М. шокотько, преподаватель Академии труда и социальных отношений



Скачать 208,43 Kb.
Дата30.10.2016
Размер208,43 Kb.
М. ШОКОТЬКО,

преподаватель Академии труда и социальных отношений,

адвокат Адвокатской палаты Московской области
МЕХАНИЗМ ПЕРЕДАЧИ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

В ГОСУДАРСТВЕННУЮ СОБСТВЕННОСТЬ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И МУНИЦИПАЛЬНУЮ СОБСТВЕННОСТЬ
Российское государство принадлежащую ему публичную собственность может передавать как в государственную собственность субъектов Российской Федерации, так и в муниципальную собственность.

Согласно постановлению Верховного Совета РФ от 27 декабря 1991 г. № 3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность»1 (в ред. постановлений ВС РФ от 23.05.1992 г. № 2824-1, от 27.01.1993 г. № 4375-1, от 21.07.1993 г. № 5475-1 (ред. 24.12.1993 г.), с изм., внесенными постановлением Конституционного Суда РФ от 10.09.1993 г. № 15-П) объекты государственной собственности, указанные в Приложении 1 к данному Постановлению, независимо от того, на чьем балансе они находятся, и от ведомственной подчиненности предприятий, относятся исключительно к федеральной собственности.

Объекты государственной собственности, указанные в Приложении 2 к настоящему Постановлению, независимо от того, на чьем балансе они находятся, и от ведомственной подчиненности предприятий, относятся к федеральной собственности. Отдельные объекты из их числа могут передаваться в государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга. Независимо от передачи этих объектов в собственность указанных национально-государственных, национально- и административно-территориальных образований, административное управление ими до момента приватизации осуществляется Правительством Российской Федерации.

Виды собственности на землю и ее недра, водные ресурсы, лесной фонд, растительный и животный мир определяются в соответствии с законодательными актами Российской Федерации.

Объекты государственной собственности, указанные в Приложении 3 к настоящему Постановлению, независимо от того, на чьем балансе они находятся, передаются в муниципальную собственность городов (кроме городов районного подчинения) и районов (кроме районов в городах). Объекты государственной собственности, не указанные в Приложениях 1-3 к настоящему Постановлению, независимо от того, на чьем балансе они находятся, и от ведомственной подчиненности предприятий, передаются в государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга на основании предложений их Верховных Советов, Советов народных депутатов. До момента определения соответствующего собственника указанных объектов они относятся к федеральной собственности.

Объекты, переданные в государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга, муниципальную собственность городов (кроме городов районного подчинения) и районов (кроме районов в городах), могут быть по решению их Верховных Советов, Советов народных депутатов переданы в муниципальную собственность административно-территориальных образований, входящих в их состав.

Процедура передачи объектов собственности разделена на два этапа (регулируется ч. 11 ст. 154 Федерального закона от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ (с изменениями на 3 июня 2006 г. № 73-ФЗ), а также Указом Президента РФ от 22 декабря 1993 г. № 2265 «О гарантиях местного самоуправления в Российской Федерации», которым органам местного самоуправления было предоставлено право самостоятельного утверждения перечней объектов, составляющих муниципальную собственность, руководствуясь постановлением № 3020-1 от 27 декабря 1991 г. При этом их решения могли быть оспорены только в судебном порядке.

Сложно обстоит дело с регулированием межбюджетных отношений. Местные бюджеты муниципальных образований не сбалансированы. По этой причине местное самоуправление лишено возможности использования потенциала собственной территории для социально-экономического развития, а местным органам власти приходится все более ориентироваться на собственные силы, собственные инициативы и собственные ресурсы и все менее рассчитывать на помощь сверху.2

Существуют проблемы и другого порядка. Так, объекты, относящиеся к исключительной собственности Российской Федерации (земли, воды, природные объекты, средство внебюджетных государственных фондов, федеральные предприятия, объекты исторического и культурного наследия) передаются в собственность субъектов РФ с существенными нарушениями действующего законодательства (в частности, ст. 71 Конституции РФ, постановления № 3020-1).3 Практически повсеместно не соблюдается порядок передачи объектов федеральной собственности в государственную собственность субъектов РФ и муниципальную собственность; документы на передачу имущества направляются без учета мнения Федерального агентства по управлению федеральным имуществом России; нарушаются сроки направления в Правительство РФ документов для решения вопроса о передаче федеральной собственности в собственность субъекта Федерации.

Приведем пример из судебной практики. 22 февраля 2002 г. мэр города Ростова-на-Дону издал постановление, согласно которому в муниципальную собственность города должен был быть передан жилой дом со встроенными нежилыми помещениями, находившийся на тот момент на балансе созданного путем приватизации открытого акционерного общества - комбината хлебопродуктов.

Основаниями для издания постановления мэра являлись:

1) Указ Президента РФ от 10 января 1993 г. № 8 "Об использовании объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения приватизируемых предприятий" (далее - Указ);

2) Положение о порядке передачи объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения федеральной собственности в государственную собственность субъектов РФ и муниципальную собственность, утвержденное постановлением Правительства РФ от 7 марта 1995 г. № 235 (далее - Положение).

1 апреля 2004 г. распоряжением департамента имущественно-земельных отношений Муниципального образования (далее - Департамент) помещение внесено в реестр собственности Муниципального образования. 21 февраля 2006 г. на основании торгов, проведенных Департаментом, ООО "Росток" (далее - Покупатель) заключило в качестве покупателя договор купли-продажи помещения. 27 марта 2006 г. Покупатель фактически получил помещение от Департамента по акту приемки - передачи. 3 мая 2006 г. регистрационной службой был зарегистрирован переход права собственности на помещение к Муниципальному образованию. 13 июня 2006 г. регистрационная служба отказала Покупателю в государственной регистрации перехода права собственности к Покупателю от Муниципального образования, так как за Муниципальным образованием право собственности было зарегистрировано после заключения договора купли-продажи от 21 февраля 2006 г.

Покупатель обратился в суд с иском о признании права собственности на помещение и об обязании регистрационной службы зарегистрировать право собственности на приобретенное им помещение.

Основанием иска являлось следующее. Покупатель является добросовестным приобретателем помещения, поскольку приобрел его на торгах, и ему не было известно о том, что Муниципальное образование своевременно не зарегистрировало право собственности на помещение. Помещение не может быть истребовано у Покупателя на основании статьи 302 ГК РФ, так как выбыло из владения собственника по его воле. Порядок организации и проведения торгов, установленный статьями 447, 448 ГК РФ, был соблюден. Решением суда первой инстанции в иске было отказано, постановлением суда апелляционной инстанции оно оставлено без изменения. В обоснование судебных актов приведен следующий аргумент: договор от 21 февраля 2006 г. является ничтожной сделкой, учитывая, что органы Муниципального образования не имели права распоряжаться помещением и выставлять его на торги, предварительно не зарегистрировав право собственности на него. Суд кассационной инстанции отменил указанные судебные акты и удовлетворил исковые требования Покупателя. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ оставил постановление суда кассационной инстанции без изменения.

Указанные судебные акты мотивированы следующим. Помещение в силу закона признавалось муниципальной собственностью, подлежащей передаче в состав этой собственности, и фактически было передано Комбинатом в состав муниципальной собственности. На торгах было продано имущество муниципальной собственности. Торги в судебном порядке не оспорены. Покупатель обладает признаками добросовестного приобретателя, у которого не может быть истребовано имущество в порядке, предусмотренном статьей 302 ГК РФ.

Итак, проанализируем вышеизложенные факты. Согласно Указу и Положению объекты социально-культурного и коммунально-бытового назначения федеральной собственности подлежали передаче в государственную собственность субъектов Федерации и муниципальную собственность. Ни Указ, ни Положение не позволяют утверждать, что до момента такой передачи помещение "признавалось муниципальной собственностью, подлежащей передаче в состав этой собственности", как полагает Президиум ВАС РФ в рассматриваемом постановлении. Напротив, подлежащие передаче объекты прямо именуются в Указе и Положении объектами федеральной собственности, находящимися в ведении предприятий, в том числе приватизированных.

"Передача объекта в собственность" означает изменение собственника, прекращение собственности одного субъекта гражданских прав и возникновение собственности другого субъекта. Собственник (Муниципальное образование) не мог передать помещение в собственность самому себе, а именно это следует из мотивировки Президиума.4

Поскольку процесс передачи помещения в собственность Муниципального образования был начат 22 февраля 2002 г., то к процедуре такой передачи должны были применяться нормы уже действовавшего на тот момент Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним". По состоянию на 22 февраля 2002 г. помещение продолжало находиться в федеральной собственности. Исходя из пункта 1 ст. 6 Закона о регистрации, право федеральной собственности на помещение, как возникшее до вступления в силу Закона о регистрации, признавалось юридически действительным. При этом согласно пункту 2 ст. 6 Закона о регистрации переход права, возникшего до вступления в силу этого Закона, требовал регистрации данного, ранее возникшего права, а также регистрации его перехода. Редакция данной нормы позволяет утверждать, что сделка, влекущая переход ранее возникшего права, может быть совершена до регистрации данного права.5 Сам же переход ранее возникшего права может быть зарегистрирован только после предварительной регистрации данного права.

Как следует из рассматриваемого постановления Президиума, сделка по передаче права собственности на помещение из федеральной в муниципальную собственность совершена в апреле 2002 г., а переход права собственности к Муниципальному образованию зарегистрирован в мае 2006 г. То есть Муниципальное образование стало собственником помещения только 3 мая 2006 г., что следует из нормы пункта 2 ст. 223 ГК РФ, определяющей момент перехода права собственности к приобретателю моментом государственной регистрации отчуждения имущества. В связи с императивным характером нормы пункта 2 ст. 223 ГК РФ представляется неверной ссылка Президиума в постановлении на то, что помещение "фактически было передано акционерным обществом в состав муниципальной собственности задолго до проведения торгов". Передача "в состав собственности", т.е. переход права собственности, может иметь только юридическое, а не фактическое содержание. Фактическая передача помещения Муниципальному образованию в 2002 г. и внесение информации о помещениях в реестр собственности муниципального образования в 2004 г. не повлекли переход к Муниципальному образованию права собственности на помещение, так как переход не был зарегистрирован в порядке, установленном Законом о регистрации.

Договор купли-продажи помещения между Муниципальным образованием и Покупателем был заключен 21 февраля 2006 г., т.е. на момент заключения договора Муниципальное образование собственником помещения не являлось. Однако договор купли-продажи может заключаться и не собственником, что прямо следует из пункта 2 ст. 455 ГК РФ.6 Например, Д.О. Тузов отмечает: действующее законодательство "не содержит никаких препятствий для заключения обязательственного договора о продаже чужой вещи лицом, не управомоченным на ее отчуждение, и не предусматривает оснований недействительности такого договора".7 Продавец принимает на себя обязательство передать вещь в собственность покупателя в оговоренный в договоре срок. В течение указанного срока он, не являясь собственником отчуждаемой им вещи, имеет возможность приобрести право собственности на нее и исполнить свое обязательство перед покупателем по передаче ему права собственности.8 В случае нарушения своего обязательства продавец отвечает перед покупателем за неисполнение договора купли-продажи. Отвечать продавец может только по действительному договору. Поэтому нельзя считать верной позицию по рассматриваемому делу судов первой и апелляционной инстанций о том, что органы Муниципального образования не могли распоряжаться объектом до регистрации права муниципальной собственности на него, соответственно, является неверным вывод о ничтожности договора купли-продажи от 21 февраля 2006 г.

Договор купли-продажи заключался на торгах, однако торги и совершенная на них сделка в установленном порядке не были оспорены. Согласно пункту 1 ст. 449 ГК РФ торги могут быть признаны недействительными по иску заинтересованного лица, и такое признание влечет недействительность договора, заключенного на торгах.

В соответствии с пунктом 1 ст. 447 ГК РФ обязательное условие проведения торгов - организация их собственником вещи либо обладателем имущественного права, либо специализированной организацией, действующей на основании договора с кем-либо из указанных лиц. Муниципальное образование не являлось собственником помещения по состоянию на 21 февраля 2006 г. Но даже если бы иск о признании торгов недействительными по этому основанию был бы подан, Покупатель мог бы сослаться на наличие у Муниципального образования на момент проведения торгов права законного владения помещением. Согласно пункту 14 постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав",9 "после передачи недвижимого имущества покупателю, но до государственной регистрации перехода права собственности: покупатель является его законным владельцем". К.И. Скловский в связи с этим отмечает, что "законное владение в отличие от незаконного является правом".10 На наш взгляд, вышеуказанная позиция Пленума может быть применена не только к купле-продаже, но и к любой сделке, влекущей переход права собственности от одного лица к другому, в том числе к ситуациям передачи имущества из государственной в муниципальную собственность и обратно. При согласии с такой позицией нет оснований утверждать, что торги были организованы с нарушением пункта 1 ст. 447 ГК РФ, так как они были организованы обладателем имущественного права - законным владельцем помещения.

Так как Президиум в постановлении утверждает о наличии у Муниципального образования права собственности на помещение на момент проведения торгов, представляется нелогичной позиция Президиума о том, что Покупатель "обладает признаками добросовестного приобретателя, у которого не может быть истребовано имущество в порядке, предусмотренном статьей 302 Кодекса".

В судебной практике, к сожалению, имеет место тенденция поддержки судами позиций истцов либо ответчиков, ссылающихся на добросовестное приобретение ими имущества, даже в случаях, когда вообще не может обсуждаться и решаться вопрос о наличии либо отсутствии "доброй совести" на стороне соответствующего лица.

Добросовестным приобретателем может выступать только лицо, не получившее титул на приобретенное им имущество, так как имущество было приобретено им не от собственника. Если же, по мнению Президиума, Покупатель приобрел имущество от собственника, то данный собственник как продавец не может предъявлять покупателю виндикационный иск в порядке статьи 302 ГК РФ.11 Согласно пункту 23 Постановления Пленума № 8 "иск собственника о возврате имущества лицом, с которым собственник находится в обязательственном правоотношении по поводу спорного имущества, подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данное правоотношение". Муниципальное образование, являвшееся собственником на момент спора, могло бы предъявить к Покупателю только личный (обязательственный) иск о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Однако, как указывалось выше, нет оснований считать ничтожным договор купли-продажи от 21 февраля 2006 г.

Перечень объектов, подлежащих передаче из государственной собственности в муниципальную, содержится в приложении 3 к постановлению Верховного Совета РФ № 3020-1. При этом порядок передачи этих объектов закреплен тем же постановлением. Этот порядок в основном касается передачи в муниципальную собственность имущества субъектов РФ. Его несоблюдение может привести к тому, что решение муниципального образования о принятии имущества в муниципальную собственность будет признано недействительным. Передача имущества из собственности РФ в муниципальную собственность проводится по распоряжению Правительства РФ.

Вместе с тем объекты (имущество), относящиеся к муниципальной собственности, в государственную собственность субъектов Российской Федерации или федеральную собственность могут передаваться только с согласия органов местного самоуправления либо по решению суда.12

Согласно п. 2 ст. 61 Закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", споры, возникающие в связи с передачей объектов государственной собственности в муниципальную собственность, разрешаются путем согласительных процедур либо в судебном порядке. В п. 3 постановления Пленума ВАС РФ № 8 установлено, что подтверждающим право муниципальной собственности является реестр муниципальной собственности, который обязан вести комитет по управлению муниципальным имуществом. До момента внесения объектов в соответствующий реестр таким доказательством может служить перечень объектов муниципальной собственности, который в соответствии с Указом Президента РФ "О гарантиях местного самоуправления в Российской Федерации" от 22 декабря 1993 г. № 226513 утверждается органами местного самоуправления самостоятельно.

В том случае, если такой объект и не был включен в реестр или перечень объектов муниципальной собственности, но в соответствии с приложением 3 к постановлению Верховного Совета РФ № 3020-1 подлежал передаче в муниципальную собственность, судебная практика признаёт его объектом этой собственности в силу прямого указания закона. Аналогичной позиции придерживаются суды и при решении вопроса о передаче из государственной в муниципальную собственность нежилых помещений. В соответствии с приложением 3 к постановлению Верховного Совета РФ № 3020-1 к объектам муниципальной собственности относятся нежилые помещения, находящиеся в управлении исполнительных органов местных Советов (местной администрации), в том числе здания и строения, ранее переданные ими в ведение (на баланс) другим юридическим лицам, а также встроенно-пристроенные нежилые помещения, построенные за счет 5- и 7-процентных отчислений на строительство объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения.

В соответствии с разъяснением ВАС РФ принадлежащие государственным предприятиям нежилые помещения переходят в муниципальную собственность лишь в случае, если эти помещения ранее были переданы в ведение указанных предприятий исполнительными органами местных Советов. Но вся последующая судебная практика пошла по пути отнесения нежилых помещений, включая встроенно-пристроенные, к муниципальной собственности вне зависимости от этих обстоятельств.

В постановлении от 5 марта 1996 г. по делу № 3496/9514 Президиум ВАС РФ указывает, что встроенно-пристроенные нежилые помещения, построенные за счет 5- и 7-процентных отчислений на строительство объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения, отнесены к объектам муниципальной собственности. То обстоятельство, что указанные помещения ранее находились на балансе соответствующих структур Миноборонпрома СССР, не может свидетельствовать о необоснованности отнесения их к объектам муниципальной собственности.

Подобный же подход использован Президиумом ВАС РФ при решении других дел, в том числе в отношении помещений, не являющихся встроенно-пристроенными. Напротив, если спорные нежилые помещения изначально были заняты отделениями федеральной почтовой связи, то в соответствии с приложением 1 к Постановлению Верховного Совета РФ № 3020-1 они являются объектами федеральной собственности и к муниципальной отнесены быть не могут.

Согласно ст. 19 Земельного кодекса, в числе прочих к объектам муниципальной собственности относятся следующие земельные участки: признанные таковыми федеральными законами и принятыми в соответствии с ними законами субъектов РФ; право муниципальной собственности на которые возникло при разграничении государственной собственности на землю; которые приобретены муниципальным образованием по основаниям, установленным гражданским законодательством.

Имущественные комплексы предприятий федеральной собственности вносятся в уставной капитал вновь создаваемых коммерческих организаций, а впоследствии незаконно продаются на аукционах. Для оценки высвобождаемого военного имущества привлекаются независимые оценщики, не имеющие необходимых оценочных лицензий и полиса страхования гражданской ответственности, связанной с оценкой рыночной или иной стоимости, в разрез Федерального закона от 14 ноября 2002 г. № 143-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об оценочной деятельности».15 В результате начальные цены для продажи указанного имущества на аукционах занижаются в 6-8 раз.

Поэтому существует острая необходимость на федеральном уровне принятия Федерального закона «О разграничении федеральной государственной собственности, государственной собственности субъектов РФ и муниципальной собственности и о порядке передачи объектов федеральной собственности в собственность субъектов РФ и муниципальную собственность». Здесь важно будет урегулировать порядок передачи объектов, находящихся в государственной собственности (федеральной и собственности субъектов РФ), в муниципальную форму собственности и обратно. При этом было бы целесообразно при передаче в муниципальную собственность объектов федеральной собственности, имеющих местное значение, не предусматривать согласование перечней передаваемых объектов с субъектом РФ. Согласование субъекта РФ предусматривается в отношении лишь тех объектов, которые могут быть переданы в целях обеспечения комплексного социально-экономического развития муниципальных образований.

Что касается первой составляющей задачи, то дивиденды по акциям, закрепленным в федеральной государственной собственности, должны полностью направляться на финансирование объектов социально-культурного и бытового назначения, передаваемых на баланс местных органов власти, в случае отсутствия таких объектов- в федеральный бюджет. Федеральный закон «О приватизации государственного и муниципального имущества» от 21 декабря 2001 г. уполномочивает Правительство РФ и органы власти субъектов РФ принимать решения об использовании «золотой акции» в целях обеспечения обороноспособности страны и безопасности государства, защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан России.16

По мнению В.И. Крусса, «трансформированный институт «золотой акции» - специального права РФ (субъектов РФ) на участие в управлении открытыми акционерными обществами» создает широкие возможности по ограничению корпоративного управления, позволяет государству оказывать серьезное давление на бизнес, рождает предпосылки для коррупции и произвольного вмешательства в экономику.17

Правительству РФ или органам государственной власти субъектов РФ предоставляется право назначать своих представителей в совет директоров и в ревизионную комиссию акционерных обществ. Перед представителями государства в постановке конкретных задач оставляют желать лучшего порядок получения, систематизации и обобщения информации о состоянии дел в акционерных обществах, в которых участвует Российская Федерация, а также отчетность управляющих, контроль за ними.18

Кроме того, акционерное общество, в отношении которого принято решение об использовании специального права (используется с момента отчуждения из государственной собственности 75% акций соответствующего открытого акционерного общества, но при этом, специальное право не может быть использовано при приватизации муниципальных предприятий) на участие Российской Федерации или ее субъектов в управлении обществом, ограничивается в своих правах. Это ограничение установлено Законом о приватизации 2001 г. и вопреки правилу п. 2 ст. 49 ГК РФ не может быть обжаловано обществом в суд, поскольку ограничения его правоспособности устанавливаются органами государственной власти при принятии решения об условиях приватизации имущественного комплекса унитарного предприятия, находящегося в государственной собственности.19

Остановимся и на второй составляющей задачи по управлению государственной собственностью, которая была озвучена в Программе социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2003-2005г.г.), т.е. важным вопросом на сегодняшний день является повышение эффективности деятельности федеральных государственных унитарных предприятий и обеспечение перечисления в бюджет части их прибыли.

10 апреля 2002 г. под № 228 было принято постановление Правительства «О мерах по повышению эффективности использования федерального имущества, закрепленного в хозяйственное ведение федеральных государственных унитарных предприятий»,20 которое обязывает федеральные государственные унитарные предприятия перечислять часть прибыли в федеральный бюджет.

Однако собственнику (государству, муниципалитету) порой трудно проконтролировать деятельность предприятий и самих директоров, поэтому насущной проблемой остается на сегодня обеспечение контроля за использованием и сохранностью государственного и муниципального имущества. В сложившейся социально-экономической ситуации в Российской Федерации объективно назрела необходимость пересмотра принципов и приоритетов в области управления и распоряжения государственным и муниципальным имуществом. Для этого необходимо решить следующие задачи:

1) провести полную инвентаризацию объектов государственной и муниципальной собственности, разработать и реализовать систему учета этих объектов и оформить права на них;

2) повысить эффективность управления государственным и муниципальным имуществом с использованием всех современных методов и финансовых инструментов, осуществить детальную правовую регламентацию процессов управления;

3) классифицировать объекты собственности по признакам, определяющим специфику управления и распоряжения;

4) обеспечить контроль над использованием и сохранностью государственного и муниципального имущества;

5) обеспечить поступления доходов в бюджеты всех уровней и более эффективно использовать имеющееся имущество.

В Программе социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2003-2005 г.г.), утвержденной распоряжением Правительства РФ от 15 августа 2003 г. № 1163-р,21 особое внимание было уделено управлению государственной собственностью. Одной из задач этого управления являлась выработка эффективной дивидендной политики в отношении акционерных обществ, акции которых находятся в федеральной собственности (специальное право, «золотая акция»), а также повышение эффективности деятельности федеральных государственных унитарных предприятий и обеспечение перечисления в бюджет части их прибыли.22

Существенной проблемой в законодательстве остается учет и
регистрация права собственности объектов государственной и муниципальной собственности. Чтобы осуществить учет объектов собственности, необходимо зарегистрировать их в учреждении юстиции.

Однако Пленум Высшего Арбитражного Суда в постановлении от 25 февраля 1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разъяснения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»23 разъяснил, что документом, подтверждающим право собственности на отдельные объекты, является соответствующий реестр собственности. Как отмечает К.И. Скловский, внесение имущества в реестр федеральной собственности или реестр собственности субъекта федерации «является юридическим основанием для отнесения имущества к федеральной собственности или собственности субъектов Федерации».24 До момента внесения объектов в соответствующий реестр таким документом является перечень объектов, составленный в соответствии с Указом Президента РФ от 22.12.1993 г. № 2265 «О гарантиях местного самоуправления в Российской Федерации».

В случае возникновения спора о праве собственности на объекты, не включенные в реестры (перечни), либо по поводу необоснованного включения в таковые, судам необходимо с учетом конкретных обстоятельств дела разрешать спор о праве собственности по существу применительно к критериям разграничения государственной собственности по уровням, содержащимся в приложениях № 1, 2, 3 к Постановлению № 3020-1.

Так, например, между администрацией Тюменской области и одной из иностранных фирм по результатам конкурса была произведена закупка телевизионного оборудования за счет средств областного бюджета. В этой связи издано Распоряжение Губернатора области, согласно которому данное имущество принято в казну Тюменской области и включено в реестр государственной собственности, однако оно балансодержателю казны ГУТО «Дирекция содержания и эксплуатации объектов государственной собственности» передано не было. Имущество какое-то время использовалось специализированной фирмой, которая не имела права собственности на указанное оборудование.




1 См.: Российская газета. 1992. № 8. 11 января.

2 См.: Сахарнова В.Н. Управление муниципальной собственностью и муниципальный заказ // Законодательство и экономика. 2001. № 6. - С. 8.

3 См.: Алексеева Д.Г. Использование государственной, муниципальной собственности в процессе предпринимательской деятельности: состояние законности // Государственная власть и местное самоуправление. 2001. № 2. - С. 39.

4 См.: Анциферова О.Д. О практике применения законодательства о правах на недвижимость // Законодательство и экономика. 2008. № 2. С. 7.

5 См., например, Определение Верховного Суда РФ от 25 октября 2005 г. № 16-В05-22.

6 См., например, постановление ФАС Московского округа от 8 сентября 2005 г. № КГ-А41/8550-05.

7 См.: Тузов Д.О. Реституция при недействительности сделок и защита добросовестного приобретателя в российском гражданском праве. - М.: Статут, 2007. С. 192.

8 Примечательна в связи с этим норма абз. 1 § 308 Германского Гражданского Уложения: "Невозможность исполнения обязательства не лишает договор действительности, если невозможность может быть устранена, а договор заключен на тот случай, что исполнение станет возможным в дальнейшем" / Цит. по: Тузов Д.О. Указ. соч. С. 194.

9 Специальное приложение к Вестнику ВАС РФ. 2005. № 12.

10 См.: Скловский К.И. Гражданский спор. Практическая цивилистика. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Дело, 2003. С. 220.

11 См.: Анциферова О.Д. О практике применения законодательства о правах на недвижимость // Законодательство и экономика. 2008. № 2. С. 7.

12 См.: Будман Ш.И., Павлодский Е.А. Невозможность исполнения обязательств в современном гражданском праве / В кн.: Проблемы современного гражданского права. М., 2000. С. 223-235.


13 См.: Российская газета. 1993. 25 декабря.

14 См.: Вестник ВАС РФ. 1996. N 6.

15 См.: СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4537.

16 См.: Дедов Д.И. «Золотая акция» и публичные интересы // Юрист. 2003. № 9. - С. 6.

17 См.: Крусс В.И. Право собственности в контексте российской приватизации: теория и практика // Государство и право. 2003. № 9. - С. 30.

18 См.: Сборник постановлений, распоряжений Губернатора Тюменской области, Правительства Тюменской области. Сентябрь 2005 г. - С. 15.

19 См.: Сахарнова В.Н. Управление муниципальной собственностью и муниципальный заказ // Законодательство и экономика. 2001. № 6. - С. 8.

20 См.: СЗ РФ. 2002. № 15. Ст. 1440.

21 См.: СЗ РФ. 2003. № 34. Ст. 3396.

22 См.: Долинская В.В. Управление государственными пакетами акций // Закон. 2004. № 3. - С. 80.

23 См.: Вестник ВАС РФ. 1998. № 10. - С. 15.

24 См.: Скловский К.И. Применение гражданского законодательства о собственности и владении. Практические вопросы. - М.: Стататут, 2004. - С. 107.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница