Морской бой



страница2/6
Дата17.10.2016
Размер0,94 Mb.
1   2   3   4   5   6

ТРЕНЕРЫ И ТЕХНИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАНТЫ
Чтобы помочь актерам подготовиться к их ролям, Берг договорился с военными консультантами о проведении «показательного выступления», чтобы труппа могла на собственном примере ощутить все тонкости физического и душевного состояния солдата в бою. Специальный тренинг проводился с Рианной, Декер и Гадсоном, которым выпало играть в одной из самых динамичных сцен битвы с инопланетянами.

К роли артиллериста в фильме МОРСКОЙ БОЙ Рианну готовила Жаклин Карризоса – отважная женщина, отслужившая в составе ВМФ США. По признанию самой певицы, ее воодушевляли такие бессмертные киногероини, как Сара Коннор из боевика ТЕРМИНАТОР и рядовой Васкез из фильма ужасов ЧУЖИЕ. Она считала, что эти персонажи максимально дисциплинированы и собраны, словом, обладают всеми качествами, которые так ценятся во флоте.

«Во время тренировок на съемочной площадке актеры учились в первую очередь правильно держать оружие, – отмечает Рианна. – Я многое узнала об огнестрельном оружии и очень рада этому, поскольку мне бы не хотелось играть роль манекена с автоматом, который не знает, как с ним обращаться. Питу было очень важно убедиться в том, что съемочная площадка максимально похожа на настоящую базу ВМФ. Поведению и внешнему виду моей героини в фильме я во многом обязана нашим многочисленным тренировкам с Жаклин».

Во время съемок Карризоса носила знаки отличия ранга E5 – офицера второго класса ВМФ США. «Я умею обращаться с любым оружием – начиная с 9мм пистолетов и крупнокалиберных пулеметов и заканчивая торпедами с магазинной спринклерной системой, ракетами с вертикальным стартом и всем прочим, – утверждает морячка. – Кроме того, я знаю, как управлять орудиями калибра 127мм, которые установлены на корабле ВМФ США «Миссури»».

«Я объясняла Рианне принципы военной субординации и обращения с оружием, – рассказывает эксперт о подготовке певицы к съемкам. – Она провела некоторое время в тире еще до того, как я поднялась на борт, так что выстрелов научилась не бояться. Я учила ее правильным стойкам по командам «смирно», «вольно» и «на караул». С учетом ее невероятного таланта, Рианна оказалась очень смышленой ученицей и прирожденной сорвиголовой». Пребывание Карризосы на корабле было непродолжительным – сразу после окончания трехнедельных съемок на Гавайях девушка вернулась в расположение своей военной части в Сан-Диего.

Подготовка Гадсона и Декер несколько отличалась, поскольку их героям по сюжету фильма надлежало защищать от инопланетного вторжения военную базу на острове Оаху. Берг, Гадсон, Декер и Хэмиш Линклейтер (герой которого также играл немаловажную роль в наземных сценах) провели три недели в Каилуа (одном из крупнейших городов на острове), где снималась сцена возведения инопланетянами коммуникационной башни.

Декер отмечает, что режиссер помог всем актерам передружиться и настроиться на одну волну. «Мы с Грегом довольно быстро нашли общий язык, поскольку наши герои должны были быть очень уязвимыми, – объясняет актриса. – Мы много репетировали и снимали в горах во время проливных дождей. Дороги размыло – несколько раз протезы Грега проскальзывали на грязи, и мы съезжали с холма самым неприглядным образом. По сценарию он срывался на мне, я отыгрывалась на нем. Когда герои ссорятся, актеры довольно быстро дружатся. Грег мне говорил: «Когда мы будем спускаться с холма, мне придется тебя подгонять. Ты уж не обижайся, мне очень нужна твоя поддержка и понимание».

«В одной из сцен Сэм начинает истерить, когда мы находим трупы и машины, разорванные на части, – рассказывает актриса о своей героине. – Тогда же они впервые видят инопланетян. В Мике моя героиня черпает силу для того, чтобы успокоиться. В тот день, когда снималась эта сцена, мы с Грегом работали на площадке одни. Ни с кем из съемочной группы словом не обмолвились – только репетировали, репетировали, репетировали. Он должен был столкнуть меня на землю, схватить и потрясти, чтобы Сэм «пришла в себя». Мы тогда неплохо подрались, но при этом (зрители это вряд ли заметят) дрались очень аккуратно, можно сказать заботливо».

Берг вспоминает этот первый репетиционный день, непосредственно перед началом съемок: «Грег никогда раньше не работал на камеру, и у него нет обеих ног. Нет ничего удивительного в том, что съемки для него были большим испытанием, многое ему приходилось делать впервые в жизни. Несмотря на это, он был настроен весьма оптимистично и был готов проявить себя с лучшей стороны. В первый съемочный день, когда ему нужно было забраться на скользкий склон, он поскользнулся и упал. Мы помогли ему подняться, он сделал несколько шагов и снова упал – на этот раз серьезно, навзничь. Я испугался, что он переломал свои протезы – они согнулись совершенно неестественным образом. Грег как-то сразу притих, и я подумал: «Мы его теряем…»» Однако режиссер жестоко заблуждался.

««Такое иногда случается, когда люди пытаются передвигаться не на своих двоих в прямом смысле слова… они падают», – вспоминает Берг слова Гадсона. – Я хотел провести Грега на вершину горы, чтобы проверить его на выносливость. Главный вопрос, который не мог меня не интересовать, как режиссера – выдержит ли он столь напряженные съемки и сможет ли без проблем передвигаться по пересеченной местности. Бруклин приехала вместе ним и помогала, чем могла. Только после этой вынужденной вылазки мы начали оценивать актерские способности Грега».

Свои титановые протезы Гадсон называет «настоящими ногами». При этом солдату по-прежнему приходится непросто балансировать, поэтому иногда он не пристегивает протезы и перемещается в инвалидном кресле. Он говорит, что стоять и ходить (не без помощи трости) для него все равно, что балансировать на верхней ступеньке приставной лестницы. «Меня не покидает страх, что протезы недостаточно надежны, – объясняет Гадсон. – Вспомните это ощущение – ведь все когда-нибудь забирались на стремянку. Вам приходится ловить баланс, чтобы не потерять равновесие и не шлепнуться на землю. Наверное, это самая точная аналогия с передвижением человека, потерявшего обе нижние конечности».

Постановщик трюков Кэвин Скотт вспоминает, как впервые увидел фотографию Гадсона, уже после утверждения последнего на роль Мика: «Я не мог не заметить, что у него ампутированы обе ноги, но оказалось, что это не просто парень с алюминиевыми протезами. Он – очень добросердечный человек, настоящий воин и прирожденный лидер. Когда в кадре появляется Грег, сцена боя становится едва ли не кульминационным моментов фильма. Я сам отношусь очень уважительно к инвалидам, потерявшим ту или иную конечность, и, думаю, мои коллеги меня поддержат. Мы никоим образом не пытались показать его ущербность и недееспособность, как раз наоборот, и кажется нам это удалось».

«Нам очень помог Дэймон Каро – один из лучших хореографов боевых сцен в киноиндустрии, – продолжает Скотт. – Он проработал динамичную сцену с Грегом таким образом, чтобы актеру было максимально комфортно. Некоторые движения в общей последовательности предложил сам Грег, исходя из собственного опыта. Он может сгибать свои протезы так, как здоровому человеку и в страшном сне не приснится. Было интересно наблюдать за тем, как он оживился во время съемки этой сцены. Он признался, что не чувствовал себя в такой отличной форме с тех пор, как потерял ноги. Он снялся в нескольких весьма напряженных сценах, и каждый раз проявлял себя настоящим воином. Могу поспорить, что зрители такого еще не видели».

Чтобы убедиться, что все нормы ВМФ США будут соответствовать реальности, Берг пригласил капитана Рика Хоффмана в качестве военно-морского технического консультанта. Отслуживший во флоте 28 лет ветеран следил за всем, что касалось флотского устава – начиная с диалоговых клише и экстерьера съемочных площадок и заканчивая уникальными аксессуарами униформы и стильными армейскими прическами. Кроме того, он получил небольшую роль в фильме МОРСКОЙ БОЙ – офицер играет председателя Комитета начальников штабов. «Уже на первой наше встрече Питер объяснил, что в фантастическом фильме реальная составляющая должна быть предельно реалистичной, – объясняет Хоффман. – Он хотел, чтобы в кадре играли настоящие матросы, желательно, проходящие службу именно на конкретном судне. Во многих сценах эпизодические роли сыграли настоящие моряки. Там же, где требовалась профессиональная актерская игра, Питер хотел, чтобы это было правдоподобно и убедительно».

Перед тем, как сниматься в той или иной сцене на корабле, все актеры и статисты проходили подготовку в так называемой «учебке капитана Рика». По счастью инструктаж обходился без затрещин и повышения голоса. И все же тренинг длился с утра до вечера и было достаточно утомительным. Матросам объясняли, что и как будет делаться во время съемок, а актеры получали представление о том, как должны выглядеть и что должны делать настоящие моряки. Во время подобных «репетиций» актеры и матросы лучше узнавали друг друга, что, без сомнения, сказалось впоследствии на качестве их общей игры.

Кроме всего прочего, капитан оказывал посильную помощь и закадровой команде. «Помимо актеров, мне посчастливилось работать с очень одаренными дизайнерами, реквизиторами и декораторами, которые вносили свою скромную, но немаловажную лепту в достижение реалистичности, – говорит Хоффман. – Они могли передвинуть радиостанцию, чтобы актерам было удобнее играть. Постоянно подкладывали в кадр карты, бинокли и прочие детали, без которых картина была бы не полной и так далее. Хотя иногда и мне самому приходилось обращаться за советом к матросам – эти парни уже лучше меня знают, что выглядит на своем месте, а что нет».


СЪЕМКИ НА НАСТОЯЩЕМ ЛИНКОРЕ
Львиная доля эпизодов МОРСКОГО БОЯ снималась на острове Оаху. Кстати, Берг снимает на Гавайях уже второй фильм. В 2003 году он выдал гавайские кущи за бразильские джунгли в фильме СОКРОВИЩЕ АМАЗОНКИ.

Существовало множество причин, по которым фоном для фильма были выбраны именно Гавайи. Стубер утверждает, что на подготовительном этапе использовались документальные архивы Второй Мировой войны, из которых следовало, что военно-морскому флоту отводилась большая роль в боевых действиях сил союзников в тихоокеанском театре военных действий. «Мы снимали фильм в Перл-Харбор, так что помимо прочего отдали дань памяти погибшим во время войны, – говорит Стубер. – Некоторые роли получили настоящие ветераны Второй Мировой, а ключевым кораблем фильма стал «Миссури», принимавший участие в событиях тех лет». Продюсер отмечает, что отношения между США и Японией за многие годы переросли из враждебности в партнерство, и это не могло не сказаться на съемочном процессе: «Ежегодные военно-морские учения в тихоокеанском регионе лишний раз доказывают, как далеко мы продвинулись в налаживании отношений. В МОРСКОМ БОЕ вы сможете видеть, как американские и японские солдаты воюют плечом к плечу с общим врагом, и это очень символично».


Съемочный павильон с видом на океан

Большое количество материала было отснято на кораблях ВМФ США. Поразительно, но съемочной группе был предоставлен доступ к пяти различным эсминцам, что позволило снять в кадре несколько кораблей на рейде и в открытом море. Не говоря уже о том, что на каждом корабле работала уникальная, по-своему интересная для кинематографистов команда.

Продюсер Дункан Хендерсон и сопродюсер Тодд Арнов вывезли более сотни актеров и членов съемочной группы в открытое море, где работа продолжалась чуть больше недели. «Мы искали достойное место для съемок в Австралии, но в конечном итоге решили отдать предпочтение именно Гавайям, – говорит Хендерсон. – Реализм, которого мы достигли в открытом море, ни с чем не сравнить. Мы обдумывали возможность снимать все сцены на воде в павильонном бассейне. Но когда мы наведались на Гавайи и смогли выйти в открытое море, поняли, что нужно снимать на натуре – никакая павильонная съемка не могла сравниться с океанской красотой».

Сцены в Тихом Океане снимались в нескольких километрах от побережья острова Оаху. В частности там снималась одна из кульминационных сцен, в которой Хоппер и его команда (включая Райкс и Зверя) садятся в надувную лодку с укрепленным каркасом (rigid-hulled inflatable boat, RHIB) и кружат на ней вокруг непонятно откуда взявшегося посреди океана куска металла, пытаясь определить, что же это такое. На съемки этой сцены ушло больше времени, чем на любую другую. На самом деле, съемки в открытом море начались с подготовительного этапа работы над фильмом и закончились во время монтажно-тонировочного периода. Съемочная группа участвовала в военно-морских учениях в тихоокеанском регионе еще до официального начала съемочного периода. В самый разгар работы над фильмом были сняты сцены на корабле «Миссури». Кроме того, потребовалось провести досъемки нескольких сцен на авианосце «Линкольн» уже на этапе постпродакшена.

За минувшие 20 лет Хендерсон и Арнов работали вместе над десятью проектами, включая некоторые эпические картины, в которых многие сцены снимались на воде (в частности, ПОСЕЙДОН, ИДЕАЛЬНЫЙ ШТОРМ и ХОЗЯИН МОРЕЙ: НА КРАЮ ЗЕМЛИ). Так что продюсеры, если можно так сказать, уже изрядно «просолились», когда дело дошло до съемки вышеупомянутой сцены, в которой герои обнаруживают конструкцию пришельцев. Они предложили съемочной группе новаторскую идею, которую сами пока на практике не опробовали. Идея была, по меньшей мере, очень смелой.

Для начала продюсеры зафрахтовали огромную баржу длинной практически в футбольное поле и отбуксировали ее подальше от берега. Берг и оператор Тобиас Шлисслер могли снимать сцену так, чтобы ни сама баржа, ни какая бы то ни было другая посудина, ни берег не попадали в кадр – только открытое море. Оскароносный супервайзер по спецэффектам Барт Далтон собрал прямо на воде 70-тонную плавучую конструкцию, которая выглядела как дрейфующий посреди океана обломок корабля пришельцев.

Другую половину баржи кинематографисты использовали для складирования многотонного оборудования, которое требовалось для обеспечения недели бесперебойной съемки. Плавучий киносъемочный «павильон» дрейфовал в открытом море всю неделю, не приближаясь к берегу. Впрочем, съемочная группа и актеры регулярно сходили на берег, переправляясь на лодках, которые изо дня в день курсировали между баржей и пристанью.

«Метод съемки был необычным, можно сказать уникальным, потому что нос баржи попадал в кадр и играл свою «павильонную» роль, а корма использовалась как «закулисное пространство» и была завалена различным оборудованием, – объясняет Хендерсон. – Да и с погодой нам несказанно повезло. Высота волн не превышала допустимую для стабильной съемки, да и без дождей обошлось. Фокус в том, что мы снимали на Гавайях в самых сухой сезон».

После окончания морских съемок, группа перебазировалась в Перл-Харбор. Исторический плацдарм сегодня занимает военно-морская база, на которой проходят службу 12 000 моряков, и военно-воздушная база «Хикэм», на которой служат еще 8000 человек. Ежегодно Перл-Харбор посещают тысячи туристов. В экскурсионную программу входит посещение мемориала линкора «Аризона». 7 декабря 1941 года во время японской бомбардировки линкор затонул, унеся на дно жизни 1177 матросов. Останки корабля по сей день покоятся на дне залива.
Краткая историческая справка о линкоре «Миссури»

Линейный корабль «Аризона» по вполне понятным причинам в фильме не появится. Зато во всей красе предстанет его брат, линкор «Миссури», который с некоторых пор превращен в плавучий мемориал «Линкор «Миссури»». Именно на этом корабле кинематографисты отсняли немалое количество сцен в сентябре 2010 года. Съемки велись столь интенсивно, что на четыре из семи съемочных дней популярный мемориал был вынужден закрыть свои гостеприимные двери для любознательных туристов.

Американский классический линкор типа «Айова» (который моряки любовно окрестили прозвищем «Могучий Мо») стал последним кораблем этого класса, спущенным с американских стапелей. Оригинальное же название корабль получил в честь родного штата президента Гарри Трумэна. «Миссури» был выстроен в бруклинском военно-морском доке в 1941 году, спущен на воду 29 января 1944 года, а в своей первый бой вступил 11 июня 1944 года.

Махина водоизмещением 45 000 тон и 271 метр в длину (всего на несколько сантиметров короче знаменитого «Титаника») вмещала команду из 2700 матросов и офицеров. После окончания войны в Корее в 1950-х, «Миссури» долгие годы был не востребован. На боевую службу корабль вновь вышел лишь в 1984 году. За это время линкор успели серьезно подлатать – заменили временные переборки и всю электронику. Однако вместимость судна уменьшилась до 1851 человека. Местом проведения последней боевой операцией линкора стал Персидский залив в 1991 году.

29 декабря 1944 года линкор «Миссури» прибыл в порт Перл-Харбор для участия в одной из самых масштабных боевых операций Второй Мировой войны. 11 апреля 1945 года (за день до объявления Трумэна президентом США) подбитый пилот-камикадзе сумел направить свой пылающий самолет в борт «Миссури», чуть ниже уровня основной палубы. Огонь распространился на боевой отсек орудия №3.

Несмотря на явную угрозу взрыва, ущерб кораблю был оценен, как несущественный – пожар удалось быстро потушить. В поврежденном отсеке были обнаружены останки камикадзе. Отдавая должное храбрости японского летчика, капитан «Миссури» Уильям Каллахан провел морские похороны со всеми военными почестями, несмотря на то, что хоронить пришлось тело врага. Пробоина в борту корабля сохранилась по сей день и вызывает неподдельный интерес у всех туристов.

Буквально через четыре месяца, 2 сентября 1945 года в Токийском заливе японцы сдались силам союзников, которыми руководили адмирал Честер Нимиц и верховный командующий Дуглас Макартур. «Миссури» вошел в историю – на его борту был подписан акт о капитуляции. 2 сентября 2010 года (незадолго до начала съемок МОРСКОГО БОЯ) американское и гавайское правительства провели на борту линкора церемонию в честь поминовения павших во время атаки Перл Харбота, знаменующую 65-ю годовщину окончания Второй Мировой войны.

31 марта 1992 года боевое оборудование линкора было демонтировано. Некоторое время «Миссури» состоял в запасе ВМФ и дислоцировался в Бремертоне, штат Вашингтон. В 1998 году американский флот решил переправить линкор в Гонолулу для организации военного музея. Сейчас корабль стоит на рейде острова Форд, приписанный к военно-морской базе Battleship Row.


Вывод линкора в Тихий Океан

После демобилизации «Миссури» некоторое время провел на стапелях Перл-Харбора. Капитальный ремонт и техническое обслуживание судна обошлись в $18 млн. 7 января 2010 года линкор вернулся на рейд и бросил якорь недалеко от места затопления «Аризоны». Взглядам туристов предстал обновленный свежеокрашенный корпус. Обновлению подверглись и внутренности корабля – были установлены новейшие системы катодной защиты и глубинного обнаружения. Днище линкора было обработано специальным составом, призванным уберечь металл от коррозии, по крайней мере, десять лет (по самым скромным подсчетам со времени открытия музея в 1998 году на борту «Могучего Мо» побывало более трех миллионов туристов).

До официального начала съемок оставалось еще восемь месяцев, когда Берг узнал, что «Миссури» собираются вывести в открытое море «на обкатку». Упускать такую шикарную возможность было нельзя. Неофициальное начало съемок датируется 8 января 2010 года, спустя лишь 24 часа после того, как «Миссури» вышел из сухого дока. В 9:25 утра в этот день линкор был готов к съемкам. Берг и его группа получили официальное разрешение руководство ассоциации музея линкора «Миссури» на использование судна в тот короткий промежуток, когда корабль уже вышел из сухого дока и перед тем, как мемориал откроется для посетителей.

Несколько буксиров вывели линкор из гавани Перл-Харбора и доставили на предполагаемое место съемки в трех километрах от пляжа Вайкики. Это был первый выход корабля в открытое море с момента его швартовки на Гавайях в 1998 году. Многие тогда с уверенностью заявляли, что «Могучий Мо» успокоился навсегда.

«Нам удалось вывести «Миссури» в открытое море для съемок лишь потому, что мы оказались в нужное время в нужном месте, – утверждает Кейт Демелло, работавшая с ассоциацией музея Миссури, руководство которой заведует легендарным кораблем. – Для достижения успеха нам пришлось заручиться поддержкой множества людей, занимающих самые различные посты. Так совпало, что когда господин Берг лично отсматривал различные локации на Гавайях, «Миссури» как раз вытащили в сухой док – впервые за 17 лет! Тот факт, что линкор собираются обновлять, сам по себе был уникальным».

«Линкор «Миссури» играет большую роль в фильме, – говорит Обри о гиганте, который благодаря МОРСКОМУ БОЮ войдет не только в военную историю, но и в кинематографические анналы. – Во-первых, сам факт того, что мы сможем снимать на военном корабле, приводил нас в трепет. Во-вторых, это был не просто корабль – а могучий линкор, на борту которого во время Второй Мировой войны японские полководцы подписали акт о капитуляции. В-третьих, мы получили возможность вывести судно в открытое море перед тем, как оно займет свое постоянное место на рейде. Машинное отделение «Миссури» опустело, поэтому линкор тянули буксиры».

«Среди матросов, работавших на корабле в тот день, были те, кто сражался на «Миссури», работал на линкоре, чинил его и поддерживал в том идеальном состоянии, в котором легенда дожила до наших дней, – добавляет Обри. – Можете себе представить, насколько мы были воодушевлены, учитывая то, что мы никогда не видели «Могучего Мо» в открытом море. Мы не могли избавиться от мысли, что нам несказанно повезло быть частью этого грандиозного проекта».

«При одном взгляде на «Миссури» понимаешь, что эта почтенная дама очень любима теми, кто заботится о ней изо дня в день, – говорит ветеран локейшн-менедмента Майкл Михан, долгое время сотрудничающий с Хендерсоном. – Именно они дали согласие на съемки своей любимицы. Мы стояли в порту Перл-Харбора, потом перевели взгляд на «Миссури» и невольно отметили: «Перед нами – начало и конец Второй Мировой войны»».

«Нам выпала великая честь подняться на борт этого корабля, – добавляет Хендерсон. – Один только масштаб «Миссури» поражает воображение. То, что мы снимали фильм на настоящих действующих кораблях ВМФ, было замечательно. То, что мы снимали на Гавайях, было замечательно вдвойне».

Продюсеры из Hasbro признаются, что сбылась их детская мечта. «Мы нашли ответ на вопрос, мучивший нас на протяжении всего съемочного периода: «Как мы будем снимать фильм о линкоре, если ни одного линкора во флоте уже нет?» – объясняет Шнейр. – Мы хотели, чтобы линкор стал своеобразным кораблем-героем, спасающим Землю от нашествия инопланетян. И вдруг мы узнали, что линкор «Миссури», который давно превращен в плавучий мемориал, может снова выйти в открытое море. Только представьте себе, что мы пережили!»

«Линкор «Миссури» стал ключевой вехой в сценарии и настоящим действующим персонажем фильма, – продолжает продюсер. – Мы провели на судне две незабываемые сентябрьские недели. Однако еще до того, как съемки начались, в январе 2010-го мы смогли вытянуть «Миссури» из сухого дока и отбуксировать ее в открытое море… под неусыпным оком наблюдателей из студии и ВМФ, конечно. Впрочем, опасения были излишни – все прошло идеально. Нам очень повезло с погодой, и мы смогли отснять «Миссури» в океане. В дальнейшем специалисты студии визуальных эффектов ILM использовали этот материал для потрясающих спецэффектов, которые зрители увидят в последней трети картины».
КАСТИНГ: АКТЕРЫ И ЛОКАЦИИ
Для съемочной группы и актеров было очень важно своей работой почтить память моряков, которые отдали свои жизни во имя нашей свободы и благополучия. «У нас получилось масштабное кино с пришельцами, взрывами и всем прочим, что должно быть в настоящем летнем блокбастере, – говорит Стубер. – Однако если рассматривать фигуральный посыл фильма, то мы хотели почтить память героев и их подвигов».

Работа с морскими волками

Актеры по достоинству оценили возможность поработать на настоящем линкоре. Однако они и мечтать не могли сниматься на столь легендарном линкоре, как «Миссури». «Это трудно передать словами, – говорит Скарсгард. – Когда мы снимали некоторые сцены, я оказывался в кругу ветеранов, которые были на «Миссури» во время Второй Мировой войны. Побывать на этом корабле, поговорить с этими парнями, послушать их истории – об этом можно было только мечтать».

«Съемки на «Миссури» были очень запоминающиеся, – вторит ему Китч. – Мы говорили с Норманом МакКлафферти, с которым я должен был сыграть одну из сцен. Он служил на линкоре «Оклахома», но прямо перед бомбардировкой был переведен на другую базу. Слышать, как он все это рассказывает, а потом работать с ним вместе на «Миссури» - это было потрясающе! Как актер, я понимал – то недолгое время, что я провел в компании этого человека, неоценимо».

«В то время я служил на борту «Оклахомы», – говорит 90-летний Норман МакКлафферти. – И единственная причина, по которой я сегодня имею возможность сидеть тут и разговаривать с вами, в том, что мне несказанно повезло». Ветеран ВМФ с готовностью откликнулся на предложение кастинг-менеджера массовки Джудит Були сыграть одного из 3000 матросов в МОРСКОМ БОЕ (кстати, большая часть массовки состоит именно из действующих и вышедших в отставку матросов ВМФ США).

Особую ставку на ветеранов ВМФ, прошедших Вторую Мировую войну, Берг делал в одной из ключевых сцен фильма – когда герои празднуют на борту «Миссури». На кастинг МакКлафферти пришел с фотоальбомом, который наглядно покатывает карьеру матроса. На некоторых снимках моряк позировал с Джоном Уэйном и Берджессом Мередитом. Оказалось МакКлафферти в свое время довелось сняться в эпизодической роли с Уэйном в эпическом фильме Отто Преминджера 1965 года ПО МЕТОДУ ХАРМА, который снимался в том числе и на Гавайях. Эти фото обеспечили ветерану не только экранное время, но и роль с репликами. О своей службе на обреченной «Оклахоме» ветеран говорит: «Мы с товарищем оба хотели покинуть этот корабль, и в июле 41-го, как раз перед нападением получили долгожданный перевод. Мы решили кинуть монетку, чтобы определить, кому суждено покинуть корабль. Остальное вы знаете…»

МакКлафферти, служивший на борту линкора «Оклахома» с 1939 по 1941 года, не может забыть утро 7 декабря 1941 года. Его база находилась на острове Палмира, на полпути между Гавайями и Самоа. «Тем утром нас собрал старший по званию и сообщил, что японцы напали на Перл-Харбор, акцентируя атаку на рейде, – вспоминает МакКлафферти. – «Оклахома» и «Аризона» были как два брата-близнеца, ничем не отличались друг от друга, кроме команды. Я знал, что «Оклахома» выдержал не одну бурю, никакому катаклизму он был не по зубам. Я надеялся, что линкор переживет и эту напасть, но увы – его затопили всего за восемь минут».

7 декабря 2007 года (в 66-ю годовщину злополучного нападения) правительство США выделило $1,2 млн на открытие мемориала, посвященного 429 матросам линкора «Оклахома», погибшим в тот день. Мемориал открылся на аллее, которая ведет к стоянке «Миссури». Имена тех, кто был на борту затонувшего линкора, выгравированы на черных гранитных плитках, которые укреплены на 429 индивидуальных мраморных колоннах. Высота каждой из них немного превышает 2 метра, а вес – 50 килограмм.

МакКлафферти стал одним из десятка ветеранов ВМФ, которые снялись в фильме МОРСКОЙ БОЙ. Некоторые из них служили на «Миссури», в частности Тобиас Лэнкон, который воевал в Корее с 1952 по 1955 года. Как и сам Берг, его технический консультант капитан в отставке Рик Хоффман был несказанно рад встретиться с героями.

Капитан не устает восторгаться «Могучим Мо». «Даже для меня этот опыт неоценим, – говорит Хоффман. – Только вдумайтесь, эсминцы времен Второй Мировой войны весили около 1800 тон, крейсеры – около 12 000 тон, современные эсминцы весят порядка 9000 тон. А линкоры в середине прошлого века весили 64 000 тоны! И на каждом были установлены три 400мм турели».

«Историческую роль линкоров невозможно недооценить, – добавляет ветеран флота. – Корабли этого класса вели бомбардировку вьетнамского побережья и продолжали нести службу вплоть до первой войны в Персидском заливе. Съемки фильма велись именно на тех кораблях и с участием именно тех матросов, которые служили на этом же линкоре или на кораблях подобного класса».



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница