«Иранский кризис: трансформация региональной проблемы в глобальную» М. В. Братерский



Скачать 106.1 Kb.
Дата16.06.2018
Размер106.1 Kb.
«Иранский кризис: трансформация региональной проблемы в глобальную»
М.В. Братерский (ГУ-ВШЭ)
Россия рассматривает себя как одну из важнейших мировых держав и претендует на равноправное участие в решении важнейших мировых вопросов. Статус России как мировой державы подкреплен многими факторами: огромной территорией, важнейшим геополитическим положением, наличием крупнейших запасов природных ресурсов, наличием ядерного оружия, размером растущей экономики, которая имеет шансы в ближайшие годы стать пятой в мире.

По другим характеристикам Россия пока не дотягивает до уровня великой державы. Прежде всего это касается уровня жизни населения, уровня развития человеческого капитала, производительности труда, формы экономического развития.

Такое противоречие между «внешней» мощью и недостаточным внутренним развитием не является для России чем-то новым, подобной противоречивостью в развитии страдала и царская Россия, и Советский Союз.

Вместе с тем, существует еще одно измерение, определяющее роль и место государства в международном сообществе: оно заключается в видении своей роли в международных отношениях в целом и степени ответственности за решение глобальных проблем, которое государство готово на себя принять.

Одна из важнейших глобальных проблем сегодня – это начавшееся бесконтрольное распространение ядерного оружия. Данная проблема, участие в попытках ее решения, видение места этой проблемы в спектре собственных внешнеполитических интересов являются своего рода проверкой для внешней политики страны. Стратегия претендующего на глобальный статус государства в области нераспространения является весьма индикативной, так как наглядно демонстрирует не только его уровень видения международных проблем, но и качество его внешнеполитических интересов, горизонт и масштаб планирования, уровень амбиций.

С этой точки зрения весьма показательной является внешнеполитическая стратеги я России в отношении иранской ядерной программы в сравнении со стратегиями других мировых держав.



Политические позиции постоянных членов СБ по вопросу об иранской программе
Все члены СБ согласны между собой в вопросе о неприятии перспективы превращения Ирана в ядерную державу, однако они расходятся между собой в оценке иранской угрозы, по-разному воспринимают степень иранской угрозы для своей национальной безопасности, имеют неодинаковые интересы в Иране и в разной степени готовы жертвовать своими другими интересами в целях остановки иранской ядерной программы, не согласны между собой в методах действий в отношении Ирана.
США. Соединенные Штаты занимают самую жесткую позицию в отношении Ирана и являются единственной страной в СБ, которая рассматривает силовой вариант уничтожения иранской ядерной программы. С американской точки зрения, обладание Ираном ядерным оружием составит прямую и непосредственную угрозу Израилю, самим США, их европейским союзникам и позициям США в Персидском заливе. В ближайшие годы США должны будут сделать выбор между признанием за Ираном статуса региональной ядерной державы и пересмотром своей политики в регионе Персидского залива, включая свои отношения с Израилем и Саудовской Аравией, и политикой додавливания режима Тегерана. Первый вариант несет в себе колоссальные издержки для американской внешней политики, второй – упирается в отсутствие единства по вопросу о ядерной программе Тегерана и региональном статусе этой страны среди активных игроков на этом поле – ЕС, России, КНР, Индии, Пакистана и Израиля. Если в ситуации не появятся какие-то новые факторы, то Соединенным Штатам в конечном итоге придется выбирать между постепенной сдачей своих позиций в Персидском заливе, ослаблением своего контроля над мировой энергетикой и сокращением своей экономической империи, причем угроза безопасности Израиля будут сохраняться и постепенно расти, и действиями по ограничению влияния Ирана – они могут выражаться в силовой ликвидации ядерной программы Ирана и/ или насильственной смене политического режима в Тегеране.

Великобритания, Франция, Германия Великобритания, Франция и Германия разделяют опасения США в отношении Ирана и солидаризируются с Соединенными Штатами в усилиях по прекращению иранской ядерной программы. Между их позициями есть определенное различие: англичане меньше зависят от импорта иранской нефти, чем Франция и Германия, и в большей степени настроены участвовать в военной операции против Ирана, если таковую начнут Соединенные Штаты. Европейцам трудно пойти на решительные меры, такие как нефтяное эмбарго, потому что быстро заместить иранскую нефть на импорт из других источников в нынешних условиях они не смогут, и вероятнее всего, попадут в еще большую зависимость от поставок энергии из России.
КНР. КНР развивает широкое сотрудничество с Ираном в области энергетики и в военно-технической области. КНР не рассматривает Иран в качестве угрозы свой безопасности и не поддерживает жесткие меры в отношении Ирана. Уже сегодня Пекин удовлетворяет 13,6% своих потребности в энергии за счет поставок из Ирана, и предполагает увеличить эту долю в результате новых договоренностей. Пекин и Тегеран подписали предварительное соглашение, оцениваемое с сумму от 70 до 100 миллиардов долларов, согласно которому КНР будет покупать иранские нефть и газ, а также примет участие в освоении Ядаваранского месторождения на границе с Ираком. Ранее КНР обязалась закупить в Иране в течение 25 лет сжиженного газа на сумму в 25 миллиардов долларов. В обмен КНР поставляет в Иран промышленные товары. КНР является ценным для Ирана политическим партнером, так как является членом СБ ООН и эффективно противостоит анти-иранским резолюциям, инициируемым Вашингтоном.
Россия. Россия рассматривает Иран как одного из своих соседей, видит в международной изоляции Ирана дополнительные возможности для своей экономической и политической экспансии и склонна хеджировать потенциальную иранскую угрозу расширением сотрудничества с этой страной. После распада Советского Союза заключён ряд торгово-экономических соглашений с Россией и КНР. В начале 1990 г. между КНР и Ираном было подписано соглашение сроком на 10 лет о научно-техническом сотрудничестве в развитии военной промышленности. В 1996 г. был подписан китайско-иранский контракт на поставку китайского вооружения на $4,5 млрд., а также современные ракетные технологии.

Иран и Россия сотрудничают в области нефтяной промышленности. Многие российские компании сейчас работают в Иране - "Зарубежнефть", "Татнефть", "Славнефть", до определенной степени "ЛУКойл", "Ространснефть" и так далее. Развивается сотрудничество в строительстве туннелей, идет работа над созданием транспортного коридора Север-Юг. По лицензии российской компании "ГАЗ" в Иране производятся автомобили "Газель". Российские специалисты практически достроили Бушерскую АЭС. Кроме того, стороны сотрудничают и в авиационной сфере, в Иране сейчас летает очень много российских самолетов.

Развивается военно-техническое сотрудничество с Ираном. Россия, судя по всему, будет играть ведущую роль в реализации 25-летней программы по перевооружению вооруженных сил Ирана общей стоимостью 8 миллиардов долларов. В 1989-1991 годах Россия и Иран уже подписали 4 контракта, которые предусматривали поставку 24 истребителей МиГ-29, 12 Су-24МК, двух зенитных ракетных систем С-200ВЭ, подводных лодок проекта "Варшавянка", а также техническую помощь в производстве 1000 танков Т-72С и полутора тысяч БМП-2. Эти контракты были заморожены в результате договоренностей в рамках комиссии Гор-Черномырдин в 1995 году, но частично разморожены сегодня. Сейчас Россия поставляет в Иран зенитные ракетные системы, переносные зенитные комплексы, вертолеты, штурмовики.

Глобальное измерение иранской ядерной программы
Из проведенного выше сравнения видно, что державы, которые принято относить к категории мировых, занимают весьма широкий спектр позиций по отношению к ядерной проблеме Ирана. Как представляется, различия в политике стран-членов Совета Безопасности определяются множеством факторов, но не последнее место среди них занимает масштаб – глобальный или региональный, который используется различными государствами в оценке потенциальных последствий разработки Ираном ядерного оружия.

Проблема ядерной программы Ирана рассматривается Россией как региональная, и политика России по разрешению этой проблема также строится в региональном контексте. Вместе с тем, у данной проблемы существует важное глобальное измерение, в котором можно выделить несколько составляющих: 

1)       Успех или неуспех усилий по прекращению программы обогащения урана в Иране будет означать либо модификацию, либо окончательное разрушение международного режима нераспространения ядерного оружия. В последнем случае международное сообщество окажется перед проблемой создания нового инструмента, который сможет обеспечивать международную стабильность в ядерной области. 

2)      Успех Ирана в создании независимой ядерной промышленности подтолкнет многие другие страны, особенно страны Ближнего Востока, к разворачиванию собственных ядерных программ.

3) Получение Ираном доступа к технологиям обогащения, а, следовательно, потенциально и к  созданию ядерного оружия с высокой степенью вероятности может привести к ядерному конфликту в регионе Персидского Залива в ближайшие 10 – 15 лет.

4)      Усилия международного сообщества по остановке ядерной программы Ирана оказались подорванными усиливающейся глобальной зависимостью основных мировых держав от импорта энергоносителей из региона Персидского залива, в том числе и самого Ирана. Европейский Союз не готов пойти на жесткие санкции в отношении Ирана, так как он существенно зависит от импорта нефти из этой страны, а свободной нефти, которой можно было бы заместить иранский импорт на мировом рынке просто нет. КНР в еще большей степени зависит от импорта иранской нефти и не готова ставить приток энергоносителей из Ирана под угрозу.

5)      Иран становится фокусом столкновения двух доминирующих мировых политических систем, либерально-капиталистической системы Запада и авторитарно-капиталистической системы, свойственной многим современным странам Востока, в том числе, до определенной степени, и России. Дальнейшее развитие событий в мире будет во многом зависеть от исхода нынешнего столкновения.

6)      Иран является исламской страной, хотя и не принадлежит к арабскому миру. При всех противоречиях между арабами и Ираном, исламский мир внимательно наблюдает за развитием событий вокруг этой страны как на пример возможно первого успешного противостояния исламской страны объединенной мощи Севера.

  Как представляется, внешнеполитическая стратегия России в отношении Ирана должна учитывать не только региональное, но и глобальное измерение иранского вопроса, а не полагаться исключительно на механизмы международного права, которые в данном случае применимы весьма слабо.
Международно-правовые сложности в вопросе об иранской ядерной программе
Иран обвиняется в тайном создании ядерного оружия и обогащении урана как промежуточного шага к главной цели. Доклад американского разведывательного сообщества дополнительно запутал вопрос о направленности иранских усилий по обогащению урана, но сам факт обогащения Ираном признается – более того, он настаивает на своем праве это делать.

Как на эту проблему смотрит международное право и предлагает ли оно решение иранского вопроса?

Статья 4 Договора о нераспространении гарантирует любой стране «неотъемлемое право развивать исследования, производство и использование ядерной энергии в мирных целях». Более того, участникам договора гарантируется содействие технологически более развитых государств в реализации этого права.

Ирану отказывают в праве на обогащение урана. Вместе с тем, заводы по обогащению урана сегодня действуют в КНР, Франции, Германии, Индии, Японии, Нидерландах, России, Великобритании, США, Израиле. Должен заработать и завод в Бразилии. Формально, Нидерланды, Япония, Германия и Бразилия являются членами Договора и находятся в том же положении, что и Иран, но уран обогащают.

Во-вторых, согласно той же статье 4 Договора США и другие страны, обладающие ядерным оружием, обязались вести дело к полному ядерному разоружению. Данный пункт ни одна страна не выполнила, поэтому и Ирану не обязательно выполнять свою часть обязательств.

В-третьих, Иран видит двойной стандарт не только в отношении тех стан, у которых ядерное оружие официально есть, и тех, у кого его нет, но и в отношении разных стран Ближнего и Среднего Востока. Израиль и Пакистан ядерным оружием владеют (и обогащают уран), а Ирану это не позволяется.

В-четвертых, существуют четыре страны, которые не являются участниками договора. Это Израиль, Северная Корея, Индия и Пакистан. Все они обладают ядерным оружием. Что касается Ирана, то у него всегда остается возможность выйти из Договора, аргументируя это национальными и интересами – такая возможность предусмотрена текстом Договора. В качестве прецедента Иран может использовать выход США из Договора по противоракетной обороне в 2002 г. – тогда США также объясняли свой шаг национальными и интересами.

Таким образом, Договор о нераспространении не может являться действенным инструментом принуждения Ирана к прекращению обогащения урана и, возможно, создания ядерного оружия.

В распоряжении мирового сообщества остается Глава 7 Устава ООН, определяющая полномочия СБ ООН по определению угрозы миру и использованию невоенных (Статья 41) или военных (Статья 42) мер по устранению такой угрозы. Для принятия решения Советом Безопасности необходимо 9 голосов из пятнадцати, причем требуется одобрение решения всеми постоянными членами СБ. Таким образом, из юридической плоскости вопрос переходит на уровень политического решения.

Возможные варианты политики в отношении Ирана и позиция России

.

На сегодняшний день Совет Безопасности ООН сумел согласиться лишь с введением ограниченных санкций в отношении Ирана (2004, 2006 и 2008 гг.) Санкции запрещают поставки высокотехнологичного оборудования, которое может быть задействовано в процессах по обогащению урана, запрещают кредитование иранских компаний, занятых в ядерной области со стороны международных банков, ограничивают передвижение иранских официальных лиц, связанных с атомным проектом, по миру. В запасе у СБ осталось лишь нефтяное эмбарго, но его введение очень болезненно для европейцев и КНР, да и его действенность вызывает большие сомнения.



Другой, компромиссный подход к решению иранской ядерной проблемы мог бы состоять в международном участии в проекте по обогащению урана. Вначале такой вариант предлагала Россия, причем обогащение должно было происходить на территории РФ. Сейчас в американском внешнеполитическом сообществе начал обсуждаться вариант подключения иностранных государств к обогащению урана и территории Ирана. Раздаются голоса о необходимости обновления Договора о нераспространении, превращения его в универсальный и справедливый инструмент. Высказывается идея о военно-политических гарантиях Ирану со стороны соседних держав, с тем, чтобы снизить угрозу безопасности Ирана со стороны соседей.

Третий вариант отношения к перспективе получения Ираном ядерного оружия состоит в том, чтобы не предпринимать никаких решительных шагов, и, в случае если дипломатические усилия по-прежнему не дадут никаких результатов, готовиться сосуществовать с ядерным Ираном.

Четвертый, радикальный вариант, обсуждаемый в военно-политических кругах США и Израиля, предполагает нанесение по Ирану военного удара и разрушение его ядерной программы.

Россия резко отвергает силовой метод попыток решения иранского вопроса, в той или иной степени поддерживает первый и второй вариант подходов к иранской проблематике. Вместе с тем, создается впечатление, что Россия готова примириться и с третьим вариантом развития событий – сосуществованием с ядерным Ираном. Это, в частности, означает, что Россия готова пожертвовать глобальной стабильностью в перспективе ради обеспечения своих интересов в региональном тактическом плане. С точки зрения представлений о балансе сил и международной дипломатии XIX – XX вв. эта позиция безупречна: Россия получает существенные экономические дивиденды и не мешает возникновению существенных угроз своим конкурентам. Трудно быть уверенными, однако, что эта же логика эффективно работает в современном глобализированном мире. Во всяком случае, регионально-тактический уровень подходов к иранской проблеме со стороны России не соответствует ее претензиям на глобальное видение мировых проблем.





Каталог: data
data -> Департамент по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций Ростовской области
data -> Фактор США в энергетических отношениях России и Европейского Союза
data -> Сборник «В поисках смыслов: успешные практики патриотического воспитания молодежи»
data -> 1. Технические спецификации как средство ограничения конкуренции на рынке государственных закупок
data -> Программа дисциплины Системы управления проектами для направления 080100. 62
data -> Лабораторная работа №1 Разработка описания и анализ информационной системы
data -> Программа дисциплины Подготовка многостраничного текста эссе и его презентация на компьютере для направления 080100. 62
data -> Использование облачных технологий Google в проектЕ «Scotland» по английскому языку
data -> Проект программы дисциплины


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал