Луга. Путеводитель



страница2/8
Дата26.10.2016
Размер1,87 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Под знаменем революции


Луга до первой мировой войны была небольшим уездным городом. Тигельный завод с несколькими десятками рабочих, железнодорожное депо да небольшая электростанция - вот и вся ее промышленность в то время. Средние и мелкие торговцы, домовладельцы, кустари, служащие банка и прочие царские чиновники составляли подавляющее большинство населения.

Общественная жизнь города сосредоточивалась в стенах земской управы, городской думы и в особняке уездного предводителя дворянства. Раза два-три в неделю выходила местная газетка. Жизнь текла тихо, сонно. Исправник Луги и предводитель уездного дворянства опирались на верноподданническую буржуазию, которая, пользуясь покровительством властей, нещадно эксплуатировала разрозненных кустарей - портных, сапожников, плотников, деревообделочников.

Лужский уезд был одним из крупнейших уездов дворянско-помещичьего землевладения на севере. По данным Всероссийской сельскохозяйственной и поземельной переписи 1917 года, на его территории было около 500 помещичьих имений - почти одна треть всех имений Петроградской губернии. 12 тысяч батраков работали на полях поместий и кулацких хозяйств. Батраки, малоземельные и безземельные крестьяне, доведенные до разорения и нищеты, внушали серьезные опасения властям.

Первая мировая война круто изменила жизнь города. Он превратился в крупную тыловую базу Северо-Западного фронта. Через город шло снабжение армии боеприпасами, снаряжением, здесь во фронтовых авторемонтных мастерских восстанавливали боевую технику. В Луге обучались новобранцы царской армии, комплектовались воинские части. К началу 1917 года военный гарнизон насчитывал около двадцати пяти тысяч солдат и офицеров - в два раза больше гражданского населения.

Такой Луга встретила Февральскую революцию, которая пришла в город без крови и жертв. В первых числах марта 1917 года был создан Лужский Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Он - взял власть в свои руки. Но руководство в Совете захватили эсеры и меньшевики. Это произошло потому, что большевистская организация здесь была в это время малочисленной и ее влияние не распространялось на широкие слои трудящихся города и солдат гарнизона.

Возникновение большевистской организации в Луге относится к концу 1916 года. Бывший рабочий местной электростанции Я. И. Мауре, персональный пенсионер, в своих воспоминаниях писал: "Лужская городская партийная организация большевиков зародилась в конце 1916 года. Работала она на нелегальном положении. Местом наших встреч служили конспиративные квартиры, а чаще всего мы собирались в лесу. И сейчас у меня в памяти сохранились имена первых большевиков, с которыми я начал работу. Это товарищи Стельмахович, Никитин, Марков, Павловский и другие".

Первое время коммунисты собирались на частных гвартирах, в здании школы (ныне школа № 4), а затем местом сбора стал небольшой домик на Тверской улице напротив тигельного завода (ныне улица имени Гагарина). В тесной комнатке чердачного помещения проходили собрания, здесь давали партийные поручения и принимали членские взносы. После Февральской революции партийная организация вышла из подполья и, руководствуясь указаниями ЦК партии, развернула работу среди населения и местного военного гарнизона за прекращение войны, за полную победу пролетариата в революции. "Мы часто посещали рабочие собрания и митинги на городской электростанции, железной дороге. Не упускали из своего поля зрения и солдат местного гарнизона", - вспоминал Я. И. Мауре.

Агитация приносила хорошие плоды. Если в июне 1917 года, когда был образован Лужский комитет РСДРП (б), здесь было только 11 коммунистов, то к началу Октябрьской революции партийная организация города выросла до 60 человек. Ее пополнили в основном солдаты местного гарнизона и рабочие.

Наиболее многочисленной была партийная группа, состоявшая из солдат тыловых автомобильных мастерских. Среди них выделились активные агитаторы и организаторы: В. Рожковский (впоследствии заместитель председателя Лужского Совета рабочих и солдатских депутатов), Е. Тарасов, А. Шишмарев, П. Марков и О. Вальтер (избранный в ноябре 1917 года председателем первого большевистского Совета рабочих и солдатских депутатов). В парторганизацию входили также учительница С. Перстова, рабочие местной городской электростанции Мауре и Павловский.

Несмотря на малочисленность своих рядов, лужские большевики успешно решали многие сложные задачи, которые возлагались на них Центральным Комитетом партии. Главные усилия они направляли на борьбу за солдатские массы гарнизона. Солдаты, взволнованные неудачами в боях с немцами, надвигающимся голодом, всё громче и чаще заговаривали о земле и свободе, о прекращении войны, о заключении мира. В воинских частях создавались выборные солдатские комитеты, всюду проходили митинги и собрания.

В казармах, на железнодорожном вокзале, где было всегда многолюдно, большевики рассказывали солдатам, в какую пропасть толкает их Временное правительство, разоблачали соглашательскую политику меньшевиков и эсеров. Часто сюда приезжали большевистские агитаторы и из Петрограда. В августе 1917 года по заданию партии прибыл рабочий-печатник Илья Яковлевич Златкин, работавший в Рождественском (ныне Смольнинском) районном комитете партии. Этого подвижного, общительного человека, замечательного оратора знали во многих частях Лужского гарнизона. Он активно включился в партийную работу и сыграл видную роль в революционных событиях в Луге.

В августе 1917 года царский генерал Корнилов решил силой задушить революционный Петроград. Осуществляя план заговора, он двинул на столицу части 3-го конного корпуса под командованием генерала Крымова, куда входила и "дикая дивизия", сформированная из горцев Кавказа. Путь Корнилова лежал через Лугу. Объединенное заседание исполкома Лужского Совета и представителей воинских частей решило преградить карателям дорогу на Петроград, не останавливаясь даже перед применением оружия. По требованию большевиков Совет отдал распоряжение разобрать железнодорожное полотно, выделить агитаторов для работы в корниловских войсках.

В районе Луги корпус был остановлен. Агитаторы не замедлили появиться среди солдат. Они разъясняли казакам черные замыслы генералов, призывали не начинать братоубийственную войну. Настроение казаков резко изменилось. 30 августа в Лужский Совет приехали представители 3-го конного корпуса и предложили арестовать генерала Крымова. Не дожидаясь ареста, убедившись в провале корниловской авантюры, Крымов застрелился.

Авторитет большевиков, разъяснявших ленинский план перехода буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую, среди солдат и рабочих рос не по дням, а по часам. Трудящиеся массы видели, что Февральская революция обманула их надежды. По-прежнему шла война. В неприкосновенности сохранялось царское законодательство. Не был разрешен и главный вопрос-о земле: она, как и прежде, оставалась в руках помещиков. Временное правительство и не стремилось к решению земельного вопроса, а местные эсеро-меньшевистские Советы предали интересы беднейшего крестьянства.

В деревнях на волостных сходах Лужского уезда крестьяне требовали землю, а им вновь предлагали идти на "полюбовный мир" с помещиком: арендовать у него угодья и пашни, наниматься в батраки к тому же кулаку, у которого они находились в многолетней кабале.

В поисках справедливости крестьянские ходоки добирались до "самого" Петроградского Совета. Но там заседали меньшевики и эсеры - верные слуги буржуазии, помещиков и кулаков. Вот как описывает очевидец тех дней попытки крестьян "узнать всю правду в Питере":

"Ежедневно можно было видеть в Таврическом десятки деревенских людей. С котомками за плечами с наказами в руках они ходили растерянно по дворцу среди суеты, шума и говора, не зная, к кому обратиться, куда пойти, чтобы получить ответы на свои вопросы.

Спрашивали у кого-либо:

- Где тут узнать у вас?

- Что узнать?

- Да вот... насчет теперешнего положения. Как быть?

- Идите вот в эту комнату.

Идут.

- Вам что?



- Насчет положения. Как оно теперь? И суют в руки наказ. Задают вопросы:

- Можно ли взять у помещика землю?

- Можно, но пока на арендных правах.

- А лес можно рубить?

- Нет, пока не выйдет общий закон, от порубок воздержитесь.

- Ас инвентарем как?

- Инвентарь остается помещику. Потом будет разъяснено.

- А попа можно удалить? Больно уж он народ смущает.

- Обратитесь в епархию. И вообще лучше подождать...

Ходоки уходят недовольные.

- Дайте хоть квитанцию, что мы были у вас, а то нам не поверят...

Квитанцию давали охотнее, чем ответы, и ходоки отправлялись домой".

Правда была горькой. Бедняки воочию убеждались что для них революция еще не совершилась, и жадностью прислушивались к голосу большевистских агитаторов, разоблачавших буржуазную политику Временного правительства, предательство меньшевиков и эсеров.

Летом 1917 года в некоторых лужских деревнях крестьяне стали самовольно захватывать помещичьи земли.

Дыхание приближавшейся социалистической революции из рабочего Питера доносилось и до Луги. Партийная организация росла численно, крепчал ее боевой дух.

6 сентября 1917 года собрание лужских коммунистов обратилось с письмом в ЦК РСДРП (б) с просьбой включить их организацию в подрайон Петрограда и помочь лучше наладить партийную работу. "Развитие большевизма в Луге, - говорилось в письме, - необходимо как в преддверии Петербурга, что наглядно показал случай корниловщины, когда казаки хотели под видом усмирения большевизма пробраться в Петербург, но были задержаны в Луге. Кроме того, в Луге есть довольно сочувствующих нашей партии.

Ввиду этого мы постановили просить ЦК:

1) Причислить нас подраненным комитетом и объявить об этом в партийном органе.

2) Назначить хотя временно опытного агитатора для правильной постановки партии.

3) Снабжать литературой".

На этом документе имеется пометка Я. М. Свердлова, в которой указывается на необходимость "ознакомления на месте с организацией. В Луге около 60 чел. организованных членов партии, по преимуществу солдаты".

Как известно, в плане Центрального Комитета партии по подготовке и проведению вооруженного восстания уделялось большое внимание пригородам Петрограда и железнодорожным станциям, расположенным на магистралях, которые связывали столицу с другими городами России. Среди таких станций была и Луга, важный узел на железнодорожных линиях Петроград - Псков, Петроград - Новгород. В Пскове в то время находился штаб Северо-Западного фронта, и Луга могла быть использована в качестве опорного пункта для концентрации и переброски контрреволюционных войск на Петроград. ЦК партии учел военно-стратегическое значение города. Чтобы усилить работу лужской партийной организации в воинских частях, расположенных в городе, в октябре 1917 года ЦК направил в Лугу нескольких видных большевиков, в частности Н. А. Семашко, и представителя Военно-революционного комитета Петроградского Совета С. П. Бескова. На собрании членов РСДРП (б) Восков предложил создать Лужский военно-революционный комитет из местных коммунистов, а затем ввести в его состав представителей от солдатских комитетов воинских частей. Восков рекомендовал председателем ВРК избрать И. Я. Златкина. Все единодушно одобрили это предложение. Членами военно-революционного комитета были утверждены большевики Павловский, Вальтер, Горбунов, Тарасов и Рожковский. Златкину вручили мандат от имени Петроградского ВРК.

Лужский военно-революционный комитет стал центром общественно-политической жизни города. Он помещался в номере гостиницы "Петроградская", которая находилась на Вокзальной площади. Отсюда в партийные организации рассылались политическая литература, воззвания, газеты. В комитет приходили представители воинских частей и гражданских организаций за помощью, инструкциями и директивами. Они информировали ВРК о происходящих в городе событиях, о настроении солдат, о поведении офицерства, эсеров и меньшевиков.

Подавляющее большинство рабочих лужских предприятий, железнодорожников и солдат гарнизона поддерживало большевиков. Но власть находилась в руках местного Совета депутатов, президиум которого состоял из махрового эсеро-меньшевистского отребья. Эсеры опирались на поддержку отряда казаков атамана Попова, насчитывавшего около 700 сабель. В дни корниловского мятежа он двигался на Петроград. Когда же мятеж был подавлен, атаман с казачьими сотнями расположился в окрестностях Луги, в деревне Турово, где занимался грабежом ближайших деревень.

Жаркие схватки разгорались в самом Совете. Вот один из случаев. На заседании 23 октября Восков выступил с разоблачением политики Временного правительства. Присутствовавший при этом атаман Попов, выхватив из ножен саблю, выкрикнул, что он готов немедленно расправиться с большевиками. Дикая выходка атамана вызвала возмущение и гнев солдат, которые находились здесь в качестве гостей. Они быстро усмирили разбушевавшегося вояку.

Военно-революционный комитет понимал, что эсеры и меньшевики без боя не сдадут свои позиции в городе. Комитет энергично готовился к предстоящей схватке. Он установил прочные связи с каждой батареей, эскадроном, с рабочими предприятий.

Не дремал и враг. На рассвете 25 октября здание гостиницы окружили казаки Попова, которые по заданию эсеровского исполкома должны были арестовать членов ВРК. Комитет был заранее предупрежден об этой вылазке атамана. Члены комитета перешли в казармы кавалерийского драгунского полка где их защитили солдаты.

Утром 26 октября (8 ноября по новому стилю) была принята радиограмма: "В Петрограде победило вооруженное восстание! Временное правительство свергнуто!" Был также принят текст Декрета о земле. Так пришла в Лугу радостная весть о победе Великой Октябрьской социалистической революции.

Члены ревкома немедленно размножили на машинке полученное известие и разослали в солдатские комитеты, на предприятия города. В тот день состоялось много собраний, митингов, на которых солдаты и рабочие с жадностью слушали ораторов-большевиков, рассказывавших о победе пролетарской революции, о первых декретах нового, Советского правительства.

Это известие, однако, вызвало бешеную злобу у меньшевиков и эсеров, все еще заседавших в местном Совете. Произошел ряд событий, которые еще в большей мере разоблачили контрреволюционную сущность этих партий.

Как известно, Керенский, бежавший из Петрограда в направлении Пскова, надеялся собрать контрреволюционные силы и двинуть их на столицу. Петроградский Военно-революционный комитет учитывал это обстоятельство и срочно телеграфировал в Лугу 26 октября: "Военно-революционный комитет призывает Лужский Совет рабочих и солдатских депутатов не пропускать в Петроград эшелонов, которые направляются туда по повелению низложенного правительства".

Есть предположение, что Керенский ненадолго останавливался в Луге и встречался с руководителями местных эсеров и меньшевиков. Не случайно меньшевистский Лужский Совет игнорировал приказ Петроградского ВРК и с поразительной поспешностью вынес резолюцию о помощи... Керенскому.

26 и 27 октября через Лугу из Острова Керенский генерал Краснов переправили 3-й конный корпус, явившийся основной вооруженной опорой их мятежа.

Контрреволюционные действия исполкома вызвали возмущение солдат гарнизона, трудящихся города. Так, на общем собрании 26 октября, организованном большевиками, солдаты 1-й, 2-й, 3-й и 15-й кавалерийских дивизий приняли резолюцию: "...заслушав доклад товарища Воскова о совершившемся факте перехода власти к Военно-революционному комитету при Петроградском Совете, приветствуем Петроградский Совет и Военно-революционный комитет и окончательное решение Всероссийского съезда Советов о закреплении власти за народом. Горячо протестуем и осуждаем действие Лужского Совета, не принявшего никаких мер к задержанию подступающих эшелонов к Петрограду, и требуем:

1) Немедленного перевыбора всего состава Совета Лужского гарнизона..."

Насколько было сильно влияние на массы правдивого слова большевистских агитаторов, можно судить по такому немаловажному факту: среди войск, сколоченных Керенским в Гатчине, не оказалось ни одного полка Лужского гарнизона. А о настроениях населения можно судить хотя бы по такому случаю (о нем сообщалось в местной газете):

"Возвращавшийся из ставки экстренный поезд, в котором ехал А. Ф. Керенский, в районе Варшавской ветки был на ходу забросан камнями, недалеко от Луги. В поезде выбиты стекла".

Так встретила трудовая и военная Луга Керенского.

Для лужских большевиков наступило время решительных действий. Вечером 26 октября ВРК постановил немедленно предъявить исполкому ультиматум - сложить все свои полномочия и объявить о перевыборах Совета. С утра 27 октября частям гарнизона было предложено иметь в боевой готовности дежурные подразделения, уполномоченным ВРК продолжать разъяснительную работу среди солдат.

Тем временем в Луге шло бурное заседание Совета. Оно длилось с утра до поздней ночи. Хотя эсеры и меньшевики приложили все свои усилия, чтобы подчинить депутатов своему влиянию, Совет высказался за поддержку рабоче-крестьянской власти. Меньшевики и эсеры потерпели поражение.

31 октября исполнительный комитет был переизбран. В новом составе Совета руководство перешло в руки большевиков. Через три дня под председательством И. Я. Златкина состоялось первое заседание нового Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Были обсуждены вопросы о власти, о признании программы Советского правительства, о беспощадной борьбе с контрреволюцией (Керенским и Корниловым), о признании II Всероссийского съезда Советов единственным органом власти.

Первым председателем Лужского Совета был избран рабочий-большевик Оскар Вальтер. В самой Луге и ее окрестностях немало еще находилось контрреволюционных сил. Эсеро-меньшевистские организации, отвергнутые народом, превращались в банды злейших врагов молодой Советской республики. Они воссоединялись с участниками мятежа Керенского - Краснова. Разбитые, дезорганизованные мятежники бродили по деревням, грабили население, учиняли зверские расправы над теми, кто помогал и очувствовал Советской власти. В Луге свила свое гнездо террористическая организация эсеров и меньшевиков под демагогическим названием "Комитет спасения родины и революции".

Для борьбы с контрреволюцией, для защиты Советской власти на местах требовалась вооруженная сила. Лужский Совет решил создать специальный военно-революционный отряд. В него вошли все большевики-лужане, передовые рабочие, батраки. Это была Красная гвардия Луги. Командиром отряда назначили солдата драгунского кавалерийского полка, председателя полкового комитета Рыбникова.

В эти тревожные и опасные для революции дни в Лугу приехал Серго Орджоникидзе, член Петроградского комитета большевиков и Исполкома Петроградского Совета. Опытный, талантливый революционер, он помог местным коммунистам в борьбе со всякими попытками врагов революции повернуть историю, вспять. По некоторым сведениям, Орджоникидзе входил в состав исполкома Лужского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

В ноябре - декабре 1917 года Советская власть была установлена в большей части волостей Лужского уезда. Сюда приехали петроградские и лужские коммунисты-агитаторы. При помощи вернувшихся домой солдат и деревенской бедноты они проводили собрания, рассказывали крестьянам, что такое Советская власть, чьи интересы она защищает. Крестьяне приветствовали декреты о земле и мире, о переходе всей власти в руки рабочих и крестьян.

Но недолгой оказалась передышка. Воспользовавшись предательством Троцкого, сорвавшего заключение Брестского мира, немцы двинулись на Петроград. Быстрым броском они заняли Псков, Гдов, часть волостей Лужского уезда. Луга стала прифронтовым городом.

Партия большевиков, Советское правительство во главе с В. И. Лениным призвали рабочих и крестьян к защите молодого Советского государства. На фронт пошли вооруженные отряды питерских рабочих. На ленинский призыв горячо откликнулись и лужане. Здесь был сформирован добровольческий полк и отправлен на фронт против немцев (впоследствии он именовался 248-м полком 28-й стрелковой дивизии и воевал на Восточном фронте). Тысячи крестьян вышли на сооружение оборонительных укреплений перед Лугой и на шоссе Псков - Петроград.

Вся республика с тревогой следила за событиями, которые развертывались под Петроградом. Газета "Известия" в № 37 от 1 марта 1918 года опубликовала разговор по прямому проводу между Москвой и Лугой, состоявшийся 28 февраля:

"У аппарата председатель Лужского Совета рабочих и солдатских депутатов т. Златкин.

У аппарата заведующий Бюро печати при Совете Народных Комиссаров:

- Просим сообщить общее положение дел на фронте.

- Благодаря крушению была задержана отправки эшелонов в Псков. В данный момент движение восстановлено и эшелоны пошли. В городе царит порядок. Проезжающих мимо солдат направляем на Новгород. В городе формируется отряд Красной Армии. Связь со Стругами поддерживается разведывательными отрядами. Из Валка сюда прибывают беженцы, которые, однако, ничего нового сообщить не могут. По последним сведениям, русские офицеры в местах, занятых германскими контрреволюционерами, надели погоны и всецело присоединились к бандам немецких реакционеров. У нас в Луге - полное спокойствие".

Брестский мир, заключенный по решительному настоянию В. И. Ленина, принес Советской республике передышку. Рабочие и крестьяне Лужского уезда, делегатское собрание гарнизона Луги горячо одобрили ленинскую политику мира. В городе и деревнях закипела трудовая жизнь.

В начале 1918 года в Луге был организован городской комитет РКП (б), влияние которого распространилось и на деревни уезда. 29 сентября 1918 года открылась первая Лужская уездная партийная конференция. В ее работе участвовали делегаты четырнадцати партийных ячеек, прибывшие из сел и деревень. В числе делегатов был и герой гражданской войны чрезвычайный военный комиссар Я. Ф. Фабрициус.

Конференция обсудила доклад о текущем моменте, заслушала сообщения с мест и выбрала уездный комитет. Председателем укома партии был избран бывший рабочий петроградского завода "Новый Лесснер" (ныне завод имени Карла Маркса) И. Л. Сондак.

По докладу о текущем моменте конференция приняла резолюцию, в которой говорилось:

"Мы, коммунисты Лужского уезда, собравшись на первую конференцию, заслушав доклад по текущему моменту, считаем необходимым приступить к строительству партийных организаций в деревне, дабы Коммунистическая партия могла быть партией не только рабочих, но и крестьян".

Для работы на селе уком выделил специальную группу коммунистов, которые разъясняли политику Советского правительства, а наиболее сознательных и активных крестьян вовлекали в партию. Уже к концу 1918 года во многих волостных центрах и деревнях Лужского уезда появились большевистские организации. 3 октября была создана партийная ячейка в Перечицкой волости, 8 октября - в Поддубской затем в Бутковской, Заклинской, Захонинской, Лубинской, Луговской, Струго-Бельской, Хмерской и Турской волостях. 20 октября начала работу сельская ячейка РКП (б) из шестнадцати человек в Городецкой волости. Члены партии являлись надежной опорой Советской власти в деревне, были проводниками политики партии, организаторами новой жизни.

Весной 1918 года на страну надвинулся еще один грозный враг - голод. Огненное кольцо военной интервенции отрезало Советскую республику от продовольственных, сырьевых, топливных ресурсов. В Петрограде, Москве и других промышленных городах хлебный паек колебался от 50 до 100 граммов в день, но бывали дни, когда совсем не выдавали хлеба. Не хватало продовольствия для снабжения армии.

В Луге рабочие получали тоже по 100 граммов хлеба в день. Голодали крестьяне-бедняки многих сел и деревень.

В. И. Ленин призвал партию и весь рабочий класс взять в свои руки учет и распределение продовольствия, повести решительную борьбу с кулаками и спекулянтами. Только это могло спасти республику от гибели. В мае 1918 года ВЦИК. принял декрет о введении продовольственной диктатуры. В письме к рабочим "О голоде" В. И. Ленин призвал к созданию продотрядов. 11 июля был принят декрет об организации в деревне комитетов бедноты. В волостные и деревенские комбеды избирались наиболее сознательные крестьяне. Они взяли на себя нелегкую задачу- изъять хлебные излишки у кулаков и спекулянтов, установить контроль за правильным распределением подуктов, за своевременным посевом и уборкой урожая, за исполнением законов Советской власти в деревне.

В лужских селах и деревнях крестьяне активно участвовали в создании комбедов. Уездный комитет партии послал своих агитаторов в села и деревни поручением помочь беднякам в организации комитетов. Коммунисты собирали митинги, разъясняли крестьянам декрет о комбедах, задачи в борьбе с кулачеством. Так, 29 сентября в Югостицы на митинг прислали своих представителей крестьяне четырнадцати обществ волости. Участники митинга, обсудив положение, создавшееся с продовольствием, признали необходимым организовать комитеты бедноты "для учета урожая текущего года и беспощадной борьбы с кулаками, спекулянтами и мародерами".

В лужских деревнях, как и в других областях страны, кулаки оказывали бешеное сопротивление комбедам. Они зарывали хлеб в ямы, гноили его, сжигали, бросали мешки с мукой в воду. Кулаки стремились очернить "комитетчиков" и рабочих-агитаторов, посеять недоверие к Советской власти. Яростно сопротивляясь новым законам, они развернули спекуляцию землей, начали скупать и сдавать в аренду за непомерно высокие цены различные угодья и пашни.

Летом 1918 года в ряде волостей уезда вспыхнули контрреволюционные мятежи. Опорным пунктом мятежников была Перечицкая волость, в которой насчитывалось немалое количество кулацких хозяйств. Лужский уездный Совет послал на помощь беднякам отряд из восьмидесяти красногвардейцев во главе с комиссаром. Отряд должен был разоружить кулаков Перечицкой волости и помочь крестьянам организовать комбеды. Кулаки разослали своих агентов по селам с заданием распространять слухи о том, что прибывшие красногвардейцы якобы косят зеленую рожь, отбирают хлеб и лошадей. Таким образом удалось спровоцировать на антисоветские выступления еще часть крестьян. Ночью кулаки напали на отряд. несколько человек ранили, остальных обезоружили. Но учинить расправу над ними не успели: на помощь пришел новый отряд лужских коммунистов. В селе Перечицы они провели митинг, разъяснили крестьянам, что те поддались на провокацию своих злейших врагов - кулаков. Мятежники, не оказав сопротивления, сложили оружие. Большинство из них заявило о своей поддержке Советской власти.

Без применения оружия удалось ликвидировать подобные выступления в Городенской, Лубинской, Турской волостях. Так, например, 26 июля кулаки и эсеры пытались спровоцировать на мятеж жителей Лубинской волости. В селе Лубино они ударили в набат. На вопросы крестьян: "Что случилось?" - они заявили, что якобы в соседней волости красноармейцы косят рожь и прессуют ее в тюки, чтобы увезти. Раздались призывы к выступлению с оружием в руках, началась запись в отряд. Рискуя жизнью, в разгоряченную толпу влились местные коммунисты. Они убедили собравшихся в том, что речи кулаков - клевета, и призвали не поддаваться на провокацию. Разобравшись, на чьей стороне правда, крестьяне заявили организаторам мятежа: "Не позволим посягнуть на власть народа!"

Но контрреволюция не хотела сдавать своих позиций. В середине августа в Лужском, Гдовском, Псковском уездах было организовано крупное вооруженное восстание. Его подготовил "Крестьянский союз" - контрреволюционная организация кулаков и эсеров. В районе села Струги Белые (ныне Струги Красные) восстание возглавил племянник бывшего царского министра, барона Фридерикса. Мятежники убивали сельских активистов, жгли школы, сельсоветы, помещения волисполкомов.

При появлении красноармейских отрядов банды уходили в леса, поэтому бороться с ними было особенно трудно.

На борьбу с бандитами выступили отряды красноармейцев гдовского участка фронта. В это время в Стругах Белых находился со своим штабом военком 3-й бригады 3-й Петроградской дивизии, выдающийся полководец, герой гражданской войны Ян Фрицевич Фабрициус. Он и руководил подавлением кулацко-белогвардейского мятежа.

Крестьяне-бедняки сообщили Фабрициусу, что барон Фридерикс ночует в своем имении в восемнадцати верстах от Струг Белых. Вызвав командира артиллерийской батареи Травинского, командира взвода разведчиков Войташа и пятерых красноармейцев, Фабрициус приказал им ночью захватить главаря восстания.

Барон был арестован в его собственной спальне и отправлен под конвоем в Петроград. В имении красноармейцы нашли склад винтовок и патронов.

Вылавливать остатки кулацких банд помогали крестьяне-бедняки. Так, председатель комбеда деревни Залесье Петров указал отряду Фабрициуса, где скрывается помощник барона Фридерикса - кулак Шарин. В перестрелке, завязавшейся между красноармейцами и бандитами, Шарин был убит.

Бандиты из "Крестьянского союза" продолжали подрывную работу. Штаб псковского белогвардейского корпуса прислал им на помощь офицеров-инструкторов. Широким фронтом велась подготовка нового контрреволюционного выступления. Оно началось во второй половине октября одновременно в трех уездах: Гдовском, Псковском и Лужском.

Петроградский окружной комиссариат 26 октября постановил: "Немедленно образовать военно-революционный полевой штаб в составе комиссаров Даумана, Фабрициуса и военрука Васильева. Местом формирования назначается город Луга, куда назначенным лицам немедленно выехать ...Штабу обязаны оказывать полное содействие военкомы и все советские организации трех перечисленных уездов".

Штаб разместился в вагоне у лужского вокзала. В Лугу были введены только что сформированные красноармейские части. Военно-революционный полевой штаб направил отряды по линии железной дороги Торошино - Струги Белые - Луга, освобождая от кулацких банд села и деревни. Эта операция завершилась полным разгромом мятежников и освобождением Пскова от белогвардейцев к первой годовщине Советской власти.

При активном участии комбедов осенью 1918 года в Петроградской губернии в основном была закончена конфискация помещичьих, монастырских и церковных земель. К 1 ноября крестьяне получили 586,2 тысячи десятин земли. В большинстве случаев они сами ставили вопрос о том, чтобы отобрать землю у помещиков. Вот что, например, писали жители деревни Истомичи в свой волостной Совет: "Мы, нижеподписавшиеся граждане Лужского уезда Кологородской волости деревни Истомичи, бывшие сего числа на общем собрании в присутствии нашего председателя комитета бедноты, имели суждение о нижеследующем:

Имея в деревне 40 дворов при 280 едоках, занимающихся сельским хозяйством, земли же пахотной имеем всего около 120 десятин и 50 десятин покоса, причем в среднем на дом при 6 едоках приходится по 2 ? десятины при трехполосном севообороте, что дает хлеба в среднем на полгода, остальную же часть года мы вынуждены голодать. Посему постановили просить Кологородский волостной земельный отдел ходатайствовать перед Лужским уездным наделить нас по трудовой потребительской норме полевой землею, покосом и ухожью для скота из земли имения Истомичи бывшего Пешкова, где имеется пахоты около 150 дес., разделанной и обработанной. Сотни лет наши предки, да и мы с 1861 года, вынуждены были паром, за ухожь, ежегодно обрабатывать эту землю до 1917 г., а посему мы имеем полное право в первую очередь получить эту землю для своего пользования".

Крестьяне деревни Госткино, несмотря на яростное сопротивление монахов, потребовали отобрать землю у Череменецкого монастыря.

Так было по всему уезду.

На месте бывших имений комитеты бедноты организовывали коммуны и артели по совместной обработке земли. Первые коллективные хозяйства возникли в 1918 году в деревнях Раковичи, Наволок, в Красногорской, Струго-Бельской и других волостях. В конце года в уезде насчитывалось 56 коммун и артелей. В их работе было много трудностей, некоторые хозяйства во время гражданской войны распались. Но их значение немалое: это были первые ростки новых, социалистических отношений в деревне.

Большую роль сыграли комбеды и в строительстве новой Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Когда осенью 1918 года страна была объявлена военным лагерем, областной съезд комбедов, собравшийся в Петрограде, принял решение организовать образцовые полки деревенской бедноты. Каждый комбед должен был выделить двух-трех человек. Это решение было встречено с большим одобрением в селах и деревнях Лужского уезда. 24 ноября 1918 года состоялось собрание крестьян Бельско-Сяберской волости, участники которого единогласно приняли следующую резолюцию:

"Мы, представители 17 обществ Бельско-Сяберской волости, заявляем, что настал момент последнего, решительного боя всех трудящихся бедняков с мировой контрреволюцией. Нам, как истинным защитникам Советской власти, необходимо быть на страже для защиты завоеваний нашей революции и для поддержки революции международной. Для этого мы должны сорганизоваться и отправить от каждого комитета бедноты самых лучших товарищей, и не по два, а как можно больше.

Прочь с дороги, все враги трудящихся! Беднота идет со своим грозным приговором!"

Крестьяне Струго-Бельской волости Лужского уезда писали в своем постановлении:

"Мы заявляем, что не пожалеем ни сил, ни жизни для защиты нашей пролетарской революции. Мы грудью отстоим завоеванную дорогую нам свободу. Полные веры в окончательное торжество социализма и решимости бороться до конца, мы все, как один, встанем под Красное знамя... Горе всем нашим врагам!! Воля народа несокрушима!"

Решение о защите завоеваний революции горячо приветствовал и съезд комбедов Перечицкой волости, постановив немедленно провести его в жизнь. А крестьяне деревни Стаи послали в образцовый отряд бедноты не три, а сорок человек.

Такое единодушие отмечалось во всех деревнях Лужского и других уездов Петроградской губернии. Было сформировано три образцовых полка деревенской бедноты. Они прошли героический путь по фронтам гражданской войны.

9 ноября 1919 года Чрезвычайный VI Всероссийский съезд Советов упразднил комбеды, полностью выполнившие свою роль. Их место заняли волостные сельские Советы, единственные полноправные органы власти на селе.

Весной 1919 года Антанта направила против молодой Советской республики хорошо вооруженные армии. На востоке наступал Колчак, на юге - Деникин. На Петроград были брошены части под командованием Юденича. Интервенты и белогвардейцы мыслили расправиться с революционным петроградским пролетариатом, рассчитывали получить в свои руки крупный промышленный центр и базу Балтийского флота.

13 мая 1919 года части белогвардейского Северного корпуса прорвали фронт 7-й армии, защищавшей Петроград на широком участке - от Петрозаводска до Чудского озера. В образовавшуюся брешь ринулись главные силы Юденича. В тот же день отряд Булак-Балаховича атаковал заставы 163-го стрелкового полка и стал быстро продвигаться на Гдов. Развивая наступление, белогвардейцы и интервенты как в тылу, так и на фронте активизировали подрывную деятельность разветвленной сети шпионов и диверсантов.

31 мая В. И. Ленин вместе с Ф. Э. Дзержинским обратились от имени Совета Рабоче-Крестьянской Обороны к народу с воззванием "Берегись шпионов!" В нем говорилось об усилении бдительности, о том, что все сознательные пролетарии и крестьяне, железнодорожники, политические работники обязаны удвоить меры предосторожности и подняться на борьбу со шпионами и предателями.

После взятия белогвардейцами Ямбурга особое значение приобрела оборона Варшавской железнодорожной линии в районе Луги. Петроградский комитет обороны и военное командование направили в Лугу особоуполномоченного политотдела 7-й армии Николая Гурьевича Толмачева. Несмотря на молодость (в мае 1919 года ему исполнилось 24 года), Николай Гурьевич уже прошел суровую школу политической борьбы, показал себя стойким большевиком, отличным организатором и пропагандистом, опытным воином.

В партию Толмачев вступил в 1913 году, будучи еще студентом Петроградского политехнического института. После исторической Апрельской конференции РСДРП (б) Николай Гурьевич уехал работать на Урал. Здесь наиболее ярко раскрылся его талант агитатора - умение душевно и просто говорить с массами, сплачивать их. Оттуда партия направила его на борьбу с бандами атамана Дутова, поднявшего мятеж в оренбургских степях. После разгрома мятежников Толмачев возглавлял политотдел 3-й армии, сражавшейся против белых в районе Перми. В боях с врагами революции Николай Гурьевич вырос в превосходного политработника Красной Армии. В марте 1919 года он как делегат от 3-й армии приехал в Москву на VIII съезд ркп (б). После окончания съезда ЦК командировал Толмачева на политработу в Петроград, где партия сосредоточивала силы для разгрома Юденича.

21 мая Н. Г. Толмачев как особоуполномоченный реввоенсовета 7-й армии прибыл в Лугу. Он установил строгий контроль за работой железнодорожной станции, за деятельностью волостных комитетов обороны, усилил руководство воинскими частями, направив туда наиболее активных большевиков.

А тем временем фронт приближался к Луге. Толмачев выехал на передовую, в село Красные Горы, сражался батальон 34-го стрелкового полка. Неожиданно в село ворвались белые. Им удалось оттеснить красноармейцев и окружить Толмачева. Комиссар сам лег за пулемет и косил наседавших врагов. Когда кончились пулеметные ленты, он отстреливался из револьвера. Последнюю пулю он оставил для себя.

На следующий день крестьяне похоронили комиссара на местном кладбище. Позднее тело героя было перевезено в Петроград и погребено на Марсовом поле.

"Коммунары не сдаются! - писала "Петроградская правда", рассказывая о героической гибели мужественного революционера. - Шесть пуль врагам, седьмую себе - и падает мертвым славный коммунар т. Толмачев. Долго-долго не верилось в смерть этого милого, столь близкого сердцу всякого, кто знал его, светлого, юного, нежного товарища, но стального борца".

Именем Толмачева назван поселок (бывшая станция Преображенская). В этом поселке на берегу реки Луги поставлен памятник верному сыну революции. Его имя носит бывшая Караванная улица в Ленинграде. На доме № 1 укреплена мемориальная доска:

"Толмачев Николай Гурьевич. 1895 года рождения, член КПСС с 1913 года. Активный участник подпольного революционного движения. Пламенный большевистский агитатор. Пал смертью храбрых в боях за Петроград в 1919 году". И в самом городе Луге одна из улиц названа именем Толмачева.

На борьбу с Юденичем поднялось и местное население. В деревнях и селах Лужского уезда появились крестьянские партизанские отряды. В тылу врага они громили гарнизоны, уничтожали и захватывали обозы и склады белогвардейцев. В Бельско-Сяберской волости большой урон врагу наносил партизанский отряд под командованием Д. С. Ипатова. Отряд сформировался в мае 1919 года. Председатель Бельско-Сяберского исполкома Ипатов, заместитель председателя И. В. Иванов, военрук Г. И. Линсон и члены исполкома Т. У. Устинов и И. X. Сергеев объявили волость на военном положении и реорганизовали исполком в ревком. Была проведена запись в партизанский отряд. Первыми в отряд вступили коммунисты и комсомольцы. Защищать Советскую власть вызвались все крестьяне волости, в которой насчитывалось 69 населенных пунктов с двенадцатью тысячами жителей. Штаб отряда располагался в деревне Стаи в помещении бывшего волостного управления.

Первое боевое крещение партизаны получили 27 мая в схватке с бандой Булак-Балаховича у деревни Лябинка.

В боях с белогвардейцами партизанам помогали крестьяне. Они снабжали бойцов продовольствием, давали лошадей и фураж. В начале июля на помощь отряду Ипатова со станции Серебрянка прибыл 34-й стрелковый полк. А через несколько дней объединенными силами был нанесен удар по врагу. Шесть часов длился ожесточенный бой у деревень Волошово, Стаи, Бори, Заполье, Ренек, Горбово, Осьмино, Островно, Белая Горка.

Не выдержав стремительного натиска, белогвардейцы оставляли одну деревню за другой. Операция закончилась блестяще. Толпы пленных, обоз с белым хлебом, сахаром, сельдями и американским салом, десятки винтовок, два пулемета - таковы были трофеи партизан. Жители освобожденных сел восторженно встречали бойцов. Люди радовались победе и скорбели о героях, сраженных вражеской пулей, плужными залпами проводили партизаны в последний путь своих боевых товарищей - коммунистов М. Кузнецова, В. Минаева, Р. Эллунда.

В июне 1919 года, получив подкрепление, продовольствие, вооружение, 7-я армия перешла в наступление. Части Лужского участка, распыленные на широком фронте от реки Луги до реки Плюссы, произвели перегруппировку и вместе с частями соседнего Псковского участка нанесли врагу ряд ударов. На рассвете 30 августа первые отряды ворвались в Псков.

Но осень того года принесла новые тяжелые испытания. Антанта обрушила еще один удар на Советскую республику, в котором важная роль отводилась войскам Юденича. 28 сентября части Юденича, начав наступление, прорвали фронт 10-й и 19-й стрелковых дивизий. Бои снова приблизились к Луге. Уездный комитет РСДРП (б) объявил мобилизацию коммунистов. Но в отряды вступали не только коммунисты, - шли и беспартийные рабочие и крестьяне-бедняки. В Луге было сформировано два коммунистических отряда. 16 октября они покинули город последними, прикрывая отходившие полки.

Вот что рассказывает об этом один из участников боев: "В 14 часов от нашей заставы, находившейся в трех километрах от города, было получено донесение, что у деревни Темные Ворота появился отряд белых. Вторая застава донесла, что белые движутся от озера Омчино. Станции Серебрянка и Преображенская (Толмачево) белые заняли еще утром. Наш отряд в составе 72 человек собрался на проспекте Урицкого. Вскоре слышна стала перестрелка, - это отходила от Темных Ворот наша застава. Зная, что наши части уже отступили за город, мы отошли к деревне Заклинье и там окопались вместе с 180 бойцами 49-го стрелкового полка. В тот же день под вечер белогвардейцы повели наступление со стороны города, но мы его отбили. В дальнейшем наш отряд отходил к станции Батецкая. Каждая деревня сдавалась нами лишь после горячего боя. Когда белогвардейцы устроили засаду и захватили два наших броневика, коммунистический отряд перешел в контратаку, отбил у белых машины обратно и на себе вывез их с поля боя. В этих боях героический Лужский коммунистический отряд понес тяжелые потери: из 72 человек осталось в живых лишь 18".

В Луге и окрестных деревнях белые учинили кровавую расправу над семьями коммунистов, ушедших на фронт. Особенно зверствовал полковник Булак-Балахович, впоследствии получивший от Родзянки чин генерала.

На станции Струги Белые головорезы из банды Булак-Балаховича повесили 34 человека. В деревне Заклинье среди казненных были две учительницы. Арестованных прокалывали штыками, а затем вешали. Трупы висели по 3-4 дня. Не щадили и семей, советских работников, деревенских активистов. Дома их сжигали, имущество грабили.

Между тем наступление белых на Петроград продолжалось. 22 октября В. И. Ленин приказал Реввоенсовету республики: "Покончить с Юденичем (именно покончить - добить) нам дьявольски важно. Надо кончить с Юденичем скоро; тогда мы повернет все против Деникина..." (В. И. Ленин. Военная переписка (1917-1920). М., 1951 стр. 216-217)

В. И. Ленин принимал самое активное участие в подготовке к переходу Красной Армии в контрнаступление. Начавшееся 21 октября 1919 года сражение у Пулково шло успешно, и 23 октября наши части освободили Детское Село (ныне город Пушкин), 26 октября овладели Красным Селом.

5 ноября в приветствии петроградским рабочим В. И. Ленин писал: "Войска Юденича разбиты и отступают. Товарищи рабочие, товарищи красноармейцы! Напрягите все силы! Во что бы то ни стало преследуйте отступающие войска, бейте их, не давайте им ни часа, ни минуты отдыха!" (В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, отр. 283-284)

По приказу командования Западного фронта 15-я армия перешла в наступление. 19-я стрелковая дивизия и 1-я бригада 11-й стрелковой дивизии двигались на Лугу.

Ожесточенный бой за город разгорелся днем 31 октября. Пехотные части поддерживал бронепоезд. Артиллеристы толкали перед собой полевые орудия и метким огнем уничтожали пулеметные гнезда противника. Воины Красной Армии показывали образцы мужества и самоотверженности. Головная застава 93-го стрелкового полка столкнулась с разведкой противника и, преследуя ее, вырвалась к мосту на реке Обле, у южной окраины города. Белые облили мост керосином и подожгли его. Затем, обстреливая из пулеметов берег реки и загоревшийся мост, стали отходить к городу. Красноармейцы сквозь огонь прорвались вперед, преследуя врага. Бой разгорелся на улицах Луги. В жаркой схватке на одном из перекрестков комиссар 3-го батальона И. Д. Богданов увлек за собой в атаку бойцов, окружил вражеское подразделение и заставил белых сложить оружие.

Небольшая группа красноармейцев во главе с командиром 8-й роты 93-го стрелкового полка В. В. Дубковым отбила у противника 6 пулеметов и обоз из 100 повозок. Сопротивление белогвардейцев было сломлено. 93-й полк захватил в плен 300 солдат и офицеров, 18 пулеметов и много военного имущества.

В этих боях отличился лужанин Семен Александрович Кухаркин. Доброволец первых красногвардейских отрядов, командир батареи 11-й стрелковой дивизии, он самоотверженно дрался за родной город. Прямой наводкой из трехдюймовых орудий Кухаркин расстреливал блиндажи противника. Два ордена Красного Знамени украсили грудь этого воина, проявившего отвагу и храбрость в боях за родную Советскую власть.

За героические действия по освобождению от белых города Луги 93-й стрелковый полк 11-й Петроградской стрелковой дивизии приказом Реввоенсовета от 17 ноября 1919 года был награжден орденом Красного Знамени.

Лужский уездный исполком наградил бронепоезд, которым командовал рабочий-железнодорожник Григорий Антонович Томчук, знаменем с надписью: "За храбрость, отвагу и доблесть". Это знамя, найденное много лет спустя, реставрировано и теперь хранится в музее Великой Октябрьской социалистической революции в Ленинграде.

Павшие в бою красноармейцы и жертвы белого террора были похоронены в братской могиле в лужском городском саду, а после Великой Отечественной войны прах павших борцов перенесли на городское кладбище.

Потеря Луги - крупное поражение белых. "Юденич сжат с двух сторон в кольце советских войск, - говорилось в листовках политотдела 7-й армии. - Мы бьем его в лоб со стороны Петрограда. Соседняя с нами армия выбила белых из Луги и успешно продвигается на Гдов. Юденич, как затравленный волк, мечется в красном кольце. Пора кончать! Гнойный нарыв Северо-Западной армии надо вскрыть одним ударом. Бандам Юденича должен быть положен конец. Красный Петроград должен быть обезопасен навеки!"

19-я стрелковая дивизия преследовала противника по шоссе Луга - Петроград и по берегу реки Луги.

Отступая к деревне Новая Долговка, белые подожгли мост через реку Ящеру. Переправа была нарушена. Преследование противника задержалось до подхода главных сил красных. С ними двигались броневики. Водителем одного из них оказался местный крестьянин Комаров. Он хорошо знал окрестности Луги и вызвался провести свой отряд в обход позиций противника. В темноте Комаров вывел отряд к деревне Старая Долговка. Там оказался исправным небольшой бревенчатый мост. Отряд благополучно переправился на другой берег и зашел противнику в тыл.

После упорного сопротивления белые в беспорядке отступили на станцию Мшинская. Многие сдались в плен.

2 ноября наши части овладели станцией Мшинская и вышли к Волосовскому железнодорожному узлу. Петля неумолимо стягивалась вокруг армии Юденича. В ночь на 3 ноября белые без боя оставили Гатчину. 7 ноября наши части взяли Гдов. В день двухлетней годовщины Советской республики В. И. Ленин обратился с приветствием к войскам Петроградского фронта и питерским рабочим, в котором горячо поздравил их со славной победой над опасным врагом.

Победа Советской республики над объединенными силами интервентов и белогвардейцев явилась прежде всего результатом героизма и революционной сознательности сотен тысяч рабочих и крестьян. "Главный источник нашей силы, - говорил В. И. Ленин, - сознательность и героизм рабочих, которым не могли н не могут не сочувствовать, не оказывать поддержки трудящиеся крестьяне" (В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 39, стр. 305).

Гражданская война окончилась. Перед лужскими большевиками и трудящимися города встала новая задача - приступить к восстановлению хозяйства города и деревни.



Каталог: Files -> file
file -> Аудит проектов внедрения на соответствие требованиям методологии Microsoft Business Solutions для клиентов
file -> Отчет о научной работе факультетов журналистики и прикладных коммуникаций за 2012 год Аналитическая часть
file -> Отчет о научной работе факультетов журналистики и прикладных коммуникаций за 2012 год Аналитическая часть
file -> Основными задачами Олимпиады являются
file -> Моя Родина это Казань, город, где живет моя семья, это мой район, моя улица и этот старый парк
file -> Отчет о реализации программы развития


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал