил и средств с других направлений и проведения частичного стратегического развертывания вооруженных сил.

В локальной войне стороны будут действовать в границах противоборствующих государств, и преследовать ограниченные военно-политические цели.

8. Региональная война может стать результатом эскалации локальной войны или вооруженного конфликта и вестись с участием двух или нескольких государств (групп государств) одного региона, национальными или коалиционными вооруженными силами с применением как обычных, так и ядерных средств поражения.

В региональной войне стороны будут преследовать важные военно-политические цели.

9. Крупномасштабная война может стать результатом эскалации вооруженного конфликта, локальной или региональной войны, вовлечения в них значительного количества государств различных регионов мира.

Крупномасштабная война с применением только обычных средств поражения будет характеризоваться высокой вероятностью перерастания в ядерную с катастрофическими последствиями для цивилизации, основ жизнедеятельности и существования человечества.

В крупномасштабной войне стороны будут ставить радикальные военно-политические цели. Она потребует полной мобилизации всех материальных и духовных ресурсов государств-участников.

10. Крупномасштабной (региональной) войне может предшествовать угрожаемый период.

11. Крупномасштабная (региональная) война может иметь начальный период, основным содержанием которого явится напряженная вооруженная борьба за овладение стратегической инициативой, сохранение устойчивого государственного и военного управления, достижение превосходства в информационной сфере, завоевание (удержание) господства в воздухе.

В случае затяжного характера крупномасштабной (региональной) войны ее цели будут достигаться в последующих и завершающем периодах.

12. Российская Федерация последовательно и твердо добивается создания эффективной системы политических, правовых, организационно-технических и иных международных гарантий недопущения вооруженных конфликтов и войн.



МЕЖДУНАРОДНОЕ ВОЕННОЕ (ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ) И ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

6. Российская Федерация осуществляет международное военное (военно-политическое) и военно-техническое сотрудничество, исходя из своих национальных интересов, необходимости сбалансированного решения задач по обеспечению военной безопасности.

Международное военное (военно-политическое) и военно-техническое сотрудничество является прерогативой государства.

7. Российская Федерация осуществляет международное военное (военно-политическое) и военно-техническое сотрудничество, исходя из внешнеполитической и экономической целесообразности, задач обеспечения военной безопасности Российской Федерации и ее союзников, в соответствии с федеральным законодательством и международными договорами Российской Федерации, на основе принципов равноправия, взаимной выгоды и добрососедства, с соблюдением интересов международной стабильности, национальной, региональной и глобальной безопасности.

8. Приоритетное значение Российская Федерация придает развитию военного (военно-политического) и военно-технического сотрудничества с государствами - участниками Договора о коллективной безопасности Содружества Независимых Государств, исходя из необходимости консолидации усилий по созданию единого оборонного пространства и обеспечению коллективной военной безопасности.

Российская Федерация, подтверждая свою принципиальную приверженность целям сдерживания агрессии, предотвращения войн и вооруженных конфликтов, поддержания международной безопасности и всеобщего мира, гарантирует последовательное и твердое выполнение Военной доктрины.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница