Инвестиционные меры, связанные с торговлей и инвестиции



Скачать 486,57 Kb.
страница1/4
Дата18.10.2016
Размер486,57 Kb.
  1   2   3   4
Глава 12
Инвестиционные меры, связанные с торговлей и инвестиции
Для привлечения прямых иностранных инвестиций и их регулирования правительства применяют два типа мер: требования, выполнение которых необходимо для осуществления инвестиционной деятельности (например, такие как, требования об отечественной составляющей, о местном производстве, об обязательности экспорта, о передаче технологий) и меры, направленные на стимулирование инвестиционной деятельности (например, такие как, займы и налоговые льготы). Цель установления требований, выполнение которых необходимо для осуществления инвестиционной деятельности – обеспечить, чтобы иностранные инвестиции содействовали развитию страны–получателя инвестиций и соответствовали целям политики, проводимой такой страной - получателем.

Для стимулирования инвестиционной деятельности используется широкий круг мер налоговой и кредитно-денежной политики. В случае, когда такие «стимулирующие меры» касаются торговли товарами, они называются «инвестиционными мерами, связанными с торговлей» (ТРИМс). Некоторые ТРИМс влекут за собой требования, выполнение которых необходимо для осуществления инвестиционной деятельности. Во многих случаях, являясь частью общей стратегии, направленной на обеспечение экономического роста, индустриализации и передачи технологий, такие меры оказались крайне важными для многих развивающихся и некоторых промышленно развитых стран. ТРИМс использовались также в целях противодействия антиконкурентной практике и предпринимательской практике, препятствующей развитию торговли, особенно со стороны транснациональных корпораций.

В начале настоящей главы анализируется само Соглашение по ТРИМс – история его создания, его взаимосвязь с задачами развития и возможное будущее. После этого в данной главе более широко рассматриваются вопросы инвестиций, поскольку обе эти темы тесно взаимосвязаны. При этом речь будет идти в основном о прямых иностранных инвестициях, так как именно они, а не портфельные инвестиции, и должны быть в центре любых дискуссий, проходящих в рамках Всемирной торговой организации (ВТО), по инвестициям. Затем рассматриваются вопросы того, как изменился характер указанных инвестиций и анализируется как это может содействовать человеческому развитию. В этой главе уделяется особое внимание вопросу о том, какое многостороннее соглашение по инвестициям возможно заключить в рамках ВТО. Завершается глава определением некоторых из компромиссов и предпосылок, которые необходимы для заключения такого соглашения.
Соглашение по ТРИМс
Цель Соглашения по ТРИМс – устранить деформирующие торговлю последствия инвестиционных мер, принимаемых членами ВТО Данное соглашение не предусматривает каких-либо новых обязательств, оно лишь запрещает те ТРИМс, которые признаются несовместимыми с положениями Генерального соглашения по торговле товарами-1994г. (ГАТТ), распространяющимися как на сельскохозяйственные, так и промышленные товары. Определение мер, не совместимых с Соглашением (странами, где такие меры действовали), предусматривалось осуществить в течение 90 дней после 1 января 1995 г., т. е. даты учреждения ВТО.

Ожидалось, что промышленно развитые страны–члены ВТО отменят указанные меры в течение двух лет, в то время как развивающимся странам дали на это пять лет, а наименее развитым странам – семь лет. Соглашением предусмотрена определенная гибкость в отношении определения предельных сроков выполнения указанного требования странами, продемонстрировавшими трудности в выполнение данного требования, в связи с необходимостью решать задачи развития или по причинам финансового или торгового характера1.. Например, некоторые развивающиеся страны получили право на сохранение таких мер до конца 2003 г.

Соглашение не содержит как определения ТРИМс, так и объективных критериев для определения ТРИМс, предоставляя право членам ВТО самостоятельно определять какие из применяемых ими ТРИМс являются незаконными. При таком подходе возможны разные толкования положений соглашения и связанные с этим споры. Вместе с тем соглашением однозначно разрешены ТРИМс, не нарушающие обязательство национального режима (статья III ГАТТ) или указанный в статье IX запрет на количественные ограничения. Соглашение призывает к расширению прозрачности в применении TРИМс, предоставляя странам возможность оспаривать меры, которые они считают непрозрачными.

Толкование ТРИМс дано только в иллюстративном перечне к Соглашению по ТРИМс, в котором указаны меры, не совместимые с обязательством национального режима, когда предъявляется требование об отечественной составляющей, а также с обязательством общего устранения количественных ограничений, когда показатели объема импорта увязаны с показателями экспорта через ограничения на торговые операции или на доступ к иностранной валюте либо через ограничения на экспорт, основанные на объемах продаж на внутреннем рынке. Таким образом, Соглашение по ТРИМс не запрещает установление требований, необходимых для выполнения экспортных операций. Однако субсидии, увязанные с такими требованиями, подпадают под сферу применения Соглашения по субсидиям и компенсационным мерам и являются предметом его дисциплин.

Несмотря на то, что инвестиционные меры, не нарушающие положений статьи III и IX(XI) ГАТТ, разрешены, страны, которые присоединились к ВТО недавно, в качестве одного из условий присоединения к ВТО были обязаны устранить дополнительные требования, предъявляемые к осуществлению инвестиционной деятельности, особенно требования, предъявляемые к структуре экспорта и передачи технологий. Аналогичные «ВТО-плюс» требования предъявляются и к странам, ведущим переговоры о присоединении к ВТО, включая наименее развитые страны (UNCTAD, 2002).
Нынешняя ситуация
Министерская конференция ВТО, состоявшаяся в 2001г. в Дохе, Катар, оказалась не в состоянии сдвинуть с мертвой точки вопрос об инвестициях, а также трем другим «Сингапурским вопросам» (конкурентная политика, прозрачность государственных закупок, содействие торговле). Большая часть промышленно развитых стран, особенно члены ЕС, выступали за начало обсуждения соглашений по указанным четырем вопросам после завершения конференции в Дохе, тогда как многие развивающиеся страны ратовали за продолжение изучения этих вопросов (вставка 12.1). В итоге в Декларации Доха было зафиксировано, продолжить изучение этих вопросов до следующей конференции , которая должна была состояться в 2003г. в Канкуне, Мексика. И хотя не было полной уверенности в том, что переговоры по этим вопросам начнутся после конференции в Мексике, уже с министерской конференции в Дохе усилилось давление с целью достижения соответствующих результатов в этой области.


Вставка 12.1. История международных инвестиционных соглашений
Попытки заключения международных инвестиционных соглашений имеют долгую историю. В конце XVIII–XIX века европейские державы и США установили более высокие стандарты защиты иностранных инвестиций, чем это предусматривалось национальным режимом. Более того, странам–получателям инвестиций было запрещено экспроприировать иностранные инвестиции и\или вмешиваться в инвестиционную деятельность.

Первыми, кто поставил под сомнение целесообразность предоставления более благоприятного режима иностранным инвесторам были латиноамериканские страны. Доктрина Кальво, принятая в 1868г., уравняла в правах иностранцев и граждан, запретив вмешательство иностранных государств в целях обеспечения прав своих граждан на территории других стран. Усилия Лиги наций, предпринятые в период между Первой и Второй мировыми войнами, а также усилия промышленно развитых стран по созданию международного режима защиты международных инвестиций, предпринятые ими после окончания Второй мировой войны попытки оказались безуспешными.

В 1947–1948 гг. вопрос регулирования инвестиционной деятельности обсуждался Конференцией ООН по торговле и занятости в рамках дискуссий о расширении международной торговли. Инвестиционные меры были рассмотрены в качестве части широкой дискуссии по вопросам «ограничительной деловой практики» и положения в отношении таких мер были включены в Гаванскую хартию Международной торговой организации (МТО). Однако переговоры, в результате которых была выработана данная хартия и создано ГАТТ, показали, что правительства не готовы к тому, чтобы проводимая ими инвестиционная политика стала предметом международных правил и дисциплин.

После неудачной попытки создания МТО промышленно развитые страны в проведении своей инвестиционной политики стали опираться на двусторонние договоры и соглашения о поощрении и защите иностранных инвестиций. Цель указанных соглашений и договоров заключалась в том, чтобы, в случае экспроприации собственности инвесторов, гарантировать своевременную, достаточную и эффективную компенсацию, а также гарантировать предоставление недискриминационного режима, возможность перевода капиталов, Соглашения предусматривали и систему разрешения споров. Помимо этого в конце 1950-х группой экспертов ГАТТ была проведена оценка «ограничительной предпринимательской практики». Основное внимание эксперты уделили изучению деятельности международных картелей и трестов, которая могла препятствовать расширению мировой торговли и не соответствовать целям ГАТТ.

Позже вопрос регулирования международных инвестиций рассматривался и на уровне Организаций Объединенных Наций, где развивающиеся страны постарались заручиться поддержкой международного сообщества в обеспечении своих суверенных притязаний и внести изменения в международные стандарты инвестиционной деятельности, которые доминировали в эпоху колониализма. Одним из результатов предпринятых ими усилий стало принятие в 1974 г. Генеральной Ассамблеей ООН Хартии экономических прав и обязанностей государств. Статьей 2 этой Хартии предусматривалось право каждого государства осуществлять регулирование иностранных инвестиций в соответствии с задачами его национального развития, а также признавалось, что ни одно государство не будет обязано устанавливать преференциальный режим для иностранных инвестиций. В проект Кодекса поведения транснациональных корпораций, опубликованного Центром ООН по транснациональным корпорациям, был включен ряд дополнительных аспектов, которые оказались нереализованными практически в полном объеме в связи с тем, что большинство промышленно развитых стран выступили против приданию юридически обязательного статуса данному кодексу. Аналогичная судьба постигла и Комплекс взаимосогласованных принципов и правил контроля над ограничительной предпринимательской практикой, который обсуждался под эгидой ЮНКТАД и в который были включены вопросы конкурентной политики и инвестиций.

После завершения Токийского раунда ГАТТ (1979 г.) была предпринята новая попытка включения ограниченного количества требований, предъявляемых странами-получателями инвестиций к иностранным инвесторам в сферу применения ГАТТ, особенно требований, касающихся отечественной составляющей и требований, предъявляемых к экспортным операциям (ТРИМс). При этом многие развивающиеся страны по-прежнему продолжали настаивать на том, что вопросы регулирования прямых иностранных инвестиций не относятся к компетенции ГАТТ, а США и некоторые другие промышленно развитые страны утверждали, что такие требования влияют на торговлю и поэтому должны регулироваться в рамках режима, регулирующего торговлю.

В 1982 г. был рассмотрен спор, о действии Закона об оценке иностранных инвестиций, который был возбужден США против Канады . Рассмотрение этого спора способствовало интенсификации усилий по включению вопросов, связанным с инвестиционной деятельностью в сферу многосторонних торговых дисциплин. И хотя многие делегации скептически отнеслись к идее рассмотрения такого спора под эгидой ГАТТ, Советом этой организации было в конечном итоге принято решение разрешить Третейской группе изучить претензии США. Среди прочего, Третейская группа определила, что практикуемое в Канаде требование к прямым иностранным инвесторам приобретать товары, производимые в Канаде, не соответствует положениям статьи III:4 ГАТТ, хотя и соответствует статье XI:1. Спор между США и Канадой стал важным этапом в более эффективном оспаривании ТРИМс2 на многостороннем уровне. Решения Третейской группы по данному спору видимо стало также основанием для внесение США поправок в свое торговое законодательство с целью сделать меры, регулирующие вопросы инвестирования более прозрачными.

Инвестиции стали одной из главных тем Уругвайского раунда. Они были в центре внимания при обсуждении Соглашений по торговле услугами (ГАТС), ТРИМс, по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), государственных закупок и субсидий. В 1988 году в США был принят Комплексный закон о конкуренции и глобальной торговле, в соответствии с которым Администрации США были предоставлены полномочия на участие в Уругвайском раунде переговоров, а, кроме того, содержались четкие формулировки в по инвестициям. США рассматривали ТРИМс как меры, которые мешают транснациональным компаниям этой страны разрабатывать взаимосвязанные стратегии своей деятельности, поэтому основной переговорной задачей делегации США и некоторых других промышленно развитых стран в рамках Уругвайского раунда стала ликвидация таких мер.

На переговорах была предпринята попытка выхода за рамки ТРИМс и разработки режима регулирования инвестиционной деятельности в целом, включая право на учреждение и национальный режим. Промышленно развитые страны также выступали в пользу ликвидации всех ТРИМс, а не только за сведение их к минимуму или предотвращение их отрицательного воздействия на торговлю. Позиция же большинства развивающихся стран отличалась от позиции США, Японии и других промышленно развитых стран по двум основным моментам. Во-первых, расхождения касались того, следует ли ограничить многосторонние правила рамками существующих статей ГАТТ или их необходимо расширить до отдельного режима регулирования инвестиционной деятельности. Во-вторых, отдельные или все ТРИМс, влияющие на торговлю должны быть запрещены или рассматривать отдельно каждый конкретный случай, на основании ясной демонстрации их прямого и значительного ограничительного и неблагоприятного воздействия на торговлю. США и Япония выступили за создание всеобъемлющего инвестиционного режима, частью которого будут ТРИМс. Развивающиеся страны призывали к строгому соблюдению мандата ГАТТ и к ограничению темы переговоров только теми мерами регулирования инвестиций, которые оказывают непосредственное и значительное негативное воздействие на торговлю. В рамках Уругвайского раунда развивающимся странам удалось ограничить сферу применения Соглашения по ТРИМс, но тем не менее, статья 9 призывает к пересмотру данного соглашения в течение пяти лет с момента его вступления в силу с целью определения необходимости внесения в соглашение дополнительных положений об инвестиционной политике и политике в области конкуренции.

Кроме того, нормы о либерализации инвестиционной деятельности входят сферу применения, основанного на принципах «позитивного cписка», Генерального Соглашения по торговле услугами (ГАТС), поскольку коммерческое присутствие рассматривается как один из способов поставки услуг (3-ий способ поставки). Собственно говоря, считается, что термин «торговля услугами3» был придуман специального для того, чтобы обойдя сопротивление развивающихся стран, вопросы инвестиций нашли более емкое отражение в соглашениях Уругвайского раунда, чем только в Соглашении по ТРИМс. Большинство развивающихся стран выступали против включения вопросов торговли услугами в сферу многосторонних дисциплин, и согласились на это только при том условии, что переговоры по торговле услугами будут вестись отдельно от переговоров по торговле товарами. Таким образом, ТРИМс обсуждались в рамках переговоров по товарам, а ГАТС – в рамках отдельных переговоров по услугам. Тем не менее США и представители транснационального частного сектора приложили все усилия для того, чтобы инвестиционная деятельность была включена в формулировку термина «торговля услугами», а также для того, чтобы терминология определения термина «торговля услугами» стала приемлемой. В связи с этим, не вызывает удивление тот факт, что максимальные обязательства по обеспечению доступа на рынок в рамках ГАТС предусмотрены по 3-ему способу поставки, особенно по финансовым и телекоммуникационным услугам.

Такие региональные соглашения, как, например, Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА), идет дальше, чем Соглашение по ТРИМс и ГАТС, предоставляя национальный и не дискриминационный режим иностранным инвестициям. НАФТА также запрещает ряд требований, выполнение которых необходимо для осуществления инвестиций, в связи с чем предусмотрено четкое разграничение между услугами и инвестициями. Следует отметить, что к январю 1997 г. в 162 странах насчитывалось 1330 двусторонних инвестиционных соглашений, что гораздо больше, чем те 400 с небольшим соглашений, которые были в начале 1990-х.

Разногласия по вопросу включения инвестиций в рамки дисциплинарных мер многостороннего режима по-прежнему велики. Не удовлетворившись Соглашения по ТРИМс, промышленно развитые страны продолжали оказывать сильнейшее давление о включении четырех новых вопросов (инвестиции, политика в области конкуренции, содействие торговле, правительственные закупки) в повестку дня первой министерской конференции ВТО, которая состоялась в Сингапуре в1996 г.. Главным вопросом для них был, по-видимому, вопрос регулирования инвестиционной деятельности. Несмотря на то, что большинство развивающихся стран выступили против рассмотрения данных вопросов, члены ВТО договорились о том, что все четыре вопроса (впоследствии они получили название «сингапурские вопросы») должны быть изучены рабочими группами, с целью выработки рекомендаций о целесообразности включения этих вопросов в повестку дня будущих министерских конференций. Рамки обсуждения вопросов по государственным закупкам были ограничены аспектами прозрачности, и не распространялись на вопросы доступа на рынок.

Одновременно Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) начала пытаться обеспечить разработку многостороннего соглашения об инвестициях между членами этой организации. Однако попытка оказалась неудачной, что показало, насколько трудно согласовать инвестиционные вопросы даже между странами, находящимися примерно на одном уровне человеческого развития.
Источник: UNCTAD, 1994; Gibbs and Mashayekhi, 1998; UNDP, 2002; Ganesan, 1998.






Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница