Луга. Путеводитель



страница4/8
Дата26.10.2016
Размер1,87 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

В боях с фашизмом


В июне 1941 года немецко-фашистские полчища вероломно вторглись на территорию нашей Родины. В авантюрных планах захватчиков особое место отводилось Ленинграду - важнейшему стратегическому, экономическому и политическому центру Северо-Запада страны. Фашисты хотели уничтожить город Ленина, истребить его население. Командование группы немецких войск "Север", брошенной на выполнение этой задачи, получило приказ Гитлера: "Город Ленинград, как крепость большевизма, стереть с лица. земли, а население его уничтожить".

Группа "Север" составляла четвертую часть всей германской армии. В ее составе было свыше трехсот тысяч солдат, 6 тысяч орудий, 5 тысяч минометов, 1000 танков, 1000 самолетов.

Впереди группировки двигалась стальная лавина 4-й танковой армии. Ее дивизии имели задачу за несколько недель сквозным ударом через Двинск, Псков, Лугу ворваться в Ленинград. Гитлеровский генеральный штаб считал, что внезапность массированного удара танков обеспечит нерушимость графика молниеносной войны. К 3 июля 1941 года фашисты захватили Каунас, Шауляй, вышли к Острову, Пскову, Риге.

Героическая борьба защитников Ленинграда сорвала расчеты гитлеровского командования. Темпу "блицкрига" стали постепенно затухать. Если в начале июля немцы преодолевали в сутки 26 километров, то в конце этого месяца - только 7, в августе - 4, а в сентябре - 1 километр.

Однако, невзирая на большие, потери, враг продолжал упорно двигаться вперед. 13 июля 1941 года танковая армия, переправившись через реку Плюссу, стала приближаться к Луге. Наступали тревожные дни для Ленинграда - колыбели Великой Октябрьской социалистической революции. По зову партии ленинградцы поднялись на защиту своего города Десятки тысяч добровольцев вступили в ряды народного ополчения. Тысячи ленинградцев и жителей пригородов днем и ночью строили оборонительные сооружения на подступах к Луге. В течение двух-трех недель были возведены оборонительные рубежи с траншеями, противотанковыми рвами, железобетонными лотами и минными полями. Был расчищен от зарослей восточный берег Луги, созданы лесные завалы в опасных для прорыва местах.

От Финского залива до озера Ильмень протянулась Лужская полоса обороны протяженностью 250 километров. К 10 июля на линию обороны вышли 4 стрелковые дивизии, 3 дивизии Ленинградской ополчения, Ленинградское пехотное училище и отдельная горно-стрелковая бригада. Они заняли оборону по речке Мшаге и в окрестностях города Луги.

17 июля гитлеровские войска на Лужском направлении наткнулись на ожесточенное сопротивление Запылали немецкие танки, встреченные массированным огнем наших войск. В начале августа, устлала свой путь обломками сгоревших танков, орудий трупами солдат, гитлеровцы на ряде участков стали приближаться к городу. 5 августа они неожиданно нанесли удар у совхоза "Солнцев берег", а на семнадцатом километре шоссейной дороги прорвали линию обороны, угрожая захватить Лугу. Советские артиллеристы фланговым огнем разгромили технику и живую силу противника и через три дня полностью восстановили прежнее положение на этом участке.

Стойко сражались с врагом героические защитники Луги. Особенно отличалась храбростью артиллерийская группа АККУКС (Артиллерийские Краснознаменные курсы усовершенствования комсостава), возглавляемая полковником Г. Ф. Одинцовым.

Маршал артиллерии, Георгий Федотович Одинцов так вспоминал об этих событиях:

"Командующий Лужской оперативной группой генерал-лейтенант К. П. Пядышев создал три сектора обороны - Кингисеппский, Лужский и Восточный. Во главе Лужского сектора встал командир 41-го стрелкового корпуса генерал-майор А. Н. Астанин. В его состав вошли 171-я, 235-я и 111-я стрелковые, 24-я танковая дивизия и особая артиллерийская группа под моим командованием. Обстановка была сложной. Нам предстояло удержать два механизированных корпуса гитлеровцев.

Захватив Псков, враг 10-11 июля ринулся на Лугу. Расчет был простой: если Псков, имея долговременные укрепления, был взят за несколько дней, то Лугу фашисты думали легко проскочить и с ходу ворваться в Ленинград.

Во второй декаде июля завязались бои на реке Плюссе, где дрались наши части 24-й танковой дивизии и полк 177-й стрелковой дивизии. Артиллерию мы развернули на прямую наводку. Дивизион капитана Синявского уничтожил 37 фашистских танков, а наводчик Ибрагимов - 11 танков.

В результате больших потерь 4-й немецкой танковой группы и отставания 18-й армии (бои в Эстонии) Гитлер 19 июля приказал приостановить наступление на Ленинград, чтобы восстановить потрепанные дивизии. Только 8 августа наступление возобновилось.

Таким образом, упорная оборона Лужского рубежа заставила верховное командование гитлеровской армии на три недели задержать наступление на город Ленина".

45-дневная оборона города Луги является блестящим примером героизма солдат, сержантов и офицеров. Гитлеровские захватчики, не считаясь с потерями рвались к Луге. Особенно опасным оказался прорыв -8-й немецкой танковой дивизией нашего арьергардного заслона в районе Череменецкого озера. Обходным маневром фашистские танки могли ворваться в Лугу. Намерения врага и расположение его боевых единиц не были ясны нашему командованию, понадобилась разведка.

По рекомендации штаба в этот район была послана в разведку лужская комсомолка Антонина Петрова, позднее прославившая себя бессмертным подвигом в рядах народных мстителей и удостоенная звания Героя Советского Союза. Пробираясь ей одной знакомыми тропами, бесстрашная разведчица добралась до Югостиц. В это время по деревне проходили части противника. Антонина Петрова зашла в правление колхоза и, ведя оттуда наблюдение, передавала по телефону в Лугу сведения о проходивших мимо вражеских подразделениях.

Это было в 20-х числах июля 1941 года. Маневр фашистов был разгадан, численность его установлена. Наши танкисты под командованием майора В. Г. Лебедева, капитана Соколова и Героя Советского Союза лейтенанта В. К. Пислегина утром 24 июля после небольшого артиллерийского налета пошли в атаку. Несмотря на отчаянное сопротивление гитлеровцев, они были выбиты из захваченных сел.

Этот жаркий бой для Виктора Пислегина был последним. Отважный танкист пал смертью храбрых. На месте его гибели установлен памятный знак. Именем Пислегина названа одна из красивейших улиц в Луге.

Взбешенный Гитлер назначил последний срок взятия Луги - 10 августа. Немцы бросали в бой свои отборные дивизии, но успеха не имели. До 20 августа длилась героическая оборона города. За это время немцы потеряли более десяти тысяч солдат и офицеров, двух командиров дивизий, сотни танков и десятки артиллерийских батарей. На подступах к Луге нашла себе могилу 8-я танковая дивизия немцев, сильно поредели и пехотные части.

А в это время фашистская пропаганда изощрялась в восхвалении "побед доблестных войск фюрера" и в изображении "нищей России". Захваченный в плен обер-ефрейтор дивизии СС "Мертвая голова" рассказывал: "У Луги мы три недели топтались на одном месте, а наши корреспонденты писали каждый день о быстром продвижении вперед. Взвод пропаганды фабрикует фальшивки, фальсифицирует факты. Когда мы занимали какой-либо населенный пункт, фотографы по приказу командира взвода обер-лейтенанта Рюле с помощью солдат сгоняли местных жителей к полуразрушенным постройкам или нежилым домам. Здесь жителей раздевали, напяливали на них тряпье и приказывали им занимать позу по усмотрению фотографов. Эти снимки немедля отсылались в Германию для опубликования в газетах со следующей надписью: "Так живут в России"".

Приостановив наступление непосредственно на город Лугу, немцы решили обходным путем прорвать линию обороны. 15 августа им удалось выйти на до. рогу Нарва-Гатчина. Создалась угроза окружения наших войск в районе Луги. Они вынуждены были отойти на север. 22 августа Лугу покинули последние роты наших бойцов, а через день в город вошли немцы.

Непрерывные бомбежки и обстрелы разрушили большую часть Луги. Не всем горожанам и жителям окрестных деревень удалось уйти с нашими войсками в тыл. Им пришлось испытать весь ужас фашистской оккупации. Немецкое командование в первые же дни начало жестокую расправу с мирным населением, демонстративные казни советских людей. Летний сад и Базарную площадь оккупанты уставили виселицами. Закрылись магазины, школы, клубы, библиотеки. На безлюдных полуразрушенных улицах раздавались лишь топот солдатских сапог, слова немецкой команды да выстрелы. Фашистский "новый порядок" вступил в силу.

Уже в первый год хозяйничания оккупанты опустошили богатый край. Села Лужского и соседних районов Ленинградской области были разорены. Немцы отбирали колхозное и личное имущество крестьян. Скот, хлеб, теплые вещи, сельскохозяйственные машины - всё было объявлено собственностью "Великой Германии".

Будто на десятки лет назад отбросили немцы наши деревни. Вместо цветущих колхозных полей теперь появились узкие полоски скудных посевов. Не было слышно шума тракторов и комбайнов, на лугах не перекликались звонкими песнями молодежные бригады. Хлеб и сено убирали в одиночку, косами и серпами; возделывали землю мотыгой, лопатой или сами запрягались в плуг. По вечерам в избах жгли лучину. Керосин, спички, гвозди, обувь, ткани - всё это стало редкостью.

Нельзя без волнения читать суровые документы тех лет - партизанские листовки, в которых рассказывается о хозяйничании оккупантов. "22 деревни полностью сожгли фашисты только в Оредежском, Лужском, Полновском и Тосненском районах, - рассказывается в одной из таких листовок 1942 года. - Тысячи семей колхозников остались без крова... Немцы отнимают у нас свободу, землю, несут нам рабство. Вместе с гитлеровской грабь-армией в Лужский район приехали бароны фон Бильдерлинг и фон Розен. Они отняли у крестьян землю, инвентарь, установили барщину: колхозники и колхозницы должны были бесплатно работать у них в имениях. Партизаны убили фон Бильдерлинга, а фон Розен бежал. В деревне Надбелье Оредежского района фашисты отобрали у колхозников 40 гектаров пашни для огородов своей армии. Обрабатывать эту землю также заставляют колхозников. Фашисты закрыли школы, где учились наши дети. Молодежь от шестнадцати лет они отправляют в Германию для работы на фабриках и заводах немецких капиталистов, в имениях немецких баронов. Недавно со станции Плюсса гитлеровцы увезли в Германию 4 эшелона советской молодежи..."

Фашисты принесли с собой смерть. Только за первый год оккупации они убили несколько тысяч мирных жителей в Лужском, Оредежском, Тосненском районах. В первую очередь они уничтожали партийных и советских активистов. Повешены и расстреляны были многие председатели колхозов, сельсоветов, лучшие работники предприятий. Так погибли председатель колхоза "Борец" Михайлов (деревня Кипино) председатель колхоза "Заря коммуны" Семенов (деревня Хиновино), секретарь Печковского сельсовета Кузнецова, учительница Оредежской школы Лебедева.

Неслыханный произвол и издевательства царили везде, где ступала нога фашиста. Ни в чем не повинную шестидесятилетнюю женщину - мать учителя Двоишкина из деревни Красные Горы - солдаты тяжело ранили в поле. Когда же она попыталась добраться домой, ее застрелили на глазах у всех жителей. В деревне Сабицы была расстреляна мать шестерых детей, просто по прихоти гитлеровцев. Не щадили они детей и подростков. Тринадцатилетний Коля Леонтьев, брат которого ушел в партизанский отряд, подвергся мучительным истязаниям. Пытаясь выспросить у мальчика, где скрывается его брат, гитлеровцы отрезали ему уши, кисть руки, но Коля не проронил ни единого слова. Он погиб смертью героя. Гитлеровские палачи закололи его штыками.

Зверски убиты ударами прикладов и в упор расстреляны из автомата школьники Ваня Баранов из деревни Березицы и Женя Антонов из деревни Парищи Поддубского сельсовета. Ребята были угнаны на работу в город Опочку и возвращались домой. В четырех километрах от дома рука фашиста оборвала их жизни.

Сообщая об издевательствах оккупантов на захваченной ими территории, Совинформбюро в 1941 году приводило много фактов чудовищных злодеяний гитлеровцев. В бывшем доме отдыха Ленсовета в селении Каменка немцы устроили "дом отдыха" для офицеров. Жители близлежащих деревень под страхом наказания должны были каждую неделю поставлять для офицеров двенадцать девушек. Колхозу "Объединение" надлежало отправить на поругание шесть девушек. Зная о грозящей им участи, девушки ушли в лес. Не найдя "добычи", немцы расстреляли пять колхозников и сожгли деревню.

Произвол и насилие, унижения и издевательства рождали ненависть и твердую решимость бороться с врагом. Советские люди не могли смириться, не могли стать рабами немецких оккупантов. На борьбу поднимались и стар и млад.

Мужественную борьбу советских людей в Лужском районе, как и во всех оккупированных немцами областях, возглавили коммунисты. Осуществляя указания Центрального Комитета партии. Ленинградский обком ВКП(б) с первых же дней войны начал работу по созданию партийного и комсомольского подполья и партизанских отрядов. Для этой цели обком с 5 по 14 июля 1941 года направил в районы области 68 коммунистов-организаторов. Они помогли райкомам оборудовать партизанские базы, подобрать людей для подполья; многие из них с приходом немцев остались в тылу и были активными участниками народной борьбы с захватчиками.

По решению Лужского, районного комитета ВКП(б) в тылу врага была оставлена большая часть партийной организации. На ее основе организовались 17 партизанских отрядов и подпольных групп. Бюро райкома во главе с секретарем И. Д. Дмитриевым стало руководящим центром партизанского и подпольного движения. Среди наиболее активных участников этого центра были директор дома отдыха имени Воровского П. Н. Никифоров, председатель Лужского горсовета М. Г. Кустов, секретарь райкома ВЛКСМ Миша Милош, секретарь райисполкома А. Л. Цветков, директор Лужторга П. Н. Туморин, работники райкома партии А. Ф. Климанов и В. Н. Грибанов.

С первых дней оккупации энергично действовали Оредежский подпольный райком и его партизанские отряды, поддерживавшие тесную связь с лужанами.

Под руководством Лужского партийного центра в городе развернула работу подпольная группа, возглавляемая учителем истории коммунистом Н. Н. Теплухиным. Хорошо владея немецким языком, он с приходом оккупантов устроился работать в школу. Учительницы сестры В. В. и А. В. Пенины, А. Т. Михайлова, М. И. Шабанова, радиотехник В. В. Гудель и другие первыми вошли в эту группу.

Уже в сентябре 1941 года подпольщики начали агитационную работу среди населения города. Они слушали советские радиопередачи, писали листовки, перепечатывали сводки Совинформбюро и распространяли их. Патриоты собирали сведения о расположении немецких воинских частей, о численности гарнизонов, о перевозке грузов, воинских эшелонов. Все эти данные передавались партизанам на явочных квартирах в поселках Толмачево и Серебрянка.

Осенью Н. Н. Теплухин установил связь с врачами городской больницы. Вскоре и здесь была создана подпольная группа, которая через связного получала задания и материалы для работы среди населения. Врачи-подпольщики помогали раненым партизанам.

Завязалось знакомство с военнопленным лейтенантом Советской Армии П. А. Ермилиным и его сестрой, работавшей кладовщицей в вещевом складе лагеря для военнопленных. Через Ермилиных подпольщики вели разъяснительную работу среди пленных красноармейцев, распространяли листовки с призывом бежать из лагеря в партизанские отряды. П. А. Ермилин впоследствии создал из военнопленных боевую группу, а затем партизанский отряд.

В подпольную лужскую организацию были вовлечены рабочие местной типографии А. Н. Шутов, В. В. Быкова, служащий райзаготконторы А. М. Бабаев и другие. Перед ними была поставлена задача добывать официальные пропуска, продовольственные карточки.

Строгая конспирация, хорошо продуманные действия, необычайная личная выдержка и дисциплина подпольщиков и их руководителей помогали успешно выполнять сложные задания. Несмотря на усиленные розыски, предпринятые комендатурой Луги, на многочисленные облавы и обыски, патриоты оставались неуловимыми.

Они установили связь с подпольными группами Ветчинского, Толмачевского, Сабицкого, Бутковского, Красногорского, Раковенското, Островенского и других сельсоветов. При помощи подпольщиков была развернута разъяснительная работа среди сельского населения.

По специальному заданию Лужского райкома партии для руководства подпольной работой среди молодежи в тылу у немцев был оставлен комсомолец А. В. Ваулин. Слесарь по специальности, участник боев с белофиннами, Анатолий Ваулин перед войной работал инструктором райкома ВЛКСМ и пользовался большим авторитетом среди своих товарищей. Анатолий подобрал себе помощников: давнишнего товарища - Александра Порфеева, работавшего ранее мастером на одном из заводов, и телефонистку конторы связи Антонину Бардистову. Появились и другие надежные, смелые ребята.

Деревня Малое Замошье Перечицкого сельсовета стала центром их деятельности. Наладив связь с партизанами, они сообщали им о вражеских гарнизонах складах, распространяли среди населения советские газеты и листовки. Иногда листовки появлялись и у немецких солдат.

Жители окрестных деревень вспоминают отважную операцию лужских партизан осенью 1941 года в Баленском лесу, где был наголову разгромлен большой отряд гитлеровцев. Ваулинская группа принимала активное участие в подготовке этого партизанского рейда. Весной 1942 года немецкая охранка дозналась, где скрываются подпольщики. Начались аресты. Долго гитлеровские палачи истязали юных патриотов, но так и не смогли получить нужных им сведений. Сначала погибли Анатолий и Александр. Их тела были найдены на дороге в полутора километрах от деревни Пелково. Вскоре была арестована и замучена Антонина Бардистова.

Еще до захвата немцами Луги районный комитет партии создал и основные партизанские отряды. Некоторые из них вступили в действие во время оборонительных боев на Лужском рубеже. В невероятно трудных условиях наступления немцев начали свой боевой путь отряды В. П. Сабурова и М. В. Романова. Руководимые секретарем райкома партии И. Д. Дмитриевым, они выступили навстречу гитлеровским войскам, занявшим тогда Плюсский район, и уже к 24 августа уничтожили 7 фашистских танков, 35 автомашин, несколько десятков мотоциклов, 250 солдат и офицеров. Поддерживая связь с командованием 41-го стрелкового корпуса Советской Армии, партизаны вели разведку, своевременно сообщая о движении и численности немецких войск, о расположении их штабов, аэродромов.

Группа партизан Поддубского сельсовета сообщала такие же сведения командованию 177-й стрелковой дивизии. Совместно с подразделением этой дивизии партизаны совершили рейд в тыл врага. Внезапным ударом было уничтожено 150 немецких солдат и офицеров, захвачено 3 орудия, 12 пулеметов, 50 автомашин.

В августе, когда враг находился в семи километрах от Луги, партизаны участвовали непосредственно в обороне линии фронта. В течение двух недель отряды П. Г. Лукина, Н. Г. Брикусова и другие сдерживали натиск эсэсовского батальона на стыке наших 177-й и 111-й стрелковых дивизий.

Когда затихли над Лугой раскаты артиллерийских орудий и фронт придвинулся к Ленинграду, в немецком тылу возник второй фронт - фронт борьбы народных мстителей против оккупантов.

Осенью 1941 года Ленинградский обком партии обратился ко всем трудящимся временно оккупированных районов области с призывом подняться на партизанскую войну. "Орды фашистских разбойников, - говорилось в обращении, - временно захватили часть советской земли. Грязный, окровавленный сапог гитлеровских насильников топчет нашу землю, на которой испокон веков трудились прадеды, деды, отцы наши, на которой трудимся и мы с вами...

Мы знаем, что врага, ворвавшегося на нашу землю, топчущего наши нивы, разоряющего наши села и города, встретит жгучая ненависть и воля к сокрушительному отпору, идущая из самой глубины сердец всех честных патриотов нашей Родины.

Товарищи! Братья и сестры! Поднимайтесь на священную Отечественную войну против немецких захватчиков и поработителей, за свою свободу, честь и Родину! Организуйте партизанские группы и отряды! Захватывайте оружие и боеприпасы у врага. Беспощадно уничтожайте его днем и ночью из-за угла и в открытом бою. Уничтожайте автотранспорт, танки и самолеты, мотоциклистов. Рвите телеграфную, телефонную и уничтожайте всякую другую связь врага. Разрушайте пути и дороги. Портите, сжигайте мосты. Жгите склады с боеприпасами, продовольствием и фуражом. Пускайте под откос поезда с фашистскими войсками, боеприпасами, горючим и продовольствием..."

С волнением читали советские люди горячие слова этого призыва. В них слышался голос партии, голос родного правительства, звавший на борьбу за освобождение Родины. Многие рабочие, колхозники, учителя и врачи, партийно-комсомольские активисты ушли в партизанские отряды.

"Не стало мирных людей, коммунистов и комсомольцев районного центра, строителей, созидателей - стал отряд партизан, грозных народных мстителей, - писал И. Д. Дмитриев о тех памятных днях. - Молодые и старые, ни разу не державшие в руках оружия, и седоусые ветераны гражданской войны, воевавшие под знаменем Фрунзе и Чапаева, мы поклялись в тот тяжкий для нас час обязательно возвратиться в Лугу.

И сдержали клятву. Пусть не всем нам удалось дожить до победы, пусть кровью оплачивался каждый успех отряда и немало прекрасных товарищей пришлось схоронить в безвестных лесных могилах, - всё равно мы сдержали свою клятву, всё равно вернулись победителями..."

Но это было много позднее. А поначалу, особенно в первые месяцы, когда еще давала себя чувствовать неопытность, партизанская жизнь оказалась невероятно трудной. Она требовала от всех бойцов отряда не просто героизма и смелости, этих непременных качеств партизана. Еще важнее было быстро приспособиться к непривычным лесным условиям, действовать изобретательно.

На заминированных участках летели в воздух гитлеровские поезда, танки, орудия, автомашины. В районе поселка Толмачево партизаны подожгли склад с боеприпасами. Один за другим загрохотали взрывы, фашисты в панике бросились врассыпную, но удрать удалось не всем: немцы наткнулись на расставленные вокруг мины. 4 танка, 3 легковые и 2 грузовые машины с солдатами нашли свой конец в этом бою.

У деревни Зачеренье партизаны подорвали мост через реку Оредеж. Немцы восстановили его, поставили охрану. Но вскоре мост опять был превращен в обломки. На месте короткой схватки осталось 12 эсэсовцев. Народные мстители захватили 4 автомата и ручной пулемет.

Грозой для фашистов стали отряды под командованием И. И. Исакова, И. Г. Болознева и А. Н. Бухова, действовавшие на железной дороге Ленинград - Новгород и Витебской дороге в районе станции Торковичи. Смелым налетом партизаны Болознева разгромили гарнизон железнодорожной станции Чолово. На поле боя осталось убитыми и ранеными около семидесяти гитлеровцев. В этом бою особенно отличился шестнадцатилетний партизан Саша Бородулин. Отправленный в разведку, он проник в район расположения вражеского гарнизона, собрал сведения о его численности и огневых точках. С автоматом и гранатами в руках Саша первый бросился на врага. За участие в боевых операциях отряда и проявленную при этом отвагу и смелость Александр Бородулин был награжден орденом Красного Знамени.

Отряды А. Н. Бухова и И. И. Исакова взорвали склады с боеприпасами на станции Оредеж, сбили 2 самолета и уничтожили несколько автомашин противника.

Однажды партизаны захватили немецкую автоколонну с боеприпасами. Взятые в плен водители автомашин дали показания, свидетельствовавшие о серьезных трудностях, которые испытывали фашисты в связи с действиями партизанских отрядов в тылу немецких войск. Шофер Гейнц Апфель рассказывал:

"Восьмого сентября шесть моих товарищей были арестованы за то, что они несвоевременно доставили боеприпасы из Луги на линию фронта. Я тоже входил в состав этой колонны. Рейс был жуткий. Партизаны неотступно следовали за нами по пятам, то и дело нанося неожиданные удары. Восемь раз мы попадали в ловушки и засады. Несколько автомашин с грузом пришлось бросить по дороге. Две автомашины провалились на разрушенном партизанами мосту через какую-то речку. Пять дней мы пробирались от Луги до места назначения. Из четырнадцати машин в колонне осталось только 7".

Гитлеровцам пришлось серьезно задуматься над охраной своих гарнизонов и обеспечением безопасности на шоссейных дорогах. Было установлено патрулирование разъездов, ограничено передвижение мирных жителей, против партизан брошены карательные экспедиции. В ноябре 1941 года каратели появились в районе активного действия партизанских отрядов.

Колхозные деревни, заподозренные в поддержке партизан, безжалостно сжигались. Отовсюду шли страшные вести о казнях и массовых расстрелах мирных жителей района. Нелегко пришлось партизанам в ту пору. Всё чаще вступали они в кровопролитные бои с врагом, с немалыми потерями отбивались от вооруженных до зубов карателей. Этот первый год борьбы был сопряжен с большими жертвами.

Если вам доведется побывать в Луге, вы можете увидеть на городском кладбище, могилы участников двух войн - гражданской и Великой. Отечественной. Здесь рядом с коммунистами-подпольщиками, расстрелянными белогвардейцами в 1919 году, с танкистами, павшими в боях за освобождение Луги в 1944 году, лежат те, кто погиб в жестокой партизанской войне с немецкими оккупантами. Здесь и могила Антонины Васильевны Петровой, мужественной партизанки, Героя Советского Союза.

Многие, кто работал с Антониной Петровой в лужской комсомольской организации до войны, знали ее как тихую, застенчивую девушку. Звали ее просто Тося. Она была заведующей сектором учета райкома комсомола.

Когда партия призвала советских людей уходить в партизанские отряды, Тося первой взялась за оружие, став отважной разведчицей и связной в отряде С. И. Полейко. Каждую ночь уходила она на разведку. Нелегко было проникнуть, минуя патрули, в занятую фашистами деревню, разыскать в темноте нужный дом, переговорить с нужным человеком и так же незаметно скрыться. Требовались тут и ловкость, и самообладание, и привычка безошибочно ориентироваться в обстановке. Все задания Тося выполняла удачно. В положенный час, чаще всего на рассвете, она благополучно возвращалась в лагерь, отдыхала в землянке, затем чинила бойцам белье, ухаживала за ранеными, а едва начинало темнеть, снова собиралась в дорогу.

Однажды Тосе не посчастливилось. Ей нужно было связаться со старостой одной деревни. Это был свой человек, бывший председатель колхоза, по решению подпольного райкома пошедший на службу к немцам Он собрал важные сведения о вражеских гарнизонах и уже несколько дней ждал связного.

Нарядно разодетая, в модных туфельках, Тося пошла в деревню. На околице перед ней вынырнул из темноты патруль:

- Стой! Кто идет?

Фашистов было двое, оба с автоматами. Спросили, куда она направляется. Приняв беззаботный вид, Тося ответила:

- Известно куда: на гулянье!

Один из патрульных, по-видимому полицай из предателей, говорил по-русски. Он подозрительно приглядывался к Тосе, долго рассматривал документы.

- Партизанка! - закричал полицай.

Обер-лейтенант, к которому привели Тосю, стучал кулаком по столу, угрожал пистолетом. Тося упорно повторяла одно и то же. Она знать не знает никаких партизан, пришла в Сабицы потанцевать и повеселиться, ей говорили, что немцы специально устраивают вечеринки для молодежи. Тогда обер-лейтенант приказал вызвать старосту, того самого, к которому она шла на свидание.

- Известна тебе эта девица? - спросил обер-лейтенант.

- Да их разве всех можно знать, - равнодушно ответил староста. - Много их тут развелось, приезжих, без роду, без племени.

- Запереть до утра, - распорядился обер-лейтенант.-Завтра отправим в Лугу, в комендатуру, - там разберутся.

Ночью Петрова услышала разговор двух солдат, охранявших амбар. Она плохо знала немецкий язык, до всё же сумела разобрать главное: фашистам известно расположение ее партизанского лагеря, и завтра вечером они должны окружить его.

- Капут партизанам, - со смехом сказал часовой.

Узнав об опасности, нависшей над товарищами, Тося еще больше забеспокоилась. Любой ценой, любыми средствами она должна предупредить отряд!

Утром возле крыльца дома, в котором ее допрашивали накануне, стоял староста. Увидев девушку, он сделал строгое лицо и в тот момент, когда она проходила мимо, шепнул: "У оврага".

Тося поняла: когда будут везти в Лугу, бежать нужно именно у оврага, там ей помогут...

Вот и мост впереди. Сердце Тоси учащенно забилось. Она шла опустив голову, боясь, как бы не заметили ее волнения, шла и считала шаги. Мост совсем близко, сейчас надо прыгать.

Дальнейшее произошло с молниеносной быстротой. В тот момент, когда Тося, стремительно рванувшись, прыгнула в овраг, раздался выстрел. Полицай, вскинувший было автомат, рухнул на дощатый настил моста. Второй конвоир свалился в придорожную канаву и открыл беспорядочную стрельбу.

Всего этого Тося уже не видела. В кровь обдирая себе руки, лицо, колени, она кубарем катилась на дно оврага... Не встретила она и того мужественного стрелка, что помог ей бежать. Позднее стало известно: это был колхозный сторож Матвеич, бесстрашно выполнивший задание старосты.

В партизанский лагерь девушка прибежала после полудня. Отряд решил не принимать боя: условия для него были невыгодные. Партизаны перешли на другое место, оставив врагу лишь пустые землянки.

Во многих рейдах и стычках с немцами участвовала отважная партизанка Тося Петрова. Но 4 ноября 1941 года в холодное пасмурное утро рано наступившей зимы случилось непоправимое.

Каратели напали на партизанскую базу отряда Полейко внезапно. Они бесшумно убили часового и окружили землянки. Враги приближались крадучись короткими перебежками от дерева к дереву. Первой заметила их Дося, сидевшая возле погасшего костра. Опасная работа разведчицы приучила ее действовать без промедлений. Вскочив, Тося метнула в карателей гранату. Это был сигнал тревоги, поднявший на ноги весь лагерь. Услышав взрыв гранаты, партизаны выскочили из землянок. Завязалась перестрелка.

В самом начале боя Тосю ранили. Кровь заливала ей лицо, левая рука повисла плетью. И всё же она продолжала отстреливаться.

- Русс, сдавайся! - кричали фашисты.

Партизаны отвечали огнем.

Бой был неравным: в лагере в эту ночь оставалось только 11 человек, а врагов было несколько десятков. Они старались разъединить партизан и захватить всех поодиночке. Тося не видела, как упал, сраженный пулей, командир Полейко, как до последней пули отстреливался председатель Красногорского сельсовета П. Д. Алексеев. Немцы окружили высокую сосну, за которой укрылась Тося. Когда в пистолете остался один патрон, Тося поднялась во весь рост, крикнула фашистам: "Советские партизаны в плен не сдаются!"-и выстрелила в себя.

В апреле 1942 года партизан-радист принял текст Указа Президиума Верховного Совета СССР о посмертном присвоении Антонине Васильевне Петровой высокого звания Героя Советского Союза.

Светлую память о бесстрашной героине и поныне хранят лужане в своих сердцах.

На месте гибели Тоси Петровой пионеры и школьники установили обелиск. Ребята 5-й лужской средней школы восстановили разрушенные партизанские землянки и одну из них превратили в музей. 0х поддержали пионеры и комсомольцы области. Здесь разбиты площадка для пионерских линеек, клумбы цветов, установлена мачта с флагом, собраны материалы для музея: вещи партизан, фотографии, воспоминания, стихи и рассказы о Тосе Петровой и ее боевых друзьях. Землянка-музей торжественно была открыта в день начала работы XXII съезда КПСС. Именем героини названа улица в Луге.

Кроме отрядов, действовавших организованно, под началом опытных командиров, против захватчиков выступали и отдельные жители, особенно молодежь. В историю лужской земли отныне навсегда вписаны имена двух таких скромных героев - пионера Саши Кондратьева и комсомольца Виктора Андреева.

Пионер Саша Кондратьев из деревни Голубково и его друг Олег поклялись отомстить фашистам, глумившимся над жителями. Однажды Саша встретил скрывавшегося в лесу раненого советского солдата. Мальчик украдкой носил ему пищу, одежду, а затем помог перебраться через линию фронта. Получив за это в награду от солдата автомат, Саша вместе с Олегом начал действовать. Раздобыв патроны и другие боеприпасы, пионеры вначале подорвали мост на проселочной дороге, заминировали и пустили на воздух дом, где жили гитлеровцы, а затем мельницу, обстреляли из винтовки самолет, кружившийся над Череменецким озером. Немцы напали на след юных мстителей. Гестаповцы арестовали ребят а через несколько дней повесили.

Ученик 9-го класса 1-й лужской школы комсомолец Виктор Андреев оказался в оккупированном городе вместе со своей матерью. Чтобы не погибнуть с голода, он устроился работать на песчаном карьере рядом со станцией Луга-II. Однажды в обеденный перерыв, когда немецкий патруль отлучился, Виктор с товарищами выложил из камешков пятиконечную звезду, а на песчаной стенке карьера написал: "Ленинград мы не сдадим!" Вернувшиеся конвоиры заметили звезду и надпись. Начался допрос, следствие. Виктор Андреев был схвачен, избит и полуживым доставлен в жандармерию. Палачи пытали и истязали юношу. Но Виктор не выдал товарищей. Андрееву разрешили работать под конвоем. Рискуя жизнью, Виктор украдкой брал у немцев взрывчатку. Каждый раз, возвращаясь в камеру, он приносил с собой порох, тол или пироксилин и прятал в печку. У юноши созрел смелый план. Над его камерой было расположено полицейское управление. Его и решил Андреев уничтожить ценою собственной жизни. Виктор поджег тол... но взрыва не получилось. Густой дым пополз по этажам. Началась страшная паника. Вломившись в камеру, гитлеровцы зверски избили юношу, а затем полуживого выволокли на двор и застрелили.

Кроме карательных экспедиций против партизан фашисты организовали слежку за народными мстителями через своих агентов. Они рассчитывали на предателей, обещая большие вознаграждения за поимку партизанских вожаков. Так, каратели упорно охотились за отрядом секретаря Ветчинской партийной организации М. В. Романова. Но все их старания были безуспешными. Партизаны продолжали бить гитлеровских солдат из засад, нарушать связь, нападать на транспорт. По ночам они проводили собрания колхозников. Лужская комендатура обратилась к населению города и района с воззванием. В нем говорилось:

"Население сим приглашается оказать содействие поимке или обезврежении предводителя партизан Михаила Романова, 40 лет от роду, из деревни Именницы. За сведения, ведущие к поимке Романова, назначены следующие вознаграждения по выбору: 6 коров, или 6 га пахотной земли, или же по половине этих обеих. В придачу ко всему этому еще 30 пачек махорки, 10 литров водки. Кто доставит Романова мертвым, получит половину указанного вознаграждения. Если одноценные указания нескольких лиц приведут к поимке Романова, то вознаграждение может быть разделено между этими лицами. Сведения принимают все воинские части и учреждения".

Фашисты хотели купить советского человека за водку и махорку, но они просчитались. Истинный патриот не покупается и не продается. В страхе перед русским человеком, в злобе ко всему советскому гитлеровцы расстреливали мирных граждан: наших стариков, женщин, детей. Фашисты расстреляли и семью партизана Романова, а дом и имущество сожгли.

Но чем больше зверствовали гитлеровцы, тем более грозным становился гнев народный, усиливались удары партизан. За первый период борьбы с захватчиками, по 1 марта 1942 года, партизаны уничтожили 7 самолетов, 12 цистерн с горючим, сожгли 22 танка, разбили 85 грузовых и 21 легковую машину, свыше 40 мотоциклов, вывели из строя 18 орудий, 37 пулеметов, истребили 900 солдат и офицеров, в том числе трех полковников.

С января 1942 года во всех оккупированных районах области активность партизан еще более возросла. К этому времени Ленинградский штаб партизанского движения сформировал сотни новых отрядов и перебросил через линию фронта. В отряды, начавшие боевые действия в тылу врага, приходили и местные жители - юноши и девушки, не желавшие ехать на немецкую каторгу, старики и подростки, военнопленные, бежавшие из лагерей. Каждый из них нес в своем сердце ненависть к поработителям, твердую решимость с оружием в руках защищать Родину, Ленинград, родную деревню. Вступая в партизанские отряды - на путь жестокой, героической борьбы с ненавистным врагом, они давали торжественную клятву верности Родине, клятву мужества и бесстрашия. Вот она, клятва ленинградских партизан:

"Я, сын великого советского народа... даю перед лицом своей Отчизны, перед трудящимися героического города Ленина свою священную и нерушимую клятву партизана.

Я клянусь до последнего дыхания быть верным своей Родине, не выпускать из своих рук оружия, пока последний фашистский захватчик не будет уничтожен на земле моих дедов и отцов.

Мой девиз - найти врага, убить его...

Я клянусь свято хранить в своем сердце революционные и боевые традиции ленинградцев и всегда быть храбрым и дисциплинированным партизаном. Никогда, ни при каких обстоятельствах не выходить из боя без приказа командира. Презирая опасность и смерть, клянусь всеми силами, всем своим умением и помыслами беззаветно и мужественно помогать Красной Армии освободить город Ленина от вражеской блокады, очистить все города и села Ленинградской области от немецких захватчиков.

За сожженные города и села, за смерть женщин детей наших, за пытки, насилия и издевательства над моим народом я клянусь мстить врагу жестоко, беспощадно и неустанно.

Кровь за кровь и смерть за смерть!..

Я клянусь, что умру в жестоком бою с врагом, но де отдам тебя, родной Ленинград, на поругание фашизму".

Партизаны стали грозной силой в борьбе против захватчиков. Фашисты боялись их как огня, слово "партизан" приводило их в ужас.

Здесь мы приведем рассказ юного партизана Н. Кириллова из деревни Филимонова Горка. Этот эпизод - один из десятков и сотен подобных, которыми полна история партизанских битв.

"Шел 1943 год. Всюду, куда ни взглянешь на оккупированную землю, у немцев наведен свой "новый порядок". Виселицы, грабежи, расстрелы. В деревне Филимонова Горка постоянно стояла немецкая охрана. Фрицы прижились, как хозяева, и даже на ночь не ставили посты. Жили они в большом кирпичном доме, с вечера закрывали окна ставнями и спокойно отлеживались, не подозревая, что их дни сочтены и этот русский домик станет их могилой. И вот пришел памятный вечер 14 октября. В стороне от деревни с небольшой группой партизан мы, несколько 14-15-летних мальчишек, совместно обсуждали план наших действий. Я пошел разведать, что делают немцы. Они спали. Только настороже была их собака. Я быстро забежал домой, стал доставать пистолет, который прятал под потолком у русской печи, и запалы для гранат. Но на мою возню проснулись отец и мать. Отец и говорит: "Ты куда это собираешься?" Я ответил, что сейчас приду, и с тяжелой болью в сердце, что не оказал правду, вышел из дома.

Действовать надо было решительно, промедлишь - можешь испортить всё дело. Дом окружили, и пошла работа. Первым делом режем телефонную связь, чтобы на помощь немцам никто не пришел, но на беду учуяла собака и подняла лай. Мы все попрятались за углы, да на улице и без того светло, луна, как предательница, словно нарочно мешает нам. Но всё обошлось хорошо. Вышел какой-то фриц, забрал собаку домой, и было слышно, как снова щелкнул крючок двери. Мы переждали минут пять, потом мгновенно ребята нанесли два сильных удара в ставни обоих окон, и в этот же миг полетели в окна гранаты и автоматные очереди. Взрывы и предсмертные крики фрицев наполнили тишину. Мы попытались ворваться в дом, но немцы, оставшиеся в живых, опомнились и отчаянно отстреливались, они установили крупнокалиберный пулемет и сыпали пулями как дождем. Заслышав стрельбу, немцы из соседней деревни, где их насчитывалось около двухсот человек, поспешили на помощь своим. Нам пришлось отходить к лесу, отстреливаясь. С нами был один раненый, которого я уже при отходе успел перевязать.

Итак, сделав свое дело, мы отошли в лес, и долго слышались взрывы, а огненные шапки от горючего летели к небу.

Это был мой первый счет партизанской мести".

К этому рассказу следует сделать маленькое добавление. Всего в операции участвовало 6 ребят от 14 до 16 лет.

Вот некоторые имена.

Кириллов Николай, 1926 года рождения, в настоящее время работает на трикотажной фабрике в городе Луге.

Карулип Володя, 1924 года рождения, работает на обувной фабрике.

Сергеев Борис, 1927 года рождения, работает на железной дороге станции Луга.

Вместе с ребятами участвовало в деле около десяти партизан из 5-й бригады, где командиром полка был Скородумов, а начальником отряда Еременко.

Гарнизон в деревне состоял из пятнадцати гитлеровцев.

Заранее у ребят были припасены винтовки и большое количество патронов и гранат. Сразу по окончании боя все ребята ушли в партизанский отряд.

Во время боя был подожжен склад с горючим и боеприпасами, и километров за пять были видны взрывы снарядов и бочек с бензином.

В апреле 1942 года Лужский райком ВКП(б) через своих агентов и подпольщиков распространил листовку "Ко всем женщинам Лужского района". В ней рассказывалось о зверствах фашистов, об их хозяйничании на лужской земле и в городе Луге, о борьбе советских патриотов. Районный комитет обратился к женщинам-лужанкам с призывом оказывать активную помощь партизанам, становиться в ряды народных мстителей.

Сотни женщин-лужанок пришли на помощь партизанам и подпольщикам. Они стали связными, агитаторами, распространителями листовок. В героической борьбе с врагом женщины-лужанки показали себя мужественными патриотками. Многие из них удостоены правительственных наград.

О том, как в трудной борьбе с врагом партизанки шли на любые лишения и не жалели жизни своей ради свободы Родины, рассказывает одна из бывших партизанок 3. А. Виноградова-Химич:

"Мне было 18 лет, когда началась война, и работала я на Толмачевском лесопильном заводе. В первые же дни войны я вступила в истребительный отряд, который охранял близлежащий железнодорожный мост через Лугу от немецких диверсантов-парашютистов. Помню особенно жаркий день: несколько десятков немецких самолетов налетели на наш мост было сброшено много бомб, а под прикрытием этого огня появился воздушный десант подрывников-разведчиков.

Наш отряд прочесал окружающий лес и выловил лазутчиков.

Но самые трудные дни боевой жизни начались в августе 1941 года: Луга была оставлена нашими войсками, немцы подошли к Толмачеву. В это время был создан боевой отряд - человек сорок, которым командовал бывший работник нашего завода Жилин. Кроме меня здесь были еще две девушки: секретарь нашей комсомольской организации Паня Теплякова и ученица 10-го класса Катя Иванова.

Наш отряд, перейдя линию железной дороги, по Красногорской дороге углубился в лес. В районе небольшой деревни Пустыньки, среди болот в густом лесу, и был наш лагерь. Оседлали Красногорскую дорогу - участок важного для немцев пути Луга - Кингисепп. Сюда наши подрывники и разведчики отправлялись каждый день. Нас, девушек, назначили санитарами, но мы ходили и на разведку, минировали мосты, участвовали в засадах.

Из многих моих походов в разведку вспоминается один случай. Это было поздней осенью. Мы, группа партизан, получили задание пройти в деревню Сабцы и доставить в отряд продовольствие и взрывчатку, - это всё хранилось у председателя колхоза Анны Григорьевой. В этой же деревне находилась наша девушка-партизанка, раненая. Ей надо было оказать помошь.

Подойдя к деревне, мы остановились на опушке леса, У края болота, пройти через которое можно было лишь по деревянному настилу. Вместе с несколькими ребятами решила идти на разведку. Немцев в деревне не оказалось, и я, разыскав Катю, стала ей делать перевязку. Только успела перевязать голову и руку (а были повреждены еще нога и бедро), как в избу вбежала тетя Аня (так мы звали председателя колхоза Анну Григорьеву):

- Каратели кругом! Обыск! Снимай быстро ватник и лыжный костюм - вот мое платье...

Я быстро переоделась, спрятала и русские сапоги, надев вместо них неимоверно длинные ботинки с кожаными шнурками, которые принесла тетя Аня. В этом наряде и застали меня три немецких солдата, вошедшие в избу.

- Кто это? - спросили они, указав на Катю.

- Это моя больная сестра...

Обшарив все углы, они подошли к койке, чтобы убедиться, что лежит больная. Я объяснила, что у нее болят живот и голова, стараясь дать понять: человек болен тифом. Немцы ушли.

В это время, как я узнала позднее, в доме тети Ани немцы обнаружили продовольственный склад. Они стали грузить мешки с мукой на подводы, а под ними увидели взрывчатку. Стало ясно, что это всё заготовлено для партизан. Немецкий офицер приказал найти хозяйку дома. Тетю Аню привели солдаты на допрос. Ее били прикладами, но она говорила только: "Ничего не знаю". Около избы собрались люди. И когда тетю Аню повели на расстрел, она всё кричала в толпу: "Ведь правда, бабоньки, - мы ничего не знаем!.."

Так, не выдав партизан и словно приказав другим молчать, встала тетя Аня под пули немцев и твердо приняла смерть.

Немцы напились, стали опять ходить по избам с криками: "Яйки, курки!" - они вломились и к нам с Катей. Я не сдержалась и в злобе сказала: "Ловите ворон и убирайтесь вон". Кто-то схватил меня за плечи и с силой швырнул в угол. Это был гитлеровский офицер. На чистом русском языке он закричал всякие ругательства. Вытолкав из дома, офицер и несколько солдат повели меня на край деревни, к гумну.

За последние несколько часов я столько пережила что уже не чувствовала страха перед смертью. Но в душе теплилась надежда: может, это сон; может, я открою глаза и увижу наш партизанский костер, землянки, темный лес... Офицер подал команду солдатам. Но в это время я услышала близкий взрыв и автоматную очередь. Каратели дрогнули, заметались. Я вновь не верила себе - неужели спасена? Неужели это мои товарищи! Да, это были они. Я побежала в лес. На всю жизнь осталась у меня, как память об этом страшном дне, седая прядь волос.

А как же Катя, за жизнь которой я так волновалась? Она выздоровела, вернулась в отряд Жилина, но в одной из операций попала в руки фашистов и была расстреляна. Ей не пришлось увидеть светлого дня освобождения Луги, но память о ней мы свято храним.

В октябре меня послали в отряд Сабурова, в распоряжение Лужского подпольного райкома партии. И здесь, в отряде, тоже были девушки-партизанки: Нина Алексеева, погибшая впоследствии в одном из боев с немцами, и Нина Орлова, ныне проживающая в деревне Наволок. Она работает теперь счетоводом в школе".

Осенью 1942 года Ленинградский обком партии штаб партизанского движения рекомендовали отрядам народных мстителей сосредоточить свои усилия на том, чтобы помешать перевозкам вражеских войск и боеприпасов к осажденному Ленинграду. Лужские партизаны активизировали свои действия по уничтожению эшелонов, складов вооружения, техники. Сохранились показания пленного солдата из бригады СС "Нидерланд". "Вблизи Луги, - рассказывал эсэсовец, - у железнодорожного полотна, валяется большое количество разбитых вагонов и паровозов, взорванных партизанами. От железнодорожных составов с продовольствием и снаряжением остались кучи мусора и груды железного лома. Немецкое командование выделило специальный батальон для подавления и ликвидации партизан, действующих в этом районе. В лесных боях партизаны разбили этот батальон. Из 800 солдат вернулось назад только 100".

Диверсии на дорогах, разрушение тыловых коммуникаций врага, уничтожение продовольствия и топлива - всё это помогло защитникам Ленинграда успешно начать наступление в январе 1943 года и совершить прорыв блокады города.

В 1943 году отдельные партизанские отряды были объединены в бригады, которые начали вести планомерную борьбу во вражеском тылу. На территории Лужского и соседних районов действовало несколько партизанских бригад: 5-я под руководством Героев Советского Союза командира К. Д. Карицкого и комиссара И. И. Сергунина, 11-я Волховская - командир Н. А. Бредников, 6-я, 9-я, 12-я и другие.

Советская Армия одержала в 1943 году ряд решительных побед над гитлеровской армией: разгром немцев под Сталинградом, на Северном Кавказе, Украине, в Белоруссии; была прорвана блокада Ленинграда. Это вселило в сердца советских людей, в том числе и тех, кто находился на оккупированной земле еще большую уверенность в близкой победе над врагом.

Немцы усилили репрессии против мирного населения, начали массовый угон работоспособных мужчин, женщин и подростков в Германию и на оборонительные работы. Под Ленинград они перебрасывали новые войска, увеличивали гарнизоны в городах, на железнодорожных станциях, в поселках.

Партизаны провели разъяснительную работу среди населения, призывая уклоняться от участия в строительстве немецких оборонительных объектов. Они оседлали важнейшие железнодорожные, шоссейные и проселочные дороги. В районах Луга - Батецкая, Луга - Струги Красные действовали отряды 5-й партизанской бригады. В июле-августе противнику была объявлена "рельсовая война". В ночь с 31 июля на 1 августа все партизаны области вышли на железные дороги. На участке от станции Серебрянка до Плюссы действовал отряд Героя Советского Союза А. Ф. Тараканова (из 5-й бригады). Он вывел из строя дорогу на расстоянии 50 километров. Вот как рассказывает об этой операции один из участников партизанской борьбы, ученый-историк П. Р. Шевердалкин:

"Перед подрывниками была поставлена задача: взрывать каждый рельс. К назначенному времени все подошли к линии, приготовились и ждали сигнала командиров групп. По сигналу быстрым броском выходили на полотно... К шейке рельса, на стыках, прикладывали шашки тола с коротким концом бикфордова шнура, по команде зажигали шнур и быстро отходили. Один за другим загремели взрывы. Стоял сплошной гул, который перекатывался от одного участка дороги к другому. Так продолжалось в течение двух часов. Немецкая охрана вначале не поняла, что происходит, во многих местах немцы разбежались. Только под конец кое-где завязались бои... Движение по дорогам было сорвано на несколько дней".

В сентябре в Лужском и соседних районах началось вооруженное восстание населения. Оно было подготовлено подпольщиками-коммунистами и партизанами. К тому времени немецкое командование издало приказ о поголовной "эвакуации" всего населения из пределов оккупированных районов Ленинградской области. Эти земли немцы решили превратить в "зону пустыни". Свой чудовищный план гитлеровцы осуществляли жестоко. Несколько часов давали населению на сборы, имущество брать с собой не разрешалось. Так, явившись в лужские села Хвошно, Конезерье, немцы оцепили их и приказали жителям быстро собираться в путь. Было приказано взять только сухари и котелки. Крестьян под конвоем погнали на железнодорожную станцию. Хлеб, скот, личное имущество колхозников разграбили. Не выполнявших приказа об "эвакуации" немцы уничтожали.

Ленинградский обком партии дал указание партизанам и подпольщикам - прийти на помощь мирному населению, не дать увезти его в рабство, не дать разграбить села и деревни. Разъяснительная работа партизан, призыв взяться всем за оружие нашли горячий отклик у лужан. Тысячи людей пришли в отряды народных мстителей. Партизаны помогали женщинам, детям, старикам укрываться в лесах, увозить сохранившееся имущество, хлеб, скот. Они охраняли "лесные деревни", возникшие в это время, громили комендатуры и управы, освобождали от немцев села, отбивали эшелоны угоняемых на каторгу советских людей. Только одной бригадой Карицкого было отбито шесть таких эшелонов, и люди были спасены от отправки в Германию.

При помощи партизан 5-й бригады вооруженное население изгнало немцев из многих сел и деревень южной части Лужского, Оредежокого районов, из Уторгошского, Плюсского районов.

Для руководства всенародной борьбой в тылу врага в декабре в районе деятельности 5-й бригады был создан окружной комитет ВКП(б). Он помогал снабжать повстанцев оружием, боеприпасами, согласовывал действия партизан с частями Ленинградского фронта.

14 января 1944 года войска Ленинградского фронта перешли в наступление, разгромили Петергофскую и Стрельнинскую группировки врага и, развивая успех, начали продвижение к Луге и Нарве.

"Всеми силами помогать наступающей Советской Армии! Все, как один, встанем немецким бандитам поперек пути и спасем сотни и тысячи русских людей от унизительного рабства, спасем русские города и села от разорения!.." - с таким призывом обратилась к ленинградским партизанам газета окружкома партии в тылу врага "За Ленинград".

Партизаны разрушали коммуникации противника и отрезали ему пути отступления. К этому времени партизанская армия уже состояла из тринадцати бригад, в которых насчитывалось около тридцати тысяч бойцов.

Партизанам активно помогало население оккупированных сел. Партизанские 6-я, 9-я и 12-я бригады, действовавшие в Лужском, Сланцевском и Гдовском районах, создали объединенный штаб под командованием И. Д. Дмитриева (с центром в деревне Ocтровно). Им была поставлена задача блокировать шоссе Ленинград - Псков, перерезать железную дорогу на Псков и захватить станцию Плюсса. Почти сорок дней народные мстители вели упорные бои и с честью выполнили задание командования.

Отряды 5-й бригады оседлали железную дорогу Луга - Батецкая и, заняв станцию Передольская, держали ее до подхода наших частей.

Большую помощь войскам 59-й армии на Новгородско-Лужском направлении оказала 11-я Волховская партизанская бригада под командованием Н. А. Бредникова. Действуя в округе Варшавской, Витебской и Новгородской железных дорог, бригада совершала внезапные налеты на железнодорожные станции Дивенская, Низовская, Мшинская, Чолово, Новинка, Оредеж, принимала участие в освобождении поселка Толмачево, а впоследствии и города Луги. Большое мужество и отвагу проявили бойцы в ночном бою за овладение станцией Оредеж, где противник сосредоточил свыше пяти тысяч солдат, много пулеметов и танков. В ожесточенной схватке гитлеровцы потеряли 600 солдат и офицеров.

Каждый бой, каждая схватка и операция рождали новых героев. В одном из боев геройской смертью пал командир 3-го полка 11-й партизанской бригады Г. П. Григорьев. За особые боевые заслуги Советское правительство присвоило ему посмертно звание Героя Советского Союза.

Вот как выглядел боевой счет 11-й Волховской партизанской бригады только за год: уничтожено около шести тысяч гитлеровцев, пущено под откос 70 воинских эшелонов, взорвано 9 железнодорожных мостов, разрушено 8 километров рельсовых путей, подорвано много техники.

За проявленный героизм в борьбе с захватчиками трудящиеся Октябрьского района Ленинграда вручили партизанам 11-й бригады шелковое Красное знамя. На алом полотнище золотыми буквами вышито: "За героическую помощь войскам Ленинградского и Волховского фронтов от Октябрьского райкома ВКП(б) и райисполкома депутатов трудящихся Ленинграда".

Город Луга как крупный магистральный узел являлся важнейшим тыловым центром врага, в котором были сосредоточены склады с боеприпасами, продовольствием и техникой. Гитлеровское командование стремилось использовать выгодные естественные рубежи для обороны города и сосредоточило здесь множество боевой техники, рассчитывая задержать быстрое наступление наших войск. Сам город немцы превратили в мощный оборонительный узел с густой сетью проволочных заграждений, минных полей, огневых точек. Многие здания были заминированы. Но планы немцев рухнули.

12 февраля бойцы 377-й стрелковой дивизии перерезали шоссейную дорогу Луга - Раковичи, а к вечеру уже вели бои на юго-восточной окраине города. Одновременно другие части Ленинградского фронта с северо-западной стороны штурмом смяли немецкую оборону и ворвались в город. 12 февраля Луга была освобождена. Наши войска захватили богатые трофеи: 170 автомашин, 80 повозок, 50 складов со снарядами, горючим и продовольствием, 12 бронемашин, около двух тысяч винтовок, 4 танка, 61 миномет и 42 орудия, 6 тысяч снарядов, авиабомб и свыше миллиона патронов.

На немецкое командование потеря Лужского стратегического узла, который они укрепляли в течение долгого времени, произвела ошеломляющее действие. "Неприступная линия фюрера", как говорили гитлеровцы, не выдержала мощного натиска, треснула и распалась. Нашим войскам открылись оперативные просторы для продвижения вперед.

Со слезами радости на глазах встречали лужане своих освободителей - воинов Советской Армии и партизан.

Мы приводим страничку из дневника подполковника И. Хренова, участника освобождения Луги, в которой рассказывается о событиях тех дней:

"13 февраля 1944 года. Только что отзвучал победный московский салют - двенадцать залпов из ста двадцати четырех орудий. Советская столица салютовала доблестным войскам Ленинградского фронта, освободившим Лугу.

Перед нами почти совершенно разрушенный гитлеровцами город. Он охвачен пламенем пожара. Из окон домов вырываются багровые языки пламени. Ветер раздувает по сторонам черный дым. Рассказывают, что перед своим отступлением немцы поджигали здания факелами, забрасывали в окна бутылки с горючей смесью. В огонь они швыряли своих убитых и тяжелораненых солдат.

Из подвалов, отрытых в земле щелей выбираются уцелевшие жители. По их угрюмым, изможденным лицам катятся слезы радости. Многие обнимают воинов-освободителей, осыпают их поцелуями.

Парни в полушубках, ватниках и шапках с красными лентами помогают женщинам, старикам и ребятишкам тащить по улицам узлы и мешки. Начинает биться пульс жизни в городе.

В первый же день освобождения Луги мы побывали в полуразвалившемся здании бывшей немецкой тюрьмы. В течение двух с лишним лет фашисты пытали и мучили здесь советских людей. Из мрачных зловещих застенков редко кто выходил живым. По случайно уцелевшим документам узнаём, что только в последнее время в тюрьме томилось 650 человек, из них 600 мужчин и 50 женщин.

На обледенелых стенах сохранились многочисленные надписи. Вот одна из них:

"Здесь сидел Жевнеров Алексей Матвеевич, Смоленской области, Красненского района, Волковского сельсовета, д. Зеленчино. Теперь нас отправляют неизвестно куда. Прощайте, товарищи! Смерть немецким оккупантам!"

14 февраля. С раннего утра в городе то тут, то там застучали топоры, зазвенели пилы. Для ремонта жилья используется всё: обломки досок, сорванное с крыш .кровельное железо, листы фанеры, притащенные откуда-то рулоны толя.

15 февраля. В городе большое торжество. С утра просторную площадь заполнили тысячи людей. Несмотря на пасмурную погоду, лица у всех веселые, радостные. Здесь же выстроились роты из дивизий и полков, принимавших участие в штурме города. По ним ведут равнение партизаны, еще вчера наводившие ужас на захватчиков. В шапках с красными полосками и бородатые старики, и молодые, еще безусые парни, и девушки, обвешанные гранатами. А вот мальчонка лет двенадцати выставил вперед грудь колесом. На ватнике у него поблескивает медаль "За отвагу".

...После митинга части и соединения, получившие в соответствии с приказом Верховного Главнокомандующего наименование Лужских, снова пошли в бой".

Высоко оценил наш народ подвиги ленинградских партизан. Советское правительство наградило орденами и медалями около пяти тысяч человек, девятнадцати самым отважным было присвоено звание Героя Советского Союза. 6 марта партизанские бригады триумфальным маршем прошли по проспектам и улицам Ленинграда, жители которого приветствовали народных мстителей как своих братьев и сестер. В этих колоннах шел и четырнадцатилетний Виктор Шилов. Находясь в одном из отрядов 5-й бригады, он не раз участвовал в боевых операциях и пользовался заслуженной любовью своих старших товарищей. За подвиги он был награжден медалями - "Партизану Отечественной войны" и "За оборону Ленинграда".

Лужская земля дала Родине пятнадцать Героев Советского Союза.

Жители отдаленной деревни Залустежье свято хранят память о своем прославленном земляке - генерале армии М. П. Петрове. Михаил Петрович, участник Октябрьской революции, храбро защищал ее завоевания на фронтах гражданской войны. Всю свою жизнь он посвятил службе в рядах Советской Армии, прошел славный путь от командира взвода до командующего армией. Отважный и талантливый военачальник погиб в 1941 году в одном из боев на дальних подступах к Москве.

Более тридцати лет прослужил в рядах Советской Армии и другой лужанин, житель отдаленной деревни Клескуши - М. Н. Павлов. В 1937 году он был назначен комиссаром пограничного отряда в Карелии, где и принял первый бой с захватчиками. До последнего дня войны Михаил Никитич был на фронте. За подвиг, совершенный в битве на реке Нареве в Польше, он удостоен высокого звания Героя Советского Союза. Сейчас полковник Михаил Никитич Павлов вышел в отставку, живет в Воронеже, но поддерживает постоянную связь с земляками.

Бывший шофер Лужского райпотребсоюза, а в годы войны офицер-танкист П. А. Баранов звание Героя Советского Союза получил в исторической битве под Сталинградом. Перед гибелью он писал своему брату: "Сражаемся у самой Волги, днем и ночью жарко от боев. Но не отступим, чего бы это ни стоило".

В 24 года уже командовал артиллерийским полком лужанин А. Т. Яковлев, погибший при обороне Москвы и посмертно удостоенный звания Героя.

Рабочему пареньку Ване Прохорову из поселка Толмачево еще не было и восемнадцати лет, когда началась Великая Отечественная война. Вскоре он ушел на фронт, отважно сражался в кавалерийской гвардейской части, участвовал в освобождении от врага Белоруссии и Польши. В феврале 1945 года часть, в которой служил Прохоров, преследуя врага, стремительно прорвалась к Одеру. Группа смельчаков по тонкому льду быстро переправилась через реку. Рядовой Иван Прохоров первым ворвался в немецкую траншею и забросал ее гранатами. Около десятка гитлеровцев было убито, а восемь, бросив оружие, сдались в плен. На захваченный плацдарм устремились основные силы. В это время вражеский пулемет вдруг открыл огонь по нашим войскам. Прохоров подполз к дзоту, швырнул в амбразуру гранату. Пулемет умолк. В этом упорном бою пал смертью храбрых и отважный воин.

В боях на Сандомирском направлении получил звание Героя Ф. Ф. Ровчаков. После победы он вернулся к своей мирной профессии - ветврача в совхозе "Правда", но через несколько лет скончался от полученных на войне ранений.

Память о храбрых бессмертна в сердцах лужан. Именами Героев Советского Союза П. А. Баранова, Д. Т. Яковлева, А. В. Петровой названы улицы в городе.

Герои боев продолжают свои подвиг на фронте мирного труда. Майор запаса Герой Советского Союза А. И. Семенов руководит клубом Лужского городского комитета ДОСААФ, проводит повседневную работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи.

Частыми и желанными гостями в лужских селах являются бывший командир прославленной 5-й партизанской бригады К. Д. Карицкин и его комиссар И. И. Сергунин. Ребята из лужской школы № 2 много лет переписываются с живущим в Ленинграде бывшим капитаном-танкистом Героем Советского Союза А. П. Ивановым, который в довоенное время учился в этой школе. Стал ученым, заведующим кафедрой Ленинградского университета парень из отдаленной лужской деревни Ликши Герой Советского Союза И. В. Котов. Живет и трудится в городе Ленина еще один лужанин - Герой Советского Союза Ф. М. Александров.

В суровой, мужественной борьбе с фашизмом завоевали свою свободу, свое право на счастье и радостный труд трудящиеся Лужского района. Вот почему они, как и все советские люди, дорожат счастьем мирной жизни.


Каталог: Files -> file
file -> Аудит проектов внедрения на соответствие требованиям методологии Microsoft Business Solutions для клиентов
file -> Отчет о научной работе факультетов журналистики и прикладных коммуникаций за 2012 год Аналитическая часть
file -> Отчет о научной работе факультетов журналистики и прикладных коммуникаций за 2012 год Аналитическая часть
file -> Основными задачами Олимпиады являются
file -> Моя Родина это Казань, город, где живет моя семья, это мой район, моя улица и этот старый парк
file -> Отчет о реализации программы развития


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2019
обратиться к администрации

войти | регистрация
    Главная страница


загрузить материал