«Оценка государственного антикризисного регулирования в фрг в 2008-2012 годы»



страница1/3
Дата21.10.2016
Размер0,64 Mb.
  1   2   3
Правительство Российской Федерации
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение

высшего профессионального образования
«Национальный исследовательский университет
«Высшая школа экономики»


Факультет Мировой экономики и мировой политики
Кафедра Мировой экономики

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

На тему «Оценка государственного антикризисного регулирования

в ФРГ в 2008-2012 годы»

Студент группы № 563

Титов М. В.

Руководитель ВКР

Доцент Супян Н. В.

Москва, 2013

Введение
1. Причины и развитие кризиса

1.1 Причины мирового кризиса 2008-2009 гг

1.2 Причины европейского долгового кризиса
2. ФРГ в процессе преодоления последствий кризиса на национальном и наднациональном уровне

2.1 Преодоление кризиса в пределах ФРГ

2.1.1 Особенности немецкой экономики, оказавшие влияние на ход кризиса в Германии

2.1.2 Антикризисные меры федерального правительства

2.1.3 Эффективность мер стимулирования экономики

2.2 Участие в антикризисной политике на европейском уровне

2.2.1 Помощь странам-членам еврозоны

2.2.2 Совместная работа в рамках Евросоюза и еврозоны

2.2.3 Последние события. Кипрский кризис

2.2.4 Эффективность поддержки стран-должников


3. Перспективы экономического развития ФРГ в рамках европейской интеграционной группировки

3.1 Проекты реформирования еврозоны и ее будущее.

3.2.Возможное будущее Германии как страны-экспортера

Заключение

Федеративная Республика Германия находится на первом месте по численности населения и по объему ВВП среди всех стран Европейского союза. В определенном смысле Германия является экономическим локомотивом ЕС, и ни одно важное решение в рамках этой организации не может быть принято без согласования с Германией. Дело даже не в принципах европейского права, предполагающего учет мнений всех входящих в Союз стран, а в том, что мнение Германии как экономически мощной страны имеет значительный вес абсолютно во всех сферах жизни европейского сообщества. С этой точки зрения особенно интересны действия немецкого руководства по стабилизации экономики своей страны и экономики еврозоны в ходе последнего финансового кризиса.

Проблема выбора Германией способов борьбы со спадом в Евросоюзе безусловно является актуальной, поскольку она является составной частью более крупой проблемы: «в каком направлении должна двигаться объединенная Европа?» Разрешить ее невозможно, пока сильнейшая страна еврозоны не примет решение о порядке модернизации как собственной экономики, так и всей еврозоны. Европейский долговой кризис продолжается, и хотя ни одно государство на данный момент не объявило дефолт, сохраняется опасность того, что дальше удерживать в еврозоне неплатежеспособные страны окажется невозможно. В этой ситуации Германия как сильнейшая европейская экономика обязана прилагать все усилия для восстановления доверия инвесторов.

Цель данной работы – оценить меры, принятые руководством Федеративной Республики Германия в период мирового финансово-экономического кризиса, начиная с 2008 г., указать на просчеты и ошибки, а также сделать прогноз развития ситуации как для ФРГ, так и для еврозоны в целом. Работа разделена на две части: в одной из них рассказывается о том, что было сделано немецким правительством для защиты отечественной экономики, во второй описываются усилия, предпринимаемые Германией для стабилизации ситуации в Европе. Основная часть работы расскажет о конкретных мероприятиях, предпринятых немецким правительством с целью стабилизировать ситуацию и минимизировать потери. Помимо этого, будет рассказано о причинах кризиса и о некоторых особенностях немецкой экономики, которые необходимо знать для полного понимания проблемы. Наконец, будут проанализированы результаты германских антикризисных мер и сделан общий вывод об их эффективности.

Основной метод исследования – анализ нормативно-правовых актов, направленных на стимулирование экономики, а также прогнозирование – попытка предположить, к чему приведут введенные в действие меры в будущем.

В написании этой работы были использованы пресс-релизы и статистические данные международных организаций (Всемирный банк, Организация экономического сотрудничества и развития, Международный валютный фонд), ряда министерств ФРГ, статьи из специализированных периодических изданий (таких как «США - Канада. Экономика, политика, культура»), интервью государственных чиновников и сотрудников международных организаций, а также данные авторитетных новостных агентств.

Причины и развитие кризиса

Причины мирового кризиса 2008-2009 годов

Продолжающийся кризис считается мировым по праву: в той или иной степени он затронул все страны мира. Большинство экономистов сходятся во мнении, что корни кризиса лежат в Соединенных Штатах Америки, а непосредственным предшественником мирового спада был кризис на американском ипотечном рынке. Однако следует сначала рассказать, что стало фундаментом кризиса, что его вызвало. Поскольку в этой работе будут описаны события 2008-2013 гг. с точки зрения немецкой экономики, то будут также описаны события, которые привели к долговому кризису еврозону.

Начать стоит с того, что в 2000 г. в США произошел крах фондовых рынков, в частности, высокотехнологичного NASDAQ (так называемый кризис доткомов). В результате значительная часть инвестиций перешла в сектор жилищного строительства, о чем свидетельствует рост спроса на этом рынке. С 1997 по 2006 г. средняя цена на типичный американский дом выросла на 124%.1 Такой резкий рост спроса не мог быть оперативно уравновешен соответствующим ростом предложения, рынок явно был перегрет.

В связи с тем, что инвесторы воспринимали рынок жилья как весьма привлекательный, начиная примерно с середины 2004 г. в американской экономике начал бурно развиваться рынок деривативов (производных финансовых инструментов), связанных с рынком ипотечного кредитования. Это стало возможно благодаря проводимой Федеральной Резервной Системой политике дешевых денег, сделавшей кредиты доступными. В частности, в 2004 г. учетная ставка ФРС снизилась до 1%. Дешевые кредиты вызвали рост заимствований на ипотечном рынке, в том числе со стороны ненадежных заемщиков, имевших плохую кредитную историю и невысокий доход. В то же время широкое распространение получили ценные бумаги, страхующие риски кредиторов. Благодаря ним экономические агенты, предоставлявшие кредиты, могли минимизировать собственные риски, переложив их на держателей этих ценных бумаг. Однако такая система продержалась недолго. Когда в 2006 г. ФРС повысила учетную ставку до 5,25%, многие заемщики оказались не в состоянии возвращать долги, поскольку текущие выплаты по их займам были привязаны к процентной ставке ФРС.

Уже в 2007 г. из-за неплатежей кредиторы изъяли у неплательщиков 1,3 миллиона домов. Количество просроченных долгов росло быстро. Из-за нехватки средств проблемы возникли у банков-кредиторов; как следствие, пострадали их клиенты (фирмы и частные лица) и банки, связанные с ними долговыми отношениями. Из-за резкого падения внутреннего спроса на американском рынке пострадали государства, вовлеченные в торговлю с США (согласно данным ВТО, в 2008 г. США импортировали товаров на 2,16 триллиона долларов, а в 2009 г. только на 1,6 триллиона). Так кризис в финансовой сфере перекинулся на реальный сектор, и начался спад производства. Среди прочих пострадал от него и Евросоюз.

Причины европейского долгового кризиса

Основная причина, сделавшая глубокий кризис в Европе вообще возможным – незавершенность европейской интеграции. Новая единая европейская валюта дала преимущество более эффективной Германии и ослабила не столь развитые экономики Греции, Испании, Италии, Ирландии и Португалии.

Известно, что в последнем десятилетии 20-го века экономика Германии испытывала значительные трудности. Поддержка недавно присоединенных восточных земель требовала больших бюджетных расходов, оплачиваемых западными землями. Это привело к снижению конкурентоспособности Германии в Европе и на мировом рынке.

Девальвация национальной валюты могла бы помочь Германии как ориентированной на экспорт стране, сделав ее товары относительно более дешевыми, а значит, более привлекательными для иностранных покупателей. Однако возможность эта была ограничена: в это время уже шла подготовка к переходу на евро, и страны-члены будущей еврозоны начали заранее проводить политику удержания курсов своих валют относительно друг друга. Германия выбрала другой способ сделать свои товары привлекательнее: удешевить их за счет снижения цены производства. Для этого в Германии были проведены серьёзные реформы рынка труда. Нанимать и увольнять работников стало проще, стало легче менять уровень зарплат и так далее. До начала реформ уровень безработицы в стране был выше, чем в среднем по еврозоне, но в итоге предпринятые меры оказались успешными и сумели понизить безработицу в Германии: после 2006 г. ее уровень пошел на спад.

На графике видно, что даже в кризисные 2009-2010 гг количество безработных в Германии практически не выросло, а далее продолжило снижаться.

График 1. Сравнение численности безработных в Германии и некоторых других странах Евросоюза. Источник – ОЭСР2

Остальные страны будущей еврозоны не стали проводить такие реформы, оставшись в рамках традиционной социал-демократической экономической модели. Такая модель характеризуется негибким рынком труда, на котором снижение зарплаты для постоянных работников или их увольнение сильно усложнены. Негибкая система почти не оставляет экономике возможности при необходимости скорректировать стоимость производимой продукции, не прибегая к девальвации. А вскоре, когда в 1999-2002 гг. было введено евро, девальвация европейских валют относительно друг друга стала по определению невозможной.

Результат не заставил себя ждать – немецкие товары и немецкий капитал, привлеченный высокими доходностями, направились в другие страны Еврозоны. Как результат, рынок насытился деньгами, кредиты подешевели. Греческое правительство, пользуясь этим, в 2003-2004 гг. резко повысило пенсии и другие социальные расходы, пользуясь заемными средствами. Кредитование в Испании и Ирландии также стало доступным, а местных рынках недвижимости образовались спекулятивные пузыри: цены на недвижимость начали расти и участники рынка стали массово скупать ее с целью будущей перепродажи, рассчитывая на дальнейший рост цен.

Как уже было сказано выше, если бы каждая из стран продолжала пользоваться своей собственной валютой, то колебания курсов могли бы вернуть равновесие. Немецкая марка выросла бы по сравнению с валютами других стран, делая немецкие товары и капитал относительно дороже. Этого, однако, не произошло: страны еврозоны ввели единую валюту, которая и поддерживала сложившуюся ситуацию до кризиса 2008 г. До конца 00-х гг. страны еврозоны (в том числе и так называемые PIIGS – Греция, Испания, Италия, Португалия и Ирландия) продолжали накапливать долги, как государственные, так и частного сектора. Именно в этот момент грянул кризис.



График 2. Государственный долг нескольких стран еврозоны, процент от ВВП. Предел госдолга по Маастрихстким критериям – 60% ВВП 3

Пузыри на рынках недвижимости лопнули, проблемы в мировой экономике сильно ударили по странам Еврозоны, в том числе по доходам правительств, что отпугнуло многих инвесторов от покупки государственных облигаций. Девальвация валюты, которая могла бы помочь восстановить конкурентоспособность и вернуться к экономическому развитию, осталась для европейских стран, все такой же недоступной. К началу 2010 г. Греция, Ирландия и Португалия уже испытывали трудности с рефинансированием задолженности. Напуганные инвесторы требовали от стран с высоким уровнем долга и бюджетного дефицита все более высоких процентных ставок. Это, в свою очередь, сделало для некоторых правительств затруднительным обслуживание существующего долга, как это произошло с Грецией и Португалией.

Вышеупомянутые страны периферии, пострадавшие сильнее прочих, оказались в тяжелом положении, когда единственным доступным способом стабилизировать ситуацию и вернуться к росту для них оказалось радикальное снижение затрат – то есть снижение зарплат и госрасходов, как следствие, падение доходов населения. Одновременно как государству, так и частным компаниям пришлось возвращать долги, накопленные за благополучный период начала 2000-х, а это потребовало наличия ресурсов, достаточных для покрытия таких выплат. Ослабевшая экономика оказалась не в состоянии их обеспечить. Правительства пострадавших стран направили свои усилия на претворение в жизнь мер жесткой экономии, результатом чего стал рост социальной напряженности, вылившийся в регулярные беспорядки. При этом некоторые экономисты, напротив, выступают за увеличение дефицита в случаях, когда экономика находится в стагнации и нуждается в стимулировании.

В таком состоянии еврозона вступила в мировой экономический кризис. Главной причиной возникновения кризиса стала незавершенность европейской интеграции. С одной стороны, интеграция развитых стран в рамках еврозоны дала их экономикам дополнительные возможности для роста. С другой стороны, не было создано механизма, который позволял бы эффективно регулировать вновь созданные структуры. Европейский союз, являясь наднациональным образованием, не предпринял никаких действенных мер для того, чтобы пресечь безответственную политику стран-членов. Теперь перед Европой стояла более насущная задача – суметь консолидироваться и предотвратить ситуацию, при которой неплатежеспособные страны начали бы выходить из еврозоны. К сожалению, к выработке единой европейской политики по борьбе с кризисом приступили не сразу. Каждая из стран, и Германия в их числе, в первую очередь постаралась поддержать собственную экономику.



ФРГ в процессе преодоления последствий кризиса на национальном и наднациональном уровне

Преодоление кризиса в пределах ФРГ

Особенности немецкой экономики, оказавшие влияние на ход кризиса в Германии

Для начала следует обрисовать основные особенности немецкой экономики, ее сильные и слабые стороны, чтобы понять, как кризис повлиял на Германию и почему события развивались именно таким образом. Каждая из характерных черт будет описана отдельно.

Влияние системы социального обеспечения

Экономика Германии работает по принципам социального рыночного хозяйства, заложенным Людвигом Эрхардом в ходе послевоенных реформ в ФРГ. Данная модель экономики является рыночной, однако серьезное внимание уделяется и социальным вопросам, и перераспределению национального дохода. Можно сказать, что экономическая модель ФРГ стремится к балансу между экономическим ростом и социальной справедливостью. За равномерное распределение благ отвечает государство, и его роль в экономике Германии традиционно велика. Накопившиеся в данной области проблемы требуют проведения реформ. Население стареет, пособия по безработице хоть и были сокращены, но остаются довольно высокими, в результате несовершенства социального государства вкупе с демографическими проблемами существенно отягощают экономику.

Такая политика, однако, может немало помочь стране в кризисный период. Высокие пособия по безработице и стабильно выплачиваемые пенсии сыграли значительную роль в поддержании немецкой экономики. Это позволило ФРГ, во-первых, сохранить стабильность в первые месяцы, не допустив резкого падения внутреннего спроса; во-вторых, защитить уязвимые категории населения: пенсионеров и безработных, благодаря чему был предотвращен рост социальной напряженности.

Одна из составляющих данного положительного эффекта – психологическая уверенность населения. Установленный законом размер социальной помощи в ФРГ не связан с возможными кризисными явлениями. Видя, что даже в период кризиса государство в состоянии выполнять свои обязательства, потребители практически не поменяли свои предпочтения и продолжили активно приобретать товары и услуги, что внесло свой вклад в сохранение стабильности в экономике. Одной из немногих отраслей, активность в которых снизилась, стал традиционно любимый немцами внутренний туризм; для его поддержки в 2010 г. было произведено снижение налога на добавленную стоимость с 19% до 7%, о чем будет дополнительно рассказано ниже.

В целом же, говоря о модели социального рыночного хозяйствования в Германии, можно отметить следующее: в период, когда экономика развивается нормально, государственная поддержка населения представлялась чрезмерной и подвергалась жесткой и во многом оправданной критике. Однако мы можем видеть, что в первые месяцы кризиса эта система оказалась для Германии благом, пускай даже это и сопровождалось высокими госрасходами. Это оказалось тем более полезно, что поначалу никто не верил в возможность развития кризиса в Европе.

Банковская система Германии

Другая особенность, заслуживающая внимания, это роль банков в немецкой экономике. Банки в Германии способны значительно сильнее влиять на бизнес, чем банки других западных экономик, поскольку в ФРГ они являются крупными акционерами производственных компаний. Кроме того, банковский кредит – основная форма внешнего финансирования для бизнеса. Позиции банков в экономике Германии с учетом их реального влияния на бизнес оказываются более сильными, чем в других странах мира.

Германская банковская система в целом, как и система ипотечного кредитования (о ней речь ниже), оказалась в условиях кризиса достаточно стабильной и не испытала на себе таких проблем, как, например, американские банки. Основная причина большей устойчивости банковской системы ФРГ – это, как ни парадоксально, ее менее современная структура. В Германии большую роль играют кредитные институты публичного права: это земельные банки, товарищества и сберегательные кассы. Их стратегия в целом более консервативна, чем поведение частных банковских структур. Как следствие, финансовая система ФРГ не оказалась нагруженной большим количеством сомнительных обязательств и заведомо ненадежных ценных бумаг, как это произошло, например, в США.

Нельзя сказать, однако, что все в немецкой банковской сфере шло гладко. Дело в том, что многие финансовые субъекты все же сделали ставку на операции с высокорисковыми деривативами и оказались затронуты надвигающимся кризисом. В качестве наглядного примера можно привести холдинг Hypo Real Estate (HRE), специализирующийся на финансировании строительства инфраструктуры и коммерческой недвижимости и запросивший помощь в числе первых. HRE оказался на грани банкротства осенью 2008 г. из-за проблем с ликвидностью у принадлежащего ему ирландского Depfa Bank. Было принято решение, что холдинг нужно спасать: HRE на тот момент являлся крупным эмитентом ценных бумаг под залог недвижимости (так называемые Pfandbriefe). Если бы обанкротился HRE, то это могло бы вызвать цепную реакцию, результатом чего стали бы огромные потери на немецких рынках ценных бумаг и ипотечного кредитования. В совместном заявлении Бундесбанка и немецкого правительства говорилось, что HRE является «too big to fail», то есть системно значим для экономики (буквально «слишком вели́к, чтобы упасть»).

Холдингу был предоставлен пакет помощи на сумму 102 миллиардов евро (из них 52 миллиарда составили государственные гарантии).4 К осени 2009 г. ситуация, однако, не стабилизировалась, и немецкое правительство окончательно национализировало компанию, выкупив 100% акций холдинга. За год цена акций HRE снизилась в 17 раз.5 Ныне холдинг носит статус Staatsunternehmen – «государственное предприятие».

История с Hypo Real Estate явно показала, что не только для Соединенных Штатов характерна проблема неэффективного управления мощными финансовыми институтами, которым в результате требуется помощь государства. Более того, ни в США, ни в Германии, ни в какой-либо другой стране так и не было создано эффективного механизма контроля их деятельности со стороны государства. В результате, повторение событий лета – осени 2008 г. в будущем вполне вероятно – по той причине, что никто из банкиров не понес наказания; государства просто поддержали или выкупили пострадавшие банки и компании на деньги налогоплательщиков, не дав им обанкротиться окончательно.

С другой стороны, нельзя не отметить, что, например, у немецкого правительства в данной ситуации просто не было выхода. Действовать необходимо оперативно, чтобы не допустить коллапса финансовой системы, не дать кризису еще сильнее ударить по реальному сектору, и без того пострадавшего от снижения экспорта. Если смотреть на ситуацию с данной точки зрения, то можно утверждать, что немецкое правительство действовало грамотно, сначала дав Hypo Real Estate шанс исправить положение самостоятельно, а позже взяв ситуацию под контроль, когда стало ясно, что самостоятельно компания с проблемами справиться не сможет.

Влияние ипотечного кредитования

ФРГ, как и многие другие страны, оказалась застигнута кризисом без какого-либо плана действий, врасплох. Весной 2008 г., в самый разгар ипотечного кризиса в США, министр экономики Германии Михаэль Глос заявлял, что кризис – внутреннее дело США и что значительного влияния на Европу он не окажет, и у него были основания так полагать.

Германия, в отличие от Соединенных Штатов, действительно не была затронута ипотечным кризисом по той причине, что система кредитования в Германии значительно отличается от той, что сложилась в США. В Германии обязательное условие для получения ипотечного кредита – наличие постоянного рабочего места и стабильного дохода; временный трудовой контракт не является достаточным основанием для выдачи кредита. Банк имеет право потребовать, чтобы заемщик подтвердил свои доходы за последние два года. В некоторых кредитных организациях существует требование, по которому потенциальный заемщик должен обслуживаться в данном банке достаточно долгое время, в отдельных случаях – до двух лет. При этом в ФРГ существует большое количество граждан, с высокой вероятностью подходящих под эти строгие условия. Это так называемые «Beamte», то есть «чиновники» или «государственные служащие». Это понятие также включает в себя, например, военнослужащих, полицейских, учителей, что значительно увеличивает число потенциальных надежных заемщиков. В 2012 г. их число составляло около 1,9 миллиона человек. 6

В результате немецкие банки не накопили критического количества «плохих заемщиков» и ипотечный кризис прошел мимо ФРГ.

Влияние экспортной ориентации экономики

Ещё одной особенностью немецкой экономики является её ориентированность на экспорт. Высокая конкурентоспособность продукции позволяет немецким фирмам удерживать позиции на мировом рынке, давая им конкурентное преимущество. Однако в то же время такое положение делает их более уязвимыми в период спада международной конъюнктуры. В 2008-2009 произошло резкое снижение мирового спроса на продукцию, составляющую основу немецкого экспорта: автомобили, промышленное оборудование, продукцию электротехнической промышленности и машиностроения. Снижение наблюдалось уже в четвертом квартале 2008 г.

«В структуре немецкого экспорта традиционно доминируют продукция автопрома (19%), машины и оборудование (17%), электротехника (14%) и товары химической промышленности (15%). Именно эти экспортные отрасли особенно пострадали в ходе финансового кризиса. Наиболее сильный спад зафиксирован в экспорте автомобилей, где отрицательная динамика наблюдается уже начиная с третьего квартала 2008 г. За первые два квартала 2009 г. сокращение экспорта автомобилей достигало 40% по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года».7

Для того, чтобы поддержать внутренний спрос и предотвратить падение производства и массовые увольнения, немецким правительством была введена программа по утилизации старых автомобилей, о которой подробно будет рассказано ниже.

Наконец, последний пункт, о котором стоит упомянуть, это специфика немецкого федерализма, а также неравномерное развитие западных и восточных федеральных земель, обусловленное историческими причинами. Здесь включается так называемый механизм солидарности, в данном случае между отстающими новыми землями и более продвинутыми старыми. Ответственность за модернизацию экономики бывшей ГДР лежит на федеральном правительстве. Ежегодные затраты на эти цели исчисляются десятками миллиардов долларов ежегодно. Государственные расходы служат важным стимулом для экономики в период рецессии и позволяют оперативно направлять ресурсы в проблемные регионы.

Антикризисные меры федерального правительства

В этом параграфе будут описаны меры, предпринятые правительством Германии для борьбы с кризисными явлениями. Хронологически их можно разделить на две части. В первый период, начиная с 2008-го по начало 2010-го года, европейские страны, и Германия в их числе, справлялись с кризисом поодиночке, защищая внутренний рынок и собственные интересы. Ни о какой согласованной антикризисной политике на протяжении этих полутора лет говорить не приходится. Некоторое время спустя пришло осознание того, что самостоятельно с кризисом ни одна страна справиться не в состоянии, и государства еврозоны приступили к совместному поиску путей стабилизации экономики. Таким образом, этот параграф будет разбит на две части: меры по стабилизации внутреннего рынка ФРГ и меры по борьбе с кризисом в рамках Европы.

Меры по стабилизации внутреннего рынка ФРГ

Как уже отмечалось выше, немецкие политики поначалу не воспринимали опасность кризиса всерьез, рассчитывая, что проблема будет решена рыночными силами. Однако, понимая, что кризис может нанести Германии серьезный ущерб и что рынок справиться с ним не в состоянии, германское руководство начало действовать. Предпринятые немецким правительством меры можно разделить на ряд категорий:



  1. общая стабилизация экономики;

  2. субсидирование утилизации автомобилей;

  3. сокращенный рабочий день;

  4. снижение налогов и повышение пособий;

  5. прямая помощь пострадавшим предприятиям и банкам.

Общая стабилизация экономики

Осенью 2008 г. вступил в силу Закон о стабилизации финансового рынка, так называемый «первый антикризисный пакет», основными задачами которого заявлены сохранение доверия к банкам и предотвращение банковской паники, а также поддержание ликвидности. Для этих целей был создан Стабилизационный фонд размером около 480 миллиардов евро, большую часть которого составляли, впрочем, не реальные деньги, а государственные гарантии. Посредством этого фонда была полностью гарантирована сохранность депозитов до востребования в немецких банках. При этом действие закона не распространялось на счета ценных бумаг, а также на средства немецких граждан за рубежом, покрыты оказались только вклады в немецких банках). Фонд начал свою работу 5 октября 2008 г.

Другой пример непрямой господдержки – обмен неликвидных банковских активов на более надежные. Летом 2009 г. немецкое правительство после долгих споров и обсуждений утвердило проект «плохого банка», также финансируемый из данного фонда. Предложенная схема дала возможность земельным банкам ФРГ избавиться от так называемых «токсичных активов», возникших в результате неудачных операций, в частности, на ипотечном рынке США. В обмен на такие активы банкам-участникам схемы выдавались ликвидные облигации, гарантированные государством. Согласно плану, переведенные в «плохой банк» активы могут находится там до 20 лет.

Быстро переломить ситуацию и восстановить рост экономики не удалось, и разработка новых антикризисных мер была продолжена. В начале 2009 г. был принят второй пакет стабилизационных мероприятий объемом 50 миллиардов евро. Примерно четверть этой суммы выделена на инфраструктурные проекты: строительство и ремонт автомобильных дорог, коммунальной инфраструктуры, школ, высших учебных заведений и общественных зданий; кроме того, отдельное внимание было уделено развитию сети Интернет. Как отметил генеральный секретарь (на тот момент) СДПГ Хубертус Хайль, «акцент должен быть сделан на инвестиционной деятельности государства. Нужны капиталовложения в образование, в развитие инфраструктуры на коммунальном уровне. Это даст [экономике] важнейшие импульсы».8

Субсидирование утилизации автомобилей

Вторая мера, о которой хотелось бы рассказать – субсидирование покупки новых автомобилей конечными пользователями, проводимое в виде премии за утилизацию старой машины. В январе 2009 г. начала действовать программа, получившая название «шрот-премия» (Verschrottungsprämie – от Verschrottung, «утилизация»). Эта премия представляет собой сертификат стоимостью 2500 евро, который выдается при добровольной утилизации старого автомобиля и может быть использован для частичной оплаты при покупке нового. Существовали дополнительные условия: сдаваемый в утиль автомобиль должен быть старше 9 лет (фактически средний возраст сданных машин составил 14 лет); покупается машина не старше одного года, германского производства, соответствующая стандарту Евро-4.

Первоначально программа предусматривала субсидирование в размере 1,5 миллиардов евро, затем эта сумма была доведена до 5 миллиардов. Таким образом, выделенных средств было достаточно, чтобы субсидировать покупку двух миллионов автомобилей. После того, как средства были использованы до конца, программа автоматически завершилась 2 сентября 2009 г. При этом поддержка отечественного производителя в ФРГ не носила протекционистский характер: ставка тарифа на импорт автомобилей в Германию не превышает 10%. Кроме того, ряд стран имеют преференциальный режим и могут импортировать автомобили в Германию по нулевым тарифам.9

В среднем каждый месяц по данной программе приобреталось около 220 тысяч новых немецких автомобилей. «В частности, с помощью премии было приобретено 212 тысяч автомобилей «Фольксвагена», из них 108 тысяч автомобилей марки «Гольф» (абсолютный рекорд среди всех марок). За «Фольксвагеном» следуют «Опель» (106 тысяч штук), «Шкода» (88 тысяч.), «Фиат» (78 тысяч), «Форд» (70 тысяч), «Дася Логан» (48 тысяч), «Пежо» (43 тысяч) и «Рено» (39 тысяч). Напротив, БМВ удалось продать [по данной программе] всего 16 тысяч автомобилей всех марок, а «Ауди» – 19 тысяч». В итоге оказалось, что выиграли от данной программы в основном производители относительно недорогих «народных» автомобилей. Продажи компаний «Ауди», «БМВ» и «Мерседес» оказались во много раз ниже, поскольку их автомобили относятся к более высокому ценовому сегменту. Это следствие общей особенности немецкой промышленности: высокое качество и надежность ценой высокой стоимости. В итоге, несмотря на то, что формально никакой предвзятости в предоставлении помощи нет, разница в потребительских предпочтениях приводит к тому, что разные классы автомобилей продаются по-разному.

Кроме того, следует учитывать, на что была нацелена эта кампания. Она была разработана для того, чтобы временно стимулировать рынок и за счет государства поддержать спрос на самом пике кризиса. Эта цель была выполнена полностью: два миллиона автомобилей были проданы всего за девять месяцев. С другой стороны, это действительно была именно конъюнктурная мера, которая не решила и не могла решить структурных проблем экономики. Дело в том, что новые автомобили приобрели владельцы старых машин, которые, возможно, и так собирались это сделать в ближайшее время и просто воспользовались предложенной субсидией. По факту, большинство участников программы просто купили машину раньше, чем планировали. На тех же, кто не планировал менять машину или не имел ее вообще, данная программа не повлияла никак. Соответственно, после кратковременного оживления в 2009 г. на немецком авторынке наступил спад.

Согласно данным агентства JATO Dynamics, в 2010 г. немецкие производители продали на 23,4% меньше новых автомобилей, чем в 2009. Это наихудший показатель среди европейских стран, за исключением Венгрии и Греции, где снижение составило 28% и 36% соответственно. Для сравнения: во Франции снижение продаж составило 0,7%; в Италии – 9,2%; в Великобритании и Испании даже наблюдался небольшой рост: 1,8% и 3,1% соответственно. Всего в Европе было продано на 4,7% автомобилей меньше, чем годом ранее. При этом, несмотря на эту печальную для немцев статистику, пальму первенства самой продаваемой в Европе марки снова взял Volkswagen: почти полмиллиона автомобилей было продано в 2010 г.10

Существует еще одно соображение, которое необходимо упомянуть. Долгое время считалось, что Германия является примером в плане использования премии для стимулирования продаж новых автомобилей. Но, как оказалось, большое количество официально утилизированных автомобилей на деле было перепродано, в основном в Восточную Европу и Западную Африку.

Согласно данным The New York Times, до 50 тысяч сданных автомобилей избежали утилизации в Германии и обрели новых хозяев в другом месте. Некоторые из них даже вернулись обратно в ФРГ. «В Германии существует уже целая сеть по краже и перепродаже автомобилей», заявил Рональд Шульц, эксперт Ассоциации следователей по уголовным делам. «Эти преступления совершают хорошо организованные группы, имеющие деньги и налаженные каналы сбыта. Когда государство объявляет о распределении дотаций в таких гигантских масштабах, для мошенников это является сигналом к активизации своей деятельности». Устаревшие автомобили теперь вредят окружающей среде в других странах, подрывая экологическую составляющую программы. «Эта программа была нацелена в основном на продажу автомобилей», отметил Юрген Реш, директор экологической инициативной группы Deutsche Umwelthilfe. «Мы упустили из виду контроль над тем, что происходит со старыми».11

В целом, несмотря на сложный 2010 год, можно сделать вывод, что программа субсидирования спроса со своей задачей справилась. Правительство не дало упасть производству, компенсировав сократившийся экспорт ростом внутреннего спроса; работники автозаводов сохранили свои рабочие места; сами автопроизводители получили передышку, давшую им возможность пережить кризисный период. В 2011 г., по данным Федерального автомобильного управления, рынок начал восстанавливаться и вырос на 8,8%. В 2012 г. на фоне обострения кризиса произошло снижение на 2,9%, однако правительству удалось избежать худшего – массовой потери рабочих мест.12 С другой стороны, обращает на себя внимание организационный провал, давший возможность обогатиться организованной преступности.

Программа сокращенного рабочего дня

Следующая мера, о которой пойдет речь – это федеральная программа сокращенного рабочего дня, называемая «Kurzarbeit» – «короткий рабочий день». Она заключается в том, что компания имеет возможность перевести работника на неполную рабочую неделю, при этом компания платит за фактически отработанное время, а оставшийся разрыв в зарплате на две трети компенсирует государство. В этой программе приняло участие большое количество занятых: почти 1,5 миллиона сотрудников из 63 тысяч компаний (то есть в среднем порядка 24 работников на компанию). Этой программой, как мы видим, воспользовались в основном малые и средние фирмы, наиболее уязвимые во время серьезной рецессии, те, кому помощь нужна в первую очередь.

Эксперты Федерального агентства занятости, используя данные о количестве участников программы и о долях рабочего дня, пропущенных работниками в различных отраслях, подсчитали количество рабочих мест, сохраненных с помощью данной программы в 2009-2010 гг. – почти 480 тысяч. (В том числе: производство металлических изделий – 63 тысячи, машиностроение – 74 тысячи, автомобилестроение – 80 тысяч и так далее.) Конечно, эти показатели приблизительны, но они вполне дают общее представление об эффективности программы: если бы у фирмы не имели возможности перевести сотрудников на неполный рабочий день, то часть из них неизбежно попала бы под сокращение.

Данная программа была высоко оценена ОЭСР, поскольку выгодна не только для самих работников, но и для всех так или иначе причастных к ней. Фирмы, не увольняя работников, одновременно экономят значительные средства на зарплате и избегают будущих затрат, связанных с обучением новых сотрудников, нанятых вместо уволенных. Работники сохраняют не только рабочее место, но и большую часть дохода, а также не теряют квалификацию, находясь без работы или в длительном отпуске. Рост безработицы сдерживается, а это значит, что правительство, хотя и ценой высоких затрат, предотвращает рост социальной напряженности, падение доходов населения и тому подобные явления. На графике ниже – данные Федерального министерства труда и социальных вопросов Германии.

График 3. Объем средств, затраченных на программу Kurzarbeit, в миллиардах евро. Наибольший объем средств был выделен в наиболее острую фазу кризиса, в 2009-2010 гг.

Программа сокращенного рабочего дня остается весьма актуальной для Германии и сегодня. Кризис в еврозоне продолжается, поэтому после относительно спокойных 2011-2012 гг. на рынке труда ФРГ вновь чувствуется напряжение. Для продолжения функционирования Kurzarbeit в бюджете на 2013 г. предусмотрено 600 миллионов евро. В 2013 г. около 140 тысяч человек воспользуются данной программой, в основном это будут сотрудники предприятий, связанных с промышленным производством.13 В частности, сейчас около шести тысяч сотрудников одной только машиностроительной компании MAN заняты частично, сообщает Die Welt.14 Это, на мой взгляд, показывает как плюсы, так и минусы данной меры. С одной стороны, программа выполняет свою задачу: рабочие места сохраняются. С другой стороны, есть риск, что работа программы затянется. Максимальный срок получения пособия уже был увеличен с шести месяцев до года, и некоторые политики предполагают, что имеет смысл увеличить предел до трех лет. Более того, как и программа субсидирования покупки автомобилей, Kurzarbeit не решает проблему, а лишь снимает симптомы. Германия может себе позволить гасить рост безработицы бюджетными деньгами, однако рано или поздно проводить реальные реформы рынка труда все равно придется.

Снижение налогов и другие виды поддержки

Осенью 2009 г. федеральное правительство Германии одобрило законопроект, предусматривающий облегчение налогового бремени для ряда категорий немецких налогоплательщиков, а также предоставляющий прямые выплаты некоторым категориям населения. От налоговых льгот и прямой господдержки в данном случае выиграли в основном семьи с детьми, а также представители малого бизнеса, в частности, владельцы гостиниц (внутренний туризм – важный сектор экономики ФРГ, более 30 % немцев проводят отпуск на родине). По мнению специалистов из Международной организации труда, одна из основных целей данных мер – поддержать домохозяйства, имеющие низкий уровень дохода.15 Этот набор мер иногда называют «третьим антикризисным пакетом».16

Были снижены налоги с граждан, имеющих несовершеннолетних детей, с частных предпринимателей, а также уменьшены налоги на наследство. В ряде отраслей был уменьшен НДС до 7% (в гостиничном бизнесе, например, он составлял 19%).

Прямая помощь была оказана семьям, имеющим детей. В 2009 г., еще в рамках второго антикризисного пакета, пособие за первого и второго ребенка было увеличено со 154 до 164 евро, за третьего ребенка – со 154 до 170 евро, за четвертого и последующих пособие поднято с 179 до 195 евро. В рамках же третьего пакета ежемесячные выплаты на 2010 г. были повышены вновь: до 184 евро за первого и второго ребенка, 190 евро за третьего и до 215 евро за каждого последующего ребенка. При этом годовой доход, необлагаемый налогами, увеличился с 6024 до 7008 евро на одного ребенка. В 2010-2011 гг. «детские» выплаты и льготы стоили бюджету в среднем 4,4 миллиарда евро в год (данные Международной организации труда).17

Эффективность третьего антикризисного пакета нельзя оценить однозначно. С одной стороны, он обошелся стране достаточно дорого: бюджет, во-первых, понес расходы на выплаты, во-вторых, недополучил доходы за счет налоговых льгот. Также имеются вопросы и о том, как компании, получившие льготы, распорядились полученными выгодами. Конечно, снижение налогов было очевидно выгодно для гостиниц, однако потребители гостиничных услуг не ощутили заметной выгоды от снижения цен: большую часть сэкономленных средств гостиницы направили не на скидки, а на инвестиции и на погашение кредитов. «Информационное агентство Der Deutsche Depeschendienst сообщило, например, о планах владельца отеля Parkhotel в баварском курортном местечке Оберстдорф. Роберт Франк рассказал, что его годовой оборот составляет четыре миллиона евро. Из них три миллиона евро приходится на выручку за гостиничные номера. Снижение НДС принесет отелю около 200 тысяч евро в год. Из них 50 тысяч евро Роберт Франк намерен направить на погашение взятых ранее кредитов, а 150 тысяч евро инвестировать. По словам Франка, аналогичным образом намерены поступить и многие его коллеги. Подтверждают это данные актуального опроса, проведенного в Германии. Около половины средств владельцы отелей намерены направить на инвестиции, еще примерно по 20 процентов - на оплату дополнительного персонала и снижение цен».18

Вновь мы можем наблюдать, что германские антикризисные меры не решают проблему, а лишь снимают ее симптомы. С другой же стороны, нельзя отрицать, что предприятия и граждане Германии, несомненно, выигрывают от льгот и дополнительных пособий. Фирмы получают возможность продолжать производство, вторые же чувствуют себя уверенней и не сокращают потребление. В итоге – пусть и ценой значительных затрат – государству удается стабилизировать экономическую активность производителей и населения.

Прямая помощь пострадавшим предприятиям и банкам

Как уже говорилось выше, хотя немецкие банки в целом во время кризиса пострадали не так сильно, как американские, почти всем земельным банкам уже через несколько месяцев после начала рецессии потребовалась поддержка.

ФРГ состоит из 16 федеральных земель, при этом не все из них имеют собственные банки – таких банков в стране 8. Земельные банки изначально создавались как финансовые центры для сберегательных касс, расположенных в соответствующих землях. Помимо финансирования сберкасс, в их задачи также входило кредитование инвестиционных проектов, проводимых на территории земель, то есть они являются основой для отраслевого финансирования. Напрямую с населением земельные банки не работают, это обязанность сберегательных касс. Можно заметить, что земельные банки по самому роду своей деятельности должны действовать осторожно и консервативно, однако на практике это оказалось не вполне верным.

Примерно с 2004-2005 гг. немецкие земельные банки, привлеченные высокой доходностью, начали активно участвовать в зарубежных операциях с использованием производных финансовых инструментов, хотя такая деятельность характерна в основном для частных банков. Совершая операции с высокорисковыми ценными бумагами, немецкие банки попали в зависимость от динамики зарубежных рынков, что и нанесло им серьезный удар в разгар ипотечного кризиса в США. Летом-осенью 2008 г. ситуация стала особенно сложной.

«Так, за государственной помощью в крупном размере обратились земельные банки Баварии, Баден-Вюртемберга, объединенный земельный банк северных земель (HSH Nordbank), земельный банк Северного Рейна – Вестфалии (WestLB) и другие. Примечательно не только то, что от кризиса более всего пострадали крупные банки, до кризиса считавшиеся особенно надежными, но и то, что основная их часть оказались государственными институтами, изначальной функцией которых считалось обеспечение финансовых интересов соответствующих федеральных земель».19

Под угрозой оказывалась вся финансовая система страны, и было очевидно, что земельным банкам необходима государственная поддержка, которая обошлась в немалую сумму. Например, для поддержки одного только Банка земли Бавария, BayernLB (чьи проблемы премьер-министр Баварии Хорст Зеехофер охарактеризовал как «очень, очень серьезные»), была разработана программа объемом 30 миллиардов евро. Из них 10 миллиардов составили прямые вливания.20 Многие сотрудники банка были уволены, а несколько представительств в странах Юго-Восточной Азии – расформированы. Кроме того, было принято решение, согласно которому в будущем BayernLB не будет проводить операции за границей, а сосредоточится на своих изначальных обязанностях, то есть будет работать исключительно в пределах Баварии.

В ходе программы по спасению BayernLB была применена уже описанная модель «плохого банка». Использовалась она и при помощи другим земельным банкам. К примеру, WestLB (сегодня известен как Portigon AG) помимо получения 5 миллиардов евро помощи, перевел 77 миллиардов евро из своих активов в агентство Erste Abwicklungsanstalt, которое, по мнению ряда специалистов, является именно «плохим банком», предназначенным для избавления пострадавшего банка от «токсичных» активов.21 Помимо прочего, спасение WestLB стал первым случаем применения этого механизма в Германии.22

Поддерживало немецкое правительство и реальный сектор экономики, хороший пример – спасение немецкого автоконцерна «Опель», оказавшегося в тяжелом положении в результате банкротства материнской компании, американского «Дженерал моторс». В обсуждении поддержки «Опеля» участвовали лично канцлер, вице-канцлер и министр экономики Германии, а также правительства четырех федеральных земель, на территории которых расположены заводы концерна (Гессен, Северный Рейн-Вестфалия, Рейнланд-Пфальц и Тюрингия). Изначально с целью предотвратить закрытие заводов планировалось продать «Опель» австрийско-канадской компании «Магна» при участии российского Сбербанка. Также для компании разрабатывался пакет помощи объемом 4,5 миллиарда евро за счет бюджета ФРГ. Однако сделка сорвалась: осенью 2009 г. руководство «Дженерал моторс», прошедшего процедуру банкротства, объявило, что больше не собирается продавать «Опель». Возвратив немецкому правительству ранее полученные кредиты, компания сообщила, что все четыре завода «Опель» в Германии будут сохранены. Одновременно было объявлено о необходимости сократить 5 тысяч сотрудников (всего на четырех заводах «Опеля» было занято 25 тысяч человек). По заявлениям «Дженерал моторс», за период до 2015 г. в "Опель" будет инвестировано 11 миллиардов евро, что скоро позволит компании снова стать прибыльной.

Помимо прямого кредитования и гарантий дальнейшего финансирования руководство Германии также поддержало «Опель» размещением правительственного заказа. В 2009 г. германское государство правительство заказало у компании 1101 машину. В 2010 г. аналогичным образом было приобретено 1046 служебных автомобилей (большую часть из них — для министерства обороны) на сумму около 20,5 миллиона евро.

Представляется, что действиям, предпринятые немецким правительством, можно дать как положительную, так и отрицательную оценку. С одной стороны, это идет вразрез со всеми представлениями о рыночной экономике и свободной конкуренции. Мы стали свидетелями того, как государство фактически за счет налогоплательщиков спасло убыточное предприятие — возникает вопрос, до каких же пределов может простираться такая поддержка. С другой же стороны, логика правительства вполне понятна: закрытие крупного предприятия, увольнение десятков тысяч человек, и, как следствие, всплеск безработицы сразу в четырех федеральных землях — сценарий, ради предотвращения которого допустимо не только пойти наперекор принципам рынка, но и понести прямые финансовые издержки.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница