Методические указания по курсу «Великая Отечесвтенная война советского народа в контексте Второй мировой войны»



страница17/32
Дата17.10.2016
Размер6,31 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   32
Тема 10
Советский тыл в годы Великой Отечественной войны


    1. Перевод экономики на военные рельсы развития. Военно-промышленное строительство и сельское хозяйство

Крылатая фраза «Победа на фронте ковалась в тылу» точно отражает соотношение ратного и трудового вклада советских людей в создание слаженной военной экономики, монолитного тыла и обеспечение его нерушимого единства с фронтом.

Начавшаяся война кардинально изменила ситуацию. Война нацистской Германии против Советского Союза была с самого начала нацелена на захват индустриально освоенной территории, эксплуатацию природных ресурсов СССР и долгосрочное подчинение германскому господству. Захватчики на разное по длительности время оккупировали значительную территорию России к западу от линии Петрозаводск – Ленинград – Москва – Воронеж – Сталинград – предгорья Кавказа. В результате в 1941 – 1945 гг. в СССР границы промышленного освоения территории существенно изменились.

Потеря огромных территорий усугубляла экономическое положение. Несмотря на оказавшееся теперь спасительным создание новых промышленных центров на востоке страны, основная часть индустрии, находившаяся к западу от Волги, оказалась утраченной. 94 % авиационных заводов, более 80% заводов Наркомата вооружения оказались с лета 1941 г. в зоне боевых действий и прифронтовых районах. В блокаде оказался Ленинград, дававший накануне войны 16 % валовой продукции советской металлообрабатывающей и машиностроительной промышленности, в том числе 90 % гидротурбин страны, 82 % турбогенераторов и т.д.788

Сущность перестройки народного хозяйства на военные рельсы заключалась в следующем: во-первых, перевод промышленных предприятий на выпуск военной продукции и одновременное сокращение выпуска гражданской продукции, перемещение промышленных предприятий вместе с персоналом на восток страны, ускоренное строительство в этих районах новых производственных мощностей; во-вторых, мобилизация материальных и трудовых ресурсов в сельском хозяйстве на обеспечение потребностей армии и городов, эвакуация скота и имущества в глубинные районы страны, увеличение посевов зерна и т.д.; в-третьих, мобилизация и перестройка работы транспорта; в четвёртых, мобилизация строительных кадров и механизмов для сооружения военных объектов, промышленных предприятий; в пятых, создание устойчивых кадров рабочих, служащих, специалистов в промышленности и на транспорте; в шестых, мобилизация продовольственных ресурсов для снабжения армии, городов, введение карточной систем; в седьмых, мобилизация средств населения и ресурсов народного хозяйства для нужд обороны; в восьмых, перестройка государственного аппарата для обеспечения мобилизации всех средств на войну (создание Государственного комитета обороны (ГКО), новых наркоматов). Перестройка страны проходила в тяжелейших условиях. Все это нужно было сделать не только в экстремально сжатые сроки.

Составной частью военной перестройки народного хозяйства было беспрецедентное по своим масштабам и срокам перебазирование производительных сил СССР из угрожаемых районов на восток. Эвакуация осуществлялась нередко под огнем наступавшего противника, порой с опозданием и с неизбежными при этом потерями и жертвами. Одно лишь временное прекращение производственного процесса на сотнях и тысячах предприятиях из-за вынужденного перемещения в тыл уже влекло за собой ущерб, исчислявшийся в миллион рублей. Осенью 1941 г. в г. Чкалов были эвакуированы заводы «Фрезер», «Автозапчасть», № 47, оборудование шелкоткацких комбинатов из Москвы, Орехово-Зуева, Ржевска. Эвакуированные предприятия вступили в строй в 1941 и в первой половине 1942 г. Первые эшелоны с оборудованием завода «Автозапчасть» прибыли из Одессы и Мариуполя в конце августа и в начале сентября 1941 г. За несколько дней восстановили производство. Уже в первый месяц работы на новом месте завод выполнил государственный план, а затем перевыполнил. Работали на многих станках под открытым небом. За годы войны авиационный завод № 47, эвакуированный из Ленинграда, произвел 1 595 самолетов Ут-2, Ут-2М, Як-1, Як-6, Ще-2. 250 тыс. человек эвакуировано в Чкаловскую область, из них 40 тыс. – в Чкалов.

В годы Великой Отечественной войны становым хребтом обороны страны стал Урал. Он давал около половины артиллерийских орудий и минометов, более 2/3 танков (60 % средних и 100 % тяжелых). На Урале действовал знаменитый «Танкоград», который возник на базе слияния трех заводов – Ленинградского Кировского, Харьковского дизельного и Челябинского тракторного. Труженики Урала произвели танков и САУ больше, чем вся Германия вместе с оккупированными ею странами. Каждый второй снаряд, выпущенный по врагу, был изготовлен из уральской стали. По темпам и размерам промышленного производства в годы войны Урал занял первое место среди других регионов СССР. В 1943 г. на Урале производилось столько же промышленной продукции, сколько в Поволжье, Западной Сибири, Казахстане и Средней Азии вместе взятых. На долю Урала приходилось до 40 % всей продукции военной промышленности страны, сельское хозяйство обеспечивало восьмую часть заготовленного в стране хлеба789. Английский историк А. Верт отнёс перебазирование и эвакуацию промышленности во второй половине 1941 – начале 1942 гг. на восток к числу «самых поразительных организаторских и человеческих подвигов Советского Союза во время войны»790.

Что касается Беларуси, то в начале 1942 г. только в Горьковской, Саратовской, Рязанской, Пензенской и Куйбышевской областях, в Мордовии и Чувашии было взято на баланс около 200 тыс. голов животных, эвакуированных с белорусских территорий. На восток было переправлено около 5 тыс. тракторов, более чем 600 единиц комбайнов, молотилок и другой техники.

Кроме того, вглубь Советского Союза с территории Беларуси были отправлены оборудование более чем 120 крупных предприятий и 14 промышленных артелей, эвакуировано 60 научно-исследовательских институтов, опытных хозяйств и т.д.

Многие предприятия легкой и местной промышленности, эвакуированные из Украины и Беларуси, были переданы в ведение соответствующих наркоматов РСФСР, руководивших размещением их на новом месте и пуском в эксплуатацию.

Заводы и фабрики Беларуси были расположены главным образом в Поволжье (47 предприятий) и на Урале (35), в средней полосе СССР (28). Восемь предприятий оказались в Западной Сибири. Большая часть из эвакуированных промышленных комплексов слились с местным производством, но некоторые из них сохранили свою самостоятельность – «Гомсельмаш», «Красный металлист», Витебская оптическая фабрика, фабрика «КИМ», «Знамя индустриализации», Гомельская фабрика «8 Марта и др.791

Многие предприятия были эвакуированы с основными кадрами, поэтому существовала возможность в короткие сроки вводить их в строй. Например, вместе с оборудованием «Гомсельмаша» в г. Курган Челябинской области приехало 290 рабочих, свыше 170 инженерно-технических рабочих и служащих, на Уфимский завод вместе с имуществом Гомельского паровозовагоноремонтного завода – 650 рабочих, 200 инженерно-технических работников, 76 служащих. Для того чтобы предприятия начали свою работу, нужно было в кратчайшие сроки наладить производство. Итоги таких усилий были поразительными – «Гомсельмаш» был смонтирован за 30 суток. За месяц было установлено оборудование и начата работа по выпуску военной продукции на Гомельском станкостроительном заводе имени Кирова, находившемся в эвакуации в Свердловске. Всего на протяжении августа – сентября 1941 г. в глубоком тылу начали своё производство 15 белорусских заводов и фабрик, в начале лета 1942 г. – уже более чем 60, а в начале осени того же года практически все промышленные производства, эвакуированные с Беларуси, работали на нужды фронта792.

Пришлось решить огромную задачу по переподготовке рабочих кадров. Так, только в 1941 – 1942 гг. было подготовлено свыше 6,5 млн. человек793. Следует отметить, что основная тяжесть на производстве в тылу легла на плечи женщин и подростков. В различных отраслях промышленности доля рабочих, не достигших 18 лет, колебалась от 15 до 23 %, но имелись отдельные предприятия, где она превышала 60 – 70 %. Ещё более высокой была доля женщин. Удельный вес женщин среди занятых в народном хозяйстве в целом превышал 57 % (53 % в промышленности). Они работали и на тяжёлых производствах: в отдельные моменты их было 38 % среди работников металлургии и более 35 % в числе работников угольной промышленности.

Развернулись различные формы социалистического соревнования под лозунгом «В труде, как в бою»: скоростной метод, движение за звание фронтовых бригад, двухсотников, тысячников, овладение смежными профессиями. Так, на гомельском заводе «Красный металлист», работавший в эвакуации в Куйбышевской области, с весны 1942 г. не было бригады, где не выполняли бы ежедневную норму на 210 – 240 %. На Витебской валяльно-войлочной фабрике много кто систематически выполнял норму на 250 – 320 %. Витебской оптической фабрике, которая располагалась во время войны в Пермской области, на протяжении нахождения в эвакуации 14 раз присуждался переходной Красный флаг Наркомата охраны здоровья СССР. Гомельский станкостроительный завод имени Кирова 6 раз получал вторые и 3 раза третьи всесоюзные премии Наркомата боеприпасов СССР794.

Во время войны советское государство продолжало вести капитальное строительство и сооружать новые предприятия на оставшихся под его контролем территориях. Вначале число строительных площадок было резко сокращено с 5 700 до 614. Потом, однако, усилия стали наращиваться. Львиная доля капиталовложений предназначалась Уралу и другим восточным районам, причём средства шли почти исключительно на оборонные заводы и предприятия тяжелой индустрии (93 %)795. Так, например, до прибытия белорусских строителей силами около 100 рабочих возводился крупный металлургический завод в Каменск-Уральске. В зимних условиях в высокоградусный мороз требовалось обеспечить высокие темпы работы. Более чем на 40 магистралях работало в годы войны белорусские железнодорожники – Казанской, Куйбышевской, Московско-Донбасской, Омской, Рязанско-Уральской и др. За отличную работу машинисты А. Чухнюк, М. Макаров, И. Прешукевич, А. Янковский и вагонный мастер А. Глебов получили звание Героя Социалистического Труда. Многие из тех, кто водил эшелоны до Сталинграда, на Курскую дугу и другие фронты получили боевые награды796.

В годы Великой Отечественной войны сельское хозяйство также переживало огромные трудности. К осени 1942 г. был оккупирован ряд важнейших сельскохозяйственных районов СССР: Украина, Крым, Дон, Кубань, Беларусь, Прибалтика и некоторые центральные области. На захваченной территории находилось 107 тыс. колхозов и 3 тыс. МТС; было сосредоточено 40 % всей посевной площади страны; здесь находилось 37 % посевов зерновых культур, 49 % посевных технических культур, около половины всех посевов льна-долгунца и подсолнечника, 85 – 87 % площади, занятой в стране под сахарную свёклу, свыше половины посевов картофеля и овощей. В колхозах, расположенных на данной территории, к концу 1940 г. было сосредоточено 44 % лошадей, 38 % крупного рогатого скота, 28 % овец и коз, 59 % свиней797. И снова, не только в промышленном комплексе основными рабочими руками являлись женские, но и в сельском хозяйстве женщины составляли 75 % работников с/х, 55 % механизаторов МТС, 62 % комбайнёров, 81 % трактористов.

Из колхозов изъяли и отправили на фронт всё, что могло ездить и ходить, то есть все исправные трактора и здоровых лошадей, оставив крестьян с ржавыми колымагами и слепыми клячами. В то же время, без всяких скидок на трудности, власти обязали ослабленное ими же крестьянство бесперебойно снабжать город и армию сельскохозяйственной продукцией, а промышленность – сырьем. Из воспоминаний М. Мармуковой, руководителя женской тракторной бригадой белорусских женщин в одном из колхозов Пензенской области: «Ремонтные мастерские были оборудованы слабо. Ремонтировали свои машины сами, в холодных, тесных помещениях, а то и вовсе на морозе. Мы старались сделать всё возможное, чтобы весной работа шла без препятствий. Обучали местных женщин просто в поле во время посевной, уборочной, сенокоса»798.

Главной сутью аграрной политики сталинского режима в суровые военные годы стал командно-административный подход к сельскому хозяйству и крестьянству в целом. В начале военных действий произошло сокращение посевных земель и ресурсов для их обработки, что естественно привело к необходимости максимально изымать зерно у колхозов, и в большем объёме прекращению продовольственных оплат на трудодни, особенно в 1941 – 1942 гг. 13 апреля 1942 г. вышло постановление правительства «О повышении для колхозников обязательного минимума трудодней». Согласно ему, каждый колхозник старше 16 лет должен был теперь отработать для различных краёв и областей (по группам) 100, 120 и 150 трудодней, а подростки (от 12 до 16 лет) – 50. По Указу Президиума Верховного Совета СССР от 15 апреля 1942 г колхозники, не выполнявшие норму, несли уголовную ответственность и могли быть преданы суду, а также карались исправительно-трудовыми работами на срок до 6 месяцев с удержанием из оплаты до 25 % трудодней. Но это удержание производилось не в пользу государства, а в пользу колхоза. Такое решение способствовало заинтересованности колхоза в том, чтобы данное преступление не утаивалось, и позволяло ему удержанными фондами лучше обеспечить нуждающихся799.

Фактически положение сельского хозяйства после победы под Сталинградом не изменилось. Кроме того, одной из важных причин тяжелейшего положения были неблагоприятные погодные условия разных регионов в 1943 – 1944 гг. Сказывались крайне слабые материально-техническая база сельского хозяйства и экономика колхозов. В семьях фронтовиков, оставшихся без «кормильцев», фактически некому было заниматься и личным хозяйством, и разного рода промыслами. Во многом повинна жесткая заготовительная политика руководства страны. Поэтому поистине жертвенным является подвиг советского крестьянства в годы войны. Не смотря на эти трудности и сложности за 1941 – 1944 гг. колхозы и совхозы страны поставили государству 4 264 млн. пудов зерна, что втрое больше, чем было заготовлено и закуплено за 1914 – 1917 гг. в дореволюционной России (1 399 млн. пудов) и в 4,5 раза больше заготовок молодой Советской республики за 1918 – 1921 гг. (920 млн. пудов). В целом же сельское хозяйство к концу войны давало меньше продукции, чем до войны.

Таким образом, германское руководство не сумело компетентно определить размеры военно-промышленного потенциала Советского Союза, в большой степени недооценив способности советского руководства по переводу экономики на военные рельсы, а также значение новых промышленных центров, созданных в Сибири и на Урале. Уже первый период войны показал способность отечественной промышленности не только к выживанию, но и к расширенному воспроизводству, перепрофилированию на выпуск военной продукции в масштабах, обеспечивающих необходимые потребности фронта.


    1. Культура советского народа в тылу. Политическая агитация и пропаганда

Великая Отечественная потребовала радикальной перестройки всех сфер жизни советского общества. Для военного времени было характерно максимальное приближение культурно-просветительской работы к массам, задачи её менялись в зависимости от обстановки на фронте. Так, в начальный период все усилия были направлены на разъяснение характера войны, мобилизацию народа для защиты страны. С 1943 г. акценты смещаются на пропаганду идей пролетарского интернационализма и обоснование освободительной миссии советских солдат.

Руководство культурной сферой осуществлялось Управлением пропаганды и агитации ЦК КПСС, Главным политуправлением Красной Армии и Комитетом по делам искусств при СНК СССР800.

Война явилась огромным потрясением для человеческих чувств, это вызвало её необычайный подъём среди творческих людей. Многие известные писатели и поэты стали военными корреспондентами, среди них А. Толстой, И. Эренбург, В. Катаев, Е. Петров, В. Вишневский и другие. Настоящим символом советского духа стала поэма А. Твардовского «Василий Тёркин». Поистине народными и всеми любимыми стали стихотворения К. Симонова, А. Суркова, М. Исаковского и музыка композиторов В. Соловьёва-Седого и М. Блантера, симфонии Д. Шостаковича (в частности 7-я «Ленинградская» симфония, посвящённая жителям и защитникам блокадного Ленинграда). Подлинным символом народного гнева и решимости победить врага стала песня «Священная война» В. Лебедева-Кумача и А. Александрова801.

Кроме того, на экраны вышло более 100 документальных фильма, в основу которых были положены хроникальные кадры, отснятые на передовой, – «Ленинград в борьбе», «Разгром немецких войск под Москвой» и др. Не менее важное значение имели кинофильмы, такие как «Жди меня», «Два бойца», «Парень из нашего города», «Небесный тихоход» и многие другие. Всего за военные годы их было создано около 102. В Алма-Ате открылась Центральная объединённая киностудия художественных фильмов (ЦОКС), в Самарканде – «Союзмультфильм».

В это время все сферы культурной и духовной жизни, так или иначе, исполняли роль политической агитации и пропаганды. Но больше всего это удавалось художникам. Так, 27 июня 1941 г. в Москве на Кузнецком мосту появились красочные плакаты с текстом. Это были «Окна ТАСС», возродившие славные традиции, идущие от эпохи гражданской войны. В создании «Окон ТАСС» принимали участие художники В. Горяев, Н. Денисовский, С. Костин, Кукрыниксы (художники М. Куприянов, П. Крылов, Н. Соколов). Наряду с «Окнами ТАСС» появилось много других плакатов. В плакатном искусстве в военные годы выделилось два направления: патриотическое и сатирическое. В первый же день войны были написаны два плаката Кукрыниксов «Беспощадно разгромим и уничтожим врага!», «Наполеон потерпел поражение в России, то же будет и с зазнавшимся Гитлером». В 1941 г. были написаны плакаты В. Дени «Лицо «гитлеризма», Д. Мора «Ты чем помог фронту?», Б. Мухина «Защитим родную Москву» и др. Наиболее известным плакатом периода Великой Отечественной войны является «Родина-мать зовет» художника И. Тоидзе. В течение первых двух месяцев войны только в Москве было распространено более 100 тыс. плакатов. В 1942 г. широкую известность получили плакаты Н. Жукова «Бей насмерть», В. Иванова и О. Буровой «Кто с мечом к нам войдет, от меча и погибнет!», В. Корецкого «Воин Красной Армии, спаси!».

Наиболее известными сатирическими плакатами Кукрыниксов являются: «Фашистская псарня», «О том, как Гитлер прошлогодний увидел Гитлера сегодня», «Вьюжный фронт», «Блицгрипп», «Потеряла я колечко, а в колечке 22 дивизии», «Курская аномалия», «Скоростное разваливание» и др.802



Наука. С первых дней войны советская наука определила своё место в рядах воюющего народа. «Мы отдадим все свои знания, все свои силы, энергию и свою жизнь за дело нашего великого народа, за победу над врагом…», – говорилось в обращении Академии наук СССР «К учёным всех стран» (подписало 42 академика)803.

В годы войны развивалась не только военная, но и другие отрасли науки, в основном прикладные. Так, были созданы новые образцы боевой техники и вооружения, сконструированы современные виды самолётов-истребителей. Авиаконструкторы С. Ильюшин, С. Лавочкин, А. Туполев, А. Яковлев разработали 28 новых типов самолётов, успешно конкурировавших с авиацией противника.

Учёные А. Александров, Б. Гаев, А. Регель создали эффективную защиту кораблей от магнитных мин. Началось производство отечественных радиолокаторов – устройств по обнаружению самолётов. Значительный вклад в совершенствование артиллерийских систем и миномётов внесли конструкторы В. Грабин, М. Крупчатников, Б. Шавырин. Высокое качество стрелкового оружия было достигнуто благодаря смелым и оригинальным техническим решениям В. Дегятрова, Ф. Токарева, Г. Шпагина804.

Кроме того, интенсивно проводились геологоразведочные работы. Экспедиции под руководством А. Ферсмана, К. Сатпаева, В. Обручева обнаружили новые месторождения бурого угля в Сибири; марганцевой и медной руды, редких металлов в Казахстане; нефти в Башкирии; железной руды в Узбекистане; природного газа в районе Саратова.

Успешно работали учёные-медики, применявшие на практике новые методы лечения раненых. Основные усилия в области биологии и сельского хозяйства были направлены на создание новых растительных видов сырья для промышленности, повышение урожайности зерновых и технических культур.

В 1943 г. были продолжены исследования по выделению плутония из облучённого урана, в 1945 г. был построен комбинат по производству плутония, необходимого для ракетной техники. В Москве открылась лаборатория под руководством И. Курчатова, работавшая над созданием атомной бомбы805.



Политическая агитация и пропаганда. С первых дней войны Политбюро (ПБ) ЦК ВКП(б) были приняты решения об организации пропаганды и контрпропаганды. 24 июня 1941 г. на Совинформбюро (СИБ) возлагалось руководство освещением международных событий, внутренней жизни и боевых действий на фронтах в печати и по радио, «организация контрпропаганды против немецкой и другой вражеской контрпропаганды». Начальником был назначен секретарь ЦК ВКП(б) А. Щербаков, заместителем – С. Лозовский. 25 июня того же года было создано советское бюро военно-политической пропаганды во главе с Л. Мехлисом и заместителем Д. Мануильским. В функции бюро входило ведение пропаганды и контрпропаганды среди войск и населения противника. При СИБ была создана литературная группа, в которую вошли писатели и публицисты Н. Вирта, Б. Полевой, К. Симонов, Н. Тихонов, А. Толстой, А. Фадеев, К. Федин, М. Шолохов, И. Эренбург и другие. С ними сотрудничали немецкие антифашисты В. Бредель, Ф. Вольф806.

Важнейшим средством являлась партийная и советская печать. Со страниц газет, журналов, массово-политических книг и брошюр страстно звучал голос партии, призывавшей народ умножить силы в борьбе с фашистскими захватчиками. Основным печатным органом была газета «Правда», на страницах которой публиковались военно-политические документы, статьи и речи руководителей партии, государства и военных деятелей с глубоким анализом происходивших событий, сводки из действующей армии. Большое место в газете занимали материалы о работе тружеников тыла, всенародной борьбе по ту сторону фронта.

С первых дней войны возникла необходимость издания специальных газет для населения, оставшегося на захваченной врагом территории, политорганами Красной Армии. Поэтому издавали и распространяли в тылу противника большое количество листовок, плакатов, обращений и других печатных материалов. Так, только с 22 июня по 1 августа 1941 г. было издано 9 листовок общим тиражом 1 300 тыс. экземпляров. По подсчетам за годы войны общее число изданий для населения оккупированных территорий (в том числе и партизан) составило 3 млрд. экземпляров. Однако доставка в тыл противника этих изданий не всегда осуществлялась регулярно. Было немало случаев, когда отпечатанная литература залеживалась на аэродромах и устаревала. В связи с этим, более эффективным было воздействие листовок или газет, издаваемых в подполье. Они оккупировались в чужом месте, в нужное время и отвечали на вопросы, волновавшие людей.

Приоритетное значение имели фронтовые листовки. Они выпускались в связи с важнейшими событиями на фронтах, посвящались воинам, совершившим подвиги. Листовки, которые предназначались для личного состава фронта, армии, печатались большими тиражами. Например, перед началом наступления войск 1-го Украинского фронта в январе 1944 года листовка с обращением командования фронта была издана тиражом в 200 тысяч экземпляров.

С началом войны при отделах по работе среди войск противника политуправлений фронтов были развернуты 18 еженедельных газет на иностранных языках, из них 10 на немецком.

Начальный период войны показал, что листовки обладали рядом преимуществ по сравнению с другими видами печатной продукции. Они были более оперативнее, их легче было спрятать, передать кому-либо, сохранить как пропуск для сдачи в плен. Листовки были разных видов: листовки – обращения командования, листовки-приказы, листовка-памфлет, «сентиментальные» листовки, листовки от военнопленных, листовка-диалог, листовка-стихотворение, листовка вопросов – ответов, листовки-воззвания, листовка-письмо, листовка-информация, листовки-цитаты, листовки от имени погибших, например, «Мертвые говорят живым», листовка-уведомление, листовка-ответ, например, «Ответ Верховному главнокомандованию немецкой армии», где велась полемика с немецкой пропагандой и это был ответ на специальный 4-х полосный номер «Сообщение для офицерского корпуса», которым ОКВ открыла пропагандистскую кампанию против движения «Свободная Германия» и другие807.

В пропагандистской работе немало внимания уделялось изданию брошюр, значительных по объему публицистических материалов, выпуску радиопередач, в том числе и на немецком языке. Преимущество брошюр, по сравнению с листовками, состояло в том, что в них было больше места для текста и иллюстраций. Поэтому было легче разъяснить пропагандируемую идею, подтвердить ее аргументами и фактами808.

Таким образом, даже немецкая контрразведка признавала, что советская сторона владела всем арсеналом методов идеологической борьбы. Так, в ноябре 1942 г. штаб 2-й немецкой армии отмечал систематичность, продуманность и целеустремленность работы советской пропаганды на немецких солдат и население. Пропагандисты не спекулировали коммунистической риторикой, щадили церковь, не затрагивали крестьянство и среднее сословие Германии. Основной удар направлялся против фюрера и НСДАП с целью оторвать их от народа, для чего использовались утверждения о привилегиях членам нацистской партии.




    1. Деятельность белорусских учреждений и организаций в тылу – Академия наук БССР, ВУЗ, детские дома и т.д.

В годы Великой Отечественной войны в эвакуации находились не только промышленные и сельскохозяйственные предприятия Беларуси, но и учреждения науки и культуры, а также общественные организации.

Так, по решению Совета по эвакуации при СНК СССР от 7 июля 1941 г. члены АН БССР и другие высококвалифицированные учёные были направлены в Ташкент на работу в научно-исследовательские и высшие учебные учреждения. Несмотря на трудности эвакуации, организационная целостность Академии наук не была утрачена. 6 января 1942 г. в Ташкенте состоялось первое после эвакуации из Минска заседание Президиума АН БССР под председательством вице-президента академика С. Липатова, на котором были рассмотрены вопросы, связанные с возобновлением деятельности Академии наук БССР.

Дальнейшим шагом по консолидации научной интеллигенции явилась академическая сессия в Казани, прошедшая 12 – 13 марта 1942 г. Принятый на ней план работы стал существенным шагом в перестройке работы академии. В военные годы её президентом являлся академик К. Горев, вице-президентами – академики Я. Колас (К. Мицкевич), В. Леонов, С. Липатов, членами Президиума – академики А. Прокопчук, А. Жебрак, О. Кедров-Зихман, В. Лубяко, Н. Акулов, учёным секретарем – член-корреспондент В. Шемпель. Общая численность работавших составляла чуть более 100 человек.

В октябре 1943 г. в Москве начал работу Президиум АН БССР под руководством президента К. Горева, возобновилась деятельность отделений наук, а в первой половине 1944 г. все довоенные институты академии были восстановлены в Москве809.

Учённые сконцентрировались на исследованиях, которые могли быть выполнены в короткие сроки, а их итоги были нужны фронту, хозяйству. Так, члены-корреспонденты АН БССР Б. Ерофеев и А. Розин провели важное для оборонной промышленности исследование по определению нахождения редких элементов ванадия и лития в горных породах Урало-Волжского региона. Работая начальником лаборатории во Всесоюзном институте авиационных материалов (ВИАМ), Б. Ерофеев участвовал также в разработке и организации производства прозрачной пуленепробиваемой брони для боевых самолетов. По итогам проведённых исследований он стал лауреатом Государственной премии СССР II степени810. После освобождения Минска, с 1944 г., он одновременно с работой в ВИАМ принимал участие в восстановлении Института химии, уделяя при этом большое внимание подготовке научных кадров.

Академик С. Липатов, учитывая угрозу развязывания нацистской Германией химической войны, разработал метод использования белков жмыха для пропитки защитных тканей, практическое применение которого успешно было проведено в полевых условиях.

Член-корреспондент Н. Ермоленко активно участвовал в решении проблемы обессеривания среднеазиатских нефтей и деэмульгации бугурусланской нефти. Все результаты были переданы для освоения в производство. Академик Н. Акулов сконструировал надежный аппарат для определения содержания металлов в рудах, который был передан в серийное производство, работал над совершенствованием приборов неразрушающего контроля промышленной продукции, которые широко применялись в оборонной промышленности. Академик Т. Годнев внёс вклад в создание методов сохранения витаминов в продуктах, подлежащих длительному хранению. Академик Е. Алексеев участвовал в разработке приёмов сева и выращивания сахарной свеклы в Узбекистане, где эта культура внедрялась впервые, а академик О. Кедров-Зихман предложил новые методы применения удобрений. Учёные Института торфа разрабатывали технологические приемы для процесса комплексной переработки торфа с получением кокса и моторного топлива811.

Известный генетик А. Жебрак в годы война работал над выведением новых, улучшенных сортов пшеницы, смог вывести из Беларуси во время эвакуации ряд ценных популяций, проводил их селекционирование. После освобождения Беларуси передал в Министерство земледелия около 3 т. элитного зерна своей селекции812.

Немаловажное значение в условиях ведения боевых действий при наличии огромного количества раненных имели разработки учёных-медиков по изготовлению новых лекарственных средств. Так, под руководством академика АН БССР А. Прокопчука была организована в Сталинабаде (Узбекистан) лаборатория по производству таких ценных медицинских препаратов как сульфат-сульфидин, окрихин и др. Член-корреспондент АН БССР Д. Голуб выполнял исследования, которые позволили выработать способы восстановления нервных стволов в организме человека, повреждённых в результате боевой травмы813.

Нельзя обойти вниманием деятельность учёных-историков, оказавшихся в силу различных обстоятельств в разных регионах. На май 1942 г. по архивным сведениям они находились почти в десятке мест. Например, бывшие преподаватели БГУ и Минского пединститута: Л. Каган в Ташкенте, Г. Лившиц в Кзыл-Орде, В. Перцев в Ижевске, А. Пьянков в Молотове (теперь г. Пермь), И. Чимбург в Свердловске, В. Шевченко в Йошкар-Оле, Л. Шнеерсон в Нижнем Тагиле и т.д. К. Поликарпович устроился на работу геологом в Центрально-Казахстанской области Казахской ССР, во время экспедиций проводил и археологические исследования, в 1941 г. обнаружил одну стоянку человека времён неолита и бронзы, а в 1942 г. – свыше 30 таких стоянок814.

В годы Великой Отечественной войны часть сотрудников Института истории АН БССР находились в советском тылу. Следует отметить, что сотрудники института сражались с немецкими захватчиками в рядах Красной Армии (Д. Дудков, И. Залесский, З. Копысский, Е. Корнейчик, И. Лочмель (погиб на фронте), подпольщиком был учёный секретарь института Н. Махнач (расстрелян немцами в 1944 г.).

Таким образом, только после освобождения Беларуси в АН БССР возобновили деятельность институты – истории; языка, литературы и искусства; экономики; социалистического сельского хозяйства; геологии; теоретической и клинической медицины; торфа; химии; физико-техническая лаборатория; водохозяйственный сектор; Ботанический сад и др., где проводились исследования главным образом по довоенной тематике. 31 октября 1944 г. СНК БССР и ЦК КП(б)Б приняли постановление «О мероприятиях по возобновлению работы Академии наук БССР». Согласно этому постановлению необходимо было полностью восстановить довоенную сеть научно-исследовательских учреждений академии. В план первоочередного строительства на 1945 г. было включено восстановление главного корпуса АН БССР, издательства и типографии. Уже к началу 1950-х гг. научный потенциал Беларуси был практически восстановлен; значительную помощь в этом оказали АН СССР и академии наук союзных республик.

Что касается высших учебных заведений, то большая их часть была эвакуирована на Урал. Так, в начале войны Витебский государственный медицинский институт был эвакуирован в Челябинск, затем в 1943 г. – в Ярославль. Впоследствии на его базе был создан Ярославский медицинский институт. В 1944 г. часть сотрудников института возвратилась в Минск, участвовала в восстановлении Минского медицинского института. И только в 1946 г. институт возвратился на родную Витебщину815. За два дня до оккупации города также был эвакуирован в Челябинскую область и Витебский пединститут с небольшим количеством самого ценного оборудования, учебных пособий, с несколькими десятками студентов и научных работников816.

В начале военных действий 1941 г. Белорусский государственный университет был закрыт, а его основные фонды эвакуированы. 15 мая 1943 г. Совнарком СССР принял постановление «О возобновлении работы Белорусского государственного университета». Место для него было определено недалеко от Москвы на станции Сходня. Московский университет вместе с другими вузами столицы передал большое количество учебного и научного оборудования, учебников и наглядных пособий, 18 тысяч томов научной литературы. В октябре 1943 г. к занятиям приступили около 300 человек, с ними работали 900 преподавателей, а в июле 1944 г. первая группа белорусских студентов возвратилась в Минск, а уже осенью начались регулярные занятия817.

Кроме того, белорусский лесотехнический институт по решению правительства СССР был эвакуирован в Свердловск, а в сентябре 1941 г. по приказу Наркомлеса СССР был объединён с Уральским лесотехническим институтом. В мае 1943 г. правительством БССР было принято решение о восстановлении в Ярославле Белорусского медицинского института818.

Интеллигенция, находившаяся в тылу, также привнесла свой вклад в приближение победы. Формы её участия в основном были агитационными, пропагандистскими, что и требовалось в условиях войны. Так, белорусские журналисты издавали в тылу газету «Савецкая Беларусь» (печаталась в Орле, Казани и Москве), агитационные плакаты «Раздавім фашысцкую гадзіну» и «Партызанская дубінка», весь тираж которых забрасывался на территорию оккупированной Беларуси.

В работе периодических изданий активно участвовали и литераторы: Я. Купала до трагической смерти в июне 1942 г. публиковал в различных газетах и журналах свои стихотворения «Не будзе беларус рабом нямецкіх баронаў», «Кліч да беларускага народа», «Беларускім партызанам» и др.; Я. Колас сотрудничал с среднеазиатскими изданиями «Правда Востока», «Кзыл-Узбекистан» и др.; М. Лыньков и К. Чорный также публикуются в периодической печати военного времени и т.д.819

Общим делом журналистов и литераторов была радиостанция «Савецкая Беларусь», передачи которой транслировались из Москвы. Их ежедневный объём составлял свыше четырёх часов и велся пять раз, а с осени 1943 г. – семь раз в сутки. Кроме известий с фронтов, сводок Совинформбюро, докладов и приказов Верховного Главнокомандующего, радиостанция передавала принятые сообщения из партизанских отрядов, рассказывала о трудовых подвигах советского народа, о производственных успехах коллективов предприятий Беларуси, эвакуированных в тыловые районы страны, о деятельности союзных и республиканских государственных и партийных органов, международных событиях. Постоянными в передачах были рубрики «Вести с Советской Родины», «По Советскому Союзу», «Сообщения из-за границы». Перед микрофоном выступали Я. Колас, К. Крапива, К. Чорный, М. Танк, П. Бровка, П. Глебка и другие видные писатели, белорусские артисты JI. Александровская, Р. Млодек, Д. Орлов, П. Молчанов. По радио передавались выступления командиров и комиссаров партизанских отрядов и бригад, находившихся в советском тылу по вызову или на лечении. Регулярно читались письма партизанам от родных и близких. Отдел молодежного радиовещания «Савецкай Беларусі» только с 1 февраля по 20 июня 1943 г. подготовил 505 передач, включавших в программу более тысячи различных материалов о жизни и труде советских людей, о злодеяниях оккупантов, о боевых делах партизан. Активное участие в подготовке передач для молодежи принимали секретари ЦК ЛКСМБ М. Зимянин, К. Мазуров, С. Притыцкий, Ф. Сургаздов. Они хорошо знали жизнь партизан, подпольных комсомольских и молодежных патриотических организаций, ярко рассказывали о ней радиослушателям820. А в марте 1944 г. из Гомеля на Беларусь начала вещание ещё одна республиканская радиостанция – имени СНК БССР821.

Не менее плодотворно работали в советском тылу эвакуированные театры: БДТ-1 – в Томске, БДТ-2 – в Уральске (Казахстан) и в Орехово-Зуеве, Белорусский государственный театр оперы и балета – в Горьком, Государственный еврейский драмтеатр БССР – в Новосибирске, Русский драмтеатр БССР – в Москве822.

О том, что белорусское искусство не стояло на месте, развивалось и в условиях эвакуации, свидетельствует и деятельность композиторов. Так, на протяжении 1941 – 1943 гг. Е. Тикоцкий, А. Богатырёв, М. Аладов, Р. Пукст, И. Любан и др. было написано более 200 произведений разных жанров, 454 из которых были выданы государственным музыкальным издательством в Москве. Кроме того, творчество художников и скульпторов также имело место в годы Великой Отечественной войны. В частности, в это время сыскал известность и признание З. Азгур через создание скульптурных портретов партизан, фронтовиков и др. деятели белорусского кино, работавшие в Алма-Ате и Москве, в 1942 – 1943 гг. создали два фильма, посвящённые родной земле, сопротивлению белорусского народа против нацизма, а также 14 звуковых киножурналов «Савецкая Беларусь» 823.

Таким образом, несмотря на военные условия, представители белорусской интеллигенции пытались через свои достижения помочь фронту и тем самым ускорить день освобождения территории СССР, включая БССР.
Вопросы для самоконтроля:


  1. Охарактеризуйте процесс перевода экономики на военные рельсы развития.

  2. В каких условиях осуществлялась военно-промышленное строительство и развитие сельского хозяйства в тылу?

  3. Дайте оценку развитию советской культуры в условиях Великой Отечественной войны.

  4. Используя материал Темы 6, дайте сравнительную характеристику советской и нацистской агитации и пропаганды.

  5. В каких условиях осуществлялась деятельность белорусских учреждений и организаций в тылу?



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   32


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница