Образовательная программа "Теория и история языка и языки народов Европы" профиль "Лингвистические проблемы скандинавистики и нидерландистики"



страница2/7
Дата02.06.2018
Размер1,59 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

1.3 Личные местоимения, использующиеся при обращении к одному лицу, в языках мира

Рассмотрим личные местоимения, использующиеся к качестве обращения к одному лицу, в таких языках, как английский, немецкий, французский и др.

В английском языке прежде параллельно с местоимением you Вы, употреблявшимся для обозначения одного лица, использовалось местоимение thou ты. Впоследствии, однако, употребление местоимения thou сошло на нет, и местоимение you стало носить нейтральный характер [подробнее см. об этом Майтинская 1969: 151-152].

Как пишет К. Уэйлз (K. Wales), сейчас «использование местоимения you в качестве единственного местоимения-обращения не маркирует <...> возможные различия в плане числа слушающих и их социального статуса, которые находят формальное выражение в системе местоимений других языков, и для обозначения которых в современном английском необходимо прибегать к разнообразным лексическим средствам»1 [Wales 2003: 73]. Однако это замечание касается только стандартного английского английского [подробнее см. об этом Wales 2003: 73].

В книге К. Уэйлз можно также найти довольно подробное описание истории личных местоимений в английском языке. В древнеанглийском you выполняло роль местоимения второго лица множественного числа. Строго говоря, оно являлось формой объектного падежа. В английской литературе XIII века, то есть после Нормандского завоевания Англии, местоимение you начинает использоваться в качестве вежливого обращения к одному слушателю. Использование этого местоимения в такой роли утвердилось к концу XIV века, что было обусловлено влиянием куртуазных обычаев и французской литературы.

В отличие от французского и других европейских языков, в английском не устоялось чётких разграничений в употреблении местоимений второго лица, при обращении к единичному собеседнику, с позиции социального положения говорящих. Как пишет К. Уэйлз, в текстах, принадлежащих к средневековому и ранненовоанглийскому периодам, местоимение you могло использоваться в обращении к одному и тому же человеку, часто свидетельствуя о перемене в чувствах, в отношении.

В целом главные отличия между сферами употребления местоимений thou и you в среднеанглийский период заключались в следующем. Местоимение you использовалось в качестве обращения к людям, занимающим более высокое социальное положение; либо к людям, занимающим то же социальное положение, что и говорящий, если участники беседы принадлежали к верхним слоям общества; в ситуации публичного обращения; в качестве официального или нейтрального обращения; а также для выражения почтения и восхищения. Местоимение thou, в свою очередь, употреблялось по отношению к людям, занимающим более низкое положение в обществе; в обращении к ровне в том случае, если участники беседы занимали низкое положение на социальной лестнице; при разговоре наедине; в качестве неформального обращения; а также для выражения презрения.

Местоимение you всё чаще «вторгалось в сферу употребления» [Wales 2003: 73] местоимения thou, в результате чего на рубеже XVI - XVII вв. на смену критерию вежливого/неофициального обращения приходит разграничение употребления местоимений you и thou с точки зрения маркированности/немаркированности. Местоимение you, соответственно, используется в качестве маркированного, а thou – в качестве немаркированного, согласно терминологии лингвистов Малхолланда и Квирка, упоминаемых К. Уэйлз. Такое разграничение имеет место в английском до сих пор.

Причин того, что местоимение thou утратило былые позиции, было несколько. Как пишет Й. Мейер-Мюклестад (J. Meyer-Myklestad), это местоимение использовали при переводе Библии, в связи с чем оно стало вызывать у людей религиозные ассоциации. «Оно сохранялось у пуритан ещё долгое время после того, как начало устаревать, и поэтому стало ассоциироваться с определёнными социальными классами, в особенности с низшей прослойкой среднего класса» [ Meyer-Myklestad 1967: 416].

Местоимение thou утратило популярность и в связи с политикой. Дело в том, что «использование в речи таких форм часто являлось признаком симпатий к взглядам круглоголовых; во время Гражданской войны, а также после Реставрации пуритане и люди, чья манера выражаться напоминала речь пуритан, были крайне непопулярны среди определённых классов общества» [Meyer-Myklestad 1967: 416].

Сейчас местоимение thou используется в английских диалектах, а также в песнях.

Говоря об английском местоимении you, хотелось бы также кратко охарактеризовать особенности его использования в сравнении с русскими местоимениями «ты» и «вы», о чём говорится в статье С. Л. Кушнерук «Личные местоимения как языковые маркёры пересечения текстовых миров в рекламе». Автор упомянутой статьи пишет следующее: «В англоязычной рекламе местоимение «you» создает иллюзию обращения индивидуально к каждому читающему, что способствует установлению отношений близости и доверия между производителем и потенциальными покупателями» [Кушнерук 2008: 86]. При этом, поскольку оппозиции «ты» / «вы» в современном английском нет, информации о формальности/неформальности местоимение you не несёт.

В русскоязычной рекламе ситуация несколько иная. Местоимение «вы» указывает на «более формальный тип отношений между производителем и покупателем с проявлением уважения и готовности услужить последнему» [Кушнерук 2008: 86], в то время как местоимение «ты» «подчеркнуто фамильярно сокращает дистанцию между сторонами» [Кушнерук 2008: 87].

Перейдём к современному немецкому языку. Здесь наряду с местоимением 2-го лица единственного числа du используется вежливая форма Sie. Эта форма «совпадает по своим грамматическим формам с местоимением sie/они 3-го лица множественного числа» [http://online-language.org/article/german-section/283-personalpronomen-possesivpronomen - 08.10.16]. В книге Norsk grammatikk: Riksmål og moderat bokmål Норвежская грамматика: риксмол и умеренный букмол говорится, что если местоимение du используется при общении близких друг другу людей, то Sie употребляется в том случае, когда отношения между собеседниками носят более нейтральный или дистанцированный характер, либо если собеседники не знакомы вовсе. В отличие от норвежского De, которое в современном норвежском может создавать некую дистанцию, немецкое Sie не является маркированным. Немецкое du, напротив, маркировано: его употребление свидетельствует о наличии близких отношений между собеседниками.

В современном французском языке «личное местоиме­ние 2-го лица множественного числа vous «вы» как местоимение вежливости относится безразлично к одному лицу или ко многим лицам» [Майтинская 1969: 156]. К этому местоимению, а также к местоимению 2-го лица единственного числа tu ты можно отнести характеристики, относящиеся и к немецким Sie и du соответственно и описанные с опорой на книгу «Norsk grammatikk: Riksmål og moderat bokmål» Норвежская грамматика: риксмол и умеренный букмол (см. последние три предложения предыдущего абзаца).

В статье В. М. Алпатова «Система личных местоимений 1-го и 2-го лица в современном японском языке» говорится, что система личных местоимений в японском очень сложна. Существуют различия в употреблении местоимений в зависимости от диалекта говорящего, его пола, возраста, социального положения и профессии.

Основных местоимений 2-го лица в современном японском - семь: анатасама, аната, анта, кими, омаэсан, омаэ и кисама. В качестве отдельного случая рассматривается опущение местоимения.

Опущение местоимения встречается, когда необходима наибольшая степень вежливости. Тогда используется обращение в 3-ем лице и адресата называют, например, по фамилии или званию. Вышесказанное характерно в основном в ситуации обращения к вышестоящему лицу, а также к старшим. Любопытно то, что опущение местоимения не обязательно означает подчёркнуто вежливое отношение к адресату.



Анатасама является «единственным местоимением, в значение которого входит семантический компонент «высший» по отношению к собеседнику» [Алпатов 1980: 14]. Это обращение используется по отношению к лицам, занимающим более высокое положение на социальной лестнице. Как предполагает В. М. Алпатов, упомянутое местоимение выражает подчёркнуто вежливое отношение к адресату. Это местоимение встречается только в речи пожилых и считается устаревшим.

Местоимение аната рассматривается в качестве вежливого, его употребляют, как правило, в отношении «незнакомых или малознакомых людей примерно одного с говорящим социального круга» [Алпатов 1980: 14].

Местоимение анта можно охарактеризовать двумя значениями: подчёркнуто фамильярного, а также подчёркнуто грубого.

Использование местоимения кими наиболее характерно для речи мужчин. Чаще всего оно употребляется в обращении к лицам, занимающим примерно равное с говорящим социальное положение, например в ситуации общения с близкими друзьями. Однако упомянутое местоимение употребляется и при обращении к низшим, например к более молодым членам семьи, к подчинённым. Местоимение кими также встречается в ситуациях, где подчёркивается превосходство говорящего, например при допросе в полиции «лиц, по отношению к которым не должна выражаться вежливость» [Алпатов 1980: 16].



Омаэсан употребляется редко. В. М. Алпатов пишет, что, по мнению информантов, так в основном говорят пожилые люди при обращении к малознакомым или незнакомым людям более молодого возраста.

Местоимение омаэ считается «грубым» и используется в отношении низших или близких. По значению это местоимение подчёркивает превосходство говорящего. Сфера его употребления у мужчин намного шире, чем у женщин, и включает в себя, в частности, обращение к жёнам, детям, младшим братьям и сёстрам и т. д.

Местоимение кисама считается самым «грубым». Оно употребляется с целью выразить грубость по отношению к адресу «без связи с его положением низшего» [Алпатов 1980: 18].

Как можно заметить, функции личных местоимений в разных языках, обслуживающих разные культурно-языковые общности, могут сильно различаться.


1.3.1 Личные местоимения, использующиеся при обращении к одному лицу, в скандинавских языках

В датском языке, как будет видно далее, система обращений во многом схожа с норвежской системой обращений. Опираясь на подробные статьи Е. А. Гуровой, опишем, как обстоят дела с обращением в единственном числе в датском языке.

В древности в Дании обращались к одному лицу только на «ты». В XIV в. наряду с du начинает также использоваться вежливое I (на немецкий манер). В XVII в. в качестве вежливой формы начинают употребляться местоимения 3-го лица единственного числа han/hun (разумеется, сохраняя свои первоначальные функции). В XVIII в. функцию вежливого обращения в датском языке приобретает также местоимение De, по аналогии с немецким Sie. К началу XIX в. формы I и han/hun практически полностью выходят из употребления, и, таким образом, в датском языке формируется оппозиция местоимений De Вы и du ты. Решающую роль при выборе формы обращения играл социальный статус собеседников.

Е. А. Гурова пишет: «Противопоставленность форм обращения du и De сохраняется вплоть до 1960-х годов. Дети и молодые обращались друг к другу на «ты». Взрослые обращались на «ты» к детям и молодым людям примерно до 18-20 лет. Ко взрослым дети обращались на «Вы», взрослые были также на «Вы» друг с другом» [Гурова 2016: 21]. В сельской местности использовалось местоимение du, за исключением тех случаев, когда надо было обращаться к помещику или хозяину большой фермы.

В 1960-е годы, однако, в системе обращений датского языка происходят большие изменения. Считается, что они явились следствием демократизации общества, молодёжного бунта 1968 г. (его участники требовали отмены обращения De) и становление общества всеобщего благоденствия. В итоге местоимение du занимает главенствующую позицию в качестве обращения к одному лицу вне зависимости от ситуации общения.

Для XXI в. характерно существенное сокращение сферы употребления местоимения De. Как пишет Е. А. Гурова, некоторые датчане сейчас, очевидно, не используют это местоимение вовсе. В 2012 году фирмой «YouGov» был проведён опрос для газеты «MetroXpress», в результате которого выяснилось, что 25% датчан выступает за полную отмену вежливой формы De.

За последнее время отмечено всё более частое использование молодым поколением местоимения De в отношении людей старшего возраста. Е. А. Гурова пишет также, что, несмотря на ломку прежней системы обращений, датчане всё равно сталкиваются с ситуациями общения, предполагающими уважительное обращение к собеседнику. В связи с этим многим датчанам приходится использовать в речи безличные конструкции, дабы избежать употребления местоимения du или De, отмечает автор статьи, ссылаясь на работы Е. Хансена (E. Hansen)2 и Б. Андерсена (B. Andersen)3.

Е. А. Гурова также пишет, что, по мнению Б. Андерсена, сейчас появилось «новое» De, употребляющееся в ситуациях, «не предполагающих интимно-доверительных отношений между коммуникантами – в государственных учреждениях, сфере обслуживания, рекламе и официальной корреспонденции» [Гурова 2016: 23].

В датском языке также до сих пор могут использоваться в качестве вежливого обращения местоимения 3 лица, что, впрочем, случается довольно редко и в определённых сферах. Этими сферами являются парламент, правительство, министерства и армия. В другой статье, «Формы общения на «ты» и на «вы» в датском языке», Е. А. Гурова отмечает тот любопытный факт, что при обращении к премьер-министру и другим министрам «почтительное обращение в 3 лице используется при первой встрече или в официальной обстановке, далее происходит незаметный переход на «ты» [Гурова 2016а: 210].

Для современного датского языка также характерны следующие тенденции: возрастающее число случаев употребления местоимения du в функции неопределённо-личного man (причём известны случаи, когда в неопределённо-личном предложении сначала использовано местоимение man, а затем – du) и использование du в качестве эмотивного элемента в конце предложения.

Остановимся подробнее на последнем явлении. Оно свойственно разговорной речи, и местоимение du в таком употреблении выступает в роли междометной единицы. Все отобранные Е. А. Гуровой примеры – это эмоционально окрашенные предложения, где du выполняет функцию усилителя. Практически все рассмотренные автором коммуникативные ситуации представляют собой общение людей, которые между собой хорошо знакомы. «В официальной обстановке при обращении к незнакомому или малознакомому человеку подобное использование местоимения воспринимается как невежливое, даже хамское…», отмечает Е. А. Гурова. В большинстве отобранных примеров говорящий таким образом выражал недовольство ситуацией или собеседником. Также автору статьи, однако, встретились и предложения, где эмотивное du было употреблено с целью «продемонстрировать интимную доверительность или дружескую фамильярность» [Гурова 2016: 26].

Местоимение du в подобных предложениях не выполняет своей заместительной функции, оно выражает лишь эмотивность.

Обобщая сказанное в статье, её автор подчёркивает, что в начале XXI века, несмотря на лидирующее положение обращения du во всех сферах общения, оппозиция du – De присутствует в речи имплицитно и выражается прочими средствами вербальной и невербальной коммуникации.
Рассмотрим теперь, как обстоит ситуация с обращениями в шведском языке. Поможет нам в этом статья Н. Ю. Линевич «Сравнительный анализ средств реализации принципа вежливости в шведском и английском языках».

В шведском существует два местоимения, употребляющихся в качестве формы обращения к одному лицу: du (косвенная форма – dig, притяжательная – din/ditt) и уважительное ni (косвенная и притяжательная формы – er).

Как пишет Н. Ю. Линевич, «…ранее существовавшее чёткое деление обращений на du/ni <…> постепенно уходит, оставляя лишь неформальный вариант du и соответствующий ему минимум в использовании титулов» [Линевич 2016: 210]. Теперь проблема выбора между du и ni возникает очень редко.

Изначально в шведском языке как обращение к одному лицу употреблялось только местоимение du. Под влиянием немецкого в XIV веке в этой функции начинает также использоваться местоимение 2-го лица множественного числа I - в качестве вежливого обращения. «Сначала сфера его употребления была маркированной, так как оно употреблялось в среде высокопоставленных людей того времени. Приблизительно в XVII-XVIII веках I получает широкое употребление и закрепляет за собой статус немаркированности, в то время как du становится маркером интимности / солидарности» [Там же: 211]. С XVI века в качестве обращения используются титулы и местоимения 3-го лица han/hon.

Позднее появилась форма ni, образованная от местоимения I с помощью присоединения n от стоящей впереди личной формы глагола. Предполагается, что в разговорном языке обращение ni начали широко использовать в начале XVII века. В письменном языке эта форма укрепилась значительно позже – с середины XVIII. До начала XX века ni и считавшееся более уважительным обращение I существовали параллельно. В начале XX века обращение I было полностью вытеснено формой ni.

Далее Н. Ю. Линевич пишет: «К концу XVIII века форма обращения ni получила полное признание шведской знати, находившейся под влиянием французского языка, а в 1786 году уже члены Шведской Академии обращались друг к другу на ni» [Там же: 212]. 1800 год, однако, отмечен акциями протеста против использования при обращении формы ni, вследствие чего произошло усиление употребления титулов.

За пределами городских поселений в XIX веке, наоборот, начинают широко использовать форму ni в обращении к родителям и людям старшего возраста.

В середине XIX века в Швеции попробовали заменить употребление титулов и званий формой Ni, но эта попытка не возымела успеха. В результате «Ni стало употребляться как менее вызывающая форма du, используемая для обращения к людям более низкого социального статуса».

В 1960-е годы произошла либерализация и радикализация шведского общества, в связи с чем стали менее важны различия между социальными классами. Это нашло отражение и в языке: du закрепилось в качестве стандартного обращения даже в официальном контексте.

В современном шведском языке использование формы du для обращения в единственном числе воспринимается как норма и «даже располагает собеседников друг к другу» [Там же: 212], как пишет Н. Ю. Линевич.


Обратимся, наконец, к норвежскому языку. Приблизительно до 1970-х годов здесь широко использовались различные «вежливые» местоимения, что можно подтвердить многочисленными примерами из художественной литературы. Теперь же использование местоимения в качестве вежливого обращения почти не встречается, так что даже к незнакомым людям в Норвегии обращаются, используя местоимение второго лица единственного числа du ты.

Посмотрим, что говорится о местоимении du в толковом словаре норвежского языка (букмола) Bokmålsordboka. Необходимо отметить, что местоимение du используется в норвежском языке не только в качестве обращения к кому-то – у этого местоимения есть и другие функции.

Итак, помимо обращения в единственном числе (в том числе в молитвах, о чём в словаре упомянуто отдельно), местоимение du употребляется:

1) в восклицаниях: "Å kjære, vene deg," sa den tredje. Ах, голубушка ты наша, - сказал третий4 [http://runeberg.org/folkeven/005.html].

2) в качестве неопределённо-личного местоимения: Du skal ikke undervurdere en god liste (было курсивом) Не стоит недооценивать хорошо составленный список (досл. Ты не должен недооценивать хорошо составленный список) [http://www.kk.no/livsstil/slik-f%C3%A5r-du-orden-p%C3%A5-kaoset-22922].

Поскольку в данной работе большое внимание будет уделено также норвежской уважительной форме De, то посмотрим, что говорится в словаре и о ней. В части словарной статьи, посвящённой de как местоимению (собственно, только эта часть и представляет интерес для данной работы), сказано, что оно используется либо для обозначения одушевлённых лиц / предметов во множественном числе De dro alle til Oslo for å skape en karriere Все они отправились в Осло, чтобы сделать карьеру [http://sva.no/nyheter/de-dro-alle-til-oslo-for-a-skape-en-karriere/19.7184], либо как вежливое обращение в единственном числе: De kan ikke overraske meg mere, svarte han «Вам меня более нечем удивить», ответил он [Hamsun 1982: 70].

Посмотрим теперь, что пишут об использовании норвежский местоимений, использующихся при обращении к одному лицу, в норвежскоязычной литературе. Источники будут рассмотрены в хронологическом порядке с целью проследить развитие взглядов на нормы употребления местоимений.

В книге Й. Мусеуса «Грамматика норвежского языка» 1843 г., издававшейся также под названием «Грамматика датского языка», в таблице личных местоимений в качестве местоимения второго лица множественного числа указано местоимение I вы, Вы. Ниже следует его посессивная форма Eders и объектная форма Eder (jer).

Об употреблении местоимения I автор пишет, что «...использование местоимения 2 лица множественного числа не всегда подразумевает обращение к нескольким людям; порой оно используется также в обращении к одному или нескольким людям, если подспудно имеется в виду человек или люди, не присутствующие непосредственно при разговоре» [Musæus 1843: 23].

Однако далее в книге говорится следующее: «Вместо местоимения 2 лица единственного числа в старые времена часто использовалась форма множественного числа того же самого местоимения или местоимение 3 лица единственного числа. Теперь в обращении к людям, с которыми говорящий находится в не особенно близких отношениях, употребляется местоимение 3 лица множественного числа De Вы и его формы Deres и Dem» [Там же: 24].

Забегая вперёд, отметим, что во времена написания этой грамматики местоимение I, хоть и существовало в качестве местоимения 2 лица множественного числа, однако в роли вежливой формы уже не использовалось.

Обратимся к «Грамматике норвежского риксмола» 1921 г. д-ра Эуг. Вестерна. Необходимо пояснить, что, в соответствии с приложением к норвежско-русскому словарю под редакцией В. П. Беркова, риксмолом (буквально переводится как «государственный язык») называется датско-норвежский язык, «на котором писали Ибсен, Бьёрнсон и другие выдающиеся писатели XIX в.» [Берков 2010 Т. 2.: 1553]. Автор включает в таблицу местоимений I и De, а также их объектные формы eder и Dem соответственно, помещая их при этом в графу форм 2 лица множественного числа.

Относительно использования упомянутых местоимений д-р Эуг. Вестерн пишет довольно подробно. В частности, в его труде говорится, что местоимение I и его форма eder «существуют теперь исключительно в качестве литературных и употребляются только в возвышенных речах, а в разговорном языке совсем не используются» [Western 1921: 434]. Что касается употребления в качестве объектной формы не eder, а jer, такое явление встречается ещё реже.

Д-р Эуг. Вестерн пишет, что в качестве вежливого обращения к одному человеку или к нескольким людям в норвежском теперь используется местоимение De и приводит в качестве аналога немецкое местоимение Sie. Если отношения между говорящими более близкие, то в случае, если человек обращается к нескольким людям, употребляется местоимение dere. Однако, как пишет автор, если местоимение dere и его объектная форма dere стоят в предложении рядом друг с другом, то лучше использовать в качестве субъекта местоимение De, оставляя, тем не менее, в качестве объекта форму dere. Д-р Эуг. Вестерн также отмечает, что употребление местоимения dere в обращении к единичному собеседнику расценивается в качестве вульгарного.

Автор пишет, что в ситуации крайне вежливого обращения используется титул собеседника. Вновь забегая вперёд, отметим, что это явление упоминается и в грамматике 1967 года, написанной Б. Берульфсеном, где такого рода обращение характеризуется как очень официальное.

В труде д-ра Эуг. Вестерна говорится также о том, что форма Dem может употребляться и вместо возвратного местоимения seg, и приводится пример из произведения Б. Ли «Редкое явление» 1903 года издания (курсив в примере принадлежит автору грамматики): Frøkenen har oppholdt Dem her i længre tid? Фрёкен находится здесь уже долго?

Трюгве Кнудсен в труде «Местоимения» 1949 года формам вежливого обращения в норвежском языке уделяет значительное место. Он пишет, в частности, об истории употребления этих форм, что и будет изложено далее.

В древности норвежцы, подобно древним римлянам, обращались ко всем на ты, то есть употребляли местоимение du. Такое обращение использовалось в том числе в отношении правителя и других высокопоставленных лиц. В период поздней Римской империи римляне начинают употреблять в обращении к высокопоставленным лицам местоимение второго лица множественного числа. Этот обычай переняли и германские народы. В Норвегии подтверждение тому можно найти в «Королевском зерцале» (норвежском педагогико-философском труде, написанном в XIII в.) [https://snl.no/Kongespeilet], где говорится о том, что при обращении к королю надо использовать форму множественного числа.

Как следует из работы Т. Кнудсена, местоимения множественного числа в качестве вежливого обращения используются и в современном для него периоде времени. В частности, во многих диалектах сохранилось употребление местоимений de и I в речи детей, когда те обращаются к родителям, а также к пожилым и уважаемым людям; в бергенском диалекте встречается использование местоимений I, jerr, jerres (jeres) в отношении незнакомых людей. В целом местоимение I при обращении к одному человеку используется практически только в случае с умышленно архаизированным стилем, например, в исторических романах.

Вернёмся к истории. В XVIII веке позиции местоимения I как вежливого местоимения в датском государственном языке (использовавшемся в тот период и в Норвегии) сильно пошатнулись в связи с влиянием употребления в этой роли местоимения 3 лица множественного числа De, на немецкий манер. Однако до того момента, когда местоимение De стало вытеснять I, у последнего существовали и другие конкуренты. Речь идёт о местоимениях третьего лица единственного числа han и hun, использовавшихся и в качестве форм вежливого обращения; в этом случае можно тоже говорить о немецком влиянии. В течение XVIII века использование этих местоимений в качестве форм вежливого обращения утратило авторитет. Сейчас в букмоле, как пишет Т. Кнудсен, эти формы вообще едва используются в качестве вежливых.

Т. Кнудсен отмечает, что в основе многих форм обращения к незнакомым людям лежат различные представления о вежливости. В употреблении таких форм прослеживается стремление избежать излишней прямоты. Используя местоимение I, говорящий словно обращался к нескольким людям. Употребление местоимений han и hun тоже не позволяло переступить границу, говорящий в этом случае словно лишь упоминал адресата. Местоимение De, в свою очередь, представляет собой смесь обоих этих представлений о вежливости.

Помимо упомянутых местоимений, в качестве вежливого обращения в норвежском языке можно выделить называние по должности. Особое распространение это явление получило в XVII веке. Примерами такого рода обращения могут служить Deres Majestet ваше величество, Deres Kongelige Høyhet ваше королевское высочество5 и т. д.

Обратимся к труду Улава Неса «Норвежская грамматика» 1952 года. Любопытно отметить, что эта книга написана в период после языковой реформы 1938 г., в соответствии с которой должно было произойти сближение обеих языковых форм в норвежском языке, букмола и новонорвежского. Автор пишет: «В своём собственном языке я произвёл кое-какие скромные эксперименты по сближению обеих языковых форм. В частности, некоторые слова употреблены с дифтонгом, хотя это покажется не совсем естественным тому, для кого родным является диалект, почти полностью утративший дифтонги» [Næs 1952: 5]. В таблице личных местоимений вежливые формы букмола не представлены, однако автор пишет о них отдельно две строчки, в переводе звучащие следующим образом: «Использование местоимений 3 лица множественного числа в качестве вежливого обращения к одному человеку или ко многим: De, Dem, Deres, пришло в букмол из датского языка, где это явление, в свою очередь, возникло по аналогии с немецким языком» [Там же: 204].

Б. Берульфсен в книге «Норвежская грамматика» 1967 года издания отмечает, что местоимение du и его косвенная форма deg используются в четырёх случаях: во-первых, в качестве неформального обращения к члену семьи, другу, товарищу, в обращении взрослого к ребёнку, а также в ситуации общения между учителями и учениками в школе; во-вторых, в обращении к Богу; в-третьих, в риторическом и персонифицирующем обращении; в-четвёртых, когда это местоимение носит обобщающий характер.

Далее в книге говорится, что использование местоимения множественного числа в качестве вежливого обращения, о чём говорится ещё в «Королевском зерцале», пришло в норвежский из латыни. В древненорвежском подобным образом использовалось местоимение второго лица множественного числа, от которого и произошло норвежское местоимение второго лица множественного числа dere, а также вежливое Dere в обращении к одному человеку. Вежливая форма Dere, однако, не считается общепринятой. В норвежском встречается также пришедшее из датского вежливое местоимение I с объектной формой eder (Eder), впоследствии - jer. Как пишет Б. Берульфсен, в архаизированном стиле формы I - eder используются до сих пор, например в произведениях С. Ундсет.

Также в норвежском, как уже говорилось выше, встречается использование, по немецкому образцу, местоимений 3 лица единственного числа han, hun в качестве вежливого обращения, что можно обнаружить, в частности, в произведениях Л. Хольберга. Уже в XVIII в. такое употребление этих местоимений утратило популярность; в текстах XIX в. оно встречается редко. В наше время использование местоимений 3 лица единственного числа han, hun в качестве вежливого обращения свидетельствовало бы о неуважении к слушающему.

Вежливое De возникло в норвежском приблизительно в 1700 г. по аналогии с немецким Sie. Постепенно оно стало вытеснять местоимение I. Вежливая форма De встречается, например, в произведениях Хольберга. На сегодняшний день в букмоле это единственное местоимение, использующееся в качестве вежливого обращения. Важно отметить тот факт, что прежде местоимение De (именно вежливое) и его объектная форма Dem употреблялись не только при обращении к одному человеку, но и по отношению к нескольким людям, подтверждение чему можно найти в произведении Ибсена «Samfundets støtter». Сейчас, как правило, при обращении к нескольким людям оно не употребляется вовсе.

В грамматике 1979 г. («Норвежская грамматика. Элементарные структуры и синтаксис») вышеупомянутый Улав Нес вежливые формы в таблицу местоимений букмола вновь не включает, однако им посвящён отдельный пункт в следующем параграфе. Там У. Нес пишет о вежливом обращении не только в норвежском, но и в других языках. Так, автор отмечает, что в древнегреческом языке классического периода и в латыни на «ты» обращались «и к царю, и к рабу» [Næs 1979: 343]. В эпоху поздней античности к лицам, занимающим важное положение в обществе, стали обращаться на «Вы». Это явление как нельзя характерно и для Средневековья. Что касается норвежских диалектов, в них сохранились старые традиции употребления местоимения du, однако в трёнделагском диалекте при обращении к родителям и пожилым используется вежливая форма De.

У. Нес пишет, что существует три варианта вежливых форм. Во-первых, использование местоимения 3-го лица единственного числа, что встречается в итальянском, в произведениях Л. Хольберга, а также в ситуациях, когда в обращении используется титул или имя. Местоимение 3-го лица единственного числа в качестве вежливого обращения занимало менее крепкие позиции, чем местоимение De. Оно использовалось по отношению к подчинённым и людям младшего возраста. Сейчас, согласно У. Несу, оно вышло из употребления.

Во-вторых, употребление местоимения 2-го лица множественного числа, как в древнедатском (I, Eder, Eders) и в новонорвежском (De, Dykk, Dykkar).

В-третьих, использование местоимения 3-го лица множественного числа, что представляет собой относительно недавнее явление в немецком и датском. Именно из датского оно и перекочевало в риксмол (De, Dem, Deres).

В книге Ф.-Э. Винье (F.-E. Vinje) Moderne norsk «Современный норвежский язык», изданной в 1988 году, о местоимении De сказано следующее. Традиционно местоимение De используется в букмоле в качестве вежливого обращения и в единственном числе, и во множественном, пример чему можно найти в речи стюардесс после посадки самолёта: Mine damer og herrer! Vi ber Dem bli sittende fastspent til begge motorene er stanset <...> Уважаемые дамы и господа! Просим вас не отстёгивать ремни безопасности до полной остановки самолёта [Vinje 1988: 93].

Однако представителям молодого поколения, как отмечает Ф.-Э. Винье, употребление местоимения De в качестве вежливого обращения во множественном числе кажется чуждым. Это явление уходит в прошлое. В современном норвежском, пишет Ф.-Э. Винье, нет местоимения, которое бы употреблялось в качестве вежливого обращения во множественном числе.

Обратимся теперь к трудам, изданным в XXI веке. В книге «Språkvett...» О языке… 2004 года пишет о том, что использование вежливого De вместо du теперь является скорее исключением. «Молодёжь эту форму почти вовсе не использует, и даже пожилые люди в значительной степени стали обращаться друг к другу на ты» [Språkvett 2004: 273]. Однако, как пишет далее автор, «употребление вежливого De по-прежнему считается совершенно приемлемым, а в редких случаях использование этой формы может быть даже уместным: вероятно, преимущественно тогда, когда человек сам хочет обозначить некую дистанцию или же считает, что именно такое обращение предпочитает собеседник» [Там же: 273]. В таблицу местоимений у Д. Гундерсена вежливое De не включено.

В «Норвежской морфологии» С. Ли 2011 года издания вежливые формы в таблицу местоимений букмола не включены. Ниже автор пишет, что в качестве вежливого обращения используется местоимение De, отмечая, что она используется редко и только в обращении к одному человеку. [подробнее см. об этом Lie 2011: 75]

Приемлемость употребления вежливого De отмечена и в книге «Норвежская грамматика...» Й. Э. Хагена 2012 года издания: автор пишет о том, что это местоимение можно употреблять по отношению к незнакомым людям как проявление исключительной вежливости. Далее Й. Э. Хаген говорит о той же тенденции, что и Д. Гюндерсен: «Молодые люди, однако, почти не употребляют De/Dem, и эти формы используются в наши дни всё реже и реже» [Hagen 2012: 179]. В таблицу местоимений автор книги местоимение De включает, относя его к местоимениям 2 лица.

В книге Norsk grammatikk: Riksmål og moderat bokmål 2015 года издания в таблице местоимений уважительное De не представлено, но о формах вежливого обращения говорится отдельно. «Выбор между du и De связан не с грамматикой, а с обычаями в обществе, развитие которых в течение последних десяти лет отнюдь не способствовало сохранению упомянутого разделения». Согласно книге, обращение du используется:


  1. в политической сфере;

  2. на работе;

  3. в государственных учреждениях, в магазине, в больнице;

  4. на радио и телевидении.

Автор книги считает возведение местоимения du в ранг общепринятого обращения обязательным следствием демократизации общества, стирания социальных различий. Он с сожалением пишет, что сейчас обращение du уже не маркирует той близости, интимности, какую оно сообщало на фоне «более нейтрального и безликого De» [Askedal 2015: 98]. Таким образом, современное du в норвежском не равноценно тому du, которое употреблялось во времена чёткого разделения между du и De.

В книге Хелене Ури (Helene Uri) «Godt språk» (досл. Хороший язык), изданной в 2016 году, содержатся вопросы о нормах грамотной речи и ответы на них. В рамках данной работы актуален вопрос о том, не должно ли в данном предложении стоять Deres: Forsikringen gjelder ikke deres firma Страховка не распространяется на вашу фирму [Uri 2016: 55].

Автор книги отвечает исходя из того, что предложение используется в ситуации прямого письменного обращения, и объясняет, что в таком случае верны оба варианта: и deres, Deres. Обращение deres следует выбрать, если данное предложение адресовано нескольким людям. Если же пишущий обращается к отдельному человеку, то правильным будет написание местоимения с прописной буквы. В случае обращения к организации, которая рассматривается в качестве группы людей, допускается использование обоих вариантов. Употребление Deres является показателем особенной вежливости. Также оно, как отмечает Х. Ури, может служить выразителем дистанции. Автор книги советует выбирать вариант Deres в том случае, если адресат предпочитает, когда в обращении к нему употребляют местоимение De.

Книга издана в 2016 году, но тот факт, что в неё включили подобный вопрос, не говоря уже о содержании ответа, говорит о том, что вежливая форма De в Норвегии отнюдь не забыта.


Много информации об использовании местоимений в качестве обращения в единственном числе содержится в статье «Intimisering og brutalisering» Э. Лундебю (E. Lundeby), опубликованной в декабре 1995 года в датском лингвистическом журнале «Mål & Mæle». В статье рассматриваются новые тенденции в норвежском словоупотреблении на протяжении пятидесяти лет, предшествовавших написанию этой статьи.

Значительную часть статьи Э. Лундебю посвящает такому явлению, как «интимизация» (норвежский термин – intimisering, заимствован автором статьи у шведского профессора-языковеда У. Телемана (U. Teleman)), которая наиболее ярко проявилась в особенностях использования обращения к собеседнику.

Приблизительно до 1970 года существовало чёткое разделение обращений: местоимение du употреблялось в отношении близких (родственников, друзей, коллег), форма De – для обращения к незнакомым людям и вышестоящим. Вышесказанное относилось и к диалектам, но далеко не ко всем.

Примерно с 1970 года всё резко изменилось: «du добилось статуса единственной формы обращения и почти полностью вытеснило De» [Lundeby 1995: 10]. Норвежский лингвист пишет: «Форма De почти совершенно незнакома сегодняшнему молодому поколению, а пожилые уже давным-давно перестали удивляться, что все кто угодно и при всевозможных обстоятельствах обращаются к ним на du: в банках, на предприятиях, на почте и т. д…» [Там же: 10].

Э. Лундебю удивляется тому, с какой скоростью произошли эти изменения: всего за какое-то десятилетие, и это при всём при том, что обычай употребления вежливого обращения появился в Норвегии по меньшей мере восемь веков назад.

Как уже говорилось, в Швеции всеобщий переход на du начался раньше, чем в Норвегии, и это необходимо учитывать при попытках выяснить причины, по которым упомянутый процесс проходил в Норвегии так гладко – ведь норвежцы много в чём последовали примеру шведов, пишет Э. Лундебю.

Однако имели место и другие предпосылки, как то:


  1. употребление во многих диалектах местоимения du как единственной формы обращения в единственном числе (среди местоимений);

  2. радикализм 1968 года;

  3. коренные изменения в норвежском образе жизни, а также в поведении. Ушло или снизилось прежнее уважение к традициям, к пожилому поколению, изменился взгляд на мораль;

  4. предыдущий пункт очень тесно связан с тем фактом, что на норвежскую молодёжь в значительной мере повлияли американские фильмы, получившие в Норвегии большое распространение; и здесь немаловажно подчеркнуть, что в английском, как известно, используется лишь одно местоимение для обращения в единственном числе: you.

В Норвегии по-разному оценивают переход на du. Одним нравится, что общение с новыми людьми быстрее переходит на дружескую стадию.

Других печалит тот факт, что норвежский язык утратил ценный способ обозначить дистанцию с помощью De. И хотя использование De в речи допустимо, встречается оно всё реже, и в связи с этим местоимение De теперь выражает большую дистанцию, чем раньше, «настолько большую, что использование этой формы кажется чуть ли не оскорбительным!» [Там же: 12].

О местоимении du также говорится в заметке из норвежской газеты «Aftenposten»6: «В норвежском форма du заняла чрезвычайно прочное место. Даже к королю позволительно обращаться на du, когда это уместно». Далее в статье говорится, что в случае с немецким и французским дело обстоит по-другому: использование местоимения du (нем. ты) / tu (фр. ты) в качестве обращения к незнакомому человеку считается в соответствующих странах невежливым. Такой комментарий автора статьи явственно говорит о том, что в Норвегии подобное употребление местоимения du невежливым отнюдь не считается.

Посмотрим теперь, что пишут об обращении на du люди, переехавшие в Норвегию из других стран. Т. Сениор (T. Senior) с Ямайки: «Те первые годы, когда я сгорала от стыда, крича милым пожилым дамам в булочной «Du!», если мне была нужна ещё одна булочка с корицей, остались позади. Я склонна истолковывать этот обычай обращаться на du как важное и эффективное средство сохранить общество, которое верит в равноценность всех людей» [Senior 2005: 50].

О. Комарова из России, на момент написания статьи прожившая в Норвегии более 10 лет, пишет, что до сих пор не может привыкнуть к тому, что студенты или более молодые коллеги используют в обращении к ней местоимение du. Она замечает: «Когда мои норвежские студенты начинают переводить устно последовательно для русских, приходится напоминать им о том, что в русском надо использовать обращение на «Вы», хотя говорящий по-норвежски и употребляет du в отношении своего российского коллеги» [Komarova 2005: 215].

Željka Švrljuga из Хорватии пишет, насколько была поражена, впервые услышав, как посетители ресторана обращаются на du к официанту. Согласно статье, вскоре она узнала, что форма du является в норвежском языке общепринятой, тогда как «местоимение De создаёт дистанцию и демонстрирует классовые различия» [Švrljuga 2005: 251].

В целом можно сказать, что на употребление местоимений в качестве обращения в единственном числе в Норвегии очень сильно повлияло развитие общества.

Хотелось бы также затронуть ещё один важный с точки зрения обращений вопрос: а как в Норвегии обращаются к членам королевской семьи?

Опираясь на книгу Norsk grammatikk: Riksmål og moderat bokmål и статью из Aftenposten, можно сказать следующее. К королю и королеве следует обращаться Deres Majestet Ваше Величество, к остальным членам королевской семьи – Deres Kongelige Høyhet Ваше Королевское высочество. Также может использоваться обращение в третьем лице, например: Hva synes dronningen om The Dinner Party? Что думает королева о «Званом ужине»? [http://www.aftenposten.no/kultur/Dronning-Sonja-til-Aftenposten---Jeg-er-en-feminist-118672b.html].


Итак, сравнивая местоимения в норвежском языке с местоимениями в языках, рассмотренных в п. 1.4), можно обратить внимание на следующие особенности:

  1. в отличие от английского, в норвежском языке в обращении к одному человеку закрепило свои позиции использование местоимения более низкого стиля, а не высокого;

  2. в отличие от немецкого и французского языков, в норвежском сейчас практически не используется уважительная форма;

  3. в отличие от японского языка, в норвежском значительно меньшее число местоимений 2-го лица.

Рассмотрев местоимения, употребляющиеся в качестве обращения в единственном числе в трёх скандинавских языках, можно сказать следующее:



  1. История использования местоимений в качестве обращения в единственном числе в Швеции, Дании и Норвегии очень схожа, например: в древности и норвежцы, и датчане, и шведы обращались к людям только на «ты». Особенно у норвежского в плане обращений очень много сходств с датским, что неудивительно, учитывая историю этих стран в целом.

  2. Важное отличие состоит в том, что в шведском уважительное обращение совпадает по форме со 2-ым лицом множественного числа, а не 3-го лица множественного числа, как в норвежском.

  3. На протяжении длительного периода в Норвегии использовался датский язык, что было обусловлено политической ситуацией. Напомним, что в 1380 году была заключена Кальмарская уния, согласно которой Дания, Швеция и Норвегия должны были находиться под властью датского короля. Лишь в 1814 году Норвегии удалось обрести независимость от Дании.

  4. Местоимения De и ni не равноценны по набору выражаемых ими прагматических значений7.


1.3.2 Личные местоимения, использующиеся при обращении к одному лицу, в русском языке

В русском языке во 2-ом лице единственном числе существует оппозиция местоимений ты/вы. Посмотрим, что пишут об этих местоимениях в словарях.

Начнём с местоимения «ты», так как именно обращение к одному человеку на «ты» «является исконно русским и в этом смысле традиционным» [http://new.gramota.ru/spravka/letters?id=51]. «Так говорили с близкими и чужаками, с ровесниками и со старшими, не церемонились и с начальниками: тыкали уважаемым и почитаемым» [http://new.gramota.ru/spravka/letters?id=51].

В Малом академическом словаре о местоимении «ты» говорится следующее:

«ТЫ, тебя́, тебе́, тебя́, тобо́й и тобо́ю, о тебе́, мест. личн. 2 л. ед. ч.

1. Употребляется при обращении к одному лицу (обычно близкому, а также в грубоватом, фамильярном обращении). <…> | В обращении к животному. <…> | В торжественных, риторических обращениях. <…>

2. Разг. В неопределенно-личных предложениях и предложениях с обобщенным значением употребляется для обозначения человека вообще. <…>.

3. дат. п. тебе́ в знач. частицы. Разг. Употребляется для выражения угрозы или досады, разочарования. <…> || Употребляется для усиления в отрицательных предложениях или в предложениях, имеющих противопоставление. <…>

4. им. п. ты в знач. частицы. Разг. В сочетании с междометиями употребляется для усиления выражаемого ими значения. <…>»

[http://feb-web.ru/feb/mas/mas-abc/default.asp]

В «Словаре русского речевого этикета» местоимение «ты» характеризуется как «широкоупотр. форма обращения к родственнику, другу, приятелю, близкому знакомому, а также обращение взрослых к незнакомому ребёнку, подростку» [Балакай 2001: 527].

Это обращение, как уже говорилось, считается исконно русским, до XVIII в. оно было единственным, а значит, стилистически нейтральным вне зависимости от ситуации. В петровскую и послепетровскую эпоху, как уже говорилось, в русский язык пришло вежливое обращение на «вы», употреблявшееся по отношению к одному лицу, высшему или равному по положению.

В ситуациях, когда употребляются формы «ты» и «вы», обращение на «ты» обычно используется, если:


  1. говорящий обращается к «родственникам, знакомым, друзьям в обиходно-бытовых ситуациях» [Там же: 528] (помечено как разговорное);

  2. взрослый человек обращается к незнакомому ребёнку, подростку;

  3. устаревшее/устаревающее: высший по положению обращается к низшему (помечено как разговорное);

  4. устаревшее/устаревающее: в торжественных обращениях, адресованных высшему по положению (помечено также как стилистически возвышенное и риторическое).

О местоимении «вы» находим следующее:

«ВЫ, вас, вам, вас, ва́ми, о вас, мест. личн. 2 л. мн. ч. Употребляется при обращении к нескольким или многим лицам, а также как форма вежливого обращения к одному лицу» [http://feb-web.ru/feb/mas/mas-abc/default.asp].

Сведения как об истории, так и функции русского местоимения «вы» можно найти в «Словаре русского речевого этикета», где оно охарактеризовано как «широкоупотр. форма вежливого обращения к одному лицу» [Балакай 2001: 92].

«Употребление вы по отношению к одному лицу высокого положения (господину, князю) встречается уже в памятниках русской письменности XI–XVI веков, что связано, вероятно, с влиянием византийской речевой традиции. Однако распространение в качестве почтительного, вежливого, обращения вы (Вы) получило в Петровскую и особенно – в послепетровскую эпоху под влиянием западноевропейского, в частности немецкого и французского, речевого этикета. <…> В XIX веке обращение на Вы стало нормативным в светской речевой учтивости, прежде всего по отношению к лицам привилегированных сословий» [Там же: 92].

После революции 1917 года произошло заметное сужение сферы употребления обращения на «Вы» как «недостаточно демократичного» [Балакай 2001: 93]. Упомянутое обращение уступило место «разговорно-просторечному обращению на «ты» [Там же: 93].

Обращение на «Вы» обладает большим числом стилистических оттенков. В качестве вежливого обращения оно используется по отношению:

«а) К незнакомому или малознакомому человеку. <…>

б) К юридическому лицу в офиц.-деловой переписке. <…>

в) К знакомому в официальной, служебной обстановке в присутствии других лиц. <…>

г) К старшему по возрасту, положению в неофиц. обстановке. <…>

д) К равному по возрасту, положению (близкому знакомому, коллеге, другу, приятелю) в неофиц. обстановке. <…>

е) К человеку, с которым ранее были на «ты». Переход с обычного «Вы» на «ты» имеет разные причины и, соответственно, разные оттенки значений». [Там же: 93-94]

Т. М. Николаева пишет: «Максимальное расширение социального пространства порождает дистанцированное отношение к Другому…» [Николаева 2013: 102]. В этой связи она высказывает предположение о неслучайности появления в русском языке вежливого обращения на «Вы» именно в эпоху Петра I. Далее в статье говорится, что «расширение геопространства отражается иконическим образом в дистанцированности речевой системы обращения» [Там же: 102].

Хотелось бы также кратко охарактеризовать то необычное положение, которое занимает в системе местоимений русского языка «вы» в роли местоимения 2-го лица единственного числа.

Об этих особенностях пишет А. Д. Шмелёв в книге «Русский язык и внеязыковая действительность», в разделе, посвящённом транспозиции личных местоимений. Здесь необходимо пояснить, что транспозиция - это «использование одной языковой формы в функции другой формы» [http://tapemark.narod.ru/les/519a.html - 08.10.16]. А. Д. Шмелёв обращает внимание на то, что глаголы и краткие прилагательные с «вежливым» «вы» должны употребляться в форме множественного числа, тогда как существительные и полные прилагательные - в форме единственного числа; местоимение сам в именительном падеже должно стоять во множественном числе, а в косвенных падежах - в единственном. Автор пишет, что «...здесь действуют специальные правила выбора форм, согласующихся с «вежливым» вы, тем самым вводя особое местоимение – «вежливое» вы – в местоименную систему русского языка. Это местоимение характеризуется особым языковым поведением, в частности - особыми синтаксическими свойствами, отличными от «обычного», «множественного» вы. Поэтому его нельзя рассматривать просто как результат транспозиции «обычного» вы» [Шмелёв 2002: 170].

Необходимо также упомянуть такой момент, как написание местоимения «вы», употреблённого в качестве обращения в единственном числе. Согласно общей рекомендации, содержащейся на сайте new.gramota.ru, «местоимения Вы и Ваш пишутся с прописной (большой) буквы как форма вежливого обращения к одному лицу. При обращении к нескольким лицам следует писать вы и ваш со строчной буквы» [http://new.gramota.ru/spravka/letters?id=51].

Однако далее на сайте мы находим раздел «Вопросы «Справочному бюро», где в качестве ответа на вопрос о допустимости написания вы, ваш со строчной буквы при обращении к одному человеку, написано следующее: «Употребление местоимения вы вместо ты при обращении к одному лицу само по себе уже представляет проявление уважительного отношения к этому лицу. Окончательное решение о написании Вы с прописной (для подчёркивания этого уважительного отношения) принимает автор текста» [Там же].

В справочнике под редакцией В. В. Лопатина находим чёткие правила:

«С прописной буквы пишутся местоимения Вы, Ваш как форма выражения вежливости при обращении к одному конкретному лицу в письмах, официальных документах и т. п., напр.: Поздравляем Вас…, Сообщаем Вам…; в ответ на Ваш запрос…

Так же пишутся слова Вы и Ваш в текстах, предназначенных для многократного использования, типа анкет, рекламы, листовок» [https://orfogrammka.ru/правила_русской_орфографии_и_пунктуации_лопатин/правила_употребления_прописных_и_строчных_букв/].

Пользователи интернета относятся к написанию местоимения «вы» с прописной буквы по-разному, о чём говорится в статье Е. Н. Геккиной «Тыканье, выканье и прописные буквы в метаязыковом диалоге». «Сторонников большой буквы объединяет единственная и универсальная предпосылка: так писать принято в обществе цивилизованных воспитанных людей, и в школах так и учат» [Геккина 2014: 224], пишет автор

Что касается противников большой буквы, они считают, что употребления самих местоимений «ты» и «вы» и так достаточно в настоящих условиях. Обсуждая причины и цели использования местоимения «вы» с большой буквы, представители только что упомянутой категории могут характеризовать намерения пишущих как лесть, а «собственно графическую практику – как изыски бюрократизма» [Там же: 226].

Рассмотрим подробнее употребление местоимений 2-го лица в качестве обращения к одному лицу в русском языке с позиции правил вежливости.

В книге «Языковая картина мира и системная лексикография» под редакцией Ю. Д. Апресяна, в части «Наивно-языковые представления о вежливости и обслуживающая их лексика», имеется раздел, посвящённый так называемой позитивной уважительности [Крылова 2006: 333-343], в рамках которой рассматриваются правила значимости и статусные правила. Поскольку статусные правила содержат в себе требование обращаться к другому человеку на «вы», они и будут нас интересовать в этом разделе.

Основных функций у «вы»-форм две: во-первых, их использование говорит о том, что между участниками общения существует большая горизонтальная дистанция; во-вторых, их употребление свидетельствует о наличии вертикальной (другими словами, статусной) дистанции, указывая на высокий возрастной или социальный статус собеседника. Как отмечено в упомянутой работе, «вы-формы одновременно принадлежат как к сфере негативной вежливости (в качестве знака дистанции), так и к сфере позитивной вежливости (в качестве знака статуса)» [Там же: 340].

Если говорящий обращается на «вы» к собеседнику, занимающему более высокое положение на социальной лестнице, то главной в этой ситуации оказывается статусная функция «вы»-форм, несмотря на то, что в этом случае «вы»-формы указывают и на горизонтальную дистанцию. Здесь мы имеем дело с «реальной оценкой статуса партнёра».

Если же мы сталкиваемся с ситуацией, когда говорящий обращается к человеку, занимающему такое же положение на социальной лестнице или имеющему более низкий социальный статус, то главной оказывается функция указания на наличие горизонтальной дистанции. «При этом статусная функция сохраняется, однако в этом случае имеет место не реальная оценка статуса, а его априорная оценка: «вы»-формы служат знаком того, что статус партнёра, пусть незначительно, но выше нормы» [Там же: 340].

Насколько обязательно использование «вы»-форм?

Употребление «вы»-форм обязательно в том случае, если мы имеем дело с негативной уважительностью, то есть когда обращение на «ты» рассматривалось бы как грубость.

В рамках позитивной уважительности, напротив, употребление «вы»-форм, с позиции правил вежливости, скорее необязательно. Ведь если говорящий использует в общении с человеком, занимающим более высокое социальное положение, «ты»-формы, то более естественным будет назвать его не невежливым, а невоспитанным или неотёсанным, пишут в упомянутой работе.

В том случае, если участники общения занимают равное социальное положение или статус говорящего выше, чем у его собеседника, обращение на -ты тоже сложно расценить как невежливость. Такое поведение можно скорее назвать фамильярным или бесцеремонным. «Это может объясняться тем, что в ситуации равенства статусов или при преимуществе говорящего оппозиция ты / вы обслуживает в первую очередь противопоставление «персональная / социальная дистанция», а маркирование горизонтальной дистанции, как и всё, что связано со стратегиями отдаления, является для русских наивных представлений о вежливости второстепенным и необязательным» [Там же: 341].

В ситуации же, когда человек пожилого возраста обращается к молодому, обращение на ты можно и вовсе интерпретировать как норму, вне зависимости от того, насколько близки отношения между собеседниками.

Поскольку мы говорили о том, что одна из функций вы-форм заключается в том, чтобы служить маркёром горизонтальной дистанции, нельзя не привести в качестве примера известное стихотворение А. С. Пушкина «Ты и вы»:

Пустое вы сердечным ты

Она, обмолвясь, заменила

И все счастливые мечты

В душе влюблённой возбудила.

Пред ней задумчиво стою,

Свести очей с неё нет силы;

И говорю ей: как вы милы!

И мыслю: как тебя люблю!
1.4 Место норвежского и русского языков в аспекте соответствия универсальным чертам семантики местоимений 2-го лица

Предлагалось различать в языках мира четыре системы форм местоимений 2-го лица [Соколовская 1980: 84-103]. Во-первых, возможен вариант, когда в языке есть лишь одна нейтральная форма, которая не различает форм, приблизительно эквивалентных русским «ты» и «вы». Во-вторых, существует система с местоимением «ты» и местоимением, носящим нейтральный характер относительно числа, как, например, русский язык. Третью систему характеризует наличие трёх форм: «ты», «вы» и нейтральной формы. Наконец, в четвёртой системе присутствует две формы: «ты» и «вы», нейтральной нет.

Современный норвежский язык в данной работе не рассматривается, но именно в этом плане он может заинтересовать исследователей, потому как в норвежском за короткий с позиции языка временной период (с 1970-х годов по настоящее время) происходит переход от четвёртой системы к первой: уважительная форма De практически во всех сферах и функциях вытесняется местоимением du, которое приобретает нейтральный характер. Тем не менее, пока этот процесс полностью не завершился, в связи с чем есть вероятность того, что этого так и не случится.

Таким образом, русский и норвежский языки относятся с вышеописанной точки зрения к двум различным системам, что представляет собой сложность при переводе.


Выводы по главе 1

  1. Терминология в отношении местоимений окончательно не устоялась;

  2. Относительно частеречной принадлежности местоимений единого мнения среди лингвистов нет;

  3. Несмотря на упомянутые сложности трактовки местоимений, в любом случае признаётся наличие у местоимений их основной особенности: семантического своеобразия;

  4. Во всех рассмотренных языках есть местоимения, обозначающие адресата, они являются шифтерами;

  5. Упомянутые языки, тем не менее, различаются системой выражения оттенков отношений между участниками коммуникации;

  6. История использования местоимений в качестве обращения в единственном числе в Швеции, Дании и Норвегии очень схожа;

  7. В отличие от русского языка, в норвежском сейчас уважительная форма практически не используется.

В связи с последним пунктом при переводе с русского языка на норвежский и с норвежского языка на русский могут возникать сложности. Вторая и третья главы будут посвящены рассмотрению того, как с этими сложностями справляются переводчики. Будут рассмотрены функции8 местоимений, использующихся в качестве обращения в единственном числе в русском и норвежском языках, то есть местоимений «ты» и «Вы» в русском языке и местоимений du и De в норвежском языке. Будет обращено внимание на то, какие местоимения преобладают в каждом из данных языков в рамках определённых ситуаций общения и типов текстов.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница