Образовательная программа "Теория и история языка и языки народов Европы" профиль "Лингвистические проблемы скандинавистики и нидерландистики"



страница4/7
Дата02.06.2018
Размер1,59 Mb.
1   2   3   4   5   6   7
Глава 3. Особенности перевода местоимения второго лица единственного числа с норвежского языка на русский язык

В этой главе мы рассмотрим, с какими сложностями в отношении перевода норвежского местоимения второго лица единственного числа du сталкиваются переводчики современной норвежской литературы на русский язык, в каких ситуациях его переводят как «ты» и в каких ситуациях – как «вы». Здесь будет рассматриваться современная литература, так как именно в современном норвежском языке система обращений сильно отличается от русской, о чём было сказано в предыдущей главе.

Для примера возьмём роман Т. Ренберга «Шарлотта Исабель Хансен», впервые изданный в 2008 году, и сравним его с переводом на русский язык, выполненным А. Н. Ливановой. В романе речь идёт о молодом и талантливом студенте Ярле Клеппе, который неожиданно узнаёт, что у него есть маленькая дочь.

Мы будем рассматривать встречающиеся в произведении и его переводе сцены, в которых использованы местоимения в качестве обращения в единственном числе, что позволит нам увидеть, в каких случаях можно говорить о функциональном соответствии местоимений du и «ты», а в каких случаях – нельзя. Необходимо сразу пояснить, что местоимение De в качестве обращение к одному лицу в данном романе нам не встретилось вовсе, что объясняется причинами, о которых говорилось выше.

В качестве ещё одного источника примеров послужит роман Х. Ури «De beste blant oss» и его перевод «Лучшие из нас», выполненный Е. А. Лавринайтис.
3.1 Ситуации с нестабильным характером отношений

Весьма любопытна для нашего исследования сцена беседы между Ярле Клеппом и его соседкой в возрасте тридцати с небольшим лет, работающей в районной администрации. Сразу предупредим, что соседку зовут Грета (Grete), но Ярле ошибочно полагает, что её имя – Герда (Gerd). В переводе первой фразы разговора, в которой встречается норвежское местоимение du (это реплика Ярле), использовано обращение на «ты», что мы понимаем благодаря глаголу «знать», стоящему в форме второго лица единственного числа:

«Nei,» mumlet han og skiftet fot, «en får vel komme seg av gårde. Ser kolonialen har stengt i dag. Du vet ikke hvorfor, vel?» [Renberg 2008: 19]

- Ну, - пробормотал он, переступив с ноги на ногу, - мне пора, наверное. У бакалейщика вон закрыто сегодня. Не знаешь почему, а? [Ренберг 2011: 17]

В ответе соседки при переводе местоимения du тоже используется обращение на «ты»:

«Jo, jeg skjønner godt at Hernán holder stengt i dag, ja. Det er internasjonalt, dette, vet du. Følelser er globale, vet du, Jarle» [Renberg 2008: 19].

- Знаю, совершенно очевидно, почему у Эрнана сегодня закрыто, ага. Это же, понимаешь, интернациональное событие. Чувства глобальны, пойми, Ярле [Renberg 2008: 17].
Несколько далее, тем не менее, когда беседа меняет свой характер и речь идёт уже не об отвлечённых вещах, в переводе появляется обращение на «вы». Сравним:

«Å ja, er det moren din som kommer på besøk?» sa Gerd og tok pokémonkortene ut av hendene til sønnen, «du vet du bare mister dem og ødelegger dem.» Hun så mot Jarle igjen. «Hun var så utrolig søt da hun var her sist, moren din – ja, jeg snakket jo med henne da hun lånte strykebrettet til skjortene dine



<…>

«Hvem er det som kommer, da? En kjæreste?» [Renberg 2008: 21]



- Ах да, ведь ваша мама приезжает в гости? – сказала Герда и забрала из рук сына карточки покемон. – Ну, ты же их потеряешь или испортишь. – Она опять взглянула на Ярле. – Какая у вас мама милая! Когда она приезжала прошлый раз, мы с ней разговорились; она тогда зашла попросить у меня гладильную доску, чтобы погладить вам рубашки.

<…>

- Кто же тогда приезжает? Ваша девушка? [Ренберг 2011: 19]
Далее в переводе Грета вновь переходит на «ты», хотя в оригинале в плане используемого в обращении местоимения по-прежнему ничего не изменилось:

«Det er bare bøker, bøker, bøker i hodet på deg, hva? Det er du som alltid skal ha det der tidsskriftet hos Hernán, er det ikke? Det der – hva heter det – Morgenbladet?» [Renberg 2008: 22]



- У тебя в голове всё книги да книги, да? Это тебе же нужен у Эрнана журнал какой-то, да? Как там его – «Моргенбладет», кажется? [Ренберг 2011: 20]

Таким образом, мы видим, что в переводе в речи соседки Ярле используются попеременно местоимения «ты» и «вы». Этот приём позволяет подчеркнуть то обстоятельство, что герои, будучи соседями, знают друг друга недостаточно хорошо, характер их отношений пока неустойчив.

Когда впоследствии в романе снова появляется соседка Грета, это происходит при следующих обстоятельствах. К Ярле в квартиру в пьяном состоянии ломится подруга по имени Хердис Снартему, и когда Ярле, наконец, открывает дверь, то видит Хердис на полу, а рядом с ней – стоящую на коленях Грету, утешающую Хердис. Услышав Ярле, Грета произносит следующее:

«<…> hei, er du der?»

Grete så opp.

«Hei, ja, jeg hørte noe bråk her, så …» Hun smilte skjevt til Jarle, «eh … er hun, eller, skal hun til deg?» [Renberg 2008: 103]



- Эй, это вы там? – Грета подняла голову. – Привет, да, я тут услышала шум, вот и… - Она криво улыбнулась Ярле. – Э-э-э… она что, она к вам пришла? [Ренберг 2011: 120]

Как мы видим, в переводе данного отрывка используется местоимение «вы». Выше мы уже обратили внимание на то, что Грета в русском переводе обращается к Ярле то на «ты», то на «вы», что, как было отмечено, обусловлено характером взаимоотношений героев. Ярле и Грета не общаются постоянно, а только от случая к случаю, и отношения между ними на данном этапе носят скорее неопределённый характер, когда на «вы» обращаться – слишком официально, но, в то же время, исключительно на «ты» - неудобно. Разница в возрасте между героями небольшая: Ярле – двадцать пять лет, Грете – тридцать с небольшим. Значимой разницы в статусе между ними тоже не наблюдается.

Можно предположить, что в приведённом отрывке, в переводе, Грета обращается к Ярле на «вы» в связи с неловкостью ситуации, а также, вероятно, из-за неожиданности происходящего.

Далее в произведении, когда Ярле звонит Грете с просьбой присмотреть за дочерью, он обращается к ней в переводе исключительно на «вы», например:

Ja, uansett, det jeg vil spørre deg om, er om du kunne passe på datteren min i noen timer [Renberg 2008: 133].

Ну, во всяком случае, я вас хотел вот о чём попросить: вы не могли бы присмотреть за моей дочкой пару часов? [Ренберг 2011: 155-156]

Или:


Jaja, du skal på jobb i morgen, så klart [Renberg 2008: 134].

Да конечно, понимаю, вам же на работу завтра с утра [Ренберг 2011: 156-157].
Однако потом, когда Ярле заходит к Грете, чтобы оставить у неё ненадолго дочку, оба обращаются другу к другу в переводе на «ты»:

«Synd med kameraten din,» sa Grete.

«Hm?»

«Nei, kameraten din. Stakkar.»



«Å ja, kameraten min! Du mener Hasse! Jah. Huff! Fryktelig.» Jarle kremtet. [Renberg 2008: 154]

- Жалко твоего приятеля, - сказала Грета.

- А?

- Ну, этого твоего приятеля. Бедняга!

- Ах да, моего приятеля! Ты Хассе имеешь в виду? Да уж. Ужас! Кошмар. – Ярле кашлянул. [Ренберг 2011: 183]

В продолжение всего разговора герои иначе, чем на «ты», друг к другу и не обращаются.

Мы видим, что, в то время как местоимение «ты» в русском языке является показателем степени близости знакомства, местоимение du в современном норвежском языке такой функции не несёт, что необходимо учитывать при переводе. В каких-то случаях грань, отделяющую сферы употребления местоимений «ты» и «вы» в русском, определить легко, а иногда эта грань очень тонка, как в случае со взаимоотношениями Ярле и Греты.

В ещё одном эпизоде Ярле вновь встречает соседку Грету, которая на сей раз сильно недовольна. Дело в том, что накануне вечером Ярле сильно напился, направился к дому своей бывшей подруги Хердис (о чём речь пойдёт ниже), откуда его доставили домой на машине, но и на этом приключения не закончились, однако их свидетельницей уже была Грета, которую Ярле попросил в тот вечер присмотреть за дочерью, о чём говорилось выше. На следующий день Ярле просыпается в одиночестве, не может найти ни дочери, ни Греты, и вот, наконец, ближе к вечеру видит их на лестнице. Грета обращается к герою со следующими словами:

«Jeg vet ikke hva du tenker med.» Hun snudde seg. «Og jeg vet ikke hva som foregår inne i hodet ditt. Men dette gjør du aldri mer. Ikke mot meg. Og ikke mot datteren din.» [Renberg 2008: 207]

- Я не знаю, каким местом ты думаешь. – Она обернулась. – И я не знаю, что происходит в твоей голове. Но такого ты больше никогда не сделаешь. Ни со мной, ни со своей дочерью. [Ренберг 2011: 249]

На протяжении всей сцены Грета обращается в русском переводе к Ярле на «ты». Прежде в её обращении к Ярле чередовались местоимения «ты» и «вы» (в переводе, разумеется), поскольку характер их отношений отличался некоторой неопределённостью. Можно предположить, что в этом эпизоде Грета употребляет только местоимение «ты» не столько потому, что она несколько ближе познакомилась с Ярле, сколько потому, что её переполняют отрицательные эмоции. Таким образом, здесь мы снова сталкиваемся с «эмоциональным» «ты». В такой функции выступает и норвежское местоимение du в описываемом фрагменте.



3.2 Общение незнакомых людей

  1. В романе есть сцена, в которой к Ярле в автобусе обращается элегантно одетая пожилая дама, например, со следующими словами: «Tror du det,» fortsatte hun, «at vi kanskje kan se noe av det på flyplassen?» [Renberg 2008: 26] - Как вы думаете, - продолжала она, - может, нам удастся хоть чуточку увидеть в аэропорту? [Ренберг 2011: 25] или «Og hvem var det du skulle hente, sa du?» [Renberg 2008: 40] А вы за кем едете-то, вы сказали? [Ренберг 2011: 43] В переводе на русский, как мы видим, используется местоимение «вы», что как нельзя более соответствует облику дамы, как он описан в романе.

  2. В романе есть и другая сцена, демонстрирующая общение незнакомых друг с другом людей. В ней девушка, работающая в магазине игрушек, обращается к Ярле с вопросом «Kan jeg hjelpe deg?» [Renberg 2008: 199] Могу я вам помочь? [Ренберг 2011: 241] Как мы видим, в норвежском тексте использована косвенная форма местоимения du, тогда как в русском переводе мы сталкиваемся с косвенной формой местоимения «вы». Это служит доказательством того, что в ситуации общения друг с другом незнакомых людей функции местоимения du не совпадают с функциями русского местоимения «ты».

  3. Приведём в пример ещё одну сцену, в которой местоимение du переводится как «вы», поскольку используется в разговоре незнакомых друг с другом людей. Речь идёт о беседе между Хердис Снартему, бывшей подругой Ярле, и Анеттой Хансен, матерью Шарлотты, на праздновании дня рождения Шарлотты. Обращение на «вы» присутствует как в обращении Хердис к Анетте, так и в обращении Анетты к Хердис:

«Ja?» repliserte Herdis og la inn en pause, «men, hvis jeg får lov til å spørre – hva mener du når du sier at han ‹går i taket›?» [Renberg 2008: 317]

- Да? – откликнулась на это Хердис и сделала значительную паузу. – Но позвольте тогда спросить: что вы имеете в виду, говоря, что он «на стенку лезет»? [Ренберг 2011: 394]

«Nei,» sa Anette, «angret? Ikke et sekund. Hvis du noen gang får barn selv, så kommer du til å forstå hva jeg snakker om.» [Renberg 2008: 320]



- Да нет, - сказала Анетта, - о чем же жалеть? Ни секунды. Если у вас когда-нибудь будут свои дети, вы поймете, о чем я говорю. [Ренберг 2011: 398]
3.3 Ситуации общения с родными и близкими

К своей шестилетней дочери Шарлотте Исабель герой обращается на «ты» в русском переводе (как и она к нему), хотя видит её впервые и раньше даже не подозревал о её существовании. Местоимение «ты» здесь выступает показателем высокой степени родства:



  1. «Hei,» fikk han fram, «hei, det er jeg som er … ja, Jarle, eller …» – han svelget – «faren din

Hun så hurtig opp på ham og viste fram et par store, blå øyne. «Nei,» sa hun og avslørte en spinkel, nasal østlandsdialekt, «du er pappa.» [Renberg 2008: 73]

- Привет, - выдавил он, - привет, это я… да, Ярле, или… - он сглотнул, - твой отец.

Она быстро глянула на него и показала пару больших голубых глаз.

- Нет, - сказала она в нос, разоблачив тонкоголосый диалект Восточной Норвегии, - ты папа. [Ренберг 2011: 82-83]
Пример общения членов семьи мы также находим в романе Х. Ури «De beste blant oss»:

  1. - Jeg er forelsket, sier han med en gang moren åpner døren. <...>

  • Det er du jo alltid, svarer moren. - Du er da alltid forelsket i en eller annen kvinne. [Uri 2007: 122]

В переводе этого романа на русский язык используется местоимение «ты»:

  • Я влюбился, - выпалил Пол, как только мама открыла дверь. <...>

Ещё один пример из того же романа:



  1. - Tenk om jeg ikke klarer å skrive mer! er morens faste innvending.

  • Gjør det noe? spør han så. - Du kan jo bare førtidspensjonere deg, gå turer, reise, være sammen med venninnene dine. [Uri 2007: 126]

  • Только представь, что я больше не смогу писать! - постоянно возражает мама.

  • Ну и что? - говорит тогда он. - Ты можешь выйти на пенсию раньше срока, гулять, путешествовать, общаться с подругами. [Ури 2010: 138]


3.4 Общение представителей разных поколений

В романе «Шарлотта Исабель Хансен» есть эпизод, когда Ярле вместе с дочкой идёт вечером к венесуэльскому лавочнику Эрнану. Вот первые слова, которые произносит Шарлотта Исабель, обращаясь к Марисабель, жене Эрнана, и к самому лавочнику:

Charlotte Isabel snudde seg. «Hei,» sa hun til Marisabel før hun vendte seg til Hernán, «jeg trodde du het Herman, jeg.» [Renberg 2008: 91]

Шарлотта Исабель обернулась.

- Здравствуйте, - сказала она Марисабель, потом повернулась к Эрнану. – А я думала, что вас зовут Герман, вот. [Ренберг 2011: 106]

Мы видим, что в оригинале девочка в обращении к взрослым использует местоимение du. Точнее сказать, она употребляет это местоимение в приведённом отрывке только в отношении Эрнана; но и приветствуя Марисабель, Шарлотта Исабель использует приветствие Hei Привет, а не более официальное God kveld (досл. Добрый вечер), соответствующее русскому «Здравствуйте».

В русском же переводе девочка обращается к лавочнику и его жене на «вы». Использование такого обращения служит здесь маркёром вертикальной дистанции, указывая на более высокий возрастной статус собеседников девочки. Если бы Шарлотта Исабель в русском переводе употребила по отношению к лавочнику или его жене местоимение «ты», то её можно было бы счесть невоспитанной.

В том и заключается разница между использованием местоимения du в подобной ситуации в норвежском и местоимения «ты» - в русском: местоимение du сейчас употребляется как нейтральное, тогда как русское «ты» в переводе, употреблённое не к месту, может привнести в образ героя излишнюю неотёсанность. В рассматриваемом нами переводе удалось избежать последнего благодаря использованию обращения на «вы».


3.5 Детское общение

В романе есть также сцена знакомства двух маленьких девочек, Шарлотты Исабель (Лотты), и дочери Эрнана и Марисабель, Ингрид.

«Jeg heter Lotte, vil du ha en ting fra lørdagsgodtet mitt? Jeg kommer fra Skien, og det er pappaen min, men mor er i Syden, og jeg har sett begravelsen til Diana, hva heter du

«Ingrid,» sa den lille jenta <…>. «Jeg heter Ingrid. Er Morgenbladet faren din?» [Renberg 2008: 93]



- Меня зовут Лотта, хочешь чего-нибудь из моего пакета? Я приехала из Шеена, а этой мой папа, а мама на юге, и я видела похороны Дианы, а как тебя зовут?

- Ингрид, - сказала девочка, <…>. – Меня зовут Ингрид. Это Моргенбладет твой папа? [Ренберг 2011: 109]

Здесь использование в переводе обращения на «ты» полностью оправданно, поскольку для русскоговорящих детей примерно одного возраста, как в рассматриваемом романе, совершенно естественно обращаться друг к другу подобным образом. Функции местоимений «ты» и du, таким образом, совпадают в ситуации детского общения.


3.6 Ситуации общения «студент – преподаватель»

Рассмотрим теперь другой эпизод. Ярле бросает подруга, Хердис Снартему, сообщая при этом, что она любит Роберта Гётеборга, их преподавателя. Напившись вечером, Ярле подходит к дому Хердис и видит в окно, что она с профессором Гётеборгом. Разъярённый, Ярле бросился к двери, и, когда Хердис ему открыла, стал поносить профессора на чём свет стоит:

«Din forbanna sydsvenske fittehund,» avbrøt Jarle og pekte. « <...> Kan du ikke skaffe deg noen damer på din egen skrukkete alder?» [Renberg 2008: 176]

- Ах ты, вонючий южношведский кобель! – прервал его Ярле, тыча пальцем. - <...> Что, сам себе не можешь бабу найти, твоего собственного скукоженного возраста? [Ренберг 2011: 213]

Заметим, что русское «ты» может использоваться в ситуации крайнего эмоционального напряжения. В рассматриваемой сцене Ярле, к тому же, пьян, и его совершенно не останавливает более высокий социальный статус собеседника, то есть то, что перед ним – профессор. Для сравнения стоит упомянуть, что находящийся рядом с главным героем друг по имени Хассе, тоже ученик Гётеборга, в русском переводе обращается к профессору на «вы», что соответствует общепринятым с точки зрения русского языка правилам обращения студента к преподавателю (это мы понимаем благодаря использованию в тексте формы множественного числа – «извините»):



- Привет, Роберт! - ляпнул Хассе, стоявший позади Ярле, в полуметре от него. – Извините уж, пожалуйста, что мы тут… [Ренберг 2011: 213]

Сам профессор обращается к Ярле на «вы» в продолжение всей сцены (в переводе). В оригинале он говорит на шведском языке, используя местоимение du. Сравним:

«Jarle, jag ber dig, var nu inte –»

«Du er førtifem, mann! Før-ti-fem! Forstår du?! [Renberg 2008: 177]



- Ярле, я вас прошу, не будьте же…

- Мужик, тебе сорок пять лет! Со-рок пять! Ты понимаешь?! [Ренберг 2011: 214]

Таким образом, в русском переводе отчётливо видно, что Ярле в данном эпизоде словно стирает своим обращением на «ты» статусные различия между собой и профессором, тогда как сам профессор продолжает держать себя в рамках «преподаватель – студент». То, что и в тексте оригинала оба героя держат себя различным образом, становится понятно в силу использования автором других лексических средств, которые тоже находят отражение в переводе. Имеется в виду употребление Ярле ругательств и их отсутствие в речи профессора, а также авторская характеристика речи героев.

Рассмотрим также сцену общения Ярле с ранее упомянутым профессором Робертом Гётеборгом, состоявшуюся в стенах университета. Это их первый разговор после того случая, когда Ярле напился. На этот раз в переводе Ярле обращается к профессору на «вы», что легко объяснимо: ведь теперь Ярле уже не в таком состоянии, как во время предыдущей «беседы», им уже не владеет неконтролируемый гнев, он снова держит себя в рамках «студент – преподаватель».

«Nettopp,» sa Jarle noe forvirret, «uansett, jeg ville gjøre det helt klart at jeg akter å fullføre Proust-studiene mine – ja, selvsagt med deg som veileder, om du nå skulle ha tvilt på det.» [Renberg 2008: 260]



- Вот именно, - сказал Ярле в некотором замешательстве, - но не важно, я хотел пояснить, что намереваюсь довести своё исследование творчества Пруста до конца – и да, разумеется, под вашим научным руководством, если у вас были по этому поводу какие-либо сомнения. [Ренберг 2011: 320]

Профессор, наоборот, использует в обращении к Ярле местоимение 2-го лица единственного числа «ты», и это подчёркивает стремление профессора придать разговору неформальный, приятельский характер, профессор держит себя снисходительно по отношению к главному герою. Впрочем, не будем долго задерживаться на речи профессора, поскольку здесь речь идёт уже о переводе со шведского.

Примеры из романа Х. Ури «De beste blant oss» и его перевода на русский язык:

Jeg har allerede forklart deg hvorfor det avsnittet ikke kan stå sånn. [Uri 2007: 11]

- Я уже объясняла вам, почему этот отрывок нельзя оставить в подобном виде. [Ури 2010: 11]
Vet du hva? Jeg tror rett og slett at vi begge kaster bort tiden, fortsetter Edith Rinkel utsøkt vennlig. [Uri 2007: 11]

- Знаете что? На самом деле я думаю, что мы с вами впустую тратим время, - продолжает Эдит Ринкель подчеркнуто дружелюбно. [Ури 2010: 11-12]

Итак, мы видим, что в ситуации общения «студент-преподаватель» норвежское местоимение du несёт ту же функцию, что и русское местоимение «вы».
3.7 Общение при наличии большой статусной дистанции

В романе «Шарлотта Исабель Хансен» также есть сцена, в которой мучимый внутренними терзаниями и сбитый с толку Ярле заводит воображаемую беседу со своим кумиром Марселем Прустом. В оригинале используется местоимение 2-го лица единственного числа:

Nettopp, sa Jarle, du forstår. Skal man utrette noe stort i tenkningens verden, kan man ikke dra rundt på små døtre, Monsieur Proust. [Renberg 2008: 186]

В переводе Ярле обращается к французскому писателю на «вы»:



- Вижу-вижу, - сказал Ярле, - вы понимаете. Если человек настроен совершить нечто великое в мире мысли, то не может же он всюду таскать за собой маленьких дочерей, месье Пруст? [Ренберг 2011: 224-225]

Ярле обращается к человеку, которого он боготворит, которому поклоняется, ведь Пруст, согласно тексту романа, является для него большим авторитетом. Таким образом, здесь мы имеем дело не только с горизонтальной дистанцией, но и с вертикальной, то есть статусной: Ярле ставит Пруста выше себя. Поэтому использование местоимения 2-го лица множественного числа в переводе представляется вполне закономерным.

Пруст на протяжении сцены использует местоимение в качестве обращения к Ярле один раз. Речь идёт, разумеется, о местоимении du: Du må elske henne, sa Marcel Proust. Alt annet er comédie. Alt annet er tristesse. Alt annet er misère. [Renberg 2008: 187]

В переводе употребляется местоимение 2-го лица единственного числа «ты»: - Ты должен её любить, - сказал Марсель Пруст. – Все остальное – комедия. Всё остальное – печаль. Всё остальное – несчастье. [Ренберг 2011: 227] Этот выбор местоимения кажется логичным, поскольку в данной ситуации, которая, к тому же, разыгрывается в воображении Ярле, Пруст выступает в роли советчика, духовного наставника главного героя романа. Кроме того, не стоит забывать о том, что вся сцена является плодом воображения Ярле.

Итак, местоимение du в современном норвежском языке по функциям сходно не только с русским местоимением «ты», но и с местоимением «вы» - в том смысле, что оно тоже может употребляться по отношению к человеку, имеющему более высокий статус, в обращении к авторитету.
3.8 Деловая переписка

В романе есть эпизод, когда Ярле читает письмо из редакции газеты, в котором ему сообщают, что отказываются печатать его работу. В норвежском тексте использовано местоимение 2-го лица единственного числа, тогда как в русском переводе употреблено местоимение 2-го лица множественного числа «вы».

Vi har i lengre tid vurdert teksten din. [Renberg 2008: 261]

«Мы постарались внимательно и без спешки проанализировать присланный Вами текст». [Ренберг 2011: 321]

Такой выбор местоимения при переводе представляется единственно правильным в данной ситуации, поскольку отвечает нормам деловой переписки. И вновь мы видим, что функции местоимения du совпадают с функциями русского местоимения «вы».


Выводы по главе 3

Сравнив норвежское художественное произведение с его переводом на русский язык, мы пришли к следующим выводам:



  1. В ситуации общения членов семьи норвежское du аналогично русскому «ты», даже если собеседники принадлежат к различным поколениям;

  2. В ситуации детского общения нейтральное соответствие норвежскому du – русское «ты»;

  3. В случае обращения детей к взрослым на месте норвежского du используется русское «вы» в качестве вежливого и нейтрального: здесь ключевую роль играет принадлежность собеседников к разным поколениям и отсутствие между ними близких отношений;

  4. В ситуации общения незнакомых людей имеет место большая горизонтальная дистанция, норвежскому местоимению du соответствует русское «вы» как наиболее нейтральное;

  5. При переводе элементов деловой переписки с норвежского может быть уместным использование русского местоимения «вы»;

  6. При переводе на русский язык ситуации общения «преподаватель – студент» нейтральным будет использование местоимения «вы» (обратим внимание на то, что в подобной ситуации общения вертикальная дистанция может быть выражена не только в различном социальном статусе собеседников, но и в разнице в возрасте). Однако в случае, если общение не укладывается в рамки нейтрального, при переводе возможно употребление местоимения «ты»: как со стороны одного собеседника, так и со стороны другого.

  7. Если отношения между собеседниками имеют неопределённый характер (при отсутствии значимой вертикальной дистанции), то в переводе возможны колебания, т. е. попеременное использование местоимений «вы» и «ты», в зависимости от темы беседы и характера ситуации.


Глава 4. Сравнительный анализ использования местоимений в качестве обращения к одному лицу в различных типах текстов

В предыдущих главах мы сравнивали переводы и оригиналы художественных текстов. В данной главе мы рассмотрим, какие местоимения употребляются в норвежском и русском языках в других стилях речи с целью нахождения наиболее подходящих вариантов перевода этих местоимений в рамках этих стилей.


4.1 Тексты рекламного характера

Начнём с текстов рекламного характера. «Реклама (от лат. reclamare – выкрикивать) – информация, распространенная любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке» [http://www.marketch.ru/marketing_dictionary/r/abc_advertising/].

Для достижения наиболее точных результатов мы отбирали на обоих языках тексты одной тематики. Также мы выбирали сайты именно норвежских и российских производителей, чтобы тексты были оригинальными, а не переводными.

Именно поэтому мы сравнивали тексты с сайтов норвежского производителя молока и молочных продуктов TINE и аналогичных российских производителей «Весёлый Молочник» и «Простоквашино». Примеры:



Du er ikke alene. 1.283.122 nordmenn gleder seg til å komme hjem til iskald Tinemelk etter ferien Ты не одинок. 1.283.122 норвежцев не терпится вернуться из отпуска домой, к ледяному молоку «Tinemelk»10.

[http://www.tine.no/merkevarer/tinemelk/reklamefilmer/smaker-melken-annerledes-i-utlandet-reklamefilm-tinemelk?autoplay=true]

Etter å ha vært i dvale i noen tiår er melkemannen endelig tilbake. Og han har med seg små melkeflasker som du kan drikke på farta. Kjekt, ikke sant? Følg gjerne melkemannens hverdag på Snapchat: @tine_sa После нескольких десятилетий спячки молочник наконец вернулся. Он принёс с собой бутылки молока в мини-формате, из которых ты можешь пить в дороге. Правда, удобно? Следи за буднями молочника в «Snapchat»: @tine_sa

[http://www.tine.no/merkevarer/tinemelk/reklamefilmer/reklamefilm-tinemelk-melkemannen-er-tilbake?autoplay=true]

Tinemelk® kommer fra gårder i regionen der du bor Молоко «Tinemelk» приходит с ферм твоего региона (досл. с ферм региона, где ты живёшь) [http://www.tine.no/merkevarer/tinemelk/produkter/tinemelk-helmelk-3-5-fett]
«Весёлый Молочник решил провести конкурс «Усатое настроение» в рамках акции «Секрет Хорошего Настроения». Присоединяйся и ты к компании весёлых усатых людей!» [http://www.veseliy-molochnik.ru/about-brend/novosti/]



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница