На правах рукописи Мытищи 2017 Источниковедческий подход – путь к преодолению разногласий исследователей. Сигурд Оттович Шмидт Век стремительных перемен



страница1/3
Дата16.11.2017
Размер0,53 Mb.
  1   2   3
Сергей ВЕТЛИН


М ы т и щ и н с к и й
л е т о п и с е ц
Удельный век

Дворцовой

Тайнинской волости
(на правах рукописи)

Мытищи

2017

Источниковедческий подход – путь к преодолению разногласий исследователей.
Сигурд Оттович Шмидт

Век стремительных перемен
Позволю себе начать с цитаты из книги классика:

«Давно уже имел я намерение написать историю какого-нибудь города (или края), но разные обстоятельства мешали этому предприятию. Преимущественно же препятствовал недостаток в материале, сколь-нибудь достоверном и правдоподобном. Ныне, роясь в архиве, я случайно напал на довольно объемистую связку тетрадей, носящих общее название «Летописца», и, рассмотрев их, нашел, что они могут служить немаловажным подспорьем в деле осуществления моего намерения…»

Нетрудно предположить, что так могло бы начинаться введение в сборник документальных материалов по истории любого края, города или селения. И это справедливо, ведь, Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин давно и по праву занимает видное место в числе классиков русской литературы, а многие его произведения можно отнести к разряду историко-краеведческих. В первую очередь это относится к «Истории одного города», фрагмент из которого и приведен здесь в качестве эпиграфа.
* * *
Все мы, как сказал писатель, «родом из детства». И потому, в какой-то степени, находимся в плену кем-то уже заданных схем. Это утверждение касается разных аспектов нашей жизни, в том числе это имеет отношение и к вопросам, которые принято называть историческими. Может быть именно в области познания прошлого авторитет первопроходцев заставляет видеть историческую картину того или иного региона, как некую неизменную реальность.

То же самое можно сказать и о краеведении. Не случайно краеведение в 20 – 30 годы прошлого века стало неудобно для советской идеологии. В те годы региональная история на официальном уровне была запрещена. Лишь в 1960-е начинается постепенное возрождение этой вспомогательной исторической дисциплины. В Мытищах у истоков возрождавшегося краеведения стояли педагоги: Владимир Васильевич Семенов, Юрий Августович Князев и Валентин Иванович Маслов. Их усилиями были собраны и систематизированы доступные на тот период времени архивные материалы, создан городской краеведческий музей, организованы школьные историко-археологические кружки.

Не краеведами придумано понятие: «белые пятна истории». Это – объективная реальность. Французский историк Марк Блок писал: «Всякая книга по истории, достойная этого названия, должна бы содержать главу, озаглавленную примерно так: «Каким образом я смог узнать то, о чем буду говорить?» Маститый историк говорит здесь о самом важном в историческом изложении – документальном свидетельстве. Архивный документ вводится в историческое повествование не только для подтверждения достоверности, что, безусловно, важно. Реальное событие практически всегда имеет драматургический подтекст, а потому, при правильном прочтении и интерпретации, письменный источник является основой для исторического сюжета.

В любом сюжете всегда заключена «драма идей и драма людей». Драматургия, это всегда – действие. Исследователю важно выявить такие документы, которые в совокупности могут рассказать о тех или иных исторических событиях, зачастую основательно забытых. Забытых, как правило, по причине недоступности архивных источников для потенциального рассказчика. Зато, если «фрагмент минувшей действительности» поднят из архивохранилища и положен на рабочий стол историка или краеведа, тогда и рождается тот самый «сюжет для небольшого рассказа», а на исторической карте исчезает очередное «белое пятно».

Наверное, каждый, кто читает или изучает историю, согласится с утверждением, что интересным может быть лишь такое изложение событий, в котором действуют люди. Не станет большим преувеличением утверждение, что край наш, мытищинский, «богат и обилен» на интересные события и неординарных людей. Правда, зачастую, знания о них исчезают вместе с уходом из жизни их носителей. Тогда и события, когда-то имевшие большое значение для истории края, выпадают из местной летописи. К великому сожалению, таков непреложный закон времени, который, конечно же, известен любому исследователю. Как писал в свое время немецкий историк Карл Ясперс: «История человечества в значительной степени исчезла из нашей памяти. Лишь исследовательские поиски в какой-то мере приближают нас к ней».

В приведенной цитате историк подводит нас к мысли, что только неустанный поиск и публикация архивных источников, позволяют реконструировать минувшую действительность, наполненную событиями и, главное, людьми, о которых, зачастую, уже не помнят даже их прямые потомки. Из архивных документов читатель узнает о событиях, некогда волновавших современников, и с удивлением обнаруживает в них прямые исторические параллели с днем сегодняшним. Так рождается не только интерес к прошлому родного края, но и сопричастность к тому, что происходит «в данное время и в данном месте». В этом и заключается смысл и назначение краеведения!

Мытищам, отдельным населенным пунктам, ныне составляющих единый городской округ Мытищи, в археографическом смысле слова повезло. В Российском государственном архиве древних актов, Военном и Военно-историческом архивах, а также в центральных архивах Москвы, Московской области и Министерства обороны отложились тысячи дел о нашем регионе. Документы эти повествуют о жизни всех сословий и социальных групп. Многие из событий, происходивших в нашем крае, имеют отношение, к так называемой, «большой истории» государства Российского. Не будем их все перечислять, а ограничимся лишь общеизвестными: Яузский волок; Тайнинское селище; первый Московский водопровод; Тайнинский царский дворец; народные художественные промыслы сел Федоскино и Жостово; Мытищинский машиностроительный завод.

Все эти вехи истории мытищинского края уже многократно описаны в краеведческой литературе. Однако другие интересные события, к тому же сыгравшие значительную роль в формировании нынешнего городского округа Мытищи, как единого социально-экономического и культурно-исторического субъекта все еще остаются за рамками работ местных краеведов. В первую очередь, это события, происходившие в XIX и первой половине XX столетий. Отдельно отметим, что именно этот исторический период достаточно полно представлен в сохранившихся исторических источниках.

Но одно дело сохранить документ, а совсем другое – сделать его доступным для исследователя. Для многих покажется невероятным, но документы именно этого периода по истории нашего края долгие годы были недоступны для всестороннего изучения; многие упрятаны в спецхран, другие - уничтожены. Лишь после революции 1917 года с большинства документов по истории мытищинского края был снят гриф секретности. Но даже и тогда они не стали объектом пристального внимания историков. Почему? Попробуем разобраться.

Большая часть земель, которая ныне входит в городской округ Мытищи, с XV столетия была великокняжеской, а затем царской вотчиной. С начала XVII века такие территории управлялись особой администрацией, называвшейся Приказом Большого дворца. Они были выделены из массива всех других, так называемых государственных, монастырских и помещичьих земель. После Смутного времени на территориях, прежде называвшихся «Яузский Мытищ», была образована Тайнинская Дворцовая волость – субъект государства, принадлежавший утвердившемуся на царском престоле Дому Романовых.

Тайнинская Дворцовая волость просуществовала более двухсот лет. В 1797 году император Павел I издал указ, по которому все дворцовые земли переводились в разряд «удельных». С этих земель обеспечивалось содержание императорской семьи и всех других членов императорской фамилии. В 1826 году сын Павла - император Николай I - именным указом образовал Министерство императорского двора и уделов, подотчетное исключительно царствующему самодержцу. С этих пор доступ к большей части документации по «удельным землям» имел лишь ограниченный круг приближенных к императорской фамилии чиновников.

Революция 1917 года сняла гриф секретности со всех без исключения архивных документов, отложившихся в фондах Министерства императорского двора и уделов. Однако предметом пристального изучения эти материалы для краеведов и историков тогда не стали, но уже по другой причине. В 1918 году Мытищинская волость будет переименована в Пролетарскую. Мытищинский вагоностроительный завод и события с ним связанные, стали в те годы главной темой в трудах местных краеведов. Как известно, в советское время изучалось впервую очередь пролетарское (рабочее) движение. Рабочий класс был объявлен «движущей силой» исторического процесса. Понятно, что в период классового подхода к историческому процессу, все, что было хоть как-то связано с императорской фамилией, не рекомендовалось к изучению и публикациям. Так целый исторический пласт надолго выпал из круга зрения профессиональных исследователей и тех, кто интересуется историей родного края.

В исторической науке чрезвычайно важна периодизация, то есть, разделение непрерывного исторического времени на условные отрезки – периоды или эпохи. Часто в основу такой периодизации закладывается понятие «век-столетие». Историческое столетие не обязательно имеет только временной подтекст – от первого до сотого года. Зачастую понятие «век» рассматривается историками как некая условная целостность, наделенная собственным смыслом. Тем самым века становятся хронологическими вехами исторического опыта, определяя, как его идентичность, так и его уникальность. Пример тому, такие давно уже ставшие историческими понятия, как «Серебряный век», «век Просвещения», «Космический век». В большинстве своем, подобные определения связаны с некими достижениями, особо заметными на фоне ровного течения истории «до и после» эпохи небывалых свершений.

В истории мытищинского края тоже можно выделить временной период, который определил дальнейшее его развитие на длительную перспективу. В самом деле, чем была Тайнинская волость в конце XVIII столетия? «Землей неизведанной» или, говоря другими словами, абсолютно неосвоенной территорией. Хотя волость и числилась «государевой», однако с 80-х годов XVIII века правители России не навещали свою старинную вотчину. Последним самодержцем, кто гостил в собственном Путевом Тайнинском дворце, была императрица Екатерина Великая. Ее потомки и наследники лишь проезжали через села Тайнинское и Мытищи, следуя из Москвы в Троице-Сергиеву лавру по древней Переславской дороге.

В 20-х годах XIX века сгорел старинный Тайнинский дворец, и бывшая Дворцовая волость лишилась едва ли не главной своей исторической достопримечательности. Правда из села Большие Мытищи в Москву уже поступала ключевая вода по кирпичной галерее первого Московского водопровода. Однако на полную мощность это уникальное гидротехническое сооружение заработает лишь после его кардинальной реконструкции в середине XIX столетия. Так, что водопровод пока еще не стал для Больших Мытищ своеобразной визитной карточкой.

Нет пока на мытищинской земле и кирпичных производств, ткацких фабрик и химических предприятий. Нет и знаменитого Вагоностроительного завода. Проездных дорог в волости относительно мало, да и те, что есть, содержатся не в лучшем состоянии. Не принимают богатых постояльцев и знаменитые в недалеком будущем дачные поселки. Да, что там, даже привычной железной дороги, по которой ныне курсируют пассажирские и грузовые составы «от Москвы до самых до окраин», и той нет еще и в помине! Куда ни кинь взор историку, всюду безрадостная картина неосвоенной и малонаселенной территории с однообразным пейзажем средней полосы России.

Однако в течение всего лишь столетия жизнь в этой местности кардинально изменится. Рубеж XIX и XX веков – переломный этап мытищинской истории. «Все течет, все изменяется», эта крылатая фраза может служить своеобразным заголовком к веку стремительных перемен. Прежде необжитые мытищинские закоулки преобразятся. Историк, который будет сравнивать «век нынешний и век минувший» не узнает этой, ранее неосвоенной территории: на пределе своих мощностей работают кирпичные заводы, дымят фабричные трубы, а мытищинский железнодорожный узел станет одним из крупнейших по товарообороту в Европейской России. Дачные поселки чаеторговцев Перловых, финансовых магнатов Джамгаровых и других «заслуженных людей» своего времени известны далеко за пределами Московской губернии.

В кратчайший срок на удельных мытищинских землях будут устроены пруды и парки, открыты больницы и синематографы, а по отменно «шоссированной» дороге (старинному Переславскому тракту) – взад и вперед - мчатся первые в России автомобили. Уже составлен и подан на утверждение план прокладки по территории Мытищинской волости трамвайного пути, который соединит первопрестольную с Сергиевым Посадом.

Поменяется и название волости: вместо Тайнинской она ныне именуется Мытищинской. Но уже совсем скоро из Мытищинской она превратится в Пролетарскую. На месте железнодорожной станции, по замыслу «кремлевских мечтателей», возникнет город. К 30-м годам XX столетия город этот значительно расширится и начнет приобретать те географические и архитектурные очертания, которые просматриваются в его планировке и внешнем облике и сегодня. Тогда же вернется и историческое наименование края - отныне и теперь уже навсегда он снова станет Мытищинским.

Век, когда мытищинская земля входила в состав Удельного ведомства - эпоха самых значительных преобразований. Это время будет представлено читателю исключительно на основе ранее не публиковавшихся архивных документов. Документы эти сгруппированы по темам, каждую из которых объединяет сквозная история - сюжет. Быть может, внимательные читатели узнают в некоторых персонажах документальных очерков своих близких родственников, а возможно даже и более далеких предков.

История, как известно, полна сюрпризов, ведь «белые пятна» на исторической карте мытищинского края еще только начинают заполняться реальными знаниями о прошлом. Но не будем забегать вперед. В любом случае, большая часть рассказов, созданных на основе исторических источников, не только познавательна, но и поучительна. Быстро текущее время задает новые вопросы и важно дать на них ответы, соответствующие уровню современных исторических знаний.

* * *
Итак, в путь, уважаемый читатель, ведь, как писал великий наш историк Николай Михайлович Карамзин, отправляясь в путешествие по Троицкому тракту: «Старая дорога обязательно что-нибудь да сохранит на память о былом: то древний храм, то развалины, то не очень понятное имя речки или селения…» Последуем и мы вслед за Карамзиным, и путь этот приведет нас в село Тайнинское, место, где история встречается с днем сегодняшним…




Завещание князя Владимира
«…Село Тайнинское умерло естественной смертью вместе с разложением старой Руси».

Эти слова, написанные чуть более ста лет назад одним из лучших знатоков прошлого тайнинского края Владимиром Карловичем Клейном, сегодня звучат, как исторический приговор. Но не будем спешить со столь категоричным выводом, ведь Тайнинское не только до сих пор присутствует на географических картах и экскурсионных (паломнических) маршрутах, но и продолжает существовать как достаточно самобытный населенный пункт.

Ныне бывшее село состоит в границах города, известного, как крупный промышленный центр Подмосковья. История пролетарская, городская, промышленная, это, в первую очередь, история Мытищ: Мытищинская и Пролетарская волость, Мытищинский район, городское поселение Мытищи, наконец, городской округ Мытищи – все это преимущественно история конца XIX - начала XXI столетий. Как принято называть этот временной отрезок – «новейшая история». К слову сказать, именно это время наиболее полно описано нашими мытищинскими краеведами. Ну, а что было до Мытищ пролетарских?

Если сказать коротко, а скажем именно так – была Тайнинка…



Версаль на Яузе
«Историческое село»…

Что значит это словосочетание применительно к населенному пункту? Само слово «история», согласно своему этимологическому значению, означает просто рассказ, повествование о чем-либо. Следовательно, к любому населенному пункту – большому или маленькому – применим эпитет «исторический».

Действительно, свою индивидуальную историю можно изложить и рассказать о любом предмете, человеке, тем более населенном пункте. Из подобных, казалось бы, частных историй складывается картина становления и развития той или иной территории. Так местная история превращается в историю страны или государства. И если тот или иной населенный пункт, будь то город, село или даже маленькая деревушка, что называется, «попали в историю», если в них произошли события, повлиявшие на судьбу региона, к которому относится, к примеру, данное село, то к такому поселению уже с полным основанием можно применить словосочетание «историческое село»…

Тайнинское и его обитатели
Впервые упомянутое в 1401 году в духовной грамоте удельного Серпуховского князя Владимира Андреевича Храброго село Тайнинское в начале XVII столетия стало центром Дворцовой Тайнинской волости. На исходе XVIII века, в результате реорганизации управления дворцовыми (государевыми) землями, Тайнинское было сделано центром Тайнинского приказа Московской удельной конторы. Территория эта после отмены крепостного права была переименована в Тайнинскую лесную дачу 3-го округа.

Находившееся рядом с Тайнинским село Большие Мытищи вошло в состав Тайнинской волости. В отличие от государевых земель, на которые распространялась юрисдикция Министерства императорского двора и уделов, волостные территории управлялись традиционно – по схеме: волость, уезд, губерния. Такое, вот, сложное соподчинение двух категорий земель – государевых и государственных.

К середине 60-х годов XIX века, в связи со строительством железной дороги и, как следствие, развитием промышленности село Большие Мытищи окончательно вытеснило село Тайнинское на историческую периферию. В соответствие со сложившимися реалиями было изменено и традиционное название «удельной территории»: Тайнинская лесную дачу переименовали в VII-ю Мытищинскую в составе 2-го Измайловского удельного имения.

Ну, а что Тайнинское государево село? Дворцовая волость? Тайнинский приказ? Все это позабылось и, кажется, навсегда «кануло в лету». Но это – не так! В архивах сохранились документы, которые помогут нам реконструировать, как относительно недавнее, так и более отдаленное прошлое земли тайнинской…



Бриллиантовые серьги получила
В октябре 1842 года в слюдяное окошко покосившейся крестьянской избы, стоявшей на пологом берегу реки Яузы постучались. После недолгих переговоров, дверь открыли, и в избу прошел приказной голова. С ним были люди, один из которых держал в руках бумагу с красной сургучной печатью. Света было недостаточно, и местный начальник распорядился подать дополнительно свечей. Хозяева вынесли лучину (свечей в доме отродясь не было) и запалили фитиль. Прокашлявшись, и оглядев слабо освещаемые углы прихожей, «голова» обратился к человеку, державшему бумагу.

Гость давно уже ожидал момента, когда ему позволят начать «священнодействие». Приняв торжественную позу, по которой сразу можно было определить в нем столичного чиновника, монотонно, делая ударения на титулах, он начал чтение. При первых словах, - «Его Императорское Высочество, Государь Наследник Цесаревич», - хозяева избы, как по команде, упали на колени. Приказной начальник тут же начал истово креститься. Все, что читал чиновник далее, присутствовавшие в избе уже не разбирали…




Сельцо Коргашино межовано особо

Река Клязьма, протекающая по территории земли мытищинской - практически строго с запада на восток - дала начало многим населенным пунктам, некоторые из которых стали центрами крупных вотчинных хозяйств. Но, не только земледелие процветало на ее берегах. Буквально на всем протяжении реки – от ее истока и до устья - в XIX столетии строились большие и мелкие предприятия – мануфактуры.

В мытищинском крае также возник довольно значительный промышленный центр текстильного производства. К сожалению, прошлое этого уголка мытищинской земли исследовано пока еще недостаточно, а, ведь, история расположенных вдоль Клязьмы населенных пунктов весьма богата на события, некоторые из которых нашли свое отражение, в том числе и в письменных источниках…

Дворцовые служители

обитаемого острова
Село Тайнинское, с тех пор, как стало дворцовым, делилось на две части - крестьянскую и государеву. Дома (избы) тайнинских крестьян стояли по обе стороны Старой Переславской дороги (Алтапки), как на правом, так и на левом берегу Яузы. Другая часть села находилась на острове, появившемся после того, как в правление царя Ивана Грозного реки Яуза и Сукромка были соединены не очень широким рвом. На искусстренно появившемся острове стояли Путевой дворец и Конюшенный двор. Эта, дворцовая часть Тайнинского, в архивных источниках так и именуется – «в острову».

В крестьянской части села стояли дома крестьян и бобылей, а на островной половине проживало несколько семей, которые не принадлежали к крестьянскому сословию. Не принадлежали эти семьи к крестьянам, по крайней мере, с того времени, как село Тайнинское стало государевым. Этих людей не записывали в писцовые книги, следовательно, они не платили общекрестьянский налог. Одной из основных привелегий этих жителей Тайнинского было то, что их не могли отдать в солдаты, как писалось в документах того времени они были исключены из «раскладки по рекрутской повинности». Были у них и другие, на взгляд человека нашего времени, и более незначительные привилегии.

Но, это на взгляд из века сегодняшнего. В XVIII столетии и даже в первой половине столетия XIX-го все было по-другому. Тайнинские семьи, чьи дворы стояли на Дворцовом острове, считались людьми привеллегированными. Их называли «дворцовыми служителями». При определенных способностях, а главное - их желании, они могли перейти и в следующий разряд - «придворных». Как говорили в те времена, важно было «попасть в случай»…


Из уважения к местной потребности
Село Мытищи известно по документам с 1623 года.

Тогда это был уже вполне сложившийся населенный пункт на Троицком тракте, поэтому год его реального основания следует отнести на десять - пятнадцать лет назад, в то время, когда начиналось постепенное возрождение опустошенных разорением Смутного времени земель Московского государства.

Почти полтора века село Мытищи ничем не выделялось из числа подобных же придорожных селений, таких, к примеру, как соседние с ним Ростокино или Пушкино. Не выделялось, пока, что называется, «гром не грянул». Причем, не в переносном, а в самом, что ни на есть, прямом смысле этого слова. К сожалению, письменные (да и устные) свидетельства не донесли до нас, в каком году сверкнула историческая молния, после чего «над долиной, где Мытищи» прогремел такой же исторической силы раскат грома.

Долина мытищинская, где близко к поверхности подходят грунтовые воды, не выдержала электрического (по местной терминологии, «громового») разряда и выплеснула на поверхность то, что в течение тысячелетий удерживала в своих недрах. Осталось неизвестным, кто из мытищинских крестьян первым обнаружил это чудо: фонтан воды бил из земли на высоту трех-пяти метров. Неужели не чудо? Местные мужики прозвали сей источник Громовым и под праздник Ильи пророка (2 августа по новому стилю) ежегодно, всем селом, мытищинцы совершали к нему крестный ход.

Через непродолжительное время, а именно в 1779 году, к Громовому источнику приехал инженер из Петербурга. Он так же, как все местные жители был поражен природным мытищинским фонтаном. После его «всеподданнейшего» доклада об этом чуде государыне императрице, началось сооружение первого Московского Мытищинского водопровода…



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница