Ономатопея в современном английском, русском и немецком языках



Скачать 284,31 Kb.
Дата22.07.2017
Размер284,31 Kb.

На правах рукописи




Нуруллова Алсу Алмазовна




ОНОМАТОПЕЯ В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ, РУССКОМ И НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКАХ

Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание



АВТОРЕФЕРАТ

диссертации

на соискание ученой степени

кандидата филологических наук




Казань

2013

Работа выполнена на кафедре германской филологии федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Казанский (Приволжский) федеральный университет»




Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

кафедры германской филологии

ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский)

федеральный университет»



Арсентьева Елена Фридриховна


Официальные оппоненты

доктор филологических наук, профессор

кафедры русского языка и методики преподавания

ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский)

федеральный университет»



Андрамонова Наталия Алексеевна
кандидат филологических наук, доцент. зав. каф. языковедения и иностранных языков ФГКОУ ВПО «Казанский юридический институт Министерства внутренних дел РФ»

Ахметзянова Гульсина Римовна


Ведущая организация

ФГБОУ ВПО «Московский Государственный Педагогический Университет»


Защита состоится 25 декабря 2013 года в 10:00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.081.05 при ФГАОУ ВПО по адресу: 420021, г. Казань, ул. Татарстан, д. 2.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. Н.И. Лобачевского ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет». Электронная версия автореферата размещена на сайте ФГАОУ

ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет». Режим доступа: http://www.kpfu.ru.

Автореферат разослан «_____»____________2013 г.
Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук, Т.Ю. Виноградова

доцент


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Диссертационное исследование посвящено комплексному анализу ономатопеи и ономатопоэтических единиц в английском, немецком и русском языках. С научной точки зрения звукоподражания всегда вызывали интерес лингвистов. На протяжении долгого времени в первую очередь изучалась номинативная функция ономатопоэтических единиц. Данная функция берет свое начало от звукоподражательной теории языка, которая своими корнями уходит в древнегреческую философию и неразрывно связана с философским течением стоицизма. Фрагментарно ономатопы были подвергнуты изучению в трудах выдающихся ученых филологов Ш. Балли, В.В.Виноградова, А.А. Потебни, А.А. Шахматова и др. Основное внимание уделялось изучению звукоподражаний с точки зрения фоносемантики, а выделение данных языковых единиц в особый класс вызывало разногласия среди исследователей.

Актуальность данного исследования обусловлена важностью изучения этой категории лексических единиц, в том числе в сопоставительном плане, а также отсутствием комплексного описания словообразовательного аспекта звукоподражательных единиц и особенностей их семантики с точки зрения мотивированности/немотивированности переносного значения ономатопов-дериватов в изучаемых языках. Актуальным также является вопрос исследования фразеологических единиц английского, русского и немецкого языков со звукоподражательным компонентом, которые до настоящего времени не подвергались изучению.

Объект исследования составляют ономатопоэтические фрагменты языковой системы современного английского, русского и немецкого языков. Под ономатопеей мы понимаем «закономерную непроизвольную фонетически мотивированную связь между фонемами слова и лежащим в основе номинации звуковым (акустическим) признаком денотата. Звукоподражание также определяют как условную имитацию звучаний окружающей действительности фонетическими средствами данного языка («плюх», «мяу»)» [ЛЭС 1990].

Предметом данного исследования являются словообразовательные и семантические особенности ономатопоэтических единиц в трех сопоставляемых языках.

Научная новизна работы состоит в том, что в ней дается целостное семантическое описание звукоподражаний с точки зрения современной лингвистики. Настоящая диссертация является первой попыткой детального анализа названного класса слов и их дериватов в трех разноструктурных языках. Впервые сопоставительному анализу подвергаются особенности семантики ономатопов и их дериватов, исследуется их словообразовательный потенциал, а также фразеологические единицы со звукоподражательным компонентом.

Степень изученности проблемы.

Вопросами ономатопеи занимались многие лингвисты, однако сопоставительного анализа звукоподражательных единиц на примере нескольких языков проведено не было. Впервые ономатопея была подвергнута изучению в рамках звукоподражательной теории происхождения языка (О. Есперсен (1922), А.Л. Погодин (1913), А.А. Потебня (1999), и др.), позже лингвистами был рассмотрен вопрос мотивированности ономатопоэтических лексем (В. Гумбольдт (1990), А.А. Реформатский (2001), Б.А. Серебренников (1988) и др.).

Несмотря на немалый интерес к изучению данной проблемы, имеется незначительное количество диссертационных работ, специально посвященных ономатопее. Так Е.В. Тишина (2010) в работе «Русская ономатопея: диахронный и синхронный аспекты изучения» рассматривает происхождение современных русских звукоподражаний, деривационные модели праславянских ономатопов. Диахронный аспект изучения данной проблемы способствует выявлению причин и основ появления звукоподражаний в русском языке.

Особенности ономатопеи в английском, немецком и французском языках исследует в работе О.А. Хабибуллина (2003). Проанализировав словообразовательные гнезда каждого из трех языков, О.А. Хабибуллина отмечает, что наибольшее количество ономатопоэтических единиц функционирует в немецком языке

Е.С. Татаринова (2006) сосредотачивает внимание на английском профессиональном служебном жаргоне в сфере экономики, при этом выделяет определенные тематические группы ономатопоэтических единиц и приходит к выводу, что благодаря высокой степени производительности звукоизобразительных основ, производные слова легко проникают в экономический жаргон.

Целью диссертационного исследования является сопоставительное изучение ономатопеи в деривационном и семантическом аспекте в английском, русском и немецком языках.

В соответствии с сформулированной целью поставлены следующие конкретные задачи:

1) обобщение и систематизация теоретических исследований, освещение проблемы ономатопеи;

2) установление словообразовательных возможностей звукоподражательных основ в английском, русском и немецком языках;

3) разработка семантической классификации лексических единиц английского, русского и немецкого языков, образованных с помощью ономатопеи, а также определение количественного соотношения отобранных лексем;

4) проведение анализа мотивированности и немотивированности семантической структуры ономатопоэтической лексики в трех сопоставляемых языках;

5) выявление особенностей фразеологической номинации фразеологических единиц с компонентом-ономатопом;

6) описание специфики лексикографической фиксации и представления ономатопоэтической лексики в толковых словарях английского, русского и немецкого языков.



Материал исследования был отобраны из многочисленных толковых и двуязычных словарей, в качестве основных из ниъ выделяются следующие: Longman Dictionary of Contemporary English, Concise Oxford Russian Dictionary, Новый англо-русский словарь современной разговорной лексики; «Толковый словарь русского языка» С.И. Ожегова, «Русско-английский словарь междометий» Квеселевича Д.И., «Словарь современного русского литературного языка»; Deutsches Worterbuch von G.Wahrig, Большой немецко - русского словарь под ред. О.И. Москальской, толковый словарь Duden, «Словарь словообразовательных элементов немецкого языка» А.Н. Зуева, «Морфемно-орфографический словарь» А.Н. Тихонова. В ходе сплошной выборки, а также для отбора иллюстративного материала, были использованы национальный корпус русского языка (http://www.ruscorpora.ru/), British National Corpus (BNC) (http://www.natcorp.ox.ac.uk/) и Корпус немецкого языка DWDS (http://www.dwds.de/).

На защиту выносятся следующие положения диссертационного исследования:

- Типологические характеристики английского, русского и немецкого языков и особенности их словообразовательных систем находят свое отражение в специфике словообразования ономатопов-дериватов. В английском языке наиболее продуктивным способом их словообразования является конверсия, в русском и немецком языках – аффиксация;

- Специфика внеязыкового денотата, а именно возможность произведения звуков как человеком и животными, так и природой и механическими предметами, отражена в структуре значения ономатопов. Семантическая характеристика ономатопоэтических единиц по способу воспроизведения звучания позволяет выделить четыре группы данных единиц в трех сопоставляемых языках. Основные различия заключаются в количественном соотношении ономатопов в английском, русском и немецком языках;

- Особенностью ономатопоэтических слов является дальнейшее развитие их значения, причем наблюдается как мотивированный, так и немотивированный сдвиг семантики;

- Ограниченное количество ономатопов в качестве компонентов входит в состав фразеологических единиц английского, русского и немецкого языков. Специфика фразеологической номинации диктует особенности проявления мотивированности и немотивированности фразеологического значения данных единиц;

- Ономатопоэтические единицы являются частью активного словарного запаса носителей трех сопоставляемых языков. Звукоподражания и их дериваты функционируют не только в художественных произведениях, но и в СМИ, рекламных слоганах, комиксах и др.

В качестве теоретико-методологической основы исследования служат научные труды в области ономатопеи: Ш. Балли, В.В.Виноградова, С.В. Воронина, В. Гумбольдта, А.И. Германовича, И.Н. Горелова, О. Есперсена, Г. Пауля, А.Л. Погодина, А.А. Потебни, В. Скалички, А.А. Шахматова; словообразования: И.С. Улуханова, А.Н. Тихонова, В.М. Маркова, Э.А. Балалыкиной, Г.А. Николаева, И.В. Арнольд, О.Д. Мешкова, М.Д. Степановой; семантики: Ю.Д. Апресяна, Н.Д. Арутюновой, Г. Бургера, Е. Нида, Ф. Палмера, В.Н. Телии; фразеологии: А.В. Кунина, В.М. Мокиенко, Е.Ф. Арсентьевой, Л.К. Байрамовой и других ученых.



Теоретическая значимость работы. Сопоставительный анализ семантической структуры звукоподражательных слов в трех исследуемых языках вносит определенный вклад в теорию ономатопов и междометий. Сопоставительное изучение ономатопов и их дериватов, направленное на выявление сходств и различий в словообразовательных системах как родственных (английский и немецкий), так и отдаленно родственных (русский) языков, представляется важным для дальнейшего развития типологических изысканий. Изучение семантики ономатопов и фразеологических единиц со звукоподражательным компонентом способствует дальнейшему развитию ономатопеи, в том числе мотивированности и немотивированности звукоподражательных слов, способствует дальнейшему развитию теоретических основ семантики лексических и фразеологических единиц.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования материалов исследования в теории и практике преподавания английского, русского и немецкого языков, а также в курсах по лексикологии, словообразованию, типологии языков. Значительный интерес представляет использование полученных результатов в лексикографической практике при создании толковых и двуязычных словарей.

Методологией проведенного исследования стал комплекс методов и приемов: принцип системного подхода, применяемого в отечественной лингвистике, сопоставительный, описательный методы, методы словообразовательного, дефиницонного и комплексного анализа, методика статистического подсчета.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования представлены в 7 публикациях, в том числе в 3 статьях в журналах из перечня, рекомендованного ВАК Министерства образования и науки РФ, и апробированы в выступлениях на 4 международных конференциях: международной научной конференции «Германистика сегодня: контексты современности и перспективы развития» (Казань, 17-18 октября 2012), международной научной конференции «Life Beyond Dictionaries» (Флоренция, Италия, 12-14 сентября 2013), международной научной конференции «Еврофраз» (Казань, 19-23 августа, 2013), международной научной конференции «Сопоставительная филология и полилингвизм» (Казань, 17-19 октября 2013), а также на итоговой профессорско-преподавательской конференции КФУ (6 февраля 2013). Результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры английской и германской филологии ИФИ КФУ в 2012 и 2013 годах.

Структура диссертации: работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются актуальность, предмет и объект исследования, цели и задачи, определяются теоретическая и практическая значимость работы, научная новизна исследования, определяется степень изученности данной проблемы в научной литературе.

Первая глава «Теоретические основы изучения ономатопеи в современных языках» посвящена освещению ономатопеи в научных трудах отечественных и зарубежных исследователей.

Звукоподражания были подвергнуты исследованию в античности в рамках звукоподражательной теории происхождения языка. Впервые проблема связи звука и значения была рассмотрена в произведении Платона «Кратил», в дальнейшем данный вопрос был подвергнут анализу в трудах Аристотеля. В Греции к вопросу о происхождении языка подходили с точки зрения причастности предмета к имени, в случае если имя и вещь были связаны «по установлению, договоренности», то такая связь именовалась «тесей», если «по природе», то «фюсей». Звукоподражательная теория нашла свое отражение и в сочинениях последователей философского направления стоицизма, утверждавших неразрывную и мотивированную связь слова и значения.

Значительное внимание ученых вызывает вопрос о грамматическом статусе звукоподражаний. В его решении ученые разделились на три группы. К первой группе относятся исследователи, которые включают звукоподражания в отдельную часть речи, ко второй – ученые, которые не относят данные лексические единицы к отдельной части речи, к третьей – лингвисты, полагающие, что звукоподражания выполняют сходные с междометиями функции. А.А. Потебня именует данную категорию слов «усеченными глагольными формами», В.В. Виноградов представляет указанные языковые единицы в качестве «глагольно-междометных форм внезапно-мгновенного вида». Л. В. Щерба в своем научном труде «О частях речи в русском языке» выдвигает точку зрения по выделению ономатопов в отдельный класс лексических единиц. «Само собой разумеется, что так называемые звукоподражания «мяу-мяу», «вау-вау», и др. нет оснований относить к междометиям» [Щерба 1957: 67]. А.И. Германович также выделяет изучаемую категорию лексем в отдельный класс слов: «Как слова, имеющие своеобразную функцию в речи, специфическое значение, форму и историю, звукоподражательные слова должны быть выделены из категории междометий» [Германович 1947: 188-190]. Зарубежные ученые В. Гумбольдт, В. Вундт, М. Мюллер не относят звукоподражания к отдельному классу языковых единиц на том основании, что они сходны с рефлекторными восклицаниями. Противоположной точки зрения придерживался Г. Пауль, который полагал, что ономатопы вследствие функционирования в лексико-грамматической системе языка должны быть выделены в отдельную группу лексических единиц.

Значительное внимание посвящено изучению ономатопеи с точки зрения фоносемантики, основы которой были заложены С.В. Ворониным (1982). По мнению ученого, характер соотношения звука и изображаемой им действительности сложнее, чем подражание звучащим явлениям. Основные задачи, которые ставит фоносемантика в сфере ономатопеи, сводятся к решению определения классов и типов звучаний, строения звукового денотата, отражению признаков звукового денотата и описанию звукоизобразительных функций фонем ономатопов. Большой вклад в изучение фоносемантики внес В. фон Гумбольдт (1984), определивший три способа обозначения понятий, соотносящихся с происхождением и развитием языка: первый способ — живописный — когда звук полностью сходится со смыслом слова. Второй способ — символический — заключается в подражании определенной характеристике, присущей как звуку, так и предмету. Третий способ — аналогический — строится на сходстве звуков в соответствии с родством обозначаемых понятий.

Ономатопоэтическая лексика является частью детского языка. Среди первых слов, произносимых детьми, встречаются такие лексические единицы, как «мяу», «ав-ав», «топ-топ» и др. Объясняется это тем, что мотивированные языковые единицы просты для восприятия и не представляют сложности для воспроизведения маленькими детьми. Комплексный анализ особенностей детской речи в трех языках представлен И.П. Амзараковой (2005). В своей работе она пришла к выводу, что использование междометий и звукоподражательной лексики крайне характерно для речи детей младшего возраста в силу способности данных лексем усиливать эмоциональное воздействие. Звукоподражательные единицы выполняют две основные функции – номинативную и экспрессивную. Номинативная функция заключается в наименовании результата подражания звучанию, а экспрессивная функция придает речи красочность и выразительность. Звукоподражательная лексика используется в художественной литературе, в особенности в поэзии и детских произведениях, в последних ономатопы встречаются наиболее часто, т.к. данный пласт лексики является доступным способом перцепции окружающей действительности для детей.

Другая проблема, затрагивающая представленный пласт лексики, заключается в вопросе лексикографической фиксации ономатопов. При изучении лексикографических источников возникают случаи отсутствия соответствующей пометы «звукоподр.», что затрудняет выборку ономатопоэтических единиц.

Вторая глава «Словообразовательный потенциал звукоподражательных единиц» посвящена изучению производства дериватов ономатопов в исследуемых языках. Обнаружено, что ономатопоэтические единицы являются основой для образования глаголов, имен существительных, прилагательных и наречий.

Проблемы словообразования подвергались изучению в указанных языках. Исследование словообразовательной системы и особенностей деривации русского языка представлено в научных трудах И.С. Улуханова (2007), А.Н. Тихонова (1985), В.М. Маркова (1981) и его последователей, казанских ученых Э.А. Балалыкиной (1985) и Г.А. Николаева (1985), а также. В английском и немецком языках вопросами словообразования занимались О.Д. Мешков (1979), И.В. Арнольд (1986) и М.Д. Степанова (1953) соответственно.

Исследование способов словообразования в современном английском, русском и немецком языках позволило выявить наиболее частотные типы деривации лексем. Общей чертой, характерной для исследуемых языков является использование звукоподражательных слов в роли производящих основ в процессе словообразования. В качестве производных слов в данной диссертационной работе были рассмотрены имена существительные и глаголы.

Наиболее продуктивными единицами в процессе словообразования выступают звукоподражания и их дериваты в немецком языке. Глагольная деривация осуществляется благодаря аффиксальному способу (префиксация, суффиксация). В языке функционируют примеры использования производных глаголов как с отделяемыми, так и с неотделяемыми приставками, а также с многочисленными суффиксами, многие из которых не являются продуктивными. Нами было выявлено употребление следующих немецких аффиксов при образовании звукоподражательных дериватов:

- Глагольные суффиксы -er(n), -el(n), -s(en),-sch(en), -z(en), -ch(en), ier(en):

klittern (раскалывать, расщеплять), bubbeln (булькать), glucksen (кудахтать), knirshen (хрустеть, скрипеть), krächzen (каркать, хрипеть), keuchen (пыхтеть), quinkilieren (распевать, рассыпаться в трелях);

- Глагольные неотделяемые префиксы be-, ver-, er-, zer-, miß-, voll-:



beklopfen (стучать, постукивать), verpuffen (вспыхнуть, быстро сгореть), erklingen (зазвенеть, зазвучать), zerschnippeln (резать на мелкие кусочки), mißklingen (диссонировать).

- Глагольные отделяемые префиксы ab- , an- , auf-, aus-, nach-, zu-, mit-, ein-, durch-, über-, um-:

abklatschen (делать оттиск, отбить), anschnarren (гаркнуть на кого-либо), aufschnappen (подхватить на лету, открыться щелчком), ausklopfen (выколачивать, выбивать), nachschwingen (резонировать, звенеть, дрожать). zutropfen (добавлять по каплям), mitklingen (звучать в унисон, быть созвучным с чем-либо), einklinken (защёлкнуть, захлопнуть), durchklopfen (выбивать, выколачивать), übertönen (заглушать), umsummen (жужжать вокруг чего-либо).

Именная деривация также отличается использованием аффиксального способа, а также словосложением.

Наиболее употребительными являются именные суффиксы -chen, -er, -e, -ei, -el, -ent, -ie:

Lacher, m (хохотун, насмешник), Mücke, f (комар, мошка), Quatscherei, f (глупая болтовня), Mäulchen, f (ротик, поцелуй).

При словосложении наблюдается объединение двух основ без использования конфиксов: Klangbild, n (звучание, звуковая форма); Klangfarbe, f (1) тембр, окраска, оттенок (звука), 2) фон. окраска, качество тембра (гласного).

Несмотря на наличие большого количества словообразовательных типов английского языка, наибольшей продуктивностью среди рассмотренных единиц отличается конверсия. Данный тип деривации также характерен для словообразования от звукоподражательных корней. Наиболее частотной в данном случае является модель глагольной деривации, в случае когда имя существительное становится производной основной глагола:



1) cuckoo – ку-ку!

Cuckoo (кукушка) to cuckoo (куковать)

2) trill (трель) to trill (выводить трель)

3) zing (высокий резкий звук) to zing (производить высокий, резкий звук);

4) whoosh (свист) to whoosh (пронестись со свистом);

Именная деривация также является продуктивным типом словообразования:



1) to giggle (хихикать) giggle (хихиканье);

2) to grunt (хрюкать; ворчать, бормотать) grunt (хрюканье; ворчанье, хрип);

3) to rumble (громыхать, грохотать, греметь) rumble (громыхание, грохот, гром);

4) to whistle (свистеть) whistle (свист);

На сегодняшний день существует проблема определения первичной лексической единицы, от которой образовались другие части речи. Особую трудность представляют глаголы и имена существительные. В данном случае мы использовали этимологический словарь (Oxford Etymological Dictionary), позволивший с точностью выделить производящее слово.

Суффиксация не является частотной моделью словообразования в английском языке, тем не менее, звукоподражательные существительные, образованные при помощи суффикса ing, функционируют в языке наряду с именами существительными, образованными при помощи конверсии:

1) Bark (лай) to bark (лаять),

to bark barking (лай);

2) to growl (рычать) growl (рык),

to growl growling (рычание)

Для образования глагольных дериватов ономатопов в русском языке характерен аффиксальный способ словообразования (префиксация, суффиксация), для образования имен существительных наряду с аффиксальным типом употребляется безаффиксный способ (способ нулевой суффиксации), отличающийся непродуктивностью.

Для образования звукоподражательных глаголов используются суффиксы –ова, -ка, -а-/-е-:

мяу мяукать, куку куковать, пых пыхтеть;

В качестве аффикса при формировании отглагольного имени существительного выступает суффикс –ниj- / -ениj-. Суффикс –ниj- образует существительные со значением действия от глаголов на –а- и –е-, суффикс –ениj- - от глаголов с основой на –и- и согласный:



1) хрюкать хрюканье;

2) пыхтеть пыхтение;

3) клохтать клохтанье.

Способ нулевой деривации является непродуктивным в русском языке, примеры употребления данных единиц существуют в ограниченном количестве:



1) реветь рев;

2) лаять лай;

3) храпеть храп;

4) хрустеть хруст.

Также одним из способов образования ономатопоэтических единиц во всех языках является редупликация:

1) ding-dong (динь-дон), snip-snap (лязганье ножниц), plod-plod (стук копыт лошади), flick-flock (шарканье сапог), quack-quack (кря-кря), ping-pong (настольный теннис);

2) шурк-шурк (шуршание, шорох), тик-так (ход часов), дон-дон (глухой звон), динь-динь (звон);

3) Zickzack, m (зигзаг), Flickflack, m (кувырок вперед в гимнастике), Bimbim, f (дет. Трамвай).

При этом, в редупликации наблюдается как простое повторение основ (quack-quack, тяв-тяв, Tamtam, n), так и чередование гласных (ping-pong, динь-дон, Bimbam, n).

В третьей главе «Семантическая классификация звукоподражательных единиц» представлена лексико-семантическая классификация отобранных путем сплошной выборки ономатопов и их дериватов.

Изучению лексической семантики посвящены работы многих лингвистов. Объектом исследования становятся данные современного русского (Ю.Д. Апресян (1974), Н.Д. Арутюнова (1988), Л.М. Васильев (1985), В.Н. Телия (1986), А.А. Уфимцева (1986)), английского (E. Nida (1975), F. Palmer (1982)) и немецкого (H. Burger (1982), W. Fleischer (1997)) языков.

Звукоподражания в сопоставляемых языках различны как по характеру семантического объёма, так и по характеру отражения внешних звуков. В результате анализа особенностей семантической структуры ономатопоэтических слов были выделены следующие семантические группы:

1) подражания звуковым проявлениям человека (русс. хнык- хныкать – хныкание; англ. Achoo! – to sneezesneeze/ sneezing; нем. schnarchen – das Schnarchen) ;

2) подражания звуковым проявлениям животных и птиц (русс. кар-кар – каркать – карканье; англ. to tweet - twitter; нем. quak – quakendas Quaken;

3) подражания звуковым проявлениям неодушевленных (механических) предметов (русс. бип-бип – бибикать – бибиканье; англ. to clinkclink; нем. patsch – patschender Patsch);

4) подражания звуковым проявлениям природных явлений (русс. кап-кап – капать – капля; англ. to drizzledrizzle; нем. rauschendas Rauschen).

Наибольшую часть ономатопов в английском и немецком языках формируют лексические единицы, обозначающие разновидность деятельности человека. Данное явление связано с тем, что деятельность человека занимает главное место в повседневной жизни, к тому же в сопоставляемых языках большой процент отводится дериватам. В русском языке основную группу звукоподражаний составляют лексемы, связанные с подражаниями звуковым проявлениям неодушевленных предметов. Сфера употребления данных ономатопов обширна, т.к. они имитируют шумы различного рода.

Лексический состав группы «Подражания голосам животных и птиц» представлен в трех исследуемых языках, при этом он является ограниченным вследствие того, что установленная группа ономатопов не пополняется. Примечательно, что звукоподражательные глаголы настоящей группы используются в равной степени для характеристики животных и человека. В последнем случае данные звукоподражательные единицы используются в переносном значении и служат для оценки коммуникативной ситуации, как отрицательной, так и положительной:

«Привалился к моему плечу и, щекоча лысину тенью будущей бородки, капризно мяукнул: ― Маа, убери Ёсико, ко мне с телевидения приедут, чего она там валяется…»[А. Боссарт 1998].

«В порядочном государстве тебя, такого, и на порог не пустили бы, а тут ты ничего… честный человек, семейственная курица, которая к другим в гости ходит и во все горло кудахчет о разбитых яйцах» [Л. Андреев 1916].

The chickens' surviving relatives clucked and scratched in the dirt, oblivious to the drifting feathers [Cornwell B. 1990].

Zhukov clucked his tongue in a gesture of regret and replaced the cork in the bottle, returning it to the shelf [Cave P. 1979].

Hühner gackern dabei wie verrückt. Was ist die Folge? [Die Zeit, 25.09.2008, Nr. 40].

„Nein, ich erzählte nichts“ gackerte X. Höchstens später. [Die Zeit, 25.09.2008, Nr. 40].

Ономатопоэтические слова, имитирующие шумы окружающей природы, являются самым немногочисленным классом слов данной категории. Часто при совпадении эмоциональной окраски речи человека с данным видом ономатопов, эти звукоподражания используются для оценки коммуникативной ситуации.

В результате проведенного анализа ономатопов и их дериватов была выявлена частотность употребления данной категории слов в английском, немецком и русском языках в процентном соотношении:





Подражания звуковым проявлениям человека

Подражания звуковым проявлениям неодушевленных (механических) предметов

Подражания звуковым проявлениям животных и птиц

Подражания звуковым проявлениям природных явлений

Английский

55 (36%)

52 (33%)

42 (27%)

6 (4%)

Русский

32 (22,5%)

67 (46,5%)

39 (27%)

6 (4%)

Немецкий

59 (35%)

47 (28%)

50 (29%)

14 (8%)

Вызывают интерес различия в семантическом объеме звукоподражательных слов. Так, например, ономатопоэтический глагол «квакать» в русских толковых словарях имеет несколько значений. В толковом словаре С.И. Ожегова находим следующее определение: «О лягушке: издавать характерные отрывистые звуки, похожие на «ква ква» [Ожегов 1986: 234]. В английском языке находим следующий эквивалент русскому слову квакать - to croak, который в переводе на русский язык передает следующие значения: 1. (о лягушке и вороне) квакать, каркать; 2. квакнуть (о человеке); 3. предсказывать что-то недоброе; 4. неформальное употребление - умирать; 5. убить [OED 2011].

В немецком языке русскому глаголу квакать соответствует звукоподражательный глагол quaken, который, согласно семантической структуре, может быть отнесен как к утке, так и лягушке [Duden 2013].

Таким образом, восприятие и отражение звуков, издаваемых лягушкой и уткой, в немецком языке совпадают, а в русском языке различается. В английском же языке звукоподражательный глагол croak переводится как «квакать» и «каркать». Таким образом, для англичан звучания, производимые лягушкой и вороной, идентичны.

В ходе исследования ономатопоэтических единиц в изучаемых языках были выявлены случаи употребления звукоподражательных дериватов в составе устойчивых выражений и фразеологических единиц. Значительный вклад в развитие фразеологии русского, английского и немецкого языков внесли такие ученые, как А.В. Кунин (1996), Е.Ф. Арсентьева (1989), Л.К.Байрамова (1982), Д.О.Добровольский (1990), В.П.Жуков (1978), В.М.Мокиенко (1990) и др. Особый интерес вызывают фразеологические единицы в английском языке, в которых ономатопоэтический компонент-лексема теряет свое лексическое значение, а сам фразеологизм приобретает полностью переосмысленное значение, например, звукоподражательный глагол to groan переводится на русский язык как стонать / стенать под гнетом, тогда как в сочетании с наречием inwardly образует фразеологизм и переводится как «быть глубоко расстроенным, не показывая вида». Ономатоп bow-wow имеет значение гав-гав, однако фразеологическая единица характеризуется полностью переосмысленным значением «пойти ко всем чертям». Что касается ряда других фразеологизмов, они в полной мере сохраняют семантический объем представленных звукоподражательных единиц. Яркими примерами в данном случае служат идиомы drop by drop - «капля по капле», to cut the cackle - «прекратить болтовню», to burst like a bubble - «лопнуть как мыльный пузырь», to blow bubbles - «пускать мыльные пузыри». В конкретных примерах мы имеем дело с полными эквивалентами, совпадающими как по лексическому составу, так и по стилистической направленности.

В Заключении излагаются основные результаты и выводы исследования.

Звукоподражания и звукоподражательные слова, рассматриваемые в сопоставительном аспекте в данной диссертационной работе, представляют собой специфичный класс лексических единиц, отличный от других классов.

Сопоставительный анализ словообразовательной продуктивности звукоподражаний и звукоподражательных слов выявил как наиболее употребительные способы деривации в трех языках, так и характерные только для одного из них. Для русского и немецкого языков наиболее продуктивным является аффиксальный способ словообразования, в то время как в английском языке в этой роли выступает конверсия. В английском языке роль аффиксации очень незначительна, и она ограничена только одним словообразовательным суффиксом -ing. Каждый из выделенных суффиксов и префиксов в немецком и русском языках, а также суффикс –ing в английском языке придает производному слову новое значение. Редупликация, в том числе с изменением гласных, представлена во всех трех языках.

С учетом внеязыкового денотата были выделены четыре лексико-семантические группы. Доказано, что наибольшую часть звукоподражательной лексики составляют подражания звуковым проявлениям человека и неодушевленных предметов. Значительная часть звукоподражательных дериватов являются мотивированными, т.к. непосредственно образованы от звукоподражаний, при этом семантика дериватов ономатопов носит как мотивированный, так и немотивированный характер.

Выявлено, что ограниченное количество звукоподражательных единиц входит в состав фразеологизмов английского, русского и немецкого языков в качестве их компонентов. Специфика фразеологической вторичной номинации ФЕ с компонентом - ономатопом также проявляется в различной роли данных компонентов в степени мотивированности фразеологического значения.

В целом, проведенный комплексный сопоставительный анализ наглядно продемонстрировал, что звукоподражательные единицы характеризуются как общими, так и специфическими чертами в английском, русском и немецком языках. Универсальные черты обусловлены общностью человеческого мышления и основных грамматических категорий, связаны с проявлением национального видения мира. Различия были выявлены в семантике проанализированных единиц, их словообразовательном потенциале и частотности их употребления.
Основные положения и результаты диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

- научные статьи в ведущих российских периодических изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:
1. Нуруллова А.А., Арсентьева Е.Ф. Особенности функционирования ономатопоэтических единиц в английском, русском и немецком языках / А.А. Нуруллова, Е.Ф. Арсентьева // Филологические науки. Вопросы теории и практики. - Тамбов: Грамота, 2013. - № 6. Ч. 1. - С. 153-155.;

2. Нуруллова А.А. Фразеологизмы английского языка со звукоподражательным компонентом / А.А. Нуруллова // В мире научных открытий. – Красноярск: Научно-инновационный центр, 2013. - № 7.2. (43). – С. 24-33.;

3. Нуруллова А.А. Национально-культурная специфика звукоподражательных единиц английского, русского и немецкого / А.А. Нуруллова // Филология и культура.Philology and culture. – Казань: КФУ, 2013. - № 3 (33). – С. 104-106.
- публикации в других научных изданиях:
4. Нуруллова А.А. Ономатопея в английском, русском и немецком языках. / А.А. Нуруллова // Германистика сегодня: контексты современности и перспективы развития: материалы I Всероссийской научно-практической конференции (Казань, 17-18 февраля 2012 года). Казань: «Печать – Сервис - век», 2012. С. 54-58.

5. Нуруллова А.А. Фразеологизмы английского языка со звукоподражательным компонентом / А.А. Нуруллова // Фразеология в многоязычном обществе: сборник статей международной фразеологической конференции «Europhras» (19-23 августа, 2013). Казань: из-во КФУ, 2013. С. 303-307.

6. Nurullova A. The ways of introduction of onomatopoeic units in the dictionaries of the English language / A. Nurullova // Life beyond dictionaries: proceedings of X Anniversary International School on Lexicography (Ivanovo – Florence 12-14, 2013). Иваново: из-во «Ивановский гос-ный университет», 2013. С. 352-355.

7. Нуруллова А.А. Сопоставительный анализ звукоподражаний русского и английского языков. / А.А. Нуруллова // Сопоставительная филология и полилингвизм: материалы конференции (Казань, 17-18 октября 2013). Казань: «Печать – Сервис - век», 2013. С. 43-47.





Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©grazit.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница