Клуб *перекресток* представляет: вокзал для троих



Скачать 97,36 Kb.
Дата24.10.2016
Размер97,36 Kb.
КЛУБ *ПЕРЕКРЕСТОК* ПРЕДСТАВЛЯЕТ:

*ВОКЗАЛ ДЛЯ ТРОИХ*

Когда на сцену выходят трое, поневоле задаешь себе вопрос – кто здесь солист, а кто аккомпаниатор? В данном случае вопрос явно неуместен, потому что для наших сегодняшних гостей, которые в скором будущем – 25 февраля 2006 – выйдут на сцену КСП «Перекресток» с программой под названием «Вокзал для троих», равноправный диалог на сцене гитарой и стихами так же естественнен, как дорожный разговор. Клуб представляет публике своих старых друзей, хорошо известных на бардовской сцене Северной Америки - нью-йоркца Алика Алабина (А.А.), Олега Неймана из Торонто (О.Н.) и нашего бывшего земляка, ныне жителя Кливленда Романа Каца (Р.К.).

Интервью провели: Юлия Климашевская, Айзек Эстулин и Михаил Овсищер.

Ребята, прямо из названия вашей программы понятно, что в ней - опыт дорог, встреч и расставаний, всего того, что нас ждет на вокзалах судьбы. А с кем бы вам хотелось очутиться в одном купе поезда для долгого ночного разговора? О чем был бы этот разговор? Р.К. Для ночного разговора мне нужен кто-то, кто не спит. А разговаривать можно о чем угодно. О девушках, например, которые в купe не попали...

Про девушек понятно...Итак, вы выступаете в Торонто втроем. Между тем, музыкальная направленность вашего концертного трио достаточно разнообразна – от традиционной авторской песни до блюзов и джазовых стандартов. Как могут уживаться в одной программе такие разные музыкальные жанры и стили? Р.К. Уживаются спокойно. Мы доверяем вкусам друг друга и, готовя наше совместное выступление, постараемся найти правильный баланс. А.А. Даже не знаю... Наверное, как борщ, жаркое и компот в одном обеде - если хорошо приготовить и правильно сочетать, то одно за другим будет вполне вкусно. O.Н. Oпыт показал, что оба жанра прекрасно помещаются в одном концертном «флаконе». Расчет прост - и авторская песня, и джаз прежде всего ориентированы на вдумчивую и подготовленную аудиторию.



Знаю, что любовь необъяснима, но все же – за что вы все трое любите джазовую музыку? А.А. Это уже не просто любовь. Это жизнь – суровая и беспощадная. Р.К. Да настроение от джаза хорошее. Гармонии красивые. И еще при этом Олег и Алик могут показать, как это сыграть на гитаре.А дальше уже начинается «марьяж» с авторской песней. Главное, чтобы все было в общем контексте... О.Н. Знаменитый американский актер Стив Мартин как-то пошутил: «Говорить о музыке - все равно что танцевать об архитектуре». Если говорить о любви к джазу, то ее легко ощутить, но невозможно обьяснить... Можно сказать, что это любовь вопреки засилию массовой культуры и пошлости. Наверное, она и обьединяет джаз с авторской песней...

Ребята, мы узнали и полюбили вас уже нынешних – взрослых, зрелых музыкантов, но хотелось бы понять, откуда что начиналось и как складывалось. Поведайте об этапах своего музыкального развития и творческой биографии.

Р.К. Начиналась обычно-стандартно. Музыкальная школа для общего развития, технический вуз, клубы, вечеринки, гитарный аккомпанемент. Случайные знакомства

с интересными людьми, последствия, опять знакомства, поездки, командировки, жена, дети, творческие муки, иммиграция , взросление, матерение и осознание. А впервые гитару в руки я взял в спортивном лагере, в возрасте двенадцати лет. Первая песня, которую выучил о непростой любви курсанта. Так про любовь и пою.

А.А. У меня все началось с детства, но складывалось довольно извилисто. Сначала выгнали из музыкальной школы (сказали – способный, но ленивый). Потом были попытки уже в подростковом возрасте вписаться хоть куда-нибудь – в КСП, рок-клуб, для джаза я еще был зеленый (а учился тогда в медицинском училище)... Лет в 17 мне посчастливилось встретить Сергея Швеца – очень талантливого композитора. Он и оказал на меня основное влияние, дал толчок к тому, чтобы музыка стала уже профессией. Выступая дуэтом, мы объехали всю страну, записали пластинку на «Мелодии», познакомились с кучей интереснейших авторов-исполнителей. Дальше – больше, я стал брать уроки джазового фортепиано. Уже здесь, в Америке, я закончил джазовое отделение «New School University» по композиции и аранжировке. Там и ноты выучил...

О.Н. Если вкратце, то в детстве учился на скрипке, впервые гитару взял в руки в 14 лет и с тех пор не выпускаю. Закончил технический ВУЗ, затем эстрадное отделение музыкального училища по классу гитары, работал в театральном оркестре, выступал в составе различных профессиональных коллективов, преподавал. С переездом в Канаду сменил профессиональный профиль на компьютерный, но продолжаю заниматься музыкой исключительно для души, о чем, собственно, давно мечтал.

Музыкальные предпочтения любого музыканта определяют во многом и собственное его творчество. Что вы слушаете? Кто сейчас является вашими любимыми музыкантами – в авторской песне и не только? Кто на вас в свое время повлиял?

Р.К. Я слушаю хороших, близких мне по духу авторов и исполнителей. Им же отдаю предпочтение, независимо от жанра. На меня в свое время повлияла атмосфера Ленинградского клуба «Меридиан», нашего институтского ансамбля.

А.А. Имен слишком много придется называть... Если говорить об известных авторах

и исполнителях, то это Сергей Никитин, Юрий Устинов, Владимир Ланцберг, Евгений Клячкин. Из менее известных, которые оказали большее влияние – Сергей Швец и Игорь Набоких. А если речь идет о джазе, мировой музыке – список займет страницы.

На заре авторской песни она не мыслилась иначе, как исполняемая под аккомпанемент одной или двух нестройно звучащих гитар. Но уже давно АП звучит и в оркестровых аранжировках, с богатым звучанием и привлечением множества инструментов и эффектов звукозаписи. Это делали и Высоцкий, и Никитин, и даже Ланцберг. Зачем, как вам кажется, автор или исполнитель идет этим путем? Добавляет ли это что-либо к первоначальному замыслу песни, не отвлекает ли от главного в ней – песенной поэзии? Р.К. Возможности технические изменились, и естественно, что записывающая публика этим пользуется. А добавит ли это что-либо к первоначальному замыслу зависит от вкуса, такта и общей культуры аранжировщика. А.А. Автор или исполнитель, как правило, знает, насколько звучание даже одного добавленного инструмента может изменить или усилить смысл всего произведения. Но пользуются этим все по-разному, а поскольку аранжировка - это вообще отдельное искусство, которым нужно владеть, то и результаты разные. Иногда это добавляет краску, а иногда уничтожает смысл.



Генрих Нейгауз как-то сказал: «Звук должен быть окутан тишиной». Великий пианист, видимо, знал, о чем говорил. Применима ли эта максима к авторской песне? Р.К. Я думаю, что в песне звук не должен мешать словам, если они, конечно, стоят того, чтобы быть услышанными. А.А. Если это подразумевает, что люди, пришедшие на концерт, очень внимательно слушают тех, кто на сцене, то безусловно. О.Н. Паузы не менее важны, чем ноты, а порой несут и более значительную смысловую и эмоциональную нагрузку, заставляют встряхнуться, прислушаться. Именно тишина позволяет каждой ноте или слову прозвучать снова.

Роман, к Вам лично есть вопросы. У каждого хорошего исполнителя (я, несомненно, причисляю Вас к этому тонкому слою актеров бардовской сцены) есть, видимо, свои артистические качества или приемы, которые делают акт исполнительства стопроцентно успешным. Есть ли такие и у Вас?

Р.К. Конечно, есть приемы. Надо быть самим собой, надо все слова песен помнить, репетировать надо. Надо быть людям благодарным за то, что они к тебе хорошо относяться, и стараться по мере возможности радовать их.
А еще говорят, что Вы все время в поиске новых песен и авторов, популярных и малоизвестных, которых было бы интересно исполнять. Есть свежие находки?

Р.К. Всегда хочется исполнять что-то новое, а иначе скучно. Поиск хороших песен, интересных авторов - занятие мучительное. В этом году открытием для меня стал московский автор Александр Левин. Всегда открытие - новые песни С.Никитина, Ю.Кима, В.Музыкантова. Песни Алика Алабина тоже в свое время открытием были. Любая встреча с незаурядным, талантливым человеком - это открытие.
Алик, и к Вам тоже вопросы накопились. На мой слух, Ваше творчество во многом выходит за пределы того, что слушатель традиционно привык понимать под жанром авторской песни. А может, оно просто эти пределы раздвигает? И что в Вашем музыкальном пространстве стоит под номером один - песни? Джазовое фортепиано? Гитара?

А.А. Я не думаю, что мои песни выходят за пределы жанра авторской песни, во всяком случае в моем понимании. Другое дело, что музыкальные средства, которыми я пользуюсь, могут выходить за привычные рамки – потому что в моей «копилке» уже были и джаз, и «Битлз», и классическая музыка, и творчество единомышленников; таким образом и «синтезировалось» что-то другое. А идея все та же – один человек на сцене, в сопровождении инструмента, например, гитары, поет хорошие стихи, свои или чужие. Он поет о жизни, о чувствах, о мыслях, не концентрируясь на внешних эффектах, а пытаясь высказать свою позицию. Сколько там аккордов и насколько сложны мелодии – не так уж важно, как мне кажется. И столь же неважна нумерация в «музыкальном пространстве»... Один мой преподаватель в колледже, которому я поведал свои сомнения, переходить ли мне с фортепианного отделения на композицию, сказал: “Your major is MUSIC”.
Может быть, есть какие-то еще инструменты, кроме гитары и фортепиано, которыми Вы владеете? Или не владеете, но хотели бы попробовать в будущем?

A.А. Двух инструментов вполне хватает. В детстве мечтал научиться на аккордеоне, который сейчас заменяю мелодикой – есть такая духовая гармошка. А еще хочется овладеть синтезаторным программированием, саунд-дизайном, т.е. конструкцией звука.
Песни на стихи каких поэтов Вы любите писать?

А.А. Тех, которые пишут хорошие стихи. Если серьезно, то явных предпочтений одних поэтов перед другими нет, и никогда не было цели создавать музыкально-поэтические циклы на стихи одного поэта. Если назвать навскидку несколько русских поэтов, которых я глубоко чту, и на чьи стихи у меня есть песни, то это – Иосиф Бродский, Бахыт Кенжеев, Юнна Мориц.
Алик, вы давно выступаете с Ромой и Олегом. Хотелось бы услышать несколько слов о них.

Мне очень нравится Ромино исполнение, То есть нравится то, что весь спектр эмоций, который воoбще существует, может присутствовать в одной песне, которую Рома поет- от юмора, иронии и дворового куража до тонкой интеллектуальной лирики.

В Олеге мне нравится то, что он, будучи очень хорошим и тонким музыкантом, замечательно умеет слышать, с ним можно одновременно *думать* на инструменте, получается не просто дуэт, типа *мелодия-аккорды*, а какой-то диалог, более сложный и интересный.
Олег, теперь Вам к барьеру. Не хочется употреблять слова «кумиры»... И все-таки – они у

Вас есть? Кто интересен Вам в авторской песне, джазовой или, может быть, иной музыке?

О.Н. Непростой вопрос, но вот несколько имен, первыми приходщих на ум: Сергей Никитин, Билл Эванс, Майлз Дэвис, Сергей Прокофьев....
Олег, судя по Вашим ответам и биографии, Вы – музыкант по профессии. Не секрет, что многие профессионалы откровенно сторонятся жанра авторской песни как чего-то несерьезного, и на фестивалях АП их практически не увидишь. Как же вам случилось попасть в эту среду?

О.Н. Песни Высоцкого, Галича, Окуджавы с раннего детства звучали в нашем доме, так как мой отец был заядлым туристом и страстным коллекционером бардовской песни. Хорошо помню эти громадные 500-метровые бобины с ароматом пропахшей уксусом от частых склеек пленки 2-го типа Шосткинского химкомбината и монументальную магнитолу «Днепр», на которой это все бесконечно игралось. И так уж повелось, что любители авторской песни всегда находились в кругу моих друзей.
Ребята, существует мнение, что сегодня жанр АП музыкально и поэтически обеднен. Может, просто у некоторой части ваших слушателей с возрастом постепенно повысилась планка?

Р.К. Музыкальная составляющая песни зависит от автора музыки и исполнителей. Если они ограничены в своих возможностях по каким-то причинам, то и результат соответствующий. Так было всегда.

А.А. Я не думаю, что весь жанр обеднен – музыкально или поэтически. Всегда есть талантливые люди, которые делают что-то новое, интересное. Но, конечно, есть и явное влияние всепроникающей коммерциализации искусства, попытки привлечь массового слушателя с помощью упрощения, подмены ценностей. Нет ни одного жанра искусства, в котором бы сегодня не стояла эта проблема.
У каждого из вас за плечами не один год жизни в эмиграции. Что есть сегодня авторская песня вне России? В качестве русских музыкантов в эмиграции, как вы сейчас себя чувствуете? Атмосфера другой страны и другой культуры как-то сказывается на вашем творчестве, на вашей творческой концепции?

Р.К. Это пусть Алик с Олегом отвечают. На моей концепции уже ничего не скажется, тем более, что я себя к музыкантам не отношу .

А.А. Эмиграция – это довольно жестокое испытание для любого творческого человека, особенно связанного с культурой своей страны и с языком. Но это и уникальная возможность взглянуть на вещи по-иному, переосмыслить какие-то ценности, пересмотреть во многом собственные взгляды, приобщиться и понять что-то другое, нежели то, к чему привык.
Ребята, чем будет наполнена ваша новая программа? Что аудитория сможет услышать? Кого вы ждете на свой концерт – знатоков песенного жанра или любителей джаза?

Р.К. Мы будем играть и петь хорошие разные песни - то, что прежде всего интересно сегодня нам самим, что греет и радует. А если это еще и понравится всем людям доброй воли, пришедшим на концерт, то можно считать, что затея удалась.

А.А. Мы будем играть и петь то, что любим сами – хорошую музыку, песни на хорошие стихи, не фокусируясь на жанровой принадлежности. А на концерт ждем тех, кто захочет все это увидеть и услышать.

И последний вопрос на сегодня. КСП в Торонто отмечает в этом году свое десятилетие. Да-да, прошло уже почти десять лет с того дня, как впервые любители авторской песни собрались здесь под «крылом» Зиновия Куролапа. Ваше выступление мы рассматриваем как дорогой, (но, надеемся, не единственный) подарок к этому юбилею. Что есть наш клуб, по-вашему мнению, в культурном спектре русского Торонто? Р.К. Для людей, которые любят и слушают авторскую песню, клуб "Перекрёсток" - это место встреч, общения, открытия для себя новых песен и имён. Если говорить о творческом потенциале, то я, пожалуй, ничего похожего в Америке не видел. Очень сильный у нас клуб. А.А. Я не из Торонто, но уверен, судя по составу клуба и посещаемости организуемых им концертов, что КСП «Перекресток» занимает очень важную, необходимую нишу в культурной жизни русской общины города.



Вы сможете посидеть в одном купе с нашими сегодняшними собеседниками, послушать хорошую музыку и песни, если придете на концерт в субботу 25 февраля в 6 pm в NCC (172 Drewry Ave. North York). Билеты по $15 можно заказать по тел. (416) 473-6707 Айзек, (905) 886-7189 Миша, Таня.

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница