Малые и средние независимые нефтяные компании как носители конкурентных преимуществ



Скачать 247,51 Kb.
Дата29.10.2016
Размер247,51 Kb.
Статья опубликована в журнале Региональная экономика: теория и практика (журнал входит в перечень ВАК).- 2008.-№27 (84).- с. 43-51.-0,91 п.л.

МАЛЫЕ И СРЕДНИЕ НЕЗАВИСИМЫЕ НЕФТЯНЫЕ КОМПАНИИ

КАК НОСИТЕЛИ КОНКУРЕНТНЫХ ПРЕИМУЩЕСТВ

О. В. Кадышева,

аспирантка кафедры «Экономическая теория»

Финансовой академии при Правительстве РФ
Наряду с крупными вертикально интегрированными нефтяными компаниями (ВИНК) в нефтяном секторе нашей страны действуют малые и средние независимые нефтяные компании (ННК). Этот тип предприятий привлекает к себе существенно меньше внимания, чем нефтяные гиганты. Однако именно ННК в своей деятельности особенно активно используют новые технологии. В статье изучаются специфика деятельности ННК, их конкурентные преимущества, позволяющие им успешно осуществлять свою деятельность. Проводится анализ деятельности Иркутской нефтяной компании, которая благодаря грамотной стратегии обеспечила себе успешное развитие. Анализируются основные проблемы, с которыми сталкиваются малые компании, и рассматриваются перспективы их развития.
Современная структура российского нефтегазового рынка

Процесс превращения российских нефтяных компаний в современные высококонкурентоспособные предприятия становится всё активнее. Они заняты в совместных проектах освоения месторождений в России и за рубежом, привлекают в Россию значительные иностранные инвестиции, выпускают ценные бумаги, которые обращаются на западных фондовых рынках. Однако нефтяной бизнес в России у многих ассоциируется лишь с крупными вертикально-интегрированными компаниями.

В действительности современная структура российской нефтедобывающей промышленности представлена тремя группами компаний.

Во-первых, это вертикально интегрированные нефтяные компании (ВИНК) - крупные частные холдинги, имеющие полный производственный цикл - от геологоразведки (up-stream), через собственно добычу и нефтепереработку, вплоть до сбыта нефтепродуктов конечным потребителям (down-stream). Это «Лукойл», ТНК-ВР, «РуссНефть», «Славнефть».

Во-вторых, государственные нефтяные компании – такие же крупные нефтяные корпорации, но с участием государственного капитала, - «Роснефть», «Газпром нефть».

И, в-третьих, малые и средние независимые нефтяные компании (ННК). К ним относятся небольшие по объему добычи углеводородов компании, с малым числом занятых. Эти компании специализируются исключительно на добыче и продаже сырой нефти. Именно на них мы и сосредоточим наше внимание в данной статье.

Сразу отметим, что ВИНК и ННК занимают разные рыночные ниши. Вертикально интегрированные нефтяные компании осваивают наиболее крупные эффективные месторождения, вести же добычу на мелких, истощенных и малорентабельных месторождениях, разрабатывать трудноизвлекаемые запасы им не выгодно. В то время как для независимых малых и средних нефтяных компаний такие месторождения как раз и являются источником доходов. То есть речь идет о том, что малым предприятиям "нефтянки" не нужно конкурировать с крупнейшими нефтяными компаниями, поскольку их задачи различаются.

Появление и развитие наряду с крупными вертикально интегрированными нефтяными компаниями независимых нефтяных компаний в России стало происходить в результате объективных процессов в нефтяной отрасли страны и в структуре ее минерально-сырьевой базы. Различия данных секторов отечественной нефтедобычи определяют принципиально отличную стратегию деятельности обеих групп компаний.

ВИНК в своей стратегии нацелены на увеличение стоимости акционерного капитала, массы прибыли и на ускоренное развитие наиболее крупных и высокоэффективных направлений деятельности, включая реализацию транснациональных, выходящих за пределы России проектов по всей цепочке вертикального цикла производства - от геологоразведки до сбыта готовой продукции. Малые компании, завися от реализации одного-единственного продукта – сырой нефти, ориентированы на повышение эффективности разработки тех месторождений, которые им достались.

Не противопоставляя друг другу ВИНК и "малый сектор" нефтедобычи, обратим внимание на то, что государству нужны как крупный бизнес - основа добывающего потенциала страны, так и независимые нефтяные компании - резерв роста добычи углеводородного сырья и "доработки" тех запасов, с которыми крупным компаниям работать невыгодно. К тому же существование ННК выполняет в экономике и важную структурную роль. Речь идет о существенном снижении зависимости от промышленных гигантов, а также о создании и поддержке малого и среднего бизнеса в нефтедобыче. Только таким образом можно поддерживать в отрасли достаточно высокий уровень конкуренции, что, в свою очередь выступает страховкой от монополистических злоупотреблений на рынке и заставляет всех его участников (как мелких, так и крупных) работать эффективно.

Характерно, что в добывающем секторе промышленности зарубежных стран малому бизнесу отведена очень важная роль — разработка мало привлекательных для крупных компаний месторождений и обеспечение максимального извлечения полезных ископаемых из недр. В Канаде, например, около трети всего объёма нефти добывается малыми частными компаниями. Малые предприятия нефтяного сектора США обеспечивают около 40 % всей добычи нефти и 65 % природного газа в стране. В обеих странах количество малых и средних нефтяных компаний достигает нескольких тысяч (!).

Из мировой практики также известно, что в нефтяной промышленности средние и малые добывающие компании по эффективности производства нередко превосходят гигантов. Арманд Хаммер, пока его компания «Оксидентал Петролеум» (США, начало ХХ в) была очень небольшой, скупал месторождения, которые покинул нефтяной гигант «Мобил», и доказывал, что в них еще содержится нефть. Причем на этих «бросовых» нефтяных полях ему удавалось организовать высокорентабельное производство и вывести свою фирму в число крупных предприятий [6].


Положение ННК в России

Малый нефтяной бизнес в нашей стране зародился в 1990-е гг. Вначале в данном секторе наблюдался бурный рост, но сейчас число малых и средних предприятий постоянно сокращается. В настоящее время общее количество независимых нефтяных компаний в России составляет около 160, однако по-настоящему независимыми можно назвать лишь 50. Тем не менее, российские ННК добывают более 4% всей нефти в стране, и по прогнозам специалистов, эта цифра будут расти.

По данным Ассоциации малых и средних нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть», доля продукции ННК в 1995–2006 гг. в общем объеме по стране колебалась от 4% до 10%, и за этот период ими было добыто около 300 млн. т нефти, причем только за 2006 г. малые компании добыли около 19,9 млн. т нефти [3]. Однако, даже такие немалые показатели не в полной мере отражают реальный вклад ННК в общеотраслевую добычу, поскольку в рассматриваемый период происходили их поглощения крупными ВИНК. Если бы не было слияний и поглощений (т. е. при сохранении численного состава ННК таким, каким он был на начало 2000 г.), то расчетная добыча нефти по независимым нефтяным компаниям составила бы за 2006 г. более 60 млн. т [2].

Если сравнивать динамику развития ННК и ВИНК, то стоит признать, что, несмотря на малые размеры бизнеса, малый нефтяной сектор демонстрирует выдающиеся результаты. К примеру, рост объемов добычи нефти в 2005 г. у по отношению к 2004 г. у по вертикально интегрированным компаниям составил 1,5%, по отрасли в целом — 2,5%, а по малым компаниям — 18,9% [3]. Из-за увеличения внутренней цены на нефть, сделавшего бизнес ННК более рентабельным, в 2006 г. этот разрыв в темпах роста не только не сократился, но увеличился. Так, добыча по сектору ННК возросла на 19,4%, по отрасли — на 2,2%, по ВИНК — только на 1,1% [1]. Можно сказать, что крошечные и маломощные ННК дали такой же по абсолютным размерам прирост добычи, как и все ВИНК вместе взятые.

В региональном разрезе в 2006 г. 3/4 всей нефти (74,2%) ННК добыли в Ханты-Мансийском АО, Татарии и Коми. По состоянию на 1 января 2007 г. именно здесь (плюс Оренбургская обл.) находилось 91 независимое нефтяное предприятие, т.е. 59,5% от их общего количества. Еще в пяти регионах (Томск, Калмыкия, Самара, Саратов, Удмуртия) работала 31 компания. Всего на эти девять регионов приходится около 4/5 независимых производителей нефти (122 организации или 79,7%) [1]. 

Характерные признаки ННК

Какие же особенности присущи деятельности ННК?

Во-первых, как уже было сказано, примечателен характер разрабатываемых месторождений. Ресурсная база ННК включает незначительные месторождения, низкорентабельные участки недр, остаточные запасы. Это мелкие и средние месторождения со сложными горно-геологическими условиями, с высокой долей трудно извлекаемых запасов. Отметим, что крупные компании предпочитают уходить с обедненных нефтяных месторождений на более богатые, поскольку в рамках нефтяных холдингов попросту нецелесообразно эксплуатировать небольшие и трудноизвлекаемые запасы.

О том, насколько серьезна эта проблема, можно судить по наличию в стране нескольких тысяч «бесхозных» скважин. Суть этого феномена такова: неэксплуатируемая скважина после нескольких лет становится источником загрязнения окружающей среды и неизбежных штрафов. Поэтому ВИНК предпочитают под любыми предлогами открещиваться от собственности на подобные скважины. Соответственно, ННК помимо собственно производственных функций выполняют и роль своеобразных «чистильщиков» за ВИНК: во многих случаях они разрабатывают месторождения, доставшиеся им в наследство от нефтяных гигантов.

Следует также учитывать, что в силу специфики геологических условий в нашей стране количественно преобладают именно малые месторождения (небольшие месторождения составляют порядка 80% всех разведанных). Такие месторождения не представляют интереса для крупных нефтяных холдингов, но имеет значение для собственника недр, государства, исходя из принципа максимального извлечения нефти из недр. ННК работают на таких месторождениях, переводя их из разряда нерентабельных в рентабельные, используя индивидуальный подход к каждому месторождению, применяя на нем современные методы разработки и добычи.

По удачному выражению А. Купцовой, малые нефтяные компании - это своеобразные "санитары недр". Они дорабатывают оскудевшие месторождения, находящиеся на поздней стадии добычи. В отличие от крупных компаний, они не снимают «сливки» со скважин и не бросают их, когда доходят до «трудной нефти», а вырабатывают тщательно и аккуратно.

Во-вторых, мелкие компании являются монотоварными производителями. Единственный их товар - это сырая нефть, и основной доход они получают от ее реализации. ННК, как уже отмечалось, обычно не имеют собственных перерабатывающих мощностей. В условиях России, где, как известно, нефтеперерабатывающие заводы, не вошедшие в состав ВИНК, испытывают постоянный нефтяной голод, это обстоятельство превращает ННК в важный фактор стабилизации отечественной нефтепереработки и нефтехимии.

В-третьих, ННК выступают своеобразным «индикатором эффективности» добывающего бизнеса. Небольшие компании значительно более прозрачны, поскольку имеют куда более простую структуру (нет многочисленных уровней вертикальной интеграции, отсутствует шлейф из зависимых и полузависимых смежников и т.п.). К тому же ННК не обладают лоббистскими ресурсами и возможностью создавать схемы по «оптимизации» налогообложения. Наконец, невозможно представить, чтобы они диктовали цены на бензин и нефтепродукты, как это делают порой ВИНК.

По небольшим компаниям государство может установить, какова реальная себестоимость добычи нефти, и, соответственно, сколько должно быть налоговых поступлений с каждой добытой тонны. Для ННК характерны наивысшие удельные налоговые отчисления. За 1996-2006 гг. они внесли в федеральный бюджет более 18 млрд долл., в местные и региональные бюджеты - около 7,2 млрд [1].

Конкурентные преимущества и слабости ННК

Малые нефтяные компании обладают определенными конкурентными преимуществами, позволяющими им успешно осуществлять свою деятельность и развиваться.



  1. ННК отличает гибкость и мобильность –ведь малой компании проще корректировать свои планы и вносить изменения в свою деятельность в постоянно меняющейся окружающей бизнес среде.

  2. Как мы уже упоминали, единственным товаром ННК является сырая нефть. В свою очередь, монотоварный характер производства способствует сокращению издержек.

  3. Индивидуальный подход к разработке каждого месторождения позволяет достичь более высокой эффективности деятельности.

  4. Использование инновационных технологий, столь необходимых при работе на сложных месторождениях, повышает общую рентабельность деятельности ННК.

  5. Как и для любой малой компании, ННК имеют возможность экономии на административных расходах.

  6. В небольших компаниях эффективнее коммуникация между руководителями и подчиненными, что позволяет достичь большей эффективности.

Вместе с тем, деятельность ННК осложняется рядом принципиальных проблем.

  1. Работа на истощенных месторождениях и трудноизвлекаемых запасах определяет высокую себестоимость добычи нефти. Так, у мелких и средних компаний почти в два раза больше расходов на обслуживание скважин, чем у крупных.

  2. Особенность работы с трудноизвлекаемыми запасами заставляет вкладывать значительные средства в новое оборудование. Для повышения отдачи пластов необходимо проводить дорогостоящие работы по интенсификации добычи. Все вместе это заметно понижает уровень капиталоотдачи на ННК.

  3. ННК страдают из-за дискриминации при доступе к рынкам сбыта, обусловленной существующими в России ограничениями на экспорт сырой нефти. ВИНК здесь в более выгодной ситуации, чем ННК. Их суммарный экспорт достигает 70-80% общей добычи. Ведь они экспортируют не только сырую нефть, но и нефтепродукты. Малым же предприятиям приходится сдавать оставшуюся после экспорта нефть на НПЗ вертикально интегрированных компаний по демпинговой цене. К тому же для ННК затруднен доступ к транспортной инфраструктуре, являющейся собственностью ВИНК и Транснефти.

  4. На ННК приходится избыточная налоговая нагрузка. Малые и средние предприятия платят в 1,5 раза больше рентных платежей, чем в целом по нефтегазовой отрасли, поскольку в РФ (как, впрочем, и в некоторых других странах) рентные платежи исчисляются без учета качества месторождений. Напротив, крупные добытчики, используя заниженные внутрикорпоративные цены, сильно занижают налоговые платежи.

  5. ННК больше, чем ВИНК, страдают от нестабильности цен внутреннего рынка.

  6. Еще одна проблема касается нехватки кадров, поскольку месторождения в основном находятся в небольших городах, промышленных зонах. Так, по словам генерального директора Иркутской нефтяной компании (успешную деятельность которой мы рассмотрим позже в нашей статье), «в Иркутске полностью отсутствует подготовка специалистов для промысловой геологии, для разработки месторождений. Мы подбирали кадры по крупинке. Удалось собрать две сверхпрофессиональные команды- юристов и бухгалтеров. Производственников приглашали со всей страны- с Сахалина, из Удмуртии, Тюмени. Но кадровый голод ощущается, тем более сейчас, когда после периода формирования ресурсной базы, компания подошла к этапу масштабного освоения запасов». Это высказывание верно не только Иркутской области, но и других регионов страны.


Значение ННК для повышения конкурентоспособности российской экономики

Многие эксперты сходятся во мнении о том, что именно ННК могут сыграть определяющую роль в повышении конкурентоспособности российской экономики. Среди основных аргументов выделим следующие:

1. Мелкие месторождения нефти (до 10 млн т) и месторождения с трудноизвлекаемыми запасами, т.е. сфера повышенной компетенции ННК, составляют основной нефтяной ресурс будущего. По мере извлечения нефти из гигантских и крупных месторождений, истощения разрабатываемых залежей, стремительно ухудшаются структура и качество запасов, находящихся в эксплуатации. Существует необходимость доразведки и освоения в основном небольших месторождений, к тому же в нераспределенном фонде - именно мелкие нефтяные залежи. Ко всему прочему, сегодня более 27 тыс. скважин, то есть около четверти всех скважин в стране простаивает: их эксплуатация для нефтяных гигантов невыгодна [1]. И именно ННК продолжают доработку простаивающих и низкодебитных скважин, т.е. развивают у себя компетенции, жизненно важные для дальнейшего существования отрасли. 

2. ННК активно занимаются геологоразведкой и бурением скважин. Так, в 2000г. на "малышей", несмотря на неизмеримо меньшую, чем у ВИНК долю в общей нефтедобыче страны, пришлась половина из всех введенных в России месторождений, в 2006 г. – около 1/3 (см. рис. 1). Причина этого лежит в куда более сильной мотивации ННК к развитию производства, чем у ВИНК. Если ВИНК в последнее десятилетие могли строить свою стратегию на конвертации высоких мировых цен в текущую прибыль (как официально показанную, так и скрытую) и в скупку собственности в России и за рубежом, а инвестиции в добычу держать на заниженном уровне, то для ННК инвестиции были фактором выживания. Так, многие ННК вообще берутся за разработку бедных месторождений в расчете, что дополнительная разведка улучшит их потенциал. Не случайно, независимые производители обеспечивают удельные показатели по инвестициям в нефтедобычу, превышающие отраслевой уровень в 2—3 раза [1].





Рис.1. Доля новых месторождений ННК в отрасли, %

Источник: Корзун Е. Большие возможности малых компаний//Мировая энергетика.- 2007.-№8. 


3. Малые предприятия более восприимчивы к новым технологиям, инновационным проектам, которые в свою очередь приводят к увеличению эффективности нефтедобычи. Несмотря на худшую, чем у ВИНК, сырьевую базу, отсутствие полноценной производственной инфраструктуры, перерабатывающих и перевалочных мощностей, многие ННК снижали операционные затраты и довели их до среднеотраслевого уровня, используя инновационные технологии. Известно, что высокие технологии – дорогое удовольствие, тем не менее, малые предприятия находят деньги или неденежные, малобюджетные способы приобщения к высокотехнологичным решениям и инновациям.

Например, в компании «Нобель Ойл» не стали тратить деньги на покупку инновационных проектов и технологий, за счет собственных сил и разработок достигнув высочайшего уровня в технологиях, который до сих пор недоступен западным компаниям. По словам президента этой компании Г. Гуревича, «нельзя говорить, что новые технологии - это всегда дорого. Можно купить новую буровую установку за 30 млн долл., а можно купить старую, и заменить в ней несколько деталей, что в итоге приведет к максимально положительному эффекту именно этой установки на конкретном месторождении. Да, у вас не будет тех возможностей, которые дает новая буровая, но нужны ли они вам именно в этой точке?» [6]. В этом- одно из значительных конкурентных преимуществ малого нефтяного бизнеса перед крупным.

4. ННК выполняют важную социальную функцию. Независимые нефтяные компании обеспечивают работой более 20 тыс. человек в самом секторе и около 100 тыс. в смежных отраслях. 

ННК платят налоги по месту их расположения, что особенно важно для формирования бюджетов в отдаленных городах и поселках. Деятельность независимых малых компаний во многом позволила снизить в регионах деятельности социальную напряженность, сохранить существующие и создать новые рабочие места.

Именно малые и средние предприятия разных секторов экономики создают средний класс — основу стабильности общества, поэтому развитие малого и среднего бизнеса является одним из главных условий устойчивости государства. Так, в США в крупных корпорациях работают около 20% граждан, остальные 80% – в малых и средних. "Будущее российской нефтяной отрасли, — считает генеральный директор ЗАО "ГОЛойл" А.Шаповалов, — как и во всём мире, за малыми и средними предприятиями при условии, если государство не допустит вытеснения "малышей" гигантами нефтяной промышленности".

Вспомним также о повышенной кризисной устойчивостью ННК: сектор независимых малых и средних нефтедобывающих предприятий успешно функционировал во все годы преобразований в нефтяной отрасли России.


Иркутская нефтяная компания: стратегия достижения успеха

Далее мы рассмотрим стратегию конкретной успешной независимой нефтяной компании.

Иркутская нефтяная компания (ИНК) была создана в 2000 г. для разработки нефтегазовых месторождений Иркутской области. Интересно отметить, что в отличие от других регионов нашей страны, Восточная Сибирь еще не поделена между крупными нефтяными компаниями. Это отчасти облегчает жизнь малых и средних компаний, поскольку здесь у них появляется шанс избежать поглощения ВИНК и сохранить независимость. Отметим, что в Сибирском федеральном округе работают 9 малых независимых нефтяных: Восточная транснациональная компания (Томск), Иркутская нефтяная компания (Иркутск), «Норд-Империал» (Томск), «Южно-Охтеурское» (Томск), «Матюшкинская вертикаль» (Томск), «СТС-Сервис» (Томск), «Дулисьма» (Иркутск), «Сибинтернефть» (Томск), «Стимул-Т» (Томск). Лидером же по добыче нефти в СФО на сегодняшний день является нефтяная компания «Роснефть» (благодаря приобретению бывших активов ЮКОСа, в частности, «Томскнефть ВНК»). Также в регионе активную добычу ведет ТНК-ВР.

ИНК начала свою деятельность как поставщик нефти для муниципальных хозяйств и предприятий Усть-Кутского и Катангского районов. Однако за шесть лет она успела превратиться в крупнейшего в Иркутской области производителя нефти и конденсата. «Становление компании проходило в сложное время, не было оборудования, кадров. На севере области, где мы купили участки, не было дорог, трубопроводов, все приходилось начинать с нуля, - вспоминает Марина Седых, генеральный директор ИНК, - однако мы сумели встать на ноги и сегодня лидируем по добыче «черного золота». Нас, как местную, «доморощенную» компанию не тревожит тот факт, что в нефтегазовый сектор области пришли международные корпорации. Ведь все что нам удалось достичь - сделано в полном соответствии с действующим законодательством. Сейчас у нас уже 10 добывающих и разведочных лицензий. Теперь надо остановиться и начать «копать в глубь», направить инвестиции на разработку месторождений1».

За прошедшие 7 лет успешного развития компании удалось вырасти до размеров средней нефтяной компанией. Сегодня ООО «Иркутская нефтяная компания» – это холдинговая компания, куда входит управляющая компания и сервисные подразделения, занимающиеся бурением и капитальным ремонтом скважин. Суммарно на территории Иркутской области компания владеет десятью лицензиями на добычу и разведку углеводородного сырья.

Сегодня ИНК - единственная компания в области, которая непосредственно занимается промышленной добычей нефти. По своему составу нефть, добываемая предприятиями, входящими в структуру ИНК, ближе всего по качеству к Сибирской легкой (Siberian Light), которая ценится дороже, чем Urals и Brent и имеет низкое содержание серы, что важно при экспорте.

За прошедшие с момента основания годы численность сотрудников компании увеличилась в семь раз и превысила 400 человек. Вахтовые поселки компании имеют общую численность проживания до 200 человек. Для сравнения: персонал ОАО "ЛУКОЙЛ" насчитывает около 150 тыс. специалистов (ведущих деятельность в России и еще 30 странах мира).

Компания владеет лицензиями на семь участков и четыре месторождения в Иркутской области, суммарные запасы которых составляют 24 млн. тонн нефти и газового конденсата и более 70 млрд. куб. м газа, из которых на данный момент освоены менее 5% [7]. За последние два года ИНК приобрела на аукционах блоки на геологическое изучение Аянской, Потаповской, Западно-Ярактинской и Большетирской площадей, что может увеличить ресурсный потенциал компании.
Таблица 1.

Годовая добыча нефти и конденсата Иркутской нефтяной компанией в 2001-2005 гг. (тыс. т)



Годы:

2001

2002

2003

2004

2005

Нефть:

35,0

43,0

63,3

119,1

143,9

-Ярактинское

20,5

30,8

48,8

106,3

131,3

-Марковское

4,0

4,0

3,9

4,4

4,5

-Даниловское

10,5

8,2

10,6

8,4

8,0

Газоконденсат:

4,07

6,45

9,99

13,3

21,1

-Ярактинское

0

0

0

0

4,9

-Марковское

4,07

6,45

9,99

13,3

16,2

Всего:

39,07

49,45

73,29

122,40

165,00

Источник: Сайт Иркутской нефтяной компании-www.irkutskoil.ru
Для сравнения: Добыча группой «ЛУКОЙЛ» на территории России в 2006 г. составила 89,561 млн т нефти, в том числе дочерними обществами было добыто 87,930 млн т. По сравнению с 2005 г. добыча на территории России выросла на 3,8%. У ИНК же мы наблюдаем рост на 31,9% в 2007 г. по сравнению с 2006г. В 2008 г. ИНК намерена продолжать наращивать объемы нефтедобычи. За 2005 год объем реализованной продукции составил 1,44 млрд. руб., в 2006-м – 1,417 млрд. руб. [7].

Важно отметить, что компания занимается не только исключительно добычей, но и создает собственную инфраструктуру для транспортировки добытых углеводородов.  В 2002 г. ИНК начала эксплуатацию собственного нефтепровода Яракта-Марково, а в 2007г. начал функционировать участок Марково-Усть-Кут. Это значительно упростило транспортировку нефти и позволило снизить издержки компании на транспортировку. После этого транспортная схема компании стала представлять собой законченный цикл, нефть с месторождений поступает прямо к наливному терминалу железнодорожной станции Лена (город Усть-Кут) Байкало-Амурской магистрали (БАМ).

Вопрос транспортировки нефти с месторождений на севере Иркутской области уже давно стоял на повестке дня. До сих пор эта нефть преимущественно использовалась на местные нужды2. Так, ИНК обеспечивает газом с Марковского месторождения электростанцию поселка Верхнемарково, поставляет на топливные нужды Усть-Кутского, Катангского и Бодайбинского районов десятки тысяч тонн нефти и нефтепродуктов. Теперь же у компании есть возможность отправлять углеводороды по железной дороге на российские нефтеперерабатывающие заводы или в Находку на экспорт, что существенно увеличит доходы компании.

В настоящее время компания строит нефтепроводы Данилово-Яракта и Аян-Яракта. Другие построенные объекты инфраструктуры – нефтебазы, вахтовые поселки, электростанции с суммарной мощностью 6 МВт, внутрипромысловые дороги и сборные сети протяженностью около 50 км.

Сильнейшим стимулом для развития бизнеса компании стало начало строительства трубопроводной системы «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ВСТО), ввод в эксплуатацию которого позволит ИНК стать крупным экспортером нефти в азиатские страны. В компании рассчитывают нарастить добычу нефти до 1 млн. т в год. Но изначально руководство компании выстраивало стратегию, не рассчитывая на такой подарок со стороны государства. «Когда сопутствует удача – это хорошо, но мы построили свой первый нефтепровод Яракта - Марково в 2002 году, т.е. в то время, когда проект ВСТО еще не рассматривался, - говорит М. Седых. - Мы были первой компанией в области, не только нацеленной на создание собственной инфраструктуры, но и успешно реализовавшей трубопроводный проект. Быть первопроходцами сложно, но в нашем случае риск оказался оправданным».

Решиться вкладывать деньги в удаленные от транспортной инфраструктуры месторождения непросто даже для лидеров отрасли, не говоря уже о небольших производителях. Подчас перевозка обходится компании дороже, чем сама стоимость перевозимой нефти. Эффективность работы любой малой нефтяной компании в сильнейшей степени зависит от наличия инфраструктуры. «Крупные вертикально-интегрированные компании имеют все необходимое для развития бизнеса – специалистов, технологии, оборудование и, конечно, финансовые ресурсы, - говорит Марина Седых. – Малым предприятиям приходится гораздо труднее. У нас не было оборудования, кадров. На севере области, где мы купили лицензии на разработку участков, отсутствовали не только трубопроводы, но и дороги, все приходилось начинать с нуля».

Заметим, что нефтеразведка и нефтедобыча всегда были чрезвычайно капиталоемкими. В последнее же время стоимость «входного билета» на рынок разведки и добычи нефти и газа значительно выросла. Основной причиной является высокая капиталоемкость отрасли, выражающаяся в чрезвычайно высокой стоимости материалов, в первую очередь сталепроката, а также технологий, зарплат, и прочих расходов. Тем не менее, пойдя на большой риск и крупные затраты, ИНК сумела встать на ноги и сегодня лидирует в области по добыче «черного золота».

В своем регионе ИНК выполнят важную социальную функцию. Одним из приоритетов деятельности ИНК является развитие северных территорий области, социальной сферы тех мест, где она ведет свою производственную деятельность. В Усть-Кутском районе, в том числе в поселке Верхнее-Марково, где находится Марковское месторождение, ИНК - основной работодатель, спонсор больниц, школ, детских учреждений, жилищно-коммунального хозяйства.

Чем же можно объяснить успех компании? Он складывается из нескольких составляющих.

Во-первых, знание местной специфики. Компания работает в одном единственном регионе, и прекрасно знакома с его особенностями. Специфика геологического строения Восточной Сибири состоит в том, что ее слои недр раздроблены на мелкие части, что приводит и к раздробленности месторождений. К тому же в целом регион отличается крайне низкой степенью разведанности. Поэтому освоение недр Восточной Сибири может быть интересно как раз таким небольшим компаниям, как ИНК, которым по силам разведка и разработка небольших запасов.

Во-вторых, оперативность в принятии решений. «В большинстве крупных корпораций срок принятия решений может растянуться из-за бюрократических препонов на месяцы, в то время как в ИНК всегда делался акцент на оперативные решения, - утверждает Марина Седых, - особенно ярко преимущества компании проявляются, когда быстро меняющиеся условия конъюнктуры рынка требуют оперативного реагирования на ситуацию».

В-третьих, возможность занятия ниши, масштаб которой не подходит для крупных компаний, либо не вписывается в их концепцию. «Большинство крупных компаний не будет рассматривать проекты, приносящие «всего», скажем, сотни тысяч долларов, - говорит она. - У нас наряду с тем, что ключевые проекты остаются в фокусе менеджеров, проекты среднего масштаба также рассматриваются не только как возможные источники прибыли, но и как дополнительные источники финансирования более масштабных планов». ИНК сумела занять собственную нишу в нефтедобыче и сумеет воспользоваться обозначенными нами ранее преимуществами, которые присущи малым нефтяным компаниям.

Ключевым же фактором успеха, на наш взгляд, является грамотная стратегия компании. Основная проблема для малых нефтяных компаний, как мы уже упоминали, - это отсутствие инфраструктуры, в первую очередь транспортной – как дорог, так и трубопроводов. Ведь для освоения месторождения необходимо иметь возможность до него добраться и привезти оборудование, а добытую нефть нужно как-то вывозить. Многие компании это и останавливает, поскольку вкладывать значительные средства в создание инфраструктуры «с нуля» связано с риском. Ведь если, например, при оценке запасов месторождения была допущено ошибка и реальные запасы окажутся меньше предполагаемых, то компания понесет убытки. Деньги в строительство трубопровода уже вложены, а добывать нечего!

С другой стороны, обычно компания покупает право на разработку определенного участка, на котором может находиться несколько небольших месторождений. В этом случае строительство трубопровода позволит связать их воедино. К тому же при доразведке могут быть обнаружены дополнительные, ранее не замеченные запасы нефти. Общий объем добычи при этом может оказаться значительным.

Итак, приняв решение о создании собственной инфраструктуры –в первую очередь строительство трубопроводов – компания решила проблему транспортировки добытой нефти, что послужило сильнейшим стимулом к увеличению добычи.

Перспективы развития ННК в РФ

Итак, мы рассмотрели положение ННК в нашей стране, особенности их деятельности, конкурентные преимущества и слабости ННК. Наше исследование показало важность ННК для повышения конкурентоспособности российской экономики, и успешное развитие Иркутской нефтяной компании- тому подтверждение.

Каковы же перспективы функционирования ННК?

Поскольку добывать из скважин «трудную» нефть — естественная ниша для малых нефтяных компаний, «потенциал роста у малых компаний есть. У каждой небольшой компании — своя ниша, обеспечивающая ей при соблюдении определенных условий автономную жизнь, в рамках которой можно очень даже неплохо развиваться. Опыт нашего предприятия показывает, что для разработки небольших нефтегазовых месторождений как раз и нужны такие региональные компании. Мы здесь живем, здесь платим налоги, нам легче взаимодействовать с властями, легче выстраивать бизнес. Крупные холдинги ориентированы на получение большей прибыли, поэтому для них мелкие участки интереса не представляют. Если говорить о поглощениях, то предложения о покупке поступают, но мы не торопимся продавать компанию, потому что пришли не деньги получить, а работать, сделать что-то существенное, важное, построить успешный бизнес именно здесь, в своем регионе». Так полагает М.Седых, и мы присоединяемся к ее мнению.

Н.Ильин, занимавший в 2003г. пост председателя комитета недропользования и нефтегазового комплекса Департамента природных ресурсов и нефтегазового комплекса Администрации Томской области, также уверен в перспективах малых нефтяных компаний: «Крупным компаниям заниматься мелкими месторождениями невыгодно, поскольку это влечет за собой снижение экономических показателей, а они в этом не заинтересованы. Следовательно, ниша малого предпринимательства в нефтедобывающей отрасли будет присутствовать. Поглощения могут коснуться только тех, у кого есть высокие перспективы по объемам добычи: большие запасы, близость к магистральным нефтепроводам, а таких, по крайней мере в Томской области, уже нет» [3].

Еще раз отметим, что создание, развитие и эффективное функционирование ННК крайне важно для повышения конкурентоспособности экономики нашей страны. Легко заметить, однако, что выгоды от их функционирования концентрируются преимущественно на общенациональном уровне (более полное использование ресурсов, «подчистка хвостов» за ВИНК, социальная устойчивость и т.п.). Вместе с тем, трудности (бедные месторождения, изоляция от наиболее выгодных способов реализации продукции и т.п.) приходится нести исключительно самим ННК. Очевидно, что в этих условиях актуальной становится государственная поддержка ННК и создание более благоприятных условий их деятельности, особенно на начальном этапе зарождения малого и среднего бизнеса в нефтегазовой сфере. России следует учитывать мировой опыт функционирования ННК. Так, если сто лет назад семь крупнейших мировых нефтедобывающих предприятий контролировали 90% извлекаемых запасов углеводородного сырья, то сейчас их доля составляет менее 10% [4]. В целом в мире наблюдается тенденция образования небольших специализированных нефтяных компаний и децентрализация их деятельности.

Многие представители малых нефтяных компаний видят возможность государственной поддержки только в одном - льготном доступе к экспортным нефтепроводам. Поскольку основной доход ННК получают именно от экспорта сырой нефти (продажа нефти на внутренний рынок – нефтеперерабатывающим заводам- крайне невыгодна), то единственным способом повышения прибыли для малых компаний является увеличение экспорта их продукции. Напомним, что ВИНК здесь в более выгодной ситуации, поскольку они экспортируют не только сырую нефть, но и нефтепродукты.

Не оспаривая описанного способа поддержки ННК, отметим, что, несмотря на свою популярность среди самих малых фирм, он ни в коем случае не должен рассматриваться как единственно возможный. Например, позитивный результат могло бы дать обеспечение доступа субъектов малого и среднего предпринимательства к выгодным внутренним каналам сбыта нефти. Вертикально интегрированные нефтяные компании создают полные производственные циклы — от геологоразведки до заправки на собственных бензоколонках. Малым предприятиям крайне важно иметь доступ к звеньям этой производственной цепочки.



Итак, малым и средним нефтяным компаниям государство должно оказывать большую политическую и экономическую поддержку. Оправданным представляется использование комплекса протекционистских мер для обеспечения роста ННК на начальном этапе. Таким образом, функционирование ННК будет способствовать развитию регионов, что благоприятно скажется на росте экономики всей страны.

Литература

  1. Корзун Е. Большие возможности малых компаний//Мировая энергетика.- 2007.-№8. 


  2. Корзун Е. Независимые нефтяные компании России: мифы и реальность// Экономика и ТЭК сегодня. – 2007. -№2.

  3. Купцова А. Санитары недр// Континент Сибирь.- 2007. -№48.

  4. Маслова О. “Малыши” и “великаны”: за кем будущее? //Новости Югры.-2002.- №83.

  5. Прокопенко Д. Нефтяные "малыши" нуждаются в поддержке// Независимая Газета.-2001.-№100.

  6. Тимакова Н. Большое значение малых компаний. Интервью с главой "Нефтяной компании "Нобель Ойл" Г. Гуревичем// Мировая энергетика.- 2005.- №7-8.

  7. Сайт Иркутской нефтяной компании - www.irkutskoil.ru

1 Российская газета 19 09 2006

2 http://www.rbcdaily.ru/archive/2005/06/22/203790 В этом году нефть пойдет по БАМу – Марина Седых

Интервью с генеральным директором ООО «Иркутская нефтяная компания»






Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница