Кафедра истории России курсовая работа сталинская архитектура в СССР



страница1/5
Дата29.11.2017
Размер0,74 Mb.
  1   2   3   4   5
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего образования

«КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(ФГБОУ ВО «КубГУ»)

Кафедра истории России


КУРСОВАЯ РАБОТА
СТАЛИНСКАЯ АРХИТЕКТУРА В СССР (1930 – сер. 1950 гг.).

Работу выполнил(а)________________________________________ К.В. Холоднюк

(подпись, дата)

Факультет истории, социологии и международных отношений, 2 курс

Направление подготовки – 46.03.01 История

Научный руководитель к. и. н., доцент ________________________Т.В. Ратушняк

(подпись, дата)

Нормоконтролер к. и. н., доцент _____________________________ Т.В. Ратушняк

(подпись, дата)

Краснодар 2016

Содержание

Введение……………………………………………………………………….....

3

1. Возникновение нового направления в советской архитектуре.....................

10

1.1 Становление направления и его характеристика…………………….........

10

1.2 Тоталитаризм и архитектура……………………………………………......

23

2. Развитие сталинской архитектуры во второй половине 1930 – первой половине 1950-х гг. ...............................................................................................

30

2.1 Советский монументальный классицизм во второй половине 1930-х гг...

30

2.2 Сталинская архитектура в 1940 – середине 1950-х гг. ……………...........

42

2.3 Кризис сталинской архитектуры ………………………………………......

53

Заключение……………………………………………………………………….

57

Библиографический список…………………………………………………......

59

ПРИЛОЖЕНИЕ………………………………………………………………......

62

Введение

Архитектура является важным источником для всестороннего изучения определенного периода истории. В ней отражаются взгляды, идеология, нормы и идеалы общественной жизни людей. По архитектурному стилю можно определить экономический уровень государства, традиции и обычаи того или иного народа, его культуру, характеры и вкусы населения, правителя или правящей группы. В сталинской архитектуре перечисленные черты выражены особенно ярко.

Исходя из этого можно уверенно сказать, что изучение данной темы является актуальным. Без исследования феномена сталинской архитектуры трудно в целом воссоздать и понять тот уклад жизни, который существовал в период правления И.В. Сталина.

Сталинская архитектура – уникальное явление. Прежде всего, это выражено в том, что она сформировалась не в результате совместной работы советских архитекторов, она была создана лично Сталиным. Его вкусы и взгляды, его характер отчетливо выражаются в созданном им направлении в советской архитектуре.

Исследуя архитектурные памятники 1930–1950-х гг., понимаешь какую смысловую нагрузку они несут. По замыслу Сталина они должны были своим внешним видом вселять в сознание советских граждан установки на торжество коммунизма, светлое будущее, победу в строительстве социалистического государства.

Из всего вышеперечисленного следует – насколько важно рассматривать архитектуру – как часть исторического процесса для наиболее полноценного воссоздания картины жизни государства, его развития, понимания происходивших в нем событий и явлений.

Таким образом, объектом исследования является советская архитектура 1930–1950-х гг., а его предметом – изучение процесса формирования и оформления нового архитектурного стиля и его отображение в советских зданиях в период с 1935 г. по середину 1950 гг.

Хронологические рамки работы включают 1930 – сер. 1950 гг., так как именно этот временной промежуток характеризуется расцветом сталинской архитектуры.

Географические рамки охватывают территорию Советского Союза в 1930–1950 гг., в который входило пятнадцать союзных республик.

Историографию данной темы можно разбить на два блока. К первому, наиболее обширному, блоку относятся труды, посвященные всестороннему теоретическому исследованию такого явления как «сталинская архитектура».

Фундаментальной работой первого блока выступает сборник статей «Архитектура сталинской эпохи: опыт исторического переосмысления»1. В данной работе архитектура рассматривается в социокультурном аспекте, с точки зрения формирования нового стиля в советской архитектуре в 1930–1950 гг. в столице и в регионах Советского Союза. Немаловажными для изучения рассматриваемой проблемы являются работы Д.С. Хмельницкого2 (крупного исследователя сталинской архитектуры), на страницах которых отражены взгляды автора на проблему «сталинизации» советской архитектуры, ее идеологической направленности3. Интересны также и другие работы Д.С. Хмельницкого – это статьи «Архитектура нацизма и архитектура сталинизма. Визуальные, психологические и структурные различия»4 и «Сталинская архитектура и сталинская идеология»1, в которых подробно рассматриваются важные теоретические вопросы сталинской архитектуры: тесная связь сталинской архитектуры с идеологией и ее сравнение с архитектурой нацистской Германии.

К числу исследований данного блока относятся труды И.Н. Голомштока2 и Е.С. Громова.3 Данные работы чрезвычайно интересны и необходимы для полноценного изучения и понимания феномена сталинской архитектуры. Ценны эти труды и потому, что они объясняют идеологическую сущность архитектуры, созданной лично Сталиным.

Также к этому блоку можно отнести статьи О.А. Зиновьевой4, М.Г. Мееровича5, А. Стругача6, Д. Фесенко7, которые не менее интересны при изучении темы данной работы. В каждой из них авторы стараются рассмотреть феномен сталинской архитектуры с разных сторон. Нужно также отметить, что при сравнении американской и сталинской архитектуры 1930-х гг. интересен сайт «Про США»1, из которого можно почерпать полезную информацию необходимую для их сопоставления.

Второй блок включает работы, в которых значительное внимание уделено прикладному характеру изучаемой проблемы.

Наиболее значительными работами этого блока являются «История советской архитектуры, 1917–1954 гг.»2, «История советской архитектуры, 1918–1958 гг.»3, «Советская архитектура за 50 лет»4. Данные исследования содержат полное описание архитектурных сооружений как сталинской, так и советской архитектуры в общем. Эти труды ценны при изучении внешних и внутренних особенностей архитектурных зданий рассматриваемого периода. Изучая эти работы, можно составить полноценную картину архитектурного облика советских городов.

Не менее важной работой второго блока является и труд А.А. Васькина «Сталинские небоскребы»5, на страницах которого описаны сталинские высотки 1948–1955 гг., возведенные в Москве. Их строительство стало новым явлением в сталинской архитектуре.

Цель курсовой работы − анализ «сталинской архитектуры» как культурного явления советской эпохи.

В связи с поставленной целью, необходимо решить ряд задач:



  1. рассмотреть становление и развитие нового архитектурного направления в советской архитектуре, дать его характеристику;

  2. проанализировать памятники сталинской архитектуры.

Особенность источниковой базы изучаемой проблемы заключается в том, что ее основу составляют памятники материальной культуры, т. е. архитектурные здания. В данной работе были рассмотрены наиболее известные сооружения сталинской архитектуры, взятые из альбомов «Москва» Т.И. Гейдора и П.С. Павликова1 и «Архитектура страны Советов» Г.Н. Фомин2. Большое количество зданий было проанализировано из обобщающего труда по истории советской архитектуры «История советской архитектуры, 1917–1958 гг.»3, а также из Интернет-ресурсов.

Материальные памятники можно разделить на две группы. К первой группе относятся архитектурные сооружения второй половины 1930-х гг., для которых характерно стремление к освоению и использованию античных архитектурных форм, излишняя помпезность, торжественность:



  1. жилые дома на ул. Горького. Москва. 1937–1939 гг. Арх. А.Г. Мордвинов4;

  2. санаторий им. Орджоникидзе в Сочи. 1937 г. Арх. И. Кузнецов5;

  3. театр Советской армии. Москва. 1934–1940 гг. Арх. К. Алабян, В. Симбирцев6;

  4. Дом Советов. Ленинград. 1940 г. Арх. Н. Троцкий7;

  5. кинотеатр «Родина». Москва. 1938 г. Арх. В. Калмыков и другие архитектурные сооружения1.

Во вторую группу можно отнести архитектурные сооружения 1940– 1955 гг., для которых также характерно использование античных форм, но в большей степени. В архитектурном облике зданий этого периода больше внимание уделялось декоративному оформлению зданий и меньше их техническому оснащению. Несомненно, новым событием данного периода стало строительство высотных зданий, которым свойственны классические элементы, помпезность, башенный принцип с ярусным делением:

  1. жилой дом на Садово-Кудринской улице. Москва. 1947 г. Арх. Л. Руднев, В. Мунц, В. Асс2;

  2. театр оперы и балета имени Алишера Навои в Ташкенте. 1943–1947 гг. Арх. А. Щусев3;

  3. поликлиника на Сивцевом Вражке в Москве. 1938–1950 гг. Арх. А.П. Голубев4;

  4. Московский государственный университет. 1948–1953 гг. Арх. Л.В. Руднев, А.Ф. Хрякова, П.В. Абросимов, С.Е. Чернышев5;

  5. министерство иностранных дел. 1948–1953 гг. Арх. В.Г. Гельфрейх и М.А. Минкус и другие архитектурные сооружения6.

Кроме материальных источников в данной работе были рассмотрены и письменные источники. Большую ценность для исследования сталинской архитектуры представляют два сборника документов и материалов «Из истории советской архитектуры 1926–1932 гг. Документы и материалы»1 и «Из истории советской архитектуры 1941–1945 гг. Документы и материалы»2. Сборники содержат протоколы, доклады, тексты выступлений, выдержки из статей журналов и газет, резолюции советских партийных работников и архитекторов. Данные документы представляют собой важнейшие источники, позволяющие наиболее детально изучить тему данной работы.

Также двумя важными источниками, используемыми в работе, являются Постановления Центрального комитета партии «О генеральном плане реконструкции города Москвы»3 и «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве»4, в которых содержится важная информация об архитектурных событиях 1935 г. и 1955 г. Данные Постановления являются важными источниками на основе которых наиболее полно раскрывается архитектурная жизнь Советского Союза.

Рассмотрев источниковую базу, необходимо определить методологию, на которой базируется данная работа. Прежде всего, исследование было построено в соответствии с принципом историзма, т. е. архитектурная жизнь Советского Союза (1930–1950 гг.) рассмотрена через призму политических, культурных, социальных традиций того периода.

На протяжении всей работы использовался еще такие важные методы, как историко-сравнительный и описательный. В первой главе осуществлялось сопоставление и описание архитектурных стилей Германии и СССР, а во второй главе – сооружений хрущевского и сталинского времени.

Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка используемых источников и литературы и приложения.

1. Возникновение нового направления в советской архитектуре


1.1 Становление направления и его характеристика
Изучение советской архитектуры − одна из интереснейших тем для исследования. Такой интерес выражается в тех процессах, которые происходили в стране после Октябрьской революции. На становление стилистики советской архитектуры влияли не только сами «творцы», т. е. архитекторы, но и партийное руководство. Особенно такое влияние четко прослеживается в годы правления И.В. Сталина.

Историю советской архитектуры по ее основным направлениям можно разделить на несколько этапов. С 1918 по 1932 г. длилась эпоха архитектуры авангардного стиля. 1932–1954 гг. характеризуются эпохой сталинского неоклассицизма. С 1955 г. наступило время современной советской архитектуры.

История советской архитектуры не всегда хронологически совпадает с теми политическими процессами, которые происходили в СССР. Смена политического устройства, то есть утверждение единоличной власти Сталина наступила около 1929 г. Смена же архитектурного стиля – переход от авангарда к «сталинскому ампиру» – произошла в 1932 г. Дмитрий Хмельницкий пишет, что между этими двумя датами находилось время «кажущегося художественного благополучия»1. Это означает, что в этот промежуток времени власть пока не обращает особого внимания на деятельность советских архитекторов.

В эпоху господства авангарда существовала масса независимых творческих групп архитекторов. Например, Московское архитектурное общество (МАО), созданное еще в 1867 г. М.Д. Быковским. Его можно считать первым творческим объединением московских архитекторов и строителей. МАО просуществовало до 1930 г.

В 1923 г. сформировалась самостоятельная творческая организация Ассоциация новых архитекторов (АСНОВА). Ее лидерами были Н. Ладовский, Н. Докучаев и В. Кринский. Они считали себя рационалистами, потому что «стремились на научной основе обосновать восприятие пластических форм архитектуры»1. Рационалисты отдавали ведущую роль архитектурной форме, но вместе с тем учитывали еще и ее тесную связь с функцией и конструкцией здания.

В 1925 г. оформилось Объединение современных архитекторов (ОСА). Его лидерами являлись А. Веснин, В. Веснин, М. Гинзбург. Они противопоставляли себя АСНОВА и назывались конструктивистами. Конструктивизм отстаивал основы утилитаризма и функционализма. Александр Стругач так объясняет суть данного направления: «… единственно верной формой конструктивисты считали результат грамотного разрешения функционально-конструктивной основы проектируемого здания»2.

К концу 1920-х гг. можно отнести культурную революцию. Она проводилась за счет творческих организаций таких как АХРР, РАПП, ВОПРА и др. Хмельницкий называет их «пролетарскими творческими организациями3. Они должны были подчинить своему влиянию всю художественную интеллигенцию, взять ее под свой контроль и навязывать свои идеи и взгляды. «Пролетарский террор был первым шагом на пути к введенной в 1932 г. полной централизации управления культурой»4.

Рапповцы и вопровцы, занимаясь фактическим уничтожением художественной критики, стилевого разнообразия, внедрением «классовой борьбы» в искусство, рассчитывали на поощрение от вождя, на становление их партии как единственно правильной. Но и здесь Сталин продумал наперед всю ситуацию и поступил неожиданно, прежде всего для них: он запретил все художественные объединения.

Сталину, как единоличному держателю власти, была необходима четкая структура и тотальный контроль над всеми сферами жизни общества. Культура, в том числе и архитектура, не могли обойти данный принцип. В начале 1930-х гг. художественная жизнь страны претерпевает изменения.

23 апреля 1932 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) «О перестройке литературно-художественных организаций»1. На основании этого постановления расформировываются все свободные творческие организации, идеологически опасными объявляются новаторские течения в архитектуре и искусстве, власть указывает художникам на конкретные требования к художественным стилям и формам творчества, которые выразились сначала в частичном, а затем и в полном возврате к традиционализму.

С учреждением «Союза архитекторов» перестали существовать отдельные творческие объединения и даже творческие направления, течения. Каждый из членов Союза не мог высказывать отличную от его единомышленников точку зрения. Все участники должны были действовать сообща и принимать общие решения. Создание нового собственного стиля полностью исключалось.

В общем-то не только сам Сталин был приверженцем уничтожения всех свободных творческих объединений (но, конечно, после постановления 1932 г. «за» эту идею были все партийное руководство, да и все граждане в целом). Из первого абзаца «Приветствия Н.К. Крупской первому всесоюзному клубному совещанию» (20 апреля 1930 г.) можно явно проследить и недовольство Надежды Константиновны разобщенностью художественных объединений, отсутствием общего плана развития культуры страны2.

На основании постановления «О перестройке литературно-художественных организаций» в 1932 г. и после ликвидации изолированных друг от друга творческих групп (МАО, ЛОА, ОСА, АСНОВА, ВОПРА, МОВАНО, АРУ и др.) создается единый «Союз советских архитекторов» (ССА).

В состав управления ново созданного Союза по словам Хмельницкого входила «странная и пестрая компания»1. Ее составляли старые партийцы – исполнители заказов вождя (К.С. Алабян, Н.С. Мордвинов), архитекторы, как символ нового художественного стиля (А.В. Щусев, И.В. Жолтовский, В.А. Щуко) и братья Веснины. Какое положение занимали последние, Дмитрий Хмельницкий затрудняется определить, так как они были сторонниками конструктивизма, который являлся «ругательным словом, едва ли не синонимом троцкизма»2. Возможно, Сталин посчитал, что Веснины еще понадобятся ему, так как именно они занимались строительством секретных производств тяжелой и военной промышленности.

Для активной пропаганды новой «Сталинской архитектуры» ССА стал выпускать журнал «Архитектура СССР». Первый номер журнала вышел в июле 1933 г. «На его страницах фактически проиграны почти все основные идеологические и тематические линии… В программной редакционной статье «Наши задачи», от­крывавшей номер, задается жесткая структура профессиональных ценностей: среди «вредных проявлений» значатся как «псевдоархитектурный примитив «домов-коробок», так и «эк­лектическая мешанина из стилей» и «бутафорские подделки под античность», «под ренессанс» и т.п. Вполне сформировавшейся предстает и профессиональная лексика, переполненная словеч­ками типа «архитектурный фронт» и «технико-конструктивная вооруженность». Смыслообразующую же функцию несет понятие «борьба», употребляемое в различных вариантах, на двух страницах текста не менее десяти раз» – так, весьма интересно, описывает первый номер журнала Дмитрий Фесенко3.

Журнал «Архитектура СССР» – это уже чисто сталинское творение. Он полностью находился под контролем вождя. Дмитрий Хмельницкий очень точно подмечает в своем труде «Архитектура Сталина. Психология и стиль» мысль о том, что все анонимные публикации и рубрики – «это вербализованная воля партии»1.

«Стилевая переориентация», произошедшая в 1932 г., полностью изменила взгляды и идеи советских зодчих. С этого момента все советские архитекторы становятся единомышленниками, безо всякой собственной творческой идеи.

В июле 1933 г. началась так называемая «творческая дискуссия». Ее главной темой являлось обсуждение нового творческого пути советской архитектуры и проблема освоения культурного (архитектурного) наследия прошлого. Задача данной и последующих дискуссий архитекторов состояла в выработке общих взглядов, формулировок, путей дальнейшего развития в архитектурном строительстве.

В «творческой дискуссии» участвовали все архитекторы: вожди конструктивизма братья А.А. и В.А. Веснины, М.Я. Гинзбург, К.С. Мельников, А.К. Буров, формалисты во главе с Н.А. Ладовским, классицисты И.В. Жолтовский, И.А. Фомин, эклектики В.А. Щуко и А.В. Щусев, лидер АСНОВА В. Балихин и др. Каждый из них пытался в своем выступлении убедить других в своей стилевой переориентации – в обращении к классике и освоении наследия прошлого. И хоть каждый из них принадлежит к различным стилевым направлениям, они обязаны мыслить так, как того хочет советское руководство.

Хмельницкий так описывает сложившуюся ситуацию: «Гинзбург и Веснин больше не конструктивисты. Алабян, Власов, Буров за год полностью сменили стили и взгляды, а Маца и Аркин – теоретические концепции. Другими словами, врут, в той или иной степени, все участники «дискуссии». Врут от ужаса. В 1933 г. это нормальное состояние духа всего советского населения – сверху донизу»2. В 1933 г. индивидуальных теоретиков в любых областях общественной жизни (в том числе и в культуре) в СССР не осталось.


Для того, чтобы перевоспитанные архитекторы могли работать в новом стиле, им нужны были образцы для подражания. В газете «Архитектура СССР», которая пропагандировала новую архитектуру, помещались картинки с различными творческими призывами и лозунгами. Например, «Творческий опят прошлого вооружает нас в борьбе за новую социалистическую архитектуру» (Капелла Пацци Брануллески). «Переработаем архитектурный опыт минувших эпох в творческой лаборатории советской архитектуры» (Кельнский собор и палаццо Канчеллярия в Риме1). Всё это памятники античной архитектуры, к стилю и формам которых стремилась архитектурная теория Советского Союза в 1930-е гг.

Можно подвести некоторые результаты «творческой дискуссии» 1933 г., определившие дальнейшее развитие советской архитектуры:



  1. конструктивизм считался пройденным этапом и был запрещен;

  2. архитектура «пролетарская» стала архитектурой «социалистической»;

  3. разработка и использование различных стилей остаются под запретом. Единственно верным направлением считается освоение архитектурного наследия человечества, в частности рекомендованы – традиции культуры эпохи Возрождения, архитектура классической Греции и Рим;

  4. рационализм также, как и конструктивизм, остается под запретом;

  5. проведение художественной политики остается в руках Политбюро;

  6. любая самодеятельность исключается.

Переходный период от конструктивизма к сталинскому ампиру между 1932 и 1935 гг. характеризовался большим количеством конкурсов, в которых новоявленные архитекторы должны были представить формы классической архитектуры. К таким конкурсам можно отнести:

  1. конкурс на гостиницу Моссовета (позже Москва). Вначале ее авторами были Савельев и Стапран, но Сталину их вариант не понравился, поэтому он отдал проект на доработку Щусеву. Он умело скрыл за колоннами, фризами и скульптурами конструктивистский стиль здания, придав ему классический стиль.

  2. конкурс на гостиницу Интурист в Ленинграде постигла та же судьба, что и конкурс на гостиницу Моссовета. В проекте Левинсона и Фомина конструктивизм исчезает, а на смену ему приходит неоклассицизм.

  3. конкурс на здание Наркомата тяжелой промышленности. Сложность этого проекта заключалась в том, что с одной стороны необходимо осваивать наследие прошлого, а с другой стороны, архитекторы учли опыт проектирования Дворца Советов, который выражает монументальность чистыми объемами, т. е. без украшательства.

В 1930-е гг. происходит странная тенденция. Многие из проектов так и остаются нереализованными. Например, Сталин после нескольких конкурсов на здание Наркомтяжпрома передумал его строить, также не был построен Радиодом в Москве, который по задумке авторов должен был стать самым большим зданием в Европе. К нереализованным проектам относится и конкурс на Дворец техники в Москве.

Большое внимание в этот период уделялось строительству театров. А. Гринберг при участии архитекторов мастерской Щусева в Новосибирске строят театр, конечно в неоклассическом стиле, который должен был олицетворять могущество Сибири. В 1934 г. Щусев проектирует театр в Ташкенте, строительство которого было закончено после войны в 1947 г. Г. и М. Бархины проектируют Большой государственный театр в Минске в 1934 г., в стиле архитектуры императорского Рима.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница