Курская область



страница2/7
Дата26.10.2016
Размер1.46 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

История области
Каменный век (100 000 - 5 000 лет назад)

Первые люди появились на территории будущей Курской области около 100 тысяч лет назад, в эпоху "Великих оледенений". Это было время гигантских природных катаклизмов, когда ледяной щит покрывал огромные просторы Евразийского и Американского континентов.

Доходили льды и до современной Курской области, однако, протянувшиеся по ее западной части отроги Среднерусской возвышенности мешали их проникновению. Лишь во время самого мощного Днепровского оледенения (200 000 - 120 000 лет назад) ледяной поток прошел по территории современных Рыльского и Кореневского районов.

Сегодня на территории Курской области ученым известно 7 стоянок первобытных людей: Авдеевская (Октябрьский район), Пенская (Курчатовский район), стоянка Быки (Курчатовский район), Октябрьское 1 и 2 (Рыльский район), стоянки Курск-1, Курск-2 и Курск-3.

Самым изученным курским памятником каменного века является Авдеевская верхнепалеолитическая стоянка, расположенная в 28 км от Курска на берегу р.Рогозна. Существовавшее около 22 000 - 23 000 лет назад поселение состояло из семи расположенных по краям жилой площадки жилищ-полуземлянок, между которыми находилось восемь ям, служивших для хранения разнообразных пищевых и хозяйственных припасов. На территории стоянки археологи обнаружили сотни кремневых орудий, изделия из рога, кости и камня.

Основным занятием древних "авдеевцев" была охота. Судя по обнаруженным при раскопках костям, охотничьей добычей были мамонты, шерстистые носороги, северные олени, лошади, овцебыки, сайгаки, бурые медведи и даже пещерные львы. Интересно отметить, что кости песца и волка в культурном слое сохраняют свой анатомический порядок. Это говорит о том, что их добывали исключительно ради меха, использовавшегося для изготовления одежды.

Добытые на охоте животные давали первобытным людям мясо для еды, их шкуры использовались при шитье одежды и постройке жилищ, из сухожилий изготовляли нити и веревки, а кость использовали как топливо и в качестве материала для изготовления орудий труда, украшений и даже музыкальных инструментов, подобно обнаруженному при раскопках 30-сантиметровому обломку флейты из лебединой кости.

Судя по материалам раскопок, очень ценились обитателями Авдеевской стоянки зубы волка, песца и бурого медведя. Их или пришивали к одежде вместе с разнообразными привесками, или носили на шее в качестве ожерелий-амулетов. Чтобы включить в ожерелье, на корне зуба прорезали продолговатое отверстие, в которое продевали узкий ремешок или сухожилие. Иногда на верхнюю часть зуба наносили у корня глубокий поперечный надпил, за который зуб подвязывали к нити ожерелья. Наиболее интересное ожерелье Авдеевской стоянки состояло из зубов песца с янтарной бусиной в центре.

Широкое распространение среди обитателей Авдеевской стоянки получили и головные обручи, вырезаемые из тонких костяных пластин. Длина одного из сохранившихся полностью экземпляров - 19 см. На его узких закругленных концах прорезаны удлиненные продолговатые отверстия, в которые, вероятно, продевался узкий ремешок, соединявший концы обруча и удерживавший его на голове. Древние косторезы покрывали свои поделки выразительным орнаментом в виде рядов коротких поперечных черточек, косого крестика, клетки, острых углов, которые нередко образуют "елочку" или зубцами идут вдоль всего края поделки.

Из кости же были вырезаны и найденные в Авдеево "палеолитические Венеры". Как правило, статуэтки "Венер" сделаны по единому художественному канону - обнаженная женщина со слегка склоненной к груди головой, непропорционально тонкими, сложенными на животе руками и слегка согнутыми ногами, с гладкими, без проработки, лицами. Однако, в 1977 году ученые нашли в Авдеево статуэтку, имевшую ранее не встречавшиеся на Русской равнине особенности. У нее было лицо. Древний мастер тщательно вырезал у фигурки глаза, щеки, нос, уши. Имела "Венера" и прическу - спереди небольшая челка, уши открыты, а волосы забраны назад и опущены на шею. По мнению ученых, "Венеры" пользовались особым вниманием обитателей стоянок каменного века и, вероятно, использовались во время проведения религиозных церемоний.

Около 12 000 лет назад начался глобальный процесс потепления. Вместо растаявшего ледника возник лесной гигантский пояс, протянувшийся от Балтики до Тихого океана. Изменение растительного мира повлекло исчезновение крупных стад копытных животных и привело к дроблению крупных общин людей на мелкие группы.

В мезолите, 10 000 - 7 000 лет назад, основным охотничьим оружием стал лук, позволявший убивать добычу с большого расстояния, сделавший охоту занятием более безопасным, эффективным и не требующим участия большого количества людей. Наряду с охотой большое значение приобретает рыболовство, что подтверждают обнаруженные на стоянках кости рыб, гарпуны, рыболовные крючки и сетевые грузила.

В эпоху неолита, около 7 000 лет назад, люди научились разводить домашних животных и выращивать культурные растения, достигли небывалых высот в обработке камня (сверление, пилка, шлифовка), освоили производство ткани. Однако важнейшим изобретением этого времени стало появление посуды из обожженной глины. Слепленная от руки посуда была грубой, зачастую плохо и неровно обожженной, но сразу стала незаменимой в хозяйстве. С ее появлением впервые создались условия для приготовления достаточного количества вареной пищи и более надежного сохранения пищевых запасов.

Ни мезолит (10 000 - 7 000 лет назад), ни неолит (7 000 - 5 000 лет назад) на территории Курской области практически не изучены, несмотря на то, что в ходе археологических разведок выявлены десятки памятников неолитической эпохи. Появление около 5 000 лет назад первых медных орудий и украшений ознаменовало собой окончание "каменного века". Пришедший ему на смену энеолит (меднокаменный век) открыл новую эпоху в истории человечества - эпоху применения металлических сплавов.



Бронзовый век (середина III- начало I тысячелетия до н. э.)

Научившись соединять медь с оловом и получать превосходящий их по твердости сплав, люди вступили в эпоху бронзы. Своих собственных месторождений этих ископаемых на территории Курского края нет, поэтому бронзовые изделия или материалы для их изготовления доставлялись сюда с Балканского полуострова, Кавказа, Карпат или Урала. Металлические вещи ценились очень высоко, но, так как их было сравнительно немного, основная масса инструментов и оружия продолжала изготовляться из высококачественного мелового серого и темно-серого кремня или твердых пород камня (гранита, диорита).

Как правило, люди этого времени обитали в небольших поселках, расположенных на песчаных дюнах в поймах рек или на высоких береговых мысах. Широкие речные долины Курского края, с обилием корма для скота и удобными участками для обработки почвы, способствовали развитию у местных племен земледелия и приселищного скотоводства. Охота и рыболовство играли второстепенную роль. Широко были распространены ткачество, обработка кости, кожи и дерева, изготовление глиняных сосудов, каменных и металлических орудий.

В начале бронзового века западные районы Курской области занимали носители среднеднепровской культуры, а восточные и юго-восточные - племена катакомбной культуры, получившие свое название по характерному обряду захоронения. В одной из стенок могилы выкапывали пещеру-катакомбу, в которую помещалось густо обсыпанное красной охрой скорченное тело покойного. Рядом с умершим ставили сосуды с пищей, клали орудия труда и оружие. Вход в катакомбу закладывался дубовыми плахами или каменными плитами, яму засыпали землей, а сверху возводили курган. Несколько катакомбных курганов было исследовано в 1891 году у с.Воробьевки (современный Золотухинский район) профессором Санкт-Петербургского университета Д.Я. Самоквасовым. В самом большом кургане (высота 8,5 м, диаметр 108 м) был обнаружен деревянный тлен и лежащий на левом боку скорченный скелет мужчины, рядом с которым помещались обломки двух сосудов и зуб животного. Под черепом погребенного находился бронзовый наконечник копья. При раскопках одного из соседних курганов было обнаружено еще два катакомбных погребения.

Еще одно катакомбное погребение было обнаружено в 1936 году при строительных работах в центре Курска. На глубине двух метров располагалось парное погребение мужчины и женщины. Скорченные скелеты были покрыты красной охрой, в состав погребального инвентаря входили молоточковидные булавки, скреплявшие одежду погребенных, и небольшой сосуд.

Интересная находка, относящаяся к катакомбной культуре, была сделана крестьянами д.Скакун (современный Касторенский район) в 1891 году. При добыче торфа на глубине около двух метров они наткнулись на клад литейщика, который состоял из четырех массивных бронзовых топоров обычной формы с низкой втулкой на конце, двух бронзовых долот и тонкой бронзовой пластинки с расширенным концом. Выкупленные у крестьян предметы были переданы в Императорский Российский Исторический Музей (Москва).

В середине II тысячелетия до н.э. на восток области начали проникать племена абашевцев и, чуть позднее, - носители срубной археологической культуры. Катакомбники были истреблены или изгнаны, а абашевцы влились в ряды срубников и были ими ассимилированы. На протяжении всего позднего бронзового века соседями срубников были обитавшие по берегам Сейма представители сосницкой (Ил, Сосницкое жилище) и жившие на Псле племена бондарихинской археологических культур. Принадлежавшая бондарихинцам постройка была исследована М.Б. Щукиным у с.Картамышево (Обоянский район). Жилище было практически наземным, заглубленным лишь на 10 - 20 см, поэтому его очертания удалось проследить лишь по темному пятну и рядам столбовых ямок глубиной 20 см и диаметром 20 - 30 см. В двух ямках сохранились остатки оснований обугленных деревянных столбов. Два золистых пятна в пределах жилища возможно были следами открытых очагов. Судя по расположению столбов, постройка имела двухскатную крышу.

Скифское время (VII - I век до н.э.)

В начале I тысячелетия до н.э. у обитавших на территории Восточной Европы племен начали появляться орудия труда и оружие из железа - материала более легкого, прочного и долговечного, чем камень или медные сплавы.

Распространение железа совпало с начавшимся еще в эпоху бронзы усыханием степей, приведшим к повсеместному переходу скотоводческо-пастушеских племен к кочевому и полукочевому образу жизни. Большая подвижность кочевых племен, постоянные поиски лучших пастбищ приводили к частым военным столкновениям кочевников, заставлявшим племена объединяться в союзы. Одним из таких политических объединений, занявших к VII веку до н.э. господствующее положение в южнорусских степях, стали "ишкуза" или скифы.

В конце VII века до н.э. скифские племена начинают заселять территорию Курского края. Новые пришельцы частью вытеснили, частью ассимилировали местных обитателей и уже в VI веке до н.э. курские земли прочно вошли в состав так называемой "Скифской державы", занимавшей огромную территорию от Дуная до Дона.

По свидетельству Геродота скифский союз состоял из "царских" скифов, скифов-кочевников и скифов-земледельцев. На территории Курской области граница между кочевниками и земледельцами проходила по верхнему течению р.Сейм.

Скифы-кочевники занимали восточные районы, лежащие в междуречье Сейма и Сосны. К сожалению, расположенные на востоке и юге Курской области курганы пока не исследованы археологами, а случайные находки мечей-акинаков, кинжалов и наконечников стрел, происходят из распаханных погребений кочевых скифов, в конце VII - III веков до н.э. обитавших в верховьях рек Сейм, Щигор, Тим, Кшень, Оскол и Олым.

Центр и запад современной Курской области занимали представители земледельческой лесостепной скифоидной культуры. Для защиты от набегов своих воинственных соседей оседлые племена, жившие в бассейнах Сейма и Псла, воздвигали на высоких мысах вдоль берегов рек хорошо укрепленные крепости-городища.

В середине V века до н.э. из Подесенья на территорию Курского края вторгаются племена носителей юхновской археологической культуры. Большая часть местного скифоидного населения, видимо, вынуждена была оставить свои обжитые места. Однако продвинуться дальше юхновцы не смогли, и вплоть до конца скифского времени здесь проходила граница, отмеченная цепочками юхновских (Среднее Посеймье) и скифоидных укрепленных поселений-городищ (Нижнее Посеймье).

Обитавшие на территории Курского края представители скифоидных и юхновских племен были искусными земледельцами и скотоводами. Кости диких животных (медведя, лося, кабанов и др.), чешуя и кости рыб свидетельствуют о занятии оседлого населения охотой и рыболовством. Обитатели городищ и поселков владели также различными ремеслами: резьбой по кости, ткачеством, изготовлением глиняной посуды, обработкой металлов.

В III веке до н.э. из-за Дона на скифские земли начинают совершать набеги племена сарматов. Живший в I веке до н.э. Диодор Сицилийский писал, что сарматы "опустошили значительную часть Скифии и, поголовно истребляя побежденных, превратили большую часть страны в пустыню". В это же время юхновцы покидают западные районы Курского края и снова уходят на Десну, где их культура продолжает существовать до II века н.э.



Великое переселение народов (II - IV века н. э.)

В I - II веках н.э. на территорию Курского края со Среднего Днепра начанали проникать потомки носителей зарубинецкой культуры, существовавшей со II века до н.э. на Среднем и Верхнем Днепре, в Припятском Полесье и Подесенье. Причинами переселения, вероятно, стали вторжения кочевых сарматских племен и увеличивающаяся засушливость климата.

Обосновавшись в верховьях Псла и Сейма, переселенцы выращивали просо, рожь, пшеницу и ячмень, пасли скот, вручную лепили из глины нехитрые горшки, плавили железо из болотных руд. В III веке жизнь и культура населения Верхнего Псла и Сейма имела много общего с культурой родственного им по происхождению населения Поднепровья и Подесенья. Поэтому ученые относят их к различным вариантам киевской культуры (III-V века), соотносимой с "могущественными благодаря своей многочисленности" венетами.

Соседями живших в Курском крае венетов-киевцев были кочевники-сарматы и оседлые носители черняховской культуры (III-V века). Черняховцы стояли на более высокой ступени развития, чем "киевцы". Они не прятали свои поселения в низких поймах рек, а заселяли высокие открытые мысы речных террас. Поселки были большими (до 20 га) и не нуждались в укреплениях - судя по находкам оружия, их обитатели всегда были готовы защитить себя от врагов.

Дома на поселениях были представлены не только маленькими землянками, как у "киевцев", но и длинными наземными сооружениями, сплетенные из прутьев, стены которых крепились на частых тонких столбах и были обильно обмазаны глиной. Крыша делалась из соломы и тонких ветвей. Длинные дома имели отапливаемое жилое и неотапливаемое хозяйственное помещение с погребом, иногда стойло для скота.

Домашняя утварь и хозяйственный инвентарь "черняховцев" также отличались высоким уровнем исполнения. В отличие от "киевцев" они в совершенстве освоили гончарный круг, что позволило создать богатый ассортимент кухонной и столовой посуды. В обиходе были не только грубые сосуды и миски, но и горшки, корчаги, вазы, кубки и изящные лощеные кувшины, подражающие по форме дорогим металлическим изделиям. Известны были и стеклянные кубки, а также стройные розовые или желтоватые амфоры, в которых южные торговцы привозили черняховцам вино и растительное масло.

Основой хозяйства черняховских племен являлось земледелие. Однако в отличие от "киевцев" им не нужно было искать места с легкими почвами. "Черняховцы" использовали плуги, в которые запрягали коней или волов. На распаханных плодородных полях, в первую очередь, выращивали пшеницу и ячмень.

Носители черняховской культуры входили в состав так называемой "державы Германариха" - остготского короля, который "властвовал над всеми племенами Скифии и Германии, как над собственными владениями". Время его правления (IV век) стало периодом наибольшего распространения и расцвета черняховской культуры. Однако ее развитие было неожиданно прервано в конце IV века Согласно историку Иордану, на готов взъярилось пришедшее из-за Волги племя гуннов "самое страшное своей дикостью". В недолгой, но жестокой войне остготы потерпели ряд серьезных поражений. После смерти Германариха, скончавшегося от ран около 376 года, гуннам удалось подчинить остготов и включить народы "державы Германариха" в состав своего племенного союза.



Антское время (V - VII века н. э.)

В VI веке на Византийскую империю обрушились славянские племена склавинов и антов. Византийские историки отмечали, что новые враги "многочисленны, выносливы, легко переносят и зной, и стужу, и дождь, и наготу тела, и нехватку пищи… У них множество разнообразного скота и злаков, сложенных в скирды, в особенности проса и полбы. Живут они среди лесов, рек, болот и озер, устраивая много выходов из своих жилищ".

На территории Курского края обитали родственные антам и склавинам носители колочинской археологической культуры, распространенной также в Беларуси, на Смоленщине, в Подесенье и южнее, вплоть до среднего течения Сулы и Ворсклы. Свои поселения колочинцы располагали на песчаных дюнах и останцах пойменных террас поблизости от воды. Жилищами служили небольшие полуземлянки с плетеными или бревенчатыми стенами, углубленные в землю на 0,3 - 0,8 м, в центре или в одном из углов которых размещался открытый очаг. Рядом с поселениями устраивались грунтовые могильники, на которых в неглубоких ямках хоронили прах умерших, сожженных на погребальных кострах.

Такие могильники были обнаружены курским археологом Ю.А. Липкингом у х.Княжий под г.Суджей и около с.Лебяжье, недалеко от Курска. Еще один археологический памятник был детально исследован ленинградским археологом Е.А.Горюновым около с.Картамышево (Обоянский район). Пережженные кости обычно помещались в глиняный сосуд. Вместе с прахом женщин в погребение попадали глиняные пряслица, а также браслеты, оплавленные бусины и другие украшения. Мужские захоронения сопровождали поясные накладки, пряжки, наконечники ремней, ножи, изредка - оружие. Так в одном из погребений Княжинского могильника было найдено сразу два наконечника копий, в других - кольчужные кольца. Нередки случаи, когда в одной ямке или рядом покоится прах мужчины и женщины, погребенных одновременно.

Информацию о людях, живших на территории Курского края полторы тысячи лет назад, ученые получают, не только исследуя древние поселения и могильники, но и изучая оставленные ими клады, условно называемые "древностями антов". В Курской области "антские" клады были обнаружены на территории г.Суджи и около с.Гапоново (Кореневский район).

Их изучение позволило ученым восстановить набор праздничных украшений того времени. Женщины носили на голове покрывало, которое удерживал венчик из полосы тонкого серебра. К волосам или к тонкой полоске кожи крепились височные кольца, концы которых были украшены гравировкой или закручены с одной стороны спиралью внутрь. Височные кольца располагались с обеих сторон на уровне щек владелиц. Шею украшали ожерельями из стеклянных и янтарных бусин или массивным литым обручем - гривной. На груди помещалось ожерелье из металлических пронизок и пластинчатых подвесок различной формы, к которому присоединяли колокольчики и двуспиральные подвески из проволоки. Две застежки-фибулы скрепляли одежду на плечах, а третья удерживала у горла плащ или покрывало. На косу надевали специальные подвески из трубочек и пластинчатых трапеций. На пальцах носили перстни, а на запястьях - литые браслеты. Главную роль в мужском костюме играл нарядный пояс, украшенный множеством подвесных ремней с металлическими накладками и псевдопряжками.



Между хазарами и древней Русью

В первой половине VIII века земли от Среднего Днепра до Северского Донца попадают в орбиту влияния Хазарского каганата и начинают заселяться новыми обитателями. Обширные пространства Днепровского Левобережья занимают славяне, вероятно, пришедшие из Нижнего Подунавья, опустошаемого походами византийцев и охваченного междоусобной смутой. "Повесть временных лет" сообщила, что переселенцы "седоша по Десне, и по Семи, по Суле нарекошася север". Северяне входили в состав Хазарского каганата на положении данников и платили хазарам "по серебряной монете и по белке от дыма".

Для защиты от набегов обитавших за южными пределами Северской земли воинственных кочевых племен северяне возводили крепости-городища. Как правило, они располагались в 5 - 10 км друг от друга и образовывали несколько линий обороны. По территории Курского края первая линия обороны проходила по р.Псел (Гочевское, Горнальское, Суходольское и др.). Вторая, наиболее мощная, шла по р.Сейм (Липинское, Кудеярова Гора, Сугровское, Коробкинское, Артюшковское, Гора Ивана Рыльского, Синайское и др.) и его притокам – р.Тускарь (Курское, Шуклинское, Переверзевское-2) и р.Рать (Ратское, Титовское). Третья линия находилась на р.Свапа (Ратманское, Старогородское, Моисеевское, Красный Курган и др.).

Обычно для городища выбирались высокие береговые мысы, укреплявшиеся деревянным частоколом и отсекавшиеся от напольной стороны рвом и валом. Перед укреплениями устраивалось поселение-селище, а поблизости, в радиусе 3-5 км, располагались небольшие поселения-хутора. Сгустки таких поселков составляли родовую общину, жители которой в минуту опасности прятались в городище-крепость. Жилищами северян были полуземлянки, углубленные в землю на 0,5-1,6 м. В жилище вели вырезанные в грунте ступеньки, нередко укрепленные деревом, в одном из углов размещалась печь. Пол жилища тщательно утрамбовывали, промазывали глиной или застилали досками. В дальнейшем появились постройки сначала с неотапливаемым вторым этажом, а потом и жилища с двумя жилыми этажами.

Своих мертвых северяне в IX - X веках сжигали на погребальных кострах. Вероятно, все украшения и предметы, сопровождавшие умерших, сгорали в пламени погребальных костров. Именно поэтому абсолютное большинство северянских погребений лишено вещей. Лишь изредка находят бронзовые или стеклянные сплавы, по которым удается реконструировать перстнеобразные височные кольца, проволочные перстни, поясные пряжки и бусы из синего, зеленого и желтого стекла.

Северяне не были единым политическим образованием, а составляли союз племен, контролировавший земли от Днепра на западе до верховьев Сейма и Псла на востоке. В X в. самым крупным из племён было летописное "Посемье", заселившее курское течение р.Сейм (до XVII века Семь) с притоками и верховьями Псла. Мощь этого объединения во многом определялась выгодным географическим расположением, позволившим посемьским северянам взять в X веке под свой контроль значительный участок торгового пути между Волжской Болгарией и Киевской Русью, по которому на территорию Южной Руси попадали восточные товары и арабские серебряные монеты.

В 882 году великий киевский князь Олег совершил поход "на северяне, и победил северян, и возложи на них дань легку, и не дал им хазарам дани платить". Походом Олега началось подчинение Северской земли власти великих киевских князей. Походы Святослава, Владимира I и его сына Ярослава Мудрого окончательно ликвидировали самостоятельность северян. Древнерусские воины уничтожили укрепленные городища, а побежденных северян согнали в крупные поселения, в которых можно было легко контролировать покоренное население. Последнее летописное упоминание о северянах относится к 1024 году, когда они участвовали на стороне Мстислава Удалого в Лиственской битве, закончившейся для Ярослава Мудрого поражением и временной (до 1036 года) потерей Днепровского Левобережья.

Курский край в эпоху Киевской Руси (XI - XII века н. э.)

Согласно завещанию великого киевского князя Ярослава Мудрого (1019 - 1054 годы), курские земли были включены в состав Переяславского княжества. Но вскоре после его смерти на Посеймье начинают претендовать черниговские князья. Распря длилась около ста лет и закончилась в 1161 году вхождением курского Посеймья в состав Черниговского княжества. Одной из причин, заставлявших южнорусских князей оспаривать друг у друга курские земли, был проходящий через них в XI - XIII веках торговый путь из Киева в Волжскую Болгарию, по которому через "города посемьские" на Русь поступали товары из Византии, Ближнего Востока и Средней Азии.

Названия некоторых из этих городов дошли до нас на страницах летописей - Курск, Рыльск, Ольгов; имена других навсегда канули во тьме веков. Одним из таких "мертвых" городов является археологический комплекс, расположенный на правом берегу р. Псёл около с.Гочево Беловского района.

Комплекс состоит из двух городищ ("Царский Дворец" и "Крутой Курган"), защищенных шестиметровыми валами и рвами глубиной до 8 м. На поле за внешними валами городищ располагается обширное поселение, к которому с запада примыкает курганный могильник конца X-XII веков, в начале XX века насчитывавший 3648 насыпей.

Ряд исследованных в с.Гочево захоронений свидетельствует о беспокойной и полной опасностей жизни порубежного населения Древней Руси: скелет мужчины с наконечником стрелы, застрявшим в лопатке; следы боевых травм на костях; погребения женщин и детей с предметами вооружения (кистенями, топорами, наконечниками стрел).

Сама жизнь превращала жителей Курского княжества в воинов, восхищение которыми дошло до нас в одном из немногих сохранившихся произведений древнерусского времени - "Слове о полку Игореве". Обращаясь к своему брату Всеволод Святославич говорит: "А мои куряне - ратники бывалые, под трубами повиты, под шеломами всхолены, с конца копья вскормлены, пути их ведомы, овраги им знаемы, луки у них натянуты, колчаны отворены, сабли изострены, сами скачут, будто серы волки по полю, князю славы ища, чести - себе".

В древнерусское время столицей Посеймья был город Курск - один из древнейших русских городов. Первое письменное упоминание о нем относится к 1032 году и встречается в "Житии Феодосия Печерского". Однако уже в конце X века северянское городище у слияния рек Кур и Тускарь стало резиденцией киевских посадников. Это определило быстрый рост Курска, который, согласно "Житию", уже в первой половине XI века был богатым и процветающим городом с церквями, хоромами "властелина", учителями грамоты, рынками, ремесленными мастерскими и тщательно возделанными полями за крепостными сооружениями.

Центром города была укрепленная крепость-детинец. Следы крепостных сооружений были обнаружены во время раскопок В.В. Енукова на стыке улиц Луначарского и Сонина. Археологи обнаружили внутренний склон оборонительного рва, глубина которого достигала 2 м, а ширина, колебалась в пределах 20 - 25 м. По внутреннему краю рва шел частокол из крупных, до полуметра, бревен, расколотых пополам и установленных плоской стороной внутрь укреплений. За укреплениями детинца располагался посад и несколько ремесленных слобод, удаленных от центра города из-за боязни пожаров.

В 20-е годы XIII века Курское княжество переживает период своего расцвета и вскоре становится вторым по значению в Черниговской земле. Этот подъем приходится на годы правления Олега Курского. Именно начиная с этого князя, местные правители начинают определяться как "Курские", что характеризует окончательное становление Курского княжения в удел со своей прочно осевшей династией.

Олег характеризуется летописцами как сильный и воинственный князь. В печально известной битве на Калке (1223 год) он был единственным, кто пришел на выручку и сумел пробиться к окруженным со всех сторон монголами дружинам галицко-волынских князей. А когда битва была проиграна, в числе немногих воины Олега Курского прорубились сквозь вражеские ряды и отступили, сохранив боевой порядок. В 1226 году Олег выдвигает свои претензии на занимаемый Михаилом Всеволодовичем черниговский престол. Лишь вмешательство митрополита и владимиро-суздальского князя Юрия Всеволодовича помешало Олегу осуществить свою затею.

Усобица 1226 года еще больше способствовала усилению самостоятельности Курского княжества. Возвышение Курска и расцвет Курского края был прерван Батыевым нашествием в 1239 году, во время похода монголов на Чернигов.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал