Николай Сотрихин Мираж Действующие лица



страница1/5
Дата01.06.2018
Размер0,62 Mb.
  1   2   3   4   5
    1. Николай Сотрихин

    2. Мираж



    1. Действующие лица:


Павел Черновский, студент 4-го курса Физико-Химического института. В I и II воспоминаниях − 17-летний выпускник, второкурсник;

Иван Артанов, его друг детства;

Даша;

Вадим Кнулич;

Скоропадов, преподает физику в институте;

Ольга Марковна, мать Черновского;

Диана.
    1. Пролог


Черное бесконечное пространство. Понизу стелется густой туман. Появляются несколько темных фигур. Начинается пляска теней.

Хор теней:

Погаснет день,

Нахлынет мрак!

Мы − твоя тень.

Услышь наш знак.
Ты − лишь лоскут

Грехов ночных!

Раб наших пут.

Они прочны.


Старшая тень:
Пленник страстей,

Алчный игрок,

Слушай скорей

Мой монолог!


Хор теней:

Ты жертвой стал

Нашей игры!

Разрушил сам

Свои миры!
Старшая тень:
Свиток твоих

Долгов богат.

Один из них

Пути назад


Тебя лишил.

Не веришь? Верь!

Как раньше жил

Забудь теперь.


Хор теней:

Ты предал тех,

Кем был любим!

Твой тяжкий грех

Неизгладим.
Старшая тень:
Твой слух и взгляд

Искажены,

Ты вкусишь яд

Своей вины!


Ты послан к нам

Держать ответ.

Невольным снам

Не скажешь «нет».


Хор теней:

Погас маяк,

Смолк гневный глас.

Финальный шаг.

Последний шанс.
Старшая тень:
Последний шанс...
Растворяются в воздухе.

Видение I


Из тумана, шатаясь, выходит Черновский в темной накидке.
Черновский:

Холодно-то как!.. Бр-р-р! (Пытается закутаться в накидку) Пальцы не гнутся. Либо я еще пьян, либо − уже сдох. (Дышит на руки) Где-то у меня был огонек... (Достает зажигалку и случайно роняет ее) Твою ж!.. Поганое место. Где я?



Голос старшей тени:

В глубинах собственной души!



Черновский (Оглядываясь):

Чей это голос? Похоже, пора вызывать санитаров. (Ищет зажигалку в тумане) Куда она делась?.. (Садится) Где-то внизу журчит вода. Зараза! Кремень наверняка намочился... (Рычит, бьет себя по бедру, запрокидывает голову. Постепенно дыхание из отрывистого становится спокойным. Он закрывает глаза.)



Тени:

Не спать!



Черновский (Встрепенулся):

Опять! Моя башка объявила мне войну... (Пальцами массирует виски, надавливает на веки) Раздвоение личности? Этакий «второй я»... (Зевает) Видимо, он хорошо выспался. Забавно: хоть какая-то часть меня выспалась. (Измученно смеется. Умолкает. Вытирает рукой пот со лба, облизывает губы) Сколько месяцев меня мучает бессонница? Снотворное давно не помогает...



Тени:

Не спать! Не спать!



Черновский (Привстает):

Что за шутки? Нет, это не психоз... Похоже, я не один в этой дыре. (Рвет руками туман) Кто со мной говорит? Не видно ни рожна!



Тени становятся зримыми, встают по другую сторону завесы тумана. Теперь они отделены от Черновского зыбкой, полупрозрачной пленкой.

Черновский:

Эй, вы! Я не различаю ваших лиц.



Старшая тень:

А мы − твоего.



Черновский:

Так идите сюда! Может, вместе мы выберемся из этого склепа. (Тени не двигаются) У вас что, ноги к месту приросли? Мне холодно и я хочу спать!



Старшая тень:

Ты давно спишь. (Щелкает пальцами) Вспоминай!



Завеса тумана падает. Черновский стоит в растерянности.

Черновский (Растерянно):

Я смутно помню... Вчерашний вечер. Как открыл дверь квартиры, вошел, упал... (Закатывает рукав, видит ссадину на локте) Поднялся, упал снова... Добрался до кровати и лег, не раздеваясь. (Пожирая глазами пространство) Так все это − сон? Мираж?



Старшая тень:

И да, и нет. Это − грядущее пробуждение.



Черновский (В ярости):

Хватит говорить загадками!! (Бросается вперед и видит черные провалы на месте лиц теней. Отступает.) Боже, что это?..



Тени:

Беспристрастны, и потому − безлики.



Черновский (Слабо):

Это − сумасшествие... Это − от снотворного...



Старшая тень:

Это − финальный шаг. Это − твой последний шанс. Внимай.



Из тумана медленно поднимается большая золотая чаша с черной водой. Поднявшись до уровня глаз Черновского, повисает в воздухе.

Тени:

Забыл тех, кто о тебе помнил... Отверг тех, кто тебя принял... Растратил, предал, оболгал. Мы − твоя совесть. Смотри и чувствуй! Вспомни все...



Черновский на негнущихся ногах подходит к чаше. Тени замирают. Черновский берет чашу в руки и заглядывает внутрь.

Воспоминание I


1

Крохотная комнатка в пятиэтажке. Вздувшиеся обои на стыках отклеились от стены. В углу ютится кровать без матраса, в противоположном − шкаф и письменный стол. Окна завешены плотными шторами. В узком луче света, пробивающемся из прорехи между ними, плавают пылинки. Полутень. Дверь комнатки открывается и входит Черновский. Он ищет рукой выключатель. Нажимает, раздается щелчок − свет не зажигается. Щелкает по выключателю снова, эффект − тот же.

Черновский:

Дерьмо...



Подходит к шторам, резким движением раздвигает их. В комнату хлынул дневной свет. Черновский осматривается, подходит к столу, проводит рукой по его поверхности. На пальцах остается густой серый след. Черновский брезгливо морщится.

Черновский:

Где же они были, где же... (Выдвигает ящики стола, перебирает их содержимое) Не то... Не то... (Тревожно) Может, выбросили?.. (Натыкается на несколько старых тетрадей) Да нет, вот же они! (Заглядывает под обложку) Всё на месте?



Несет тетради на свет, к подоконнику. Неслышно входит Ольга Марковна.

Ольга Марковна:

Паша, завтрак на столе! Я собрала твои вещи...



Черновский (Резко оборачиваясь):

Зачем?! По-моему, я просил только одного: не трогать их!



Ольга Марковна (Растерянно):

Я же хотела как лучше... (Черновский уже не слушает ее) Что это у тебя?



Черновский (Не отрываясь от тетрадей):

Конспекты отца.



Ольга Марковна:

Для чего они тебе?



Черновский (Раздраженно):

Не твое дело, мам! Иди на кухню. Я сейчас приду.



Ольга Марковна выходит. По темноватому длинному коридору она проходит в кухню − скромное помещение с желтыми обоями. Из шкафчика достает две тарелки, перекладывает на них яичницу со сковороды. Ставит на стол. Режет хлеб и случайно обрезает палец. Входит Черновский, вопросительно смотрит на нее.

Ольга Марковна (Поморщившись):

Ничего, пустяк.



Черновский молча кивает и садится за стол. Подвигает к себе тарелку и начинает быстро есть.

Ольга Марковна:

Ты не торопись. Времени еще много.



Рука Черновского с вилкой замирает. Он закатывает глаза и утомленно вздыхает. Пауза.

Ольга Марковна (Неуверенно берет контейнер, завернутый в салфетку, и протягивает Черновскому):

Я тут собрала тебе, в дорогу...



Черновский:

Что это?
Ольга Марковна:

Расстегаи.

Черновский:

Ненавижу их.



Ольга Марковна обиженно поджимает губы. Собирается убрать контейнер, но Черновский останавливает ее.

Черновский (Нехотя):

Ладно уж. Давай сюда.



Берет контейнер из ее рук и ставит его на край стола. Вновь склоняется над тарелкой. Ольга Марковна тихо садится напротив.

Ольга Марковна:

Тебе точно дадут комнату в общежитии?



Черновский (Не поднимая глаз):

Дадут, дадут.



Ольга Марковна (Осторожно):

А отцовские тетради ты заберешь с собой?



Черновский (Бросает вилку на стол):

Мам, тебе какая разница? Может, хватит уже вопросов?!



Ольга Марковна:

Если ты не хочешь...



Черновский (Перебивает):

Я хочу одного − спокойно пожрать перед выездом.



Пауза. Настенные часы мерно отсчитывают время.

Ольга Марковна (Собравшись с мыслями):

Извини... Просто мы так редко разговариваем...



Черновский (Усмешка на губах):

Нам есть о чем разговаривать?



Ольга Марковна (Потерянно, дрогнувшим голосом):

Почему нет, Паш..



Черновский:

Ну о чем же? О новом сериале? О вышивании крестиком?..



Черновский отодвигает пустую тарелку, достает из шкафчика стакан и наливает воды из-под крана.

Ольга Марковна:

Ты не прав. Я же волнуюсь... Хочу тебе что-нибудь посоветовать.



Черновский (Громко смеется):

С чего ты взяла, что мне нужны твои советы? (Отпивает из стакана) Я не собираюсь жить, как вы! Как отец, который всю жизнь корпел в лаборатории − и что? Не заработал ни имени, ни почета, ни даже денег на собственные похороны!



Ольга Марковна:

Перестань!



Черновский (Не слушая):

Только и оставил после себя − пару плесневых тетрадок. А что ты?.. Обычная учительница, которую презирает безграмотная школота. (Переведя дыхание) Я не собираюсь жить, как вы. Я хочу всего − и сразу.



Ольга Марковна молчит, отвернувшись к окну. Черновский шагает к двери, на ходу выпивая остатки.

Черновский:

Все, хватит. Мне пора. (Уходя) Я позвоню.



Черновский быстрым шагом идет в прихожую. Снимает с вешалки пальто и надевает его. Наскоро повязав шарф, берет чемодан. Затем Черновский распахивает дверь квартиры и шагает за порог. Ключи оставляет в дверном замке.

2

Черновский проходит по неосвещенной лестничной клетке, спускается вниз по лестнице и выходит из подъезда. Во дворе, на скамейке, сидит Артанов.



Артанов (Увидев Черновского, встает и протягивает руку):

Салют! Битый час тебя жду!



Черновский (Пожимает руку):

Мы все равно не опаздываем. Пошли?



Артанов кивает, и они идут вверх по улице, катя за собой чемоданы.

Артанов:

Настроение на высоте?



Черновский:

Не то слово. (С улыбкой) Как долго мы этого ждали!



Артанов:

Не обобщай. Только ты ждал отъезда, как праздника.



Черновский:

Есть причины. (Замедлив шаг) Скажи, Вань... (Останавливается, глядя Артанову в глаза) Что ты находишь в этом городе?..



Сворачивают с дороги, поднимаются на пригорок − к беседке, из которой видна панорама города. Заходят внутрь. Черновский, прислонясь к перилам, смотрит вдаль.

Черновский (Брезгливо):

...В этом сером, мокром, грязном городе?



Артанов (Приближаясь к нему, встает у перил):

В своем репертуаре... (Ворчливо) Плюнуть напоследок − святое дело. Да, Паш?



Черновский пренебрежительно смеется.

Артанов:

Мы вообще-то здесь выросли. Мне тут каждая подворотня знакома.



Черновский:

Мне тоже. Именно поэтому я хочу поскорей уехать.



Артанов:

Полегче! (Хлопает его по плечу) Не кисни. Ты что, вообще не думаешь возвращаться?



Черновский (С ухмылкой):

На кой?..



Артанов (Недоуменно):

Ну, хотя бы мать навестить.



Черновский медленно ходит по кругу, пиная носком ботинка случайно влетевшие листья. Останавливается, отрицательно мотает головой.

Черновский:

Не нужно. Самое ценное я отсюда вынес. (Достает потрепанную тетрадь)



Артанов:

Тот самый труд твоего отца, о котором ты говорил?



Черновский:

Его теории, да. (Показывает тетрадь Артанову) Использование солнечного излучения в промышленных целях.



Артанов (Рассматривая формулы и чертежи):

Солнечные батареи? Это не ново...



Черновский (С жаром):

Зато вещества, увеличивающие их КПД в десятки, в сотни раз − вот что ново! (Забирает тетрадь у Артанова, кладет ее в чемодан) Отец до конца жизни искал свой философский камень... (Нетерпеливый блеск в глазах) Но у нас будет больше шансов!



Артанов молча переваривает полученную информацию.

Артанов (Задумчиво):

Тебе бы строчить фантастику. (Усмехается) Задумал собрать свой гиперболоид?



Черновский:

Только начинку для него.



Артанов:

Заманчиво... (Блуждающим взглядом обводит беседку. Взгляд падает на наручные часы) Черт! До поезда меньше часа. (Хватает чемодан) Расскажешь обо всем в дороге. Идем!



Артанов подталкивает Черновского к выходу. Они спускаются вниз и торопливо уходят к вокзалу.


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница