Исследование закономерностей и методов совершенствования инженерной устойчивости природно-технических систем в развитии санкт-петербургской агломерации



страница2/3
Дата26.10.2016
Размер0,64 Mb.
1   2   3
Апробация работы. Основные результаты диссертационной работы были предметом регулярного обсуждения в Министерствах Российской Федерации, Комитетах Государственной Думы и Совета Федерации; на Сессии Верховного Совета РСФСР, заседании Президиума Академии Наук СССР, пленуме правления Союза Архитекторов СССР, в Правительстве Санкт-Петербурга; в международных организациях за пределами России (ЕБРР, ХЕЛКОМ, «Северный Форум», ТЕДИМ); в международных симпозиумах и Форумах в Вене, Вильнюсе, Гданьске, Дрездене, Дортмунде, Лондоне, Милане, Одессе, Риге, Риме, Стамбуле, Таллинне, Хельсинки; на Международных конференциях английского института Адама Смита, Петербургского экономического Форума, в рамках ТРАНСТЕКа и ТЭК, Международного экологического Форума «День Балтийского моря», «АКВАТЕРРА», «Белые ночи» и на ежегодных конференциях профессоров, преподавателей, научных работников, инженеров и аспирантов СПб ГАСУ.

Личный вклад соискателя. Работа содержит результаты многолетних исследований, выполненных лично, при непосредственном участии или под руководством автора. Личное участие состоит в определении основной идеи исследования, постановке научных и практических задач, обосновании принимаемых решений и разработке методов их реализации; кадровом, технологическом, техническом и информационном обеспечении намечаемых исследований, повседневном руководстве многими из них, установлении необходимых контактов для этого, а самое главное - постоянном стремлении к внедрению апробированных результатов в практику жизни Санкт-Петербурга и Балтийского региона.

Публикации. Основное содержание диссертации отражено в 22-х выполненных под руководством или при непосредственном участии диссертанта научно-исследовательских работах, в монографиях «Планирование развития крупных городов. Опыт и пути совершенствования» и «Управление развитием крупных городов» (в соавторстве с Кривовым А.С. и Назаровым В.Ф.); учебнике «Экология» (в составе авторского коллектива); в 66-ти изданиях и брошюрах; в 112 журнальных и газетных статьях, в том числе в 8 изданиях, рекомендованных ВАКом, и 6, опубликованных за рубежом, 77 докладах на национальных и зарубежных конференциях и форумах и 6 авторских свидетельствах и патентах.

Структура и объём работы. Диссертационная работа состоит из введения, четырёх глав, заключения, выводов и рекомендаций, перечня использованных источников, выполненных под руководством или при непосредственном участии диссертанта научно-исследовательских работ, выпущенных диссертантом изданий. Объём диссертации составляет 306 страниц и 94 иллюстрации.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Первая глава посвящена истории становления Санкт-Петербургской системы расселения. Приводится анализ зарождения, начиная с петровских времён, и развития Санкт-Петербургской агломерации.

В

СХЕМА 1



Санкт-Петербургская региональная СИстема расселения: 1-Санкт-Петербургская система расселения (R=50км.); 2-зона влияния Санкт-Петербургской системы расселения

(R=150 км.); 3-формирующаяся Санкт-Петербургская система расселения




диссертации подчёркивается, что в нашей стране агломерации долго не являлись специальным объектом градостроительного проектирования, и лишь в последнее время появилось понимание их важности в перспективном устройстве страны и регионов. Обращение крупного города к агломерации – естественный результат его саморазвития. В условиях России с её гигантскими пространствами и расстояниями агломерации особенно востребованы. Крупные городские агломерации должны стать частью долгосрочной стратегии развития России. Уже сейчас в характеристике петербургской региональной системы расселения (схема 1) достаточно явно просматриваются черты моноцентрической структуры поселений с явным преобладанием центрального города-ядра; довольно масштабного сложноустроенного, целостного территориального образования, второго по значению и уровню развития в стране, но структурно ещё только вызревающего [9]. При этом утверждается, что вся история взаимоотношений Санкт-Петербурга и Ленинградской области, не говоря о едином «геополитическом» звучании этих мест, пронизана так называемым «тандемным» эффектом. У этих субъектов Российской Федерации – много взаимно пронизывающих направлений хозяйствования: водные ресурсы, транспортная деятельность, энергообеспечение; достаточное число примеров существования единых направлений хозяйствования, таких как служба управления внутренних дел, система мониторинга состояния окружающей среды и т. п. Оба субъекта входили в единый организм Ленинградского совнархоза, становились предметом прогнозирования в составе единого Генерального плана развития города и области.

Однако с момента распада СССР, вкусив определённую долю суверенитета, каждый из этих субъектов Российской Федерации дистанцировался друг от друга, породив новые трудно решаемые вопросы своего дальнейшего развития. Практически исчезло понятие «пригородная зона». Совсем другое звучание приобрела тема «второго жилья» горожанина, разорвались связи по организации летнего досуга подрастающего поколения, претерпела изменение тема вывода ряда промышленных предприятий из городской черты. Усугубились разночтения в эксплуатационных тарифах, в организации различных отчислений. Люди живут в одном субъекте, а работают в другом, где соответственно платят налоги, и сокращают тем самым, например, возможности по ремонту дорог по месту жительства. Люди живут в городе, а на лето выезжают отдыхать на принадлежащие им на праве личной собственности участки и в садоводства, но претендовать на эффективную, например, даже первичную медицинскую помощь они не могут – на это нет средств в бюджете областного правительства.

Рост числа подобных вопросов в реальной жизни вызвал первую волну объединений ряда соседних субъектов Российской Федерации, их укрупнение. Однако большого удовлетворения это начинание не вызвало. Об этом убедительно свидетельствуют материалы традиционных теперь, ежегодных встреч последователей стратегического планирования в стране, что собирает «Леонтьевский центр» в Санкт-Петербурге. Стратегическое планирование продемонстрировало пути снятия некоторых из перечисленных выше вопросов [26,28], более востребованным стало внимание к сфере обслуживания. Ведь оно - прежде всего путь к достижению согласия между властью, обществом и бизнесом.

Вместе с тем, новые собственники объектов народного хозяйства стали всеми правдами и неправдами открещиваться от находившихся на их балансах (чаще всего градообразующих предприятий), учреждений культурно-бытового обслуживания. Появились сложности и на рынке труда. Городам перестало хватать земли для решения жилищной проблемы. Не произошло заметных улучшений в этом направлении и при организации Министерства регионального развития Российской Федерации, даже впитавшего в свой состав Госстрой РФ, но не сумевшего создать условия для межотраслевой интеграции региональных хозяйственных комплексов.

Наиболее яркой иллюстрацией невнимания к административно-территориальной структуре России является Закон «О морских портах России», в тексте которого нет даже упоминания о субъектах Федерации, не то, что указаний о роли и значении их в деле развития портового бизнеса. А ведь субъектов Федерации, где представлены морские порты, в нашей стране насчитывается более 20 или почти каждый четвёртый субъект России.

Всё это не могло не принести вполне «реальных» результатов для экономики России. В стране насчитывается 1052 города и посёлка городского типа, 152 тысячи сельских поселений и лишь в 140 точках даже в докризисный период наблюдался экономический рост. Всего 12 субъектов Российской Федерации из более чем восьми десятков производили 60% продукции всей промышленности страны. Этого явно не достаточно, чтобы, с одной стороны, вывести российские регионы на мировой рынок в качестве важнейших узлов в системе товарных, финансовых, технологических и культурных обменов, а, с другой стороны, закрепить за страной значимое место в этой глобальной системе.

В диссертации обращается внимание и на то, что до недавнего времени практически отсутствовали горизонтальные связи между субъектами Федерации. Стоит ли после этого удивляться расчётам Всемирного банка, которые показывают, что только из-за неэффективной пространственной организации Россия теряет 2-3% ВВП ежегодно.

Всё это явилось и следствием пространственно-территориальной «замкнутости» субъектов российской Федерации. Хотя, по-существу, многие крупные, особенно стратегические объекты, демонстрировали вполне осязаемый выход из данных искусственных «оков». Особенно это стало заметно на примере экологической тематики. Ведь экология не знает административных границ. И это явилось дополнительным симптомом для появления геоэкологии, а утверждение о том, что, например, водная система «Ладожское озеро - река Нева - Невская губа - восточная часть Финского залива» непременно должна рассматриваться как единая система просто предпосылало такой подход. Точно также нужно подходить, в целом, и к Балтийскому региону, как к единой эколого-экономической системе.

Известную аналогию демонстрируют и другие направления хозяйствования. Возьмём, к примеру, Санкт-Петербургский территориально-транспортный комплекс. Такой объект не может замыкаться только на один субъект Федерации – Санкт-Петербург. Вопросы организации подходов к Большому порту, сортировочных станций, скоростного движения. Уже только они требуют межсубъектных усилий. Значит административно-территориальный каркас не незыблем. В целом ряде случаев один стратегический объект плавно «перетекает» из одного субъекта в другой. И привычные территориальные границы должны быть в какой-то степени подвижны.

Но у этой пространственной проблемы есть и ещё одно и весьма важное обстоятельство. До недавнего времени альянс природной среды с инженерным обеспечением рассматривался только с точки зрения организации мониторинга. Но, как оказалось, именно инженерное обеспечение может коренным образом изменить характер природной системы. Так, возможность маневрирования затворами судо- и водопропускных сооружений превратила Комплекс защитных сооружений (КЗС) Санкт-Петербурга из уязвимого с точки зрения экологов природоопасного комплекса в объект, оптимизирующий геоэкологическую обстановку в Невской губе и восточной части Финского залива.

Так материализовалась идея о природно-технических системах, появившаяся в научной литературе во второй половине XX века. Анализируя появление нового типа систем, объединяющих в единое целое природные комплексы и технические системы, в диссертации утверждается, что это – совокупность природных и искусственных объектов, формирующихся в результате строительства и эксплуатации инженерных и иных сооружений и технических средств, взаимодействующих с природными объектами.

Под природно-технической системой (схема 2) понимается устойчиво взаимодействующие природная и техническая компоненты, между которыми осуществляются непрерывные обменные потоки вещества, энергии и информации. Эти потоки устойчивы во времени и пространстве,


СХЕМА 2



СТРУКТУРА ПРИРОДНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ


так как поддерживаются человеком, формирующим особую компоненту природно-технических систем – блок регулирования. В них очень многое коррелируется со стратегическими объектами. Во-первых, цель природно-технической системы или её миссия заключается в выполнении тех или иных функций и задаётся человеком. В природно-технической системе, таким образом, изначально заложена идея планирования. Во-вторых, критерием устойчивости такой системы служит сохранение ею способности, испытывая внешние воздействия, выполнять свои функции – как социальные, так и самоподдерживающие, которая может выступать в трёх формах: инертность, восстанавливаемость, пластичность. Наконец, основными свойствами природно-технических систем является разномасштабность, открытость, динамичность. Природно-техническая система, таким образом, становится интегрирующим объектом для экологии и техники [51].

В настоящей работе предлагается понимать рассматриваемую Санкт-Петербургскую агломерацию как композицию целого ряда природно-технических систем [8]. Прежде всего в качестве таковой должна рассматриваться собственно городская среда жизнедеятельности, обеспечивающая требующийся уровень комфортности и насыщенная соответствующими инженерными сооружениями. К их числу следует также отнести всю «водоцентрическую» систему города и территориально-транспортный комплекс с его подходными каналами и подъездными путями, «сухими» портами и новыми видами доставки грузов и пассажиров. Этот список может быть дополнен достаточно специфическими объектами. Такими, как многофункцинальная Невская губа, квалифицируемая теперь как внутригородской водоём; Комплекс сооружений защиты города от наводнений; искусственно созданные рефулированные территории, площадь которых уже достигла почти четырёх тысяч гектар, и весьма своеобразное и ещё не очень активно используемое поземное пространство.

Приведённый перечень из семи пространственно ёмких систем свидетельствует, что, в настоящее время многие оценки градостроительных условий претерпели существенные трансформации. Изменился и масштаб многих явлений. На повестку дня выходят не вполне привычные индексы, индикаторы и риски окружающей среды. среды. Значит дело в том, чтобы средовый подход к прогнозированию развития и проектированию форм и систем материально-пространственного окружения стал не только определяющим, но и композитным, комплексно взаимоувязанным, взаимодополняемым и коррелируемым, обеспечивая условия устойчивого развития всего административно-территориального образования..



Вторая глава посвящена анализу современного состояния и перспективам развития основных природно-технических систем Санкт-Петербурга.

Первой среди них названа собственно городская среда. Рассматривая городскую среду как сложную природно-техническую систему следует исходить из того, что город, потребляющий природные и социально-экономические ресурсы и производящий не только духовные и материальные ценности, но также производительные силы общества, прежде всего, посредством формирования материально-пространственных условий труда, быта и отдыха населения. В начале 1980-х годов соискатель выдвинул идею объединения социально-экономического планирования и градостроительного проектирования крупных и растущих административно-территориальных образований [1, 2]. Только в таком ключе возможно достижение суммарного градостроительного эффекта от сохраняемой и вновь формируемой городской среды. Этот подход соискателю удалось реализовать сначала при разработке Генерального плана нового города нефтепереработчиков в Ленинградской области – Кириши, а затем и Единого Генерального плана Ленинграда и Ленинградской области (1985-86 гг.) [11, 12, 14, 15, 17, 18].

К сожалению, перестройка социально-экономических отношений в стране оставила накопленный и апробированный позитивный опыт комплексного социально-экономического и градостроительного прогнозирования без внимания. Негативные последствия этой практики со всей очевидностью проявляется в череде «градостроительных ошибок» Санкт-Петербурга как в формировании отдельных комплексов, так и в целом в функциональном зонировании нового Генерального плана города.

Поэтому первой задачей, которую поставил перед собой соискатель, является необходимость возрождения отечественных традиций градостроительного проектирования, его наитеснейшего симбиоза с практикой стратегического планирования комплексного экономического и социального планирования, коренной переработки Градостроительного кодекса Российской Федерации в этой части, чёткой его переориентации на средовый подход [13, 16].

Адаптирование города к новым потребностям – задача исключительной сложности и для властей, и для частных компаний. Восстанавливая государственные начала в области хозяйствования, правительство не должно оставлять «на задворках» вопросы прогнозирования и формирования благоприятной для населения среды обитания, то есть именно то, что и обеспечивает нормальный процесс воспроизводства трудового потенциала, создаёт устойчивые условия для здоровой жизни и творческих проявлений людей.

Но решаться она должна совершенно открыто, все граждане должны иметь возможность высказывать своё мнение. В этом и заключается суть: будущее города можно обсуждать только сообща. Город должен быть рационально компактным и оптимально использовать свою инфраструктуру и природно-географическое положение. Первые шаги по экологизации архитектуры и формированию природно-технических систем должны быть связаны с уменьшением размеров построек и борьбой с гигантоманией. Необходимость формирования природно-технических систем на уровне отдельного комплекса построек выдвигает вполне определённые требования к их внешнему облику, диктует необходимое сочетание природных и технических элементов, безусловный учёт культурно-исторических особенностей места строительства.

В этой же главе раскрывается и суть «водоцентрической» природно-технической системы Санкт-Петербурга. Сильная обводнённость – наиболее характерный признак окружающей Санкт-Петербург природной среды, а водная система «Ладога – Нева – Невская губа – восточная часть Финского залива» (схема 3) - едва ли не основной компонент в развитии города, и анализироваться, и управляться она должна как таковая [5, 6].

Представить центр города без водных просторов поистине невозможно. Но и сами они - непременный элемент единой эколого-экономической системы Балтийского региона [40]. И любые предложения по водной проблематике должны базироваться на этом подходе или, во всяком случае, не противоречить ему. Балтика работает как гигантский отстойник, котлован очистного сооружения, в который материк «сливает» свои воды перед тем, как сбросить их в океан. В то же время сейчас Балтика несёт едва ли не десятую часть всех морских грузов в мире, не смотря на то, что её доля в площади мировой акватории, можно сказать, ничтожна. Оценка состояния прибрежных экосистем варьируется от состояния «находится под серьёзной угрозой» до состояния «предположительно находится вне опасности».

В связи с этим целенаправленное зонирование территории, её плановая организация приобретают особо важное значение в дальнейшей разработке Санкт-Петербургской агломерации [22, 23, 24], не допуская потери городом его роли среди городов мира, имеющих обширную водную акваторию, неповторимую по разнообразию и степени художественной

СХЕМА 3



ВОДНАЯ СИСТЕМА «ЛАДОЖСКОЕ ОЗЕРО – РЕКА НЕВА – ФИНСКИЙ ЗАЛИВ»

выразительности.

Многое в создании города задумано в борьбе противоречий.

В только что завершившем своё существование Генеральном плане Санкт-Петербурга (1985-86 гг.) Невская губа была провозглашена внутригородским водоёмом, и в то же время именно в ней сосредоточены выпуски всех головных очистных сооружений городской общесплавной канализации, что усугубляет и без того неблагополучное состояние водоёма. Вот почему, учитывая первостепенное значение для Санкт-Петербурга водных объектов, совершенно естественно то особое внимание, которое уделяется их экологическому состоянию[34]

Помимо поверхностных вод, ресурсы которых составляют 71 кубический километр, для водообеспечения города используются и пластовые напорные воды. Нельзя забывать при определении перспектив его развития и об очень коварных грунтовых водах.

Наблюдения за функционированием природно-технических систем Санкт-Петербурга показали, что эти системы взаимоувязаны, взаимовлияют и взаимодополняют друг друга и достаточно коррелируются между собой. Так, например, справился бы город со строительством ускоренными темпами городского очистного комплекса, если бы он не «подталкивался» созданием защитного комплекса от нагонных наводнений и требованием не отчленять Невскую губу от восточной части Финского залива до ввода в эксплуатацию основных объёмов очистных сооружений и ликвидации повода рассуждать, что в противном случае Невская губа будет превращена в отстойник загрязняющих веществ. Это значит, что природно-технические системы управляемы [20, 26].

Анализируя в этой же главе состояние Петербургского территориально-транспортного комплекса, соискатель пришёл к выводу, что он начинает формироваться как межотраслевой комплекс, уже в значительной степени определяющий специализацию Петербургской агломерации. Формируясь как кластер, он вносит и будет вносить существенный вклад в решение общенациональной задачи превращения Санкт-Петербургской агломерации в опорный регион развития России [39, 41]. Петербургский транспортный узел уже играет важнейшую, ключевую роль в российских межрегиональных связях, в связях Россия – Европа, а также обеспечивает значительную, с тенденцией к возрастанию часть транзитных грузовых перевозок в направлении Европа – Азия и Европа– Азия – Америка [32, 34] .

Важнейшей составной частью Петербургского территориально-транспортного комплекса является динамично развивающийся Большой порт Санкт-Петербург (таблицы 1 и 2), а из международных транспортных коридоров, проходящих через него – созданный в результате решений II-ой Международной ЕвроАзиатской конференции по транспорту – коридор «Север-Юг», легализованный специальным Указом Президента России [28, 29,31, 37, 43].

С


ТАБЛИЦЫ 1 и 2
анкт-Петербургский транспортный комплекс, понятие которого ввёл в обиход ещё выдающийся русский учёный, инженер и предприниматель Николай Иванович Путилов [36] – это сложная инженерно-техническая и эксплуатациионная система, требующая новых территориальных ресурсов вплоть до создания новых территорий, организации «сухих» портов», сооружения подходных каналов в акватории Невской губы и работы с балластными водами и зонами повышен-ной шумовой нагрузки.

Г
ДИНАМИКА РОСТА

БОЛЬШОГО ПОРТА САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
лавная цель развития города – стабильное улучше-ние качества жизни всех слоёв населения Санкт-Петербурга, выбранная по итогам широких дискуссий, является универсальной целью развития любого города. Однако для Стратеги-ческого плана развития горо-да важно было определить более специфическую глав-ную цель, актуальную именно для Санкт-Петербурга и конкретного периода. Исходя из итогов проведённого анализа конкурентных особенностей Санкт-Петер-бурга главная цель была сформулирована следующим образом: формирование Санкт-Петербурга как инте-грированного в российскую и мировую экономику многофункционального города, обеспечивающего высокое качество среды жизнедеятельности населения и производства.

Эта формула не только конкретизирует цель, но и включает указание на основные пути её достижения – интеграцию в мировую и российскую экономику, улучшение городской среды и социального климата. Достижение главной цели предполагает укрепление Санкт-Петербурга в качестве главного российского контактного центра региона Балтийского моря и Северо-Запада России.

В геополитической сфере распад СССР и развитие интеграции в Европе укрепили роль Санкт-Петербурга в качестве транспортного моста между остальной частью России и Западом (схема 4), а также важного центра

н



СХЕМА 4
ового полюса роста в Европе – региона Балтийского моря.

Э


ОБЪЁМЫ ВНЕШНЕГО ТОВАРООБОРОТА МЕЖДУ

ОСНОВНЫМИ СТРАНАМИ МИРА


то означает, что вопросы устойчивого развития для Санкт-Петербургской агломерации будут приобретать всё большую и большую значимость. Важное место займут вопросы системологии сложных транспортных комплек-сов [10, 38]. На место объектов складской ин-фраструктуры придут информационно - ана-литические центры транспортной логисти-ки. Инновационное со-держание и кластерное формообразование, но-вые технологии и мар-кетинг преимуществ города станут непременными чертами его основных природно-технических систем.

Третья глава посвящена анализу состояния и подходам к становлению специфических природно-технических систем Санкт-Петербургской агломерации.

Прежде всего, это – Невская губа [42]. Невская губа простирается от дельты реки Нева до западной границы по линии Лисий Нос – Кронштадт – Бронка. Длина губы – 21 км., наибольшая ширина - 15 км., площадь водного зеркала – 329 кв. км. Северное побережье водоёма - низменное и заболоченное. Такой же характер поверхности имеют острова дельты и южный берег до Стрельны. Далее до Ломоносова простирается незначительно возвышающаяся терраса.

Основную роль в процессах, происходящих в Невской губе, играет Нева. Фактором же создания её дельты стала работа мощного глубоководного потока при впадении в мелководный водоём. Ежесекундно река изливает в Невскую губу 2500 куб. м. своих вод. Естественно Нева стремится преодолеть бар, она размывает отмели и образует новые фарватеры. Частицы грунта выносятся с потоком далее в Невскую губу. Около семи суток перемещаются воды Невы от дельты до Северных и Южных ворот у острова Котлин. Незначительная скорость течения (около 120 м. в час) способствует оседанию на дно находящихся в ней твёрдых частиц. Кроме подхваченных на баре отложений, Нева выносит за год 575 тыс. т. Так происходит дальнейшее наступление дельты на Невскую губу.

Вторым по значимости процессом в Невской губе является самоочищение её вод. И здесь, в процессах волнообразования и различных местных течений, главную роль играет Нева. Именно она в течение года обновляет более 46 раз воды водоёма. А так как невская вода почти не содержит органических примесей и насыщена от 90 до 100% кислородом, её очистительная способность огромна. В конце своего семисуточного движения от дельты Невы до Кронштадского створа вода очищается от сапрофитов на 90% и на 98% - от кишечных палочек. Как в первом, так и во втором случаях продолжает оставаться актуальной активизация вмешательства человека в происходящие в Невской губе процессы, к тому же подталкиваемые в последнее время стремлением к ревитализации жизни на воде.

Со строительством КЗС Кронштадт и Санкт-Петербург соединяются сухопутной связью в виде КАДа. Географически консолидируется историческое ядро города – порта, воедино сливаются два его центра, образуя искусственный городской водоём Невского взморья площадью около 400 кв. км. Город становится обладателем новых свободных перспектив и видов.

Анализ функционального использования акватории и побережья Невской губы показывает, что она уже играет достаточно заметную роль в жизни города.

Существует по крайней мере 14 функций её использования: прибрежная застройка и инфраструктура, рекреация, сельское хозяйство, водообеспечение, водоотведение, подводные карьеры и рефулирование, сплав леса, гидротехническое строительство, судоходство, рыболовство, контакт с атмосферой, спорт, туризм и зона установки ветроэнергетических установок.

За свою историю не все из указанных функций проявились в одинаковой степени. Запрещён плотосплав. После подъёмам 75.5 млн. куб. м. песка со дна Невской губы было прекращено рефулирование. Наконец, продолжено строительство КЗС Санкт-Петербурга от наводнений и начато углубление и расширение системы подходных каналов, что помимо полной защиты города от стихии, повысит безопасность проводки судов в Санкт-Петербург и обратно. Практически завершено сооружение Юго-Западных очистных сооружений, что, безусловно, сократит сброс неочищенных хозяйственно-бытовых и промышленных сточных вод – главного фактора всё ещё неблагополучного экологического состояния Невской губы.

Завершение КЗС не окажет негативного воздействия ни на видовой состав и биоразнообразие в Невской губе, ни на миграцию рыб, поскольку скорость их перемещения будет по-прежнему превышать скорость течения в створах отверстий КЗС. Положительное влияние может оказать увеличение притока солоноватой воды по дну Морского канала. Будет частично восстановлен существовавший до начала строительства КЗС баланс распределения стока к северу и югу от о. Котлин, а также общая схема циркуляции воды. Названные гидротехнические работы не повлияют на водозаборы или здоровье населения. Уровень бактериального загрязнения, иногда приводящего к закрытию пляжей, и появление синезелёных водорослей предположительно не увеличится.

В частности, в предварительных разработках действующего Генерального плана развития города предусматривалось:

- создание протоки шириной порядка 100-200 м. вдоль северного побережья Невской губы на участке от Лахтинского разлива до пос. Лисий Нос, отделённой от существующей береговой линии искусственно образованными островами или дамбами обвалования с целью увеличения скорости течения вдоль побережья и оздоровления его территории;

- развитие территории Крестовского острова западнее стадиона им. С. М. Кирова в целях его реконструкции и создания парковой зоны;

- изменение проектного положения береговой линии Морской набережной Васильевского острова с выносом её в акваторию Невской губы для перспективного прохождения трассы Западного скоростного диаметра и размещения новых пассажирских районов морского и речного портов, жилищно-гражданского строительства;

- образование острова в устье р. Большая Нева в зоне Синефлаговой мели и Золотого острова с целью направления части стока р. Невы вдоль западной границы Гутуевского острова, а также по Морскому каналу в юго-восточную часть Невской губы;

- определение оптимального положения проектируемой береговой линии юго-восточного побережья Лахтинской отмели между Петербургским нефтяным терминалом и парком Константиновского дворца в целях улучшения существующего водообмена в этой части Невской губы;

- размещение новых терминалов морского транспорта на Канонерском острове, в Купеческой гавани Петродворца, в Ломоносове, в районах Бронки и Горской у южного и северного «корней» КЗС.

Указанные предложения (схема 5) были оценены, с помощью специально разработанной программной системы CARDINAL и созданных с её помощью моделей Невской губы для различных конфигураций береговой линии; что привело к следующим выводам:

1. Намыв территории Крестовского острова не приведёт к сколько-нибудь заметному изменению скоростей течений в Невской губе.

2. При намыве территории Васильевского острова произойдёт значительное увеличение скоростей у южной кромки намытой территории . Видимо здесь образуется зона размыва с последующим переотложением наносов ниже по течению, что естественно требует корректуры конфигурации южной оконечности намываемой территории. Произойдёт также некоторый дополнительный приток воды в Морской канал. Это – положительный фактор, так как тем самым увеличится проточность южной, наиболее загрязнённой прибрежной зоны.

3. Создание искусственного острова в устье Большой Невы также даст дополнительный приток воды в Морской канал. Вторым положительным фактором этого предложения явится некоторое увеличение скоростей в районе водовыпуска Центральной станции аэрации на о. Белый.

4. Намыв территории о. Белый также даст дополнительный, причём наибольший по сравнению с предыдущими изменениями береговой линии, приток воды в Морской канал. Однако, он вызовет и некоторый негатив – увеличение более, чем в 2 раза, малопроточной зоны в акватории, примыкающей к острову с юга.

5. Создание 4-х островов вдоль северного побережья Невской губы приведёт к уменьшению скоростей в зоне образующейся таким образом протоки. Увеличится и площадь малопроточной зоны. Это предложение возможно к осуществлению только в сочетании с выемкой грунта в ней. Так при увеличении глубин в протоке до 2-х м. скорости при средних гидрометеорологических условиях увеличатся с 1-4 до 3-9 см./сек., ликвидируется в этом случае и малопроточная зона. Только в этом случае возможно отсечение струи сбросных вод Северной станции аэрации от побережья, что до канализования посёлка Лисий Нос безусловно несколько улучшит ситуацию на его пляжах. В целом создание всех рассмотренных выше территорий привело бы к уменьшению расхода в Большой Неве на 6%, что нельзя воспринимать негативно, так как из-за сужение русла скорости здесь даже возрастут. На 13% уменьшатся расходы в Большой и Средней Невке. Это привело бы к незначительному увеличению малопроточной зоны у северного побережья. Однако комбинации с островами в этой зоне указанные события скомпенсируют. Наибольшее увеличение расхода на 78 куб. м. или на 18% произойдёт в Морском канале. Это – благоприятный фактор, способствующий улучшению проточности у южного побережья Невской губы. Ширина малопроточной зоны со скоростью 3 см. в сек. сузится здесь более, чем на 1 км.

В связи с этим необходимо очень осторожно реалиизовывать идею развития причальных комплексов по бровке Морского канала с южной его стороны и постоянно искать дополнительные шаги в части создания отжимного течения в сторону центральной зоны Невской губы в районе водовыпуска Юго-Западных очистных сооружений (всевозможные прорезки в сторону Южно-Лахтинской отмели; разборка части оставшихся дамб Морского канала, примыкающих к Золотым воротам; увеличение длины водовыпуска ЮЗОС и т.п.)

При этом надо иметь в виду, что предполагаемые мероприятия, хотя не все из них вошли в утверждённую версию, уменьшают площадь Невской губы на 9.53 кв. км. или на 2.4%. При угрозе наводнений и закрытии отверстий на КЗС это приведёт за счёт стока р. Невы к такому же в процентном отношении подъёму уровня воды в ограждённой акватории.

В ходе дальнейшей работы над внесением изменений в собственно Генеральный план развития Санкт-Петербурга подобные исследования исследования должны быть продолжены, с учётом того, что на Невской губе лежат функции аккумулирующего бассейна для невского стока при закрытых судо- и водопропускных сооружений КЗС в период нагонных наводнений,
СХЕМА 5


ГРАДОСТРОИТЕЛЬНЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ БЛИЖАЙШЕГО БУДУЩЕГО НА АКВАТОРИИ НЕВСКОЙ ГУБЫ

что в свою очередь должно регулировать намерения по образованию новых территорий и рефулированию береговых зон.

Г

енеральным планом были разработаны и осуществлены мероприятия по поднятию прибрежных территорий под жилищно-гражданское строительство до отметки 3 м., с учётом планировочной отметки 3.3 м. Подъём прибрежных территорий производился путём рефулирования грунта с мелководных мест залива.

Исходя из общего количества земель, потребных для размещения селитебных территорий города, с учётом рационального решения задач расселения, в прибрежных районах надлежало поднять до незатопляемых отметок территорию в 3050 га., использовав для этого около 70 млн. куб. м. грунта.

Реализация этой идеи сразу вызвала множество вопросов. Подсчёты, выполненные в ходе начатой в то время разработки технического проекта КЗС, показали, что, если вновь образованные территории оставить на отметке, предотвращающей их заболачивание, то из намеченного не потребуется рефулировать, по крайней мере, 36 млн. куб. м. грунта. Этого достаточно для создания дамб защитных сооружений, способных выдержать наводнения до 5.4 м. Да к тому же расширялась и зона, до сих пор страдающая от морской стихии.

Но и это ещё не всё. Ведь расход грунта на намыв, как показала уже и практика, в пять раз превышает объём поступления наносов в губу. Изучение механизма водообмена между Невской губой и восточной части Финского залива позволило предствить суть литодинамических процессов в ней. Объём взвешенных наносов реки Невы в среднем составляет около 510 тыс. куб м. в год. По обновлённым к тому времени данным научно-исследовательского института Земной коры Ленинградского государственного университета получалось, что в Невскую губу со стоком реки Невы и малых рек поступало 258 тыс. куб м. наносов в год, примерно столько же – из Финского залива через Северные ворота и 175 тыс. куб м. – через Южные. Значит ориентировка на имеющийся их баланс тоже была крайне важна. Данные ЛенморНИИпроекта (Лазаренко Н.Н.), ещё 25 лет назад проводившего здесь исследования подтвердили, что какое-либо обмеление Невской губе не грозит. Но при этом надо быть и достаточно экономным, чтобы не нарушить морфологический рисунок дна, что, в конечном счёте, явилось одной из причин прекращения в дальнейшем работ по намыву территорий в Невской губе.

Всего же за 31 год выполнения работ по образованию новых территорий из подводных карьеров было поднято 75.6 млн. куб м. песка и намыто 2905 га.

Все эти работы сопровождались тщательными научными наблюдениями, которые на первом этапе велись учёными ЛИСИ (Фёдоров Н.Ф., Лапшёв Н.Н., Цветкова Л.И. и др.). Позднее в практику наблюдений была в итоге внедрена трёх уровневая система мониторинга, в том числе и во время намыва почти 500 га территорий стройплощадок и причальных фронтов в Горской, на острове Котлин и в Бронке при сооружении КЗС.

Тем не менее «намыв» новых территорий, который сопровождал развитие города на протяжении столь продолжительного времени пришлось остановить, так как баланс грунтов, привносимых ранее в акваторию Невской губы со стоком реки Невы и в результате подъёмов воды со стороны восточной части Финского залива был практически исчерпан. Теперь баланс лимитируется почти построенными защитными сооружениями, а стремление возобновить былую практику не исчезает. Свидетельством этого является намыв новой территории с запада от Васильевского острова для строительства морского пассажирского терминала и создания нового района застройки. Процесс этот проходит весьма напросто, так как начался размыв геоморфологического основания Невской губы. Строители этого не замечают, так как обслуживающие процесс мониторинговые организации ограничиваются точечными наблюдениями. Но вот наблюдатели стран Балтии уже обратили на это внимание. Ведь речь теперь идёт не о взвесях,

к
СХЕМА 6



КАРТОГРАММА РАСПРОСТРАНЕНИЯ ЗАГРЯЗНЕНИЙ ОТ ГРУНТОРАЗБРАСЫВАЮЩЕГО ПАНТОНА ЗЕМЛЕСОСА SLIEDRECHT
оторые всегда образуются при работе земкараванов, а о более серьёзных загрязнениях (схема 6). И это происходит во внутригородском водоёме, который отныне надо охранять особенно внимательно.

Вот почему, на фоне этого опыта подход создателей «Морского фаса-

да Санкт-Петербурга» сразу вызвал озабоченность и критику у специалистов 49. Небольшие глубины, медленные скорости движения водных масс, обнаженный морфологический рисунок дна – вот, что прежде всего характеризует район Невской губы в зоне западной оконечности Васильевского острова и недостаточно учитывалось в проекте (схема 7).

.
СХЕМА 7


Ускоренные темпы намыва требовали вполне определён-ных корректировок. Абрис выполняемого намыва уже в ходе разработки проекта был скорректирован в результате исследовательской работы, выполненной создателем из-вестной математической мо-дели Невской губы «Карди-нал», д.физ.- мат. наук К.А. Клеванным по настоянию соискателя, который давал той работе и соответ-ствующее заключение.

Р


НАМЫВНАЯ ТЕРРИТОРИЯ НА ЗАПАДНОЙ ОКОНЕЧНОСТИ АСИЛЬЕВСКОГО ОСТРОВА
ефулированные тер-ритории – тоже своего рода природно-техническая систе-ма. В её осуществлении участвует большое количест-во специализированной тех-ники, которая внедряется в реальную природную среду, функционирующую по своим законам, например, периоди-зации нерестовых процессов рыбного стада, балансу кормовой базы для него и т. д. Поэтому все эти начинания требуют очень серьёзной научной и методологической подготовки, включая и приёмы моделирования [7].

Проблема долгосрочных интегральных экологических оценок, проблема улучшения качества мониторинга, проблема его методического и технического обеспечения встанут в полный рост при дальнейшем развитии Петербургской агломерации в XXI веке. Рано или поздно этими проблемами придётся заниматься системно. Научное обеспечение таких работ и качестве первого шага – создание специализированной экспертной комиссии по проблеме Невской губы и восточной части Финского залива является по мнению соискателя неотложной задачей. Это тем более важно, что Невская губа по своему функциональному назначению в Генеральном плане развития Санкт-Петербурга со своими рекреационными и другими подобными задачами и намывные территории – это по-существу новые природно-технические системы, которые требуют развития соответствующего берегового законодательства.



К


АКСОНОМЕТРИЯ ОТКАТНОГО ЗАТВОРА ЮЖНОГО СУДОПРОПУСКА

В СРАВНЕНИИ С 9-ТИ ЭТАЖНЫМ ЖИЛЫМ ДОМОМ



РИСУНОК 1
омплекс сооружений защиты Санкт-Петербурга от наводнений (КЗС)
, занявший порядка 6% акватории Невской губы и воспринимавшийся на первых порах своего рождения как угроза окружающей среде, а теперь ставший центральным объектом в «Программе интегрированной системы управления водными ресурсами региона», - это, в то же время сложнейшее инженерно-техническое сооружение [4,19]. На его примере особенно наглядно видно, что критерием устойчивости природно-технических систем служит сохранение системой способности, испытывая внешние воздействия, играть свою роль в рамках определённых экосистем и обстоятельств [47].

С точки зрения обеспечения устойчивой работы судопропускного сооружения и ремонтопригодности соискателю и его коллегам в первую очередь бросилось в глаза явная недоработка узла откатных ворот (рисунок 1) в судопропускном сооружении С-1 КЗС.

Понимая всю ответственность сложившейся ситуации, соискатель вместе с группой разработчиков «ЛенморНИИпроекта» включился в решение этой задачи. В итоге родилось решение, квалифицированное затем как изобретение нового судопропускного оградительного сооружения. В его основу был положен принцип батопорта – плавучего гидротехнического затвора.

Осуществление замены откатных ворот на батопорты, её научное и методологическое обоснование позволило современным российским разработчикам и эксплуатационникам взглянуть по-новому на целый ряд других вопросов гидротехнического строительства, лучше обеспечивать устойчивость гидротехнических объектов, создавать добротную основу для решения многих геоэкологических проблем в нашей стране.

На сокращение работ непосредственно в акватории было направлено и использование принципа наплавных элементов (фото 1) при сооружении водопропускных сооружений В-4 и В-2 с помощью изготовления монтируемых блоков сооружений в береговых доках, а затем путём их наплавки к месту штатного расположения.

Г



ФОТО 1
лавным достиже-нием применения этого принципа явилось то, что период непосредственного антропогенного влияния на геоэкологическое сос-тояние Невской губы был сокращён почти на год.

Н
ВОДОПРОПУСКНОЕ СООРУЖЕНИЕ В-4 В ПУТИ

о наиболее зна-чительным экспериментом стали крупные комплекс-ные исследования по ма-неврированию затворами водопропускных соору-

жений, впервые осуществлённые в натурных условиях. Главной научной посылкой предпринятого эксперимента была мысль о том, что маневрирование затворами позволит разрушить малопроточные зоны в Невской губе, сместить потоки сточных вод, интенсифицировать процессы самоочищения и т.д. Для этого были проведены четыре цикла исследований с поочерёдным закрытием сегментных затворов (схема 8).

В программу исследований реально вошли гидрологические наблюдения, анализ качества воды по многим гидрохимическим и бактериологическим показателям, гидробиологические и ихтиологические исследования, космические наблюдения за распределением полей взвешенных веществ от городских очистных сооружений с помощью трассеров; исследования химического состава и бактериологического загрязнения донных отложений. Были проведены 2234 замера скоростей (самописцы работали более 2000 часов), отобраны более 1500 тысяч проб воды на 46 станциях и 360 проб донных отложений. Выполнено свыше 12000 различных анализов и 6 серий аэрофотосъёмок. Результативность была очень впечатляющей – Невская губа отреагировала на маневрирование. Инструмент оптимизации геоэкологической обстановки в Невской губе был найден [46, 51].

Не менее важной в специфических петербургских условиях является ещё одна природно-техническая система – подземное пространство (схема

СХЕМА 8

ЭКСПЕРИМЕНТ С МАНЕВРИРОВАНИЕМЗАТВОРАМИ СЕВЕРНОГО СТВОРА КЗС

9). Оно всё больше насыщается инженерными и транспортными коммуникациями, общественно-торговыми зонами.

Это – наиболее сложная природно-техническая среда 25. Мало кто учитывает, что Санкт-Петербург не имеет под собой выходов коренных пород. Он стоит в дельте недавно образовавшейся реки и расположен на 11 террасах, спускающихся к морю. Изменение механических свойств грунтов в процессе обводнения ведёт к снижению динамической устойчивости грунтов, особенно рыхлых, типичных для Санкт-Петербурга. Песчаные грунты переходят в плывунное состояние, а глинистые – в текучее. Повышается их виброчувствительность, они могут перемещаться буквально от любого стороннего воздействия.

При этом, также необходимо исходить из того, что любое тектоническое нарушение в кристаллическом фундаменте оказывает воздействие на всю толщу осадочных пород, находящимся над этим нарушением. Идёт как бы залечивание этого тектонического разлома в виде перемещения частиц сверху вниз. К сожалению, в сложившейся строительной практике влияние тектоники практически игнорируется. Поэтому необходимо как можно быстрее создавать банк данных о наличии тектонических разломов, в соответствии с ним выбирать места для строительства и соответствующие приёмы его ведения.

Территория города в настоящее время испытывает довольно активные тектонические движения различного знака. Современное поднятие фиксируется только в юго-восточной и южной частях города – от Ближней Рогатки до ст. метро «Звёздная». В центральной части города общее возрастание опускания происходит в направлении с востока на запад, в южной части – с юго-востока на северо-запад. На западе города, в дельте Невы, захватывая акваторию Невской губы, происходит опускание территории со скоростями от 2.0 до 4.3 и, вероятно, более мм. в год. Вертикальное движение земной коры отражает наличие в ней геодинамических напряжений и соответственно – зон разломов, активных в настоящее время. В юго-западной части города, от Дачного до Сосновой поляны, пос. им. Володарского, скорости современных вертикальных движений земной коры практически не изменяются, они составляют примерно от 1.0 до 1.2 мм. в год, что говорит о стабильности тектонических движений. Практически вся территория Санкт-Петербурга находится в зонах весьма высокой, высокой и повышенной неотектонической опасности. Поэтому необходимо учитывать новейшие достижения геофизической науки при проектировании и строительстве инженерных сооружений на всём пространстве города.

В диссертации специально подчёркивается, что при любом крупном строительстве в городе должны проводиться и спектрально-сейсмографическое профилирование с целью выявления и оконтуривания участков с неустойчивыми грунтами, и электропрофилирование для оценки степени обводнённости грунтов.

СХЕМА 9


СХЕМА ПОДНЯТИЯ И ОПУСКАНИЯ ГРУНТОВ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ

В последнее время изучение динамики городской среды с целью прогнозирования влияния антропогенной деятельности при градостроительном освоении наземного и подземного пространства, становится одной из самых актуальных проблем развития Санкт-Петербурга. Практика градостроительного освоения территории показывает, что на современном этапе решение таких задач невозможно без надёжного информационного обеспечения, без построения на основе ГИС трёхмерных моделей территории.

В городе накоплен обширный фактический материал о строении подземного пространства – сотни тысяч скважин, пробуренных и опробированных для решения конкретных задач. В центре города среднее расстояние между скважинами, вскрывшими лужскую морену, составляет 30-50 метров. Однако, практическое использование данной информации не представляется возможным без её детального и достаточно трудоёмкого преобразования, так как фондовая первичная информация содержится на бумажных носителях, выполнена разными организациями, на основе различной нормативной документации, по разным методикам. Основными этапами подготовки работоспособной информации являются:

- «привязка» к конкретным наблюдениям за состоянием отдельных элементов геологической среды;

- модельное описание изменчивости характеристик геологической среды под влиянием антропогенных и природных процессов.

На основе статистического подхода разработаны критерии риска деформации зданий и сооружений и подготовлена карта зонирования территории Санкт-Петербурга в границах зон охраны объектов культурного наследия по уровню риска просадок зданий и сооружений.

В процессе исследований выявились особенности кинематики поверхности городской среды, заключающиеся в «высокочастотных» знакопеременных её вертикальных движениях. Показано, что наибольшие деформации поверхности отмечаются в пределах засыпанных болот и намывных территорий. Именно этот аспект прежде всего заставил соискателя состыковать прагматическую деятельность сотрудников ГлавАПУ Ленгорисполкома и исследовательские начинания В.И. Горного.

В результате можно утверждать, что геомеханические свойства грунтов в значительной степени определяют амплитуды знакопеременных деформаций дневной поверхности. Отмечено, что знакопеременные вертикальные движения поверхности грунтов могут вызвать деформации зданий и сооружений. Высказано предположение, что такие движения могут быть вызваны периодическими изменениями уровня грунтовых вод, резкими колебаниями атмосферного давления.

Знакопеременные деформации поверхности в пределах таких крупных мегаполисов как г. Санкт-Петербург предполагают определённую периодичность (возможно – цикличность) проявлений каких-то из вышеописанных факторов. В частности, на территории Санкт-Петербурга неоднократно отмечались деформации поверхности с последующим её частичным восстановлением в результате непродолжительных строительных водопонижений. Анализ и прогнозирование таких деформаций предполагает детальное представление о динамике уровенного режима подземных вод, что, в свою очередь, определяет необходимость высокой достоверности гидродинамических прогнозов на базе численного моделирования гидрогеодинамики и трёхмерного моделирования свойств подземного пространства города.

Опыт работы с соответствующими программными комплексами показывает, что для успешного решения сопряжённых задач фильтрации и напряжённого состояния горных пород необходима внимательная детализация гидродинамических условий, обоснование параметрической базы и анализ значимости изучаемых процессов.

Четвёртая глава диссертации раскрывает прежде всего существо экологической политики, которая реализуется путём проведения комплекса природоохранных мер, направленных на повышение экологических характеристик. Эти меры по направлениям деятельности могут быть представлены четырьмя группами: организационно-правовые, архитектурно-планировочные, конструкторско-технические и эксплуатационные. При совершенствовании управления природно-техническими системами требуется создание надёжного информационного обеспечения. Оно должно включать данные о состоянии природных экосистем, о природоресурсном потенциале региона, антропогенной нагрузке на окружающую среду, о здоровье населения, характере социально-экономического развития агломерации.

Глава содержит исследовательский материал по технологическим и методическим средствам контроля, обеспечивающих взаимодействие природно-технических систем, от средств точечного наблюдения до математического моделирования.

Во-первых, это – сертифицированный автоматизированный банк геоэкологических данных, созданный в управлении «Ленморзащита». Получаемая в результате исследований информация анализировалась и структурировалась по длительности и полноте временных рядов, дискретности наблюдений и распределению их внутри года, однородности по горизонтам наблюдений и возможности сохранения рядов там, где менялась методика наблюдений. Учитывая пространственную неоднородность качества воды в Невской губе, было произведено районирование её акватории. Перенос данных на магнитные носители и использование персональных ЭВМ позволили значительно расширить спектр решаемых задач и повысить производительность труда. Появилась возможность увеличить точность расчётов за счёт использования корректного метода статистической обработки, адекватного объёму и структуре данных. В расчётах было принято решение использовать квартильный метод статистической обработки данных (схема 10).

СХЕМА 10



СХЕМА РАСПОЛОЖЕНИЯ СТАНЦИЙ НАБЛЮДЕНИЯ В НЕВСКОЙ ГУБЕ И СОСТАВ АВТОМАТИЗИРОВАННОГО БАНКА ДАННЫХ

В
ФОТО 2


о-вторых, это - дистанционные методы наблюдений [45] и специально построенный в 12 км. от Соснового Бора на базе дублёраКронштадского футштока – исходной точки нивелирной сети России Шепелевский геодинамический полигон, ставший вторым во всём северном полушарии планеты [21]. По инициативе соискателя, полигон был оснащён глубинными реперами, погруженными в Балтийский кристаллический щит, и гидродинамическими скважинами, опущенными в подземные водоносные горизонты. Таким образом, удалось создать хорошую базу для проведения широкого комплекса скоррелированных исследований в области геодинамики земной коры и колебаний уровня моря, без чего крайне затруднительно решать проблемы взаимодействия океана, атмосферы и суши.

И



ИНТЕРЬЕР ПАВИЛЬОНА ГИДРАВЛИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ

ДЕЛЬТЫ НЕВЫ

И НЕВСКОЙ ГУБЫ ВНИИГ ИМ. Б.Е. ВЕДЕНЕЕВА

, наконец, в-третьих. В середине 90-х годов совместно с АО «Ассоциация предприятий морского приборостроения» была проведена большая подготови-тельная исследовательская и экспериментальная работа по строительству на заводе «Алмаз» первого специализированного судна для экологического мониторинга. В 1995 году прошли швартовые, ходовые и прочност-ные испытания головного пат-рульного катера проекта 16220,

оснащённого комплексом контроля экологического состояния водной среды «Акватория», получившего название «Экопатруль-I».

Широкое распространение в работе на акватории имели и различные специально созданные модели, как физические, так и математические модели. К таковым прежде всего относится Большая гидравлическая модель во ВНИИГе им. Б.Е. Веденеева (фото2). Самым же значительным достижением является теоретическое обоснование и разработка математической модели «CARDINAL». Эта программа задумывалась соиска телем вместе с К.А.Клеванным для решения широкого круга гидродинамических и гидроэкологических задач. Она должна была выполнять расчёты течений, уровней и концентраций загрязняющих веществ в любом водном объекте: реке, море, озере, водохранилище или их частях; помогать в предсказании наводнений (схема 11).

«CARDINAL» был задуман как простой и удобный инструмент для работы инженера, научного сотрудника, преподавателя, менеджера, работника природоохранных органов. К настоящему времени эта программа используется уже во многих организациях, в том числе и нидерландской фирмой Дельфт Гидроликс.

В этой же главе содержится достаточно подробный анализ роли геоэкологических индикаторов, индексов и рисков экологического состояния и устойчивого развития. Цель геоэкологических индикаторов – сообщать в
СХЕМА 11

ПРИМЕР РАБОТЫ С МОДЕЛЬЮ «CARDINAL» В ХОДЕ ПРЕДСКАЗАНИЯ И НАБЛЮДЕНИЯ

ЗА НАВОДНЕНИЕМ 9 ЯНВАРЯ 2005 ГОДА


понятной для неспециалиста (например, политика или лица, принимающего решение) форме о состоянии окружающей среды и его изменениях (в том числе антропогенных) таким образом, чтобы обнаружить возникающие проблемы и оценить эффективность осуществление стратегии, направленной на решение данной проблемы. Это обстоятельство настоятельно требует пересмотра, а в некоторых случаях отказа от старых подходов и методик оценок компанентов урбанизировапнных экосистем, разработки новых методов оценки геоэкологического состояния и качества урбанизируемых территорий, более адекватно отражающих свойства исследуемых объектов. Индексы же состояния окружающей среды нужны прежде всего для обоснования и стимулирования мер по охране окружающей среды. Мерой же должен отныне стать экологический риск [3, 34].

Завершается глава обоснованием необходимости разработки, исходя из изложенных принципов, «Стратегии развития морской деятельности Российской Федерации на период до 2020 года и на более отдалённую перспективу»[47] и «Плана действий ХЕЛКОМ по Балтийскому морю» [48], в которых должны быть зафиксированы международные обязательства по сотрудничеству и оптимизации хозяйственной деятельности в регионе Балтики, определяющие в том числе возможности градостроительного развития Санкт-Петербургской агломерации.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница