На петергофской дороге



страница2/6
Дата25.10.2016
Размер1,06 Mb.
1   2   3   4   5   6

Раскопки часовни во имя иконы Тихвинской Божьей матери

В 1994 г. по инициативе настоятеля Троице-Сергиевой пустыни отца Николая силами монахов проведены раскопки Тихвинской часовни, построенной в 1863 г. по проекту А. М. Горностаева взамен обветшавшей деревянной, поставленной на месте погребения основателя Пустыни архимандрита Варлаама (Высоцкого). Там же позднее были похоронены схимники: духовный композитор Михаил Чихачев и Макарий Макаров. Хотя на плане Пустыни 1886 г. в часовне показаны три захоронения, обнаружено только два кирпичных склепа, занявших все внутреннее пространство в подполье. К сожалению, склепы разрушены, и останки Чихачева и Макарова потревожены. Захоронения Варлаама не оказалось. При благоустройстве участка на поверхности земли невысокой кирпичной кладкой отмечен контур часовни и устроен цветник; в алтарной части установлен деревянный крест.



Раскопки склепа Ольденбургских

В 1995 г. подданный ФРГ герцог Гуго фон Ольденбург обратился в КГИОП с просьбой установить место захоронения представителей русской ветви рода Ольденбургских: внука императора Павла, принца Петра Георгиевича и членов его семьи. Судя по планам, участок Ольденбургских находился в юго-восточной части Пустыни. Участок сохранился: это газон, по периметру которого растут старые дубы (на месте выбывших позднее посажены деревья других пород). До нас дошло изображение усыпальницы Ольденбургских, имевший вид своеобразного прозрачного павильона из металлических конструкций с цветными витражными стеклами. По данным Саитова усыпальница имела размеры 5 х 4 саж 1 арш (10,65 х 9,24 м).

Петербургская школа Правоведения имени принца П. Г. Ольденбургского оказала помощь в проведении раскопок, в ходе которых обнаружен фундамент фамильного склепа Ольденбургских и найдено множество цветных стекол от витражей. Поперек участка проложены современные коммуникации, разрушившие фундамент и, очевидно, некоторые погребения. Обнаружены три погребения в каменных ящиках. Благодаря тому, что в бумагах Яковлева есть чертеж с обозначением всех захоронений, удалось установить, что Петр Георгиевич похоронен в юго-восточном углу усыпальницы: его деревянный гроб, покрытый золотой парчой, не потревожен. Стенки гроба украшены накладными медными «двуглавыми орлами». Убедившись в том, что захоронение сохранилось, дальнейшие раскопки был прекращены. Рядом обнаружено захоронение супруги П. Г. Ольденбургского, Терезии. Могила старшего сына Николая оказалась разоренной; в засыпке на небольшой глубине найден череп, остальные части скелета отсутствуют25.

На месте фамильного склепа Ольденбургских в 1998 г. установлена надгробная плита, а 1 октября 2012 г. состоялось торжественное открытие памятника (бюста) П. Г. Ольденбургскому.



Раскопки фамильного участка Горчаковых

Канцлер Российской империи Александр Михайлович Горчаков скончался в 1883 г. на 85 году жизни в Баден-Бадене. В своем завещание, составленном еще в 1875 г., он писал: «Где бы я не умер, желаю, чтобы тело мое предано земле возле всегда горячо любимой и оплакиваемой жены моей в общей ограде…. Желаю, чтобы погребение мое было самое простое, без всякой пышности и без соблюдения обычая окружать гроб и носить за ним орденские знаки, также, чтоб тело мое было положено в гроб в простом платье, а не в мундире»26. Его супруга, Мария Александровна, урожденная княжна Урусова, была похоронена «против церкви Св. Апостола Якова Брата Божия два места, кои занимают в длину три с половиною, а в ширину четыре аршина». Однако ни на одном из известных планов Пустыни фамильный участок Горчаковых почему-то не отмечен. Также лишь приблизительно указано в справочнике Саитова место захоронения канцлера Горчакова и его умершего в 1897 г. сына Михаила Александровича: «с северной стороны храма Воскресения Христова в фамильном месте».

В 1985 г., работая над отчетом о раскопках на территории Пустыни, нам повезло наткнуться на фотографию, что хранится в архиве института Материальной культуры. Институт находится в бывшем дворце великого князя Михаила Николаевича, построенного А. И. Штакеншнейдером на Дворцовой набережной в Петербурге27. На снимке изображение трех одинаковых каменных саркофагов, поверхность которых сплошь покрыта резным древнерусским орнаментом, а на торцовых стенках помещены беломраморные плиты с изображением герба Горчаковых. Возможно, снимок сделан в 1910 г. фотографом Леонтьевым в связи с подготовкой по заданию великого князя Николая Михайловича упомянутого справочника Саитова «Петербургский некрополь». В объектив фотоаппарата попала близстоящая церковь Воскресения Христова. Чтобы исключить ошибку, археологические исследования были проведены на месте снесенной церкви, а также на участке кладбища, площадью около 120 кв. м. В пределах исследуемой территории, как выяснилось, находились не только захоронения Горчаковых, но и семейства графов Адлербергов.

В 1995 г. КГИОП известил министра иностранных дел Е. М. Примакова, что располагает сведениями о месте захоронения А. М. Горчакова и предлагает установить надгробие к двухсотлетию со дня его рождения. В следующем году вышло постановление за подписью премьер-министра В. С. Черномырдина: «О мероприятиях в связи с 200-летием со дня рождения выдающегося дипломата и государственного деятеля России А. М. Горчакова». Наряду с прочим предписывалось Министерству иностранных дел и мэрии Санкт-Петербурга «обеспечить восстановление захоронения А. М. Горчакова близ Санкт-Петербурга». В 1997 г. на месте фамильного участка Горчаковых выявлены три смежных захоронения: два в кирпичных склепах, и третий в каменном ящике, прикрытом плитами28.

Плиты оказались сдвинуты и костяк потревожен. По всем данным это было захоронение Александра Александровича, старшего сына Горчаковых. Кирпичные склепы, в которых покоились супруги Горчаковы, полностью сохранились. Из проделанного отверстия в южном каменном склепе была извлечена тазобедренная кость. По определению антрополога, сотрудника Музея этнографии и антропологии имени Петра Великого, кандидата биологических наук В. И. Харитонова, она принадлежала мужчине преклонного возраста. На этом раскопки были завершены. В 1998 г. состоялись юбилейные торжества – 200 лет со дня рождения выдающегося дипломата, друга А. С. Пушкина, последнего лицеиста пушкинского выпуска А. М. Горчакова. По заказу Министерства иностранных дел установлена монументальная надгробная плита. Авторы проекта, члены Союза художников В. С. Васильский и Т. Н. Милорадович. К сожалению, в надписях неверно указаны даты рождения Марии Александровны и Михаила Александровича. Никого не смутило, что известная светская красавица, адресат лирических стихов А. С. Пушкина, смогла родить старшего сына в возрасте 61 года. На самом деле Мария Александровна родилась не в 1785 г., как золотыми буквами выбито на памятнике, а в 1801 г. Михаил Александрович родился не в 1846 г., а в 1839 г. Ошибки, обнаруженные после открытия памятника, до сих пор не исправлены29.

Раскопки монастырской Ризницы и фамильной усыпальницы Мятлевых

В 1869 г. вдова действительного тайного советника сенатора П. В. Мятлева построила здание ризницы, предназначенного для хранения монастырской казны, парадного одеяния священников и пр. Как и остальные культовые постройки в Пустыни здание служило усыпальницей. В архиве среди бумаг Яковлева есть схематический план фамильного склепа Мятлевых с указанием 14 захоронений, но, к сожалению, нет экспликации с именами погребенных30. Можно только догадываться, что самый большой склеп предназначен для захоронения сенатора П. В. Мятлева, известного мецената и коллекционера художественных произведений живописи, скульптуры и декоративного прикладного искусства. Значительная часть его коллекций попала в Эрмитаж. Наибольшую известность приобрел его сын поэт – любитель И. П. Мятлев, состоявший в дружественных отношениях с А. С. Пушкиным. Мятлев – автор знаменитой строки: «Как хороши, как свежи были розы…», которая так и просится в эпитафию на его надгробие31. Раскопки установили, что, к сожалению, все склепы разрушены, останки частично изъяты.



Церковь Воскресения Христова

Церковь Воскресения Христова построена «в византийском стиле» по проекту А. А. Парланда в 1880-х гг. По словам очевидцев, это было самое монументальное сооружение в ансамбле монастыря. Храм сильно пострадал в годы Великой Отечественной войны и был снесен. Раскопки установили, что строительные остатки находились непосредственно под дерном32. На глубине 1,5 м в полуподвальных помещениях Нижней церкви обнаружен бетонный пол, вскрытый во многих местах в поисках захоронений. Кирпичные стены сохранились на высоту от пола до 1,4 м. Местами на стенах уцелели фрагменты облицовки из беломраморных плит. У северной фасадной стены обнаружены внутренние лестницы с каменными ступенями, которые вели в Нижнюю церковь. При раскопках встретились мозаичные квадратные плитки пола из белого и цветного мрамора, фрагменты резных мраморных иконостасов, расписной штукатурки. При расчистке обнаружены архитектурные детали. Сохранился чертеж: «План могил погребенных лиц в бывшей Яковской церкви ныне Михайло-Архангела приделе Воскресенской церкви Троицко-Сергиевой приморской Пустыни. Составлен с надгробных надписей существующих плит 8 июля 1886 г.» На плане указаны 65 захоронений, в том числе министра Народного просвещения, бывшего члена Союза Благоденствия академика А. С. Норова, генерал-губернатора Петербурга А. А. Кавелина, министра Народного просвещения Е. П. Ковалевского, С. Д. Нарышкиной (внебрачной дочери Александра I) и др. 33 Карандашом на плане отмечена могила архимандрита Игнатия (Малышева). Она была вскрыта монахами без участия археологов в 1998 г. По странной случайности на плане не показано захоронение внука Николая I, Н. М. Лейхтенбергского, хотя нанесены и более поздние захоронения, в частности, самого П. П. Яковлева.



Захоронения Лейхтенбергских

Николай Максимилианович, сын Марии Николаевны Романовой и герцога Максимилиана Лейхтенбергского родился в 1843 г. в имении Сергиевка под Петербургом. Скончался в Париже в 1890 г. Обратившись к архивным документам, мы установили, что «Тело Его Императорскаго Высочества Герцога Николая Максимилиановича Лейхтенбергскаго по привезении в Сергиеву пустыню 12 января 1891 года настоятелем Архимандритом Игнатием соборно предано земле в нижнем этаже Воскресенского храма, близ южной стены»34. Более точно, местонахождение погребения указано в документе о смерти его супруги, скончавшейся в гостинице «Европейской» спустя полгода после смерти мужа.

«Свидетельство

Дано сие свидетельство…, что Графиня Надежда Сергеевна Богарнэ, 27 мая отцом Архимандритом Игнатием соборне отпета и предана земле в нижнем этаже храма Воскресения Христова под юго-восточном куполом онаго рядом с могилою Его Императорскаго Высочества Лейхтенбергскаго Николая Максимилиановича»35.

Раскопки в указанном месте обнаружили два каменных ящика, перекрытых массивными известняковыми плитами. Одна из двух плит над захоронением в самом углу храма Н. М. Лейхтенбергского слегка сдвинута со своего места, но погребение не потревожено. Плита над гробом Н. С. Богарне поставлена «на попа» у стены Нижней церкви. Такое могло произойти лишь перед самым сносом церкви. Останки не потревожены36. 7 октября 2011 г. в присутствии приехавших из зарубежа потомков герцогов Лейхтенбергских состоялось торжественное открытие надгробного памятника, мраморного креста с надписью: «Его Императорское Высочество князь Николай Максимилианович Лейхтенбергский граф Богарне 23.07.1843 — 25.12.1890

Надежда Сергеевна (урожденная Анненкова) графиня Богарне 16.06.1839 — 25.05.1891».

Инициатива установки надгробия принадлежит известной писательнице, историку Зое Беляковой, автору множества книг, посвященных малоизученным страницам жизни ближайших потомков российских императоров. Работы по изготовлению и установке надгробного памятника были осуществлены благодаря финансовой поддержке со стороны ООО «Гольф-академия ''Михайловка''» (генеральный директор В. О. Садовников).

Захоронение банкира А. Кларка

В 2012 г. через писательницу Т. А. Соловьеву ко мне обратился гражданин Великобритании Тедди Кларк с просьбой найти захоронения его предков на территории Троице-Сергиевой пустыни. Т. Кларк предоставил фотографию мраморного саркофага, на сторонах которого надписи свидетельствовали, что в 1905 г. и 1907 г. здесь похоронены супруги Артур и София Кларки. На заднем плане в некотором отдалении показана усыпальница Ольденбургских. Благодаря фотоснимку удалось точно установить место погребения Кларков. Раскопки подтвердили сохранность деревянного гроба Софии Кларк. Свинцовый гроб Артура Кларка был похищен и могила разорена. Что произошло в дальнейшем, изложено мною в «Отрытом письме» консулу Великобритании, опубликованному в газете «Новый Петербург»18.06. 2012 г.:

«Уважаемый г-н консул

Гражданин Великобритании Тедди Кларк, заручившись согласием монастыря, установил на территории некрополя Троице-Сергиевой пустыни в Стрельне надгробную плиту своим предкам банкиру Артуру и Софии Кларкам на фамильном участке принца П. Г. Ольденбургского. При этом г-н Тедди Кларк получил от меня, исследователя истории Пустыни, к которому обратился за информацией, точные сведения, где на самом деле находится могила его предков. Очевидно, г-ну Кларку показалось место на фамильном участке внука Павла I более привлекательным. Комитет Госинспекции по охране памятников, в ведении которого находится кладбище, даже не был поставлен в известность. Я предупредил Тедди Кларка, что дело может принять международный скандал, так как герцог Гуго Ольденбург, по просьбе которого я, будучи сотрудником Госинспекции по охране памятника, исследовал фамильный участок Ольденбургских, ничего не знает о таком самоуправстве. Тедди Кларк сообщил мне, что он заплатил за надгробную плиту 350 000 рублей (это в несколько раз больше ее истинной стоимости) и не собирается обсуждать со мной этот вопрос.

Благородная деятельность принца П. Г. Ольденбургского не забыта в России. В 2012 г. ему в Петербурге будет поставлен памятник, взамен уничтоженного при советской власти. Люди понесут цветы на его могилу и увидят, что на фамильном участке Ольденбургских появилась плита банкиру Кларку! Был бы Вам признателен, если бы Вы пояснили, действительно ли англиканская церковь допускает сознательную установку надгробий своим родственникам на заведомо чужой могиле».

О том, что в канун празднования 400-летия дома Романовых настоятель монастыря о. Николай предоставил находящийся под охраной государства фамильный участок Ольденбургских постороннему лицу, я написал Митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Владимиру. В письме также указывалось, что в Сергиевской церкви выставлены мощи, якобы принадлежащие основателю монастыря, архимандриту Валааму, хотя о. Николаю известно, что обнаруженные монахами в 1994 г. в Тихвинской часовни останки относятся к XIX веку и принадлежат кому–то из схимников: Чихачеву или Макарову. «Полагаю, – писал я, – что в таком деликатном деле как возрождение поруганного некрополя, руководство монастыря должно проявлять большую осмотрительность, не давая повода для возмущения общественности». Ответа на обращение к Британскому консулу и митрополиту не последовало. Плита Кларков, единственная на кладбище, развернутая вопреки церковному обычаю в противоположную (западную) сторону, до сих пор находится в пределах фамильного участка герцогов Ольденбургских.

Утраты, понесенные Троице-Сергиевой пустынью столь велики, что невозможно мечтать о воссоздании архитектурного ансамбля в историческом виде. Верится, что Троицкий собор когда-нибудь будет воссоздан. Относительно Воскресенской церкви такой надежды нет. Но можно обозначить на местности план церкви, обнажив для этого сохранившуюся под дерном кладку цоколя, как это сделано на месте фундамента Тихвинской часовни.

Обнаруженные археологами захоронения А. И. Штакеншнейдера, И. П. Мятлева, П. Г. Ольденбургского и А. М. Горчакова, а также руины Тихвинской часовни и Воскресенской церкви взяты под охрану государства как памятники культуры.37 Считаем, к этому списку необходимо добавить захоронения Н. М. Лейхтенбергского, А. С. Норова и А. А. Суворова, военного губернатора Петербурга, внука А. В. Суворова. КГИОП обращался к директору Эрмитажа М. Б. Пиотровскому и к директору института Русской литературы (Пушкинский дом) Н. Н. Скатову с извещением, что инспекция располагает сведениями о местах захоронений А. С. Норова, которому Эрмитаж обязан приобретением знаменитой статуи древнеегипетской богини Мут-Сохмет, и поэта пушкинской плеяды И. П. Мятлева. Ирина Владимировна Туркова, исследователь истории некрополя Троице-Сергиевой пустыни, установила местонахождение фамильного участка Толстых и обнаружила в архиве проект мраморного креста, что был установлен на могиле Александры Андреевны Толстой (1817 – 1904), камер-фрейлины Императорского двора, родственницы и близкого друга Л. Н. Толстого. Считаем, что захоронения этих деятелей отечественной истории и культуры должны быть увековечены надгробиями, достойными их светлой памяти.
Ладыгина Т. Н. Владельцы дачных участков на 11 и 12 верстах Петергофской дороги в XVIII веке
В 1802 году граф Николай Петрович Шереметев продал придворному банкиру Александру Александровичу Ралю свою дачу «Шампетр», находящуюся на 4-й версте Петергофской дороге, на левой стороне.

Дача эта досталась Николаю Петровичу по наследству от отца генерал-аншефа, камергера и разных орденов кавалера Петра Борисовича Шереметева, который получил её по именному указу в 1762-м году. Дача мерою 19 десятин 1400 сажень с деревянными строениями и всей мебелью, находящейся на той даче, была продана за 15 тысяч руб. ассигнациями38.

В 1804 году Н.П. Шереметев начинает оформлять документы на приобретение дачи «Ульянка» у Никиты Петровича Панина. В 1806 году дача была им куплена и он подаёт просьбу в Межевой департамент Сената о выдаче на дачу «Ульянка» плана и межевой книги, а если это невозможно, то откомандировать землемера для проведения межевых работ «в натуре»39. Кроме того, отдаёт распоряжение своему служителю Павлу Прахову, чтобы он подготовил необходимые документы для этой цели.

Вот список документов в копиях, собранные по случаю о межевании назначенной поверки дачи «Ульянки».

1. Данная в 712 году от князь Юлья Фёдоровича Шаховского с товарищи стольнику Петру Иванову Бутурлину на отданное место под Загородный двор в Урочище, едучи от С.- Петербурга по морскому Берегу к Стрельниной мызе, не доезжая деревни Лиговой, подле дачи царевны Наталии Алексеевны. А на другом полулисте выписка из мерных и межевых книг, что показывает продажа стольника Бутурлина женою смежного приморского места стольнику Потёмкину, и, что приморские места … показываемыми от С.-Петербургской губернской канцелярии, которая в 716 году сгорела.

2. Выписка из мерных пописных книг 719 г. о описанных и измеренных приморских местах, где показано место боярина Петра Ивановича Бутурлина.

3. Полевой журнал на 15 пунктах, поданный от землемера в 747 г. в канцелярию размежевания ингерманландских земель о измерении прилежащих при С.-Петербурге разных владельцев дач, с обозначением меры, оказавшейся по отводам.

4. Выписка из полевого журнала по пунктам 6,7 и 8 владельцем – Штат-дамы Нарышкиной, камергера Апраксина и генерал-Аншефа Салтыкова.

5. Лист по нумерации окружных владельцев, сколько в оных состоит пашенной и сколько по межеванию 745 г. показывается земли40.

6. Купчая крепость, данная в 792 г. князя Меншикова от жены на продажу дачи Ульянки Графу Никите Петровичу Панину.

7. Доверенность в 805 г., данная от графа Панина шталмейстеру Толмину на уполномочивание о управлении дачею Ульянкою и продажу оной.

8. Купчая крепость, данная в 806 г. от шталмейстера Господина Толмина по доверенности, данной ему от Графа Никиты Панина на продажу Его Сиятельства Графу собственной Графа Панина Ульянковской дачи.

9. Просьба, поданная в 807 г. от имени Его Сиятельства в Межевой Сената департамент, о выдаче на ту дачу Плана с межевой книгою, а в случае невозможной выдачи; об откомандировании землемера для поверки в натуре41.

Такие же документы предоставили все соседи Шереметева, а именно:



Семён Романович Воронцов сын генерал-аншефа, сенатора, Владимирского генерал-губернатора Романа Илларионовича Воронцова, с 1785 по 1806 посла в Лондоне.

Луиза Гавриловна Северена, дочь Гаврилы Гавриловича Бахераста – голландского купца и жена именитого С.-Петербургского гражданина Андрея Ивановича Северина.

Генрих Головей, отставной доктор.

Князь Павел Петрович Щербатов.

Вернёмся, однако, к началу XVIII века, когда по указу Петра I нарезались участки по Петергофской дороге. Стандартный участок имел размеры 100 сажень вдоль дороги и 1000 сажень в гору и 900 сажень к заливу. Фёдор Матвеевич Апраксин получил на Петергофской дороге двойной участок42.



Граф Фёдор Матвеевич Апраксин (1661 – 1728) – сподвижник Петра I, первый генерал-адмирал, в 22 года – губернатор Архангельска, создавал Азовский и Балтийский флоты, руководил многими военными операциями во время Северной войны, командовал войсками при осаде Выборга (1710), 1710 – 1723 – управлял Эстляндией, Ингерманландией и Карелией. С 1714 г. – командовал галерной флотилией, под его руководством при мысе Гангут была одержана первая крупная морская победа молодого российского флота (1714). В истории русского флота – первый президент Адмиралтейств-коллегии. В Персидском походе командовал Каспийской флотилией; в 1723 – 1726 – командующий Балтийским флотом. Награждён орденами Андрея Первозванного (1710) и Александра Невского (1725). Он был родным братом царицы Марфы Матвеевны, жены царя Фёдора Алексеевича, сводного брата Петра Алексеевича (Петра I).

После смерти Фёдора Матвеевича в 1728 году по его завещанию дача переходит к его младшему брату Андрею Матвеевичу Апраксину (1662 – 1731). Он начал свою службу при Иване Алексеевиче, брате Петра, при Петре I он был первым обер-шенком (чашником). Впоследствии, он входил в состав Великого посольства (1697 – 1698). Участвовал в переговорах в Гааге и Амстердаме. Путешествовал по Италии. В 1722 году по ходатайству братьев, получил графский титул. Во время Великого посольства вел путевые записки, описал военно-морские маневры в Амстердамской гавани с участием Петра I. В весёлой компании Петра I он был членом коллегии кардиналов. Он, хотя и отличался личной храбростью, ратных подвигов таких, как его братья Пётр и Фёдор, не совершал, но в 1728 г. получил чин генерал-майора.

На портрете он изображён как Андре Бесящий.

Затем имение переходит к его сыну – Фёдору Андреевичу Апраксину (1703 – 1754) – графу, действительному камергеру и кавалеру, генерал-поручику. Он был женат на Александре Михайловне Шереметевой (1710 – 1750) – внучке фельдмаршала. У них было пятеро сыновей и три дочери. Сыновья графа – Пётр, Николай, Александр, Матвей и Михаил Фёдоровичи. Вся территория дачи была поделена на пять частей, и каждому из сыновей достался участок 40 сажень в поперечнике и 1000 сажень в гору и 900 – к заливу.

28 апреля 1759 года Пётр Борисович Шереметев купил у капитан-поручика лейб-гвардии Измайловского полка Александра Фёдоровича Апраксина его дачу, оставшеюся ему по наследству от отца, после раздела с братьями, за 1300 руб.43

Следующая сделка была совершена с Матвеем Фёдоровичем Апраксиным, прапорщиком лейб-гвардии Измайловского полка, который так же продал Шереметеву свою часть дачи за 1200 руб. 25 апреля 1763 года.

Менее чем через год, 26 января 1764 года, свою часть надела продал ему и Фёдор Фёдорович Апраксин – отставной поручик Морского Шляхетного корпуса за 1200 руб.44

Трое братьев продали Шереметеву и свои части Кутинского острова45.

Два участка, которые числились за братьями Петром и Николаем Фёдоровичами Апраксиными, проданы были ещё в 1756 году обер-камергеру и кавалеру Карлу Ефимовичу Сиверсу46.

Таким образом дача генерал-адмирала Фёдора Матвеевича Апраксина во второй половине XVIII века была разделена на две неравные части: 120 сажень (в ширину) достались Петру Борисовичу Шереметеву и 80 сажень – Карлу Ефимовичу Сиверсу.

31-го марта 1778 года граф Шереметев продал свою дачу графу, сенатору, генерал-фельдмаршалу и камергеру Никите Ивановичу Панину47.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница