Креольский язык босаль в художественной литературе кубы второй половины XIX середины XX века



Скачать 364,86 Kb.
Дата06.12.2017
Размер364,86 Kb.
На правах рукописи

Ишкова Ирина Борисовна




КРЕОЛЬСКИЙ ЯЗЫК БОСАЛЬ

В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ КУБЫ

ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX - СЕРЕДИНЫ XX ВЕКА

Специальность 10.02.05 - романские языки

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва - 2009

Работа выполнена на кафедре испанского языка факультета иностранных языков и регионоведения Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова
Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент

БЕНЧИК Виолетта Михалевна
Официальные оппоненты: доктор филологических наук, доцент

ПОПОВА Таисия Георгиевна
кандидат филологических наук

ДВОРЕЦКАЯ Екатерина Валерьевна
Ведущая организация: Московский государственный институт

международных отношений (Университет)

МИД России
Защита состоится «____» _______ 2009 г. в час. мин. на заседании диссертационного совета Д 501.001.04 при Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова.

Адрес: 119192 г. Москва, Ломоносовский проспект, д. 31, корпус 1, факультет иностранных языков и регионоведения.


С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.
Автореферат разослан «____»_______ 2009 г.
Ученый секретарь

диссертационного совета Е.В. Маринина

Реферируемая работа посвящена исследованию особенностей босаля, креольского языка Кубы, и его функционирования в художественной литературе Кубы второй половины XIX – середины XX века.

Босаль, существовавший в качестве средства общения на Кубе в заявленный временной период, изначально представлял собой жаргон африканских рабов, ввезенных на Кубу для работы на плантациях, - смесь испанского языка и африканских языков и диалектов. Затем, по мнению ряда исследователей, в том числе Х. де Гранда Гутьеррес (de Granda Gutiérrez), Р. Отегея (Otheguy), У. Стюарта (Stewart) и М. Перла (Perl), он подвергся процессу креолизации, в результате чего появилось языковое образование, фонетические, лексические, грамматические особенности которого позволили причислить его к креольским языкам. В настоящем диссертационном исследовании босаль понимается как креольский язык. Ко второй половине ХХ века, в общем ключе тенденций глобализации, босаль был вытеснен доминирующим испанским языком, тем не менее, оставив свой след во многих областях языковой жизни кубинского общества и, в первую очередь, в художественной литературе. Анализ языка включает в себя обобщение данных, извлекаемых из всех без исключения областей функционирования языка, в том числе, из произведений художественной словесности, что и определило выбор темы диссертационного исследования.

Актуальность темы исследования заключается в том, что она принадлежит к одному из приоритетных направлений в лингвистике, которое позволяет раскрыть взаимосвязь между развитием языка и внеязыковой действительностью. Значимость работы определяется потребностью в анализе особенностей функционирования контактных языков как типологической разновидности, и, в частности, креольского языка Кубы из-за недостаточной изученности проблемы. Специфика подхода к теме в диссертационной работе связана с тем, что сегодня в научном мире не существует единого мнения относительно типологического определения босаля как креольского языка. Системное описание разноуровневых языковых особенностей босаля (фонетических, лексических и словообразовательных, морфологических, синтаксических), произведенное в настоящем диссертационном исследовании, призвано, в ряду прочего, обосновать и подвести практическую базу под концепцию сторонников причисления босаля к языкам креольского типа, что также определяет актуальность исследования.

Целью исследования является комплексный лингвистический анализ особенностей креольского языка босаля, использованного в качестве языковой характеристики персонажей в художественной испаноязычной литературе Кубы второй половины XIX – середины XX века.

Цель работы определила следующие задачи исследования:



- установить на основе лингвистических и экстралингвистических данных особенности процесса формирования и функционирования босаля и обосновать концепцию причисления босаля к креольским языкам;

- выявить и описать характерные языковые особенности босаля как креольского языка на уровне фонетики, лексики, словообразования, синтаксиса;

- разработать принцип и осуществить отбор литературных памятников, содержащих материал, необходимый для лингвистического исследования речи персонажей, характеризующейся наличием в ней черт, присущих босалю;

- произвести системный лингвистический анализ текста из отобранных ранее художественных произведений, выявить характерные языковые особенности и сравнить их с совокупностью языковых черт, определяющих босаль;

- установить аутентичность босаля, использованного в качестве языковой характеристики персонажей в художественных произведениях, написанных на испанском языке на Кубе во второй половине XIX - середине XX века.

Объектом исследования является речь персонажей художественных произведений кубинских авторов XIX - XX веков. В качестве материала для исследования были использованы:

- текст реплик персонажей из пьес театра-буфф: сквозного персонажа Хосе из пьес «Ученые негры» Франсиско Фернандеса Вилароса (Francisco Fernández Vilarós. Los negros catedráticos, 1868) и «Негр-щеголь, или Двадцать лет спустя» Педро Пекеньо (Pedro Pequeño. El negro cheche o 20 años después, 1868); Матео из пьесы «Праздник в доме управляющего плантацией» Э. де Сафра (Enrique de Zafra. La fiesta del mayoral, 1870). Реплики использованы в полном объеме;

- текст цикла стихов «Мотивы Сона» Николаса Гильена (Nicolás Guillén. Motivos de Son, 1930), также взятый в полном объеме;

- фрагменты текста романа-очерка «Заросли» Лидии Кабреры (Lydia Cabrera, El Monte, 1954).

Предметом исследования являются особенности использования креольского языка босаля в художественной испаноязычной литературе Кубы второй половины XIX – середины ХХ века.

Теоретической основой для исследования послужили положения, разработанные в зарубежных и отечественных трудах по теории языковых контактов таких лингвистов, как Р.А. Холл (Hall, 1966), Д.Х. Хаймс (Hymes, 1971), Дж.Р. Рикфорд (Rickford, 1975), Д. Бикертон (Bickerton, 1977), Дж. Холм (Holm, 1989), П. Мюльхойслер (Mühlhäusler, 1997), М.В. Дьячков (1987), В.И. Беликов (1998), Е.В. Перехвальская (2006). Вышеуказанные лингвисты не обращались к разработке темы босаля, но, во многом, создали современную креолистику, определили ключевые понятия и вывели основные характеристики контактных языков. Теоретической базой настоящей диссертации явились также труды по сопоставительному и общему языкознанию Э. Сепира (1934), Л.В. Щербы (1957), по романскому языкознанию Г.В. Степанова (1979), В.Ф. Шишмарева (2002), этнографии Ф. Ортиса (Ortiz, 1936), Э.Г. Александренкова (1998), по литературоведению и исследованию языка художественной литературы В.В. Виноградова (1994), Г.О. Винокура (2006). В работе использованы теоретические выводы лингвистов, непосредственно исследовавших босаль: Х. де Гранда Гутьерреса (de Granda Gutiérrez, 1968), Р. Отегея (Otheguy, 1973), С. Вальдеса Берналя (Valdés Bernal, 1987), У. Лопеса Моралеса (López Morales, 1992), Дж.М. Липски (Lipski, 2006).

Характер языкового материала, а также поставленные цели и задачи определили методы и приемы исследования. Исследование носит комплексный характер, что обусловлено определенной пограничностью тематики. В работе совмещено несколько подходов к изучаемому явлению. Применялись дескриптивный метод, логико-понятийный метод, метод сопоставительного анализа, также использовались приёмы лингвистического анализа.

Научная новизна исследования обусловлена тем, что впервые в российской романистике предметом исследования является кубинский креольский язык босаль. Представлен анализ теоретических материалов по вопросу существования и функционирования босаля. Проведено детальное лингвис­ти­чес­кое исследование име­ю­щих­ся материалов, на основе которого сделаны выводы относительно использования босаля в художественной литературе Кубы, что и составляет теоретическую значимость исследования. Теоретическая значимость также состоит в том, что диссертационное исследование выявляет индивидуальные тенденции развития языка романской группы (испанского языка) на территории Кубы и специфику его трансформирования в босаль на этапе ассимиляции африканского населения в кубинском обществе.

Практическая значимость заключается в том, что результаты исследования могут быть использованы в качестве базового материала и принципа исследования как при анализе художественных произведений других кубинских авторов, вводивших элементы босаля в свои произведения, так и при изучении литературных памятников, в которых использованы элементы прочих креольских языков. Результаты исследования могут быть применены в курсах по регионоведению, диалектологии испанского языка, теории языковых контактов, истории латиноамериканской литературы. Лингвистический анализ, проведенный в работе, имеет значение как аргумент в пользу причисления босаля к языкам креольского типа и выведения босаля в качестве полноправной единицы языковой карты мира. Имеются все предпосылки для дальнейшего изучения босаля с целью его международного признания, что, в перспективе может оказаться вполне реализуемым. Так, в частности, язык паленкеро (департамент Боливар, Колумбия), который до 1968 года типологически не причислялся к креольским языкам, даже несмотря на высокую степень его изученности, все же был признан мировым научным сообществом, принявшим сторону исследователей-лингвистов, настаивавших на том, что «языковое образование» паленкеро – креольский язык. На фоне подобного процесса признания языка паленкеро настоящая работа ставит своей целью способствовать установлению статуса босаля.

Основные теоретические положения, выносимые на защиту, можно сформулировать следующим образом:

  1. Процесс формирования контактных языков имеет свои особенности, закономерности, он возможен при определенных условиях языкового и внеязыкового характера.

  2. Такого рода условия имели место на Кубе, что позволяет, вслед за рядом авторитетных ученых, причислить босаль к языкам креольского типа.

  3. Босаль, функционировавший на Кубе, имел определенные языковые особенности, которые должны быть использованы при анализе текста художественных произведений для сопоставления с имеющимся лингвистическим материалом.

  4. Принцип отбора литературных памятников, из которых извлечен материал для исследования речи персонажей, – разнообразие художественных произведений по таким параметрам, как время написания, род литературы и художественный метод. Таким образом, соблюдается максимальная объективность исследования.

  5. Лингвистический анализ отобранных произведений на различных языковых уровнях:

а) В пьесах театра-буфф использован босаль в качестве языковой характеристики персонажей. На всех языковых уровнях имеет место ряд особенностей, присущих креольскому языку, анализ которых подтверждает, что в драматических произведениях использовался особый язык, босаль, функционировавший в то время на Кубе как креольский язык.

б) В тексте цикла стихов Н. Гильена «Мотивы Сона» ни на одном языковом уровне не зафиксированы черты и признаки, которые однозначно могли бы быть охарактеризованы как присущие креольскому языку босалю. Данный факт указывает на то, что Н. Гильен произвел попытку стилизовать речь персонажей своего произведения, имитируя речь негров-босалей, что ему удалось лишь частично.

в) В романе-очерке Л. Кабреры «Заросли» использована разновидность креольского языка или, как вариант, «посткреольский континуум», что подтверждает факт существования креольского языка вплоть до середины ХХ века.

Апробация работы. Результаты ис­следования были представлены в док­ла­дах и вы­ступ­лениях на конференции МГУ «Актуальные проблемы иберо-романистики» (М., 2006) (тезисы опубликованы), V Международной конференции «Языки в современном мире» (М., 2006) и в опубликованных статьях по теме исследования.

Структура диссертации определена ее целями и задачами. Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, библиографического списка и трех приложений.

Основное содержание диссертации


Во введении дается обоснование выбора темы исследования, актуальности, научной новизны, формулируется объект и предмет исследования, определяются его цель и задачи, характеризуется теоретическая и практическая ценность работы.

В Главе 1 «Специфика формирования и функционирования босаля как креольского языка Кубы» обосновывается концепция причисления босаля к языкам креольского типа, которой придерживается автор работы. Для этого изначально даются дефиниции ключевых понятий креолистики.

Термин босаль (bozal) обозначает язык, который окончательно сформировался ко второй половине XIX века на базе испанского языка в среде африканских рабов, доставленных на Кубе для работы на плантациях, в процессе коммуникации с испанскими рабовладельцами. Термин восходит к латинскому этимону bucceus, что означает «губа», «рот» - таким образом испанские колонизаторы подчеркивали, что африканцы не похожи на белых, в том числе и из-за больших губ. В работах Г.В.Степанова встречаются два варианта перевода этого термина: «язык диких негров»1, «язык негров-новичков»2. В реферируемой работе термин оставлен в том виде, в каком он принят в кубинской лингвистической традиции, и транскрибирован на русский язык.

В работе исследуются толкования ключевых понятий креолистики - креольский язык и пиджин, - данные такими лингвистами, как Х. Шухардт (Schuchardt, 1881-1890), Р.А. Холл (Hall, 1966), Дж.Р. Рикфорд (Rickford, 1975), Д. Бикертон (Bickerton, 1977), Д.Х. Хаймс (Hymes, 1971), Ф. Бэйкер (Baker, 1993), Дж. Маквортер (Mcwhorter, 1995), П. Мюхлхауслер (Mühlhäusler, 1997), М.В. Дьячков (1987), В.И. Беликов (1998), Е.В. Перехвальская (2006).

На основе сопоставления дефиниций автор диссертационной работы формулирует собственные определения:



Пиджинэто редуцированная форма языка, не являющаяся родной для говорящего, возникшая для удовлетворения потребности в коммуникации между носителями неродственных языков, обладающая собственной грамматической структурой и вокабуляром.

Креольский языкэто язык, имеющий свой коллектив носителей, для которых он является родным, удовлетворяющий все коммуникационные потребности этого коллектива; отличительной особенностью креольского языка является способ его происхождения путем процесса креолизации из пиджина или иной языковой разновидности.

В первой главе исследуется история учений о креольских языках, анализируются основные современные теории, касающиеся механизма, причин и условий возникновения такого рода языков. Среди основных теорий воз­никновения контактных языков выделяются теории полигенеза, теория язы­ка для иностранцев, теория биопрограммы, теория фор­ми­ро­ва­ния кон­тактных язы­ков путём поэтапного удаления от язы­ка-источ­ни­ка, теория «праг­ма­ти­ческо­го кода». Реферируемая работа основывается на теории моногенеза, появившейся в 90-х годах XIX века. В соответствии с ней все пиджины и креольские языки на европейской основе имеют общую генеалогию. В 1972 году Р. Томпсон (Thompson) выдвинул гипотезу о родстве всех креольских языков между собой и возможности возвести общекреольскую грамматику к раннему португалоязычному протопиджину XVI века. Протопиджин восходит к средневековому средиземноморскому пиджину, известному как сабир, или лингва франка (Whinnom, 1977). В своей исходной форме теория моногенеза, т.е. сведение к од­но­му источнику всех пид­жинов и креольских языков, представляется несовершенной, тем не менее, основные ее положения, с точки зрения автора диссертационного исследования, достаточно убедительны.

Другим спорным вопросом креолистики, который рассматривается в работе, яв­ляется вопрос о роли каждого из кон­тактировавших язы­ков (субстрата и суперстрата) в фор­ми­ро­ва­нии контактных языков. Диссертационное исследование основывается на теоретических принципах, разработанных К. Лефевр (Lefebvre, 1998) в своей теории релексификации. Утверждается, что креольский язык образуется следующим образом: пиджин, первоначально основанный на португальской лексике, постепенно меняет основную ее часть на испанскую или английскую (или любую другую, относящуюся к языку-суперстрату, по-другому, к языку-лексификатору), сохраняя преемственность грамматической системы языка-субстрата (африканские и другие языки, носители которых впоследствии перешли к овладению пиджином и далее – креольским языком). Смена основной части словаря при сохранявшейся, в основном, неизменной грамматической структуре именуется релексификацией.

В ряду прочего, для образования креольских языков необходимо, чтобы сложились определенные экстралингвистические условия, и только в этом случае из языков субстрата и суперстрата может быть сформирован креольский язык. Среди данных условий, выделенных М.В. Дьячковым, фигурируют следующие: а) социальное доминирование одного языкового коллектива (носителей языка-суперстрата) над другим или другими (носителями языка или языков-субстратов), б) психологическая дистанция между ними, в) низкая грамотность колонизированных народов, г) ограниченность контактов при отсутствии известного всем языка-посредника1.

Анализ истории афро-испанских отношений показал, что все необходимые экстралингвистические условия для образования креольского языка на Кубе присутствовали. Кроме того, косвенно подтверждают тот факт, что босаль являлся креольским языком, и данные о демографической ситуации на Кубе той эпохи, и общая языковая картина в зоне Карибского бассейна.

Было установлено, что африканцы, которые относились более чем к 99 различным народностям и говорили на разных языках и диалектах (от 173 до 300), к моменту прибытия на Кубу владели афро-португальским жаргоном, состоявшим из крайне ограниченного набора слов португальской лексики, организованой в высказывания простейшим способом. «Смесь» испанского языка, португальского протопиджина и африканских языков и диалектов, впоследствии названную босалем, африканцы стали использовать как для общения со своими хозяевами, так и между собой.

Исследование теоретической базы (трудов Х. де Гранда Гутьерреса (de Granda Gutiérrez, 1968), Р. Отегея (Otheguy, 1973) и др.) показало, что босаль обладал рядом характерных особенностей в области фонетики, лексики и словообразования, морфологии частей речи и их грамматических форм, синтаксиса предложения, подтверждающих его принадлежность к креольским языкам. В области фонетики – это симплификация фонетической системы по сравнению с языком-суперстратом (опущение конечного и интервокального /r/, неразличение l/r, seseo, опущение интервокального /d/, выпадения /l/, опущение /s/, редукция гласных). В области лексики в босале выделяются четыре источника заимствований: слова, пришедшие из испанского языка, составлявшие базовую часть лексического запаса негров-босалей; слова африканского происхождения; слова португальского происхождения, пришедшие в босаль из протопиджина, которым владели африканцы; слова индейского происхождения (в наименьшей степени). В области словообразования был характерен пропуск слогов в словах, специфический способ преобразования словосочетаний в составные слова, типичный для всех языков креольского типа. Из особенностей морфологии частей речи особо выделяется использование аспектных показателей va, ta и ya, а также частое употребление глаголов, пропуск артиклей, пропуск предлогов. Некоторые части речи, принадлежавшие лексическому корпусу языка-суперстрата, обладали в босале специфическими грамматическими формами: характерно отсутствие согласования по роду между существительными и другими изменяемыми по родам частями речи, отсутствие опущения личных местоимений из-за неизменяемости глаголов по лицам и числам. Категория времени глагола была представлена, в основном, простыми временами. В области синтаксиса выделяется преобладание простых синтаксических конструкций, в подавляющем большинстве случаев прямой порядок слов.

Как показало исследование специфики формирования и функционирования босаля, этот процесс имел свои особенности, которые позволяют автору работы вслед за рядом авторитетных ученых причислить босаль к языкам креольского типа. Наряду с этим важным для реферируемой работы выводом, выявлены лингвистические особенности босаля, которые должны быть использованы при анализе текста художественных произведений для сопоставления с имеющимся лингвистическим материалом.



В Главе 2 «Литература Кубы XIX-XX веков» определяется принцип отбора литературных памятников, из которых должен быть извлечен материал для исследования речи персонажей. Критерии для отбора формулируются следующим образом:

- ограничение по времени создания произведения: XIX - середина XX века - время существования босаля на Кубе;

- произведения должны отличаться по времени их написания для того, чтобы была возможность проследить эволюцию босаля;

- предположительная тематика произведений - та, где образ африканца в кубинском обществе играет существенную роль. Здесь больше вероятность обнаружить в речи персонажей черты, присущие босалю;

- метод, который использует писатель для создания произведения, также важен: его необходимо учитывать (за исключением реализма), чтобы не допустить ошибки, отождествив художественно оформленный текст с условно-реальным;

- род литературы, как и жанровая принадлежность произведения, оказывает значительное влияние на художественный текст. Для объективного анализа предпочтительно, чтобы выбранные для анализа произведения отличались друг от друга по роду.

Материал, выбранный на основании данных критериев, с точки зрения автора диссертационной работы, позволяет претендовать на максимально полное раскрытие заявленной темы работы.

В ходе краткого обзора литературы периода второй половины XIX - середины ХХ века были определены основные литературные течения и их представители, произведения которых могут являться источниками для лингвистического исследования:

- Театр-буфф, принципиально новый литературно-театральный феномен, уникальный не только как форма искусства, но и как источник знаний о языке, на котором говорили различные слои населения Кубы во второй половине XIX века. Театр-буфф зародился на Кубе в сороковые годы XIX века и соединил в себе европейские развитые театральные формы (жанры сайнете и тонадильи) и песенно-танцевальный негритянский фольклор. Самым колоритным персонажем в театре-буфф считается «негрито», карикатура на безграмотного африканца. Язык этого персонажа насыщен всякого рода нарушениями общепринятой нормы испанского языка. Литературная речь негрито, пусть и доведенная в некоторых эпизодах до абсурда, являет собой набор повторяющихся, типичных, а потому и показательных языковых феноменов, из которых состояла речь африканцев.

- Течение «негризма», знаковое явление в кубинской художественной литературе, появилось в латиноамериканской культуре в 1930-е годы, тогда же были разработаны новые принципы художественного освоения афро-американской тематики. Николас Гильен (1902-1989), один из основоположников «негризма», использует разные поэтические формы. Так, цикл стихов «Мотивы Сона» как бы «положен» на ритм широко распространенного кубинского сона (сон - музыкальный жанр, оригинальный кубинский ритм, известный в одном из его вариантов под названием «сальса»); в своем цикле стихов Гильен говорит словами народных персонажей, неких архетипов: Бито Мануэ, Мулатки, Негра.

- «Черные» сказания Лидии Кабреры (1899-1999), писательницы, этнолога, исследователя африканских культов, которая, как считают исследователи ее творчества, наиболее достоверно показала мир африканцев в своих многочисленных произведениях. Это малоизвестный и совершенно не исследованный в лингвистическом плане в нашей стране автор. Ни одна ее книга не переведена на русский язык, нет ни одного исследования ее творчества. А среди ее творческого наследия – многочисленные и очень популярные на Кубе этнографические очерки, рассказы, новеллы и сказки. Ее книги наполнены описаниями экзотических с точки зрения европейца верований, ритуалов, африканских культов. Ее труды обладают большой исторической, культурной, религиозной и лингвистической ценностью. Ее книги - богатый источник не только для исследований по антропологии, культуре и религии афрокубинцев, но и бесценное творческое наследие, из которого можно почерпнуть сведения об исследуемом в диссертационной работе креольском языке босале.

Далее в работе был произведен отбор литературных произведений:

- Три костумбристские комедии театра-буфф «Ученые негры» Франсиско Фернандеса Вилароса (Fernández Vilarós, 1868), «Негр-щеголь, или Двадцать лет спустя» Педро Пекеньо (Pequeño, 1868), и «Праздник в доме управляющего плантацией» Энрике де Сафра (de Zafra, 1870). Отобранные пьесы относятся к «костумбристским» сайнетам, которые отличает стремление к точности в изображении быта, характеров, интерес к самым мелким деталям повседневной жизни. Первые две пьесы входят в трилогию “Los negros catedráticos”. Перевести это название однозначно на русский язык достаточно затруднительно. Следуя логике пьес, слово «catedratismo» переведено в реферируемой работе как «псевдоученость».

В пьесах «Ученые негры» Ф. Фернандеса Вилароса и «Негр-щеголь, или Двадцать лет спустя» П. Пекеньо действует сквозной персонаж Хосе, речь которого представляет интерес в качестве материала для лингвистического исследования. Также показательной является речь Матео, персонажа пьесы «Праздник в доме управляющего плантацией» Э. де Сафра (текст реплик взят в полном объеме).



- Цикл авангардистских стихов «Мотивы Сона» Николаса Гильена (Guillén, 1930). В цикл «Мотивы сона» входят восемь стихотворений: «Негр-губошлеп» //Negro Bembón//, «Мулатка» //Mulata//, «Сонгоро косонго» //Sóngoro Cosongo//, «Шагай...» //“Sigue…”//, «Надо быть смелым» //Que tener voluntá//, «Ищи-ка монету» //Búcate plata//, «Моя дев­чонка» //Mi chiquita//, «Ты не говоришь по-английски» //Tu no sabe inglé. Авангардизм Гильена выражается в свободе его стиля, ставшего в определенном отношении революционным как в социальном плане, так и в стилистическом, литературном и языковом отношении.

Сам Гильен так характеризует свое произведение: «Я попы­тался ввести в кубинскую литературу — не в виде простого музыкального мотива, а как эле­мент подлинной поэзии — то, что можно было бы назвать «стихотворение-сон»... цель была — представить в форме, быть может наи­более подходящей, беглые картинки нравов и типы людей из народа, таких, какими мы их видим каждый день. Так, как они разговари­вают. Так, как они мыслят...»1.

Это высказывание Н. Гильена явилось, в значительной степени, определяющим при выборе литературного произведения для последующего лингвистического анализа: поэт прямо указывает на реалистичность языковых характеристик героев, а, значит, персонажи-африканцы говорят, как считает автор, на свойственном им языке.

Текст цикла стихов «Мотивы Сона» взят в качестве материала для исследования в полном объеме.



- Реалистический роман-очерк «Заросли» Лидии Кабреры (Cabrera, 1954). На русский язык данная книга Л. Кабреры не переводилась, поэтому в диссертационном исследовании ее название переведено как «Заросли». Полное название книги – «El monte igbo finda, ewe erisba, vititinfinda (Notas sobre las religiones, la magia, las supersticiones y el folklore de los negros criollos y del pueblo de Cuba)», т.е. «Заросли igbo finda, ewe erisba, vititinfinda (Заметки о верованиях, магии, суевериях и фольклоре негров-креолов и народа Кубы)». Довольно сложно определить жанровую принадлежность этого труда, являющего собой фактически научный труд по антропологии, переработанный в литературной форме. Сама Л. Кабрера в предисловии к произведению подчеркивает, что «записки, которые составляют эту книгу…, публикуются… без малейших притязаний на научность» (“las notas que componen este volumenlas publicosin asomo de pretensión científica”)1.

У различных исследователей творчества Л. Кабреры встречаются такие жанровые характеристики «Зарослей», как «этнографический рассказ», «очерки», «литературный труд». Было бы возможным назвать данное произведение Л. Кабреры очерком, так как одним из основных признаков очерка является «писание с натуры», то есть его документальность, что в полной мере отражает суть работы Л. Кабреры. Однако очерк – разновидность малой формы эпической литературы, а объем изучаемого труда составляет 617 страниц, что однозначно позволяет отнести его к крупным формам эпоса. В диссертационной работе труд Л. Кабреры именуется «романом-очерком», хотя такая жанровая характеристика не является общепризнанной в литературоведении.

Л. Кабрера перенесла на страницы своей книги все, что услышала от своих африканских «собеседников-информантов». Труд Лидии Кабреры ценен для целей диссертационной работы тем, что здесь практически нет авторского вымысла, художественной стилизации в том, что касается языка, на котором говорят персонажи книги. В силу большого объема данного произведения в качестве материала используются наиболее типичные примеры босаля из романа-очерка.

Итогом обзора истории литературы Кубы XIX – середины XX века стал выбор в качестве материала для дальнейшего лингвистического исследования в соответствии с ранее разработанным принципом отбора произведений художественной словесности, отличающихся по роду, времени и методу написания. Широкий диапазон времени создания литературных произведений - от 70-х годов XIX века до середины ХХ века, - позволяет проследить возможную эволюцию босаля.

В Главе 3 «Лингвистический анализ текста художественных произведений» проведено языковое исследование текста отобранных произведений. Поэтапно исследуются особенности фонетики, лексики и словообразования, морфологии частей речи и их грамматических форм, синтаксиса предложения. Проводится сопоставительный анализ выявленных особенностей с чертами, выделенными креолистами в качестве характерных и присущих как босалю, так и другим языкам креольского типа.

В главе проанализированы комедии-буфф: «Ученые негры» Ф. Фернандеса Вилароса, «Негр-щеголь, или Двадцать лет спустя» П. Пекеньо, «Праздник в доме управляющего плантацией» Э. де Сафра.

В результате выявлено, что:

1) Особенности фонетики наглядно демонстрируют механизм воспроизведения незнакомых звуков, какими являлись звуки испанского языка для африканцев. Очевидно, что человек воспринимает незнакомые звуки через звуки родного языка, привнося в модель произношения элементы фонетики родного языка, в данном случае, протопиджина, смешанного с африканскими наречиями. Также естественным для фонетики негров-босалей, в отличие от фонетики испанского языка, должна быть тенденция к симплификации, что объясняется «чужеродностью» языка-суперстрата для носителей языка-субстрата. Об этом говорят опущение конечного и интервокального /r/: mugé [mujer], disí [decir], неразличение l/r: parabra [palabra], sensibremente [sensiblemente]; опущение интервокального /d/: mojao [mojado], marío [marido]; выпадения /l/ у существительных в конце и в середине слова перед согласной (mayorá вместо mayoral) и у прилагательных: No e verá mi duce amó que tú vase mugé mía; замена /h/ звуком /j/: «Corasó, yo jasé lo que tú quiée»; опущение /s/: guta [gusta], do [dos]; замена начальных /bw/ и /llw/ на /gw/: güele – вместо huele, güeno – вместо bueno; опущение /у/: в личной форме глагола serso(y); редукция гласных /е/и /о/: disí [decir], mijó [mejor], pur [por].

Многие из этих особенностей характерны для просторечия Испании и присущи различным диалектным разновидностям испанского языка. Они распространены не только в Латинской Америке, но в Испании, особенно, в Андалусии. Именно андалусийский диалект испанского языка, согласно теории андалусийского влияния, является основой испанского языка Америки (по другим версиям это «предклассический испанский»).



2) Из особенностей лексики и словообразования можно выделить то, что основную часть словарного запаса негров-босалей составляют слова, пришедшие из испанского языка. Исключением являются слова, заимствованные из африканских языков. Они носят преимущественно узкоспециальный характер: это или этнонимы (congo, lucumí, carabalí, gangá), или названия танцев (kokaje), или музыкальные инструменты (güiro, fututo).

Образование слов может происходить в результате преобразования сочетаний и аналитических конструкций. Часто встречается составное слово cunelle, образованное из слияния предлога con и личного местоимения ella: Yo puée casá cunelle. В данном случае можно провести аналогию с португальским языком: в отличие от испанского языка, для которого характерны только три формы слияния предлога и местоимения (conmigo, contigo, consigo), в португальском есть такие формы, как connosco и convosco.



3) Из особенностей морфологии выделяется отсутствие согласования по роду между существительными и другими изменяемыми по родам частями речи. Наиболее часто происходит рассогласование существительных и прилагательных: ¡Qué сosa tan güeno so eso! osa tan buena]. Эту особенность заметил лингвист Х. де Гранда Гутьеррес, назвав «неизменяемостью именных частей речи» (“invariabilidad de los elementos nominales”) и выделив в качестве характерной особенности речи африканцев. Для речи босалей характерен пропуск служебных частей речи: Leña mío te vá pati (el) pinaso [partir el espinazo], Yo so congo, trabajaore (de) la muelle, y va (a) ve si nelle quiee so muge mía.

Есть также ряд других характеристик, однако одна морфосинтаксическая характеристика дает возможность с уверенностью говорить о наличии в тексте определенных черт креольского языка. В пьесах театра-буфф в речи босалей часто перед глаголами используются частицы va, ta, ya. Аспектные показатели несут на себе, соответственно, значения совершенного вида и длительности, несовершенного вида и длительности и условности, и значения времени – прошедшего, настоящего и будущего: yo va ta de candela, yo te va queré, que ya tá burrí, eso viento que tá suta, que ya cansá de todo, mi su amo ya ta viní.



4) Особенности синтаксиса предложения состоят в том, что, учитывая тот факт, что креольский язык формировался в условиях преобладания неграмотности населения, его синтаксические конструкции не должны быть сложными, а при выборе между простыми и сложными предложениями будут преобладать простые. Действительно, после проведенного подсчета простых и сложных предложений в речи персонажей театра-буфф выяснилось, что ровно две трети общего количества предложений составляют простые предложения, т.е. подавляющая часть предложений является простыми. В простых предложениях, в основном, прямой порядок слов: Mi su amo ya tá viní. Эти результаты не противоречат характеристикам, присущим босалю в области синтаксиса.

Анализ пьес театра-буфф показал, что на всех без исключения языковых уровнях имеет место ряд особенностей, присущих креольскому языку. Можно утверждать, что авторы проанализированных пьес использовали именно босаль в качестве языковой характеристики персонажей. В данном случае род литературы, драма, и, в большей степени, выбранный метод, костумбризм, позволил писателям перенести на бумагу босаль в том виде, в котором он существовал во второй половине XIX века.



Анализ цикла стихов Николаса Гильена «Мотивы Сона» показал, что:

1) Особенности фонетики подвержены определенным формальным обязательствам, которые накладывает лирический род произведения, и Н. Гильену было необходимо передать всю выразительность интонаций африканцев, в том числе с помощью модели произношения, не соответствующей литературной норме кубинского варианта испанского языка. Однако Н. Гильен внес элемент гиперкоррекции в свои произведения, чрезмерно распространив языковые феномены: seseo в «Hay que tené boluntá»: «Mira si tú me conose,//... cuando pongo un ojo así», опущение конечного /r/ в «Mi chiquita»: «Ella me dise: mi santo,// tu negra no se te ba, //búcame, //búcame,// pa gosá!», опущение конечного /d/ в «Mulata...»: «Si tu supiera, mulata, // la veddá; //¡que yo con mi negra tengo, // y no te quiero pa na!». Иными словами, все отклонения от нормативной фонетики более соответствуют ритмическому рисунку. Фонетические аллитерации в «Мотивах Сона», в своем большинстве, соответствуют просторечному кубинскому варианту испанского языка в целом и лишь частично воспроизводят особенности креольского языка.

2) Особенности лексики и словообразования: основной корпус лексики, используемой Н. Гильеном в произведении, принадлежит испанскому языку. Причем, говоря об особенностях лексики произведения в ее связи со стратифиацией языка, необходимо заметить, что среди просторечных слов и выражений, характерных для речи необразованного или полуобразованного населения, не владеющего литературным языком, к которому, без сомнения, можно причислить негров-босалей, встречаются и словосочетания, которые свойственны высокообразованным слоям населения и которые сложно представить произнесенными негром-босалем, например: empeña la plancha eléctrica (включает электрический утюг).

3) Среди особенностей морфологии находится мало подтверждений тому, что язык, использованный поэтом, относится именно к креольскому языку. Одной из характеристик босаля является частое отсутствие согласования между существительными и другими изменяемыми частями речи. В «Мотивах Сона», напротив, нет ни одного случая рассогласования. Говоря о пропусках какой-либо служебной части речи, надо заметить, что во всем тексте зафиксирован только один случай пропуска предлога de (вместо него стоит апостроф – un paquetevela («Hay que tené boluntá»). Из грамматических категорий, присущих глаголу в испанском языке, в тексте встречаем и категорию времени, и категорию модальности. Язык соответствует норме испанского языка, а те отклонения от нормы, которые содержатся в тексте, могут быть расценены как просторечные формы употребления, что отнюдь не указывает на использование Н. Гильеном босаля.



4) Среди особенностей синтаксиса креольского босаля выделяется определенная бедность синтаксических структур с явным преобладанием простых предложений над сложными. В тексте Н. Гильена, напротив, преобладают сложные предложения: из тридцати одного предложения только шесть относятся к простым предложениям, остальные двадцать пять – сложные.

Порядок слов обусловлен, в первую очередь, лирическим родом литературы, к которому относится цикл стихов Н. Гильена: для достижения большей выразительности и проставления нужного смыслового ударения часто используется обратный порядок слов (т.н. «стилистический синтаксис»). Общая характеристика, которая может быть дана синтаксису произведения, - загруженность сложных предложений различными видами связи (сложной бессоюзной, сложносочиненной и сложноподчиненной), и обилие придаточных предложений в сложноподчиненных предложениях.

Исследование текста цикла стихов показало, что ни на одном языковом уровне у Н. Гильена не зафиксированы признаки, которые однозначно могли быть охарактеризованы как присущие креольскому языку. С одной стороны, данный вывод может говорить о том, что Н. Гильен произвел попытку стилизовать речь персонажей своего произведения, имитируя речь босалей, с другой, возможно, с течением времени босаль мог видоизмениться или даже исчезнуть. Относительно последнего предположения возможно сделать более точный вывод, исследовав роман, написанный двадцатью годами позже.

В результате анализа романа-очерка Лидии Кабреры «Заросли» выявлено, что:



1) из особенностей фонетики обращает на себя внимание тот факт, что орфографически бóльшая часть текста соответствует норме испанского языка. То, что в тексте отсутствует seseo, характерное не только для босаля, но и для просторечия Кубы, говорит о том, что Л. Кабрера, несмотря на собственные слова о «неприкосновенности» варианта речи африканцев, все же нарушила ее, представив речь африканцев практически вариантом нормы в плане фонетики.

2) Роман-очерк Л. Кабреры представляет большой интерес для изучения особенностей лексики и словообразования босаля. Текст изобилует заимствованиями из африканских языков. Только во фрагментах, которые были отобраны для анализа, содержится более семидесяти восьми слов неиспанского происхождения. Из них преобладают имена богов: Elegguá, Nfinda, Obtalá, Ocha,; фитонимы: Ewe, Jagüey, Lémbe; этнонимы: Congo, Lucumí и др.

В целом, характеризуя лексический аспект в тексте произведения, нужно отметить, что его особенности полностью соответствуют характеристике креольских языков. Слова африканского происхождения органично сочетаются с испанским корпусом лексики.



3) Особенности морфологии в романе-очерке «Заросли» представляют большой интерес. Выделяется целый ряд характеристик: отсутствие согласования между существительными и изменяемыми по роду и числу частями речи: sangre derramao [sangre derramada]; пропуск артикля: el) sábado (el) dió levanta; пропуск предлогов: pluma (de) pavo, vamo (a) recogé; зафиксировано отсутствие страдательного залога и пассива: En Dajomi ñama Jebioso, Sanguijuela no pega hierro. Л. Кабрера часто использует аспектные показатели va, ta и ya: te va agarrá; уа pará arriba tengue; ta bucá palo.

4) Особенности синтаксиса исследуемого произведения выявить достаточно сложно в связи с тем, что здесь есть авторская пунктуация, поэтому предложения будут рассматриваться в зависимости от их смысловой нагрузки. Анализ ста двадцати двух предложений показал очевидное преобладание простых синтаксических конструкций, что не противоречит общей характеристике креольских языков.

Проведенное исследование текста романа-очерка выявило аутентичность языка. Особенности лексики и морфологии частей речи прямо указывают на то, что в произведении была использована разновидность креольского языка, хотя присутствует определенный полиморфизм. Подобная специфика – несистематичность структур, полиморфизм, смешение форм, присущих креольскому языку и языку суперстрату, в нашем случае, испанскому, - зачастую является характеристикой «посткреольского континуума», что говорит в пользу факта существования босаля в середине ХХ века.



В заключении диссертации формулируются и систематизируются результаты проведенного исследования:

  1. Пример формирования и функционирования самого босаля является наглядным подтверждением ряда гипотез, выдвинутых учеными прошлого и современными лингвистами, касающихся процессов, происходящих при контакте двух неродственных языков:

а) В основе босаля и других креольских языков, сформировавшихся на базе романских языков, лежит ныне исчезнувший сабир, или лингва франка;

б) Африканцы с западного побережья к моменту их вывоза в ходе работорговли за пределы Африки использовали для общения протопиджин;

в) В результате процесса релексификации в местах активной работорговли, в том числе, на Кубе, образовались различные пиджины и креольские языки;

г) Межэтническим средством общения на Кубе стал язык, источниками формирования которого можно назвать язык-суперстрат, или язык-лексификатор, т.е. испанский язык, языки-субстраты, т.е. африканские языки и диалекты и протопиджин. Пришли в действие механизмы, типичные для зарождения многих креольских языков, в результате чего ко второй половине XIX в. появился язык, общий для всех выходцев из Африки.

2. Босаль – это креольский язык, обладающий характерными разноуровневыми особенностями (фонетическими, лексическими и словообразовательными, морфологическими, синтаксическими), которые совпадают с уни­версальной языковой системой креольских язы­ков и подтверждают его принадлежность к языкам этого типа.



3. Для объективности лингвистического исследования литературных источников принципом их отбора является тот, при котором произведения, выбранные в качестве материала для исследования, представляют собой максимально далекие друг от друга образцы художественной словесности.

4. Лингвистический анализ текста пьес театра-буфф показал, что на всех языковых уровнях имеет место ряд особенностей, присущих босалю как креольскому языку. Проявлению характерных черт босаля способствовали:

а) род литературы: художественный текст драматического произведения состоит из высказываний самих персонажей, посредством которых они действуют в изображаемой ситуации, поэтому реплики персонажей являются их языковой характеристикой;

б) художественный метод: костумбризм предполагает стремление к достоверности.



5. Анализ текста цикла стихов Н. Гильена «Мотивы Сона» показал, что ни на одном языковом уровне не содержатся признаки, которые однозначно могли бы принадлежать босалю. В области фонетики, равно как и в лексике, морфологии, синтаксисе, имеет место имитация босаля, что объяснимо с той точки зрения, что «Мотивы Сона» принадлежат к:

а) лирическому роду литературы, в котором речь персонажа выступает, прежде всего, в ее экспрессивной функции, где подбор звуков играет особую роль;

б) авангардизму, которому свойственна установка на «неясность» как на способ усиления эстетического воздействия, где в первую очередь делается упор на форму, в которой происходит разрушение внутренней гармонии, что выражается в использовании зачастую искаженных языковых средств.

6. Из анализа романа-очерка Л. Кабреры «Заросли» очевидно, что лингвистические особенности указывают на использование разновидности креольского языка. Произведение Л. Кабреры претендует на то, чтобы считаться «правдоподобным» изложением сути вещей, благодаря:

а) определенной широте познавательных возможностей, свойственной эпическим произведениям;

б) реалистическому методу изложения с его стремлением к правдоподобности, что делает реалистические произведения в определенном смысле достоверными источниками знаний о языке.

Функционирование нормативных форм наравне с измененными позволяет говорить либо о том, что была использована разновидность креольского языка, либо о ситуации «посткре­ольского континуума».

7. Налицо факт функционирования босаля вплоть до середины ХХ века.

Представленное диссертационное исследование является первым опытом системного изучения босаля в художественной литературе. Полученные выводы дают возможность убедиться в том, каким образом общие теоретические закономерности в формировании креольских языков реализуются на практике на отдельно взятой территории с конкретным языком, а также демонстрирует, каким образом исследование художественных произведений позволяет уточнить некоторые актуальные вопросы языкознания.
В приложение 1 помещены карты ареалов распространения креольских языков (Латинская Америка).

Приложение 2 состоит из фрагментов романа-очерка Л. Кабреры «Заросли», послуживших практическим материалом для настоящего исследования.

В приложении 3 содержится глоссарий африканизмов, встречающихся в романе-очерке Л. Кабреры «Заросли».


Основные результаты диссертационного исследования отражены в публикациях автора:

1. Ишкова, И.Б. Языковой феномен Кубы: концепция habla bozal / И.Б. Ишкова // Латинская Америка / М. : Институт Латинской Америки РАН, 2007. - №2. - С. 86-94.

2. Филановская, И.Б. (Ишкова, И.Б.) К проблеме исследования пиджинов и креольских языков / И.Б. Филановская // Современные гуманитарные исследования. – М. : Спутник +, 2005. - №3 (4). - С. 121-122.

3. Филановская, И.Б. (Ишкова, И.Б.) Лингвистический курьез: выходцы из Африки на Кубе во второй половине XIX в. / И.Б. Филановская // Актуальные проблемы иберо-романистики. Тезисы конференции / М. : Центр по изучению взаимодействия культур, 2006. – С. 74-75.

4. Филановская, И.Б. (Ишкова, И.Б.) Контактные языки и проблемы их исследования / И.Б. Филановская // Актуальные проблемы иберо-романистики. Сборник статей / М. : ИТДГК «ГНОЗИС», 2006. Выпуск 3. - С. 69-73.



1 Степанов Г.В. Испанский язык в странах Латинской Америки. М., 1963. С. 42.

2 Степанов Г.В. К проблеме языкового варьирования. Испанский язык Испании и Америки. М., 1979. С. 95.

1 Дьячков М.В. Креольские языки. М., 1987. С. 10.

1 Плавскин З.И. Николас Гильен. Критико-биографический очерк. Л., 1965. С. 23-24.

1 Cabrera L. El monte igbo finda, ewe erisba, vititinfinda (Notas sobre las religiones, la magia, las supersticiones y el folklore de los negros criollos y del pueblo de Cuba). Miami, 2000. C. 7.




Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница