На правах рукописи Мытищи 2017 Источниковедческий подход – путь к преодолению разногласий исследователей. Сигурд Оттович Шмидт Век стремительных перемен



страница2/3
Дата16.11.2017
Размер0,53 Mb.
1   2   3

Как давний памятник искусства
Введенный в строй в октябре 1804 года «славный водовод Мытищинской» исправно снабжал Москву водой из ключей в верховях реки Яузы чуть больше 10 лет. Однако в 1826 году приток мытищинской воды в столицу значительно сократился. Специалистам стало ясно, что кирпичная галерея, внутри которой вода, как по трубе, течет в столицу, начала разрушаться.

Поскольку большая часть трассы водовода проходила под землей, о степени его разрушения можно было судить лишь по тем открытым участкам, которые в документах того времени назывались «акведукты». Таких, весьма сложных инженерных сооружений на трассе Мытищинского водопровода было несколько. Самый крупный и самый известный из них – Ростокинский акведук – был облицован белым известняковым камнем, вследствие чего имел несколько лучшую сохранность, нежели акведуки, арки и галереи на других участках водовода…



Крестьяне-предприниматели
В 1852 году в типографии «Ведомостей Московской городской полиции» (была, оказывается, и такая) вышла книга, точнее не книга, а справочник известного в то время москвоведа Карла Михайловича Нистрема «Указатель селений и жителей уездов Московской губернии». В числе селений, расположенных по Троицкому тракту, указано и село Мытищи: «Село 5-го стана Удельного ведомства, крестьян 184 души мужского пола, 205 – женского, одна церковь, 49 дворов, Удельный Тайнинский приказ, шоссейный дом, почтовая станция, кирпичный завод крестьянина Головина, 15 верст от Крестовской заставы».

Судя по приведенным сведениям, небогатое было село Мытищи. Впрочем, нас здесь интересует не это. В справочник вписан мытищинский предприниматель, основавший первое кирпичное производство в Больших Мытищах. Это чуть позже, в Тайнинской волости появятся кирпичные заводы Романова и Гусарева, Челнокова и Шапошникова, Герасимова и Воронина. Первый же завод основал никому не известный «крестьянин Головин». Впрочем, не такой, уж, он и «неизвестный». Архивные документы сохранили сведения, как о роде мытищинских крестьян Головиных, так и о некоторых других предпринимателях с успехом для себя и пользой для других трудившихся по обустройству обширных территорий, которые вскоре будут объединены в Мытищинскую волость…

.

Визит Цесаревича

Улица эта известна, едва ли, не каждому мытищинцу. Когда-то она считалась главной улицей города, но потом, после того, как, фактически, в чистом поле были выстроены Новые Мытищи, она потеряла свой былой статус. И хотя на ней, по-прежнему, стоят архитектурные, и даже исторические достопримечательности Мытищ Старых, улица эта ныне выпадает из быстротекущего повседневного ритма большого города. А, ведь, еще совсем недавно было все не так.

Железнодорожный вокзал, как известно, – «ворота города». Шумная и говорливая привокзальная площадь, с непременным памятником Ленину в центре, возле которого когда-то стояла гранитная трибуна для произнесения пламенных речей. Всего в нескольких шагах от площади знаменитая мытищинская «Вискоза», в одном из корпусов которой в годы Гражданской войны размещался Пролетарский военный комиссариат.

Далее, по левую сторону, здание, построенное в 30-х годах прошлого столетия в стиле модного тогда «конструктивизма». Когда-то это был «центр власти» города и района. Чуть далее, по «правую руку», заводская проходная, «что в люди вывела» не одно поколение мытищинцев.

Из достопримечательностей отметим еще и дом «без одного угла», а также бывший книжный магазин, памятный многим мытищинцам. За небольшим мостом через реку Работню улица соединялась (как, впрочем, и ныне) с Ярославским шоссе. Лет сорок назад здесь был установлен деревянный медведь, на деревянном же пьедестале - символ Московской олимпиады 1980 года. Тоже себе памятник, ставший на несколько лет оригинальной достопримечательностью Мытищ.

Но, это все на памяти старшего поколения, когда улица эта стала носить имя Василия Колонцова - «мечтателя-коммуниста», получившего рабочую профессию на Мытищинском вагоностроительном заводе, а затем создавшего из наиболее активных заводчан боевой красногвардейский отряд. Имя это, видимо, окончательно и бесповоротно закрепилось в названии самой старой улицы Старых Мытищ. А, ведь, все могло быть и по-другому.

В это сегодня трудно поверить, но улица Колонцова, до этого – Вокзальная, вполне могла бы быть названа в честь наследника российского престола. Однако судьба этого представителя Дома Романовых не дала Мытищам повода назвать его именем свою первую и на то время единственную улицу. Впрочем, история эта настолько давняя, что давно уже «выпала из памяти поколений». Сохранилась она лишь благодаря архивному делу, само название которого захватит внимание любого, к кому эта, пожелтевшая от времени папка, попадет в руки: «О выделении денежных средств».

Попробуем разобраться в этой, почти, что детективной уличной истории и для этого обратимся к первоисточникам…



Следствие вели
Весной 1871 года смотритель водоподъемных зданий Мытищинского водопровода московский мещанин Тимофеев обнаружил произошедшие на трассе водоканала хищения казенного имущества. Из старого Екатерининского водопровода было выломано и вывезено несколько сотен чугунных плит, проложенных внутри кирпичной галереи. Одновременно неизвестные злоумышленники начали разбирать саму кирпичную галерею в тех местах, где она выходила на поверхность земли.

Подобные кражи случались и раньше. Отвалившийся из кладки кирпич и булыжник от колодцев-отдушин крестьяне близлежащих деревень собирали и отвозили на свои участки. В данном случае работал старинный крестьянский принцип: «в хозяйстве все пригодится». Но подобные мелкие кражи не шли, ни в какое сравнение с тем, что было обнаружено весной 1871 года. Причем, что особенно было подозрительным - самые масштабные хищения имели место быть, вблизи караульных домов. Однако от сторожей никаких «сигналов» о кражах, не поступало.

Понимая, что при первой же ревизии, колоссальная недостача казенного материала обязательно будет выявлена и тогда к ответственности привлекут того, кто отвечает за сохранность объекта, смотритель Тимофеев доложил о происшествии рапортом…

Дорожная история
Многим мытищинцам известна «Пироговская ривьера». Так называется жилой комплекс (фактически, целый микрорайон), построенный вблизи поселения Пироговский (входят - село Пирогово и деревня Каргашино). К этому микрорайону из Мытищ ведет трасса, берущая свое начало от Олимпийского проспекта - в районе бывшей деревни Рупасово.

Дорога проходит через населенный пункт Высоково и выводит к фабрике, получившей в первые годы Советской власти громкое название - Пролетарская Победа. Что явилось первоосновой – прокладка дороги или строительство фабрики? Вопрос этот требует отдельного изучения, так как «Пироговская ривьера», ныне становится одним из самых привлекательных для проживания мест городского округа Мытищи. И люди, которые будут здесь жить, обязательно захотят узнать историю этой местности. Так что же было вначале – поселение или дорога? Вечный и почти неразрешимый вопрос. Попробуем все-же разобраться…



Признана не подлежащей отчуждению
Перловка - «как много в этом слове»

Про Перловку, каждый интересующийся историей мытищинского края, кажется, знает все. Многие краеведы внесли «свою лепту» в изучение этого микрорайона городского округа Мытищи, который с полным правом можно было бы назвать «округ в округе» или, как привычнее – «город в городе».

В самом деле, известно, кто, когда и для каких целей основал этот «милый сердцу уголок». Изданы книги, периодически выходят газетные публикации, наконец, в местном историко-художественном музее этому микрорайону Мытищ посвящена отдельная экспозиция. Ну, какие еще могут быть, кажется, вопросы. Между тем, если подойти к истории Перловки более предметно, то окажется, что на самом деле мы не знаем, даже точную дату, - когда на эти земли пришли первопоселенцы.

Не зная истоков - «начала всех начал» - трудно разобраться и в последующих событиях. Кто и на каких правах владел этими землями? Когда на железной дороге была построена «полустанция Перловка»? Почему выстроенный здесь храм был освящен во имя Донской иконы Божьей Матери? Как завершилась «эра Перловых» в основанном ими дачном поселке?

Если, уважаемый читатель знает ответы на эти вопросы, то он легко может перевернуть несколько страниц этой главы и продолжить изучение других «белых пятен» на исторической карте мытищинского края. Думаю, однако, что таких нет, ведь архивные документы, на основании которых написана данная глава, публикуются впервые…


Мытищинский кирпич
Если ехать по Олимпийскому проспекту по направлению к Ярославскому шоссе, не немного не доезжая до путепровода через линию железной дороги, вы увидите стандартный придорожный указатель. Поворот направо – Кирпичная улица.

Современному человеку, особенно тому, кто плохо разбирается в строительных материалах и технологии их производства, название Кирпичная улица представляется несколько старомодным и даже тяжеловесным. В самом деле, гораздо приятнее для слуха названия улиц, типа Цветочная, Радужная, Спортивная.

У людей старшего поколения – свои ассоциации, ведь с тех пор, как на экраны Центрального телевидения вышел один из первых советских боевиков - легендарный фильм «Место встречи изменить нельзя» - слово кирпич стало, своего рода, нарицательным. Помните, «Кирпич» – кличка вора-карманника, которого блистательно сыграл актер Станислав Садальский.

Однако, что есть то – есть. Названия улиц, как правило, складываются исторически. За ними жизнь и судьбы людей, порой весьма драматичные. Поэтому, вот она, самая, что ни на есть настоящая Кирпичная, на первый взгляд ничем не примечательная улица городского округа Мытищи. Хотя, как сказать. Ведь, для знатоков мытищинской истории кирпич или лучше сказать «кирпичики» не просто привычный строительный материал.

Для нашего города такое название одной из улиц – далеко не случайное. Можно сказать, что именно Кирпичная улица, вернее, кирпичное производство, к которому когда-то подводила эта улица, дало первоначальный импульс экономическому развитию Мытищ, превратив рядовое, в общем-то, село в один из крупнейших промышленных центров Подмосковья. Можно даже сказать более образно: кирпичное производство, ни много ни мало - «краеугольный камень» в фундаменте всей нашей местной промышленности? И, таким образом, эта, с виду неприметная мытищинская улица, может претендовать на роль одной из главных улиц нашего города?

Впрочем, Кирпичная улица не такая уж, неприметная, как кажется на первый взгляд. Парадокс заключается в том, что на сегодняшний день это одна из самых коротких улиц Мытищ – всего чуть более 300 метров, и пройти ее всю, как говорится, «вдоль и поперек» можно менее чем за пять минут. Но, не будем торопиться, ведь, как говорили в старину: «Улицы бывают, коротки у нас, зато длинна у нас летопись улиц». И Мытищи в этом случае – не исключение…



Кальера и храм
Летом 1892 года дачники, проживавшие в подмосковной Перловке, могли наблюдать следующую картину. Утром, к определенному часу, в Перловку съезжалось несколько десятков тяжелых ломовых подвод. На них грузили песок, добывавшийся на одной из окраин дачной местности. Груженые подводы пересекали железнодорожные пути, выезжали на Ярославское шоссе и направлялись в сторону Москвы.

Навстречу им двигались пустые телеги, сворачивая с оживленного Ярославского шоссе в сторону тихой Перловки. Здесь они также загружались песком и тем же путем возвращались в Москву. Конечное назначение этих «песочных караванов» был такой: 1-я Мещанская, владение господ Перловых (недалеко от Сухаревой площади). В тот год братья Иван Семенович и Николай Семенович Перловы начал возводить здесь весьма внушительных размеров доходный дом, и песок из их подмосковного имения был крайне необходим для строительства.

Один из перловских жителей, дача которого находилась вблизи железнодорожного переезда, аккуратно записывал в специальную тетрадочку, сколько возов, груженных песком, проследовало в сторону Москвы за лето 1892 года. Сведения эти, вроде бы, малозначительные, на самом деле оказались весьма полезными. Заполненные листы из этой тетрадки летом следующего, 1893 года, в запечатанном пакете, почтальон доставит управляющему 2-м Измайловским Удельным имением Демьяну Ивановичу Мочальскому.

Фамилию отправителя послания история, увы, не сохранила…



Хозяева съезжались на дачи
Как возникают населенные пункты? Летописцы и историки отвечают на этот вопрос так. На еще неосвоенное место приходит правитель или лицо, им уполномоченное, и произносит историческую фразу: «Здесь будет город заложен!» Слова основателя поселения заносятся в летопись, и начинается строительство. По схожей схеме владельцы тех или иных территорий возводили заставы и остроги, отстраивали села и усадьбы, говоря кратко, «создавали жизненное пространство». Так было испокон веков.

Однако на рубеже XIX – XX веков на огромных просторах Российской империи стали возникать поселения «нового типа». Строились они, как правило, на землях Удельного ведомства, проще говоря, на территориях, принадлежавших членам императорской фамилии. Доход с таких угодий шел на содержание Российского Императорского Дома. К этому времени бывшие крепостные таких удельных земель давно уже числились в категории «вольных поселенцев» и «вольных хлебопашцев». Поэтому оброк и иные натуральные повинности они не платили, а императорский двор требовал значительных сумм на содержание не только многочисленного семейства Романовых, но и обслуживавшего их персонала. Чтобы наладить стабильное поступление доходов в казну, чиновники Министерства императорского двора и уделов предложили новую форму использования разбросанных по всей стране царских вотчин.

Теперь инициатива в экономическом развитии этих земель и, следовательно, в основании новых поселений исходила не от правителей, а от «деловых людей» - промышленной элиты, представителей финансовых кругов, купцов и просто предприимчивых граждан империи. Поселения нового типа назывались дачными поселками. Особенно много таких поселений возникло вокруг Москвы, где царские вотчины сложились еще во времена великих московских князей.

Ближайшая к Москве бывшая Тайнинская дворцовая волость, большая часть которой состояла в ведении Удельного ведомства, стала осваиваться деловыми людьми, практически, сразу же после отмены крепостного права в 1861 году. Купцы всех трех гильдий, чаеторговцы, мануфактур-советники, разорившиеся помещики, актеры императорских Больших и Малых театров и просто зажиточные крестьяне желали заполучить в личное пользование императорскую недвижимость с тем, чтобы основать на ней свое собственное поселение. Тем более что для этого требовалось совсем немного: заявление и небольшой денежный залог. Оформив все необходимые в таких случаях бумаги, заявитель мог придти в чистое поле, на котором, быть может, лет триста назад забавлялся соколиной охотой царь Иван Грозный, «забить колышки» и объявить на всю ближайшую округу, что здесь будет дачный поселок, как правило, имени его основателя…



Вагонзавод при деревне Шараповой
Как известно, Мытищинский вагоностроительный завод (ныне, ОАО «Метровагонмаш-ММЗ») с самого момента своего основания стал градообразующим центром. Одновременно и рядом с заводом возник довольно обширный рабочий поселок, уже через пару десятилетий получивший статус города. В дальнейшем именно завод отчислял самые крупные суммы в городской бюджет. В значительной мере на эти «заводские капиталы» были выстроены, так называемые, Новые Мытищи, которые по градостроительному плану некоторое время даже считались самостоятельным городом областного подчинения.

Кто сегодня помнит, что за год до того, как рабочий поселок получит новый статус, Мытищинский вагоностроительный завод подаст в Московскую губернскую администрацию заявку на строительство, ни много, ни мало, «города-сада». Невероятно, но проект этого поселения был не только утвержден, но и осуществлен, о чем свидетельствует, как сам документ, так и до сих пор стоящие вдоль Октябрьского проспекта, сложенные из крепких сосновых бревен дома этого «города всеобщего благоденствия»…



Когда автомобиль уже не роскошь
В фонде Московской губернской земской управы Исторического архива города Москвы хранится дело, имеющее весьма интригующий заголовок: «О строительстве трамвайной линии от Крестовской заставы до Сергиева Посада А.М. Пугачевским». Проект этот датирован 1902-1909 годами. Некий коллежский ассесор, владелец магазина ритуальных принадлежностей, проживавший на Тверской улице в Москве, Александр Михайлович Пугачевский вознамерился «устроить трамвайную линию по левому обрезу Ярославского шоссе, протяженностью в 62 с половиной версты» для чего и подал соответствующие документы в Управу. Проект предусматривал строительство пяти трамвайных станций: две конечные – в Москве и Сергиевом Посаде и три на трамвайной линии – в Ростокино, деревне Заречная Слобода (у Больших Мытищ) и в Талицах (недалеко от Софрина).

Проект сей, сначала был одобрен, однако затем исключен из планов развития дорожного сообщения в пределах Московской губернии, по причине того, что трамваи не могли конкурировать с поездами, уже курсировавшими по железной дороге от Москвы до Сергиева Посада. Гораздо перспективней было развивать сеть шоссированных (то есть, асфальтированных) дорог, так как, по всем показателям, уже наступил «век автомобиля». Принятое в 1896 году Постановление Министерства путей сообщения Российской империи «О порядке и условиях перевозки тяжестей и пассажиров по шоссе ведомства путей сообщения в самодвижущихся экипажах» предусматривало внедрение в практику единой концепции: автомобиль – водитель – дорога – экономический эффект.

Правда, даже в официальных документах для нового вида транспорта не было постоянного термина. В те годы слово автомобиль еще не применялось. Кроме «самодвижущегося экипажа» в ходу были и такие обозначения, как: «железный конь»; «самобеглая коляска»; «быстрокат» и даже «сухопутный пароход». Пока еще это была роскошь, прихоть богачей, хотя отдельные предприимчивые граждане и пытались сделать автомобиль средством массового передвижения и столь же массового перемещения грузов…

По береговому праву
Как известно, любой населенный пункт возникает только там, где есть пресная вода. В писцовых и межевых книгах Дворцовой Тайнинской волости специально оговаривалось подобное местоположение: село Тайнинское «на реке Яузе и ручье Сукромке»; полсела Мытища, «что была деревня Лошакова на речке на Мытище»; деревня Челобитьево «на ручье на Лопате»; деревня, что было село Юрлово «на речке Чермене»; деревня Подушкино «на ручье на Здериноге»; деревня Ядреево «на пруде»; деревня Шерапово «на безымянном ручье»; деревня Рупосово «на ручье Работном» и т.д. Там, где естественных водоемов не было, воду брали из колодцев, но в писцовых документах такое место обозначали, как находящееся «на суходоле».

Вошедшие в моду со второй половины XIX века дачные поселки устраивались, как правило, рядом с рекой или озером. Без водоема дачной местности быть не могло, по определению. Для дачника вода, это не столько «средство пропитания», сколько источник удовольствия. Поэтому дачные места ценились, в первую очередь, по «площади водной глади». Не случайно владельцы Перловки запрудили Яузу, а владельцы Джамгаровки ее левый приток – Ичку. Получились «знатные» пруды, что, естественно повысило арендную плату за летнее (да и зимнее) проживание на дачах.

Однако чтобы устраивать искусственные водоемы или просто пользоваться водными ресурсами местности, необходимо было разбираться в, так называемом, «береговом праве». Право это разрешало жителям, проживавшим на побережье присваивать себе все, что произрастало на берегах морей, рек, озер и иных водоемов. Что касается самих водоемов, то в каждой стране имелись «разночтения». В Российской империи, согласно разъяснениям Правительствующего Сената, естественные водные объекты не считались предметом права частной собственности, даже если жилище человека стояло у самой кромки воды. Земля и вода имели разный правовой статус и поэтому, зачастую, береговое право вступало в противоречие с частной инициативой особо предприимчивых граждан Империи…

Как исчезают приметы времени
В настоящее время в Мытищах работают два профессиональных театра – театр драмы и комедии ФЭСТ и детский кукольный театр «Огниво». Появились они, сравнительно, не так давно, но уже имеют известность не только в пределах городского округа Мытищи. Эти театральные коллективы хорошо знают в творческих кругах области, а на подмостках сцен этих театров ставят спектакли известные режиссеры из многих российских театров. Кроме того, свои произведения дают к постановкам в Мытищах и зарубежные драматурги с мировым именем.

Однако самый первый театр на мытищинской земле возник еще в конце XIX века. Перловский театр. На его сцене пели такие звезды мирового масштаба, как Федор Шаляпин и Леонид Собинов. Уже одно это могло бы принести этому дачному (летнему) театру всероссийскую известность. Но, не случилось, а случилось то, что, к сожалению, произошло с большинством подобных театров в подмосковных дачных центрах – Пушкино, Клязьме, Лосиноостровской, Малаховке. В подобной судьбе имеется какая-то трагическая закономерность, что, собственно, и просматривается по данным из архивных источников. Поэтому, посмотрим на эту театральную историю под строго документальным углом зрения…



Из всех искусств важнейшим
Любое историческое исследование начинается с поиска источников. Так вот, как-то проводя с пользой время в одном московском архиве, автор случайно, наткнулся на довольно внушительную папку документов. В документах этих, при их внимательном изучении, нашлось сразу несколько весьма занимательных и, к тому же, крайне поучительных историй. Все они связаны между собой сквозным сюжетом, но, между тем четко разделяются на три главы или серии (поскольку, речь пойдет о кинематографе, будем придерживаться принятой в среде кинематографистов терминологии).

В свое время мытищинский обыватель, конечно же, знал эту историю, что называется, «из жизни». Однако время бежит быстро, перелистывая страницу за страницей. В новую эпоху на авансцену истории выступили иные герои, и старый сюжет, говоря профессиональным языком, был «исключен из репертуара» и сдан в архив. Здесь самое время воздать должное тем, кто не поленился упрятать на ответственное хранение папку документов, по счастливой случайности, ныне обнаруженную автором.

Публикация архивных источников – дело исключительно ответственное. Иные времена, иные понятия, да и канцелярский язык архивного документа зачастую может затруднить для современного читателя понимание истинного смысла зафиксированных в источниках событий. Поэтому и потребовались короткие авторские пояснения. Эти комментарии не являются произвольным толкование сюжета, а служат лишь для более полного понимания публикуемых ниже фрагментов минувшей действительности…

На часах у проезжего тракта
Мы не знаем, когда на древнем Троицком тракте возникла деревня Тарасовская. Впервые она упоминается в письменных источниках конца XVI столетия, как владение Троице-Сергиева монастыря. Поскольку деревня эта стояла на берегу реки Клязьма и, следовательно, в этом месте была переправа (мост), то необходимой принадлежностью поселения была «мытная изба», в которой проезжающие оплачивали пошлину. По имеющимся сведениям, в XVIII веке обязанность сборщиков «мытных денег» за переезд через Клязьму исполняли крестьяне деревни Новоселки («Малые Мытищи тож»).

В это время Тарасовская (или, как удобнее было произносить – Тарасовка) входила в состав Тайнинской дворцовой волости. Жизнь в этой ничем не примечательной деревушке текла мирно и размеренно, подчиняясь ритму большой дороги с идущей и едущей по ней в Троицкую лавру бесконечной чередой богомольцев. Наверное, единственное событие, вследствие которого Тарасовка попала не только в местную, но и в «большую историю» произошло в памятном для России 1812 году…




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница