На правах рукописи Мытищи 2017 Источниковедческий подход – путь к преодолению разногласий исследователей. Сигурд Оттович Шмидт Век стремительных перемен



страница3/3
Дата16.11.2017
Размер0,53 Mb.
1   2   3

Перловка. После Перловых
С 1871 года дачная местность Перловка, на условиях аренды, находилась в совместном управлении трех братьев Перловых – Василия (скончался в 1890 г.), Ивана (скончался в 1900 году) и Николая с сыновьями. По условиям договора Перловы могли владеть этой землей до 1 января 1919 года с преимущественным правом продления аренды.

Но все изменилось в результате революции 1905 года. Дело шло к тому, что «Товарищество Василий Перлов с сыновьями» могло быть взято «во внешнее управление», специально созданной администрацией. Удельное ведомство, решило воспользоваться расстройством финансовых дел семьи Перловых и досрочно выкупить у них дачный поселок, который, как посчитали в ведомстве, сможет принести более существенную прибыль, если сдавать земельные участки индивидуальным владельцам - напрямую, а не через Перлова.

В феврале 1909 года Николай Перлов продает свое «родовое имение» Перловку за ту цену, которую ему назначило Удельное ведомство. История не сохранила сведений, как происходило «прощание с Перловкой», теперь уже ее бывшего хозяина. Отныне начался новый период истории этой дачной местности…

В интересах народного здравия
Когда-то, не так давно, весьма популярным было изречение про «город контрастов». К месту и не совсем его пытались применять к населенным пунктам, в которых обнаруживались «режущие глаз» несоответствия. Не исключено, что и про Мытищи в те времена могли говорить, как о городе контрастов. А, почему, собственно, нет. История нашего края дает немало примеров, когда рядом соседствуют объекты, казалось бы, несовместимые между собой. Достаточно заглянуть в архивные документы и сравнить минувшую историю с настоящей действительностью.

Какой вопрос нынче более всего волнует мытищинцев? Безусловно, вопрос экологии. Чистый воздух, чистые реки – что может быть лучше для современной «среды обитания». Лозунг «сделаем чище наши Мытищи» появился, сравнительно не так давно. Появился он, как альтернатива более старой и, надо сказать, прочно укоренившейся поговорке про Мытищи, как городе, отнюдь не лечебной грязи и совсем не чистого воздуха. Что тут скажешь? Действительно, в наследство от эпохи промышленной революции Мытищи получили множество предприятий, каждое из которых вносило свою «лепту» в загрязнение среды обитания.

Экологическая обстановка вблизи промышленной зоны, которая до революции 1917 года концентрировалась, в основном, в бассейне реки Яузы, была, что называется, не из лучших. Полноводная река, необходимая для предприятий разного профиля, постепенно становилась сточной трубой для отработанных технологических отходов.

Именно тогда в границах Мытищинской волости возник контрастный «слоеный пирог»: истоки Яузы – от Мытищинской водокачки до Ярославского шоссе - чистейшие ключевые воды; далее, в районе так называемых Старых Мытищ – между шоссе и железной дорогой – территория максимально насыщенная промышленными объектами и, следовательно, колоссальный источник загрязнения; чуть ниже по течению – прекрасные дачные места – Тайнинка и Перловка. Поистине, «Яуза – река контрастов». Да, не только Яуза. Правый приток Яузы – река Работня – тоже к своему несчастью попала в зону загрязнения.

Что есть, то – есть. Но, не было бы промышленной зоны, возможно и не стали бы Мытищи городом. Как тут выбрать между «хорошим и очень хорошим». Предки наши пытались сделать подобный выбор и даже писали по этому поводу «пространные письма», которые сегодня позволят нам приоткрыть еще одну малоизвестную страничку мытищинской истории…

Малые Мытищи. Почему не иначе?
Село Тайнинское, бывшее несколько столетий административным центром территории, за которой в начале XVII века официально закрепилось название Тайнинская Дворцовая волость, практически, со времени своего основания являлось центром колонизации тогда еще малонаселенного края в верховьях реки Яузы. Многие крестьянские семьи из этого села отселялись на, так называемые, «отруба», «хутора», которые со временем становились самостоятельными населенными пунктами. Так появились приселки Челобитьево, Болтино Богоявленское (Сгонники) и Раево. Скорее всего, деревни Волково, Ховрино и Бардино (ныне Бородино) также были основаны «тайнинскими выходцами». Документы свидетельствуют, что несколько крестьянских семей из Тайнинского были переселены в обезлюдевшее после эпидемии холеры 1654 года деревню Шарапово и село Мытищи.

Необычное название старинного села на Яузе, со временем, также распространилось по всей Тайнинской округе: дорога, ныне улица в Москве - Тайнинка; образцовая удельная усадьба – Тайнинская; образовавшийся на ее месте дачный поселок – Тайнинка; железнодорожная платформа «Тайнинская»; когда то существовавщее поле для выгона скота – Тайнинское поле. Но, и это не все. Известный археологический памятник на территории нашего города носит название Тайнинское селище. Находится он на землях бывшего приселка села Тайнинского - Спасское. Кроме того, поселение, называвшееся прежде Малые Мытищи (в районе нынешней платформы «Лось») по праву должно было бы носить название Новая Тайнинка. Впрочем, какое-то время эта деревня называлась – Новоселы, то есть, - Новое село…


По выбору самих обывателей
Почему так названо? Откуда взялось название того или иного населенного пункта. Кто присвоил это название, по какому признаку оно было дано. Большинство подобного рода вопросов, так и остаются без ответов. Самый известный пример – название столицы России. Что означает имя Москва? Об этом мы можем только предполагать.

Бывают случаи и иного рода, когда название населенного пункта, так сказать, говорит само за себя. Самое близкое и родное для нас - Мытищи, от слова «мыт», «пошлина», «таможенная застава». Из этого же ряда такие «говорящие названия», как Перловка, Челобитьево, Военка, Строитель, Пирогово, Дружба…

Но есть на карте нашего городского округа названия населенных пунктов, не поддающихся однозначной расшифровке. Кто и по каким признакам назвал бывшие деревни Ядреево, Рупасово, Шарапово, ныне вошедшие в черту Мытищ. Из более близкого к нам по времени - название дачного поселка Леонидовка. Поселок этот еще до войны стал микрорайоном нашего города и счастливо сохранил свое «историческое» имя до настоящего времени. В самом деле, почему Леонидовка? Кто был этот Леонид или Леонидов? Когда и по какому поводу его имя закрепилось в названии населенного пункта и ныне обозначено на всех картах городского округа Мытищ?

К счастью, история распорядилась так, что ответы на поставленные вопросы – весьма полные и точные - мы можем получить в одном из московских архивов. Итак, строго документально…




Развитие капитализма в Мытищах
После отмены крепостного права (1861 год) и проведения реформ, способствовавших развитию предпринимательской инициативы, в Российской империи началось стремительное развитие капиталистических отношений. Повсеместно, «как грибы после дождя», стали возникать большие и малые предприятия, многие из которых были связаны с крупными и уже давно работающими европейскими и американскими производствами. Нельзя сказать, что в России создавались филиалы западных фирм, но многие из них, в числе своих главных акционеров, имели иностранных подданных. Такова была специфика, как писал классик, «развития капитализма в России».

Многие предприниматели вкладывали свои капиталы в недвижимость, в надежде на то, что на приобретенных землях со временем они смогут основать доходные предприятия. Рядом с железнодорожной станцией «Мытищи» было много пустующих земель. Часть из них принадлежала крестьянам села Большие Мытищи и ближайших деревень – Заречная Слобода и Шарапово. Крестьяне охотно распродавали и сдавали в аренду, закрепленные за ними наделы, а сами нанимались рабочими на производства, которые открывали на бывших крестьянских участках их новые хозяева – капиталисты. Так, постепенно, бывшая преимущественно аграрной и дачной Мытищинская волость, превращались в крупный пролетарский центр.

Промышленные предприятия, «как магнит», притягивали к себе деклассированный элемент из соседней Москвы, ближайших уездов и губерний. Весьма значительный процент «осевших» в Мытищах новых пролетариев составляли отслужившие срочную службу солдаты и унтер-офицеры. Активно формировавшийся в тот период мытищинский пролетариат имел собственный, отличный, к примеру, от рабочих ткацких мануфактур, взгляд на окружающую действительность. Тяжелый труд на химических производствах и в, прямом смысле слова, горячих цехах Вагоностроительного и кирпичных заводов, выковывал особую категорию людей, по терминологии того времени – большевиков.

На рубеже XIX-XX столетий бывшая дворцовая Тайнинская волость окончательно утратила черты патриархальной старины. Место лояльных к самодержавной власти удельных крестьян заняли рабочие-металлисты, по весьма точному определению лидера партии большевиков В.И.Ульянова (Ленина) – «боевой отряд рабочего класса»…



Из Удельной – в Пролетарскую
Календарное время не обязательно совпадает с наступлением новой эпохи. Одни историки ведут осчет XX столетия с 1901 года, другие передвигают этот временной рубеж на 1914-й, год начала Первой мировой войны. Третьи считают 1917 год рубежом не только смены столетий, но и смены исторических эпох.

В Мытищах, точнее в Мытищинской волости и Мытищинском Удельном имении переход в новый век и новую историческую эпоху прошел как то незаметно, даже, можно сказать, буднично. В архивных фондах не отложились документы, из которых бы мы сегодня узнали, о событиях, которые, что называется, «потрясли до основания» устои мытищинской жизни, как в 1901, так и в 1914 и 1917 годах. Однако это вовсе не означало, что «веяния времени» обошли мытищинский край стороной. Как это часто случается в провинции, все самое важное произойдет здесь некоторое время спустя…



Храм закрыт, все ушли на фронт
Как хорошо известно, в дореволюционной России место и значение церкви было определяющим. Подтверждением тому служит то, что, практически, в каждом населенном пункте был свой храм или часовенка. Храмы служили не только местом отправления религиозного культа, в них вели учет местного населения. В специальных метрических книгах делали записи: «О родившихся», «О бракосочетавшихся» и «О умерших». Таким образом, приходские храмы выполняли до революции те функции, которые сегодня возложены на органы ЗАГС (запись актов гражданского состояния).

Кроме того, ежегодно при храмах составлялись, так называемые, исповедные ведомости. Каждый житель определенного населенного пункта должен был явиться на исповедь к местному священнику. Обычно это происходило летом, под Петров день (12 июля - по новому стилю). Каждый прошедший такую исповедь заносился в ведомость, в которой указывалось его социальное положение и возраст. Кроме того, что важно, в ведомость вносилось - принадлежит ли человек к какой-либо секте, добровольно ходит на исповедь или уклоняется от этой обязательной процедуры. Таким образом, проводился своеобраный «учет и надзор» за местным населением. Исповедные ведомости, так же, как и метрические книги составлялись в двух экземплярах, один из которых оставался при храме, а другой отсылался в Духовную консисторию.

Совершенно понятно, что советская власть, не могла оставить церкви те функции, которыми она обладала до 1917 года. Провозглашенное большевиками «отделение церкви от государства и школы от церкви» на деле означало начало гонений на церковь, как основу старого режима. Как было сказано в одном из документов, публикуемых ниже: «религия и социализм – две противоположности». Процесс «отделения церкви от государства» растянулся до начала Великой Отечественной войны. Война, ставшая народной не по названию, а по-сути, изменила отношение государства к традиционным культам. Но, это уже совсем другая эпоха…
Каждый документ - история
Большой знаток архивных документов по истории средневековой Руси академик Михаил Николаевич Тихомиров писал: «Там, где письменные источники отсутствуют, историк блуждает в потемках, и на страницах исторических изданий появляются пробелы, слабо восполняемые изучением других видов исторических источников». Смысл этих слов понятен не только историкам-профессионалам, но и краеведам для которых каждый, даже на первый взгляд малозначительный архивный документ по истории края – настоящее открытие.
* * *
Как известно, в понятие «история» не заложен какой-либо тайный подтекст или дополнительный смысл. История, это всего лишь рассказ о минувших деяниях. Но ведь и писатель в своих произведениях также описывает произошедшие события. Так в чем же разница между писателем и историком? Не вдаваясь в сложные рассуждения, отметим главное. История становится наукой лишь тогда, когда основой повествования является документ, то есть факт, запечатленный на бумаге или каком-либо другом сохраненном для потомков носителе.

Переосмысление исторического прошлого – это закономерный процесс, обусловленный, с одной стороны естественной сменой поколений и эволюцией исторической памяти, с другой – вводом в научный оборот новых исторических источников. Порой и весьма часто, особенно из уст профессионалов, можно услышать, что историческое краеведение, это всего-навсего некие «частные гипотезы, не опирающиеся на факты». Ну, а факты, то есть, документальная база, как говорится, «упрямая вещь».

«Я должен записать все, что рассказывают, но ни в коей мере не обязан верить этому», - так написал древнегреческий писатель Геродот перед тем, как начал собирать материалы для своих рассказов о греко-персидских войнах. Рассказы эти так и остались бы беллетристикой, если бы в процессе работы над ними Геродот не изменил своего отношения к излагаемому материалу. Свидетельства очевидцев или тех, кто что-либо слышал об интересовавших Геродота событиях, зачастую кардинально расходились между собой. Чтобы взять за основу ту или иную версию, ему пришлось обращаться к иным свидетельствам, а именно – документам. Так на первый план в изложении Геродота вышел исторический источник, который со времени появления первого документохранилища приобретет приставку - «архивный». С тех пор «история» стала тем, что мы о ней знаем сегодня: рассказом, основанным на письменных свидетельствах.

Принято считать, что изучение документальной базы при изложении того или иного исторического сюжета – прерогатива, исключительно, так называемой, «большой истории». Летописи, хроники, документы государственных учреждений, хранящиеся в архивных фондах, отражают важнейшие этапы функционирования государственного аппарата. Местная история осталась, что называется, «за бортом» генеральной линии исторического процесса, поскольку не оставила по себе никаких документальных свидетельств. И если такие свидетельства кое-где и сохранились, то они не представляют никакого научного интереса. В лучшем случае, эти «фрагменты минувшей действительности», по мнению серьезных ученых, лишь забавные сценки быстротекущей жизни. Историки, зачастую называют их просто - «баснями».

Между тем каждая населенная местность имеет свою солидную источниковедческую базу. Правда, по большей части подобные письменные свидетельства «местного происхождения» не часто привлекают к себе внимание профессиональных историков. В них нет упоминаний о сражениях или деяниях государственных деятелей. Именно поэтому этот весьма внушительный по своему объему архивный фонд весьма слабо изучен и, как правило, не востребован.

История мытищинского края не является здесь исключением. Общаясь со старожилами и теми, кто интересуется историей родного края, часто ловишь себя на мысли, что людей интересует лишь то, что, так или иначе, сохранила их личная память. Подобный подход можно охарактеризовать так: интересно и важно то, что произошло на «моем веку». Век моих родителей, тем более бабушек, дедушек и более дальних предков и все то, что случилось на этой земле в «их время», как правило, основательно забыто и, следовательно, уже не интересно. Получается, что между «веком нынешним» и «веком минувшим» нет никакой связи. Говоря словами поэта, «порвалась дней связующая нить…»

Происходит это во многом оттого, что «предания старины глубокой», а именно так ассоциируется в сознании живущих «век минувший» не подкреплен реальными фактами и историческими сюжетами, в которых действуют не условные «вятичи-кривичи», а люди, жившие в конкретное время на мытищинской земле. Конечно, это не те персонажи и не те сюжеты, которые описаны в, так называемой, «большой истории». Но и история местная имеет значение. Ведь, как писал в свое время наш первый историограф Николай Михайлович Карамзин «само просвещение делает ум любопытным: хочется знать старину, какова бы ни была она, даже и чужую, а своя еще милее…»

Таким образом, найденный в архиве исторический источник становится «точкой отсчета» отдельного исторического сюжета. Как правило, один документ имеет свое продолжение в другом документе, как одно какое-либо событие является первопричиной событий последующих. Такая «документальная цепочка» порождает сюжетную линию, рассказ или, проще говоря, - историю. Несколько таких историй дают уже вполне объемную картину жизни того или иного региона в определенную эпоху.

Для того чтобы заинтересовать читателя историей, конечно же не достаточно лишь найти и опубликовать архивный документ. Сам по себе исторический источник, как правило, «вещь в себе». Именно поэтому большинство краеведов относится к архивным документам, что называется, «без энтузиазма». Ведь, чтобы документ «заговорил», исследователь должен обладать необходимым запасом знаний для его прочтения, а это уже – профессия.

Как только исследователь начинает понимать текст, а, следовательно, и смысл происходивших событий, перед ним открывается контекст изучаемой эпохи. Как писал в свое время французский историк Марк Блок «непосредственное наблюдение – почти всегда иллюзия и как только кругозор наблюдателя чуть-чуть расширится, он это понимает. Все увиденное состоит на добрую половину из увиденного другими». Таков «оптический эффект» для того, кто смотрит на прошедшие события сквозь призму исторического документа.

Однако не будем забывать, что краеведение, это – наука. Чем глубже исследователь забирается в глубины истории, тем менее становятся понятны и «читабельны» архивные источники. Большая часть документов местного происхождения написаны «от руки» и зачастую таким почерком, который не подготовленный исследователь может принять за иностранный или вышедший из употребления язык. Для многих это – непреодолимая преграда.

Время, когда краеведением занимались профессионалы, - а было это в 20-е - 30-е годы прошлого века, - казалось, безвозвратно ушло. Наверняка и «на местах» в то время были краеведы, изучавшие истории фабрик и заводов и даже писавшие работы по еще многочисленным в те годы «дворянским гнездам». Но, что мы об этих людях и об их трудах знаем? Практически – ничего. К примеру, в наших родных Мытищах краеведение, как общественное движение, зарождается лишь с начала 1960-х годов.

Неужели до этого времени не было людей, интересовавшихся историей нашего края? Наверняка были, но имена, а главное, труды этих подвижников в силу ряда причин, не дошли до нас – потомков. Все попытки отыскать в Мытищинском историко-художественном музее какие-либо сведения о краеведах-мытищинцах 20-х – 50-х годов ХХ столетия завершились безрезультатно. Поэтому, теперь уже можно сказать по праву, и называем мы нашим первым краеведом историка-педагога Юрия Августовича Князева. С него, собственно началась и издательская деятельность по истории земли мытищинской. В значительной степени, именно это и сделало его имя известным и почитаемым в Мытищах.

Кроме того, Ю.А. Князев был не просто собирателем народных легенд и преданий. Он был исследователем-практиком. Именно с его «легкой руки» начались раскопки Тайнинского селища. Князев первым стал публиковать архивные документы по истории Мытищ и окрестностей. Наконец Ю.А. Князев, за десятилетия своей плодотворной краеведческой деятельности собрал собственный домашний архив. По большей части это были выписки из редких книг, переснятые на фотопленку архивные документы, черновики и рукописи его еще неопубликованных работ.

Так случилось, что свою собственную краеведческую работу автор данной публикации начал с поиска разрозненных частей архива Ю.А. Князева. Было это в 2013 году, когда при поддержке администраций Мытищинского муниципального района и городского поселения Мытищи начиналась работа над книгой «Мытищинское междуречье». Именно тогда пришло понимание, что архивный фонд по истории мытищинского края, к сожалению, давно уже не пополнялся новыми историческими источниками. Так была осознана необходимость заняться архивными поисками, в результате чего возник сначала замысел, а затем, по мере обретения исторических фактов, и сама книга, в основу которой был положен письменный источник. Эти, говорящие сами за себя, «фрагменты минувшей действительности» на протяжении нескольких лет, «по крупицам», извлекались автором из государственных и региональных архивов Москвы и Подмосковья. Каждый такой документ, безусловно, добавляет новую краску в историческую картину мытищинского края.
Post scriptum.

Остается только добавить, что, конечно же, не все важные источники по истории мытищинского края выявлены. Будущим исследователям предстоит еще опубликовать документы, проливающие свет, как на средневековую историю нашего региона, так и на относительно недавнее прошлое Мытищ. Важно помнить, что работа краеведа, так же, как и работа архивиста, никогда не является законченною, она всегда только материал для будущего исследователя.



Мытищи, 2016 - 2017 гг.

СОДЕРЖАНИЕ
Обращение к читателям……………………………………………стр. - 2
Введение. Век стремительных перемен……………………….стр. - 4
Завещание князя Владимира………….……………………..……стр. – 11
Версаль на Яузе……………………..…………………………….….стр. – 18
Тайнинское и его обитатели…………………………….………….стр. - 27
Бриллиантовые серьги получила ……………………………….стр. - 41
Сельцо Коргашино межевано особо…………………………….стр. - 48
Дворцовые служители обитаемого острова ………………….стр. - 58
Из уважения к местной потребности…………………………….стр. - 67
Как давний памятник искусства…………………………………...стр. - 78
Крестьяне-предприниматели………………………………………стр. - 88
Визит Цесаревича……………………………………………………..стр. - 99
Следствие вели……….……………………………………………….стр. - 113
Дорожная история…………………………………………………….стр. - 123
Признана не подлежащей отчуждению ………………………….стр. - 131
Мытищинский кирпич ………………………………………………..стр. - 149
Кальера и храм…………………………………………………………стр. - 169
Хозяева съезжались на дачи ………………………………………стр. - 182
Вагонзавод при деревне Шараповой……………………………..стр. - 201
Когда автомобиль уже не роскошь ……………………………….стр. - 213
По береговому праву……………………………………...………….стр. - 227
Как исчезают приметы времени ……………………………………стр.- 239
Из всех искусств важнейшим ……………………………………….стр.- 252
На часах у проезжего тракта…………………………………………стр.- 273
Перловка. После Перловых ………………………………………..стр. - 283
В интересах народного здравия …………………………………..стр. - 296
Малые Мытищи. Почему не иначе? ……………………………….стр.- 311
По выбору самих обывателей ……………………………………...стр.- 323
Развитие капитализма в Мытищах…………………………………стр.– 338
Из Удельной – в Пролетарскую…………………………………,…,стр. - 348
Храм закрыт, все ушли на фронт……………………………………стр.- 359
Заключение. Каждый документ - история………………………..стр. - 369
Список источников и литературы ………………………………….стр. –374




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница