Куба во внешней политике соединённых штатов америки в XXI веке: состояние и перспективы



страница1/4
Дата23.09.2017
Размер0,71 Mb.
  1   2   3   4


ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего образования

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

КИРИЧЕНКО Анастасия Андреевна
КУБА ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ СОЕДИНЁННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ В XXI

ВЕКЕ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ

U.S.-CUBAN RELATIONS IN THE 21ST CENTURY: STATUS AND PROSPECTS

Выпускная квалификационная бакалаврская работа

по направлению 031900 «Международные отношения»

Научный руководитель –


доктор исторических наук,
профессор Б. А. Ширяев
Студент:

Научный руководитель:

Работа представлена на кафедру

“___” ______________ 2016 г.

Заведующий кафедрой:

Санкт-Петербург

2016

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение………………………………………………………………………………………… 3

Глава 1. Политика Соединённых Штатов Америки в отношении Кубы в XXI веке (2001-2016 гг.) ……………………………………………………..………………………………… 10

1.1. Принципы, определяющие роль «кубинского вопроса» во внешней политике США……………………………………………………………………………………………. 10

1.2. Кубинский вектор американской политики……………………………………… 14

Глава 2. Внешние факторы, влияющие на политику США в отношении Кубы в XXI веке……………………………………………………………………………………………... 26

2.1. Китайский фактор в американо-кубинских отношениях………………………... 26

2.2. Российско-кубинское сотрудничество…………………………………………… 30

Глава 3. Прогнозы и перспективы развития американо-кубинских отношений……………………………………………………………………………………... 36

Заключение…………………………………………………………………………………….. 41

Библиография………………………………………………………………………………….. 44

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Американо-кубинский конфликт является уникальным в своем роде. История не знает примеров столь продолжительного и стабильного противостояния между единственной сверхдержавой, коей остались Соединенные Штаты после распада СССР, и несопоставимо меньшим государством. Своими корнями конфликт уходит в 50-е гг. XX века. После победы в 1959 году кубинской революции, перехода власти к коммунистам и проведенной аграрной реформы Вашингтон взял курс на агрессивное противостояние. В ответ новым кубинским руководством 28 января 1960 года была произведена национализация иностранной собственности. Вследствие эскалации конфликта в январе 1961 года между государствами были разорваны дипломатические отношения. Шестидесятые годы ознаменовались наложением экономического эмбарго на Кубу со стороны администрации Кеннеди, а также вооруженными попытками США свержения кубинского правительства. 1970-е гг. принято считать периодом политической разрядки: в доказательство своего намерения наладить двусторонние контакты правительство Соединенных Штатов частично сняло эмбарго с Кубы. Однако ввод кубинских войск в Анголу (1975 г.) и в Эфиопию (1978 г.) с целью поддержки марксистского движения, а также победа революции в Гренаде послужили причиной «отката» в 1979 году от политики разрядки в американо-кубинских отношениях. При администрации республиканца Рейгана (1981-1989 гг.) ужесточилась политика США в Карибском регионе и в кубинском вопросе. Соединенные Штаты внесли Остров Свободы в список государств – пособников международного терроризма.

Крах биполярной системы международных отношений породил надежду на скорейшее разрешение американо-кубинского конфликта, развивающегося преимущественно в рамках идеологического противостояния Восток-Запад. Однако накопившиеся более чем за полвека противоречия и обоюдные претензии явились серьезным препятствием на пути к нормализации отношений между Кубой и Соединенными Штатами Америки. В 90-х годах XX века поводом к эскалации американо-кубинского конфликта послужило принятие в 1992 году Закона о кубинской демократии (Акта Торричелли), а затем Закона Хелмса-Бертона в 1996-ом.

Завершение «холодной войны» положило начало новому этапу в отношениях между США и Кубой, так как распространилось влияние новых политических факторов на конфликт. Так, значительно возросла степень участия мирового сообщества и активизировалась работа Генеральной Ассамблеи ООН по данному направлению. Снижению обоюдной враждебности способствовали установившееся сотрудничество по борьбе с терроризмом, первый визит Папы Иоанна Павла Второго на Кубу в 1998 году, а также налаживание американской стороной поставок продовольствия и медикаментов на остров в связи с взятым администрацией Клинтона курсом на развитие «народной дипломатии».

До настоящего времени конфликт остается неурегулированным. Данное исследование является актуальным в связи с тем фактом, что к началу 2000-х годов появились возможности для восстановления американо-кубинского диалога.

Исторические исследования отечественных и иностранных авторов по данной теме сосредоточены в основном на периоде с 1960 по 1980 гг. В отечественных трудах по иберо-американистике также недостаточно освещено современное состояние американо-кубинского конфликта.

Объектом исследования являются американо-кубинские отношения в новом тысячелетии.

Предметом исследования является внешнеполитическая активность Соединенных Штатов Америки в начале XXI века.

Целью работы является определение закономерностей выстраивания внешнеполитического курса США в отношении Кубы в новом столетии, а также освещение перспектив эволюции американо-кубинского диалога.

В связи с заявленной целью работы были установлены следующие задачи исследования:

- рассмотреть политику США в отношении Кубы за рассматриваемый период;

- выявить принципы, определяющие роль «кубинского вопроса» во внешней политике США;

- исследовать современные американо-кубинские отношения;

- осветить роль мирового сообщества в урегулировании американо-кубинских отношений;

- выделить внешние факторы, влияющие на американо-кубинские отношения в XXI веке и проанализировать степень их влияния;

- определить перспективы развития двусторонних отношений в современных условиях.



Методологической основой исследования послужили ретроспективный анализ политического процесса и метод системного анализа.

Хронологические рамки исследования охватывают временной промежуток – 2001-2016 гг. Точкой отсчета стал приход к власти американского президента Джорджа Буша-младшего, ознаменовавший новый этап в американо-кубинских отношениях. Именно в это время произошел новый виток обострения взаимоотношений между США и Кубой.

Источниковедческую базу исследования можно разделить на несколько тематических групп. К первой группе относятся законы, подзаконные акты и официальные публикации Соединенных Штатов Америки, Кубы, Российской Федерации и Китайской Народной Республики. В частности, нормативно-правовые документы Государственного департамента США, Конгресса США, Министерства финансов США, Национальной ассамблеи народной власти Кубы, Коммунистической партии Кубы, Министерства иностранных дел РФ, Государственной Думы РФ, Министерства иностранных дел КНР, а также заявления правительств США, Кубы и России. Вышеупомянутые источники важны для изучения внешнеполитических стратегий Соединенных Штатов, Кубы, России и Китая по отдельности. Особый интерес представляют ежегодные доклады Службы по делам Кубы в составе Бюро США по делам Западного полушария и Министерства обороны США.

Вторая группа включает заявления и выступления министров иностранных дел и других официальных лиц Соединенных Штатов, Кубы, России и Китая, материалы пресс-служб государств.

Материалы Организации Объединенных Наций, включая ряд статистических сборников, и другие документы, отражающие реакцию мирового сообщества на развитие американо-кубинских отношений после окончания «холодной войны» составляют третью группу. К этому типу источников могут быть отнесены доклады неправительственных организаций и научно-исследовательских центров таких, как Совет по международным отношениям, Центр развития демократии в Америке.

Наряду с официальными документальными источниками в работе использовались материалы средств массовой информации США (Correo de Cuba, The Miami Herald, The Huffington Post, CBSNews), Кубы (Granma, Granma Internacional, Juventud Rebelde) и России (ИноСМИ, Коммерсантъ, Cuba24), которые относятся к четвертой группе источников. Их изучение позволило проанализировать широкий спектр взглядов по проблемам американо-кубинских отношений.



Степень научной разработанности проблемы. Библиографический фон исследования включает фундаментальные труды отечественных исследователей – латиноамериканистов В.М. Давыдова, Б.И. Коваля, В.Г. Ревуненкова по истории стран Латинской Америки, а также по общим проблемам ориентации внешней политики стран континента1.

Следующую группу составляют работы российских экспертов, изучающих политические процессы на Кубе, – А.Н. Данненберга, М.В. Елбаевой, К.О. Лейно, Е.О. Подолько, В.П. Сударева, А.А. Сухостата и научного коллектива Института Латинской Америки РАН, посвященные изучению природы и эволюции американо-кубинского конфликта2. В вышеуказанных монографиях и научных публикациях двусторонние отношения США и Кубы рассматриваются в историческом и экономическом контексте. В работах В.П. Сударева особая роль отводится исследованию принципов, послуживших основой для выстраивания внешней политики Соединенных Штатов по отношению к Острову свободы, а также её идеологического обоснования. К этой же тематической группе относятся авторефераты отечественных учёных – историков В.А. Бородаева, Б.А. Ширяева3.

В монографиях отечественных исследователей С.А. Батчикова, В.А. Бородаева, С.Б. Кононученко, О.А. Панюшкиной, А.И. Сизоненко и К.А. Хачатурова4 освещаются российско-кубинские отношения постсоветского периода. Стоит отметить резкий спад интереса к изучению двусторонних отношений России и Кубы после распада Советского Союза. В современных исследованиях большее внимание уделяется торгово-экономическим аспектам сотрудничества стран.

Ключевые направления внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности Китая в латиноамериканском регионе рассмотрены в работах российских ученых Я.В. Лексютиной, О.А. Панюшкиной, П.П. Яковлева5.

При написании работы активно использовалась литература американских авторов, посвященная развитию отношений между Кубой и США. Американскую историографию, в свою очередь, можно разделить по трём направлениям: консервативное, либеральное, леворадикальное.

Консервативные американские историки К. Блазье, А. Лоуэнталь признают угрозу, исходящую от кубинского социалистического режима, для достижения внешнеполитических целей США в Карибском регионе. Так как за точку отсчета принимается идея «американской исключительной роли» в системе международных отношений, то обосновывается необходимость доминирования Соединенных Штатов в двусторонних отношениях. По их мнению, следует постепенно добиваться искоренения режима Кастро при сохранении экономических барьеров. Консерваторами отмечается преемственность по кубинскому вопросу среди политических деятелей США6. Умеренно-консервативное крыло американской политологии (К. Меса-Лаго, С. Парселл) поддерживает нормализацию американо-кубинских отношений в силу геополитических факторов7.

Учёные, являющиеся представителями либерального направления (Д. Домингес, У. Леонгранде, А. Лопес-Леви, М. Уинтер, П. Фолк, П. Хаким, М. Шифтер), выступают за налаживание диалога с кубинским правительством на принципах взаимного уважения и взаимовыгодного сотрудничества. Такого рода сотрудничество предполагает учёт как американских, так и кубинских интересов. Исследователи данного направления ратуют за отмену экономических санкций США против Кубы (экономического эмбарго) и её выход из дипломатической изоляции; критикуют политику американского правительства конца 90-х годов и силовые методы осуществления внешнеполитического курса8.

Работы леворадикального направления характеризуются резкой критикой внешнеполитического курса Соединенных Штатов, проводимого по отношению к Республике Куба и в латиноамериканском регионе в целом. Подобная линия прослеживается в монографиях Д. Бенджамина, У. Смита, Н. Чомского. По их мнению, агрессивная политика США и является причиной пятидесяти лет дипломатического противостояния между государствами. Исследователи полагают, что экономические санкции противоречат нормам международного права, подрывают режим функционирования международной торговли. Политологи поддерживают право Кубы на самостоятельное развитие9.

Проведение анализа существующих в американской историографии различных оценок американо-кубинского конфликта помогло сделать наиболее объективные выводы о его последствиях и возможных сценариях развития.

В ходе исследования изучались труды кубинских историков, политологов и экономистов, которые составляют отдельную тематическую группу в библиографии. Данные работы освещают проблемы развития Кубы, государственную внешнюю политику и взаимоотношения с Соединенными Штатами. Американо-кубинский конфликт занимает центральное место в кубинской историографии. Последний освещается в научных работах С. Ламрани, Х. Оропесы, Х. Родригеса, Р. Фернандеса, Р. Эрнандеса. Для подавляющего большинства из них характерна повышенная политизированность и антиамериканская традиция. Подход историков к изучению природы американо-кубинского конфликта определяется официальной позицией кубинского правительства и национальной идеологией. Отсутствует всякая критика режима Кастро, а политические процессы трактуются с точки зрения марксизма-ленинизма и, соответственно, антиимпериализма в связи с тем, что авторы имеют отношение к Коммунистической партии Кубы10. Отдельной темой для исследования является проблема нелегальной иммиграции в США, которая особенно подробно описана в монографии Л. Ортеги11. Вышеуказанная проблема напрямую связана с формированием в Соединенных Штатах влиятельной кубинской диаспоры – важной составляющей двустороннего противостояния.

Радикальную антиамериканскую направленность имеют работы К. Алсугарая, Р. Герры, О. Переса. Всю историю двусторонних отношений они рассматривают с позиций идеологического противостояния, непрерывающейся агрессии США и вмешательства во внутренние дела Кубы12.

В кубинской историографии наиболее полно раскрываются явления и процессы «особого периода мирного времени» (период в истории Кубы с 1991 года до начала XXI века), изучение которых способствует пониманию специфики американо-кубинских отношений на данном этапе.



ГЛАВА 1. ПОЛИТИКА СОЕДИНЕННЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ В ОТНОШЕНИИ КУБЫ ПОСЛЕ В XXI ВЕКЕ (2001-2016 ГГ.)

§1.1. Принципы, определяющие роль «кубинского вопроса» во внешней политике США

Существует целый набор принципов и внутренних факторов, на основе которых формируется позиция США применительно Кубы. Рассматривать их необходимо в контексте становления внешней политики США в латиноамериканском регионе и в рамках истории двусторонних отношений Кубы и Соединённых Штатов Америки.

Прежде всего, необходимо отметить, что в американском национальном самосознании укрепилась вера в исключительность пути Соединённых Штатов. Данное мировоззрение базируется на убежденности в том, что США занимают особо место среди остальных народов с позиций уникальности её исторического развития, системы гражданских, политических и религиозных институтов. По мнению историка Джойса Эпплби, «исключительность – это особая, американская форма евроцентризма»13. Как следствие на американской почве сформировалась идеологическая основа идеи «глобального лидерства».

Доктрина Монро, провозглашенная президентом Джеймсом Монро декларация принципов внешней политики США в послании Конгрессу от 1823 года, стала идеологическим инструментом для американской экспансии и на долгое время определила политику Соединенных Штатов в Латинской Америке. Согласно данному документу США отводилась руководящая роль в межамериканских делах. Целью государственной внешней политики стало создание марионеточных правительств и зависимых стран в латиноамериканском регионе, который объявлялся сферой американских интересов. Однако сам характер выстраивания политики по отношению к Кубе резко выделялся из общего контекста формирования отношений с другими странами Латинской Америки. Так, принятая Конгрессом и утверждённая президентом США в марте 1901 года поправка Платта явилась фактически следующей стадией развития Доктрины Монро. Предмет данной поправки заключался в закреплении за США права контроля над внешней политикой Кубы, которой было запрещено заключать договоры с иностранными государствами без соответствующего разрешения американского правительства. Соединенные Штаты также приобретали право контролировать внутреннюю политику Кубы. «Помимо всего прочего США брали на себя полицейские функции по установлению на острове порядка в случае возникновения на нем «волнений», которые США сочтут нежелательными, а потому вызывающими «необходимость» дипломатической или военной интервенции. Куба обязывалась передать в аренду Соединенным Штатам определенные участки своей территории для создания военно-морских баз»14. Иными словами на Кубе устанавливался режим американского протектората.

Термин «национальная безопасность» впервые был употреблен американским президентом Рузвельтом в его послании Конгрессу США в 1904 году. С тех пор выстраивание внешнеполитического курса США по большей части опирается на понятие «национальной безопасности», источник которого американским политологам видится в теории «национальных интересов». Именно требованиями национальной безопасности американский лидер обосновал присоединение зоны Панамского канала.

Завершение «холодной войны» потребовало пересмотра американского внешнеполитического курса и изменения стратегии национальной безопасности США, рассматриваемой, как это упоминалось ранее, с позиций собственных национальных интересов. Однако в ходе 54-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН (1999-2000 гг.) президентом Клинтоном было заявлено, что «международное сообщество государств имеет полное право на вмешательства … в ходе внутренних конфликтов»; и что государства должны иметь право на предотвращение «гуманитарных катастроф» в районах своих интересов даже при отсутствии на то резолюции Совета Безопасности ООН. Данный факт свидетельствует о попытках легализации доктрины «гуманитарной интервенции» и является прямым следствием неувядающих притязаний Соединённых Штатов на глобальную гегемонию.

Таким образом, патерналистская политика США в Западном полушарии, убежденность в собственной исключительной роли в решении политических проблем региона, преимущественно с позиции силы, сформировали особую прочно укоренившуюся политическую традицию.

Помимо рассмотренных общих принципов выстраивания американского внешнеполитического курса (особенно в латиноамериканском регионе), можно выделить ряд факторов, определивших место «кубинского вопроса» и отношение к нему правящих кругов США. К таковым относятся процесс испанизации Соединенных Штатов Америки, а также деятельность кубино-американской диаспоры.

За последние сорок лет в США выросло общее количество иммигрантов, причем иммигранты из стран Азии и Латинской Америки вытеснили европейских и канадских. По оценкам социологов, к 2040 году численность «латинос» возрастет до 25 процентов всего населения США15. Эти цифры объясняются не только притоком новых иммигрантов, но и многодетностью их семей. Активно протекают мексиканская иммиграция на юго-западе страны (преимущественно в Южной Калифорнии), а также кубанизация Южной Флориды, в особенности, города Майами, западную часть которого часто именуют Маленькой Гаваной (La Pequeña Habana), так как она стала домом для большого числа иммигрантов из Кубы и Центральной Америки.

В отличие от предыдущих волн иммиграции, свыше 75 % латиноамериканских иммигрантов в США сохраняют испанский язык в той или иной степени. В результате, в конце XX века в Соединённых Штатах наметились «дезинтеграционные процессы, ставящие под сомнение сам факт дальнейшего существования феномена американской идентичности»16, опирающегося, в первую очередь, на англо-протестантскую культуру. Вместе с потоком иммигрантов из Латинской Америки возросло значение доктрин мультикультурализма и космополитизма, получил распространение испанский язык, часть американского социума «испанизировалась», усилилось влияние диаспор, и как следствие, произошла диверсификация в научных и политических кругах США.

По мнению Самуила Хантингтона, вышеуказанные тенденции обусловят «возникновение многочисленного и автономного испаноязычного сообщества, обладающего достаточными экономическими и политическими ресурсами для поддержания собственной испанистской идентичности в противовес идентичности американской и способного оказывать значительное влияние на политику США и американское общество»17.

Ещё одним фактором, оказавшим большое влияние на формирование американской внешней политики в отношении Кубы, является деятельность кубино-американской диаспоры, которая была сформирована за счёт нескольких волн эмиграции. Именно старшее поколение кубинских иммигрантов, прибывших в США в 1959-1962 гг. после кубинской революции и оппозиционно настроенных режиму пришедшего к власти Кастро, играют основную роль в построении отношений с островом. Первая волна иммигрантов состояла из представителей высокообразованных среднего и высшего классов Кубы: предпринимателей, военных, политической элиты, писателей и художников. Американское правительство шло даже на некоторые уступки представителям первой волны мигрантов, например, предоставление статуса политических беженцев и обеспечение льготами по условиям ассимиляционной политики США, что вызывало негодование других иммигрантских групп.

За первой волной прибывших кубинцев последовали следующие: в 1962-1965 гг. – после Карибского ракетного кризиса, а также в связи с внутриполитической деятельностью кубинского руководства; в 1965-1973 гг. – по факту заключения американо-кубинского соглашения по «рейсам свободы» («Freedom Flights») из Варадеро в Майами. На середину 70-х - начало 90-х гг. XX века приходится сильный приток кубинских мигрантов в США, которые были намного беднее прибывших до этого; примерно 40% из них составляли мулаты и чернокожие, а некоторые и вовсе имели криминальное прошлое. Так как мигранты данной волны были менее желательны для американского правительства, то их количество стало жёстко регламентироваться. А в связи с появлением новых тенденций в американской прессе, как то критика кубинского вектора политики Соединенных Штатов газетами Майами, президент Картер подписал закон, отменивших «преференционный статус» мигрантов из Кубы. Следующая волна иммиграции, состоявшая преимущественно из молодых людей, последовала за распадом СССР в 1991 году и повлекшего за собой экономический кризис на Кубе. В целях установления контроля над кубинской иммиграцией президент Клинтон подписал новое американо-кубинское соглашение от 9 сентября 1994 года, в котором были установлены квоты на иммиграцию.

В результате нескольких волн политической и экономической иммиграции уроженцы Кубы создали сплоченную многочисленную диаспору, имеющую собственные политические взгляды, экономическое положение и источники информации. Майами стал крупнейшим испаноязычным городом в США. Процесс испанизации Майами является уникальным по своей сути, так как латиноамериканским иммигрантам, преимущественно кубинцам, удалось коренным образом изменить этнический состав города, его культуру, а также политические институты. В отличие от других групп испанского происхождения в США, кубино-американская диаспора имеет особый политический вес в обществе. Кубинское лобби (в частности, крупнейшая эмигрантская организация в Америке – Кубино-Американский Национальный Фонд) проводит жесткий курс в отношениях с Кубой и поддерживает республиканцев. Тем не менее, связь диаспоры с островом остается крепкой и с 1990 года стала ещё более сильной в связи с трудностями, которые претерпевала Куба.

Как правило, государственная внешняя политика меняется с приходом к власти разнородных политических сил в силу различающихся политических интересов. Однако же в случае американо-кубинского конфликта вышеуказанная закономерность не соблюдается. Кубинский вопрос всегда являлся для США сугубо «семейным делом» по нескольким причинам: во-первых, большинство кубиноамериканцев имеют родственников на острове и, так или иначе, связаны со своей исторической родиной; во-вторых, Куба остается единственным недемократическим государством в западном полушарии; в-третьих, Куба является частью Карибов в культурном и социально-экономическом отношениях. Поэтому Соединенные Штаты считали себя вправе опираться исключительно на собственные интересы, выстраивая взаимоотношения с Островом Свободы. Соединенные Штаты продолжают придерживаться жесткой политики в отношении Острова Свободы, а среди американской политической элиты всё ещё влиятельны взгляды относительно продолжения экономической и политической изоляции Кубы. Финансовая независимость и политический авторитет кубино-американской диаспоры, сложившейся на основе политической борьбы с режимом Кастро, также тормозит развитие диалога между Соединенными Штатами и Кубой.

§1.2. Кубинский вектор американской политики

С приходом к власти Джорджа Буша-младшего в результате победы на президентских выборах 2001 года начался новый этап в отношениях между Кубой и Соединенными Штатами Америки. Политологи отмечают важную роль кубино-американской диаспоры в том, что победил кандидат от Республиканской партии. Тесные контакты Буша-младшего с представителями кубинской эмиграции предопределили продолжение «политики запретов».

Смягчение некоторых пунктов экономических санкций против Кубы, предпринятое республиканцами накануне выборов, было обусловлено лишь интересами предвыборной борьбы. В частности, конгрессменами был принят текст поправок относительно возобновления продажи медикаментов и продовольствия на Кубу. Кубинская сторона оценила данную меру как дискриминационную, так как она не устраняет санкций в отношении финансового сектора и доступа кубинских предприятий на американский рынок.

В высших политических кругах США действительно стали звучать призывы к смягчению антикубинской политики, но на практике администрация Буша сохраняла экономические, финансовые и торговые санкции против Гаваны. В долгосрочной перспективе планировались расшатывание изнутри режима Кастро и углубление изоляции Кубы.

Тем не менее, признанным фактом является то, что Джордж Буш не имел возможности повлиять на двусторонние отношения Кубы и США, так как президент не в праве в одностороннем порядке изменить существующие законы. До принятия Конгрессом США в 1996 году закона Хелмса-Бертона, президент США мог в любое время отменить эмбарго, а отныне должен убедить Конгресс в том, чтобы такое решение было принято. В то время было практически невозможно склонить законодателей к пересмотру кубинской политики, тем более при отсутствии преобразований внутри самой Кубы. Поэтому политика США в отношении Кубы жестко регламентирована и определяется существующим законодательством.

Принятие Конгрессом США закона «О кубинской свободе и демократической солидарности», известного как Закон Хелмса-Бертона можно расценить как следующий этап ужесточения экономического эмбарго. Целями документа провозглашались помощь кубинскому народу «в возвращении ему свободы и благополучия, а также в присоединении Кубы к обществу демократических государств Западного полушария»18. Закон Хелмса-Бертона включал в себя 4 основные части: расширение международных санкций против кубинского правительства, защита прав собственности граждан США, помощь независимой Кубе, лишение права конкретных групп иностранных граждан проживать на территории Соединенных Штатов Америки. К новым санкциям относятся, например, п. 110 данного закона о том, что «Конгресс запрещает ввоз в США тех товаров, которые являются кубинского происхождения; привезены с Кубы или доставлены через её территорию; полностью, либо частично состоят из материалов, … выработанных на Кубе»19, а также п. 104: «Если любая международная финансовая организация предоставит … финансовую помощь правительству Кубы без разрешения на то США, то Министерство финансов будет вправе взыскать с этой организации штраф, равный сумме предоставленного займа»20.

Одобрение закона, отдельные статьи которого противоречат нормам международного права, активно лоббировалось в Конгрессе представителями кубино-американской диаспоры. А именно Закон Хелмса-Бертона «противоречит ст.ст. 8 и 9 «Соглашения МВФ», ст.ст. 6 и 10 «Соглашения Мирового банка», ст. 8 «Соглашения международной ассоциации развития», ст. II, III, и VI «Соглашения международной финансовой корпорации», ст. 34 «Конвенции о создании агентства гарантий для многосторонних инвестиций», ст. II и XI «Конвенции о создании Межамериканского банка развития»21 и иным общепринятым соглашениям об открытом рынке, свободной экономике и запрете на ограничение, контроль и введение любых санкций в отношении собственности или акций. Согласно принципам международного права «режим владения собственностью устанавливается законами страны ее пребывания». Таким образом, «принятие закона «Хелмса-Бертона» явилось покушением на юридические устои, … на саму традицию американского либерализма и принципы свободы торговли. Этот закон преследует далеко идущие планы не только антикубинской направленности, но и отражает … гегемонистские устремления Соединенных Штатов»22. Так как законы о блокаде Кубы имеют экстерриториальный характер, то ущерб был причинен также предприятиям и гражданам третьих стран.

В мае 2002 года президент США обнародовал разработанную его администрацией «Инициативу по новой Кубе», представляющую собой план по развитию американо-кубинских отношений. В плане излагались основные принципы внешней политики США в отношении острова, а также условия для отмены эмбарго. Буш призывал кубинское руководство провести свободные выборы в Национальную ассамблею, высший законодательный орган Кубы, под наблюдением американских правозащитных групп, разрешить создание оппозиционных политических партий и независимых профсоюзов, освободить осужденных по политическим мотивам и открыть экономику. При условии выполнения кубинской стороной вышеперечисленных требований американским президентом гарантировалось смягчение ограничений в торговле и туризме. Антикубинскую риторику Джорджа Буша аналитики связывают с его желанием удовлетворить интересы лобби антикастровской оппозиции и стремлением оказать поддержку Джебу Бушу, своему родному брату, желавшему переизбраться на пост губернатора штата Флорида.

В 2003 году Государственный секретарь США Колин Пауэлл в своем выступлении заявил о том, что далеко не все кубинцы согласны с политикой Кастро, по причине чего в стране назрел идеологический конфликт. Поэтому Соединенные Штаты обязаны «ускорить неминуемый переход к демократии на Кубе»23. Пауэлл подчеркнул также, что Остров Свободы будет оставаться противником США, пока у власти пребывают Фидель или Рауль Кастро.

Взяв курс на поддержание блокады, новая администрация решила при этом ужесточить отдельные её положения. О данной тенденции свидетельствует «План Буша», который был обнародован президентом 10 октября 2004 года. Главной целью Плана явилось свержение правительства Кастро и «восстановление» кубинского народа в их правах и свободах. Для реализации заявленных задач президент Буш учредил «Комиссию по помощи свободной Кубе», которую возглавили Государственный секретарь Колин Пауэлл и сенатор Мел Мартинес. В рамках данной Комиссии предполагалось создание пяти рабочих групп по следующим сферам: осуществление «перехода к демократии»; «создание демократических институтов», в том числе институтов гражданского общества; «учреждение…институтов свободной экономики»; «модернизация инфраструктуры»; «удовлетворение основных потребностей населения в области здравоохранения, образования, жилищного строительства, социальных услуг»24. В своем выступлении Джордж Буш заявил также, что с этого момента правительство США запрещает денежные транзакции и поездки американцев на Кубу. Государственным департаментом США в том же году была создана «Группа преследования кубинских активов». Необходимость вышеуказанных мер президент обосновал угрозой, исходящей от политики Кастро, для всего мирового сообщества.

В 2005 году пост Пауэлла заняла Кондолиза Райс, заявившая о разработке дополнительных мер против правительства Кубы. Через год администрация Буша представила новый антикубинский план, дополняющий предшествующую редакцию от 2004 года. Доклад включал в себя следующие меры: учреждение специализированного межведомственного агентства по контролю поставок кубинского никеля; запрет на продажу Кубе медицинского оборудования; наложение санкций на компании, осуществляющие сотрудничество с Кубой в сфере добычи нефти.

Администрацией США было инициировано создание в 2006 году Управления контроля зарубежных активов (OFAC), в обязанности которого вошел аудит туристических фирм и банковских учреждений. Стало оказываться давление на американские неправительственные и образовательные организации, занимающиеся обменом специалистов между Кубой и США. Подвергались блокированию взносы Кубы в международные организации. Куба не смогла внести взносы в Международный союз электросвязи и Всемирную метеорологическую организацию за первые шесть месяцев 2006 года. Штаб-квартиры данных организаций находятся в Женеве, а их счета размещены в швейцарском банке UBS, который отклонил кубинские перечисления, опасаясь репрессий со стороны Соединенных Штатов.

В течение 2007 года продолжилась эскалация напряженности в американо-кубинских отношениях. Американское правительство продолжило ужесточение санкций, в частности, усилились притеснения Кубы за совершение торговых и банковских операций во всех странах мира.

В 2008 году Фидель Кастро объявил о своем решении покинуть все занимаемые государственные посты по причине серьезного ухудшения здоровья. 24 февраля 2008 года его брат Рауль Кастро был назначен Председателем Государственного совета Кубы, на что незамедлительно последовала реакция Дж. Буша. Президент США заявил о том, что не намерен вступать в переговоры с новоизбранным «тираном».

Анализируя внешнеполитическую деятельность Джорджа Буша, можно заключить, что период его пребывания у власти стал временем самого жесткого применения санкций против Кубы. Главная цель блокады состояла в установлении демократического режима на острове. Однако показатели кубинской экономики с каждым годом только увеличивались, так как росли доходы от туризма, достигли максимума цены на импортируемый Кубой никель; большую выгоду принесли торгово-экономические отношения с Китаем и Венесуэлой, а также добыча нефти на севере страны. Следовательно, политика расширения экономического эмбарго не оправдала себя.

В последние годы пребывания Буша у власти качественно изменилось отношение части американской общественности к Острову Свободы. Чем сильнее ужесточались условия экономического эмбарго против Кубы, тем больше американцев стало выступать за нормализацию двусторонних отношений. Информационный канал MSNBC провел интернет-опрос среди американских граждан, который выявил, что 82% участников голосования поддержали ослабление американского эмбарго против Кубы. С критикой экономических санкций выступали многие конгрессмены, дипломаты и Торговая палата США. В 2008 году Комиссией по американо-кубинским отношениям был опубликован доклад «Отношения США и Латинской Америки: новое направление для новой действительности», в котором предлагался «пересмотр дипломатических усилий в направлении нормализации связей с … Кубой», что будет «способствовать положительным изменениям отношений между США и Латинской Америкой в целом»25. Например, Комиссия рекомендовала отменить закон Хелмса-Бертона от 1996 года, возобновить торговлю и поездки между США и островом.

Новые тенденции, зревшие в американском обществе, как то: ослабление позиций кубино-американской диаспоры (за счёт либерально настроенного «молодого» поколения эмигрантов), инициативы уважаемых политических деятелей по пересмотру кубинского вопроса и заинтересованность общественности в нормализации американо-кубинских отношений, новому президенту США нельзя было игнорировать.

Барак Обама осознавал стремление значительной части населения Соединенных Штатов к пересмотру двусторонних отношений с Кубой. По сути, первой кубинской инициативой президента США стало принятие в 2009 году документа о временном приостановлении отдельных санкций против Кубы. Речь шла о прекращении на полгода действия закона от 1996 г., санкционирующего судебные преследования компаний, использующих кубинскую собственность. В соответствии с Меморандумом было решено отменить запреты на посещение Кубы гражданами США и на осуществление денежных переводов, в том числе для расширения контактов разлученных в ходе конфликта семей. Также предполагалось расширение возможностей для беспрепятственного обмена информацией между США и Кубой. Американские телекоммуникационные компании получили право устанавливать спутниковую и сотовую связь с островом.

Принятые меры стали первым шагом к нормализации американо-кубинских отношений. Тем не менее, Обама подчеркнул, что принятие вышеуказанного закона важно для обеспечения национальных интересов США в латиноамериканском регионе; а в перспективе поспособствует установлению демократии на острове и «сократит зависимость кубинцев от режима Кастро»26. По заявлению президента, США стремятся к перезагрузке в отношениях с Республикой и смягчению эмбарго, но полностью санкции сняты не будут до тех пор, пока Гавана не реализует ряд реформ по усовершенствованию законодательства в области прав человека и политических свобод граждан.

Рауль Кастро в апреле 2009 г. провел переговоры с прибывшей на Кубу делегацией американских конгрессменов, и, в ответ на инициативы администрации Обамы, заявил о своей готовности к диалогу с США по любому вопросу, включая проблемы прав человека, свободы прессы и политических заключенных, если этот диалог будет осуществляться на равных условиях.

14 апреля 2009 года истекал срок действия одной из статей закона Хелмса-Бертона, в связи с чем мировая общественность ожидала от президента США решительных действий. Правозащитная организация «Международная амнистия» призвала Обаму отменить функционирующую на протяжении почти полувека блокаду Кубы. Однако президент США продлил   действие закона на год, объяснив данную меру национальными интересами Соединенных Штатов. Продление срока действия экономических санкций вызвало негативную реакцию у кубинского руководства. По заявлению министра иностранных дел Кубы Бруно Родригеса Парильи, действия Обамы противоречат его высказываниям о необходимости пересмотра кубинской политики США; «администрация Соединенных Штатов Америки не внесла в политику, проводимую в отношении латиноамериканских государств, ровным счетом никаких существенных изменений»27. Кубинским правительством был сформулирован также ряд проблем, затрудняющих диалог Кубы и Соединенных Штатов и подлежащих урегулированию. К таковым относятся: функционирование экономических, финансовых и торговых санкций; нахождение Кубы в списке стран, «содействующих терроризму»; захват Соединенными Штатами военно-морской базы Гуантанамо.

С 2010 года на Кубе были проведены серьезные реформы. Правительство Кубы официально разрешило частную предпринимательскую деятельность. При сохранении доминирующего государственного сектора экономики, существенно увеличилась доля негосударственного. В сфере политических преобразований необходимо отметить ограничение Раулем Кастро срока пребывания государственных служащих на высших государственных постах. Кубинские власти упростили порядок выезда граждан из страны. В стране расширились религиозные свободы. Согласно докладу Бюро по демократии, правам человека и труду Госдепартамента США от 2013 года «наиболее авторитетные религиозные группы сообщают о появившихся возможностях привлекать новых членов без государственного вмешательства, ввозить религиозную литературу, получать пожертвования из-за рубежа, … организовывать благотворительную, образовательную и общественную деятельность. Сообщения о дискриминации по признаку религиозной принадлежности … отсутствуют»28.

В 2013 году, через год после переизбрания на второй срок, Барак Обама прибыл в Майами на собрание Кубино-американского национального фонда. «Президент предложил привнести рациональность в американо-кубинские отношения, … текущую внешнюю политику по Кубе … признал анахроничной»29. По мнению американского аналитика, «поддержание политики санкций, основанной на ложном предположении о том, что от острова исходит террористическая угроза, … не только снижает доверие к Соединенным Штатам, но и препятствует развитию политики, адаптированной к новым возможностям, которые появились благодаря предпринятым после отставки Фиделя Кастро реформам»30. Обама сообщил также о своем решении в краткосрочной перспективе закрыть тюрьму в Гуантанамо и подтвердил свое намерение пересмотреть американо-кубинские отношения.

Знаковым событием в американо-кубинских отношениях стало «историческое рукопожатие» Рауля Кастро и Барака Обамы на панихиде по Нельсону Манделе. Встреча стала первым личным контактом между главами Кубы и Соединенных Штатов Америки за 13 лет.

Поистине историческим явлением в двусторонних отношениях стал телефонный разговор лидеров США и Кубы 17 декабря 2014 года и последовавшие за этим заявления и события. В этот же день на Кубе был освобожден американец Алан Гросс, осужденный на 15 лет за незаконный ввоз спутникового оборудования на остров. Американская сторона в ответ выпустила на свободу трех кубинских агентов, отбывавших срок в тюрьмах США за шпионаж. В своих специальных заявлениях Обама и Кастро обозначили курс на нормализацию отношений между государствами, а также признали важность восстановления дипломатических отношений и обмена дипломатическими миссиями.

Американский президент в своем заявлении признал то, что политика санкций не принесла нужного эффекта и является «устаревшей». Обама призвал Конгресс США отменить эмбарго, «пересмотреть статус страны как государства-спонсора терроризма» и «предпринять шаги по наращиванию торговых и туристических отношений, а также по увеличению потока информации из Кубы и на Кубу»31. В дальнейшем, 29 мая 2015 года, Соединенные Штаты последовательно исключили Кубу из списка стран - спонсоров терроризма. Данное событие является знаковым, так как нахождение в вышеуказанном списке было главным препятствием для открытия посольства Кубы в Вашингтоне. В Соединенных Штатах вступил в силу пакет мер, нацеленных на ослабление экономических и финансовых санкций против Острова Свободы. Американским предприятиям было разрешено осуществлять поставки телекоммуникационной техники на Кубу, осуществлять инвестиции в малый бизнес и аграрный сектор. Американские финансовые фирмы получили возможность открывать собственные счета в кубинских банках. Авиакомпаниям предоставлена возможность осуществлять полеты на Кубу без специального разрешения.

Следует особо отметить посредническую роль Папы Римского Франциска, направивший персональные обращения Обаме и Кастро с призывом к возобновлению диалога между государствами и освобождению политических заключенных в качестве первого шага; а также организовавший конфиденциальный прием дипломатических делегаций из США и Кубы в Ватикане. Участие Римской католической церкви в деле дипломатического сближения Гаваны и Вашингтона неслучайно. Именно «особый период в мирное время» стал отправной точкой новым взаимоотношениям между властью и религиозными конфессиями на Кубе. В 1991 году IV Съезд Коммунистической партии Кубы разрешил верующим вступать в её ряды. В следующем же году в кубинскую конституцию были внесены изменения, включающие запрет на преследование верующих. Данный шаг кубинских властей может быть расценен как проявление религиозной терпимости и уход от атеизма, до этого возведённого в статус официальной идеологии. «Кастро давал понять, что Куба открыта для самых разных идей, а время репрессий по отношению к церкви "по советскому образцу” ушло в прошлое»32. 19 ноября 1996 года состоялась встреча Фиделя Кастро с Папой Иоанном Павлом Вторым в Ватикане, а в январе, по приглашению Кастро, Папа впервые посетил Кубу. Открывая первую духовную семинарию на острове, «Папа … заявил, «Пусть Куба, обладающая прекрасным потенциалом, откроет себя миру, и пусть мир откроет себя Кубе»»33. Тогда же понтифик призвал руководство США искоренить изоляцию кубинского народа.

С января по май 2015 года были проведены четыре раунда переговоров по восстановлению дипломатических отношений между странами, разорванных 3 января 1961 г. В результате предпринятых усилий 1 июля 2015 г. дипломатические отношения между Кубой и США были восстановлены. Однако кубинское правительство поспешило сделать официальное заявление о том, что истинная нормализация отношений может состояться лишь после отмены эмбарго американской стороной. 20 июля того же года состоялся обмен дипломатическими представительствами, в Вашингтоне и Гаване открылись посольства обеих стран.

В апреле 2015 года на Саммите Америк в Панаме состоялась первая официальная встреча на высшем уровне Барака Обама и Рауля Кастро. Вторая встреча прошла на полях 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, в ходе которой стороны обсудили необходимые шаги для дальнейшей нормализации отношений.

Примечательно, что в ноябре 2015 г. представителями Кубы и США был заключен Меморандум о взаимопонимании по сохранению морских охраняемых районов, ставший первым соглашением в области охраны окружающей среды. В декабре 2015 года Вашингтон и Гавана договорились о возобновлении почтового сообщения между двумя государствами.

Кульминацией политики нормализации отношений с Кубой стал первый за 88 лет официальный визит президента Соединенных Штатов на Остров Свободы. По итогам двухдневного визита Обамы принципиально важных соглашений подписано не было, однако глава Белого дома провел совместную пресс-конференцию с Раулем Кастро, выступил с обращением к кубинскому народу в Национальном театре, встретился с диссидентами и предпринимателями. Несмотря на действующее эмбарго, именно развитие торгово-экономических отношений с Кубой и проникновение американского бизнеса на остров являются приоритетными задачами американского руководства. Первые деловые сделки состоялись незадолго до визита Обамы на Кубу: американская компания Starwood приобрела на Кубе два отеля. По мнению директора Института Латинской Америки РАН, визит американского президента на Кубу свидетельствует о признании того, что прежняя политика Соединённых Штатов в отношении острова была неконструктивной. Говоря об итогах прошедшей поездки, аналитик отметил, что она имела как содержательную часть, так и была нацелена на восстановление имиджа США в глазах стран Латинской Америки.

Вышеуказанное событие является поворотным в истории американо-кубинских отношений, однако, несмотря на существенный прогресс в налаживании деловых и дипломатических связей между двумя государствами, говорить о полномасштабной нормализации отношений между Соединенными Штатами и Кубой рано. Основная проблема - экономическое эмбарго в отношении Кубы – остается нерешенной; санкции могут быть сняты только в результате голосования в Конгрессе. Кубинское руководство по-прежнему считает, что часть территории острова является оккупированной, подразумевая американскую военно-морскую базу в Гуантанамо. Крайне показательным является и тот факт, что Рауль Кастро не приехал в аэропорт для того, чтобы лично встретить главу Белого дома. Подобным образом глава Государственного Совета продемонстрировал осторожное отношение Кубы к переменам, происходящим в двусторонних отношениях с США. Об этом свидетельствует и то, что в программу пребывания Обамы на острове не была включена его встреча с лидером кубинской революции Фиделем Кастро.

Острыми противоречиями в контексте двусторонних отношений между США и Кубой остаются права человека и свобода прессы. Вопрос соблюдения прав человека на Кубе регулярно поднимается на заседаниях Организации Объединённых Наций; Комиссия по правам человека (Совет по правам человека ООН с 2006 г.) ежегодно принимала «Резолюции о нарушениях прав человека на Кубе». Данный вопрос постоянно ставится во главу угла американскими аналитиками и политическими деятелями в качестве средства давления на режим Кастро. «США использовали в качестве площадки для развертывания очередного наступления правозащитные структуры ООН. Одновременно Вашингтон активно привлекал к своей деятельности подконтрольные ему неправительственные международные правозащитные организации, а также диссидентские группы на Кубе. На Гавану были обрушены обвинения в нарушении прав человека, отсутствии демократических свобод, политического и идеологического плюрализма»34. Американские официальные лица неоднократно заявляли о том, что кубинское правительство стремится сохранить монополию на информацию и подавляет инакомыслие. Режиму Кастро инкриминируют систематическое нарушение прав человека посредством контроля над диссидентами и их репрессиями.

Таким образом, во время пребывания Барака Обамы у власти в американо-кубинских отношениях произошла «затяжная оттепель». Президент США проводит политику поэтапного сворачивания санкций и восстановления отношений с Гаваной, в том числе в ответ на проведенные экономические и политические реформы на острове. Так, были внесены некоторые коррективы в закон об эмбарго, выразившиеся в разрешении американским гражданам совершать поездки на остров, а также осуществлять денежные переводы; американским фирмам была предоставлена возможность поставлять на остров телекоммуникационную технику, инвестировать в малый бизнес и аграрный сектор. Эпохальным событием во время президентства Барака Обамы стало восстановление дипломатических отношений между Кубой и Соединенными Штатами.

В связи с вышеизложенным представляется возможным утверждать, что кубинское правительство в целом готово к выстраиванию качественно «новых» отношений с Соединенными Штатами на взаимовыгодных началах. Восстановление американо-кубинского диалога является обоюдным процессом, так как Куба и Соединенные Штаты в равной степени заинтересованы в нормализации отношений. По причине непростого экономического положения Куба крайне заинтересована в получении иностранных инвестиций. Но, несмотря на положительную динамику в развитии двусторонних связей, между государствами остается ряд принципиальных противоречий. Действующее экономическое эмбарго в отношении Кубы является главным камнем преткновения и рудиментом «холодной войны» в современных американо-кубинских отношениях.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница